Понятие и признаки права (30939)

Посмотреть архив целиком




Федеральное агентство по образованию

Государственное образовательное учреждение

Высшего профессионального образования

Московская государственная академия водного транспорта






КУРСОВАЯ РАБОТА


По дисциплине Юриспруденция

на тему: Понятие и признаки права





Группа: юриспруденция

Выполнил: Войнаровская О. Л.

Цикл обучения: 6 лет

Курс: 1 семестр 1

Руководитель работы

Оценка работы

Дата

Региональный центр г. Находка




Москва

2008 г.



СОДЕРЖАНИЕ


Введение……………………………………………………………………...........3

Глава 1. Признаки и принципы права……………………………………………4

§1.1. Социальность права………………………………………………….4

§1.2. Связь права с государством…………………………………………4

§1.3. Принципы права……………………………………………………..6

Глава 2. Нормы права и правоотношения……………………………………..12

§2.1. Особый ракурс – собственный (специальный) предмет

юридической науки………………………………………………………12

§2.2. Характерна аналитическая юриспруденция только для

романо-германской «семьи»……………………………………………..13

§2.3. Нормы права: системность и специализация……………………..15

§2.4. Основные виды юридических норм……………………………….16

§2.5. Структура нормы права…………………………………………….18

Глава 3. Характеристика основных подходов к правопониманию…………..20

§3.1. Волевой характер права…………………………………………….20

§3.2. Общеобязательный характер права………………………………..21

§3.3. Формальная определенность права………………………………..22

§3.4. Системность и динамизм права…………………………………....23

§3.5. Целесообразность права……………………………………………24

Глава 4. Охрана права государством…………………………………………..25

Заключение………………………………………………………………………27

Список используемой литературы……………………………………………. 30



ВВЕДЕНИЕ


Право возникает объективно на определенном этапе человеческого общества для упорядочения взаимоотношений людей и их объединений, участвующих в производстве, обмене и потреблении материальных благ, брачно-семейных и трудовых отношениях, в управлении обществом. Нормы права сложились в результате преобразования мононорм – древних обычаев, выражающих коллективную волю первобытной общины, в предписания, отражающие интересы и потребности социальных групп и слоев, стоящих у власти.

Ранее, когда были подытожены только первые выводы о праве, вытекающие из конкретных жизненных ситуаций, было еще трудно суммировать эти первичные впечатления в какую-либо дефиницию. В истории человеческой мысли наиболее характерными являются объяснения права с точки зрения его естественной природы, включая абсолютную меру справедливости, неизменные начала гуманности, которым должны следовать нормы позитивного права, созданные правотворческой деятельностью государства (теория естественного права); другой подход рассматривает право с позиции развития общества, вызревания правовых начал исторической жизни каждого народа в виде обычаев, воплощающихся затем в законе (историческая школа права); широко распространено выведение права из психологических особенностей личности, выраженных в качестве интуиций, переживаний, психических установок, обеспечивающих познание государственно-правовых институтов как отражения психики индивида (психологическая школа права).

  1. ПРИЗНАКИ И ПРИНЦИПЫ ПРАВА


§1.1. Социальность права


Право — это социальное явление (социальная дисциплина), представленное совокупностью правил поведения, которые в рам­ках более или менее организованного общества регулируют со­циальные отношения. Речь идет о регламентации важнейших сторон организации и осуществления государственной власти, об опосредовании исходных начал (принципов) организации про­изводства, распределения материальных и духовных благ, об упо­рядочении отношений собственности, товарно-денежных отно­шений, осуществлении нормирования индивидуальных затрат тру­да на общественные нужды, наполнении необходимым содержа­нием социальных функций и регулировании других сфер социальной жизни.


§1.2. Связь права с государством


Этот признак состоит в том, что государство официально уста­навливает юридические нормы, обеспечивает необходимые усло­вия и формирует механизмы для их реализации, использует в це­лях охраны правовых норм от нарушений возможность легитим­ного принуждения, применения юридических санкций.

Марксизм-ленинизм связывает возникновение права с развитием экономики, определяющим социальные изменения в жизни людей. Право, как и государство, пред­ставляет собой историческое явление, образованное в результате естественного развития общества.

Однако до недавнего времени связь права с государ­ством понималась односторонне. Так, известное ленин­ское выражение, что «право есть ничто без аппарата, способного принуждать к соблюдению норм права»1, и что, не будучи установлено властью государства, оно превращается в «пустое сотрясение воздуха пустым зву­ком»2, оценивалось совершенно определенно и букваль­но, а именно, что право без государства — ничто, ибо го­сударство выступает не просто как охранитель права, га­рант его жизнедеятельности, а как создатель права, его творец. В силу устоявшегося понимания соотношения государства и права сложился своеобразный стереотип в пользу «примата государства», а глубинные процессы возникновения права объяснялись как производные от процессов становления политической системы, то есть происходящие под влиянием причин, вызвавших воз­никновение государства.

