Ликург

(англ. Lykurgus)

Ни один из рассказов о великом спартанском законодателе Ликурге не может считаться вполне достоверным. О его происхождении, государственной деятельности и смерти существует много разноречивых известий. Но больше всего споров вызывает вопрос о времени его жизни.

В настоящее время многие ученые полагают, что сведения о спартанском законодателе Ликурге настолько противоречивы, что нет оснований считать его исторической личностью. Законы, якобы введенные Ликургом, на самом деле были установлены в Спарте частично в VIII, но главным образом во второй половине VII в. до н. э. Несмотря на заведомую недостоверность биографии Ликурга, она содержит ценный материал о быте и законах спартанцев в эпоху наивысшего могущества и расцвета их государства.

Большинство древних ученых считали, что Ликург жил в эпоху учреждения Олимпийских игр и даже принял участие в выработке правил проведения этих общегреческих состязаний.

Незадолго до правления Ликурга в Спарте начались смуты. Народ был недоволен своими правителями, богатые угнетали бедных, и часто дело доходило до открытых уличных столкновений. В одной из таких стычек был убит пытавшийся разнять дерущихся отец Ликурга. Он был царем Спарты, и, согласно обычаю, его власть перешла к старшему сыну Полидекту, брату Ликурга. Так как Полидект скоро тоже скончался, не оставив детей, то Ликург стал единственным наследником царского престола. Однако вскоре после воцарения Ликург узнал, что царица, жена его умершего брата, ждет ребенка. Ликург объявил, что если ребенок его брата окажется мальчиком, он передаст ему престол, а сам, пока ребенок не вырастет, будет управлять государствам в качестве опекуна.

Вдова брата полюбила Ликурга и хотела, чтобы он стал ее мужем. Она предполагала, что Ликургу тяжело будет отказаться от царского достоинства, к которому стремится столько людей, способных ради этого на любые преступления. Поэтому царица пообещала Ликургу, что если он женится на ней, то она убьет своего ребенка и никто, кроме Ликурга, не сможет притязать на престол в Спарте. Но Ликург не хотел власти, добытой нечестным путем. Он побоялся сразу ответить отказом на предложение царицы, .опасаясь, как бы она, обезумев от любви, не убила ненавистного ей ребенка.

Ликург сказал царице, что он сумеет, пользуясь своей царской властью, устранить стоящего на пути к их счастью ребенка. Уговорив таким образом не подозревавшую обмана царицу ничего не предпринимать без его ведома, Ликург отправил к ней нескольких преданных ему людей для того, чтобы сразу после рождения ребенка они отняли младенца у матери и принесли его к нему.

Царица родила наследника. Когда мальчика принесли к Ликургу, он, к удивлению родственников царицы, знавших о ее планах, положил младенца на трон и сказал: "Вот ваш царь, спартанцы! Давайте назовем его Харилаем, и пусть он правит нами на радость народа!" (Харилай - по-гречески значит "любезный народу").

За недолгое свое правление Ликург успел заслужить любовь и уважение сограждан. Люди слушались его не только потому, что он был правителем государства, но и потому, что он был мудрым и справедливым человеком. Однако у Ликурга были не только друзья, но и противники. Особенно ненавидели его родня и приближенные отвергнутой им царицы. Они всячески старались оклеветать его и распространяли слухи, что царский опекун сам стремится захватить престол.

Ликург стал опасаться, что если что-нибудь случится с молодым царем, виновником несчастья будут считать его. Желая избежать клеветы и подозрений, Ликург решил покинуть родину и не возвращаться до тех пор, пока у Харилая не родится наследник. Тогда, даже в случае смерти Харилая, Ликург не должен будет наследовать престол и никому не придет в голову подозревать его в убийстве царя. Отправившись путешествовать, Ликург посетил Крит. Он внимательно изучал государственное устройство Крита для того, чтобы, вернувшись на родину, предложить согражданам ввести в Спарте наиболее удачные из критских законов. Рассказом о пребывании Ликурга на Крите древние писатели пытались объяснить большое сходство в государственном устройстве Крита и Спарты. Современная наука объясняет это сходство тем, что и Спарта и Крит принадлежали к типу земледельческих государств Греции, стоявших на одном уровне экономического развития.

Из Крита Ликург отплыл к берегам Малой Азии. Он хотел сравнить простоту и суровость жизни критян с роскошью и изнеженностью малоазийских греков. Так врач сравнивает больной организм со здоровым, чтобы увидеть, в чем состоит болезнь.

В Азии Ликург узнал о существовании поэм Гомера. Эти произведение очень понравились ему, и он переписал их, чтобы познакомить с ними земляков. В Греции в это время уже ходили из уст в уста отрывки из "Илиады" и "Одиссеи", но Ликург, как рассказывают, был первым из европейских греков, кто познакомился с ними целиком. Он считал, что содержащиеся в поэмах правила поведения и морали будут полезны для его сограждан.

