Государственный Совет как высший законосовещательный орган российской империи (27027)

Посмотреть архив целиком


Содержание


Введение

1. Развитие государственной системы в первой половине XIX в.

1.1 Центральные органы власти и управления

1.2 Образование и деятельность Государственного Совета как высшего законосовещательного органа Российской империи

2. Развитие государственной системы во второй половине XIX в.

2.1 Реформирование Государственного Совета

2.2 Роль Государственного Совета в системе центральных органов власти в период деятельности Государственной Думы

Заключение

Список использованной литературы



Введение


Актуальность темы исследования. Глубокие преобразования в экономической, политической, юридической сферах требуют переоценки исторического наследия России, анализа становления и развития органов государственной власти, эволюции формы правления российского государства. Особое место в истории российской государственности занимает Государственный совет Российской империи, просуществовавший с 1810 по 1917 год. Это первый в истории России периода абсолютной монархии государственный орган, который хотя бы в некоторой степени ограничивал власть монарха. Этот государственный орган являлся ключевым звеном во всей системе государственного аппарата, так как к предметам его ведения по "Образованию" 1810 г. входило рассмотрение всех важнейших государственных вопросов внутренней и внешней политики. Важнейшие государственные решения до утверждения императором проходили процедуру обсуждения в Государственном совете и оформлялись царскими манифестами.

Степень научной разработанности темы. История Государственного совета постоянно привлекала внимание отечественных исследователей, как историков, так и юристов, особенно дореволюционных. Ей были специально посвящены работы В.Г. Щеглова, где анализировалась деятельность Совета в период правления Александра I. В работе П.Н. Данилевского, посвященной истории образования Государственного совета, хронологически охватывается период времени деятельности государственных органов, начиная с Боярской думы до 1855 г.

Общая картина реформ и эволюции государственных органов в Российской империи была рассмотрена в работах других дореволюционных ученых: М.И. Богдановича, Н.К. Шильдера, А.Д. Градовского, А.Н. Пыпина, В.И. Семевского. Сочинения М.И. Богдановича, Н.К. Шильдера имеют особую ценность в связи с публикацией подлинных документальных материалов. Во всех этих трудах большое значение авторы придавали личности Александра I, рассматривая внутреннюю политику через призму его взглядов.

В процессе написания курсовой работы автор опирался на работы дореволюционных исследователей - С.Ф. Березкина, Э.Н. Берендтса, М.И. Богдановича, А.Ф. Бычкова, В.И. Вагина, А.В. Васильева, М.М. Винавера, Н.В. Голицына, Ф.М. Дмитриева, М.В. Довнара-Запольского, В.З. Завитневича, Н.В. Калачова и др.

Источниковая база курсовой работы. Деятельность Государственного совета, его роль в истории Российского государства отражена в достаточно широком круге источников. В работе широко использованы нормативно-правовые акты, опубликованные в Полном собрании законов Российской империи и в Своде законов, а также в других изданиях. Проанализировано большое количество документов и материалов, связанных с темой исследования (письма, записки, проекты, воспоминания, протоколы заседаний Непременного совета и Государственного совета), значительная часть которых опубликована.

Цель работы состоит в том, чтобы на основе историко-правового анализа выявить, роль Государственного совета в структуре государственной власти Российской империи в первой половине XIX в., определить его реальный правовой статус.

Для достижения этой цели необходимо решить следующие задачи:

рассмотреть реформу системы высших и центральных органов власти и обосновать необходимость создания Государственного совета;

проанализировать нормативно-правовые акты, раскрывающие правовой статус Государственного совета;

охарактеризовать структуру и порядок деятельности Государственного совета;

проследить взаимоотношения Государственного совета с императором и высшими органами государственной власти;

определить роль Государственного совета в процессе систематизации права в первой половине XIX в.

Объектом исследования является деятельность Государственного совета в истории Российского государства в первой половине XIX в., его роль в разработке, обсуждении и утверждении важнейших законопроектов рассматриваемого периода.

Предметом исследования являются нормативно-правовые акты, определяющие порядок деятельности Государственного совета, его взаимодействия с другими высшими государственными органами, а также архивные материалы, раскрывающие основные направления деятельности органа власти.

Методологическую основу исследования составили общенаучный диалектический метод познания и частнонаучные методы изучения правовых явлений: формально-логические (анализ и синтез, индукция и дедукция и др.), конкретно-исторический, системный, историко-правовой, сравнительно-правовой, технико-юридический и др.

Структура курсовой работы: введение, две главы, состоящие из четырех параграфов, заключение и список использованной литературы.


1. Развитие государственной системы в первой половине XIX в.


1.1 Центральные органы власти и управления


В первой половине XIX в. Россия по форме правления оставалась абсолютной монархией.

Кризис крепостничества, рост капиталистических отношений, усиление классовой борьбы в стране - все это заставляло царизм уделять значительное внимание укреплению государственного аппарата, приспосабливать его к новым условиям.

Во главе громадного и разветвленного государственного аппарата по-прежнему стоял император, наделенный всеми атрибутами абсолютного монарха. Юридическое и фактическое полновластие царя отнюдь не означало, что лишь он осуществлял всю деятельность по управлению государством. Царь опирался на большую армию чиновников, на обширный аппарат управления.

В этот период получил дальнейшее развитие Совет при императоре. Это был совещательный орган с узким составом членов. Он часто менял свое название. До 1801 года действовал Совет при Высочайшем дворе, затем был создан Непременный совет из 12 человек с чисто совещательными функциями. Он функционировал до создания Государственного совета.

В июне 1801 г. Сенату был направлен ряд указов, в которых повелевалось выработать на незыблемой законодательной основе систему прав и обязанностей этого органа, была сделана попытка восстановления Сената в качестве высшего органа правительственной власти. Сенату поручалось привести в порядок действующее законодательство, для чего при нем образовывалась специальная комиссия. Сенат должен был стать верховным хранителем законов. Тем самым в первых преобразованиях XIX в. наметилось стремление к "правовому государству"1.

В мае 1801 г. императору был представлен проект создания особого "негласного комитета" для разработки и проведения государственных реформ. Предполагалось, после выяснения реального положения дел, реформировать механизм государственного управления, а затем придать новой государственной машине конституционную, правовую основу. Преобразования должны были коснуться как внутренней, так и внешней политики России.

Александр I намеревался издать некую Хартию или Декларацию, в которой он хотел сформулировать свою программу правления. Другой его идеей было преобразование Сената: по одному варианту, он должен был состоять из высших чиновников и представителей высшего дворянства, по другому - только из высших чиновников. О "народном представительстве" речи не шло. Предполагалось такт же издать Жалованную грамоту народу, нечто подобное английскому Habeas corpus act1.

