Характеристика основных разделов юридической психологии (133264)

Посмотреть архив целиком

Размещено на http://www.allbest.ru/

Содержание


Лекция – 1 ЮРИДИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ (предмет, задачи, система, методы, история)

Лекция – 2 ЛИЧНОСТЬ В ЮРИДИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ (понятие личности, познавательные процессы, эмоционально-волевая

сфера, индивидуально-психологические особенности)

Лекция – 3 ПСИХОЛОГИЯ ЮРИДИЧЕСКОГО ТРУДА

Лекция – 4 ПИХОЛОГИЯ ПРЕСТУПНОЙ ГРУППЫ

Лекция – 5 ПСИХОЛОГИЯ ПРАВОНАРУШЕНИЯ

Лекция – 6 ПСИХОЛОГИЯ ПОТЕРПЕВШЕГО

Лекция – 7 ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ

Лекция – 8 ИСПРАВИТЕЛЬНАЯ (ПЕНИТЕНЦИАРНАЯ) ПСИХОЛОГИЯ

раздел юридическая психология расследование



Лекция - 1

ЮРИДИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ

(предмет, задачи, система, методы, история)


Известно, что слово «психология» имеет греческое происхождение (психо – душа и логос - наук) и означает науку о закономерностях развития и функционирования психики как особой формы жизнедеятельности человека, которая проявляется в его отношениях с окружающими его людьми, с самим собой и с окружающим его миром в целом. Но мало кто знает, что пугающее для многих слово «психо», от которого происходят не менее пугающие и стыдные для рядового обывателя слова и понятия «псих» и «психушка», связаны с именем древнегреческой девушки Психеи, которая затмила своей красотой Богиню Любви Афродиту.

Влюбившись в ее сына Эрота, Психея ради этой любви смогла преодолеть множество тяжелых испытаний, недоступных простой смертной девушки, и в итоге стала его избранницей и была возведена Зевсом в ранг Богини.

Этот древнегреческий миф в символической форме возносит Силу Человеческой Любви до Божественных высот, приравнивая ее с Божественной Силой. Поэтому стремление к Любви является высшим назначением человеческого сердца и человеческой души. И идеалом высших проявлений души является Любовь. А душа, способная к беззаветной Любви, излучающая Любовь и есть «Психея». И ассоциации с страшными «психушками» здесь уже выглядят достаточно приземлено.

Тем более, что и во всех сегодняшних традиционных религиях именно Любовь к Всевышнему, Себе, Своей Отчизне, Своим Близким и т.д. является высшим проявлением человеческой души. И изучать с помощью специально разработанных научных подходов то, как функционирует и проявляет себя душа в различных жизненных ситуациях – это очень интересное и увлекательное занятие. Оно не бывает скучным.

Что же касается изучаемой нами юридической психологии, то этот аспект функционирования человеческой души находится в сфере действия установленных обществом законов или в сфере действия права.

В связи с этим дадим определение юридической психологии, как науки.

Юридическая психология – это самостоятельная отрасль психологии, занимающаяся изучением психологических закономерностей и закономерностей развития личности в сфере действия права.

Являясь прикладной дисциплиной и результатом интеграции психологии в юриспруденцию, она, вместе с тем, имеет и самостоятельное значение, которое неуклонно возрастает с расширением правовой деятельности в обществе.

Предметом юридической психологии являются различные явления психики, индивидуально-психологические особенности личности участников правоотношений, вовлеченных в сферу правоприменительной деятельности, социально-психологические закономерности этой деятельности, воздействующей на психику и поведение участвующих в ней людей.

Методологическая особенность юридической психологии состоит в том, что основная ее проблема – это изучение личности как субъекта и объекта деятельности в сфере правоотношений.

Объектом юридической психологии являются личность и социальные группы, являющиеся носителями правовых отношений, а в качестве предмета выступают психологические механизмы, обусловливающие различные формы правонарушений и поведение законопослушных граждан, работников юридического труда.

