Осуществление личных прав и свобод (30417)

Посмотреть архив целиком


СОДЕРЖАНИЕ


Введение 2

1. Личные права и свободы 5

1.1. Право на жизнь 5

1.2. Право на достоинство 7

1.3. Право на свободу и личную неприкосновенность 8

1.4. Право на защиту чести и доброго имени 10

1.5. Право на неприкосновенность жилища 11

1.6. Свобода совести 14

2. Конституционное и международно-правовое закрепление личных прав и свобод 17

2.1. Соотношение норм Конституции Российской Федерации и международных избирательных стандартов 19

2.2. Содержание принципов и институтов избирательной системы, требующих закрепления в Конституции Российской Федерации 22

3. Механизм осуществления отдельных личных прав и свобод 23

4. Проблемы осуществления личных прав и свобод в России 29

Заключение 38

Список используемой литературы 39



Введение


Личные (гражданские) права (права первого поколения) призваны обеспечивать свободу и автономию индивида как члена гражданского общества, его юридическую защищенность от какого-либо незаконного внешнего вмешательства. Органическая основа и главное назначение гражданских прав состоят в том, чтобы обеспечить приоритет индивидуальных, внутренних ориентиров развития каждой личности. Эта категория прав характеризуется тем, что государство признает свободу личности в определенной сфере отношений, которая отдана на усмотрение индивида и не может быть объектом притязаний государства. Она обеспечивает, напомним, так называемую негативную свободу. Эти права, являясь атрибутом каждого индивида, призваны юридически защитить пространство действия частных интересов, гарантировать возможности индивидуального самоопределения и самореализации личности. На различных этапах возникновения этих прав они призваны были ограждать человека от незаконного вторжения государства в сферу личной свободы. Однако в дальнейшем для осуществления гражданских прав недостаточно было пассивной обязанности государства воздерживаться от вмешательства в сферу свободы личности. Выявилась потребность содействовать в осуществлении прав и свобод индивида. Это значит, что мало установить прямые запреты, оберегающие сферу личной свободы и частной жизни от противоправных и произвольных попыток ее ущемления, в том числе со стороны государства. Необходимы его активные действия для реализации прав и свобод человека. Такая позиция, распространенная во второй половине XX в., нашла выражение, в частности, в решениях Европейского суда но нравам человека. К личным правам и свободам человека относят: право на жизнь и достоинство личности; право на свободу и личную неприкосновенность, а также неприкосновенность частной жизни, жилища; свободу передвижения и выбора местожительства; свободу совести; свободу выбора национальности и выбора языка общения. По существу, этот блок прав охватывает фундаментальные аспекты свободы личности, выражая гуманистические принципы всякого демократически организованного общества.

Личные права и свободы - это возможности человека, ограждающие от незаконного и нежелательного вмешательства в его личную жизнь и внутренний мир, призванные обеспечить существование, своеобразие и автономию личности.

Все права, принадлежащие человеку, в равной степени являются личными. Тем не менее в узком смысле слова под личными правами понимается лишь часть прав, непосредственно защищающих личную жизнь и свободу каждого человека. К ним относятся: право на жизнь; право на личную неприкосновенность; право на уважение, защиту чести и достоинства; свобода совести; право на неприкосновенность жилища; право на свободу передвижения и выбор места жительства и др. Например, содержание права на неприкосновенность личности раскрывается в определении исключительных условий, при которых возможны ограничение и лишение свободы, в установлении строжайшего запрета насилия, пыток, жестокого и унижающего человеческое достоинство обращения, в добровольности медицинских, научных и иных опытов в отношении человека, в реализации презумпции невиновности. Презумпция невиновности означает, что обвиняемый в преступлении считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность, неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого, а доказательства, полученные с нарушением закона, признаются не имеющими юридической силы.

Именно поэтому личные права и свободы человека являются наиболее “весомыми” по сравнению с иными видами прав. Государство, в котором не соблюдаются личные права, не способно обеспечить и соблюдение иных прав. Именно этим и обусловлена актуальность данной темы курсовой работы. Цель и задача данного исследования - показать место личных прав и свобод в системе основных прав и свобод человека, а также рассмотреть конкретные виды данных прав и свобод.

Задачи:

  • рассмотреть понятие личные права и свободы;

  • рассмотреть конституционное и международно-правовое закрепление личных прав и свобод;

  • изучить механизм осуществления отдельных личных прав и свобод;

  • определить проблемы осуществления личных прав и свобод в России.


1. Личные права и свободы


В действующей Конституции личные права и свободы (ст. 20 - 29) не только открывают главу о правах и свободах человека и гражданина, но и представлены в значительно более широкой степени, чем это было в предшествующих, советских конституциях.

Специфические особенности личных прав и свобод заключаются в следующем:

1) эти права и свободы являются по своей сущности правами и свободами человека, т.е. каждого, и не увязаны напрямую с принадлеж-ностью к гражданству государства, не вытекают из него,

2) эти права и свободы неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения;

3) это такие права и свободы, которые необходимы для охраны жизни, свободы, достоинства человека как личности, и другие естественные права, связанные с его индивидуальной, частной жизнью.


1.1. Право на жизнь


Право на жизнь образует первооснову всех других прав и свобод, складывающихся в этой сфере. Оно представляет собой абсолютную ценность мировой цивилизации, ибо все остальные права утрачивают смысл и значение в случае гибели человека. Это фундаментальное право вполне допустимо рассматривать в двух аспектах: во-первых, как право личности на свободу от любых незаконных посягательств на ее жизнь со стороны госу-дарства, его представителей либо частных лиц; во-вторых, как право личности на свободное распоряжение своей жизнью. По сути дела все остальные права так или иначе объединяются вокруг этого стержневого права. Такие права, как право на социальное обеспечение, на охрану здоровья, на благоприятную окружающую среду, равно как право на свобо-ду от жестоких видов обращения и наказания, выступают в качестве дополнительных инструментов, обеспечивающих его эффективную реализацию. Государство обязано признать эти права и создавать благоприятные для жизни человека условия всеми имеющимися средствами. Не случайно преступления против жизни и здоровья личности составляют категорию особо тяжких уголовно наказуемых деяний. Отдельная проблема в этой области - право государства на применение смертной казни в качестве исключи тельной меры наказания. Право на жизнь выступает и как ограничитель смертной казни; в связи с вступлением в Совет Европы Россия должна будет подписать в течение одного и ратифицировать не позднее чем через три года с момента вступления Протокол № 6 к Евро-ейской конвенции о защите прав человека Конвенция о защите прав человека и основных свобод (Заключена в г. Риме 04.11. 1950) (вместе с Протоколом № 1 (Подписан в г. Париже 20.03. 1952), Протоколом № 4 об обеспечении некоторых прав и свобод помимо тех, которые уже включены в Конвенцию и первый протокол к ней (Подписан в г. Страсбурге 16.09. 1963), Протоколом № 7 (Подписан в г. Страсбурге 22.11. 1984)), касающийся отмены смертной казни в мирное время, и установить со дня вступления мораторий на исполнение смертных приговоров. В настоящее время в РФ смертная казнь как исключительная мера наказания не применяется впредь до принятия федерального закона, реально обеспечивающего каждому обвиняемому в преступлении, за совершение которого установлена смертная казнь, право на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей. Данное право должно быть обеспечено всем обвиняемым на всей территории РФ, ибо оно выступает в качестве особой уголовно-процессуальной гарантии судебной защиты права каждого на жизнь.