В "негласном комитете" обсуждались вопросы о предоставлении права владеть недвижимостью купцам, мещанам и государственным крестьянам, а также проблемы отмены крепостного права. В Комитете полагали, что такая отмена должна быть произведена не по произволу верховной власти, а по желанию самого дворянства. К этому его должна подтолкнуть экономическая и правовая ситуация (государство должно было выкупить у помещиков дворовых людей, предлагалось запретить продажу крепостных без земли и т.п.).

Было принято решение, что отмену крепостного права нужно рассматривать как длительный и сложный процесс, с этим нельзя торопиться.

В феврале 1802 г. императору был представлен проект о преобразовании системы центрального управления. В докладе Чарторыйского указывалось на необходимость разделения компетенции высших законодательных, исполнительных, надзорных и судебных органов. Так, предлагалось разграничить также компетенцию Сената и Непременного совета (при этом Сенату отдавались судебные и административные споры, а Совету - совещательные и законопроектные функции). Что касается ведомственного разделения, здесь предлагалось более четко разделить предметы ведения высших учреждений и усилить единоличную ответственность их глав, т.е. заменить коллегиальную власть единоличной, министерской.

В сфере суда предлагалось воспринять новые французские установления: суд делился на уголовный, гражданский и полицейский. Общей для всех судов высшей инстанцией становится Кассационный суд.

Однако реализована на практике была лишь часть проекта преобразований: в сентябре 1802 г. были учреждены первые министерства.

Таким образом, идея преобразования Сената в законодательный орган была отвергнута "негласным комитетом". Сенату отводилась роль высшего судебного и надзорного органа, непосредственно подчиненного императору. Сам император видел в Сенате тормоз его планирующимся преобразованиям и долго не соглашался передать Сенату контроль над министерствами. "Негласный комитет" прекратил свою деятельность весной 1802 г., подготовкой и проведением реформ стал заниматься Комитет министров. Несмотря на обвинения членов "негласного комитета" в радикализме и "якобинстве", результаты его трудов были скромными, ни вопрос об ограничении самодержавия, ни вопрос об отмене крепостного права решены в нем не были.


1.2 Образование и деятельность Государственного Совета как высшего законосовещательного органа Российской империи


Император возглавлял всю систему власти, опираясь на разветвленный чиновничий аппарат. До 1801 г. в качестве высшего совещательного органа действовал Совет при высочайшем дворе, его сменил Непременный совет, состоявший из 12 членов, который просуществовал до 1810 г., когда в качестве высшего законосовещательного органа, разрабатывающего законопроекты (утверждаемые императором), был создан Государственный совет.

Государственный совет был учрежден царским манифестом в 1810 году и просуществовал с некоторыми изменениями до 1917 года. Инициатором создания этого органа являлся крупный государственный деятель М.М. Сперанский. Государственный совет был задуман как законосовещательный орган, разрабатывавший проекты законодательных актов, которые получали юридическую силу после утверждения императором.

Председателем Государственного совета являлся император, в его отсутствие в заседаниях председательствовал назначенный им член Совета. Численность органа колебалась от 40 до 80 членов (Государственный совет просуществовал до 1917 г) 1. Члены Совета назначались императором или входили в него по должности (министры).

Членами Государственного совета (по должности или по назначению царя) являлись крупные чиновники и помещики, и общее их число колебалось в различные годы от 40 до 80 человек. Председательствовал в Государственном совете император, в случае своего отсутствия он назначал председательствующего из членов Государственного совета.

Государственный совет состоял из пяти департаментов: законов, дел военных, дел гражданских и духовных, государственной экономии, дел царства Польского. Последний департамент был создан после польского восстания 1830-1831гг.

Государственный совет рассматривал и готовил различные правовые акты - законы, уставы, учреждения. Основная цель его законотворческой деятельности - привести к единообразию всю правовую систему.

Собирались и общие собрания Государственного совета. Делопроизводство велось канцелярией, которую возглавлял государственный секретарь.

Государственный совет осуществлял свою главную первоначальную задачу (подготовку законопроектов) недолгое время. Со второй четверти XIX в. законопроекты стали разрабатываться в царской канцелярии, министерствах, специальных комитетах. Обсуждение их в Государственном совете стало носить формальный характер. Нередки были случаи, когда законопроекты вносились в Государственный совет с резолюцией царя: "желательно мне, чтоб принято было".

В начале 1810 г. Государственным советом императору был представлен план финансовых преобразований, главной идеей которого было приведение государственных доходов в соответствие с государственными расходами. Отмечалось негативное влияние массового выпуска бумажных денег. Предлагалось сократить текущие расходы (даже на образование и строительство дорог), ввести новый налог (для погашения государственного долга), провести внутренний заем под залог государственных имуществ, часть из них - пустить в продажу (приватизировать). Для упорядочения хозяйствования предлагалось ввести публичную отчетность и гласность в ведении государственного хозяйства.

Указом от 5 апреля 1812 года Совет получал чрезвычайные полномочия на время отсутствия монарха, подчиняя себе министерства.29 августа 1813 года вышел Указ, согласно которому решения большинства собрания Государственного Совета во время продолжительного отсутствия царя в столице становились законом. Более того, не требовалось немедленно извещать императора о принятом решении. Эти меры, значительно усилившие государственное значение Совета, рассматривались как временные. Однако при переиздании "Образования" в 1832 году они были в нем закреплены.

С 1811 года Государственный Совет стал рассматривать финансовые дела. За 1823-1825 гг. было принято несколько указов, согласно которым Совет наделялся полномочиями рассматривать сметы о доходах и расходах двух столиц, ежегодно вносимые Министерством внутренних дел в департамент государственной экономии.

В 1832 году появился особый департамент по делам царства Польского. Его образование было вызвано восстанием 1830-1832 гг. в Польше.

В то же время происходило существенное ограничение прав Государственного Совета. Так, по "Образованию" 1810 года, министры должны были предоставлять Совету ежегодные отчеты о проделанной работе. Однако с 1832 года обсуждение даже этих ежегодных отчетов было изъято из компетенции Государственного Совета. С этого времени министры и главноуправляющие отдельными частями министерств должны были отправлять свои отчеты в Комитет министров, орган малочисленный и гораздо менее доступный суду общественного мнения.

