Обязательственное право в России (29748)

Посмотреть архив целиком


Министерство образования Российской Федерации



Государственное образовательное учреждение



Курский государственный педагогический университет


Факультет иностранных языков






Курсовая работа

Обязательственное право в России”.




Выполнил: Студент 5 курса

Трунин Игорь Юрьевич

Проверил: Алымова Е.В.



















Курск 2003


Введение.

Обязательственное право – совокупность правовых норм, заключающихся в праве одного лица требовать от другого лица совершения определённого действия или воздержания от действий. Действие обязательства рассчитано на будущее. В обязательстве сторона, имеющая право требовать, именуется кредитором, а сторона, на которой лежит обязательство выполнить требование кредитора,- должником. От права собственности, установленного на длительное время, обязательственные отношения отличаются тем, что они кратковременны и прекращаются с исполнением обязательства. Обязательства – отношения договора. Договоры бывают односторонние и двусторонние, в зависимости от того, является ли по договору обязанной только одна сторона, или обе стороны.

Обязательства являются одними из самых важных видов договоров. Без обязательств возможно не существовало бы вообще в гражданском законодательстве договорной системы. Именно поэтому мною и выбрана эта тема, так как она очень актуальна для развития как гражданского законодательства России, так и для развития самой России в целом.

В данной работе будет рассмотрено обязательственное право периода становления России на буржуазный путь развития, а также виды обязательств, которые присутствовали в дореволюционной России.

Одним из основных литературных источников, используемых для написания работы является: «Учебник русского гражданского права» Шершеневича. Он лучше всех других описывает становление и развитие обязательственного права в России. Следующим источником используемым для написания работы является Российская юридическая энциклопедия под редакцией Сухарева. Кроме того в работе будут использоваться произведения таких авторов, как Исаев, Золотухина, Лукашев,Хутыз, Сергейко.






  1. Буржуазные принципы обязательственного права.


1.1 Определение обязательства.


Под именем обя­зательства понимается такое юридическое отношение, из которого обнаружива­ется право одного лица на известное действие другого определенного лица. Само слово «обязательство» употребляется в различных значениях: а) в смысле обя­занности пассивного субъекта, например т. Х ч. 1 ст. 1548; b) в смысле права ак­тивного субъекта, например т. X, ч. 1, ст. 418; с) в смысле всего юридического отношения, например т. X, ч. I, ст. 533(8), и d) в смысле акта, удостоверяющего существование подобного отношения, например т. X, ч. 1, ст. 220. Наиболее со­ответствующим истинному значению является употребление этого выражения в смысле отношения, как бы обвязывающего (vinculum juris) участвующих в нем лиц (отсюда старинный обряд связывания рук договаривающихся, отсюда вы­ражение «суплетка», употребляемое Псковскою Судной Грамотой, ст. 103, для обозначения обязательства, которым стороны сплетаются). Ближайшее рас­смотрение выставленного определения обнаруживает следующие существенные признаки.1

1. В противоположность вещному правоотношению, в котором праву од­ного лица соответствует обязанность всех вообще сограждан, без более точного обозначения участников, в обязательственном правоотношении устанавливает­ся полная определенность лиц, участвующих в нем. Отношение существует толь­ко между известными лицами и не касается всех прочих сограждан. Эти лица, субъекты отношения, носят специальные названия. Активный субъект называ­ется верителем или кредитором, потому что он верит исполнительности пассив­ного субъекта, который называется должником, потому что он должен испол­нить то, к чему обязывает его установленное отношение.

2. Объектом обязательственного правоотношения является действие, которое в то же время составляет и содержание обязательства (кас. реш. 1870, № 1091). Действие предполагает точную определенность его, настолько, чтобы при исполнении обязательства не могло возникнуть сомнения относительно то­го, что должен сделать должник. Действие, составляющее объект обязательства, состоит а) в передаче от одного лица другому вещи в собственность, например купля-продажа, дарение, или b) в предоставлении одному лицу пользования ве­щью, принадлежащей другому, например ссуда, наем имущественный, с) или в совершении одним лицом личных услуг в пользу другого, например личный на­ем, доверенность, d) или в воздержании от тех действий, исключительное право совершения которых принадлежит должнику, например издательский договор. Во всяком случае в основе обязательственных прав лежат вещные, исключи­тельные или личные права.

Действие, составляющее объект обязательства, может быть положительно­го или отрицательного характера, причем действия первого рода имеют преоб­ладающее значение. Подведение под понятие «действие» воздержания не со­ставляет противоречия; воздержание не есть бездействие, - это не отсутствие воли, направленной на определенный результат, а, напротив, наличность такой воли. Примером обязательства с отрицательным содержанием может служить договор о том, чтобы одно лицо однородной торговлей не подрывало дела дру­гого, или договор издательский, в силу которого автор, уступая издателю право издания, обязывается не издавать сам своего сочинения, хотя бы и со значи­тельно измененным содержанием, но под тем же заглавием.

Действие, составляющее объект обязательства, может быть одновремен­ным, многократным и длящимся. Оно выполняется сразу, например, при пере­даче проданной определенной вещи; оно повторяется много раз, например, при доставке дров в казенное учреждение или при взносах наемной платы; оно будет длящимся, если продолжается все время, например хранение чужой вещи по до­говору поклажи, а также при всех действиях отрицательного характера.

3. В силу обязательства, активный субъект приобретает право на действие со стороны пассивного субъекта, а не право над лицом или на волю. Право над лицом означало бы стеснение его свободы, а это приближало бы его к положе­нию раба, а отношение - к вещному. Право на волю другого лица невозможно, потому что воля, по своей независимости, не может быть объектом права.

Объектом обязательства может являться действие пассивного субъекта, а не лицо его и не воля, то индивидуальность обязательства имеет настолько лишь значение, насколько интерес, соединенный с исполнением данного дейст­вия, зависит от личных качеств исполняющего. При безразличии этой стороны вопроса действие может быть выполнено каждым.

4. Юридическое отношение, принуждающее одно лицо к совершению дей­ствия в пользу другого, предполагает у последнего наличность интереса в вы­полнении этого акта. Где нет такого интереса или где он прекратился, хотя и был в начале, там нет обязательства или с того времени оно прекращается, хотя до этого момента имело полную силу.


    1. Основание обязательства.


Для возникновения обязательст­венного отношения необходим юридический факт, с наступлением которого за­кон связывал бы такое последствие. Сведенные в известные группы, эти факты носят название источников обязательства. На римском праве выработалась сле­дующая классификация источников, способных основать обязательственное от­ношение: 1) договор, 2) как бы договор, 3) правонарушение, 4) как бы правона­рушение, 5) все прочие факты, не подходящие ни под одну из указанных катего­рий. Этой системы и до сих пор придерживается итальянское законодательство (§ 1097). Такая классификация не может быть названа научной. Как справедливо заметил Барон, выражения «как бы договор» или «как бы правонарушение» не указывают, каково основание происхождения этих обязательств; они ука­зывают лишь на то, что должник по как бы договору должен обсуждаться по­добно должнику по договору; должник по как бы правонарушению - подобно должнику по правонарушению, ~ но и только. Поэтому из всех указанных в римском праве оснований могут быть удержаны только два: договор и право­нарушение.2

Нельзя также считать научной классификацию Дернбурга, который разде­ляет обязательства на две группы: основанные на юридической сделке и не ос­нованные на ней, потому что в действительности вторая группа остается без ос­нования. Эта точка зрения положена в основу французского гражданского ко­декс, в котором соответственно различаются obligations и engagements (§§ 1101 и 1370).

Относительно юридической сделки и правонарушения, как источников обязательства, не возбуждается сомнений. Необходимо подыскать основание для третьей группы. Если закон создает обязательственное отношение, то про­исхождение его обусловливается неосновательным обогащением одного лица на счет другого, т, е. переходом ценности из имущества одного лица в имущество другого без достаточного юридического основания.