1.2. Право на достоинство


Право на достоинство является, по существу, основной целью всех остальных нрав человека. В этом смысле достоинство человека - источник его прав и свобод. Разделы о правах и свободах человека во многих современных конституциях открываются понятием “достоинство человека”. Достоинство - это признание обществом социальной ценности, уникальности конкретного человека, значимости каждой личности как частицы человеческого сообщества.

Посягательство на достоинство человека может быть средством как физического, так и психического воздействия. Никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению и наказанию, а также без добровольного согласия - медицинским, научным или иным опытам. Достоинство как субъективное право человека включает в себя и охрану чести, репутации и доброго имени. Защита достоинства личности безусловна и осуществляется государством: никакие обстоятельства не могут служить основанием для его умаления. Поэтому защите подлежит достоинство любой личности - не только взрослого и дееспособного человека, но и несовершеннолетних и душевно-больных.

Достоинство гарантируется и защищается личными права-ми (правом на свободу и личную неприкосновенность, правом па защиту чести и доброго имени и пр.). Реальная правовая защита достоинства человека обеспечивается и рядом социально-экономических прав, например правом на свободный труд при запрещении принудительного труда, правом па социальное обеспечение, гарантирующим достойный уровень жизни. В развитие конституционных норм достоинство личности охраняется нормами ряда отраслей права, вплоть до уголовного, предусматривающего такие составы преступлений против чести и достоинства, как клевета и оскорбление.


1.3. Право на свободу и личную неприкосновенность


Право на свободу и личную неприкосновенность означает свободу человека, право самостоятельно определять свои поступки, располагать собой, своим временем.

Указанное право слагается из следующих компонентов:

  • индивидуальной свободы личности располагать собой но своему усмотрению;

  • физической, нравственной и психической неприкосновенности личности.

Незаконное лишение свободы квалифицируется в уголовном законодательстве как акт насилия - физического или психического.

Однако существуют ситуации, требующие принудительного ограничения свободы или неприкосновенности.

Такого рода действия должны основываться на законе.

К основным принудительным способам ограничения свободы гражданина относятся: арест, заключение под стражу и содержание под стражей лиц, подозреваемых в совершении преступления; принудительное лечение психически больных, представляющих опасность для себя и окружающих; временная изоляция и лечение больных, страдающих тяжелыми инфекционными заболеваниями; направление несовершеннолет-них в интернаты, спецшколы и т.п.

В демократическом государстве ограничение свободы во всех этих случаях допускается, как уже отмечалось, на основе закона и только по судебному решению.

Гарантии от незаконного ограничения свободы личности подробно регламентируются административным, уголовно-процессуальным, уголовным правом.

Право на неприкосновенность частной и семейной жизни и сохранение ее тайны.

Следует остановиться и на праве на неприкосновенность частной и семейной жизни и сохранение ее тайны. Уважение к частной жизни есть один из аспектов индивидуальной свободы. Это право означает предоставленную человеку и гарантированную государством возможность контролировать информацию о самом себе, препятствовать разглашению сведений личного, интимного характера. Частную жизнь можно определить как физическую и духовную сферу, которая контролируется самим индивидом, т.е. свободна от внешнего воздействия. Законодательство не может вторгаться в эту сферу; оно призвано ограждать ее от любого незаконного вмешательства. Закон устанавливает границы неприкосновенности частной жизни, формы ее охраны от неправомерного вторжения. Демократическое цивилизованное государство только в исключительных случаях, на основе закона и специального судебного решения может нарушить неприкосновенность частной жизни человека, ознакомиться с его корреспонденцией или содержа-нием телефонных либо иных сообщений. Очевидно, что подобная вынужденная необходимость сбора сведений о частной жизни гражданина может возникнуть только в целях борьбы с преступностью, а также охраны здоровья и безопасности других граждан. В Конституции РФ специально оговорено, что право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени (ч.1 ст.23) не может быть ограничено даже в условиях чрезвычайного положения (ст.56). В содержание рассматриваемого права входит также охрана тайны всех тех сторон личной жизни частного лица, оглашение которых оно по тем или иным причинам считает нежелательным. Личные тайны, доверенные представителям ряда профессий для защиты прав и законных интересов граждан, следует рассматривать как тайны профессиональные. К ним относятся медицинская, адвокатская тайны, тайна предварительного след-ствия, нотариальных действий, тайна исповеди и др. Субъекты профессиональных тайн несут юридическую ответственность за их разглашение.

1.4. Право на защиту чести и доброго имени


Большую роль в уяснении природы рассматриваемого права играет защита чести и доброго имени гражданина.

Конституционное право на защиту чести и доброго имени конкрети-зируется в гражданско-процессуальном и уголовно-процессуальном законодательстве.

Это возлагает на всех граждан и должностных лиц обязанность поддерживаться от вмешательств” против воли человека в сто частную жизнь, в случае необходимости требовать от компетентных органов ограждения его чести и доброго имени от незаконных посягательств.

Поэтому гражданин вправе требовать по суду наряду с опровержением порочащих сведений возмещения убытков и орального вреда, причиненных их распространением.

Тайна переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений.

Тайна переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений является одной из основных гарантий нрава на охрану частной и деловой жизни. Это право предусмотрено международными нормами, закреплено почти во всех современных конституциях, включая Конституцию РФ (п.2 ст.23). Ограничение этого права допускается только на основании закона и судебного решения. Как правило, наложение ареста на корреспонденцию и выемка ее в почтово-телеграфных учреждениях могут производиться в порядке, установленном Уголовно-процессуальным Кодексом, Уголовно-процессуальный Кодекс Российской Федерации от 18.12. 2001 № 174-ФЗ (ред. от 01.06. 2005), а также Федеральным законом РФ oт 5 июля 1995 г. “Об оперативно-розыскной деятельности”. Федеральный закон “Об оперативно-розыскной деятельности” от 12.08. 1995 № 144-ФЗ (ред. от 22.08. 2004). За нарушение тайны переписки устанавливается уголовная ответственность, которой подлежат не только должностные лица, но и граждане.

Принцип невмешательства в личную и семейную жизнь человека предполагает предоставление каждому члену общества гарантированной государством возможности контролировать сбор и обработку информации о его частной жизни.

Очевидно, что соответствующее законодательство требует достаточно детальной регламентации. В частности, к органам, занятым сбором и обработкой информации о гражданах, должны предъявляться четкие требования, закрепленные в Законе.

Например, без согласия лица сбор, хранение, использование и распространение информации о его частной жизни недопустимы; собираемые персональные данные должны соответствовать целям сбора и использования этих данных. По общему правилу нельзя ограничить права граждан на основе использования информации об их социальном происхождении, о расовой, национальной, языковой, религиозной и пр. принадлежности. Гарантируется это субъективное право судебной защитой.


1.5. Право на неприкосновенность жилища


Право на неприкосновенность жилища означает, что ник-то не может без законного основания войти в жилище против воли проживающих в нем лиц.