В 1826 году Комиссия Совета по составлению законов была преобразована во II отделение Собственной его императорского величества канцелярии. Департамент законов, таким образом, лишили функции по выработке всех законопроектов до вынесения их на обсуждение, что ослабило законотворческие возможности Государственного Совета в целом. В 1835 году в самостоятельное учреждение была преобразована Комиссия прошений.

В свою очередь, в "Учреждении военного министерства"1, изданном в 1836 году, говорилось, что все дополнения и пояснения к законам, а также меры усовершенствования законодательства по военной части, не имеющие связи с другими ведомствами, должны предоставляться на высочайшее рассмотрение не Государственным, а Военным Советом.

Из административных дел до 1842 года на рассмотрение Государственного Совета были переданы лишь дела Сибирского комитета.

Важной вехой в истории Совета стала замена "Образования Государственного Совета" 1810 году новым "Учреждением Государственного Совета" 1842 года.

Поводом к разработке "Учреждения" послужило намечавшееся общее переиздание "Свода законов Российской империи".

Работа над "Учреждением Государственного Совета" проводилась специальным комитетом под председательством князя Васильчикова. В состав комитета входили графы В.В. Левашов, П.Д. Киселев, Д.Н. Блудов, В.Г. Марченко и государственный секретарь барон М.А. Корф. Новый документ содержал два раздела: первый назывался "Учреждение Государственного сонета", второй - "Учреждение Государственной Канцелярии". Каждый раздел состоял из трех глав.

И "Образование" 1810 года, и "Учреждение" 1842 года определяли Государственный Совет как высший в государстве, постоянный орган с законосовещательными функциями, предназначенный для того, "чтобы водворять порядок и осуществлять идею законности".

Для устранения негативных экономических последствий, вызванных участием России в континентальной блокаде Англии (после Тильзитского мира), предлагалось пересмотреть таможенные тарифы и открыть русские порты для всех торговых судов под нейтральным флагом, чьи бы товары они ни везли (даже английские).

Государственный совет реализовал часть этих предложений М.М. Сперанского, но новые экономические тяготы вызвали против него недовольство общества. Финансовый план выполнен не был.

Образование Государственного совета явилось закономерным этапом в процессе совершенствования механизма государства после проведенной в 1802 г. реформы Сената и учреждения министерств. В этих условиях деятельность Непременного совета перестала удовлетворять потребностям времени. Необходимо было создать законосовещательный орган при императоре, призванный сообщить законодательству характер государственной деятельности, которая основывалась бы на постоянных правилах, не зависящих от усмотрения частных лиц.

По проекту, разработанному М.М. Сперанским в 1809 г., Государственный совет должен был стать координирующим центром трех ветвей власти: законодательной (Дума), судебной (Сенат) и исполнительной (министерства), органом, через который все решения в области государственного управления и суда могли вноситься на рассмотрение и утверждение верховной власти Императора. Однако же проект в полном виде реализовать не удалось. По манифесту 1810 г. Государственный совет был учрежден исключительно как совещательный орган при Императоре по вопросам законодательства.

Возвышению Государственного совета в 1810-1812 гг. способствовала активная деятельность Государственной канцелярии в структуре Государственного совета, которую возглавлял в эти годы М.М. Сперанский. В этот период все вопросы государственного управления готовились и передавались на рассмотрение Императора исключительно через Государственную канцелярию. В результате Государственный совет стал реальным правовым механизмом, координирующим деятельность министерств и Сената.

В период Отечественной войны 1812 г. и отставки М.М. Сперанского деятельность Государственного совета сосредоточилась на рассмотрении проектов гражданского и уголовного уложений. В основу проектов были положены французские кодексы 1804 и 1810 гг. Начинание оказалось неудачным, дело застопорилось.

Активизация работы Государственного совета началась с 1816 г., когда он вновь обратился к проблемам финансовой политики государства. Были рассмотрены проекты о создании особого совета кредитных установлений (в состав которого должны были войти представители от купечества), об учреждении Коммерческого банка, о борьбе с инфляцией и т.п. Был принят ряд мер для расширения свободы торговли, для чего были пересмотрены некоторые статьи таможенного тарифа.

Против этой последней меры выступали отечественные фабриканты, обеспокоенные расширением иностранной торговли. Идя им навстречу, правительство в 1822 г. пересмотрело таможенные пошлины, введя протекционистский тариф.

В 1811 г. Государственный совет рассматривал план преобразования Сената, представленный Сперанским, по которому Сенат предлагалось разделить на два особых учреждения (правительствующий Сенат и судебный Сенат), в первое из которых вошли бы министры и начальники управлений (бывший Комитет министров); второе делилось на четыре местных отделения (Петербург, Москва, Киев, Казань). Члены первого учреждения назначались верховной властью, второго - избирались дворянством.

Проект был отвергнут Государственным советом. Работа Государственного совета осуществлялась либо в форме общих собраний, либо в форме департаментских заседаний. Все делопроизводство сосредоточивалось в канцелярии, которой руководил государственный секретарь.

Собственная его величества канцелярия постепенно приобретала особое значение, оттесняя на второй план Государственный совет. Она была органом, связывавшим царя с правительственными учреждениями по всем важнейшим вопросам государственного управления. Во второй четверти XIX в. эта канцелярия превратилась в непосредственный аппарат при царе и рассматривала все важнейшие вопросы жизни страны. Аппарат канцелярии разрастался, его структура усложнялась, появились ее подразделения: Первое, Второе и Третье отделения (с 1826 года), Четвертое (с 1828 года), Пятое (с 1836 года) и Шестое (с 1842 года) 1.

Первое отделение осуществляло контроль над министерствами, готовило законопроекты, ведало назначением и увольнением высших чиновников (с одобрения и утверждения царя). Перед Вторым отделением была поставлена задача кодификации законов. Мрачную известность получило Третье отделение, созданное для борьбы с революционным движением в стране. Четвертое отделение занималось благотворительными учреждениями и женскими учебными заведениями. Пятое отделение было создано для разработки проекта реформ управления государственными крестьянами. Существовавшее с 1842 по 1845 год Шестое отделение занималось подготовкой предложений по управлению Кавказом.

С 1812 г. роль Государственного совета в управлении стала снижаться. После отстранения от должности М.М. Сперанского, министры и сенаторы, воспользовавшись предоставленным им манифестами "Об учреждении министерств" и "О правах и обязанностях Сената" правом, стали обращаться с докладом непосредственно к императору, минуя Государственный совет. Это разрушило порядок прохождения дел, установленный манифестом 1810 г., и привело к дублированию функций Государственного совета другими государственными органами.