Основная задача юридической психологии во многом совпадает с основной задачей правовой науки или юриспруденции – обеспечение правовой грамотности и компетентности, коррекционно-реабилитационной работы среди граждан. Но при этом следует указать, что наиболее востребованным ее назначением является оказание помощи юристам в повышении эффективности и качества их профессиональной деятельности. Кроме того, юридическая психология ставит перед собой следующие вполне конкретные задачи:

  1. Исследование психологических механизмов, способствующих или препятствующих эффективному усвоению правовых норм.

  2. Выявление психологической природы правонарушений и факторов, обуславливающих социопатогенез, с выработкой мер по их нейтрализации.

  3. Разработка психологических основ уголовно-правового, гражданско-правового, административно-правового, семейного законодательства и процесса его применения, других правоотношений между людьми.

  4. Исследование психологических особенностей профессий юридического труда в целом и отдельных видов правоохранительной деятельности (следователя, судьи, адвоката).

  5. Психологическое обеспечение правоохранительной деятельности юристов различной специализации, наиболее эффективного применения ими норм права, оказание им психокоррекционной помощи в их повседневной работе в условиях значительных нервно-психических перегрузок, разработка профессиограмм профессиональной деятельности юристов различной специализации, создание надежной системы профессионального отбора на службу в правоохранительные органы.

  6. Изучение индивидуально-психологических особенностей правонарушителей и преступников.

  7. Изучение механизмов преступного поведения, мотивации отдельных видов преступлений.

  8. Исследование психологических механизмов исправительной системы наказания в плане эффективного исправления поведения осужденных и профилактики рецидивов повторных правонарушений.

  9. Совместная с криминологами разработка мер профилактической работы, направленной на сокращение преступности в стране.

И это только самые основные и востребованные на сегодня задачи ЮП.

Механизм противоправного поведения имеет сложную природу, поэтому при его изучении необходим системный подход, который предполагает комплексное использование правовых психологических дисциплин: уголовного, правового, гражданского права, криминалистики и т.д., как общая, возрастная, социальная, педагогическая, медицинская, психологии управления и общения, психиатрии. Содержание юридической психологии предполагает наличие следующих разделов:

  1. Методологический. Включает в себя предмет, задачи и методы изучения, используемые в рамках данной науки. Исторический аспект развития юридической психологии;

  2. Правовая психология – раздел, изучающий психологические механизмы правовой социализации личности, десоциализации, приводящие к правонарушениям;

  3. Криминальная психология – раздел, изучающий психологические особенности личности преступника, мотивацию преступного поведения, психологию преступных групп;

  4. Психология юридического труда – раздел, изучающий психологические характеристики процессуальной деятельности, психологические основы судопроизводства и других видов деятельности работников правоохранительных органов;

  5. Проблемы судебной психологической экспертизы;

  6. Психология осужденных (пенитенциарная психология), изучающая особенности личности осужденных, психологические основы их реабилитации, методы психолого-педагогического воздействия на них, с целью коррекции поведения и последующей адаптации.

Методы юридической психологии

Основными методами, которые используются юридической психологией – это различные методы беседы и опроса, методы обобщения и анализа материалов дела и независимых характеристик, структурного и структурно-генетического анализа, биографический метод, психодиагностические методы, методы наблюдения и эксперимента, изучения результатов деятельности личности, метод изучения отдельного случая.

В частности, беседа строится на доверительном общении с исследованным лицом при помощи непрямых, косвенных вопросов, через которые формируются общие личностно-значимые точки соприкосновения, что делает опрос более эффективным и затрудняет возможность формирования лживых умозаключений и высказываний.

В целом, метод опроса – это сбор первичных данных, на основе вербальной коммуникации. При соблюдении определенных правил он позволяет получить надежную информацию о событиях прошлого и настоящего, о субъективных состояниях личности. Используемые психологами и следователями методы опроса имеют некоторые различия по форме и характеру их организации. Так, они могут проводиться устно или письменно, индивидуально или в группе, один раз или многократно. Вопросы могут формулироваться в прямой форме (ответ следует понимать в том же смысле, как его понимает опрашиваемый) и косвенный (ответ предполагает расшифровку в ином, скрытом от отвечающего смысла). Они могут иметь открытый (призывающий к подробному описанию предметов и явлений) или закрытый (конкретика типа «да» или «нет») характер. При опросе важен грамотный баланс открытых и закрытых вопросов, что повышает эффективность в получении нужной информации. Этому можно быстро научиться и закрепить в работе.