Таким образом, источниками обязательства являются: 1) юридическая сделка, 2) правонарушение, 3) неосновательное обогащение. Такая классифика­ция принята, в сущности, германским гражданским уложением, хотя оно и ук­лонилось от перечня оснований.


    1. Развитие обязательственного права.

Момент появления в истории права обязательственных правоотношений представляется значи­тельно позднейшим в сравнении с моментом возникновения вещных правоот­ношений. Патриархальный, родовой склад быта, натуральное хозяйство, отсут­ствие торговли создавали мало благоприятную почву для развития обязательст­венного права. Ограниченный круг предметов, необходимых для удовлетворе­ния незначительных потребностей первобытного общества, приобретался не пу­тем обмена, а главным образом бесхитростной обработкой продуктов земли, окружающей место оседлости. Потребность в рабочих руках, в услугах удовле­творялась при помощи рабов и детей, подчиненных той же неограниченной вла­сти главы дома или рода.

В начальную пору своего появления обязательственные правоотношения еще мало отличаются от вещных. Отличие права на действие от права на вещь тем менее сознается, что не существует ясного представления о свободе лично­сти и у большинства нет имущественной обеспеченности. Для верителя, за от­сутствием у должника имущества, единственной гарантией исполнения является лицо обязавшегося. Первоначальное обязательственное отношение устанавли­вает не право на действие со стороны должника, а на него самого, если и не та­кое полное, как в отношении к рабу, то, во всяком случае, весьма близкое. По мнению Кунце, в развитии обязательства замечаются три периода: в первом обязательство представляет собой господство над должником, подобное праву собственности; во втором - господство над должником становится только час­тичным, смягченным, полным льгот для него; наконец, в третьем периоде обяза­тельство создает упорядоченное господство, возвышающееся на степень иде­альной власти.3

Подтверждений подобной конструкции обязательств можно найти не мало в истории. Так, в эпоху XII таблиц право кредитора на должника, хотя уже смягченное, было почти вещное, потому что простиралось на его лицо, а при невозможности распределить между несколькими кредиторами свободу несо­стоятельного должника юридический материализм шел так далеко, что перед ними отвечало его тело. Только Lex Poetelia явился выразителем переменив­шихся воззрений на сущность обязательства и в классическую эпоху римского права суровое nexum сменилось чисто обязательственным отношением, mutuum-На противоположном конце Европы, в Норвегии, древнее право предоставляло кредитору возможность отрезать несостоятельному должнику ту или другую часть тела - идея, положенная в основу позднейшей драмы (Шейлок). У древних германцев свобода была постоянным обеспечением кредитора, который обра­щал неисполнительного должника в положение раба, а позднее, в средние века, подобный должник, если и не считался рабом, то все-таки был ограничен в своей свободе. Та же идея всюду господствовала и до сих пор имеет большое применение на всем Востоке.

Если мы обратимся к истории русского права, то и здесь найдем подтвер­ждение. При договоре займа в древнейшую эпоху личность должника состав­ляла обеспечение права требования кредитора (закупничество), так что, в случае неисполнительности, должник отдавался верителю головой до искупа, без всяких роэисканий относительно его имущественных средств. Такой же харак­тер отношения замечается и при другом договоре - личном найме. Наймит был в положении полусвободного человека, которого хозяин мог бранить и бить:

малейший неосторожный шаг со стороны должника мог повлечь для него уже полное рабство (обельный холоп). В московский период в законодательстве проявляется тенденция изменить эту бытовую точку зрения. Судебник Иоанна IV ограничивает возможность превращения нанявшегося в холопа, запрещает служить у верителя за рост по займу. Этот взгляд поддерживается в дальнейшей истории. Вопреки установившемуся обычаю обращать несостоятельных долж­ников в рабов, законодатель дозволяет выдавать таких лиц кредитору головой только до чскупа, т. е. пока не отработаются. В XVII веке вырабатывается по­степенно идея имущественной ответственности за неисполнение по обязатель­ству, вырабатывается порядок обращения взыскания за долги не на лицо, а на имущество должника. С того времени отрешенность обязательства от лица должника установилась во взглядах законодателя, но долго еще в бытовых от­ношениях продолжало сохраняться воззрение на обязательство, как имеющее своим объектом самого должника.4


    1. Субъекты обязательства.


Обязательственное отношение предполагает непременно наличность не менее двух субъектов, активного и пассивного, из которых первый носит общее название верителя, а второй - должника, не говоря уже о тех разнообразных наименованиях, какие присваиваются им в отдельных договорах, как: продавец, покупщик, наниматель, страхователь, покладчик, подрядчик, товарищ и т. п. Обязательственное отношение устанавливается между определенными субъек­тами; но в некоторых случаях эта определенность затемняется и личность ак­тивного субъекта обнаруживается из посторонних обстоятельств. Обязательст­венное отношение предполагает существование не менее двух субъектов, но возможно увеличение числа их на активной и пассивной стороне.

В большинстве обязательств на активной и пассивной стороне встречается по одному лицу, одному должни­ку соответствует и один веритель. Но возможны случаи, когда активных и пас­сивных субъектов будет более двух, одному должнику соответствует несколько верителей, одному верителю соответствует несколько должников; наконец, не­скольким должникам соответствует несколько верителей.

1. Если должник обязан выполнить условленное действие только в части каждому из нескольких верителей, или веритель имеет право требовать только в части исполнения от каждого из нескольких должников, то такое отношение может быть названо долевым обязательством.

2. Если каждый должник обязан исполнять в пользу верителя все действие, составляющее содержание обязательства, или каждый веритель имеет право по­требовать от должника совершения в его пользу всего действия, - то такое от­ношение называется солидарным обязательством (термин, известный нашему законодательству - Общ. уст. росс. жел. дор., ст. 118). Солидарность бывает на активной и пассивной стороне, смотря по тому, существует ли в обязательстве.

Выводы: В первой главе курсовой работы были рассмотрены теоретические вопросы, связанные с принципами обязательственного права и их особенностями. Дано определение обязательства, выделены основные принципы буржуазного обязательственного права и даны характеристики субъекта и объекта обязательств. Также кратко описана история зарождения обязательственного права.






2. Обязательственное право в условиях капитализма.


Договоры имеют своей целью или передачу вещей в собственность, или передачу вещей во временное пользование, или пре­доставление пользования чужими услугами, или предоставление возможности действий, составляющих исключительное право других лиц. Соответственно тому, договоры могут быть разделены на следующие группы.

1. Купля-продажа, обмен, запродажа, поставка, дарение, заем, страхова­ние.

2. Имущественный наем, ссуда.

3. Личный наем, подряд, перевозка, доверенность, комиссия, поклажа, то­варищество.

4. Издательский договор.

Рассмотрим некоторые из них.


2.1 Купля-продажа.


Со времени перехода от натурального к денежному хозяйству наиболее важным договором, по своему бытовому значению, является купля-продажа.

Купля-продажа есть договор, в силу ко­торого одна сторона обязывается передать другой вещь в собственность, а та уплатить ей известную сумму денег.

Купля-продажа представляет собой двусторонний договор. Как это ни странно, но относительно купли-продажи в русском законодательстве возбуж­дается сомнение, следует ли, во-первых, считать ее договором и, во-вторых, признавать ли за нею характер двусторонности. По этому вопросу мнения рус­ских юристов резко разделились. Мейер признавал куплю-продажу и по рус­скому законодательству двусторонним договором, тогда как Победоносцев, ос­новываясь на словах Сперанского, считавшего купчую за traditio symbolica, ут­верждает, что у купля-продажа не договор, а действие, которым одна сторона передает другой вещь за определенную цену. Поводом к такому заключению служит то обстоятельство, что купля-продажа отнесена не к договорам, а к способам приобретения прав на имущества. Но признанию купли-продажи актом перенесения права собственности препятствует соглашение, которое лежит в ее основании и которое не выделяется в особое отношение, а сливается. Ссылка на историческое значение купчей может иметь силу только для недвижимостей, но, кроме них, покупаются и продаются движимые вещи, а ку­плю-продажу движимости и сам закон называет договором (т. X, ч. 1, ст. 1490 и 1514).