Деятельность Государственного совета несколько оживляется после возвращения М.М. Сперанского в Петербург и восстановления его в качестве члена Государственного совета. С 20-х годов многие законопроекты стали поступать на рассмотрение к Императору через Государственный совет. Это касалось в первую очередь подготовленных под руководством М.М. Сперанского Полного собрания законов и Свода законов Российской империи, которые были рассмотрены и утверждены Государственным советом в 1832 г.

В связи с политической обстановкой и неготовностью России к смене формы правления с абсолютной монархии на ограниченную (конституционную) Государственный совет в первой половине XIX в. не занял того места в структуре государственных органов, которое ему отводилось по проекту М.М. Сперанского.

Итак, Государственный Совет с момента создания в 1810 году и до Февральской революции занимал особое место в государственном механизме Российской империи. За все это время его роль то усиливалась то ослабевала. Однако юридически Государственный Совет всегда оставался высшим законотворческим органом империи. Он упорядочивал процесс законодательства: опытные сановники подвергали каждый поступавший законопроект основательной обработке, добиваясь наиболее полного соответствия его норм интересам государства.


2. Развитие государственной системы во второй половине XIX в.


2.1 Реформирование Государственного Совета


Государственные реформы 60-70-х гг. отразили буржуазные тенденции в развитии государственного аппарата, но вместе с тем стремились сохранить господствующее положение дворянства в политической и государственной системах.

Император сохранял закрепленный в Основных законах Российской империи статус неограниченного монарха: "Повиноваться верховной его власти не только за страх, но и за совесть сам Бог повелевает".

Высшим совещательным учреждением оставался Государственный Совет, на который в ходе реформы легли задачи по рассмотрению большого числа законопроектов и по кодификационной работе.

В 1884 г. при Государственном совете было создано Особое присутствие для рассмотрения жалоб на определения Сената. Тем самым Сенат подпадал под контроль высшего бюрократического органа.

В феврале 1861 г. Главный комитет по крестьянскому делу был преобразован в постоянно действовавший Главный комитет об устройстве сельского состояния, контролировавший ход крестьянской реформы. Этот Комитет действовал в тесной связи с Государственным советом.

При Государственном совете образовывались различные комитеты (Западный, Кавказский, по делам об устройстве сельского населения) и комиссии (по охране государственного порядка, Особое совещание для охраны спокойствия). Один из таких комитетов со временем превратился в важный орган государственного управления - Комитет министров.

Государственный совет был реформирован и стал верхней палатой, обладавшей теми же правами, что и Дума. Все законопроекты, принятые Думой, должны были затем поступать в Государственный совет и лишь в случае принятия их Советом представляться на утверждение императору. Половину реформированного Государственного совета составляли выборные члены, половину - члены "по высочайшему назначению", председатель и вице-председатель ежегодно назначались императором.

В избираемую часть Совета входили представители от духовенства, Академии наук и университетов, земских собраний, от дворянских обществ, торговли и промышленности (всего 98 членов). Такое же число членов ежегодно назначалось императором во вторую часть Совета из высших государственных сановников. Одно и то же лицо не могло быть одновременно членом Государственной думы и Государственного совета.

В конце 1905 - начале 1906 г. появился ряд Временных правил: "О повременных изданиях", "Для непериодической печати", "Об обществах и союзах", "О собраниях", действовавшие до 1917 г.

Государственной канцелярией и Советом подготовлен текст неоднократно упоминавшихся Основных государственных законов, утвержденный императором Николаем II 23 апреля 1906 г.

19 октября 1905 г. председателем Совета министров был назначен Витте. Кабинет вначале не собирался составлять новые Основные законы. Однако вскоре стало ясно, что старые законы (в редакции 1832 г) не могут существовать параллельно с Манифестом 17 октября.

Издать Основные законы предполагалось до созыва Государственной думы. Тем самым власть надеялась сохранить широкие правомочия, приняв консервативную конституцию и не вводя парламентаризм в России.

Подготовленный специальной комиссией проект Основных законов в феврале был передан в Совет министров. В конце марта он поступил к царю, который созвал Особое совещание (под своим председательством) для окончательной доработки. Это Особое совещание выполнило роль, которую должен был выполнять Государственный совет.

Принятие Основных законов и перестройка центрального управления на началах "законности" и "привлечения общественности", потребовали пересмотра принципов местного управления и самоуправления. В декларации правительства (март 1906 г) 1 провозглашались: расширение компетенции органов местного самоуправления, их распространение на новые территории, создание мелкой земской единицы (поселковое, волостное управление), расширение избирательных прав и их основание не на земельном, а на налоговом цензе. Заявлялось об упразднении института земских начальников, сосредоточении всех кассационных функций в Сенате, пересмотр налогового и рабочего законодательства, упорядочение крестьянского землепользования и землеустройства.

В новой редакции Основных законов старое определение 1832 г. "император российский есть монарх самодержавный и неограниченный" было заменено новым: "Императору Всероссийскому принадлежит верховная самодержавная власть... повиноваться власти его не только на страх, но и на совесть". Термин "неограниченный" был исключен, но все основные прерогативы императорской власти сохранились.

Неопределенность формулировки дала основания для правых и левых фракций Думы по-разному оценивать характер нового государственного строя: первые подчеркивали "волю монарха" и "самодержавие", вторые - "волю народа" и "конституцию".

Законодательная власть закреплялась за Государственной думой и Государственным советом. Любой закон нуждался в одобрении обоих органов и в утверждении императором. В случае прекращения или перерыва деятельности Думы и Государственного совета "при чрезвычайных обстоятельствах" законопроекты могли обсуждаться в Совете министров и утверждаться императором в форме указов. Действие указа носило временный характер и подлежало утверждению в Думе и Совете в течение двух месяцев после возобновления их работы.

Изменив избирательный закон и предоставив большие права Думе, царское правительство осуществило реформу " Государственного совета. Из совещательного органа при императоре он был преобразован в верхнюю палату, стоявшую над Государственной Думой.

20 Февраля 1906 года был издан царский Указ "О переустройстве учреждения Государственного Совета". До этого полностью назначаемый императором, Государственный Совет стал состоять из членов "по высочайшему назначению" и равного числа членов по выборам. Члены Государственного Совета избирались на 9 лет с тем, чтобы каждые три года одна треть их выбывала и избирались новые. Выборы членов Государственного Совета производились не населением, а по специальному списку дворянскими обществами, губернскими земскими собраниями, крупными промышленниками и торговцами. Несколько человек избиралось Синодом от православного духовенства, 6 членов Государственного Совета избирались от Академии наук и университетов. Естественно, что в Государственном Совете преобладало крупное дворянство.