Методы наблюдения может быть внешними (сторонними), внутренним (включенными) и самонаблюдением.

Внешнее наблюдение ведет экспериментатор. Он описывает внешность личности, ее изменения, двигательные и эмоциональные реакции, поведение. Для регистрации наблюдения могут использоваться технические средства: запись речи на магнитофон, применение фотосъемки и киносъемки. Но в условиях предварительного следствия и судебного разбирательства технические средства могут быть применимы только в рамках процессуального закона, здесь есть определенные ограничения по использованию оперативной информации. Но данные, получаемые в ходе наблюдения за поведением обследуемого при допросах, очных ставках, следственном эксперименте могут помочь в судебном заседании более четко определить устойчивые личностные свойства, особенности привычного реагирования в кризисных ситуациях.

Внешнее наблюдение может быть и опосредованным в том случае, когда анализ и выводы по результатам наблюдения делает лицо не участвующее в наблюдении. В таком виде наблюдения большое значение приобретает тщательность фиксации и объективность результатов наблюдения. Это достигается использованием технических средств видео- и звукозаписи.

Включенное наблюдение используется при изучении закрытых «социальных групп», когда исследователь входит в социальную ситуацию в качестве ее участника, скрывая истинные мотивы своего поведения. Достоинством этого метода является изучение и различных аспектов жизнедеятельности закрытых социальных групп. Но у этого метода есть и свои опасные стороны (внедрение в преступную группу, в тюремную камеру).

Самонаблюдение (интроспекция) – метод субъективного наблюдения за своим поведением, состоянием и последующий анализ. Основной недостаток этого метода - субъективность полученных данных, зависящих от личностных особенностей наблюдателя, его направленности и теоретической подготовленности и т.д.

Эксперимент. Экспериментальные методы сыграли огромную роль в преобразовании психологических знаний. На основе экспериментальных данных психология выделилась из философии и сформировалась как самостоятельная наука.

В середине прошлого века в физиологических лабораториях исследовались элементарные психические функции – ощущения, восприятия. Одним из первых такую лабораторию основал Вундт в Лейпциге. С.С. Корсаков по поводу В. Вундта заметил, что ему удалось сделать значительный шаг в психологию потому, что он был физиологом. У Вундта учились многие специалисты, которые приезжали из других стран, а затем возвращались на родину и там открывали экспериментально-психологические лаборатории. Экспериментальный метод необходим при исследовании причинно-следственных связей между психическими явлениями. При проведении существуют определенные этапы. Сначала идет формулировка проблемы, затем разрабатывается методика. Планируется сам эксперимент. Исследователь проводит серию опытов и фиксирует количественные характеристики, которые затем анализируются, подвергаются математической обработке.

Специфика эксперимента как метода психологического исследования заключается в том, что в нем целенаправленно и продуманно создается ситуация, в которой изучаемое свойство выделяется, проявляется и оценивается лучше всего. Кроме того, он позволяет надежнее, чем все остальные методы делать выводы о причинно-следственных связях исследуемого явления с другими феноменами, научно объяснять происхождение явления и его развитие.

Имеются три основные разновидности эксперимента: естественный, ассоциативный и лабораторный. Друг от друга они отличаются тем, что позволяют изучать психические явления в условиях, более отдаленных или приближенных к действительности. Естественный научный эксперимент организуется и проводится в жизненных условиях, где экспериментатор создав необходимые условия практически не вмешиваются в ход происходящих событий, фиксируя их в том виде, как они разворачиваются сами по себе. Лабораторный эксперимент предполагает создание некоторой искусственной ситуации, в которой изучаемое свойство можно лучше всего изучить.

