Ответственность за совершение преступлений, образующих рецидив (30463)

Посмотреть архив целиком

Саратовская государственная академия права


Поволжский региональный юридический институт





Учебная дисциплина – уголовное право







Курсовая работа


ВАРИАНТ X


Ответственность за совершение

преступлений, образующих рецидив



























Саратов

2001


СОДЕРЖАНИЕ



Введение 3

1. Понятие рецидива по уголовному праву 6

2. Виды рецидивов преступлений и их уголовно-правовое

значение 17

3. Ответственность за преступления, образующие рецидив 22

Заключение 30

Список использованной литературы 34

Задание 35



ВВЕДЕНИЕ


До принятия Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1958 г. нормы об уголовной ответственности за рецидивы преступлений были весьма малочисленны.

Руководящие начала по уголовному праву РСФСР 1919 г., перечисляя обстоятельства, отягчающие ответственность, обязыва­ли суды при определении меры наказания различать, совершено деяние профессиональным преступником (рецидивистом) или пер­вичным (п. «г» ст. 12). Норма аналогичного содержания была в УК РСФСР 1922 г. (п. «е» ст. 25). В Особенной части кодекса предусматривалась, кроме того, повышенная ответственность за рецидив убийства, грабежа и разбоя.

Основные начала уголовного законодательства СССР и союз­ных республик 1924 г. указывали на необходимость применения к рецидивистам более строгих мер наказания (п. «г» ст. 31). Теория и судебная практика тех лет считали рецидивистами лиц, которые были судимы в прошлом, отбыли наказание и вновь совершили однородное преступление1.

Законодательные органы ориентировали суды на применение к рецидивистам столь же суровых мер репрессии, что и к профес­сиональным преступникам. В постановлении ВЦИК от 26 марта 1928 г. «О карательной политике и состоянии мест заключения» указывалось: «Признать необходимым применять суровые меры репрессии исключительно в отношении классовых врагов и деклас­сированных преступников-профессионалов и рецидивистов (банди­тов, поджигателей, конокрадов, растратчиков, взяточников и во­ров); дополнять назначение суровых мер репрессии в отношении перечисленных элементов не менее строгим осуществлением приго­воров, допуская смягчение принятых судом мер социальной защи­ты и досрочного освобождения этих категорий преступников лишь в исключительных обстоятельствах и в условиях, гарантирующих их действительную социальную безопасность для общества»2.

В первые годы Советской власти в центре внимания каратель­ных органов были контрреволюционные преступления, а также профессиональная преступность, доставшаяся в наследие от доре­волюционной России и возросшая за счет мелкобуржуазных и деклассированных элементов в трудные годы гражданской войны, иностранной интервенции и восстановительного периода.

Существование профессиональной преступности повлияло на отношение теории к понятию рецидива преступления. Преступник-профессионал, даже ранее не судимый, считался столь же, если не более, опасным, чем рецидивист. Социальное и юридическое зна­чение судимости рецидивиста за прошлые преступления представ­лялось несущественным из-за невысокой раскрываемости преступ­лений в сложных условиях гражданской войны, иностранной интервенции и восстановительного периода. В юридической лите­ратуре тех лет появились публикации, отрицающие значение прошлой судимости при оценке общественной опасности преступ­ника1. Выдвигалось понятие фактического рецидива (под которым понималось повторное совершение преступления ранее не судимым лицом), как якобы столь же опасное явление, что и легальный рецидив2.

Сложные условия борьбы с профессиональной преступностью побудили законодателя оценить рецидивистов и лиц, не судимых в прошлом, но неоднократно совершивших преступления, как оди­наково опасных.

УК РСФСР 1926 г. при перечислении обстоятельств, отягчаю­щих ответственность, говорит не о рецидивисте (или рецидиве), а о совершении преступления повторно (п. «г» ст. 47). В Особенной части УК при определении ответственности за кражу, грабеж и разбой в качестве квалифицирующего признака указывался не рецидив (как это было в УК РСФСР 1922 г.), а более широкий признакповторность преступления (ст.ст. 162, 165 и 167). Эта позиция УК РСФСР 1926 г. была воспринята общесоюзным зако­нодательством. Постановление ЦИК и СНК СССР от 13 октября 1929 г. «Об изменении и дополнении Основных начал уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик»3 исключило из ст. 31 указание на рецидивиста и установило, что отягчающим ответственность обстоятельством признается совершение преступ­ления лицом, ранее совершившим какое-либо преступление.