Таким образом, ненарушимость жилища фигурирует в качестве одного из аспектов свободы личности.

По закону нарушение неприкосновенности жилища (незаконный обыск, незаконное выселение, вселение и переселение и др.) влечет уголовную или административную ответственность. В РФ указанное право принадлежит всем гражданам, проживающим на любой жилой площади независимо от ее правового режима.

Неприкосновенность жилища нельзя считать абсолютной и беспредельной: во всех странах этот принцип сопровождается ограничительными оговорками.

В отдельных случаях, предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством, Законом об оперативно-розыскной деятельности допускается вторжение в жилище без согласия проживающих в нем лиц, например в целях раскрытия преступления и установления истины по уголовному делу, пресечения правонарушений, борьбы со стихийными бедствиями и т.п.

Право определять и указывать свою национальную принадлежность и право на пользование родным языком.

Каждому человеку предоставляется право определять и указывать свою национальную принадлежность.

Фактически это право личности на свободное этническое самоопреде-ление, реализуемое как возможность выбора собственной культурной идентичности и право удовлетворять интересы и запросы, связанные с этнической принадлежностью.

В этом праве объективно обосновывается понимание нации как “согражданства”, поэтому указание своей национальной принадлежности - это не обязанность, а право человека.

Определение национальной принадлежности не влечет никаких правовых последствий и не может явиться основанием для дискриминации лица либо, напротив, предоставления ему каких-либо особых привилегий.

Сюда же примыкает право на пользование родным языком, свободный выбор языка общения, воспитания, обучения и творчества.

Право на сохранение и развитие национальных особенностей входит в состав основных, неотъемлемых прав народа и личности, провозглашенных в международно-правовых актах.

В условиях федеративных государств и сложного этнического состава населения закрепление права национальных меньшинств и малочисленных народов на пользование родным языком трудно переоценить.

С одной стороны, оно позволяет самореализоваться каждой личности как человеку, как гражданину, как представителю определенного народа, с другой - дает возможность народам развивать свой язык, культуру, сохранять традиции, поддерживать национальные обычаи.

Право на свободу передвижения и выбора места пребывания и жительства в пределах каждого государства, как и право на выезд и беспрепятственное возвращение в свою страну.

Право на свободу передвижения и выбора места пребывания и жительства в пределах каждого государства, как и право на выезд и беспрепятственное возвращение в свою страну, признается международным сообществом и зафиксировано во всех основополагающих международно-правовых актах о правах человека.

Указанное право является существенным элементом свободы самоопределения личности, условием профессионального и духовного развития человека, его достойной жизни. В соответствии с международными стандартами Конституция РФ (ст.27) гарантируемое право.

Понятие места жительства раскрывается, например, в ст. 20 ГК РФ Гражданский Кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11. 1994 № 51-ФЗ (ред. от 21.07. 2005): это место постоянного или преимущественного проживания гражданина.

Как известно, действовавшая в советский период система паспортной прописки по существу ограничивала свободу передвижения, ставила каждого гражданина под гласный надзор государственных органов.

В настоящее время в РФ, как и в большинстве европейских стран, существует процедура регистрации по месту жительства, которая носит не разрешительный, а уведомительный характер.

Дееспособные граждане по своему усмотрению избирают место жительства, а компетентные органы власти управомочены зарегистрировать этот факт.

Вместе с этим данное право не носит абсолютного характера; свобода передвижения может стать объектом предусмотренных законом ограничений, необходимых для охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения либо прав и свобод других лиц.

Это может касаться пограничной полосы, зон экологического бедствия, территорий, где введено чрезвычайное или военное положение.


1.6. Свобода совести


Одной из фундаментальных духовных свобод является свобода совести. Свобода совести в этическом плане - это право человека мыслить и поступать в соответствии со своими убеждениями, его независимость в моральной самооценке и самоконтроле своих поступков и мыслей. В то же время исторически свобода совести приобрела более узкое понимание - свобода в области религии. Она стала рассматриваться в плане взаимоотношений церкви и государства, а не только свободы мысли. Достижение свободы совести - обязательная предпосылка создания демократического общественного строя, ибо демократия предполагает защиту гражданина от идеологического господства любых учений как материалистического, так и идеалистического толка.

Свобода совести означает право человека исповедовать любую религию или не исповедовать никакой, отправлять религиозные культы и осуществлять атеистическую пропаганду. Государство устанавливает систему специальных гарантий, обеспечивающих это и рано.

Свобода совести признается во всех демократических конституциях”. Гарантии свободы совести и религии включают:

  • равноправие граждан независимо от их отношения к религии, не допускающее ограничений прав граждан по мотивам конфессиональной принадлежности, разжигания вражды и ненависти на религиозной почве;

  • отделение религиозных и атеистических объединений от государства;

  • светский характер системы государственного образования;

  • равенство религий, религиозных объединений перед законом.

Государство, его органы и должностные лица не вправе вмешиваться в вопросы определения гражданами своего отношения к религии, в законную деятельность религиозных объединений. Каждый гражданин может свободно высказывать и распространять религиозные взгляды и убеждения в устной, печатной и любой другой форме. Граждане, пожелав сообща исповедовать определенную религию, объединяются в религиозные общества и на основе разработанных уставов осуществляют свою деятельность, не спрашивая па это санкции властей, а лишь зарегистрировав свое объединение.

В соответствии с общепризнанными международными стандартами право на свободу совести связано с обязанностью уважать права и свободы других лиц, законы государства, требования морали и общественного порядка. Например, в РФ воспрепятствование принятию религиозных убеждений или отказу от них, вступлению в религиозное сообщество или выходу из него, равно как и применение в этих целях мер принуждения, наказывается по закону. В уголовно-правовом порядке наказуемо возбуждение вражды и ненависти вследствие религиозных или атеистических убеждений, причинение вреда здоровью людей под видом исполнения религиозных обрядов

Гражданским правам в посттоталитарном обществе должен быть возвращен их подлинный первоначальный смысл, состоящий в ограждении индивидуальных интересов личности, обособлении их от государственного вмешательства и подавления. Поскольку личные права и свободы выступают в качестве эффективных инструментов самозащиты человека от давления и вмешательства извне в его частную жизнь и внутренний мир, в их развитии и укреплении объективно заинтересовано все общество.

В Федеральном законе от 26 сентября 1997 г. “О свободе совести и о религиозных объединениях” Федеральный закон “О свободе совести и о религиозных объединениях” от 26.09. 1997 № 125-ФЗ (ред. от 29.06. 2004, предусмотрена широкая система гарантий реализации принадлежащей каждому свободы совести.

Закон дополнительно включил право менять религиозные и иные убеждения, что является правовой гарантией от преследования единоверцами лица, вышедшего из состава религиозного объединения.


2. Конституционное и международно-правовое закрепление личных прав и свобод


Избирательная система - важнейший элемент политической системы государства. Проведение выборов является основной формой и способом демократической борьбы за обладание государственной властью или формой участия в контроле за ее осуществлением. Ограничение же принципов выборности представительных органов, введение необоснованных избирательных цензов, фальсификация результатов голосования, как правило, означают переход к авторитарным методам осуществления власти.