Третья разновидность эксперимента – ассоциативный эксперимент. Раньше он назывался именно так. А сегодня чаще его называют детектором лжи. Суть его состоит в том, что испытуемому предлагается на каждое предъявленное слово ответить первым словом, которое придет в голову. Образовывающиеся при этом ассоциации анализировались психологами и с известной долей вероятности могли указывать на причастность лица в совершенному правонарушению. В 30-х годах ХХ века наш соотечественник А.Р. Лурия усовершенствовал этот эксперимент, введя с называнием слова-ассоциации и необходимость исследования соответствующей мышечной реакции, даже минимального движения, которое фиксировалось на экране. Позже сюда подключился анализ изменения частоты и глубины дыхания, частоты сердечных сокращений - пульса, изменении влажности кожных покровов. В итоге этот усовершенствованный метод явился прообразом современного детектора лжи, полиграфа, нашедшего самое широкое применение в следственной и судебной практике. Такая аппаратура сегодня есть на службе не только у следователей развитых зарубежных стран, но и практически во всех крупных подразделениях нашей отечественной следственной системы.

В последние годы в рамках психологии интенсивно развивается психодиагностика, которая определяется как область психологической науки, разрабатывающая методы выявления и измерения индивидуально-психологических особенностей личности.

Психодиагностические методы достаточно быстро и надежно обеспечивает сбор данных, на основе которого и может быть сформулировано заключение о выраженности психофизиологических особенностей одного испытуемого или групп.

Данные психодиагностических методик послужили основой применения в судебном процессе психологической экспертизы.

Основным методом в психодиагностике является тест (от англ. TEST – опыт, проба), использующий стандартизованные вопросы и задачи (тесты) имеющие определенную шкалу значений.

Говоря об истории этого метода, следует вспомнит английского ученого Френсис а Гальтона (1822 – 1911), который в конце 19 века изобрел первые такие тесты и провел научно обоснованные испытания тестированием. В своей лаборатории в Лондоне за небольшую плату он тестировал всех желающих, стремившихся определить свои физические и психологические способности. Поэтому Гальтона называют первым в мире практикующим психологом. Свои методы исследования он назвал словом «тест», которое широко вошло в современный психологический лексикон.

Настоящую популярность тесты получили после опубликования в 1908г. французским психологом А. Бине, Т. Симоном шкалы умственного развития для детей и школьников. Эти тесты стали очень популярны в Германии, России и США. Бине искал психологические средства, с помощью которых удалось бы отделить детей способных, но ленивых, от тех, кто страдал врожденными дефектами.

Экспериментальные задания А.Бине превратил в тесты, установив шкалу, где каждое деление содержало задание, выполнимое нормальными детьми определенного возраста. В Германии Вильям Штерн (1871 – 1938) ввел понятие «коэффициент интеллекта» (англ. «Ай-Кью»). Этот коэффициент соотносил «умственный» возраст, определяемый по шкале Бине, с биологическим возрастом. Если коэффициент был меньше единицы, то это свидетельствовало либо о задержке умственного развития, когда умственный возраст ниже биологического, либо об одаренности, если умственный возраст был выше единицы.

В зависимости от способа предъявления материала и вспомогательных средств выделяют различные типы тестов: тесты, выполняемые индивидуально и группой; устно и письменно, вербально и невербально.

Вербальные – это тесты, осуществляемые в словесно-логической форме. Невербальные тесты, представленные чертежами, графиками, картинками, рисунками, отражают те или иные предметы или их свойства или изучаемые явления. При этом анализируется эмоциональное и личностное отношение исследуемого к предъявляемым материалам.

Различают тесты, изучающие особенности внимания, памяти, мышления, интеллекта, способности и достижения, а также психологические свойства личности.

При проведении психологической экспертизы психологи-эксперты довольно часто используют проективные тесты, которые рассматриваются как приемы опосредованного изучения личности, в ответах которой проявляются и индивидуальные особенности (установки, отношения) и эмоциональные состояния. Наиболее распространен и апробирован проективными тестами являются: тест Роршаха, ТАТ, Розенцвейга, «незаконченные предложения», цветовой тест Люшера и т.д.