Между тем разложение родовой организации, проис­ходившее под воздействием экономики и в свою оче­редь приведшее к появлению частной собственности, отнюдь не напрямую вызывало становление государст­венной организации населения. Напротив, закрепление в условиях родового общества циклов производства и обмена первоначально на уровне обычаев, то есть эле­ментарных, простых правил поведения, с усложнением этих циклов нуждается в иных формах, воплощенных в законе. Новые правила поведения уже не могут обеспе­чиваться только добровольным исполнением, для их со­блюдения требуется специальная принудительная сила, которую дает государство.

Значит, возникновение права происходит под непосредственным воздействием экономических отношений; государство же выступает не как создатель, а скорее как охранитель права, служебное средство его обеспечения, в том числе и принудительной силой власти. Тем самым процесс происхождения государства и права может быть выражен схемой: экономика — право — государст­во. Конечно, внешнее проявление данного процесса, на первый взгляд, может выглядеть иначе: государственная власть издает законы и тем самым как бы порождает право (вспомните, право — ничто без государственной власти). Но за ним, во-первых, стоит экономическая потребность, связанная с юридическим выражением (в законе) отношений собственности и других производст­венных отношений, во-вторых, закон, который изда­ет государственная власть, это еще не право, а лишь внешняя форма права. Право, как уже отмечалось, несводимо к законам.


§1.3. Принципы права


Принципы права — это основные идеи, руководящие положения, которые определяют содержание и направления правового регулиро­вания. Они кладутся в основу создания и реализации действующего права, ориентированы на дальнейшую демократизацию всех сфер общественной жизни, формирование правового государства.

Принципы выступают в качестве своеобразной несущей конструкции, на основе которой создаются и реализуются не только нормы, институты или отрасли, но и вся система права. Они служат своеобразными ориентирами для правотворческой, правоприменительной и правоохранительной деятельности.

Общеправовые принципы – это, во-первых, широкие социальные этико-правовые начала правового регулирования (демократизм, установление, обеспечение и охрана прав личности, гуманизм, справедливость, законность, равноправие, обеспечение верховенства, ведущей роли закона среди всех источников права и др.). Во-вторых, это сформулированные еще римскими юристами принципы, отражающие специфические черты права как социального регулятора отношений (например, недопустимость ссылок на незнание закона, придания ему обратной силы при установлении либо ужесточении наказания, злоупотребле­ния правом, возможности быть судьей в собственном деле, презумпция невиновности, правила о том, что все сомнения трактуются в пользу обвиняемого, что не может быть преступления и наказания без закона и др.).

Принципы права



Общеправовые

Межотраслевые

Отраслевые

Справедливость


Законность

В гражданско- и уголовно-процессуальном праве – гласность и состязательность судопроизводства

В трудовом праве: свобода труда, материальная заинтересованность


Юридическое равенство граждан перед законом и судом

Социальная свобода

Гуманизм

Демократизм

Единство права и обязанностей

Сочетание убеждения и принуждения и др.

В уголовном, гражданском, административном праве – неотвратимость ответственности

В гражданском праве – всеобщность защиты гражданских прав, полное возмещение ущерба

В гражданском и семейном праве – равенство сторон

В уголовном процессульаном праве – презумпция невиновности и др.












Рассмотрим подробнее некоторые из принципов:

социальная свобода. Основным началом правового регулировавния в цивилизованном государстве является предоставление его участникам максимальной свободы в выборе форм трудовой деятельности,
профессии, места жительства, возможности пользоваться различными
социальными услугами государства и частных лиц, свободно распоряжаться своими трудовыми доходами, участвовать в распределении общих социальных благ, иметь право на свою долю совокупно произведенного продукта, быть защищенным от безработицы и других со­циальных конфликтов. Данный принцип гарантирует социальную защищенность личности, предоставляет реальные гарантии для свободной и обеспеченной жизни. Все государственные органы обязаны обеспечивать и охранять права и свободы человека как высшие социальные ценности (Декларация прав и свобод человека);

справедливость, которая означает соответствие между ролью лица в обществе и его социально-правовым положением. Это соразмерность между деянием и воздаянием, между заслуженным поведением и поощрением, между преступлением и наказанием и т.п. Данный принцип в наибольшей мере выражает общесоциальную сущность права и поиск компромисса между участниками правоотношений, между гражданином и государством, закрепленность в праве норм и принципов общечеловеческой морали;

юридическое равенство граждан перед законом и судом, про­возглашающее равный правовой статус всех субъектов и нашедшее свое воплощение в ст. 19 Конституции, которая устанавливает: «1. Все равны перед законом и судом. 2. Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, наци­ональности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, при­надлежности к общественным объединениям, а также других обстоя­тельств. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности. 3. Мужчина и женщина имеют равные права и свободы и равные возможности для их реализации»;

гуманизм, означающий, что Конституция и законы должны за­креплять, обеспечивать и охранять права и свободы человека и граж­данина, запрещать различные деяния, посягающие на человеческое до­стоинство. Об этом, в частности, сказано в ст. 21 Конституции: «1. До­стоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления. 2. Никто не должен подвергаться пыт­кам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое до­стоинство обращению или наказанию. Никто не может быть без добро­вольного согласия подвергнут медицинским, научным и иным опытам»;

демократизм, предполагающий, что в правовых нормах должны быть закреплены механизмы и институты представительного и непо­средственного народовластия, с помощью которых граждане могут уча­ствовать в управлении государственными и общественными делами, защищать свои права и свободы;