Избирательная система представляет собой целостную систему правовых норм и общественных отношений, связанных с выборами представителей публичной власти. Юридической основой избирательной системы демократически развитых государств является избирательное право - совокупность правовых норм, институтов, содержащихся в законах и иных нормативных актах (источниках права), которые регулируют: принципы и условия участия в формировании избирательных органов, организацию и порядок выборов, отзыв выборных должностных лиц

Основу избирательной системы и избирательного права составляют конституционные нормы. Закрепление важнейших принципов избирательной системы имеет место в конституциях зарубежных стран. Так, статья 68 Конституции Испании закрепляет всеобщее, равное, прямое и тайное голосование при избрании депутатов Конгресса. Статья 24 Конституции Франции - принцип прямого голосования при выборах депутатов Национального Собрания и косвенного голосования при избрании Сената. Статья 38 Конституции ФРГ определяет всеобщие, свободные, равные и тайные выборы депутатов Бундестага. Поправки XII, XIV, XVII к Конституции США детально расписывают стадии избирательного процесса. Конституция Российской Федерации 1993 года в части 3 статьи 3 провозгласила: "Высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы". Тем самым подчеркнута особая роль избирательной системы в реализации народного суверенитета и формировании легитимных представительных (законодательных) органов государственной власти и замещении ряда должностей.

Повышение роли выборов в условиях построения правового государства и гражданского общества, казалось бы, должно быть обеспечено прежде всего конституционными гарантиями: расширением в федеральной конституции важнейших принципов, составляющих основу избирательной системы. К сожалению, действующая Конституция Российской Федерации существенно сузила круг конституционных норм, регулирующих эти важнейшие отношения. Более того, исчезла в качестве самостоятельной глава "Избирательная система", посвященная основным ее принципам, традиционная для "советских" конституций. Думается, что это не случайно: отсутствие в конституционно-правовом поле прямых указаний на важнейшие элементы избирательной системы (принципы, гарантии) позволяет государственной власти манипулировать институтом выборов в своих интересах, затрудняет обращение в Конституционный Суд Российской Федерации участников избирательного процесса, препятствует четкому ориентированию в правовом пространстве регионального законодательства (избирательное законодательство относится к совместному ведению Федерации и ее субъектов).

Фундаментальные исследования в области избирательных систем показывают актуальность задачи формирования универсального стандарта (критериев) системы политико-правовых и организационно-технических принципов ротации и передачи публичной власти по итогам избирательных кампаний. Рассмотрим более подробно существо этой проблемы.


2.1. Соотношение норм Конституции Российской Федерации и международных избирательных стандартов


Отсутствие конституционных избирательных гарантий частично "компенсирует" часть 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации, устанавливающая, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры являются составной частью ее правовой системы. Тем самым Конституция Российской Федерации подтверждает приоритет международных правовых стандартов над внутригосударственным правовым регулированием избирательной системы. Однако в условиях низкой правовой культуры и устоявшихся десятилетиями традиций безальтернативных выборов от участников избирательного процесса трудно требовать безукоризненного знания международно-правовых стандартов, гарантировать их реализацию в условиях низкой эффективности реализации даже национального права.

Ратификация Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации основополагающих документов Совета Европы (Международного пакта о гражданских и политических правах; Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод; Европейской Хартии местного самоуправления; Рамочной Конвенции о защите национальных меньшинств и др.) актуализирует проблему соответствия избирательного законодательства Российской Федерации стандартам Совета Европы в области прав человека и инкорпорации этих норм в Конституцию. Ведь конечный показатель соответствия выборов международным избирательным стандартам - это то, насколько они способствуют полному выражению политической воли народа. Последняя же производна от политических прав и свобод граждан, закрепленных в национальном законодательстве. Законодательное закрепление прав личности и гарантий их осуществления в конечном счете предопределяет характер реализации политической воли граждан.

Поэтому для эффективности достижения цели избирательного процесса необходимо отражение в Конституции Российской Федерации и федеральных законах международных избирательных стандартов в форме обобщенных принципов. Сегодня же даже имеющиеся немногочисленные нормы, "разбросанные" по Конституции, не отражают основных начал избирательной системы.

В международном избирательном праве в качестве базовых стандартов выделяют свободный и справедливый характер выборов. Обязательства по ОБСЕ могут быть заключены в семи главных для демократических традициях словах: всеобщие, равные, справедливые, тайные, свободные, открытые, ответственные.

Свободные выборы - единственный принцип, непосредственно закрепленный в части 3 статьи 3 Конституции Российской Федерации. Содержание данного стандарта включает в себя: создание условий для осознанного и обоснованного выбора между альтернативными кандидатами; право на свободу мнения и слова; право на свободу информации; право на свободу собраний и ассоциаций; свободное волеизъявление при тайном голосовании.

Другим международным стандартом в области избирательных прав граждан является принцип справедливых выборов, который подразумевает: законодательное определение периодичности выборов; обеспечение пропорционального представительства интересов различных социальных слоев; предоставление кандидатам равных возможностей для ведения предвыборной кампании; состязательность претендентов; гласность и открытость выборов; право на присутствие наблюдателей и независимую судебную оценку на всех стадиях избирательного процесса. Реализация права на независимую судебную процедуру обеспечивается рядом правовых организационных мер, направленных на эффективную защиту процесса выборов от необъективности, мошенничества и фальсификаций. Законодательство России предусматривает возможность обжалования нарушений избирательных прав, а также юридическую ответственность любого субъекта избирательного процесса за нарушение законодательства о выборах.

Рассмотрим, насколько сегодня отражены в нормах Конституции Российской Федерации международные стандарты в форме принципов.

В части 2 статьи 32 Конституция гарантирует гражданам право избирать и быть избранными (всеобщее избирательное право), но не закрепляет даже такие традиционные международно-правовые стандарты в сфере прав человека, как равное и прямое избирательное право при тайном голосовании. Зато эти правовые стандарты определены в части 1 статьи 81 Конституции как принципы избрания Президента. Можно отчасти согласиться с В.Е. Чиркиным, объясняющим исчезновение отдельной главы в Конституции Российской Федерации действием неодинаковых принципов избирательного права в отношении разных высших органов государства. Но нельзя смириться с таким состоянием конституционного регулирования, когда принципы избирательного права распространяются в полном объеме только применительно к выборам Президента. По образному сравнению Н.В. Варламовой, даже если Государственная Дума будет избираться на непрямых выборах, открытым голосованием, то это не будет противоречить Конституции Российской Федерации.

В части 3 статьи 32 Конституции России имеются демократические ограничения на реализацию активного и пассивного избирательного права, воспринятые во всех федеральных законах - источниках избирательного права.

В ряде конституционных норм (например, в статьях 29,30) закреплены права человека, опосредованно гарантирующие свободные выборы: право на свободу мысли и слова; право на свободный поиск, получение и распространение информации; свобода собраний и другие. На этом перечень конституционных оснований избирательной системы России заканчивается.