Если в качестве испытуемого выступают психотравмированные личности или дети, психологи используют рисуночные тесты: «Дом, дерево, человек», «Моя семья», «Несуществующее животное» и т.д. Такой подход оправдан при проведении допроса у несовершеннолетними, если пережитая ими ситуация их психотравмирует. Например, девочка, как показал опыт психотерапии, которая подверглась сексуальному насилию со стороны пьяного отца, была не в состоянии отвечать на прямые вопросы следователя. В психиатрической практике это далеко нередкий случай. По мировой статистике известно, что каждый двадцатый современный ребенок подвергается или подвергался тем или иным формам сексуального насилия со стороны близких родственников (П.С. Гуревич).

Вполне понятно, что нельзя вести с ребенком разговор на эту тему впрямую. Это может не только травмировать девочку, но даже разрушить весь процесс психотерапии. Вот здесь и приходят на помощь рисуночные тесты, другие психологические методы. И через них в игровой манере можно получить нужную информацию, которая в дальнейшем может послужить более эффективному дознанию.

Метод изучения продуктов деятельности (рисунков, лепки из пластилина, выжигание, выпиливание и т.п.) широко используется в психологии для изучения личностных особенностей.

Психология использует также статистические методы, позволяющие математически обработать результаты исследований. Статистические методы позволяют установить определенные зависимости между наблюдаемыми переменными.

Все психологические методы могут быть разделены на две группы: методики высокого уровня формализации и малоформализованные (проэктивные, рисуночные).

В диагностическом обследовании необходимо сочетание формализованных методик и малоформализованных. Использование малоформализованных методов требует высокого профессионализма, поскольку дают результаты, мало зависящие от личности психолога.

Малоформализованные методы дают возможность познакомиться с биографией человека и его жизненными ценностями, удовлетворенностью своим местом и ролью в коллективе.

При проведении следственной работы широко используется метод направленной беседы. В ходе нее уточняются особенности поведения посягателя в интересующий период. Прицельно выясняются его отношение к тем или иным сторонам жизни, моментам криминального события, ощущения, оценки, детализируются биографические сведения. Беседа может стать и своеобразным приемом прояснения уровня психического развития, осведомленности о разных сторонах жизни, способом выявления некоторых характерологических и личностных свойств.

Под понятием «документальный источник» понимаются материалы уголовного дела, дневники, фотографии, записи на кинопленке, материалы средств массовой информации. Психологический анализ документов уголовного дела помогает определить психические закономерности, принятые во внимание при производстве ряда следственных действий, мотивацию решения судьи, вынесшего то или другое постановление. В психологическом изучении противоправных действий психологический анализ материалов уголовного дела является центральным приемом. Остальные методы используются как дополнительные для проверки психологических гипотез, возникающих у следователя.

С помощью анализа материалов уголовного дела получают сведения о поведении лица в ситуации преступления, до и после его совершения, о динамике развития ситуации. Уголовное дело может содержать информацию о содержательной и структурной стороне ведущих личностных мотивов, проследить процесс формирования мотивационной сферы, ретроспективно восстановить эмоциональное состояние преступника, понять его отношение к происходящему. К таким сведениям относятся данные о самоощущении, внешнем виде, даваемые человеку характеристики и пр.

Особое место в изучении личности занимает графология – наука, ставящая своей целью определение индивидуальных свойств личности по особенностям почерка. По почерку можно определить пол человека, уровень образования, эмоциональное состояние, нарушения психики и т.д.

В рамках проводимых в судебной и криминальной психологии используют биографический метод изучения личности подозреваемого, обвиняемого, осужденного, хотя эта схема изучения личности может относиться к любому объекту психологического исследования.