единство прав и обязанностей, которое выражается в органической связи и взаимообусловленности прав и обязанностей участни­ков правоотношений—субъектов права— и означает, что нет и не может быть прав без обязанностей или обязанностей без прав; то или иное право может быть реальным только тогда, когда установлена со­ответствующая ему юридическая обязанность. Так, право гражданина на получение нужной ему информации реализуется через обязанность соответствующих структур предоставлять такую информацию. Вместе с тем законом оговорено, что, осуществляя свои права, личность не должна ущемлять прав и свобод иных субъектов;

федерализм, присущий только тем правовым системам, которые характерны для федеративных государств. Он означает, что в данном обществе действуют две системы законодательства: общефедеральная и региональная. Существует четкое распределение полномочий и пред­метов ведения между федерацией и ее субъектами;

ответственность за вину. В соответствии с этим принципом юридическая ответственность может быть возложена на лицо лишь в том случае, если оно виновно в нарушении требований правовой нор­мы. Вина служит ведущим началом, определяющим основания юриди­ческой ответственности. При отсутствии вины в деянии лица к послед­нему не могут быть применены меры юридической ответственности;

законность — система требований общества и государства, со­стоящая в точной реализации норм права всеми и повсеместно. Этот принцип нашел свое отражение в ч. 1 и 2 ст. 15 Конституции: «1. Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Феде­рации. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Феде­рации. 2. Органы государственной власти, органы местного самоуправ­ления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблю­дать Конституцию Российской Федерации и законы»;

сочетание убеждения и принуждения — универсальные методы социального управления, которые свойственны различным регулято­рам, особенно праву. К основным формам убеждения относятся: право-воспитательная работа, обсуждение законопроектов, обоснование в преамбулах нормативных актов целей и задач их принятия.

Особенности принуждения:

а) более жесткий метод воздействия права на субъектов;

б) является второстепенным применяемым методом;

в) осуществляется в особой процессуальной форме, установленной в праве;

г) выступает как средство исправления и перевоспитания, т.е. вклю­чает в себя черты убеждения правонарушителей и других членов об­щества в необходимости выполнения правовых предписаний. Главная задача законодателя — установить оптимальное сочетание мер при­нуждения и убеждения в праве.

Если принципы характеризуют наиболее существенные черты нескольких отраслей права, то их относят к межотраслевым. Среди них выделяют принцип неотвратимости ответственности, принцип состязательности и гласности судопроизводства и т.д. В то же время на родственные (смежные) отрасли права в полной мере распространяются и общие правовые принципы. Они проявляются отдельно в каждой отрасли и интегрируются в межотраслевые принципы.

Принципы, действующие в рамках только одной отрасли права, называются отраслевыми. К ним относятся: в гражданском праве — принцип равенства сторон в имущественных отношениях; в уголов­ном праве — презумпция невиновности; в трудовом праве — принцип свободы труда, принцип материальной заинтересованности работни­ков в результатах своего труда; в земельном праве — принцип целево­го характера использования земли и т.п.

Принципы права участвуют в регулировании общественных отно­шений, так как они не только определяют общие направления правово­го воздействия, но и могут быть положены в обоснование решения по конкретному юридическому делу (например, при аналогии права).




2. НОРМЫ ПРАВА И ПРАВООТНОШЕНИЯ


§2.1. Особый ракурс – собственный (специальный) предмет

юридической науки


Представления о праве в целом имеют общенаучный характер. Они в принципе в той или иной ме­ре охватываются содержанием всех гуманитарных (и, пожалуй, не только гуманитарных) наук - таких, как история, социология, педагогика и т.д. И они к тому же даже в самых простых обобщениях уже отходят от непо­средственной правовой материи, все более и более «влезают» в общетео­ретические рассуждения и философию.

Главное, что обусловливает специальное рассмотрение юридических норм и субъективных прав, других аналогичных вопросов (главным обра­зом в рамках особой категории - правоотношения), - это особый угол зре­ния, характерный именно для юридической науки, имеющей по своей ис­конной природе практическую, прикладную направленность. Угол зре­ния, который позволяет проводить аналитическую проработку материала, так сказать, препарировать его, и в результате этого получать такие «детали» и «подробности» в отношении юридических реалий, которые необ­ходимы для юридической практики, для решения жизненных ситуаций на основе требований и начал такого сложного, многогранного социального феномена, как право.

В связи с подобного рода потребностью с давних исторических вре­мен и сложилась научная и учебная дисциплина, которая ныне носит на­звание «аналитическая юриспруденция», или по общим вопросам - «об­щая теория права», которая преподается для людей, начинающих изучать право, на первых курсах юридических учебных заведений.

В чем заключается своеобразие того специально-юридического угла зрения, который выражен в аналитической юриспруденции, в учебной дисциплине для начинающих юристов?

Наиболее общий ответ на этот вопрос - в том, что в результате юри­дического анализа должна быть раскрыта анатомия права, без которой невозможно поставить квалифицированный юридический диагноз, в частности, дать юридическую квалификацию дела, и принять необходимые юридические меры, т.е. в соответствии с правом решить юридически значимую жизненную ситуацию.

