Ответственность сторон за нарушение обязательств по внешнеэкономическим договорам (30481)

Посмотреть архив целиком

МЕЖДУНАРОДНЫЙ ИНСТИТУТ ЭКОНОМИКИ И ПРАВА

Сибирский филиал

Кафедра государственно-правовых дисциплин.










КУРСОВАЯ РАБОТА

по Правовому регулированию внешнеэкономической деятельности

на тему:

«Ответственность сторон за нарушение обязательств по внешнеэкономическим договорам»











Новокузнецк

2009г.


Оглавление


Введение

Глава 1. Ответственность сторон за нарушение обязательств по внешнеэкономическим договорам

    1. Особенности ответственности сторон за нарушение обязательств

    2. Основания освобождения от ответственности

Глава 2. Ответственность по договору международной купли-продажи

2.1 Особенности ответственности сторон по договору международной купли-продажи

Заключение

Список использованной литературы



Введение


Актуальность выбранной темы несомненна, ведь в настоящее время важной составной частью экономической жизни любого современного государства является внешнеэкономическая деятельность. Роль, которую играет то или иное государство в мировой торговле, во многом определяет его авторитет как члена мирового сообщества. Именно поэтому каждое государство стремится создать надлежащие условия для участия во внешнеэкономической деятельности своим предприятиям и фирмам. За последнее время внешнеэкономическая деятельность набрала обороты и стала разнообразна и многопланова. Субъектный состав этой деятельности значительно вырос, в сравнении с предыдущими годами. А, следовательно, удельный вес внешнеэкономической деятельности по сравнению с внутриэкономической тоже вырос. Это говорит о том, что всестороннее изучение Внешнеэкономической Деятельности (ВЭД) на данном этапе необходимо. В частности, необходимо изучение ВЭД с правовой точки зрения.

Основу частноправового регулирования внешнеэкономических сделок в Российской Федерации составляет вступившая в силу с 1 марта 2002 г. часть 3 ГК, в которой содержится раздел VI «Международное частное право» (ст. 1186-1223) . Ранее действовал раздел VII Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 г. (ОГЗ). В ОГЗ о внешнеэкономической сделке речь шла в ст. 164-166, в которых содержались нормы о национальном праве, применимом к регулированию внешнеэкономических сделок («коллизионные нормы»).

В ч. 3 ГК регулированию отношений с участием иностранного элемента посвящены 3 главы: глава 66 ГК, в которой изложены общие положения о праве, применимом к отношениям с участием иностранного элемента (ст. 1186-1194), глава 67 «Право, подлежащее применению при определении правового положения лиц» (ст. 1195-1204), глава 68 «Право, подлежащее применению к имущественным и личным неимущественным отношениям» (ст. 1205-1224). Именно последняя глава наиболее важна для участников внешнеэкономической деятельности.

ГК РФ лишь дважды использует термин «внешнеэкономическая сделка»: п. 3 ст. 162 ГК РФ: «несоблюдение простой письменной формы внешнеэкономической сделки влечет недействительность сделки»; п. 2 ст. 1209 ГК: «форма внешнеэкономической сделки, хотя бы одной из сторон которой является российское юридическое лицо, подчиняется независимо от места совершения этой сделки российскому праву».

В Венской конвенции о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г. (Венская конвенция), участником которой является и Россия, сказано, что она применяется к договорам, когда «коммерческие предприятия сторон находятся в разных государствах…». При этом термин «коммерческое предприятие стороны» имеет специальное значение и характеризует место основной деятельности стороны (place of business) 1.

Исходя из законодательства России, а также Венской конвенции внешнеэкономическую сделку можно определить как сделку, заключенную между сторонами, коммерческие предприятия (основное место деятельности) которых находятся в разных государствах. По сути понятия «внешнеэкономическая сделка» и «внешнеэкономический контракт» рассматриваются как синонимы.

Таким образом, обязательным признаком внешнеэкономического контракта, является нахождение коммерческих предприятий сторон контракта в разных государствах. Отсюда не имеет решающего значения национальность (государственная принадлежность) сторон контракта.

Например, российское юридическое лицо (т.е. организация, зарегистрированная на территории России) может постоянно осуществлять свою деятельность на территории иностранного государства (т.е. иметь там свое коммерческое предприятие). Соответственно, контракт, заключенный между таким юридическим лицом и другой российской фирмой будет рассматриваться как внешнеэкономический контракт.