Председатель и вице-председатель Государственного Совета назначались императором. При Государственном Совете сохранялась Государственная канцелярия. Государственный Совет получил в области законодательства права, одинаковые с Думой. Он имел право законодательной инициативы, без его утверждения законопроект не передавался царю на утверждение. Но при формальном равенстве прав Государственный Совет имел приоритет относительно Думы: законопроект, обсужденный в Думе и Совете, представлялся на утверждение императора председателем Государственного Совета. Реорганизация Государственного Совета, создание верхней палаты, стоявшей над Думой, существенно ограничивали права последней.

Важнейшим вопросом, обсуждавшимся как первой, так и второй Государственной Думой, был аграрный. На повестке дня Думы стояли также законопроекты об отмене смертной казни, о свободе печати, совести, собраний, союзов и др. Из этих проектов был принят только один - об отмене смертной казни (но и он позднее был отклонен Государственным Советом).

Определенным итогом изменений в государственном строе России в годы первой русской революции были утвержденные императором 23 апреля 1906 года в новой редакции Основные законы Российской империи. Основные законы подтверждали создание Государственной Думы, реорганизацию Государственного Совета, образование специального, правительственного органа в России - Совета министров. Но Основные законы принимались в условиях спада революции и царское правительство, формулируя основы государственного строя России, отступило от некоторых своих обещаний, данных в Манифесте от 17 октября 1905 года.

Из Основных законов была устранена характеристика власти императора как власти "неограниченной". Но положение верховной самодержавной власти императора сохранилось.

В основном по прежнему формулировались прерогативы власти монарха: власть управления во всем ее объеме принадлежала императору; он назначал и увольнял председателя Совета министров, министров и других высших должностных лиц; император объявлял местности на военном или исключительном положении; объявлял войну и заключал мир, а равно и другие договоры с иностранными государствами; был верховным руководителем всех внешних сношений России с иностранными государствами; император - верховный главнокомандующий и некоторые др. Но согласно ст.7 царь осуществлял законодательную власть "в единении с Государственным Советом и Государственной Думой"1. Законопроекты, не принятые Советом и Думой, не подлежали утверждению императора и считались отклоненными. Еще более четко это важное положение было сформулировано в ст.86: "никакой новый закон не может последовать без одобрения Государственного Совета и Государственной Думы и восприять силу без утверждения государя императора".

Государственный Совет и Государственная Дума по Основным законам сохраняли право законодательной инициативы (по всем вопросам, кроме положений Основных законов), сохраняли право запроса; Дума имела право обсуждения и утверждения бюджета (с существенными ограничениями, введенными специальным царским Указом от 8 марта 1906 г.: Дума не имела права уменьшать или изменять его расходную часть по ведомствам военному и военно-морского флота, по расходам на внешние займы, по ведомствам императорского двора, по некоторым статьям, относившимся к министерству внутренних дел, и многое другое. Почти 2/3 бюджета фактически были изъяты из компетенции Думы), заслушивала отчет государственного контроля по исполнению бюджета; о постройке государственных железных дорог; об учреждении акционерных компаний, если при этом требовалось изъятие из общего законодательства.

Статья 87 Основных законов ограничивала законодательные права Государственной Думы, предоставив императору право в период прекращения заседаний Думы, а продолжительность заседаний Думы и сроки перерывов определялись императором, издавать чрезвычайные указы, имевшие силу законов. Эти указы должны были вноситься на обсуждение в Думу в течение первых двух месяцев после возобновления занятий Думы. Они не могли вносить изменения ни в Основные законы, ни в Положение о Думе и Государственном Совете, ни в постановления о выборах в Государственный Совет или в Думу1.

Царское правительство широко использовало ст.87 для принятия наиболее реакционных указов. Примерами могут служить Указ от 19 августа 1906 г. о военно-полевых судах, указы об увеличении штатов полиции, об изменении аграрного законодательства.

Основные законы имели формально характер конституционного акта.

В исторической и историко-правовой литературе нет единого мнения о значении указанных изменений в государственном строе России.

Одни авторы полагают, что происшедшие изменения не затронули неограниченной власти императора, не признают за Основными законами 1906 года акта конституционного значения; другие считают, что формально Основные законы можно признать конституционным актом, но с оговоркой, что они были призваны лжеконституционными формами маскировать неограниченную монархию с целью распространения конституционных парламентских иллюзий. Как представляется, государственный строй России в результате первой русской революции претерпел существенные изменения.

В некоторых вопросах государственной жизни неограниченность прав царя исчезла. Это относилось, в первую очередь, к прежним его исключительным прерогативам в области законодательства и расходовании государственных финансов.


2.2 Роль Государственного Совета в системе центральных органов власти в период деятельности Государственной Думы


В первые годы двадцатого века требование создания в России общегосударственного представительного и законодательного органа стало всеобщим. Оно было реализовано царскими манифестами и указами осенью 1905 - зимой 1906 годов. Законодательная функция возлагалась на учреждаемую для этой цели Государственную Думу и реформируемый Государственный Совет, существовавший с 1810. Манифестом 20 февраля 1906 года император установил, что "со времени созыва Государственного Совета и Государственной Думы, закон не может воспринять силы без одобрения Совета и Думы"1.

Государственный Совет и Государственная Дума должны были ежегодно созываться и распускаться императорскими указами. Обе палаты должны были самостоятельно проверять полномочия своих членов. Одно и то же лицо не могло одновременно быть членом Государственного Совета и Государственной Думы.

Обе палаты пользовались правом законодательной инициативы (за исключением основных государственных законов, почин пересмотра которых император оставил за собой). По общему правилу, законодательные предположения рассматривались в Государственной Думе и по одобрению ею поступали в Государственный Совет. Но законодательные инициативы Государственного Совета должны были рассматриваться и одобряться сначала им и лишь после этого поступать в Государственную Думу. После одобрения обеими палатами законопроекты поступали на усмотрение императора. Государственный Совет и Государственная Дума получали также определенные контрольные полномочия: в установленном законом порядке они могли обращаться к министрам и руководителям государственных ведомств с запросами по поводу решений и действий этих ведомств и их чиновников в случае, если их законность вызывала сомнения.