Поэтому практика, отвергнув сомнение в договорном характере, признала куплю-продажу односторонним договором, по которому одно лицо обязывается уплатить другому известную сумму денег за вещь, приобретенную от него в собственность. При этом упускается из виду, что даже в тех странах, законы которых признают переход права собственности в момент совершения договора, купля-продажа все же признается двусторонним договором, потому что на продавце лежат и другие обязанности. Неверно представляется основная точка зрения, будто по русским законам право собственности переносится од­новременно с договором. Такое мнение относительно движимых вещей прямо отвергается законом, который, кроме договора, как основания, требует еще пе­редачи (т. X, ч. 1, ст. 1510), но и относительно недвижимостей установлен осо­бый акт ввода во владение, которому практика придает большое значение и ко­торый основывается на предшествующем ему договоре.

Цель договора купли-продажи состоит в перенесении права собственно­сти на покупателя. Обмен допустим при условии, что каждая сторона предоста­вит другой возможность полного распоряжения вещами, а это может, быть дос­тигнуто только перенесением права собственности. Поэтому предоставляется совершенно ошибочным мнение, например Виндшейда, основанное на римском праве, будто «достаточно, чтобы вещь перешла в состав имущества покупателя. Нет необходимости устанавливать какое-либо право на купленную вещь, необ­ходимо только предоставление пользования правом».5 При этом забывается, что имущество есть понятие юридическое, а не только экономическое, что, с ука­занной точки зрения, всякое возмездное пользование чужой вещью должно быть признано куплей-продажей, и действительно, в нашем крестьянском быту употребляется выражение «купить десятину или полосу» - в смысле аренды. Можно пойти далее и признать, что рабочая сила, труд могут быть куплены, а потому договор личного найма превратится в договор купли-продажи. Но юриспруденция должна устанавливать точные определения, а не допускать та­кого смешения понятий. Римскому праву следует законодательство французское (livrer § 1582), напротив, по германскому уложению продавец вещи обязан предоставить покупателю право собственности на нее (§ 433).

Форма купли-продажи различается, смотря по тому, продается ли движи­мая или недвижимая вещь.

1. Для купли-продажи движимых вещей закон не устанавливает письмен­ной формы, а потому словесное соглашение совершенно достаточно для силы ^договора и существование его может быть подтверждено свидетельскими пока­заниями. Совершение купли-продажи совпадает с моментом состоявшегося соглашения, со временем принятия сделанного предложения.

2. Напротив, для купли-продажи недвижимостей закон предписывает форму, которая неразрывно связывается с соглашением (т. X, ч. 1, ст. 1417; Нот. пол. ст. 66). Недостаток установленной формы не может быть восполнен пол­ным согласием контрагентов и признанием с их стороны факта совершения до­говора - такая сделка не производит желаемых юридических результатов. Со­глашение продавца и покупателя выражается прежде всего в совершении акта у младшего нотариуса. Здесь должны быть установлены условия договора, из ко­торых наиболее важным в бытовом отношении является условие о том, кто пла­тит пошлину за переход имущества, так как она составляет значительную сумму (4% с цены). Старший нотариус, убедившись в согласии сделки с действующими законами и в принадлежности недвижимости лицу отчуждаю­щему, взыскивает пошлины и делает на самой выписи надписи об утверждении, вносит содержание акта в крепостную книгу, отмечает о том в реестре крепост­ных дел (Нот. пол., ст. 167 и 169), и, наконец, выдает указанному в договоре ли­цу купчую крепость.6


2.2 Запродажа.


Запродажей называется договор, в силу которого стороны обязываются заключить в известный срок договор купли-продажи.7

Из этого определения видно, что запродажа представляет собой предва­рительный договор о заключении другого договора. Потребность в нем вызыва­ется существованием препятствий к заключению того договора, который предполагается в будущем, вследствие отсутствия каких-либо условий, необходимых для его заключения. С изменением впоследствии обстоятельств откроется воз­можность заключить главный договор. Исторически договор запродажи вызван невозможностью совершить куплю-продажу на недвижимости, находящейся под запрещением. Причиной заключения запродажи может быть также отсутствие в данный момент права собственности, которое необходимо для купли-продажи, или ожидаемое появление вещи в будущем.

Хотя закон наш определяет запродажу, как договор, в силу которого одна сторона обязывается продать другой вещь (т. X, ч. 1, ст. 1679), но несо­мненно, что запродаже присуща двусторонность. Закон, по-видимому, выра­зился неточно, так как в последующих своих определениях устанавливает обя­занности для обеих сторон.

Закон считает существенным указание срока, в который стороны обязы­ваются заключить договор купли-продажи (т. X, ч. 1, ст. 1679, 1682). Однако за­кон не связывает упущение срока с недействительностью запродажи, и потому отсутствие в запродажном договоре срока должно быть толкуемо в том смысле, что каждый из контрагентов вправе потребовать совершения купли-продажи во всякое время. Срок может быть установлен не только календарным днем, но и поставлен в зависимость от наступления известного события.

Из сказанного обнаруживается некоторое отличие запродажи от купли-продажи с одной стороны и поставки с другой. От купли-продажи запродажа отличается, по мнению практики, тем, что проданная вещь поступает немед­ленно в собственность покупателя, а по договору запродажи сохраняется право собственности на запродаваемую вещь (кас. реш. 1861, № 72). Было уже указа­но, что совершение купли-продажи не соединяется с немедленным переходом права собственности, который стоит в зависимости от передачи. Поэтому отли­чительный признак между куплей-продажей и запродажей следует искать в дру­гом обстоятельстве. Купля-продажа предполагает непременно право собствен­ности на вещь, тогда как для запродажи закон такого условия не устанавливает. Поэтому запродажа может быть вещь чужая, вещь еще не существующая. От поставки запродажа отличается определенностью вещи, характеризуемой видо­выми, а не родовыми признаками. По этим двум признакам, отсутствию права собственности и определенности вещи, так называемая продажа будущего уро­жая или сенокоса должна быть признана запродажей.8

Договор запродажи, все равно, касается ли он недвижимости или движи­мости, требует письменной формы (т. X, ч. 1, ст. 1683), так называемой запро­дажной записи, отсутствие которой устраняет возможность свидетельских показании. Но закон вовсе не настаивает на нотариальной форме, и запродажа, со­вершенная домашним порядком, будет вполне действительна (кас. реш. 1876, №362).

Исполнение по договору запродажи состоит в совершении в установленный срок договора купли-продажи на тех условиях, какие были указаны в предвари­тельном договоре. Назначенный в договоре запродажи срок относится вообще к совершению акта купли-продажи, следовательно к начальному моменту, а не непременно к моменту утверждения купчей старшим нотариусом (contra кас. реш. 1875, №794). Как и всякий договор, запродажа дает право каждому из контрагентов требовать от другого совершения договора, но не принуждать его к тому. Поэтому уклонение от совершения купли-продажи может повлечь за со­бой ответственность, условленную договором, платеж неустойки, потерю за­датка, а также обязанность возместить весь ущерб, причиненный неисполнением (кас. реш. 1871, №378).