Практика Конституционного Суда Российской Федерации, постоянно рассматривающего многочисленные дела, связанные с избирательной системой, показывает, что апелляция к принципам международного права далеко не всегда спасает российских правоприменителей. Для того чтобы содержание любого принципа международного и конституционного права реализовывалось на практике, необходима его конкретизация в национальном законодательстве. И наоборот, нормы любого закона будут "бессильны", если они противоречат (даже опосредованно и завуалированно) принципам Конституции. Так, несмотря на отсутствие в нормах советского избирательного права каких-либо ограничений в выдвижении нескольких кандидатов по одному избирательному округу, более одного кандидата в депутаты не выдвигалось: срабатывал конституционный принцип однопартийности и руководящей роли партии.

Поэтому в современный период становления российской демократической избирательной системы недостаточно иметь даже идеально проработанное избирательное законодательство: нужны правовые ориентиры, принципы избирательной системы в ранге конституционных норм.


2.2. Содержание принципов и институтов избирательной системы, требующих закрепления в Конституции Российской Федерации


Исследование этого вопроса особенно важно сейчас, когда всесторонне обсуждаются изменения в Конституции страны. Ввиду ограниченности объема статьи проанализируем лишь основные конституционные принципы и институты, связанные с избирательной системой.



3. Механизм осуществления отдельных личных прав и свобод


Как мы уже неоднократно подчеркивали, в современном демократическом обществе, на первое место, ставятся интересы человека, его права и свободы, которые должны находиться в гармонии с общественными, публичными (государственными) интересами, с коллективными правами общностей (национальных и иных меньшинств, общественных и иных объединений, групп, слоев населения и т.д.). Возникающие между ними противоречия должны разрешаться в пользу интересов человека в целях осуществления его прав и свобод.

Часть 2 ст.17 Конституции РФ провозглашает, что “Основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат ему от рождения”. Это означает, что каждый человек при рождении приобретает важнейшие элементы общечеловеческих ценностей, составляющих внутреннюю структуру личности, - “естественные” права и свободы, свойственные социальной природе человека, которые необходимы для человеческого существования, и могущие быть утраченными только после его смерти.

Действующая Конституция России исходит из того, что государство не дарует, не предоставляет людям их основные, т.е. конституционные, права и свободы. Они принадлежат людям от рождения; как сказано в ст.17, права и свободы человека неотчуждаемы, т.е. они не могут быть приобретены (даже у государства) и не могут быть никому переданы (ч.2 ст.17). Поэтому даже отказ от них недействителен. Точно так же права гражданина в полном объеме приобретаются в большинстве случаев с рождением (в некоторых случаях - с принятием российского гражданства), достижением определенного возраста и являются столь же неотчуждаемыми.

Как определить категорию “личные права и свободы человека и гражданина”?

Права и свободы – высшая ценность, признаваемая, соблюдаемая и защищаемая государством.

В советском конституционном праве, под правами человека понимались “суть те же права человека, которые оформлены юридически и поставлены под охрану государства”. Исследователи, основываясь на Конституции СССР отмечали: “понятия прав человека и прав личности с точки зрения государственно-правовой формы их закрепления совпадают”.

Современные эксперты, дают такое определение: “Личные права и свободы человека - это общепризнанные социальные возможности личности, обеспечение которых реально в условиях достигнутого человечеством прогресса”. Соответственно конституционные права и свободы – это установленные Конституцией РФ социальные возможности личности.

Характер многих конституционных прав и свобод, неотъемлемых от человека, делает ненужной какую-либо активную юридическую деятельность гражданина, направленную на их получение. Они и так принадлежат ему с момента рождения. Реализация конституционных прав и свобод выражается в действиях государства по предупреждению, пресечению неправомерных посягательств на права и свободы гражданина, наказанию правонарушителей, возмещению ущерба. И только при необходимости гражданин сам предпринимает активные, юридически значимые действия по осуществлению, защите своих конституционных прав и свобод.

Обладателями (субъектами) этих прав и свобод являются: каждый человек (т.е. гражданин РФ, иностранный гражданин или лицо без гражданства), а в точном определении, в осуществлении и защите прав и свобод участвует и государство.

Различие между человеком и гражданином как носителями прав и свобод ясно выражено в тексте Конституции. Права и свободы человека принадлежат и гражданину Российской Федерации, и лицу, не являющемуся таковым. Конституция определяет круг носителей таких прав словами “все”, “каждый”, “лицо” (“... имеет право” и т.п.) или словом “никто” (“... не должен подвергаться”) (ст. 19-30, 34, 35, 37, 39-51, 53, 54 и др.).

В тех же многочисленных случаях, когда речь идет о правах и свободах, прежде всего политических, принадлежащих только гражданам Российской Федерации, статьи Конституции прямо указывают на это (ст.31-33,59-62). В отдельных случаях Конституция особо говорит о правах иностранных граждан и лиц без гражданства (ст.63).

Разберемся в содержании понятий “права” и “свободы”. Выступают ли они синонимами или же это самостоятельные категории?

Вопрос о разграничении понятий “прав” и “свобод” является дискуссионным.

Отдельные исследователи не разделяют данные понятия, или не акцентируют на этом внимание. Как подчеркивает В.Д. Карпович, соотношение понятий “право” и “свобода” характеризуется, прежде всего, тем, что в значительной степени это синонимы; то и другое - субъективное право любого человека или только гражданина Российской Федерации.

Между тем, различие прав человека и прав гражданина, обусловленное различием права и закона, - “прогрессивная демократическая идея, которая имеет длительную историю”.

Как отмечает В.В. Лазарев, Конституция РФ юридически закрепила эту идею в качестве конституционного принципа, основы конституционного строя. Конституционно-правовая доктрина и общечеловеческая практика выработала различие понятий прав и свобод человека. Иногда в литературе отмечается, что свобода - это тоже право на определенный вид свободного поведения. В действительности в различии права и свободы человека заложен глубокий смысл. Свобода - это самостоятельное поведение носителя свободы, которое должно иметь адекватную форму пользования ею. Свобода человека обеспечивается и защищается государством, но не регламентируется им. … Право - это четко очерченная государством возможность свободного поведения в тех рамках, которые определены законом.

Обратимся к гарантиям конституционных прав и свобод.

Гарантия (от франц. garantie) – ручательство, обеспечение [9]. Принимая на себя гарантию конституционных прав и свобод, государство ручается, что так оно и будет.

В чем выражаются названные гарантии и как они реализуются?

Провозгласив приоритет прав и свобод человека и гражданина, Российская Федерация приняла на себя обязанность признавать, соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина, ограждать их от любого незаконного вмешательства или ограничения (ст.2 Конституции РФ).

Соблюдение официально признанных государством прав и свобод - обязанность государства. Для этого государство развивает и создает соответствующие гарантии (условия и средства) и устанавливает юридические механизмы их осуществления (реализации). Наряду с юридическими гарантиями (механизмами) осуществления (реализации) прав и свобод человека большую роль играют общие гарантии - экономические, социальные, политические, духовные, социально-психологические. Более того, в отношении ряда прав, например экономических, социальных, культурных, такого рода гарантии имеют определяющее значение.

Конституция, как документ, это только формальная гарантия прав и свобод человека и гражданина. “…мало провозгласить юридическое равенство, важно постоянно заботиться о возможности всех осуществить формальное равенство реально, на практике, путем выравнивания социального статуса людей, их возможностей. Это прямая цель и обязанность правового социального государства, политика которого направлена на создание и пользование равных возможностей, условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека” [10]. Таким образом, необходимо наличие реального механизма обеспечения прав и свобод гражданина и человека.