Анатомия же права - это прежде всего необходимость строгой точно­сти при обозначении и определении тех или иных юридических явлений. Причем точности, связанной с возможными или даже необходимыми юридически обязательными (принудительными) последствиями. И отсю­да - предельной, скрупулезной точности математического типа.

И право в данной плоскости (что и предопределяет своеобразие научного подхода к нормам и правоотношениям) - это во многом явление технико-юридического, строго логического, математического порядка, которое в отличие от других социальных регуляторов (морали, обычаев) призвано вносить в жизнь общества, в поведение людей строгую определенность, давать прямые, неуклончивые ответы: виновен - не виновен, является или не является данное лицо собственником. И — определять на основе «анатомического разбора» данной жизненной ситуации юридиче­ски обязательные принудительные последствия.


§2.2. Характерна ли аналитическая юриспруденция только для романо-

германской «семьи»?


В юридической науке ряда стран, в особен­ности построенных на началах англосаксонского общего права (по боль­шей части США), господствует настроение, в соответствии с которым аналитическая, анатомическая проработка той или иной ситуации - это удел юридических систем романо-германского типа, непосредственно воплотивших культуру римского права (Германии, Франции, России). А вот для прецедентного права, в особенности американской юридической системы, главное - это суд, его деятельность, лежащие в ее основе разно­образные критерии, факторы, причем не только формально юридические, но и моральные, деловые и др. Отсюда в правовой настроенности право­ведов указанных стран на первое место в практическом отношении выхо­дят не требования аналитической юриспруденции, а «реалистические» и «социологические» подходы, относящиеся к психологии, поведенческим критериям и т.д. Как утверждает знаменитый американский юрист О. Холмс, «предсказание того, что будут делать суды фактически и ниче­го более, - вот что я называю правом».

Что ж, юридические системы прецедентного типа уникальны, в чем-то, с точки зрения современной культуры, поразительны: они, «минуя» культуру римского права и рожденные ею методы, все накопленное ин­теллектуальное богатство, относящееся к юридической материи, позво­лили судам напрямую общаться с неюридическими, в том числе высоки­ми духовными, критериями. И это, по всем данным, позволило им сделать крупный «рывок» к идеалам права либеральных цивилизаций.

Но от логики правового развития (как и от логики человеческого прогресса вообще) никуда не уйдешь. Мировые достижения юридической культуры, базирующиеся на непревзойденных образцах и методах рим­ского права, обогащенных современной эпохой, все равно пробьют себе дорогу, и аналитическая юриспруденция все равно рано или поздно зай­мет достойное место современного правоведения в странах, вступивших в стадию либеральных цивилизаций.

Ведь на основе и в рамках прецедентного права постепенно утвержда­ется, пусть и своеобразная, но все же система общеобязательных норм, которые должны отвечать требованиям логики (вне сомнения - формаль­ной, а на мой взгляд - также и особой, юридической). К ним присоединя­ются нормы, содержащиеся в Конституции, других законах, «писаных» источниках (в том числе в США - в таких своеобразных, как модельные федеральные нормативные документы). На основе всего этого норматив­ного материала складываются правоотношения. И императивы законно­сти, необходимость юридически выверенных решений жизненных ситуа­ций уже сейчас требуют в указанных странах плодотворного использова­ния достижений аналитической юриспруденции, своего рода «математики права», в том числе - по вопросам юридических норм и правоотношений, источников права, его реализации и применения. Можно предположить, что такого рода процесс получит - по мере освоения во всех странах дос­тижений юридической культуры - плодотворное продолжение. И тогда «предсказание того, что будут делать суды фактически», будет, наряду с другими, «реалистическими» и «социологическими», методами, не в меньшей мере раскрываться методами «юридической анатомии» - аналитической юриспруденцией, а на ее основе - данными общей теории права и философии права.


§2.3. Нормы права: системность и специализация


Для норм права как правил поведения общего характера свойственны следующие принципи­альные особенности.

Первая из таких особенностей - системность. Юридические нормы существуют и действуют по большей части не поодиночке, не каждая са­ма по себе, а в комплексах, ассоциациях, в составе целых правовых ин­ститутов и более обширных подразделений - отраслей права. Например, при наличии фактов, свидетельствующих о совершенном преступлении, вступают в действие обширные комплексы норм уголовного права (об ответственности за причинение телесного вреда личности, и тут же - о необходимой обороне, о недопустимости превышения ее пределов, об ответственности в случае такого «превышения» и т.д.).

В связи с системностью юридических норм важно указать и на другую их особенность - специализацию: между юридическими нормами сущест­вует своего рода разделение труда, они специализированы на выполнении какой-то одной, «своей» юридической операции: одни нормы закрепляют общие положения (нормы-принципы), другие вводят запреты (запрещаю­щие нормы), третьи направлены на применение принудительных мер в случае совершенного правонарушения (правоохранительные нормы) и т.д.

Отсюда существенное значение приобретает деление юридических норм на виды. Эти виды, их черты и раскрывают своеобразие норм права, их специфику.