Договор запродажи прекращается, помимо исполнения, по следующим причинам: а) с истечением условленного срока запродажа теряет свою силу по отношению к обязанности контрагентов заключить договор купли-продажи (т. X, ч. 1, ст. 1682), но сохраняет еще свое значение и после этого срока, на­сколько вопрос касается определенных запродажей последствий; Ь) если к ус­ловленному сроку не будет приобретено право собственности, то и договор ку­пли-продажи не может быть исполнен, но это обстоятельство не освобождает от ответственности за неисполнение; с) такое же последствие влечет за собой ги­бель запроданной вещи или не появление ожидавшейся вещи, например, если жучок выел посев или солнце со жгло траву, и так как невозможность исполне­ния наступает по причинам, не зависящим от воли контрагентов, то договор прекращается, освобождая стороны от всякой ответственности.9

Для договора запродажи недвижимости закон наш устанавливает специ­альные положения о задатке, которые не могут иметь применения к другим до­говорам и к запродаже движимых вещей. Условие о задатке может быть вклю­чено в запродажную запись, но оно может быть выражено и в особом акте, за­даточной расписке (т. X, ч. 1, ст. 1685). Задаточная расписка должна содержать в себе: а) указание времени ее выдачи, Ь) определение условий договора, кото­рый обеспечивается задатком, т. е. купли-продажи или запродажи, с) обозначе­ние срока, в который стороны обязываются заключить договор и который не должен превышать одного года (т. X, ч. 1, ст. 1686). Если стороны в условленный срок или, если срок не был установлен, в течение года со времени выдачи расписки не совершат предположенного договора, то с этого момента начина­ется течение давности для силы задатка.





2.3 Поставка.


Совокупность юридических отношений, охватываемых на Западе одним понятием купли-продажи, у нас разлагается на три вида по едва уловимым при­знакам, а именно: на куплю-продажу в тесном значении этого слова, запродажу и поставку. В этом случае законодатель принял бытовые понятия, не обратив внимания на то, что они не содержат в себе достаточно юридических признаков различия. С этой системой трех договоров, служащих одним и тем же юридиче­ским средством достижения экономической цели, русское законодательство стоит совершенно одиноко среди других правильных законодательств. Смеше­ние понятий на этом не ограничивается. Законодатель не только разбил один договор на три, мало отличающихся, но еще сблизил один из них, поставку, с договором подряда, который представляет собой квалифицированный договор личного найма. Таким путем образовалось сближение ряда понятий, конечные члены которого, купля-продажа и личный наем, ясно указывают на смешение понятий, совершенно различных в бытовом и юридическом отношении.10

Поставкой называется договор, в силу которого одна сторона обязывается к назначенному сроку передать вещи определенного рода и в определенном количе­стве, а другая сторона обязывается заплатить за то известную сумму денег.

Отличие поставки от купли-продажи определяется, по взгляду нашей практики, следующими признаками, а) Продавец в момент совершения купли-продажи должен иметь право собственности на продаваемую вещь, тогда как поставщик может не быть собственником в момент совершения договора по­ставки и в действительности обыкновенно не бывает. Ь) Продаваемая вещь должна быть определена индивидуальными признаками, тогда как при поставке вещи определяются лишь количеством и качеством. Поэтому недвижимость, как вещь всегда определенная, не может быть предметом поставки, с) В купле-про­даже между совершением договора и исполнением его может и не быть промежутка времени, тогда как для договора поставки он представляется существен­ным. Таковы признаки, выставляемые нашей практикой по необходимости, хотя очевидно, что они вытекают не из существа договоров, а из обыкновенного способа их совершения и исполнения.

С договором запродажи поставку сближает возможность отсутствия права собственности, что недопустимо в купле-продаже. Отличает же запро­дажу от поставки определенность запродаваемой вещи.11

Различаясь только по форме, а не по существу, договор поставки, в своем исполнении, подчиняется тем правилам, которые устанавливаются для купли-продажи. Со стороны поставщика исполнение заключается в передаче услов­ленных вещей, а со стороны его контрагента в принятии их и в платеже уста­новленной цены. Сам платеж может произойти после исполнения своей обязан­ности поставщиком, но производство платежа в момент совершения договора, во всяком случае до исполнения, не изменяет природы договора (кас. реш. 1875, № 374). Все последствия неисполнения договора купли-продажи применимы в равной степени и с договором поставки.


2.4 Мена.


Мена представляет такой договор, в силу которого обе стороны обязыва­ются взаимно передать друг другу определенные вещи в собственность. Договор мены отличается от купли-продажи тем только, что в нем вещь обменивается на вещь, а не на деньги, как в купле-продаже. Тот и другой договоры служат цели экономического обмена. С точки зрения экономической, каждая купля-продажа представляется меной, потому что вещь обменивается на деньги, чтобы потом деньги обменять на вещи. Деньги играют только роль посредника в меновых сделках. Если землевладелец продает свой хлеб за деньги, а потом на эти деньги покупает одежду, то в действительности он только меняет свои произведения на продукты производства других лиц. Эта экономическая точка зрения совер­шенно верна, насколько имеются в виду конечные результаты всех действий, направленных к удовлетворению всех потребностей. Но, рассматриваемый исключительно с точки зрения юридических средств достижения конечной цели, весь процесс экономического обмена разлагается на отдельные акты купли-продажи.12

Договор мены в историческом развитии предшествует договору купли-продажи, который появляется только с введением денег и вытесняет мену со времени замены натурального хозяйства денежным. До появления денег мена была единственной сделкой обмена между отдельными лицами, между отдель­ными племенами.

Запрещая, по обще­му правилу, мену недвижимостей, закон устанавливает 4 исключения (т. X, ч. 1, ст. 1374), когда такая мена допускается: 1) для доставления удобного выгона по­садам и огородам, дозволяется менять казенные земли на частные; 2) для при­обретения выгона в случае обращения селений в города; 3) для миролюбивого развода общих чрезполосных дач по правилам, изложенным в межевых законах; 4) для отвода наделов крестьянам.13


2.5 Заем.


Займом называется договор, в силу которого одно лицо обязывается возвратить взятые у другого в собствен­ность заменимые вещи в том же количестве и того же качества. Из этого оп­ределения обнаруживаются существенные элементы договора займа: односто­ронность договора, передача заменимых вещей в собственность, обязанность возвращения. Кроме того, в договоре займа возможны и случайные элементы, из которых обращают на себя особенное внимание условие о сроке и о процен­тах.

Заем представляет собой односторонний договор: в нем лишь одна сторо­на обязывается к совершению действия, к возвращению взятого, тогда как дру­гая сторона имеет только право, потому что она совершила действие одновре­менно с совершением договора, передала известную сумму денег или других за­менимых вещей. Поэтому следует признать неправильным взгляд Мейера на за­ем, как на договор двусторонний, в силу которого одно лицо обязывается пере­дать заменимые вещи, а другое возвратить равную ценность. Такое соглашение, если бы оно и встретилось в действительности, было бы не договором займа, а предварительным договором о совершении в будущем займа. Договор о взаим­ном кредите не подходит под понятие о займе, так как имеет свою самостоя­тельную юридическую природу. Наш закон имеет во всех своих постановлениях иметь ввиду односторонность займа, которая особенно ясно обнаруживается из образца заемного письма (прил. к ст, 2034 т. Х ч. 1).

Цель займа - приобрести право собственности на заменимые вещи. Со­ответственно тому взявший их имеет полное право распоряжаться ими по сво­ему усмотрению, и давший их не вправе потребовать их обратно, например, в случае неплатежа в срок процентов.

Действие, которое составляет содержание обязательства, основанного на займе, заключается в возвращении ценности. Возвращены должны быть не те же вещи, что были взяты, а только подобные, того же рода и в том же количе­стве. Это вытекает из того, что переданы были вещи заменимые, а не индивиду­альные и что право собственности за них перешло к должнику.

Лица недее­способные не могут заключать договора займа и на этот-то договор обращает особенное внимание законодатель, который стремится оградить интересы лиц, состоящих под опекой, потому что заем представляет наибольшую для них опасность. Договор займа, заключенный несовершеннолетним, сумасшедшим, расточителем - недействителен, когда пассивным субъектом является недееспо­собное лицо. Напротив, когда недееспособное лицо является активным субъек­том, то договор займа, ввиду его односторонности, сохраняет свою силу.14

1. Обязательство по займу, составленное у нотариуса, называется крепост­ным заемным письмом и должно быть удостоверено подписью, по крайней ме­ре, двух свидетелей (т. X, ч. 1, ст. 2033 и 2034). Преимущества крепостного за­емного письма перед домашним заключаются: а) в устранении возможности со стороны должника спорить о безденежности займа, Ь) в удовлетворении при конкурсе преимущественно перед домашним, с) в возможности требовать, чтобы суд обеспечил иск, основанный на таком документе (Уст. гр., ст. 595).

