Наследование (hereditas) в Древнем Риме - общая характеристика (29302)

Посмотреть архив целиком

Московский институт права












Кафедра гражданско-правовых дисциплин












КУРСОВАЯ РАБОТА ПО РИМСКОМУ ПРАВУ НА ТЕМУ № 8: «НАСЛЕДСТВО (HEREDITAS) В РИМСКОМ ПРАВЕ - ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА»

















План:

Введение 3

1. История развития римского наследственного права 4

2. Понятие наследования 7

2. Наследование по завещанию. Содержание завещания. Обязательная доля 9

3. Наследование по закону 12

4. Необходимое наследование 14

5. Наследование по праву представления. Наследственная трансмиссия 16

6. Открытие наследства. Принятие наследства. Последствия принятия 18

7. Иски о наследстве. Выморочное наследство 20

8. Легаты и фидеикомиссы 21

Заключение 24

Список использованной литературы 25

























Введение

Римское наследственное право прошло долгий и сложный путь развития. Этот путь был неразрывно связан с ходом развития римской собственности и семьи. По мере того, как индивидуальная частная собственность освобождалась от пережитков собственности семейной, в наследственном праве выражался все последовательнее принцип свободы завещательных распоряжений. По мере того, как когна­тическое родство вытесняло родство агнатическое (п. 133), первое ста­новилось и основой наследования по закону. Вместе с тем римское право нашло способы сочетания свободы завещаний с интересами на­следников по закону: за некоторыми из последних были признаны оп­ределенные права в имуществе наследодателя, которых нельзя было ни отменить, ни уменьшить завещанием. Это было так называемое необ­ходимое наследование определенных разрядов наследников по закону. Весь этот ход развития был связан и с постепенным освобождением завещания от первоначального формализма.

Правда, пережитки формализма сохранились в постановлениях о наследовании по завещанию даже и по окончательно сложившейся системе наследственного права, закрепленной законодательством Юс­тиниана. Правда, некоторые следы древнейшего права проявлялись и в окончательно сложившемся порядке наследования по закону. Тем не менее, основные институты наследственного права, выработанные римским правом, были восприняты гражданским правом новых народов и составляют до сих пор основу наследственного права капиталис­тических государств. Более того, римскому праву современные зако­нодательства обязаны и самым понятием наследования, как универ­сального преемства, в силу которого на наследника не только перехо­дят, в качестве единого комплекса, все имущественные права и обя­занности наследодателя (hereditas nihil aliud est. quam successio in universum ius quod detimctus habuerit (D. 50. 17. 62), но и возлагается ответственность своим имуществом за долги наследодатели, создается своего рода продолжение в лице наследника, юридической личности наследодателя; nostris videtur legibus una quodammodo persona heredis et illius qui hereditatem in eum transmittit (Nov. 48 praef).

Наряду с идеей универсального преемства римское право выработа­ло и понятие сингулярного преемства по случаю смерти: понятие за­вещательных отказов (легатов), в силу которых определенные лица приобретали отдельные права на принадлежавшее завещателю имуще­ство, не становясь субъектами каких бы то ни было обязанностей.

Наряду с этими основными понятиями системы наследования как преемства в правах и обязанностях вследствие смерти, римское право создало ряд положений об основаниях наследования, о порядке при­обретения наследства, об отношениях наследников между собою и с кредиторами наследодателя1.

  1. История развития римского наследственного права

Основные этапы развития. В развитии римского наследственного права можно проследить четыре этапа: а) наследственное право древнего цивильного права; б) наследование по преторскому эдикту; в) наследова­ние по императорскому до-юстиниановскому законодательству и, нако­нец, г) результат реформ Юстиниана, произведенных его новеллами.

Наследование по древнему цивильному праву. Законы XII таблиц знали два основания наследования: наследование по завещанию и наследование по закону, которое имело место, если наследодатель уми­рал, не оставив завещания.

Таким образом, хотя трудно сомневаться в том, что первым по вре­мени основанием наследования было в Риме, как и везде, наследова­ние по закону, hereditas legitima, в силу которого имущество оставалось в семье, признававшейся в глубочайшей древности единственной но­сительницей прав на это имущество, однако, законы XII таблиц исхо­дят уже из представления о завещании, как нормальном, наиболее часто встречающемся основании наследования2.