Между тем спартанцы жалели об отъезде Ликурга и не раз приглашали его вернуться. Они говорили, что царь должен отличаться от своих, подданных не одним только титулом, что он должен обладать достаточным автори- тетом, чтобы властвовать и влиять на своих сограждан.

Ликург считал, однако, что отдельными мелкими реформами невозможно оздоровить строй Спарты, а следует решительно изменить все порядки в государстве. Он не был уверен, что призывавшие его граждане дадут ему возможность провести необходимые коренные преобразования, и поэтому, прежде чем вернуться в Спарту, Ликург решил узнать мнение дельфийского оракула.

Пифия встретила входящего в храм Ликурга следующими словами:

Вижу тебя я, Ликург, пришедшего в храм мой богатый,

Зевса любимца и всех великих богов на Олимпе.

Как мне тебя называть, я не знаю: хоть схож с человеком,

Все же тебя назову я бессмертным скорее, чем смертным.

Когда же Ликург попросил посоветовать ему лучшие законы, пифия ответила, что лучше его законов не будет иметь ни одно государство. Это предсказание ободрило Ликурга, и он решил вернуться в Спарту, где в это время правил его слабохарактерный племянник Харилай и государственные дела находились в полном беспорядке.

Прежде всего Ликург открылся своим друзьям, затем постепенно привлек на свою сторону еще многих граждан. Когда ему показалось, что наступил подходящий момент и число его приверженцев достаточно велико, он с 30 вооруженными друзьями из самых знатных семей занял городскую площадь, чтобы подавить возможное сопротивление. Харилай, думая, что заговор направлен против него, бежал и скрылся в храме Афины. Убедившись вскоре, что ему нечего бояться, Харилай вышел из своего убежища и вместе с остальными аристократами участвовал в преобразованиях.

Важнейшим государственным органом по законам Ликурга стала герусия-совет старейшин (по-гречески - геронтов) из 30 человек. Герусия разрешала споры и могла давать указания даже царям. Дело в том, что во главе Спарты издревле стояли два царя. Они происходили из двух постоянно враждовавших между собой родов - Агиадов и Еврипонтидов. Так, одновременно с Харилаем, происходившим из рода Еврипонтидов, в Спарте правил Архелай из рода Агиадов. Оба царя ненавидели друг друга: каждый стремился к единоличной, неограниченной власти, которую в Греции называли деспотией. Эта вражда ослабляла государственный строй, и, пользуясь этим, вожди простого народа - демоса - стремились свергнуть власть знати и установить демократию - власть народа.

Теперь, по закону Ликурга, цари сохранили свое старое значение только на войне. В походе они по-прежнему обладали властью над жизнью и смертью граждан. В мирное же время спартанские цари входили в герусию в качестве рядовых членов. Остальные 28 членов герусии выбирались народом, пожизненно из числа стариков не моложе 60 лет.

Выборы назначались, когда кто-либо из геронтов умирал, и таким образом общее число членов герусии - 30 человек, включая царей, оставалось неизменным. Это число, по мнению древних, определилось тем, что именно 30 аристократов вышли некогда с Ликургом на площадь, чтобы добиться преобразований. Эти аристократы были первыми членами герусии. Состав герусии постоянно обновлялся, но в течение всей истории Спарты совет старейшин сохранял аристократический характер. Хотя по закону любой спартанец, достигший 60 лет, мог стать геронтом, но обычно в герусию выбирали старцев из числа наиболее влиятельных семей.

Чтобы цари, геронты и народ не спорили между собой из-за власти, Ликург составил между ними соглашение - закон о разделении власти, который потом называли "Ликургова ретра"; считали, что оно было внушено законодателю самим богом Аполлоном.

Содержание этой ретры таково. "Пусть, - говорилось в законе, - народ будет разделен на филы и обы, пусть в герусию входит вместе с царями 30 человек, а народ время от времени собирается у реки Еврота на собрания. Там пусть народу предлагают решения, которые он может принять или отклонить. У народа пусть будет высшая власть и сила".

Само слово "ретра" - устное соглашение, устный закон - указывает на древнее происхождение этого постановления. Об этом же говорит и тот факт, что наряду с обычным для всякого государства разделением граждан по территориальному признаку (5 областей) сохранено и старинное племенное деление (3 филы - племени). Особенно важно, что в постановлении сохраняются характерные для первобытнообщинного строя черты верховной власти народа, исчезнувшие впоследствии в связи с засильем аристократии. Старинный язык документа также доказывает, что он был составлен значительно раньше времени, к которому относятся остальные приписываемые Ликургу реформы.


Случайные файлы

Файл
70182.rtf
13791-1.rtf
28962.rtf
11404-1.rtf
136663.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.