2. Обязательство по займу, составленное дома, называется домашним или домовым заемным письмом и пишется без свидетелей. Домашнее заемное пись­мо представляется мало надежным обеспечением кредитора. По такому доку­менту кредитор: а) не может требовать законной неустойки в случае просрочки со стороны должника и Ь) при конкурсе не получает удовлетворения, равного с прочими кредиторами, а удовлетворяется лишь из остатков (т. X, ч. 1, ст. 2039). Чтобы избежать таких невыгодных последствий, необходимо явить письмо но­тариусу не позже, как в семидневный срок, если предъявитель живет в городе, в месячный, если он живет в уезде (т. X, ч. 1, ст. 2036). Явка, по смыслу закона, должна быть произведена самим должником. Трудно предполагать, чтобы должник согласился всегда на этот невыгодный для него акт после того, как по­лучил деньги. Зная это, очевидно, и кредитор не согласится дать деньги, пока должник не представит ему явленного письма. Ввиду этих формальностей и по­следствий их упущения заемное письмо в нашем быту совершенно вытеснено простым векселем.15


2.6 Дарение.


Дарением называется безвозмездный договор, направленный непосредственно на увеличение имущества одаряемого в соответ­ствии с уменьшением имущества дарителя.

Дарение представляет собой сделку, основанную на взаимном соглаше­нии, а не на воле одного дарителя. До принятия предлагаемого дара лицом ода­ряемым дарение не имеет силы. Поэтому-то дарение признается договором. Ме­жду тем, другие отводят дарению иное место в системе гражданского права. Исходя из того взгляда, что в большинстве случаев дарение направлено к пере­несению права собственности с одного лица на другое и что переход этот со­вершается одновременно с моментом соглашения, - причисляют дарение к спо­собам приобретения собственности (Победоносцев). Однако, тот факт, что да­рение чаще всего направлено к перенесению права собственности, еще не Дает основания игнорировать те случаи дарения, когда оно чуждо этой цели. Во-вто­рых, даже в дарении, направленном на перенесение права собственности, мо­мент перехода последнего не всегда совпадает с моментом соглашения, и тогда между дарителем и одаряемым устанавливается обязательное отношение. Иные, принимая в соображение, что посредством дарения возможно установление всех видов прав, отводят место дарению в общей части гражданского права (Мспер).

В числе признаков дарения находится безвозмездность сделки. С юриди­ческой точки зрения под безвозмездностью следует понимать только то, что пе­редаваемой ценности не соответствует эквивалент. Безвозмездный характер дарения влияет на степень от­ветственности дарителя за отчуждаемое право на вещи и за недостатки вещей.16

Дарение направлено к увеличению имущества одаряемого. Это состав­ляет непосредственную цель, а потому не подходит под понятие дарения такая меновая сделка, в которой одна сторона выигрывает больше другой, потому что такое обогащение составляет случайный элемент и не является прямой це­лью соглашения. Не будет дарением, когда должник, снисходя к кредитору, предоставляет ему в обеспечение его права требования залог или поручительст­во, потому что этим действием он не увеличивает ценности имущества своего верителя, а только обеспечивает его права. Увеличение имущества одаряемого производится: а) передачей вещей в его собственность; Ь) предоставлением ему других вещных прав, с которыми соединено пользование; с) установлением обя­зательственного отношения, в котором одаряемому присваивается право требо­вания; d) освобождением одаряемого от обязательства или устранением ограни­чения его права собственности.17

Дарение есть общее название описанной сделки. Она получает специаль­ное наименование приданого, когда совершается по поводу замужества, - по­жертвования, когда совершается частным лицом в пользу государства или об­щества, - пожалования, когда совершается от имени государства частному ли­цу.


2.7 Ссуда.


Ссудою называется договор, в силу которого одно лицо уступает безвоз­мездно другому временное пользование своими вещами (т. X, ч. 1, ст. 2064).

1) Со­держание договора ссуды составляет предоставление пользования вещью со сто­роны собственника другому лицу. Следовательно, вещь передается не в собст­венность, а только в держание.

2) Пользование предоставляется не навсегда, а на известное время, и если срок в договоре не указан, то пользование должно быть прекращено в каждую минуту по требованию собственника.

3) Из понятия о временном пользовании вытекает право собственника требовать возвращения своей вещи в том же виде и состоянии, в каком она была предоставлена.

4) При­знаком, характеризующим ссуду, является безвозмездность договора - пользо­вание предоставляется, как выражается наш закон, без всякого за употребление возмездия.

5) В ссуду могут быть отдаваемы не потребляемые и незаменимые вещи. а если и отдаются вещи по своей природе заменимые, то с присвоением им характера незаменимости, например, один берет у другого особые сорта плодов, муки для выставки или представления их в виде образца своих товаров. Закон наш говорит, что предметом ссуды могут быть всякого рода движимые вещи, одушевленные и неодушевленные, домашний и рабочий скот, орудия, ин­струменты, платья и т. п. (т. Х ч. 1 ст. 2065).

По указанным признакам ссуда отличается от некоторых договоров близ­ко с ней соприкасающихся. Предоставление пользования составляет содержание и договора имущественного найма. Различие между ними заключается в том, что ссуда договор безвозмездный, а имущественный наем предполагает плату (т. X, ч. 1, ст. 20641). От договора поклажи, где также устанавливается обязан­ность возвращения той же самой вещи, ссуда отличается тем, что принявшему вещь на сохранение ни в коем случае не предоставляется право пользования, которое составляет главное содержание договора ссуды. Ссуда в общежитии и в законодательстве (т. X, ч. 1, ст. 2064) нередко смешивается с договором займа, но с точки зрения юридической между ними нет даже близости. По дого­вору займа право собственности на деньги переносится с кредитора на должни­ка, тогда как по договору ссуды право собственности на отданные в пользование вещи остается за кредитором. Занимать можно только вещи заменимые, то­гда как отдавать в ссуду можно только незаменимые вещи. Поэтому ссуда уста­навливает обязанность возвращения той же вещи.


2.8 Имущественный наем.


Имущественным най­мом называется договор, в силу которого одна сторона за определенное возна­граждение обязывается предоставить другой временное пользование своей вещью.18 Предмет найма, срок пользования и вознаграждение за него составляют, по мнению закона, существенные принадлежности этого договора (т. X, ч. 1, ст.1691).

Содержание договора имущественного найма состоит в предоставлении пользования вещью.19 Приобретаемое по этому договору право не есть право соб­ственности, а лишь право извлечения из вещей той пользы, которая обнаружи­вается из их экономического назначения. Содержанием своего обязательства договор имущественного найма близко соприкасается с ссудой, отличаясь от нее возмездностыо. Приближаясь с экономической стороны к договору купли-продажи, как обмен ценностей, имущественный наем существенно отличается от него с юридической точки зрения тем, что не соединяется с переходом права собственности.

Предоставляется пользование только временное. Указание срока в дого­воре необходимо, потому что упущение его будет истолковано, согласно вре­менному характеру пользования, не в смысле вечности его, а в смысле возмож­ности прекращения его во всякое время. Своей срочностью имущественный на­ем отличается от пожизненного пользования, хотя различие между ними, еще более существенное, заключается в том, что одно отношение абсолютное, а другое - относительное.