Изучение личности биографическим методом включает:

  1. Социально-демографические данные;

  2. Уголовно-правовые данные;

  3. Медицинские данные: состояние физического и психического здоровья;

  4. Внешние (физические) данные: лицо; рост; вес и телосложение; голос;

  5. Жизненный путь: родители, детство, школа, учебные заведения;

  6. Образ жизни: семья, профессия, специальность;

  7. Нравственно-правовое поведение в кризисных ситуациях;

  8. Способности: интеллектуальные (склонность к фантазированию, реалистичность, бедность воображения); специальные способности;

Опрос несовершеннолетних лиц с отклоняющимся поведением и малолетних преступников необходимо проводить по следующей схеме (А.Е. Личко):

  1. Учеба – причина неуспеха, отношение с учителями и соучениками; нарушения дисциплины и чем они вызваны;

  2. Планы на будущее, соотносить желаемое и возможное;

  3. Отношения со сверстниками – наличие близкого друга или компании приятеля, положение среди товарищей;

  4. Увеличение в настоящем и прошлом;

  5. Отношение с родителями и внутрисемейные отношения – состав семьи, кто из ее членов занимает воспитанием и с кем в семье подросток наиболее близок;

  6. Нарушения поведения в прошлом – прогулы, мелкое хулиганство, побеги из дома, состоял на учете в инспекции по делам несовершеннолетних и почему;

  7. Наиболее тяжелые события в прошлой жизни и реакция подростка на них;

  8. Перенесенные соматические заболевания, возможные черепно-мозговые травмы, особенно легкие, которые могли остаться неизвестными родителям (драки, занятия спортом и т.п.)

  9. Сексуальные проблемы. Необходимо предупредить также, что все сообщаемые подростками сведения не будут переданы ни родителям, ни другим лицам без согласия подростка.

Исследование заканчивается составлением психологической характеристики личности. Составление характеристики помогает ориентироваться в собранном материале, способствует выявлению и устранению имеющихся противоречий, позволяет устанавливать социально-психологические причины совершенного преступления (если изучаемое лицо – обвиняемый).

Кроме этого, в юридической психологии по мере необходимости могут быть использованы практически все методы, присущие общей и социальной психологии. Но существуют и сугубо специальные методы, которые не встречаются в других отраслях психологических знаний. К их числу можно отнести следующие:

1. Метод составления психологического портрета преступника.

2. Метод психологического анализа уголовного дела и составления рекомендаций следственно-оперативным работникам.

3. Метод судебно-психологической экспертизы (не путать с медицинской СПЭ).

4. Метод «следственного» или «розыскного» гипноза (используется ограничено).

5. Метод выявления скрываемых обстоятельств, лжесвидетельства и др.

Все указанные выше методы вооружают юристов эффективным оружием в сфере раскрытия и расследования преступлений.

Краткий исторический очерк развития юридической психологии.

Юридическая психология имеет длительный исторический путь развития научного знания, объясняющего причины преступности и намечающего научно обоснованные подходы к решению данной социальной проблемы.

В развитии ЮП можно условно выделить несколько основных этапа:

1. Ранняя история ЮП – XVIII в. – первая половина XIX в.

2. Становление ЮП как науки – конец XIX в. - начало XX в.

3. Создание ЮП в начале XX столетия, когда в ее основу были положены концептуальные научные психологические теории.

4. Новая и новейшая история ЮП XXXXI вв.

5. Особенности развития ЮП в России в рамках проблемных этапов создания демократического правого государства (особый этап развития отечественной ЮП).

1. На заре человеческой цивилизации основным средством борьбы с преступностью и предупреждения нарушений норм морали, права, социальных запретов, табу, религиозных догм были жестокие публичные казни (сжигание, повешение, четвертование и.т.д.). Страх жестокого наказания выступал как основной, но безуспешный, метод предупреждения преступности. А в превентивной и профилактической работе с преступностью традиционную роль играли различные религиозные культы и конфессии, их институты исповеди, раскаяния, отпущения грехов, воспитательные проповеди, заимствованные из святых писаний. Надо сказать, что этот институт успешно работает и сегодня, а в современной России в эпоху возрождения духовности приобретает еще большее значение.