И наоборот, контракт, заключенный между американской и российской фирмой, не будет рассматриваться как внешнеэкономический, если коммерческие предприятия американской фирмы и российской фирмы находятся в России. В этом случае, сделка будет характеризоваться как обычная («внутренняя») гражданско-правовая сделка и регулироваться гражданским законодательством России 2.

Немаловажным является ответственность сторон за нарушение обязательств по внешнеэкономическим договорам, именно этой теме и посвящена моя курсовая работа.

Целью данной работы было всестороннее изучение ответственности сторон за нарушение обязательств по внешнеэкономическим договорам, юридической природы данной ответственности.

Объектом исследования являются социальные нормы и отклонения, связанные с ответственностью сторон за нарушение обязательств по внешнеэкономическим договорам.

Предмет исследования образуют нормы международного частного права, предусматривающие ответственность сторон по внешнеэкономическим договорам.

Методологическую основу исследования составил диалектический подход. В процессе решения исследовательских задач использовались различные виды анализа в сочетании с системным подходом, формально-логический метод, метод анализа документов, сравнительно-правовой, методы



Глава 1. Особенности ответственности сторон за нарушение обязательств


1.1 Особенности ответственности сторон за нарушение обязательств


Вопрос об ответственности сторон зависит, во-первых, от применимого к контракту права, в том числе, международных договоров, прежде всего Венской конвенции, и, во-вторых, от условий контракта.

Согласно Венской конвенции ответственность заключается:

1. в возможности стороны приостановить в ответ на нарушение другой стороной контракта исполнения своих обязательств либо расторгнуть договор;

2. в обязанности виновной стороны возместить убытки, причиненные нарушением договора.

Приостановление исполнения своих обязанностей по договору допускается, если после заключения договора становится очевидным, что другая сторона не исполнит в значительной части своих договорных обязательств, например, в силу ее некредитоспособности. Однако, сторона должна продолжить исполнение, если получит достаточные гарантии встречного исполнения. В силу ст. 72 Конвенции сторона может расторгнуть договор, если становится очевидным, что другая сторона совершит существенное нарушение договора.

Указанные случаи характеризуются как реакция на так называемое «предвидимое нарушение договора». Таким образом, по Конвенции для расторжения договора достаточно только реальной угрозы существенного нарушения договора, в то время как ГК РФ требует, чтобы факт нарушения имел место в действительности (п. 2 ст. 450 ГК РФ) .

В силу Венской конвенции (ст. 81) расторжение договора освобождает обе стороны от их обязательств по договору при сохранении права на взыскание убытков. Сторона также может потребовать от другой стороны возврата всего полученного ею по контракту.

Венская конвенция говорит об обязанности виновной стороны возместить убытки. Правил о неустойке Конвенция не устанавливает, – следовательно, неустойка носит не нормативный, а договорный характер. Для иллюстрации положений о взыскании убытков показательна практика Международный Коммерческий Арбитражный Суд (МКАС).

МКАС исходит из того, что истец, предъявляя требование о взыскании убытков, в том числе и упущенной выгоды должен доказать обоснованность их размера. МКАС дифференцировано подходит к требованиям о взыскании убытков и неустойки.

Так, в одном из дел (№ 251/1993, решение от 23.11.94) МКАС отказал истцу в удовлетворении его требования о взыскании упущенной выгоды сверх неустойки, поскольку установил, что высокий размер последней свидетельствует о том, что в намерение сторон входило установление исключительной неустойки.

В другом деле (№ 205/1994, решение от 20.03.95) МКАС признал доказанными убытки (поставка товара ненадлежащего качества), в число которых вошли: расходы за таможенные процедуры, банковские услуги, экспертизу товара, аренду складов, хранение, оформление ветеринарных документов. За недоказанностью истцу было отказано в возмещении суммы штрафа, якобы уплаченного им внутреннему потребителю за недоставку товара, и во взыскании упущенной выгоды.

В деле № 213/1995 (решение от 12.03.98) ответчик требовал возмещения суммы, в связи с необходимостью выплаты им французским таможенным органам антидемпинговых пошлин и штрафов. МКАС отметил, что ответственность за реализацию товара на внутреннем рынке и применявшуюся в связи с этим ценовую политику полностью нес сам ответчик как покупатель товара.


Случайные файлы

Файл
4083-1.rtf
21010-1.rtf
120535.doc
121510.rtf
118536.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.