Вещи потребляемые неспособны составить содержание имуще­ственного найма, потому что пользование ими соединено с уничтожением их целостности, например, съестные припасы можно занять, но не нанять. Вещи заменимые также непригодны для найма, потому что, передавая их другому, от­дающий ожидает получить не те же вещи, а только подобные, а, следовательно, передача заменимых вещей соединена с перенесением права собственности, что противоречит сущности договора найма, например, нельзя говорить о найме денег.20 Так как имущественный наем имеет своим содержанием предоставление другому пользования, то он предполагает право пользования в лице отдающего в наем, следовательно, этот договор может быть заключен собственником и по­жизненным пользователем.21

Признаком, характеризующим имущественный наем, является возна­граждение за предоставленное пользование. Этот признак настолько существе­нен, что отсутствие его, по взгляду самого закона, превращает предполагаемый договор имущественного найма в ссуду (т.Х, ч. 1, ст. 2064). Вознаграждение чаще всего выражается в форме денег, но это не составляет необходимости. Плата может быть определена известной частью произведений, собранных с на­нятой земли.

В договоре имущественного найма, на­зываемого также арендою, когда наем касается земли, - контрагентами являют­ся: а) хозяин, т. е. лицо, отдающее в наем, и Ь) наниматель или арендатор, т. е. лицо, приобретающее право пользования по договору.

2.9 Личный наем.


Под именем личного найма понима­ется договор, в силу которого одно лицо за вознаграждение приобретает право временного пользования трудом другого лица.22 Общие положения о личном найме чрезвычайно скудны в русском законодательстве, напротив, специальные по­становления весьма многочисленны.

Личный наем, устанавливающий обязательственное отношение, в осно­вании своем имеет договор. Он предполагает свободное соглашение сторон о пользовании и предоставлении труда. Этим признаком личный наем отличается от тех форм пользования чужим трудом, которые имеют иное основание. Так, пользование чужим трудом может основываться на родительской власти, на за­коне, обязывающем одних лиц к работе в пользу других лиц (крепостные, вре­менно-обязанные). Договор личного найма предполагает свободу распоряжения своей рабочей силой. Поэтому рабы не могли быть субъектами личного найма, а только объектами, даже тогда, когда труд их был направлен не в пользу их господина, а в пользу постороннего лица.23

Содержание обязательства, возникающего из договора личного найма, составляет пользование чужим трудом. С этой стороны личный наем отличается от имущественного найма и ссуды, которые состоят в пользовании чужой ве­щью. Вместе с тем, весьма важное различие между ними заключается в том, что вещь имеет обособленное существование, независимое от ее собственника, и по­тому пользование ею со стороны постороннего лица не затрагивает самого хо­зяина, тогда как труд неотделим от человека, а потому пользование первым косвенно распространяется и на носителя рабочей силы. Труд предоставляемый в пользование другого лица, может носить грубый физический характер, на­пример, обязанность колоть дрова или переносить груз, или это может быть высший умственный труд, например, обязанность участвовать в концерте или писать передовые статьи. Если наем имеет дело с производительным трудом, т, е. направленным на производство материальных благ, то результат труда со­ставляет объект права собственности того лица, которое имеет право на труд. Хотя содержание личного найма состоит в пользовании только трудом, но ха­рактер договора не изменяется, если наниматель воспользуется также чужими материалами и орудиями, как необходимыми средствами приложения труда, например, плотник приносит свой топор, пилу, обойщик свои гвозди, стеколь­щик свою замазку, швея иголки, нитки и т. п.24

Договор личного найма, по общему правилу, предполагает возмездность, так что, если стороны упустили в своем договоре это обстоятельство, все же право на вознаграждение предполагается (т. X, ч. 1, ст. 2218), если только предположение это не исключено специальными законами (Уст. торг., ст. 8). Вознаграждение за труд может выражаться не только в определенной сумме де­нег, но также в содержании, одевании, кормлении и доставлении приюта.

Совершение договора. Договор личного найма, для своей си­лы, требует дееспособности контрагентов и соглашения их воли.


2.10 Подряд.


Наш закон определяет подряд, как такой договор, в си­лу которого одно лицо принимает на себя обязательство, за известное вознаграждение, изменить своим иждивением предприятие (т. X, ч. 1, ст. 1737). Содержание договора подряда представляет собой комбинацию трудового и капиталистического элементов и занимает среднее место между личным наймом и поставкой. Из указанного определения закона, а также из бытовых проявлений этого договора обнаруживаются следующие характерные признаки подряда.

Закон вводит признак исполнения предприятия. Под этим выражением, не вполне точно отвечающим своему значению, понимается цельность работы, объединение ее общим планом самого подрядчика, наконец, употребление лич­ных сил и материальных средств для определенной цели. В соединении с други­ми признаками и этот имеет свое значение. Между тем, наша практика стара­ется придать ему решающее и исключительное значение. «Вступающий в обяза­тельство подряда принимает на себя обязанность исполнить известное предпри­ятие, тогда как личный наем не разумеет предприятия. Поэтому для определе­ния того, какого рода соглашение состоялось между лицами договорившимися, следует обсудить, составляет ли содержание и предмет договора по обширно­сти, сложности, ценности и другим признакам какое-либо предприятие или нет; в первом случае будет договор подряда, а в последнем - личный наем» (кас. реш. 1877, №73).

Договоры подряда с казною, как и все про­чие договоры с нею, подчиняются общим правилам гражданского права, но, кроме того, закон в положении о законных подрядах и поставках дает еще под­робные специальные постановления. За небольшими исключениями, правила эти имеют характер инструкции административным учреждениям, а не норм права, а потому не подлежат нашему рассмотрению.


2.11 Доверенность.


Под именем доверенности понима­ется договор, в силу которого одно лицо обязывается быть представителем другого. Доверенность является договорным отношением, а потому представитель­ство по доверенности отличается от представительства по закону, со стороны, например, родителей, опекунов. Доверенность имеет своим содержанием услуги особого свойства. Этим договором лицо обязывается к юридической деятельно­сти, к совершению юридических сделок от имени и в пользу другого. Договор, не направленный на этого рода деятельность, не обязывающий к представитель­ству, не может считаться договором доверенности.25

Указанными признаками договор доверенности отличается от личного найма и от комиссии. С первым из указанных договоров доверенность сближает то, что в обоих обязательствах одно лицо предоставляет в распоряжение другого свой труд, но в доверенности он направлен на совершение юридических сде­лок, а в личном найме на фактическую деятельность. Поэтому отношения ме-1 жду врачом и пациентом, между подсудимым и защитником его на суде и т. п. принадлежат к договору личного найма, а не доверенности. Поверенный по гражданским делам является представителем своего клиента, подает исковое прошение, кончает дело мировой сделкой, а потому они связаны договором доверенности. Доверенность и комиссия объединяются в общем понятии поручения как предоставления одному лицу совершать юридические сделки в пользу и за счет другого. Но разница между ними состоит в том, что доверенность обязывает к совершению сделок от имени другого лица, а в комиссионном договоре сделки совершаются комиссионером от своего имени.


2.12 Поклажа.


Под именем поклажи понимается договор, в силу которого одно лицо обязывается к сохранению движимой вещи, отданной ему для этой цели другим. Рассматривая характерные признаки, находим сле­дующее.26

Сохранение вещи в целости составляет существенный признак договора поклажи, которая оттого нередко носит название по этому признаку, так, на­пример, наше законодательство употребляет безразлично выражения: поклажа и отдача на сохранение. Хранение вещи представляет особого рода услугу, лич­ное действие, и с этой стороны поклажа приближается к личному найму. Из этого признака вытекают уже сами собой другие характерные черты этого до­говора: а) Сохранение вещей связано с помещением их в таком месте, в котором они были бы безопасны от внешних влияний и присвоения другими лицами. По­этому взявший на сохранение обязан озаботиться нахождением для отданных ему вещей удобного помещения у себя или у других. С этой стороны поклажа приближается к имущественному найму. Ь) Понятие о сохранении исключает возможность пользования вещью, как это имеет место при имущественном найме и ссуде, где пользование чужой вещью соединяется с сохранением ее не­прикосновенности. с) Отдача вещи для сохранения предполагает необходимость возвращения ее. Вещь не переходит в собственность лица, принявшего ее, и даже во владение, а только в его заведование. Поэтому отдавший вещь имеет право потребовать вещь обратно и, так как сохранение производилось исключительно в его интересе, то последний может предъявить это требование всегда, хотя бы договор заключен был на срок. Очевидно, что возвращена должна быть та же самая вещь, которая была отдана, а не подобная вещь. d) Договор имеет своей главной и непосредственной целью сохранение вещей и в этом состоит отличие поклажи от таких юридических отношений, где хранение является только след­ствием содержания обязательства, как например, залога движимостей.