В этой связи, в целях гарантии прав и свобод граждан, государство создает институты, способствующие реализации рассматриваемых прав. Во-первых, это законодательные акты (иначе – законодательная база), принимаемые в соответствии с Конституцией РФ, и направленные на развитие ее положений. Во-вторых, это создание системы судебных и правоохранительных органов. В-третьих, создание специальных институтов, например, уполномоченного по правам человека (Федеральный конституционный закон от 26 февраля 1997 г. №1-ФКЗ "Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации").

Защита прав и свобод человека - ключевая обязанность государства. Как мы уже подчеркивали, на практике, зачастую, нет автоматической реализации прав и свобод человека. Соответственно необходима борьба за права и свободы, когда возникают препятствия к их осуществлению и прямые их нарушения со стороны, как других лиц, так и должностных лиц государства. Нарушения прав и свобод человека должны быть ликвидированы, а виновные в таких нарушениях - наказаны. В этих целях государство предусматривает соответствующие юридические средства и юридические механизмы защиты нарушенных прав и свобод человека. Особая роль в их юридической защите отводится суду, правосудию. Создаются и другие специализированные органы и учреждения, призванные осуществлять защиту, прежде всего восстановление нарушенных прав и свобод человека.

Реализуется это право и наличием возможности у человека и гражданина обратиться в международные судебные инстанции (в частности Европейский суд по правам человека). Российская Федерация входит в Совет Европы (Федеральный закон от 23 февраля 1996 г. №19-ФЗ "О присоединении России к Уставу Совета Европы"; Федеральный закон от 23 февраля 1996 г. №20-ФЗ "О присоединении Российской Федерации к Генеральному соглашению о привилегиях и иммунитетах Совета Европы и протоколам к нему" [13]; Конвенция о защите прав человека и основных свобод (Рим,4 ноября 1950 г) (с изменениями от 21 сентября 1970 г., 20 декабря 1971 г.,1 января,6 ноября 1990 г., 11 мая 1994 г)), а потому решения высшей судебной инстанции по правам человека является действующей и обязательной на территории Российской Федерации.

Следующий механизм, гарантирующий конституционные права – институт гражданства (Федеральный закон от 31 мая 2002 г. №62-ФЗ "О гражданстве Российской Федерации" (с изменениями от 11 ноября 2003 г)).

Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека осуществляются государством через определение правового положения и статуса личности, прежде всего в качестве отечественного гражданина. Однако права и свободы любого человека, не являющегося отечественным гражданином, признаются, соблюдаются и защищаются в виде прав и свобод иностранного гражданина либо лица без гражданства. Это также является обязанностью Российского государства, ибо оно взяло на себя обязательство признавать, соблюдать и защищать права и свободы любого человека.

Таким образом, гарантия конституционных прав и свобод – это, прежде всего, обязанность государства. В целях гарантии прав и свобод государство создает институты, способствующие реализации таких прав. Во-первых, это законодательные акты (иначе – законодательная база), принимаемые в соответствии с Конституцией РФ, и направленные на развитие ее положений. Во-вторых, это создание системы судебных и правоохранительных органов. В-третьих, создание специальных институтов, например, уполномоченного по правам человека. В-четвертых, - институт гражданства.



4. Проблемы осуществления личных прав и свобод в России


Наиболее актуальными аспектами проблематики регулирования, реализации и защиты закрепленных в Конституции РФ прав человека и гражданина, как объективно полагает В.В. Лапаева, являются вопросы о пределах реализации этих прав, а также о возможности и критериях их ограничения. На взаимосвязь этих проблем указывает и Б.С. Эбзеев, считающий, что определение пределов основных прав, условий их реализации является объективной потребностью, с одной стороны, нормального функционирования общества, а с другой - свободы личности. Обращая внимание на то, что Конституция "не ограничивает основные права, она определяет их границы, нормативное содержание и круг полномочий, т.е. имманентные пределы", Б.С. Эбзеев полагает, что такие пределы обусловлены конституционным строем и должны быть ему тождественны". Сходная точка зрения высказывается и другими авторами. Заслуживает поддержки позиция В.Б. Исакова, который, обоснованно считая, что "права, предоставленные гражданину Конституцией, гарантированы Конституцией и международными документами, существенно важны, но не беспредельны", в этой связи полагает, что "правильное определение границы права - огромный труд".

В энциклопедической литературе под термином "предел" понимается последняя, крайняя степень чего-нибудь. В пределах чего-то - это означает "ограничиваться чем-нибудь, не выходя за какие-то границы, рамки, применяя ограничения". С другой стороны, "предел" может толковаться и как оптимальная мера чего-либо, что может вызывать различное его понимание в зависимости от целей и предмета исследования.

Общим подходом, не вызывающим существенных разногласий и традиционно преобладающим в советской и современной российской научной литературе, является объективное понимание того принципиального соображения, что в своем практическом воплощении права и свободы не беспредельны и не могут не иметь разумных границ. Так, М.В. Баглай полагает, что "свобода не может быть ни абсолютной, ни абстрактной. Она всегда конкретна, зависит от объективных условий развития общества". По этой причине возникает необходимость правового регулирования пределов реализации прав и свобод, ибо, по объективному мнению нобелевского лауреата Ф.А. Хайека, "любой закон ограничивает в какой-то мере индивидуальную свободу".

Как подчеркивает А.В. Малько, проблема правовых ограничений в самом общем плане является проблемой пределов свободы человека в обществе, поскольку "свобода каждого человека простирается лишь до той границы, от которой начинается свобода других людей. Стремясь установить эти границы, право содействует тому, чтобы в совместной жизни людей воцарился порядок, основанный на свободе". Практически та же точка зрения обосновывается и В.А. Конновым, полагающим, что проблемой правомерного ограничения прав и свобод граждан является определение границ свободы человека, которая не может быть беспредельной.

Тезис об определении границ свободы индивида правами других лиц высказывается и другими авторами. При этом указывается на то, что возможные ограничения прав и свобод обусловлены в том числе мерами и границами свободы, установленными правом. Именно такая позиция ("осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц"), обоснованная еще И. Кантом и первоначально нашедшая правовое закрепление в Декларации прав и свобод 1789 г., имеющая "классический" характер, отражена и в ч.3 ст.17 Конституции РФ. Следует отметить, что данное конституционное положение за два года до принятия Конституции РФ было первоначально закреплено в ст.4 Декларации прав и свобод человека и гражданина, чем, как полагает Б.С. Эбзеев, уже на ранней стадии становления новой российской государственности были определены "границы осуществления человеком принадлежащих ему прав и свобод".