§2.4. Основные виды юридических норм


Виды юридических норм - это:

регулятивные и правоохранительные;

управомочивающие, запрещающие, обязывающие;

императивные и диспозитивные.

Регулятивные и правоохранительные нормы. Это деление юридических норм выражает существование двух основных на­правлений действия права как регулятора в обществе - непосредственно регулятивного и охранительного.

Регулятивная норма - норма, определяющая субъективные права и юридические обязанности субъектов, условия их возникновения и дейст­вия (например, норма, закрепляющая правомочия собственника).

Правоохранительная норма - норма, определяющая условия приме­нения к субъекту мер государственно-принудительного воздействия, ха­рактер и содержание этих мер (например, норма Уголовного кодекса об ответственности за причинение личности телесного повреждения; нормы о возмещении имущественного вреда).

Управомочивающие, запрещающие, обязывающие нормы. Регулятивные нормы подразделяются на три разновидности: управомочивающие, запрещающие, обязывающие.

Управомочивающая норма - норма, предоставляющая субъекту право с положительным содержанием, т.е. право на совершение им тех или иных действий (например, правомочие распоряжаться имуществом, пода­вать иск в суд, получать пенсию).

Запрещающая норма - норма, устанавливающая обязанность субъекта воздерживаться от совершения действий известного рода (например, не сообщать посторонним лицам о факте усыновления; не принимать зако­ны, нарушающие права и свободы человека).

Обязывающая норма - норма, возлагающая на субъекта обязанность совершать действия определенного содержания (например, вносить нало­ги, уплачивать квартирную плату; отработать на общих работах известное время в садоводческом товариществе).

Императивные и диспозитивные нормы. Все юридиче­ские нормы имеют официальный, государственно-обязательный, катего­рический характер; и в этом смысле все они - императивные. Но степень их государственной обязательности различна. И с этой точки зрения су­щественное значение имеет в юридической науке и юридической практи­ке обстоятельство, зависит или нет их действие от усмотрения субъектов.

Норма, которая выражена в категорических предписаниях и действует независимо от усмотрения субъектов права, - это императивная норма. Но в некоторых правовых актах мы встречаем нормативное положение, которое излагает определенный порядок поведения, права и обязанности, но тут же помещены слова: «...если иное не установлено в договоре».

Так, в ст. 344 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено: «1. Залогодатель несет риск случайной гибели или случайного повреждения заложенного имущества, если иное не предусмотрено догово­ром о залоге».

Что же получается? Норма действует лишь тогда, когда в договоре не установлено «иное»? Например, порядок, в соответствии с которым по предварительной обоюдной договоренности при случайной гибели пред­мета залога (т.е. гибели, за которую ни залогодатель, ни залогодержатель не отвечают) они одинаково разделяют «риск» - делят убытки от гибели предмета залога поровну? Да, именно так.

Это и есть диапозитивная норма - норма, которая действует лишь по­стольку, поскольку субъекты не установили своим соглашением иных условий своего поведения. Такие нормы называют еще «восполнительными»: они восполняют те пробелы, по которым нет договоренности ме­жду сторонами договора. Диспозитивные нормы по большей части встре­чаются в договорном праве. Они характерны для частного права - той области права, где регулирование осуществляется прежде всего самими субъектами.


§2.5. Структура нормы права


Юридический анализ предполагает уяс­нение деталей, тонкостей каждой юридической нормы. Для этого нужно знать логическую (обратим внимание - именно логическую!) структуру юридической нормы, т.е. такую структуру, когда бы она независимо от своего словесного изложения выступила в качестве общеобязательного правила поведения. В этой логической структуре выделяются три элемен­та:

гипотеза - указание на условия, при которых возникают права и обязанности;

диспозиция - указание на сами права и обязанности;

санкция - указание на неблагоприятные последствия, наступающие при нарушении нормы.

Моделью такой логической структуры, охватывающей три указанных элемента, является словесная схема: «если..., то..., а в противном случае...». И в тех случаях, когда перед нами юридическая норма, то незави­симо от стиля и особенностей изложения ее всегда можно выразить в приведенной словесной схеме. Возьмем в качестве примера из текста п. 2 ст. 339 Гражданского кодекса Российской Федерации такое положение: «Договор о залоге должен быть заключен в письменной форме». В логи­чески развернутом виде эта норма (к тому же с учетом других норм, на­пример, о последствиях несоблюдения формы - п. 4 той же статьи) может быть сформулирована так: «Если заключается договор о залоге [гипотеза!], то он должен быть совершен в письменном виде [диспозиция!], а в противном случае договор является недействительным [санкция!]».

При анализе логической структуры нормы нужно учитывать специа­лизацию права - то обстоятельство, что между регулятивными и право­охранительными нормами произошло как бы распределение элементов:

в регулятивных нормах, как правило, реально имеются гипотеза (ука­зание на условия) и диспозиция (указание на права и обязанности);

в правоохранительных нормах, как правило, несколько иной состав элементов: гипотеза, ее подчас тоже называют «диспозицией» (указание на правонарушение), и санкция (указание на меры государственно-принудительного воздействия, т.е. на сами санкции).