По взгляду римского права безвозмездность составляет существенный признак поклажи, так что установление вознаграждения за хранение превра­щает этот договор в другой. Верны римской точке зрения и многие современ­ные законодательства, которые также признают, что безвозмездность относится к существу договора поклажи. Сюда относится французский кодекс (§1917). Напротив, другие законодательства относят безвозмездность только к обыкно­венным принадлежностям и допускают вознаграждение по соглашению; к этой группе относятся австрийское (§ 969). Наконец, новейшие законодательства, как германское уложение, устанавливают даже предположение возмездности по­клажи (689). Несомненно, что эта последняя точка зрения представляется наи­более правильной. Конечно, поклажа развилась из чисто нравственных отноше­ний, на почве дружбы, и действительно такой она являлась в первоначальных памятниках истории русского права - «занеже ему благо деял и хранил» (Р. Пр. Карамз. спис., ст. 46). Но в настоящее время поклажа создала ряд сделок на торговой почве, где безвозмездность не имеет места и, несмотря на то, поклажа не потеряла своего прежнего юридического облика. Наше законодательство не исключает возможности вознаграждения за хранение, хотя и не предполагает его без наличности соглашения (т. X, ч. 1, ст. 2107). Соответственно тому, уста­новлено или нет вознаграждение, договор поклажи будет двусторонним или од­носторонним.

Лица, заключающие договор поклажи. называются: покладчик, т. е. лицо, отдавшее вещь на сохранение, и приемщик, т. е. лицо принявшее вещь на сохранение. Покладчпком не должен быть непре­менно сам собственник - поклажа может быть совершена по доверенности (т. X, ч. 1, ст. 2100). Хотя наш закон предполагает возможность отдать на сохранение только собственные вещи, однако нет никаких препятствий к передаче чужих вещей и без доверенности. Например, у меня находятся чьи-либо вещи, которые стесняют меня в желании переменить квартиру. Если эти вещи будут отданы кому-нибудь на сохранение, то это лицо будет обязано возвратить их по требованию отдавшего ему вещи или собственника, т. е. его обязанности будут те же, как и всякого другого приемщика.

Для отдачи и принятия на сохранение необходима наличность общей гражданской дееспособности.


2.13 Товарищество.

Под именем товарищества понима­ется договор, в силу которого несколько лиц обязываются соединить свои средст­ва для достижения общей цели. Ближайшее рассмотрение данного определения приводит к обнаружению следующих признаков.

Товарищество представляет собой соединение лиц. Как и всякий договор, оно предполагает, конечно, не менее двух лиц, но затем число членов может по­степенно возрастать и достигать громадной цифры, как, например, в акционер­ных товариществах. Эти многочисленные члены не разделяются на две стороны, активную и пассивную, но все находятся в одинаковом юридическом положе­нии. Каждый имеет право ко всем прочим и несет обязанности, является одно­временно активным и пассивным субъектом. Это соединение образует нового субъекта, юридическое лицо. Вопрос этот представляется несколько спорным в науке и многие склонны отрицать юридическую личность за каждым товарище­ством. Так, французское право признает юридическую личность за торговыми товариществами и отрицает ее за гражданскими соединениями. Но нет никаких оснований признавать за одними видами товариществ юридическую личность и отрицать ее за другими. Юридическая обособленность, личная и имуществен­ная, между товариществом и членами его выступает слишком резко, чтобы можно было сомневаться, что товарищество есть юридическое лицо.27

Составленное из многих лиц, вносящих в общее дело все или часть сво­его имущества, товарищество предполагает участие каждого в выгодах и убытках. Недопустимо такое соединение, в котором некоторые из членов несли бы только убытки или пользовались только выгодами. Поэтому рабочие, приказ­чики, доверенные, получающие долю в прибыли с предприятия, не составляют товарищества с хозяином, так как не несут на себе убытков, и имущество их свободно от. ответственности.28

Из признания товарищества юридическим лицом и обособленности его имущества вытекают следующие выводы, весьма важные в практическом отно­шении: а) В товариществе нет общей собственности, потому что она предполагает одно имущество и несколько субъектов, тогда как здесь одно имущество и один субъект. Ь) Как имущество особого субъекта, имущество товарищества подлежит преимущественному удовлетворению его кредиторов с устранением кредиторов отдельных товарищей, которые имеют право лишь на остатки, с) Как самостоятельный субъект, товарищество заключает сделки от своего соб­ственного имени и даже может вступать в договоры с самими товарищами, d) Раздельность имуществ товарищества и его челнов не допускает компенсации, так что должник товарищества не вправе зачитывать свой долг с требованием, которое он имеет по отношению к одному из членов.

Соединения договорные различаются по це­ли своей и по содержанию.

1. По своей цели товарищеские соединения различаются как торговые и гражданские. Торговыми товариществами называются те, которые производят торговые сделки в виде промысла. За ними по преимуществу сохраняется назва­ние товариществ. Гражданские соединения, чаще всего называемые общест­вами, преследуют не спекулятивные цели, а имеют в виду задачи благотвори­тельности, развлечения (клубы), научного и художественного развития. Но так как те и другие основываются на одном и том же источнике, манифесте 1807 года, то между ними существует различие только в форме возникновения.29

2. По объему ответственности, лежащей на каждом члене, товарищества представляют несколько видов: а) Полное товарищество является соединением лиц, отвечающих за сделки товарищества всем своим имуществом. Следова­тельно. отдельные товарищи отвечают субсидиарно как поручители, за долги товарищества (т. X, ч. 1, ст. 2134). b) Товарищество на вере представляет соеди­нение лиц, отвечающих всем своим имуществом, и лиц с ответственностью, ог­раниченной известным вкладом. Первые называются товарищами, вторые -вкладчиками (т. X, ч. 1, ст. 2130 и 2135). с) Акционерное товарищество состоит исключительно из лиц, имущественная ответственность которых ограничивает­ся известным вкладом, выраженным в форме акции (т, X, ч. 1, ст. 2131).

Выводы: Во второй главе курсовой работы более подробно были рассмотрены важнейшие виды договоров в буржуазный период России. Дана их характеристика, основные моменты заключения и трудности возникающие при составлении договоров.







3. Деформации обязательственного права в период 1914-1917 годов.


Об уровне развития гражданского права и, в частности, обязательственного права в России до революции можно судить по работам одного из крупнейших цивилистов - Шершеневича Г.Ф. Дореволюционная российская правовая наука и особенно - цивилистика имели высочайший уровень развития. Она вобрала в себя и лучшие образцы зарубежной правовой науки и практики, и результаты отечественного опыта.

Г.Ф. Шершеневич в Учебнике гражданского права так определял обязательство: «Под именем обязательства понимается такое юридическое отношение, из которого обнаруживается право одного лица на известное действие другого лица.»30 Причем сам термин «Обязательство» мог употребляться в различных значениях: как обязанность пассивного субъекта, либо как право активного субъекта, как обозначение всего юридического отношения, так и в смысле некоего акта, удостоверяющего существование подобного отношения. Без сомнения, что наиболее соответствует истинному значению употребление понятия обязательства в смысле правоотношения, «как бы обязывающего (vinculum juris) , участвующих в нем лиц ».

Классификация обязательств в русском дореволюционном праве по своему содержанию близка классификации обязательств в зарубежном гражданском праве.

С точки зрения содержания обязательств, особенно со стороны их определенности, выделяют различные виды обязательств. Так, например, обязательства могут быть простыми и альтернативными в зависимости от количества заранее определенных действий, составляющих содержание обязательства. В качестве примера альтернативного обязательства Шершеневич приводит такую биржевую сделку, в силу которой одна сторона, за уплату премии, приобретает право потребовать или продажи или покупки ценных бумаг.