Вместе с тем такой подход, основанный на нормах международного права и положениях ч.3 ст.17 Конституции РФ, несмотря на его объективный характер, разделяется не всеми учеными. В частности, В.С. Толстик обращает внимание на его формальную противоречивость, говоря, что "в абстрактно теоретическом понимании данный принцип, возможно, и верен, но при ближайшем рассмотрении его универсальность весьма и весьма ограничена. В реальной жизни довольно часто возникают ситуации, когда осуществление своих прав одним человеком приводит к невозможности осуществления этих прав другим человеком". Существуют и иные взгляды на параметры определения пределов прав и свобод граждан. В частности, интересна точка зрения, высказанная Н.В. Витруком, который объективно указывает на то, что "универсальным критерием определения пределов содержания права и его реализации служит указание на цели существования и реализации права". Наличие теоретических споров вызывает необходимость тщательного исследования этой проблемы, которое, как представляется автору, наиболее полно осуществлено в работах Л.Д. Воеводина, определяющего пределы осуществления прав и свобод как совокупность сложившихся на основе существующих в обществе социальных ценностей критериев и ориентиров (характерную для каждого исторически конкретного государства), очерчивающих границы пользования гражданами своими конституционными правами и свободами, а также осуществления в пределах Конституции и законов органами государственной власти и органами местного самоуправления принадлежащих им полномочий. К ним могут относиться общественные интересы, долговременные интересы государства, утверждение гражданского мира и согласия, утверждение суверенной государственности, стремление обеспечить благополучие государства, имеющие универсальный характер. Анализируя данную правовую категорию, Л.Д. Воеводин приходит к следующим основным выводам: а) установление Конституцией и законом пределов осуществления прав и свобод граждан является отнюдь не ограничением в их использовании, а исторически и социально необходимым упорядоченным пользованием ими в интересах общества и в целях построения демократического правового государства; б) на нынешнем переходном этапе пределы осуществления прав и свобод граждан суть реальное воплощение их свободы и ответственности, оптимального сочетания личных и общественных интересов при верховенстве последних; в) пределы осуществления прав и свобод граждан в Конституции и в законе выражены в виде критериев и ориентиров, руководствуясь которыми граждане определяют конкретные цели, избирают формы и способы правильного пользования тем или иным основным правом. При всем относительном многообразии критериев и ориентиров, очерчивающих пределы осуществления прав и свобод граждан в правовых средствах их выражения, они в конечном счете сводятся к главному - к интересам личности, общества и государства. Однако предложенная Л.Д. Воеводиным точка зрения, несмотря на ее объективный характер, все же не дает ответа на вопрос о конкретных критериях определения пределов и степени реализации прав человека. Высказывая в этой связи соображение о сложности разработки в этих целях определенной "системы индикаторов", В.С. Толстик приходит к выводу о том, что в каждом конкретном случае такими определяющими критериями могут служить основополагающие принципы и нормы международного права и нормы Конституции РФ. На сложность решения вопроса о составе и понятии ясно определенных критериев (параметров) пределов осуществления прав и свобод (что в определенной степени связано еще и с проблемой злоупотребления правами и свободами, т.е. недобросовестного или незаконного их использования во вред правам и интересам других граждан, или общества и государства) обращается внимание и зарубежными учеными. Так, немецкий правовед К. Хессе справедливо указывает на то, что основные права должны использоваться только в соответствии с их духом, но не вопреки их духу (например, в целях устранения основ конституционного строя и демократического порядка), когда будут иметь место злоупотребления правами и свободами (в частности, свободой выражения мнения, свободой преподавания, свободой переписки, собственностью и т.д.). С другой стороны, К. Хессе говорит о том, что "ограничение основных прав является определением границ их осуществления, так как оно устанавливает значение содержания каждого из прав свободы". Развивая свою мысль далее, К. Хессе обращает внимание на то, что "любое из основных прав обретает свою границу прежде всего там, где объективно кончается круг его вопросов". Поэтому вопросы объема какого-либо основного права ставят перед необходимостью тщательного анализа "сферы действия его нормы", который не всегда является легким. Другой немецкий ученый Г. Ханай полагает, что метод ограничений и урезаний свобод исторически находит отражение в западноевропейском законодательстве, исходя из тезиса о том, что правовые нормы должны устанавливать границы действий индивида, которые обусловлены общественной необходимостью. Справедливо указывая на то, что закрепленное в ч.3 ст.17 Конституции РФ положение "нуждается в дальнейших конкретизациях, в определенных уточнениях и оговорках", В.С. Нерсесянц обосновывал необходимость проведения большой и сложной работы научно-доктринального характера, которая требует творческих усилий от представителей юридической науки и государственно-правовой практики. Эта же проблема нашла отражение и в работах последнего времени В.В. Лапаевой, обращающей внимание на следующее: а) в очерченных в ч.3 ст.17 Конституции пределах осуществления прав сформулирован принцип формально-юридического равенства, означающий отсутствие у любого индивида каких-либо привилегий перед другими людьми в сфере права. Этот принцип и задает пределы правовой регуляции, т.е. пределы осуществления прав и свобод; б) в нормативном положении ч.3 ст.55 Конституции (о возможности ограничения федеральным законом прав и свобод человека и гражданина для защиты прав других лиц) речь идет об определении в федеральном законе пределов реализации прав и свободы в смысле ч.3 ст.17 Конституции РФ, а именно о том, что права одних лиц могут быть ограничены для защиты таких же по своему содержанию прав других лиц; в) федеральным конституционным законом и федеральным законом могут быть установлены пределы пользования основными правами и свободами в соответствии с принципом правового равенства, сформулированным в ч.3 ст.17 и конкретизированным в ряде иных статей Конституции РФ (в том числе в ч.3 ст.55); г) федеральным конституционным законом и федеральным законом могут быть установлены гарантии против злоупотреблений правами и свободами, но только в той мере, в какой это необходимо для пресечения таких злоупотреблений. Отсюда следует объективно обусловленная тесная взаимосвязь научных исследований понятий "ограничение прав" и "пределы осуществления прав" (устанавливаемых в целях защиты интересов личности, общества и государства от возможных злоупотреблений правом), которые целесообразно осуществлять на комплексной основе. В то же время понятия "ограничение прав и свобод" и "пределы осуществления прав и свобод" по вышерассмотренным основаниям не равнозначны и не являются совпадающими. В связи с этим Л.И. Глухарева, обоснованно призывая не смешивать понятия установления пределов осуществления субъективных прав человека (как "ответ на социальный вопрос точно обозначить формальное положение человека в системе общественных отношений, его возможностей с учетом развития общества") с изъятием (уменьшением, сужением) объема прав человека. Заслуживает внимания и мнение В.В. Лапаевой, в какой-то степени созвучное с позицией Л.И. Глухаревой, о том, что наблюдается смешение таких различных правовых понятий, как "ограничение прав", "определение пределов правовой регуляции" и "гарантии против злоупотребления правом".

На необходимость разграничения понятий "пределы прав и свобод" и "ограничения прав и свобод" обращает внимание и Б.С. Эбзеев, подчеркивая, что по социальной и юридической природе пределы основных прав отличаются от ограничений основных прав. В части пределов речь идет о границах признаваемой и защищаемой Конституцией свободе индивидов, а по существу - о нормативном содержании того или иного конституционного права, составе его правомочий и системе гарантий. Такие пределы обусловлены конституционным строем и должны быть ему тождественны. Что же касается ограничений основных прав в собственно конституционно-правовом смысле слова, то в этом случае имеются в виду допускаемые Конституцией и установленные федеральным законом изъятия из конституционного статуса человека и гражданина.

