Китай в 1945-1949 гг. (19768-1)

Посмотреть архив целиком

Китай в 1945-1949 гг.

Введение.

Китай Древняя, огромная, загадочная и многострадальная страна... Пять тысяч лет Китайской цивилизации, и всего чуть больше пятидесяти лет Китайской Народной Республике, рожденной революцией. Что предшествовало этому преобразованию? Как оно проходило в Великой стране?

Моя работа показывает не большой, но очень важный этап в истории Китая, а именно период с 1945 по 1949 года, период гражданской войны, завершившейся победой новых революционно настроенных сил. Не малую роль в этой победе надо отдать Советскому Союзу. По этому я рассматриваю советско-китайские отношения в комплексе, а не по отдельности.

Сама тема советско-китайских отношений очень интересна. И особенно интересен тот период, который я попытался осветить. Интересен он тем, что именно в это время отношение между народами Китая и СССР были самыми искренними. И это понятно – оба народа испытали ужасы Великой Отечественной войны, одни попали под зависимость Японии, другие под зависимость Германии, но оба вышли победителями.

Целью моей работы было показать отношения между Советским Союзом и Китаем, их положительные и отрицательные стороны.

Победа Советского Союза в Великой Отечественной войне и советско-китаиские отношения.

Война в Европе подходила к концу. Однако продолжал существовать второй центр агрессии – это Япония, которая, как известно, стремились к отторжению советского Дальнего Востока и Сибири. Поэтому Советский Союз не мог не принять участия в войне против Японии. Вопрос о вступлении СССР в войну был решен на конференции в Ялте 11 февраля 1945 г. специальным соглашением.

По вполне понятным причинам это соглашение сохранялось в секрете и было опубликовано лишь спустя год. В нем предусматривалось, что Советский Союз вступит в войну против Японии на стороне союзных держав через 2—3 месяца после капитуляции Германии и окончания войны в Европе. Соглашение включало следующие условия:

1. Сохранение статус-кво Внешней Монголии (МНР).

2. Восстановление принадлежавших России прав, нарушенных вероломным нападением Японии в 1904 г., а именно:

а) возвращение Советскому Союзу южной части острова Сахалин и всех прилегающих к ней островов;

б) интернационализация торгового порта Дальнего с обеспечением преимущественных интересов Советского Союза и восстановление аренды на Порт-Артур, как на военно-морскую базу СССР;

в) совместная эксплуатация КВЖД и ЮМЖД, дающих выход на Дальний, на началах организации смешанного советско-китайского общества с обеспечением преимущественных интересов Советского Союза, имея при этом в виду, что Китай сохраняет в Манчжурии полный суверенитет.

3. Передача Советскому Союзу Курильских островов1[1].

В соглашении также указывалось, что «Главы правительств Трех Великих Держав согласились в том, что эти претензии Советского Союза должны быть безусловно удовлетворены после победы над Японией». Советское правительство выразило готовность заключить с китайским правительством договор о дружбе и союзе для оказания Китаю помощи своими вооруженными силами в борьбе против Японии.

5 апреля 1945 г. народный комиссар иностранных дел СССР заявил японскому послу в Москве Сато о денонсации советско-японского пакта о нейтралитете от 13 апреля 1941 г. Это было встречено китайской общественностью с большим удовлетворением. Она понимала, что денонсация договора была серьезным морально-политическим ударом по японским захватчикам, оккупировавшим значительную часть территории Китая, что вступление СССР в войну поможет сократить ее сроки, спасет миллионы человеческих жизней.

Однако гоминдановское правительство не радовал этот акт правительства СССР. Все предыдущие годы чанкайшисты ратовали за войну. Но как они представляли ее? Советский Союз сражается на два фронта; война ведется на советской территории, и СССР терпит поражение. Когда же Советский Союз вышел победителем и было ясно, что война против Японии будет вестись на китайской территории, оккупированной японскими захватчиками, чанкайшисты стали бояться объявления Советским Союзом войны Японии, опасаясь, что разгром японских милитаристов еще более повысит престиж СССР в глазах китайского народа и будет способствовать успешной борьбе демократических сил в Китае.

Этот страх гоминдановских правящих кругов был отмечен иностранными обозревателями. Американский журналист Розингер, который, в это время был в Китае, рассказывает: «Советско-китайские отношения оставались формально корректными, но среди официальных чунцинских кругов была широко распространена русофобия. В 1944 г. ни одно событие не встревожило китайское правительство так сильно, как советское продвижение против германских армий на западе. Чунцин боялся влияния сильного Советского Союза на политику в Китае и возможности вступления русских войск в войну на Дальнем Востоке». Розингер указывает, что гоминдановцы распространяли небылицы о Советском Союзе, утверждая, что он может «попытаться захватить Манчжурию после поражения Японии или получить специальные позиции в северо-западной части провинции Синьцзян».