Кстати, возьмем на заметку то обстоятельство, что слово «логиче­ское» в отношении структуры нормы берется не в смысле формальной логики, а в особом, юридическом значении: перед нами жесткая связь между тремя элементами, позволяющими определенному положению выступать в качестве общеобязательного регулятора.



3. ХАРАКТЕРИСТИКА ОСНОВНЫХ ПОДХОДОВ

К ПРАВОПОНИМАНИЮ


§3.1. Волевой характер права


Вся многообразная целенаправленная деятельность людей обус­ловлена их волей. Проявление общественной и индивидуальной воли присутствует и во всех областях правовой действительнос­ти. На это обращал внимание еще Г. Гегель: «Почвой права явля­ется вообще духовное, и его ближайшим местом и исходной точ­кой — воля...»3. Но имеется в виду воля не отдельно взятых инди­видов, а воля, имеющая всеобщий характер. «Если бы воля не была всеобщей, — подчеркивает Гегель, — то не существовало бы никаких действительных законов, ничего, что могло бы дей­ствительно обязывать всех»4.

Примером всеобщего характера воли могут служить те норма­тивно-правовые акты и соответствующие юридические нормы, ко­торые были одобрены в ходе всенародного обсуждения либо при­няты в результате референдума. Но это — идеальные обстоятель­ства. В действительности при принятии большинства норматив­но-правовых актов, включая законы, воля большинства членов общества проявляется лишь опосредованно, либо вообще игно­рируется, что особенно проявляется в узковедомственном правотворчестве, отражающем интересы определенной категории чи­новников. Ориентируясь на правовой идеал, И. Кант верно заме­тил, что «законодательная власть может принадлежать только объединенной воле народа»5. Гармония между правом и всеобщей объединенной волей возможна, видимо, лишь в условиях реаль­ной правовой государственности.

Относительно волевого характера позитивного права следует подразумевать государственную волю. Возведенная в закон воля класса, социальной группы, элитарных властных структур (вож­дей, диктаторов) или всего народа (в зависимости от исторических, политических, социальных и иных условий жизни общества) становится государственной волей, совпадающей с сущностью позитивного права. Обусловленная и обеспеченная государством воля тех или иных социально-политических сил становится одним из признаков права, будучи воплощенной в законах и иных нор­мативно-правовых актах.


§3.2. Общеобязательный характер права


Из всех социальных регуляторов только позитивное право пред­ставляет собой такую систему норм, предписания и требования которых обязательны абсолютно для всех потенциальных субъек­тов права. Именно в общеобязательности юридических норм, за­конов состоит одна из главных составляющих их реализации, воп­лощения в реальной действительности. Общеобязательность права самым непосредственным образом связана с эффективностью рег­ламентирования и охраной соответствующих общественных от­ношений.

Общеобязательный характер права в решающей степени опосредует массовое правомерное поведение, лежит в основе уважи­тельного отношения субъектов права к действующим законам и юридическим нормам, поскольку предписывает рассматривать пра­во и его систему как ту данность, альтернативы которой нет и которую необходимо воспринимать в том виде и в той форме, в каких она преподнесена обществу в целом и каждому индивиду как субъекту права.

В связи с этим на государство возлагается миссия предприни­мать необходимые меры для того, чтобы действующие законы и правовые нормы становились общеизвестными, без чего они не могут стать и общеобязательными.


§3.3. Формальная определенность права


Нормативно-правовые установки, предписания и требования обладают таким специфическим свойством, как формальная оп­ределенность их юридического содержания, и состоит она в чет­кости, логичности, однозначности регулятивно-охранительного по­тенциала каждой юридической нормы, каждого правила поведе­ния, адресованных субъектам права. С. С. Алексеев отмечает: «Определенность содержания представляет собой способность права (главным образом при помощи письменных нормативных документов — законов, иных источников права) предельно точно фиксировать в формализованном виде необходимые признаки жизненных ситуаций, требующих решения с позиций права, стороны и грани внешнего поведения лиц, их поступков, детали и подроб­ности поведения, поступков, в том числе — самым точным обра­зом определять границы внешней свободы, а также — послед­ствия нарушения этих границ»6.

Благодаря формальной определенности юридических норм, субъекты права имеют полное представление о своих правах, обя­занностях, о видах и характере юридической ответственности в случае совершения проступков и преступлений.

Значение формальной определенности законов, подзаконных актов и юридических норм состоит также в том, что она в значи­тельной степени позволяет избегать их произвольного толкова­ния, вносит логичность, четкость, детализированность в процес­сы реализации соответствующих предписаний и требований.

Формальная определенность права в решающей степени обус­ловлена тем, что законы, иные нормативно-правовые акты соот­ветственно принимаются специально уполномоченными на то го­сударственными органами, органами местного самоуправления в рамках их компетенции. При этом указанные акты облекаются в соответствующие официальные юридические документы, имеющие необходимые (предусмотренные) реквизиты. Правовые нормы, из­ложенные в этих актах, характеризуются четкостью, логичностью содержания, имеют лаконичный слог и обладают другими каче­ствами, отработанными многовековой правотворческой практикой.