Сопоставление этой конструкции с европейскими стандартами того времени позволяет заключить, что в целом российский парламент вполне соответствовал им. Государственная Дума избиралась непрямыми выборами по куриям. В условиях отсутствия мощных, глубоко укоренных среди различных групп населения партий, куриальный характер выборов обеспечивал парламентское представительство основных групп населения, ограничивая, одновременно, численное доминирование социальных низов, об опасности которого предупреждали все теоретики парламентаризма 19-го века. Государственный Совет - верхняя палата первого российского парламента - формировался по смешанному принципу. Половина его членов назначались царем. Другая половина членов Государственного Совета, избиралась частично по территориальному (по одному члену Государственного Совета от каждого губернского земского собрания), частично по сословно-корпоративному принципу (шесть членов от духовенства православной Российской церкви, восемнадцать от губернских дворянских обществ, шесть членов от Академии наук и университетов, по шесть от промышленных и торговых корпораций).

Таким образом, в порядке формирования избираемой части Государственного Совета сочеталась модель, характерная для германских государств первой половины и середины века (посословное избрание членов верхней палаты) и модель третьей Французской республики (выборы от территориальных представительных органов). Для выборных членов Государственного Совет устанавливался возрастной ценз в сорок лет. Срок их полномочий составлял девять лет с обновлением одной трети каждого разряда каждые три года.

Первому русскому парламенту не повезло дважды. Сначала ему не повезло в истории. Он появился на свет слишком поздно, в тот момент, когда противоречия, раздиравшие Россию, уже прошли ту роковую точку, до которой было возможно их мирное, эволюционное разрешение. Неизбежно отражая в своем составе эти противоречия, он был бессилен отвести страну от революционной катастрофы, хотя бы потому, что разные группы в нем диаметрально противоположным образом представляли себе желательные перспективы развития страны. Установление большевистской диктатуры стало политической и личной трагедией для подавляющего большинства думцев - кадетов и умеренных, трудовиков и социал-демократов и практически поголовно - для членов Государственного Совета - правых, центристов, левых.

Но потом первому русскому парламенту не повезло второй раз - в историографии: большая часть того, что о нем написано, выдержано в критических и даже уничижительных тонах. Причины этого очевидны: в советской историографии безраздельно господствовало то идейное течение, которое парламентаризм осуждало в принципе и было мало разборчиво в выборе средств полемики со своими оппонентами; за рубежом задавали тон свидетели и участники событий 1906-1917 годов, для которых первичной была полемика с политическими противниками, а не учет позитива, накопленного совместно с коллегами по Думе из других фракций.

Сторонники такого взгляда рассуждают примерно следующим образом. Давнишнее и разделяемое самыми широкими слоями общества стремление к преобразованиям в духе ограничения самодержавия институтами народоправства реализовалось в России в условиях революционного кризиса осени 1905 года в форме образования Государственной Думы как законодательного органа в смысле Манифеста 17 октября, а не законосовещательного, как было предусмотрено манифестом 6 августа того же года. Акты 20 февраля 1906 года, которыми подтверждались законодательные права не только Государственной Думы, но и устанавливались соответствующие права Государственного Совета и определялась процедура их взаимодействия в законодательном процессе, т.е. создавался двухпалатный парламент, были по существу контрреформой.

В подписанном Императором под давлением С.Ю. Витте манифесте 17 октября речь идет, в частности, о том, чтобы предоставить дальнейшее развитие начал общего избирательного права вновь установленному законодательному порядку (т.е. установленной августовским манифестом процедуре последовательного рассмотрения законопроектов Государственной Думой, Государственным Советом и, наконец, Императором). К тому же одновременно с Манифестом был опубликован доклад С.Ю. Витте с высочайшей надписью "Принять к руководству", в котором речь прямо шла о преобразовании Государственного Совета как участника законодательного процесса "на началах видного участия в нем выборных элементов, ибо только при этом условии возможно установить нормальные отношения между этим учреждением и Государственной Думой"1.

Иное дело, что процедуры работы Государственного Совета с законопроектами, поступающими из Думы, по замыслу проектировщиков первого реализованного проекта русского бикамерализма, не должны были повторять процедур работы Думы (передача в комиссии, постатейные обсуждения и т.д.). Имелось в виду, пишет Витте, что верхняя палата будет рассматривать законопроекты только в принципе "и не соглашаться с Думою лишь в случаях принципиальных разногласий". Непонятно, правда, как такое многочисленное и пестрое по политическому и социальному составу собрание, как реформированный Государственный Совет, мог бы выяснить, что для него принципиально, а что нет без предварительного изучения законопроекта в комиссии.

Не однозначны и оценки реформированного Государственного Совета как "средства, задуманного против Думы". Точнее, это верно как общеметодологический принцип мирового бикамерализма в XIX-начале XX веков - вторая палата есть способ ограничения законодательного всевластия первой. Но в России начала XX века задача стояла иначе. До принятия основных законов 1906 года вся полнота власти была, включая законодательную была сосредоточена в руках правительственного аппарата, возглавляемого Монархом.

В ходе великих реформ Александра II и мощного экономического и культурного роста последних десятилетий века общество достигло того уровня зрелости и самосознания, на котором оно не могло более мириться со своей отстраненностью от власти. Революционные партии, включая с конца 1905 года и кадетов, требовали радикального слома положения вещей - не только создания представительного органа и включения его в законодательный процесс, но и создания правительства парламентского большинства.

Спасение России было в примирении и союзе этих двух сил, в их совместной и согласной работе. Конституция 1906 года - и в этом ее основная идея - не только давала возможность такой работы, но делала ее обязательной. Она открывала путь для легальной и мирной борьбы власти и общества. Государственный Совет в том виде и с теми полномочиями, какие он приобрел после реформирования, и должен был стать посредником и символом этой "мирной борьбы". Именно это имел в виду С. Ю Витте. "Для того, чтобы вывести Россию из переживаемого ею кошмара, нельзя ставить Государственную Думу наряду с Государем. Между ними должен быть поставлен Государственный Совет в обновленном составе. Совет должен быть второй палатой и являться необходимым противовесом Думе, умеряя ее"1.

Соответственно этой функции - демпфировать прямые столкновения общества в лице Государственной Думы и Государства в лице царя - и был выстроен Государственный Совет, представлявший своими назначенными членами государство, а избранными - элиту общества. Под эту же задачу были определены полномочия Государственного Совета. "Государственный Совет и Государственная Дума пользуются равными в делах законодательства правами", - определяла ст.106 "Основных государственных законов".

Собственно законодательной продукцией первых двух дум стали одобренный Первой Думой и поддержанный Государственным Советом закон об ассигновании средств на помощь голодающим - первый в истории России законодательный акт, принятый через парламентскую процедуру, и около 20 законодательных актов преимущественно технического свойства, принятых второй Думой. Ни по одному принципиальному вопросу, выдвинутому в программе законодательных работ Столыпина, никаких решений Дума принять не смогла.