И действительно, гоминдановская печать старалась мобилизовать общественное мнение против СССР, распространяя клевету о мифических советских «претензиях». Тот же Розингер подчеркивает в своей книге: «Если бы китайское правительство было связано прочным единым фронтом с коммунистами и другими политическими элементами, если бы руководство экономической и военной организацией осуществлялось настолько эффективно, насколько это позволяют условия военного времени, если бы оно установило демократическое или полу демократическое управление, то оно приветствовало бы военное участие Советского Союза и его престиж среди китайского народа был бы неуязвим. К несчастью, существует другое положение. Чунцин является неэффективным, реакционным, недемократическим режимом, его авторитет в народе упал за последнее время...» При этом Розингер признавал, что «Москва не показала ни одним словом или действием, что она хочет захватить Манчжурию».

Эволюция гоминдановских лидеров от активного провоцирования советско-японской войны к страху перед возможностью вступления СССР в войну против Японии после поражения гитлеровской Германии является еще одним свидетельством того, что они оставались непримиримыми врагами Советского Союза, противниками подлинного советско-китайского сближения.

Однако разгром фашистской Германии и рост международного авторитета СССР весьма остро поставили перед гоминдановским правительством вопрос об изменении позиции в отношении СССР.

Китайская коммунистическая партия, Демократическая лига, Ассоциация национального спасения и многие другие организации, выступив единым фронтом, требовали проведения демократических преобразований в стране и улучшения советско-китайских отношений. Важной вехой в борьбе широких масс Китая за демократию, за советско-китайскую дружбу явился VII съезд КПК, состоявшийся в апреле 1945 г.

Коснувшись в своем докладе на съезде вопроса советско-китайских отношений, Мао Цзэдун отметил, что правящие круги Китая, формально поддерживая дипломатические отношения с СССР, на деле занимают позицию, враждебную Советскому Союзу. Указав, что Советское правительство первым отказалось от неравноправных договоров и заключило с Китаем новые, равноправные договоры, что оно поддерживало освободительную борьбу китайского народа в годы первой революционной гражданской войны и первое пришло на помощь китайскому народу в его борьбе против японских захватчиков, Мао Цзэдун от имени китайского народа выразил благодарность народу и правительству СССР за эту помощь и потребовал от гоминдановского правительства отказаться от враждебного отношения к СССР и немедленно улучшить китайско-советские отношения.

VII съезд Компартии Китая указал на необходимость ликвидации диктатуры крупных помещиков и компрадорской, буржуазии, антинародного государственного строя и поставил перед партией и всем китайским народом задачу борьбы за народную демократию, за установление дружественных отношений между Китаем и СССР.

Гоминдановскому правительству становилось все труднее маневрировать. Оно понимало, что Советский Союз включится в войну против Японии и, следовательно, скажет свое веское слово в разрешении дальневосточных проблем. Это обстоятельство сыграла главную роль в том, что правящие круги Китая стали искать известной стабилизации советско-китайский отношений. Тем не менее гоминдановская клика неохотно шла на это. Когда группа умеренных гоминдановцев внесла на рассмотрение 6-го съезда гоминдана предложение об улучшении советско-китайских отношений, то съезд под давлением реакционных делегатов ограничился лишь заявлением, что установление длительных дружественных отношений с СССР крайне необходимо. Но широчайшие круги китайского народа настойчиво требовали действительного улучшения отношений с Советским Союзом и заключения договора о дружбе и союзе. Так, 3 мая 1945 г. «Дагунбао», подчеркивая, необходимость заключения договора между СССР и Китаем, писала, что этот договор должен предусматривать совместные военные действия против Японии, взаимопомощь, осуществление политики Сунь Ятсена, отказ обеих сторон от укрепления советско-китайской границы; Китай, СССР, Англия и США должны совместно гарантировать независимость Кореи.

Советско-китайский договор о дружбе и союзе.

Переговоры между правительствами СССР и Китая начались 30 июня 1945 г. Для этой цели в Москву прибыла китайская делегация во главе с Сун Цзывэнем. 14 июля в связи с Потсдамской конференцией переговоры были прерваны. Спустя неделю после их возобновления, 14 августа, состоялось подписание договора о дружбе и союзе между СССР и Китаем, соглашений о Китайской Чанчуньской железной дороге, о Порт-Артуре и Дальнем.


Случайные файлы

Файл
163173.rtf
85315.rtf
18163-1.rtf
14881.rtf
37005.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.