Таким образом, понятия рецидива и рецидивиста исчезли из Основных начал и из уголовных кодексов союзных республик. По­нятием «рецидивист» законодатель продолжал пользоваться лишь при издании актов амнистии, чтобы исключить применение этих актов к неоднократно судимым лицам4.

Ликвидация безработицы, повышение материального благо­состояния и культуры трудящихся, значительное укрепление обще­ственного порядка и государственного аппарата в стране в условиях развернутого строительства социализма позволили искоре­нить профессиональную преступность. Однако рецидивная пре­ступность сохранилась.

Практика борьбы с рецидивной преступностью убеждала, что ее невозможно искоренить без применения к рецидивистам спе­циальных уголовно-правовых мер. К сожалению, ни законодатель­ство, ни теория долгое время не откликались на нужды практики. В значительной мере это объяснялось условиями культа личности, порождавшими лакировку действительности, замалчивание наших недостатков. Так, в частности, в учебнике уголовного права (Общая часть) 1952 г. утверждалось, что у нас не было и нет поч­вы для рецидивной преступности1. Такая позиция законодатель­ства и теории уголовного права отрицательно сказывалась на со­стоянии преступности в стране.

В свете этого велико значение Основ уголовного законода­тельства Союза ССР и союзных республик 1958 г., которые уста­новили, что наиболее общественно опасным преступником являет­ся особо опасный рецидивист. Принятые в соответствии с Основа­ми уголовные кодексы союзных республик определили основания признания преступников особо опасными рецидивистами и конкре­тизировали их уголовную ответственность.

Уголовные кодексы союзных республик предусмотрели также ряд норм, усиливающих ответственность рецидивистов, не приз­нанных особо опасными. Значительно увеличилось число статей, в которых рецидив или повторное совершение однородного преступ­ления рассматриваются в качестве квалифицирующего признака, усиливающего наказание.

Уголовно-правовые нормы об ответственности рецидивистов получили дальнейшее развитие в Законе СССР от 11 июля 1969 г. «О внесении дополнений и изменений в Основы уголовного зако­нодательства Союза ССР и союзных республик»2. Закон преду­смотрел единые основания признания рецидивистов особо опас­ными (ст. 23') и усилил ответственность за рецидив преступлений со стороны условно-досрочно освобожденных.

В нашей стране в условиях постоянного повышения матери­ального уровня и культуры трудящихся закономерна тенденция к снижению преступности, в том числе и рецидивной. Среди рециди­вистов процент особо опасных незначителен. Однако в целом со­стояние борьбы с рецидивной преступностью не может быть приз­нано удовлетворительным. В среднем каждое третье преступление, в том числе особо опасное, совершается рецидивистом, каждое третье дело в суде дело о рецидивисте3.

Рецидивисты представляют повышенную опасность. В силу устойчивого характера своих антиобщественных взглядов и при­вычек рецидивисты легко решаются на совершение преступлений, как правило, корыстных и насильственных. Они крайне опасны развращающим влиянием на неустойчивых членов нашего обще­ства, и особенно на молодежь. Все это определяет значение борь­бы с рецидивной преступностью.

Проблема борьбы с рецидивной преступностью носит ком­плексный характер и поэтому должна рассматриваться в уголовно-правовом, исправительно-трудовом, криминологическом и иных аспектах.


1. Понятие рецидива по уголовному праву


Наиболее распространенным, воспринятым учебником криминологии является положение о том, что рецидив преступлений означает их повторение после осуждения за предыдущее деяние в случае, когда суди­мость не снята или не погашена. Одни авторы суживают это определение и считают рецидивом повторное совершение лишь умышленных преступлений лицом, отбывающим или отбывшим наказание. Другие, наоборот, исходят из предельно широкого понимания «фактического» рецидива, включающего в себя все виды множественности, кроме идеальной сово­купности. Третьи полагают целесообраз­ным рассматривать рецидив в различных смыслах — уголовно-правовом (легальный рецидив) и криминоло­гическом (фактический).

Криминология самым тесным образом связана с уго­ловным правом, и наличие в этих двух родственных нау­ках одного и того же термина в различных пониманиях в принципе недопустимо. Понятие рецидива преступле­ний должно быть единым для всех правовых наук. Это, однако, не исключает, а наоборот, предполагает диф­ференциацию его видов. Но все они должны обладать одним и тем же родовым свойством: неоднократностью применения правовых мер воздействия к преступнику. Поэтому трудно согласиться с чрезмерно широкой трак­товкой так называемого фактического рецидива, содер­жащего любые формы повторного нарушения уголов­ного закона,


Случайные файлы

Файл
8501-1.rtf
90326.rtf
1350.rtf
56945.rtf
161172.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.