Однако, первые документально подтверждаемые ростки юридической психологии мы можем обнаружить в античном периоде в трудах древнегреческих философов, таких как Демокрит, Сократ, Платон, Аристотель и другие (5-4 вв. до н.э.).

В частности, именно Демокрит впервые размышлял и писал о сущности законоисполнительного поведения, подчеркивая, что Закон необходим тем и направлен против тех, кто в силу нравственных и умственных пороков добровольно не побуждается к добродетели внутренних влечений: «…Тот, кто воздерживается от несправедливости, только подчиняясь закону, будет, вероятно, грешить в тайне; тот же, кого побуждают поступать должным образом его убеждения, вряд ли станет делать что-нибудь неподобающее, все равно тайно или явно».

Сократ в своих трудах также много писал о противоречивой природе человеческого поведения и необходимости совпадения справедливого, разумного и законного. Его идее были удачно развиты Платоном и Аристотелем. В частности, Платон впервые описал два различных психологических явления, которые лежат в развитии общества, - это потребности и способности людей. По Платону, закон должен отвечать потребностям общества, а организация общества должна быть осуществлена в соответствии со способностями его членов. В своем труде «Государство» Платон описывает три особенности человеческой души (разум, ярость, вожделение) и соответствующие им три начала государственного устройства (совещательное, защитное и деловое), которое реализуется правителями, воинами и производителями. При этом, социальная справедливость, согласно Платону, состоит в том, чтобы каждое сословие занималось своим делом и находилось в иерархической соподчиненности. И это не противоречит выделяемым им 5 видам государственного устройства: аристократическое, тимократическое, олигархическое, демократическое и тираническое, которые связываются Платоном с пятью разновидностями психического склада людей. Но любое государство может погибнуть из-за недостатков, присущих тому или иному психическому складу правителей, стоящих у власти. Так тиранию может погубить безудержный произвол и насилие, а демократию – «опьянение свободой в неразбавленном виде». Поэтому он призывает проводить кандидатам на власть проверку правомерности их душевных качеств и устремлений – «докимасию».

В своем труде «Законы» Платон подчеркивает, что справедливые законы – это не только определения разума, но и такие законы, которые обеспечивают общее благо всех граждан. Законы, по Платону, - основное средство совершенствования человека.

Его ученик и последователь Аристотель считал, что человек – существо, не просто социальное, но и политическое, и только в политическом общении завершается его сущностное развитие. Право было разделено Аристотелем на естественное и волеустановленное. Естественное право обусловлено всеобщей природой вещей, везде и всегда оно имеет одинаковое значение. Качество закона определяется тем, насколько он соответствует естеству. Закон, основанный только на насилии, не является правовым законом. Политическое правление по Платону – это правление правового закона, а не отдельно взятых людей. Люди, по Платону подвержены чувствам, закон – уравновешенный разум.

Немало философско-психологических размышлений содержится и Римском праве, но детальная проработка этого направления была продолжена значительно позже.

В раннем Средневековье в начальный период «церковной гегемонии в Европе» идеи зарождающейся юридической психологии активно развивал крупнейший философ и идеолог того периода Аврелий Августин (4 в. н.э.). В своем трактате «О свободной воле», принижающем в современном понятии человеческое достоинство, он провозглашает тезис: «Человек, живущий по человеку, а не по Богу, подобен дьяволу», «Всякая неупорядоченная душа сама по себе несет свое наказание». И, как становится вполне понятным, высшим мерилом права этого исторического периода является Закон Божий, а психологические аспекты этого права связаны лишь с одной религиозной идеологией.

В этот период вновь наблюдается расцвет жестоких пыток и казней, карательных акций инквизиции. У невиновных людей под пытками добиваются признаний в совершении несовершенных ими преступлений, признаний о связи с дьяволом. Таких сотнями казнят, вешают, сжигают на кострах. И все это длится несколько столетий. И тут уж не до гуманности, не до психологической науки и не до тщательных судебных разбирательств.