Различие между факультативным обязательством, когда должник обязывается к известному действию, но с возможностью замены, по его желанию, другим действием, и альтернативным обязательством Шершеневич обнаруживает, предположив случайную гибель предмета обязательства. Если обязательство альтернативное и должник обязуется или передать вещь или заплатить деньги, например, то после гибели вещи кредитор имеет право требовать суммы денег. При факультативном обязательстве вместе с гибелью вещи устраняется и обязанность должника уплатить деньги.

Различие между видовыми и родовыми обязательствами основано на том, какими признаками определяется действие, составляющее содержание обязательственного правоотношения. Если объект обязательства характеризуется признаками, свойственными целой категории действий, то обязательство является родовым. Если, напротив, объект определяется признаками, присущими только данному действию, то имеет место видовое обязательство. Причем обязательство, которое было родовым при его установлении, впоследствии, как отмечает Шершеневич, превращается в видовое. Моментом такого «превращения следует признавать ... лишь действительное исполнение».

Действие, составляющее содержание обязательства, может быть признано делимым, когда оно может быть выполнено по частям, когда оно допускает разделение его без нарушения сущности, так что каждая часть действия имеет то же содержание, как и целое, и отличается от последнего только количественно. Действие, не допускающее такого разложения на части, признается неделимым. «Соответственно тому и обязательства, по способности к делению их объекта, различаются как делимые неделимые».

Практическое значение вопрос о делимости обязательства имеет в случае множественности субъектов на активной или пассивной стороне в неделимом обязательстве и в случае наследования такого обязательства несколькими лицами. Так, если в обязательстве будет несколько кредиторов или должников, то устанавливаются отношения, подобные солидарным: каждый из нескольких кредиторов вправе требовать исполнения всего в его пользу, каждый из нескольких должников обязан исполнить все по требованию кредитора. Однако между неделимостью обязательства и солидарностью существует различие. Шершеневич объясняет это следующим образом: «Солидарность имеет в своем основании сделку или постановление закона, тогда как в основании неделимости обязательства лежит природа действия, составляющая его содержание».





























Заключение.


Подводя итог, следует сказать, что теоретическая база русского дореволюционного гражданского права разработала решения многих проблем, которые порождены переходом к цивилизованной экономике. Большинство из таких решений не утратили своего «не только научно-познавательного, но и большого практического значения. Подобно тому, как все современное континентальное (европейское) гражданское право в своей основе институты и категории римского частного права, приспособленные к современным потребностям, но созданные более 2 тысяч лет назад, российское гражданское ... право может и должно стоять на столь же прочном фундаменте дореволюционного отечественного права».

По моему мнению в работе были подробно рассмотрены все самые основные виды обязательств, которые имели место в буржуазной России. В первой главе курсовой работы были рассмотрены теоретические вопросы, связанные с принципами обязательственного права и их особенностями. Дано определение обязательства, выделены основные принципы буржуазного обязательственного права и даны характеристики субъекта и объекта обязательств. Также кратко описана история зарождения обязательственного права. Во второй главе курсовой работы более подробно были рассмотрены важнейшие виды договоров в буржуазный период России. Дана их характеристика, основные моменты заключения и трудности возникающие при составлении договоров.

Третья глава посвящается изменениям, которые происходили в гражданском законодательстве революционной России, в частности в обязательственном праве.

Дана полная картина существовавшего в тот период обязательственного права.


Список используемой литературы


  1. Исаев И.А., Золотухина Н.М. История политических и правовых учений России, XI-XX в.в. – М.: Юность, 1995г.

  2. Исаев И.А. История государства и права России: Учебник. – М.: Юность, 2002г.

  3. Общая теория прав человека. Под ред. Лукашева Е.А. – М.: Норма, 1996г.

  4. Российская юридическая энциклопедия //Под ред. Сухарева. – М.: Инфра-М, 1999г.

  5. Хутыз М.Х., Сергейко П.Н. Энциклопедия права. – М.: Былина, 1995г.

  6. Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. – М.: Фирма «Спарк», 1995г.

1 Шершеневич Г.Ф., Учебник русского гражданского права.; М.: Фирма «Спарк», 1995г.


2 Шершеневич Г.Ф., Учебник русского гражданского права.; М.: Фирма «Спарк», 1995г.


3 Российская юридическая энциклопедия./ Под ред. Сухарева. – М.: Инфра-М, 1999г.


4 Хутыз М.Х., Сергейко П.Н. Энциклопедия права. – М.: Былина, 1995г.


Исаев И.А., Золотухина Н.М. История политических и правовых учений России, XI-XX вв. – М, Юность, 1995г.

5 Барон, Система римского гражданского права, в. 3, 900.


6 Пестржецкий, О договоре купли-продажи, («Ж. Гр. и Уг. Пр.» 1873, № 6; 1874, №1).


7 3мирлов,0 договоре купли-продажи, запродажи и поставки по нашим законам («Ж. Гр. и Уг. Пр.» 1882, № 3).


8 Ильяшенко, Договор запродажи с точки зрения гражданского уложения («Ж. Гр. и Уг. Пр.», 1889, № 5).


9 Касо , Запродажа и за­даток («Ж. М. Ю.», 1903, № 5).


10 Рефераты Юренева и Рихтера в С.-Петербургском юридическом об­ществе («Ж. Гр. и Уг. Пр.», 1881, № 5 и б).

11 Бутовский, Договор подряда и поставки в теории и в действующей практике (Ж. М. Ю., 1903, № 4).


12 Соколов, Историческое изложение договора движимого иму­щества по русским законодательным памятникам («Киев. Унив. Изв.» 1880, №9).

13 Лю­бавский, Юридические исследования и монографии, т. II, стр. 401-425.


14 Победо­носцев, Курс гражданского права, т. III, стр. 332-355.


15 3мирлов , Договор займа по нашим законам («Ж. Гр. и Уг. Пр.», 1882. № 5).


16 Победоносцев, Курс гражданского права, т, III, стр. 364-393.

17 Умов, Дарение, его понятие, характеристические черты и место в системе права, 1876.


18 Куницын , О силе договора найма имуществ («Ж. Мин. Юст.», 1861, № 9).

19 Умов, Договор найми имуществ по римскому праву и новейшим иностранным законодательствам, 1872.

20 Шенинг , О влиянии отчуждения имения на силу заключен­ных по нем наемных договоров и об условиях обязательности их в этих случаях («Ж. Гр. и Уг. Пр.», 1891, Mil 9).

21 Змирлов, Договор найма имуществ по нашим законам («Ж. Гр. и Уг. Пр.», 1884, № 2).


22 Мейер, Русское гражданское право.

23 Завадский, Договор личного найма по IX кн. проекта («Прот. Каз. Юрнд. Общ.», 1900).

24 Дистерло, О найме на сельскохозяйственные работы по закону и по обычному праву («Ж. Гр. и Уг. пр.», 1886, №№ 3-6).

25 Гордон, Представительство в гражданском праве, стр. 64-99.


26 Марков, Заметки о вопросах, возникающих из договора об от­даче на сохранение («Ж. Гр. и Уг. Пр.», 1875, №№ 3 и 5, 1876, №№ 5 и 6).

27 Квачевскин. О товариществах вообще и акционерных обществах в осо­бенности («Ж. Гр. и Уг. Пр.» 1880, №№ 4, 5 и 6).

28 Гордои, Наши общественные собрания (клубы) с точки зрения юридической («Ж. Гр. и Уг. Пр.» 1883, № 1).


29 Победоносцев, Курс гражданского права, т. III, стр. 512-565.


30 Шершеневич Г.Ф. учебник русского гражданского права. М., «Спарк», 1995, с. 265.



Случайные файлы

Файл
60614.rtf
71803-1.rtf
73446-1.rtf
128818.rtf
115697.rtf