§3.4. Системность и динамизм права


Действующие юридические нормы находятся в состоянии тес­ной взаимосвязи и согласованности, то есть обретают свойство системности, которое привносится в право законодательством. Позитивное право есть ни что иное как система действующих в обществе правовых норм. Правотворческий орган, устанавливая новые юридические нормы, непременно согласовывает их с уже действующими. Разрозненно, в отрыве от других однопорядковых, однотипных юридических норм, вне нормативной системы правовые предписания не могут быть реализованы, а их внутрен­ний потенциал окажется не востребованным. Только при налаженной и четко функционирующей системе права возможно ста­бильное и продуктивное регламентирование наиболее важных об­щественных отношений.

Сила, жизненная значимость права в значительной степени про­является в его динамизме, то есть в достаточно оперативной под­вижности, в склонности к своевременным изменениям тех право­вых положений, которые не соответствуют новым жизненным тре­бованиям. В условиях проведения кардинальных реформ и преобразований, затрагивающих основополагающие стороны общественной жизни, право и законы должны обладать высокой степенью оправданного, прогнозируемого динамизма, позволяю­щего вносить своевременные коррективы в действующее законо­дательство.


§3.5. Целесообразность права


Право является тем социально-нормативным регулятором, ко­торый упорядочивает, направляет, закрепляет, регламентирует оп­ределенные жизненные устои, исходя из полезных, созидатель­ных, творческих и иных устремлений, отвечающих интересам и потребностям общества и каждого его члена. Созидательно-по­лезная направленность права как одно из его ценностных свойств позволяет субъектам права рационально, с наименьшими издерж­ками, доступными и реальными средствами добиваться реализа­ции тех жизненных целей и намерений, которые лежат в плоско­сти правового опосредования. Все это есть не что иное как прояв­ление элементов целесообразности в процессе функционирования механизма правового регулирования. Ценность права в том и со­стоит, что с помощью его компонентов (законов, юридических норм) возможно более оперативным, эффективным и надежным обра­зом, по сравнению с другими социальными регуляторами, разрешить многие жизненные проблемы, то есть поступить целесооб­разно, практически надежно.



4. ОХРАНА ПРАВА ГОСУДАРСТВОМ


Это один из ведущих и специфических признаков права, абсо­лютно отсутствующий у неправовых социально-нормативных ре­гуляторов.

В любом цивилизованном и подлинно демократическом обще­стве значительная часть юридических предписаний соблюдается и исполняется сознательно и добровольно, адекватно сложивше­муся уровню правосознания и правовой культуры, на основе внут­реннего убеждения. Однако в случае негативного отношения к правовым велениям со стороны кого бы то ни было в действие вступает сила государственного принуждения. Это означает, что компетентные государственные органы в целях охраны соответ­ствующих правовых норм применяют к правонарушителям соот­ветствующие меры юридической ответственности. Тем самым до­стигается восстановление нарушенного правового порядка в об­ществе, одновременно срабатывают функции предупредительного и воспитательного свойства.

Авторитет и сила государства, стоящие практически за каждой юридической нормой, обеспечивают общеобязательность право­вых предписаний и реализацию права в целом.

Охрана права государством включает в себя не только государ­ственное принуждение, но и целую систему организационных, тех­нических, профилактических, предупредительных, ограничитель­ных, информационных, воспитательных и иных мер, содействую­щих соблюдению и исполнению юридических норм всеми субъектами права. Государство, обретающее черты и особенности правового государства, самым непосредственным образом содействует вне­дрению в общественную жизнь принципа приоритета права и вер­ховенства закона. Вот почему первостепенное значение отводится и такому свойству позитивного права, «как государственная обес­печенность (гарантированность), т.е. прочность, надежность, высокая гарантированность действия права, возможность сделать реальным (главным образом при помощи государственной власти, его принудительной силы) вводимый порядок прав и обязанностей, «переводить» его в реальные жизненные отношения, что позволя­ет обществу или личности при помощи юридических механизмов «настоять на своем», добиться реального результата, обозначен­ного правом».

Правовое государство в условиях гражданского общества при обеспечении полноценного функционирования права как общесоциальной (общечеловеческой) ценности не манипулирует орга­низованным принуждением, не насаждает страх, как это имеет место при тоталитаризме, а лишь пользуется возможностью го­сударственного принуждения, когда это диктуется жизненными обстоятельствами и абсолютно соответствует требованиям са­мого права.



ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Итак, характеристика многообразных концептуальных подхо­дов к правопониманию, выявление основных признаков права пре­доставляют определенные возможности для определения понятия права, но не разрешают саму проблему, поскольку речь идет лишь об очередном варианте формулирования понятия права на интег­рационной основе, методом обобщения. Более того, в российской юридической науке этот вопрос приобрел еще большую остроту, стал более актуальным, что связано с обстоятельной переоценкой положений марксизма, в течение десятилетий лежавших краеу­гольным камнем у истоков понимания государственно-правовых явлений, внедрением принципов плюрализма и свободы научного творчества, существенными изменениями в государственно-пра­вовых сферах жизни общества.

Одновременно необходимо учитывать и то обстоятельство, что право такой богатый, многогранный и динамичный обществен­ный феномен, который не укладывается в рамки даже весьма об­стоятельного, логичного и аргументированного определения.