Во многом совпадающую с Б.С. Эбзеевым позицию высказывает В.С. Шевцов, по мнению которого, объем права имеет как свои естественные пределы в принципе, так и вполне определенные пределы в конкретной ситуации, которые являются динамичными и могут расширяться или, напротив, сужаться до полного исчезновения. Такие изменения могут происходить по причинам, непосредственно не зависящим от государства, особенно в условиях тяжелых кризисных условий. В результате происходит ограничение тех или иных прав и свобод человека.

В то же время, несмотря на очевидную целесообразность теоретического разграничения понятий "пределы ограничения прав и свобод граждан" и "пределы осуществления прав и свобод граждан", необходимость их комплексного исследования не вызывает сомнения. Как отмечает С.А. Горшкова, "то, как государство относится к вопросу об ограничении прав и свобод своих граждан, в каких пределах, на основе каких обоснований и с какой целью оно может пользоваться признаваемым за ним правом на дерогацию (отступление от взятых обязательств по соблюдению прав), является важным критерием зрелости демократического общества". Именно в связи с этим высказываются соображения о том, что фундаментальным правозащитным вопросом в России является вопрос о "пределах государственного произвола по отношению к отдельной личности" с соблюдением при этом принципов гуманности, справедливости и нравственности. Более того, в связи с отсутствием в международных правовых актах четких, ясных и определенных критериев ограничения прав и свобод человека в научной литературе высказываются предложения о разработке специального федерального закона об общих основаниях и условиях ограничения прав и свобод человека. В определенной степени такая позиция связана и с отсутствием, по мнению В.В. Лапаевой, "достаточно последовательной и стабильной практики правосудия в деле защиты закрепленных в Конституции РФ (а также иных общепризнанных) прав и свобод от произвольного вторжения в них со стороны федерального законодателя". Анализ рассмотренных в статье материалов позволяет сделать следующие выводы:

1) вопрос о пределах осуществления прав и свобод граждан и вопрос о пределах возможных ограничений прав и свобод граждан являются взаимосвязанными составными частями более общей проблемы обеспечения оптимального баланса интересов личности, общества и государства на конкретных исторических этапах их развития;

2) существует определенная взаимосвязь понятий "пределы осуществления прав и свобод граждан", "злоупотребление правами и свободами граждан", "ограничение прав и свобод граждан" и "пределы ограничений прав и свобод граждан", в связи с чем научное исследование их содержания целесообразно осуществлять на комплексной основе. В то же время содержание этих понятий не совпадает, имеет разный смысл и значение, в связи с чем они не могут рассматриваться в качестве синонимов и в целях исключения возможности методически неверного смешения вышеназванных понятий, каждое из них подлежит разграничению и требует отдельного теоретико-правового исследования;

3) проблема пределов ограничения прав и свобод граждан, как наиболее важная теоретическая проблема прав человека в эпоху глобализации и усиления позиций международного терроризма <*>, нуждается в новом научном осмыслении (во взаимосвязи с проблемой определения критериев пределов осуществления прав и свобод граждан) в рамках специального исследования и законодательном закреплении в целях обеспечения баланса интересов личности, общества и государства на современном этапе развития Российской Федерации.


Заключение


В действующей Конституции личные права и свободы (ст. 20 - 29) не только открывают главу о правах и свободах человека и гражданина, но и представлены в значительно более широкой степени, чем это было в предшествующих, советских конституциях.

Специфические особенности личных прав и свобод заключаются в следующем:

эти права и свободы являются по своей сущности правами и свободами человека, т.е. каждого, и не увязаны, напрямую с при подложностью к гражданству государства, не вытекают из него;

эти права и свободы неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения;

это такие права и свободы, которые необходимы для охраны жизни, свободы, достоинства человека как личности, и другие естественные права, связанные с его индивидуальной, частной жизнью.

Практический опыт показывает, что существуют единство и взаимосвязь всех видов прав и свобод. В этом смысле иерархическое построение прав и свобод, подчеркивание приоритета одних прав перед другими малопродуктивны. Трудно согласиться также с концепциями, обосновывающими абсолютное преимущество политических и личных (гражданских) прав, вплоть до полного отрицания социально-экономических прав и свобод. Ведь без определенного минимума социально-экономических прав наличие многих политических и личных прав и свобод ставится под вопрос. Это обстоятельство учитывают одобренные абсолютным большинством стран мира важнейшие международно-правовые документы по правам человека, рассматривающие социально-экономические права наравне с другими правами и свободами человека.


Список используемой литературы


Конституция Российской Федерации (с изм. от 14.10. 2005) // РГ от 25.12. 1993, № 237, СЗ РФ от 17.10. 2005, № 42, ст.4212.

Всеобщая Декларация прав человека. (Принята 10.12. 1948 Генеральной Ассамблеей ООН) // Российская газета от 05.04. 1995.

Конвенция о защите прав человека и основных свобод (Заключена в г. Риме 04.11. 1950) (вместе с Протоколом № 1 (Подписан в г. Париже 20.03. 1952), Протоколом № 4 об обеспечении некоторых прав и свобод помимо тех, которые уже включены в Конвенцию и первый протокол к ней (Подписан в г. Страсбурге 16.09. 1963), Протоколом № 7 (Подписан в г. Страсбурге 22.11. 1984)) // СЗ РФ от 08.01. 2001, № 2, ст.163.

Уголовно-процессуальный Кодекс Российской Федерации от 18.12. 2001 № 174-ФЗ (ред. от 01.06. 2005) // СЗ РФ от 24.12. 2001, № 52 (ч. I), ст.4921, СЗ РФ от 06.06. 2005, № 23, ст.2200.

Уголовный Кодекс Российской Федерации от 13.06. 1996 № 63-ФЗ (ред. от 21.07. 2005) // СЗ РФ от 17.06. 1996, № 25, ст.2954, СЗ РФ от 25.07. 2005, № 30 (ч.1), ст.3104.

Гражданский Кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11. 1994 № 51-ФЗ (ред. от 21.07. 2005) // СЗ РФ от 05.12. 1994, № 32, ст.3301, СЗ РФ от 25.07. 2005, № 30 (2 ч), ст.3120.

Федеральный закон “О свободе совести и о религиозных объединениях” от 26.09. 1997 № 125-ФЗ (ред. от 29.06. 2004) // СЗ РФ от 29.09. 1997, № 39, ст.4465, СЗ РФ от 05.07. 2004, № 27, ст.2711.

Федеральный закон “Об оперативно-розыскной деятельности” от 12.08. 1995 № 144-ФЗ (ред. от 22.08. 2004) // СЗ РФ от 14.08. 1995, № 33, ст.3349, СЗ РФ от 30.08. 2004, № 35, ст.3607.

Баглай М.В. Конституционное право РФ, учебник. - М., 2004.

Козлова Е.И., Кутафин О.Е. Конституционное право РФ. - М., 2001.

Конституционное право. Учебник. / Под ред. Лазарева В.В. - М.: “Юристъ”, 2004.

Конституционное право. Учебное пособие. /Авт. и сост. Богданова Н.А.М.: “Владос”, 2003.

Права человека. /Под ред. Е.А. Лукашева. - М.: НОРМА, 2005.



Случайные файлы

Файл
CBRR7030.DOC
148597.doc
16399-1.rtf
71922.rtf
13946.rtf