При этом характерной чертой римского наследования, которую оно сохранило навсегда, было правило: nemo pro parte testatus, pro parte ntestatus decedere potest (D. SO. 17, 7) — наследование по завещанию несовместимо с наследованием по закону в имуществе одного и того же лица; если завещатель назначил наследника, например, к четверти своего имущества, то наследник имеет право и на остальную часть этого имущества, наследники по закону остаются в стороне. Вероятно, это правило возникло на почве буквального толкования положения законов XII таблиц, в силу которого наследование по закону могло иметь место при отсутствии завещания, «siintestate moritur». Затем к этому положению привыкли, и оно стало одним из основных начал римского наследственного права.

Законы XII таблиц выражают ту стадию развития римского наследственного права, когда принцип свободы завещаний, еще ведя некоторую борьбу с пережитками института семейной собственности, собственности агнатической семьи, однако, уже признан отчетливо и прочно. Когна­тическое же родство еще не дает права наследования по закону.

Наследование по преторскому праву. Реформы, осуществленные в области наследования претором, начались еще в республиканский период (*преторское* наследование упоминается в сочинениях Цице­рона) и завершились в эпоху принципата. Они шли следующим путем. Претор создал особый интердикт — interdictum quorum bonorum для ввода во владение наследственным имуществом. Первоначально этот интердикт давался лицам, которых претор, после суммарного рассмот­рения их претензий, считал вероятными наследниками по цивильному праву. Это облегчало положение цивильных наследников, которые нередко были заинтересованы в изъятии наследственного имущества из рук посторонних лиц до разрешения спора о правах на наследство по существу. Претор действовал в этих случаях iuris civilis adiuvandi gratia — в целях содействия применению, развитию цивильного права. Тем самым он служил, разумеется, интересам имущих слоев населе­ния, ибо наследниками, хотя бы и по завещанию, чаще всего были ли­ца, связанные с наследодателем, обладателем наследственного имущества, кровною или иною личною связью.

Однако скоро оказалось, что интересы господствующих классов в области наследования сложны и разнообразны, и в частности не всегда оказывалось приемлемым правило, в силу которого в тех случаях, ког­да ближайший наследник не принимал наследства, оно, не переходя к дальнейшему по порядку призвания к наследованию, становилось вы­морочным и в древнейшем праве бесхозяйным, а, следовательно, мог­ло быть присвоено любым лицом. Для устранения этой последней возможности претор стал давать в таких случаях bonorum possessio сле­дующему по порядку родственнику, т.е. допускал в отличие от цивиль­ного права так называемое successio graduum et ordinum (nn. 249 и 253).

В этом случае претор действовал уже iuris civilis supplendi gratia — в це­лях восполнения цивильного права.

Наконец, с распадением старой земледельческой семьи претор признал несоответствующим новым жизненным условиям сложившееся в древ­нейшие времена устранение эманципированных, т. е. освобожденных от patria potestas детей, от наследования после отца, и bonorum possessio стала предоставляться эманципированным детям. В таких и однородных случаях претор действовал уже iuris civilis corrigendi gratia — в целях исправления цивильного права, утверждая, таким образом, когнатическую кровную связь в качестве основы наследования по закону.

На первых порах претор предоставлял Ьопошш possessio после исследо­вания в каждом отдельном случае обстоятельств дела (causae cognitio) и вынесения личного решения (decretum), вследствие чего полученная та­ким образом bononim possessio называлась bonorum possessio decrelalis. Но когда в практике сложились некоторые правила об условиях, при которых предоставляется bonofum possessio, преторы стали вносить эти правила в эдикт, causae cognitio отпала, и для получения bononim possessio достаточно было доказать наличие условий, с которыми эдикт связывал ее предостав­ление. Сложившаяся таким образом bonorum possessio edictalis была уже устойчивым институтом римского права.

Сделать bonorum possessor'a цивильным наследником претор не мог, он и называл его не наследником, a possessor'oм, обладателем наслед­ственного имущества, но создавал для него положение по существу однородное с положением цивильного наследника, предоставляя ему иски последнего в качестве actiones in factum: bonorum possessor и ста­новился heredis loco (I 3.9. 2).


Случайные файлы

Файл
30532-1.rtf
179329.rtf
154725.rtf
147661.rtf
77232-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.