Иначе пошло дело в Третьей Государственной Думе. Противозаконные ограничительные меры, предпринятые Царем 3 июня, изменили политический состав нижней палаты, радикально уменьшив в ней удельный вес левых революционных элементов. Впервые появилась возможность согласованных действий в законодательной парламента и правительства - предпосылка которая необходима для правильного протекания законодательного процесса в любой стране и в любую эпоху. Результатом стало рассмотрение более двух тысяч законов (2380), причем многие из них представляли собой реальные шаги по модернизации России. В ключевом для России земельном вопросе Дума создала законодательную базу для столыпинских реформ по эмансипации крестьянина частника, облегчению его выхода из общины. Соответствующий указ царя был подписан еще в ноябре 1906 года и согласно 87-ой статье внесен во Вторую Государственную Думу. Но рассмотрен и принят он был только третьей Государственной Думой. Вслед за Думой но без одной статьи, которая форсировала разрушение общины, его принял государственный Совет и он стал законом 14 июля 1910 года. В результате к 1912 году в личные собственники перешли пять с половиной миллионов крестьянских хозяйств. Чуть позже обеими палатами был принят важнейший закон о землеустройстве, определивший порядок выделения крестьянских наделов.

Определенный прогресс был достигнут в законодательстве о судоустройстве в части выравнивания условий подсудности для крестьян. После принятия Государственной Думой закон поступил в Государственный Совет, но был отвергнут им. Верхняя палата не согласилась с заложенным в законе уничтожением волостного суда. Законопроект поступил в согласительную комиссию палат, думская часть которой, в конце концов, согласилась с предложением представителей Государственного Совета - сохранить институт волостных судей, избираемых односельчанами. Закон вернулся в Думу и был принят в ней большинством голосов. Острая борьба развернулась по вопросу о порядке избрания земств в Западных Губерниях. Выше мы видели, что по этому вопросу Государственная Дума в союзе с правительством обыграла Государственный Совет. Легче прошло введение земства в Астраханской, Оренбургской и Ставропольской губерниях. Здесь более демократичная позиция Думы - допущение избрания на должности председателей земских управ лиц без имущественного ценза - не была поддержана Государственным Советом, и закон прошел в редакции Государственного Совета.

Все эти и множество других примеров показывают, что в течение деятельности третьей и четвертой Государственных Дум шла нормальная законодательная работа, нормальное, порой плавное, порой конфликтное, но в целом конструктивное взаимодействие палат.

Не подтверждается историческими фактами и то распространенное суждение, что Государственный Совет был монолитным сообществом консерваторов, торпедировавших любое начинание первых дум в не законодательной сфере. Это, в частности, ярко проявилось в дискуссии об амнистии, которая наряду с обсуждением проекта регламента составила основное содержание первой сессии государственного Совета. Думское большинство, как известно, обратилось к Царю с просьбой о всеобщей амнистии для политических преступников, т.е. включая и тех, кто в ходе революционных событий совершал убийства, грабежи, поджоги и другие тяжкие преступления. Причем это требование распространялось только на правонарушителей антиправительственного лагеря, но не затрагивало лиц, совершивших преступления (превышение власти, излишняя жестокость, корыстные преступления и т.д.) при подавлении революционных выступлений. В Государственном Совете разгорелась по этому вопросу острая дискуссия, в результате которой была принята взвешенная формулировка, просившая монарха об амнистии лиц, совершивших правонарушения и арестованных, как со стороны революционеров, так и со стороны сил подавления, но за исключением лиц, виновных в убийствах и грабежах, или в подстрекательстве к этим действиям.

В этих условиях неоценимое значение приобретали правовая квалификация и опыт государственной работы членов Государственного Совета, и не только его членов по выборам, но и членов по назначению. Отсутствие у подавляющего большинства думцев профессиональной подготовки к законодательной деятельности делали участие бюрократии в законодательном процессе и неизбежным и желательным. "В 1906 году слуги старого режима были не только внушительной политической силой; у них одних были государственный опыт и школа", - писал в последствие Маклаков. Этот опыт проявился уже в том, как быстро решал Государственный Совет процедурные вопросы - о порядке голосования, порядке формирования постоянных комитетов, каким отработанным бы регламент палаты. 20Об уровне аппаратной работы в Государственном Совете говорит хотя бы уже темп издания стенографических отчетов, отработанность справочного аппарата этих изданий, качество справочных изданий о верхней палаты - все те мелочи, по качеству которых и через много десятилетий так легко оценить уровень постановки дел в учреждении, а пожалуй и шире - уровень профессиональной культуры государственной бюрократии.

Большой интерес представляет вопрос о том, как виделась членам каждой из палат перспектива выстраивания их отношений друг с другом. Этот вопрос получил отражения в ответных адресах к палат на тронную речь. Эти документы обсуждались в Государственном Совете и Государственной Думой почти одновременно - в мае 1906 года. На третьем заседании Государственного Совета С.Ю. Витте сделал следующие заявление: "Государственный Совет должен работать в единении и искренних отношениях с Государственной Думой. Единственно только при этом условии возможны те реформы, которых жаждет русский народ. Если не будет этого единения, то никакое дальнейшее совершенствование государственности в Русской империи невозможно"1.

Таким образом, вопреки распространенному мнению, Государственный Совет после реформы 1906 года представлял собой полноценную по европейским меркам начала XX века вторую палату парламента, признанную международным парламентским сообществом, аккумулирующую в себе огромный интеллектуальный потенциал и государственный опыт, настроенную на конструктивное сотрудничество с первой палатой, естественно, в рамках Основных законов страны, и осуществлявшее этот настрой с того момента, как аналогичную готовность проявила и Государственная Дума.


Заключение


Итак, на основе анализа в курсовой работе раскрыта роль Государственного Совета в системе государственной власти в изучаемый период. Характер и степень власти этого учреждения в разрешении дел зависели от политической обстановки, но Государственный совет всегда оставался оплотом самодержавия, выражая интересы дворянства.

Реформы государственного аппарата в начале прошлого столетия, с одной стороны, способствовали укреплению самодержавия, с другой - ими закладывались основы будущих органов буржуазного государства.

Исходя из того, что определяющим фактором внутренней политики царизма было наличие противоречия между развивающимся капиталистическим способом производства и господствовавшей крепостнической системой, в работе показываются причины появления реформаторских идей и их особенности. Вступление правительства на путь реформ объяснялась тем, что наиболее дальновидные представители дворянства пришли к понятию того, что для удержания власти невозможно сохранить в неприкосновенном виде существующие социально-экономические отношения и организацию аппарата управления.