В каждом варианте современного правопонимания содержатся научные рациональные теоретически обоснованные подходы, рас­ширяющие и усиливающие представления о праве как обществен­ном феномене, важнейшем средстве цивилизованного жизнебытия людей. Поэтому можно поддержать теоретические обобще­ния, которые сделал Ж.-Л. Бержель. Он пишет: «Объективное право главным образом определяется как совокупность правил поведения, регулирующих отношения, которые могут установиться в более или менее организованном обществе. Юридические нор­мы всегда сопоставимы с предписанием, предназначенным для упорядочения социальных отношений путем введения четких правил поведения, соблюдение которых гарантируется государ­ственной властью»7. «...Право, — продолжает он, — это одно­временно фундамент того, что должен выполнять человек, живущий в обществе, и совокупность правил, регулирующих отноше­ния между людьми. Право — это одновременно моральная и социальная система, а также позитивные юридические правила. Правовая норма, посредством которой находит внешнее выраже­ние юридический порядок и которая, следовательно, выступает всего лишь элементом формы, не может быть отделена от глу­бинной правовой основы, то есть от оснований и целей юридиче­ской системы. Отсюда всякое определение права предполагает одновременное изучение юридического феномена и феномена пра­вовой нормы, глубинной сути и внешней формы»8, право как та­ковое «является одновременно продуктом событий социального порядка и проявлений воли человека, явлением материальным и совокупностью моральных и общественных ценностей, идеалом и реальностью, явлением исторического плана и нормативного по­рядка, комплексом внутренних волевых актов и актов подчинения внешнему, актов свободы и актов принуждения... Что касается различных проявлений права, они носят частный характер и вы­ражают в большей или меньшей степени то, что зависит от конкретной юридической системы: либо социальное устройство, либо моральные ценности, индивидуализм или коллективизм, власть или свободу...»9. Право, следовательно, как отражение наи­более сущностных сторон общественной жизни фиксирует и ак­кумулирует в себе все те ценностно-регулятивные начала, кото­рые способны направлять поведение людей в нужное русло, обес­печивать их права и свободы, гарантировать достижение ими определенных целей и устремлений.

Право — многогранное общественное явление, регламенти­рующее все важнейшие стороны человеческого общежития, по­этому представления о нем усматриваются в различных ипоста­сях. Оно и система прав и свобод человека и гражданина, и средо­точие действующих юридических норм, и совокупность гарантий реализации правовых предписаний, и интеграция всех правовых явлений (право в широком смысле слова).

Право — это также общественный феномен, имеющий тесные взаимосвязи с государством, экономической, политической, ду­ховной структурами общественной жизни.

На основе прагматических соображений и в соответствии с логикой и традиционным формально-юридическим мышлением в определении понятия права должны быть отражены все его наибо­лее существенные признаки и свойства.

Итак, право есть обусловленная оснополагающей естественной природой человека и общества, опирающаяся на общесо­циальные (общечеловеческие) идеи (принципы, требования) свободы и справедливости система нормативного регулирова­ния наиболее важных (значимых) общественных отношений, обладающая общеобязательностью, волевым содержанием юридических предписаний, формальной определенностью, динамиз­мом, целесообразностью, выражающая общесоциальную сущ­ность и обеспечиваемая в случае необходимости возможностью государственного принуждения.



СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ


  1. Алексеев С. С. Право: азбука – теория – философия: Опыт комплексного исследования. М.: «Статут», 1999. – 712 с.

  2. Кашанина Т. В,, Кашанин А, В. Основы российского права: Учебник для вузов. – 2-е изд., изм. И доп. – М.: Издательство НОРМА (Издательская группа НОРМА – ИНФРА-М), 2003. – 800 с.

  3. Любашиц В. Я., Смоленский М. Б., Шепелев В. И. Теория государства и права. Серия «Учебники и учебные пособия». Ростов – н/Д: Феникс, 2002. с. 512 с.

  4. Основы государства и права: Учебное пособие. Ростов-на-Дону. Издательство «Феникс», 1996, 512 с.

  5. Теория государства и права: Учебник / Пиголкин А. С., Головистикова А. Н., Дмитриев Ю. А., Саидов А. Х.; Под ред. А. С. ПИголкина. – М.: Юрайт-Издат, 2005. – 613 с.

  6. Теория государства и права. Учебник для юридических вузов и факультетов. Под ред. В. М. Корельского и В. Д. Перевалова – М.: Издательская группа ИНФРА- М-НОРМА, 1997. – 570 с.



1 Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 33. С. 99.


2 Там же. Т. 32. С. 340.

3 Гегель Г. Философия права. М., 1990. С. 67.

4 Там же.

5 Кант И. Метафизика нравов в двух частях. Соч. в 6-ти томах. Т. 4(2). М., 1965. С. 234.




6 Алексеев С. С. Восхождение к праву. Поиски и решения. М., 2001. С. 49




7 Бержель Ж.-Л. Указ. соч. С. 78


8 Там же. С. 37.


9 Бержель Ж.-Л. Указ. соч. С. 36


Случайные файлы

Файл
11701-1.rtf
4039.rtf
102763.rtf
147499.rtf
62567.rtf