Итак, знаменательная дата в современной российской истории - 100-летие парламентаризма - у абсолютного большинства граждан России ассоциируется с началом работы первой Государственной Думы в апреле 1906 года.

Однако еще почти за 100 лет до этого события, в 1810 году по проекту М.М. Сперанского Александр 1 учредил Государственный Совет, который изначально рассматривался как верхняя палата будущего парламента и обладал законосовещательными и законоподготовительными функциями. Для обеспечения деятельности Государственного Совета создавалась Государственная канцелярия.

Государственный Совет наделялся полномочиями в целом соответствующими традиционным функциям верхних палат парламентов.

По порядку и характеру своего формирования он также являлся государственным органом национального представительства. Государственный Совет был признан мировым парламентским сообществом в качестве полноценной верхней палаты российского парламента. Заседания обновленного Государственного Совета начались синхронно с заседаниями Государственной Думы.

Фактически ее можно считать прообразом современного аппарата законодательного органа, поскольку она занималась не только делопроизводством, но и доведением до стадии обсуждения в Совете всех законодательных предположений. Кроме того, на нее возлагалась также разработка и издание Свода Законов.


Список использованной литературы


  1. Алексеев А.С. Русское государственное право. - СПб., 1892.

  2. Архив Государственного совета. - СПб., 1878. Т.3. Ч.1.

  3. Богданович М.И. История царствования императора Александра I и Россия в его время. - СПб., 1869.

  4. Голиков В.М. Государственный совет в России в первой половине XIX в. // Автореф. дис. канд. ист. наук. - М., 1983.

  5. Государственный совет Российской империи: состав, полномочия, структура, механизм функционирования (1906-1917 гг.). Автореф. дис... д-ра ист. наук / Демин В.А. - М., 2007. - 44 c.

  6. Градовский А.Д. Высшая администрация России XVIII столетия и генерал-прокуроры. - СПб., 1866.

  7. Даневский П.Н. История образования Государственного совета в России. - СПб., 1859.

  8. Зайончковский П.А. Государственный совет // Советская историческая энциклопедия: В т.: т.4: Г-Д / Редкол.: Жуков Е.М. (гл. ред.) и другие. - М.: Советская энциклопедия, 1963. - С.646-647.

  9. Зуев М.Н. История России: Учебник для вузов.2-е изд. с изм. и доп. - М.: Приор-издат, 2005. - 688 с.

  10. Исаев И.А. История государства и права России: учеб. - 4-е изд., перераб. и доп. - М.: Проспект, 2008. - 800 с.

  11. История государства и права России / Учебник для студентов ВУЗов, отв. ред. Ю.П. Титов - М.: Былина, 1997. - 638 с.

  12. История государства и права: учебное пособие / В.М. Сырых. - изд.2-е, исправл. и доп. - М.: Эксмо, 2007. - 464 с.

  13. История государства и права России: учеб. пособие. - М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2007. - 336 с.

  14. Казанцев СМ. Реформы высших и центральных государственных органов Российской империи в начале XIX в. // Дис. канд. юр. наук. - Л., 1981.

  15. Коркунов Н.М. Русское государственное право. - СПб., 1913. Т.2.

  16. Кузнецов И.Н. История государства и права России. - Минск: МГУ, 1999. - 483 с.

  17. Мальцева И.В. Государственный совет Российской империи в структуре монархической власти // Автореф. дис. канд. юр. наук. - СПб., 1996.

  18. Преобразованный Государственный совет в системе органов власти Российской империи (1906 - 1917 гг.). Автореф. дис... канд. юрид. наук / Юртаева Е.А. - М., 1995. - 25 c.

  19. Российское законодательство Х-ХХ веков. Законодательство эпохи буржуазно-демократических революций. Том 9. - М.: Юридическая литература, 1994.

  20. Секиринский С. Государственный совет в системе власти императорской России // Проблемы теории и практики управления. - 2001. - № 1. - С.112.

  21. Семевский В.И. Вопрос о преобразовании государственного строя в России в XVIII и первой четверти XIX века: (Очерк из истории общественных идей) // Былое. - СПб., 1906. Кн.1. С.1-58.

  22. Сперанский М.М. Проекты и записки. - М. - Л., 1961.

  23. Шильдер Н.К. Император Александр I. Его жизнь и царствование. В 4 т. - СПб., 1897.

  24. Щеглов В.Г. Государственный совет в России, в особенности в царствование императора Александра I. - Ярославль, 1892. Т.1., 1895. Т.2.

  25. Щеглов В.Г. Государственный совет в России в первый век его образования и деятельности. - Ярославль, 1903.

  26. Щеглов В.Г. Государственный совет в России в царствование императора Александра I. - СПб., 1899.

  27. Юртаева Е.А. Государственный Совет по Основным законам Российской империи 1906 года: законодательные полномочия // Журнал российского права. - М.: Норма, 1997, № 6. - С.121-131.

1 Алексеев А.С. Русское государственное право.- СПб., 1892. С. 45.

1 Зуев М.Н. История России: Учебник для вузов. 2-е изд. с изм. и доп. – М.: Приор-издат, 2005. С. 217.

1 Голиков В.М. Государственный совет в России в первой половине XIX в. // Автореф. дис. канд. ист. наук.- М., 1983. С. 123.

1 Зайончковский П.А. Государственный совет // Советская историческая энциклопедия: В т.: т. 4: Г-Д / Редкол.: Жуков Е.М. (гл. ред.) и другие. - М.: Советская энциклопедия, 1963. - С. 646.

1 Исаев И.А. История государства и права России: учеб. – 4-е изд., перераб. и доп. – М.: Проспект, 2008. С. 311.

1 История государства и права России: учеб. пособие. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2007. С. 231.

1 Секиринский С. Государственный совет в системе власти императорской России // Проблемы теории и практики управления. - 2001. - № 1. - С. 112.

1 Юртаева Е.А. Государственный Совет по Основным законам Российской империи 1906 года: законодательные полномочия // Журнал российского права. - М.: Норма, 1997, № 6. - С. 121.

1 История государства и права России / Учебник для студентов ВУЗов, отв. ред. Ю.П. Титов – М.: Былина, 1997. С. 252.

1 Кузнецов И.Н. История государства и права России. – Минск: МГУ, 1999. С. 138.

1 Российское законодательство Х-ХХ веков. Законодательство эпохи буржуазно-демократических революций. Том 9. - М.: Юридическая ли­тература, 1994. С. 98.

1 Коркунов Н.М. Русское государственное право.- СПб., 1913. Т. 2.