Первые работы по использованию психологических знаний в уголовном судопроизводстве относятся к ХVIII веку и имеют четкую гуманистическую направленность.

Начиная с XVIII столетия, в цивилизованном общественном сознании возникает заметный перелом в сторону решительного осуждения публичных физических наказаний и казней. Особенно горячее осуждение подобные методы борьбы с преступностью нашли у французских просветителей: Вольтера, Руссо, Дидро, Монтескье, Канта и др.

Широкую известность в Европе получила активная, обличительная деятельность Вольтера, разоблачавшего жестокость и несправедливость феодального правосудия. Вольтер в печати показывает поспешность и несправедливость совершившейся казни, посмертно реабилитирует публично четвертованного Каласа, обвиняемого якобы в убийстве сына. Такому относительно свободному несогласию с действиями феодалов и безучастности высшей власти страны, конечно же, способствовали новые революционные идеи, порожденные французской революцией.

В это время вновь возрождается античная человековедческая направленность правового мировоззрения. Так выдающийся юрист и мыслитель эпохи Просвещения Шарль Луи Монтескье считал, что «духом законов» является рационалистическая природа человека, что каждый частный закон зависит от другого, более общего закона. К таким естественным общим законам он относил стремление к миру, желание жить в человеческом обществе, где за счет соединения доброй воли отдельных людей образуется гражданское состояние общества, в котором главным основным законом является справедливость. Поэтому политические и гражданские законы призваны реализовать справедливость.

В 1764 г. вышла небольшая брошюра последователя Монтескье итальянского юриста Чезаре Беккариа «О преступлениях и наказаниях», которая затем выдержала 60 изданий на многих языках мира. Изложенные в ней идеи произвели переворот в практике уголовного права. В частности, он впервые провозгласил, что эффективность наказания зависит не от его жестокости, а от неотвратимости и быстроты исполнения и то, что человек должен признаваться невиновным, пока суд не вынесет ему обвинительный приговор.

В 1776 г. в Декларации независимости Соединенных Штатов были сформулированы основные положения общечеловеческой идеологии нового времени: все люди сотворены, и все они одарены Создателем некоторыми неотчуждаемыми правами: правом на жизнь, свободу и стремление к счастью. Для обеспечения этих самых важных человеческих прав учреждены среди людей правительства, заимствующие свою справедливую власть из согласия управляемых. Если же данная форма правительства становится гибельной для этой цели, то народ имеет право изменить или уничтожить ее и учредить новое правительство, основанное на таких принципах и с такой организацией власти, какие, по мнению этого народа, более всего будут способствовать его безопасности и счастья.

В 1789 г. после победы Великой французской революции была принята Декларация прав человека и гражданина. В первой статье этого исторического документа было провозглашено: люди рождены и остаются свободными и равными в правах. А свобода состоит в возможности любой жизнедеятельной активности, не приносящей вреда другому. Границы свободы лимитируются законом. Все, что не запрещено законом, - дозволено.

А с начала XIX века в странах Европы происходит заметное смягчение карательных мер и пыток, полный отказ от публичных казней и экзекуций. Однако попытки прибегать к полным мерам наказаний отмечаются в отдельных случаях вплоть до начала XX века. И это происходит на фоне прогрессивных буржуазных изменений в Европе и начатых с периода отмены крепостного права реформ в России.

В конце XIX века развитие наук о природе общественных явлений, порождает стремление разобраться в причинах преступности, научно обосновать деятельность социальных институтов, занимающихся ее предупреждением. Начинает складываться новый подход к решению данной проблемы, основной сутью которого является стремление вскрыть причины преступного поведения и на их основе составить программу практической деятельности по борьбе с преступлениями и преступностью.

В России в XVIII веке господствовал розыскной (инквизиционный) процесс, который не нуждался в научных знаниях, тем более психологических. Уголовное судопроизводство было основано на тайном письменном процессе (досье), на стремлении получить признание любой ценой, с помощью самых изощренных пыток («Дыба»). Устраивались так называемые «следственные эксперименты», когда подозреваемого или обвиняемого вводили в слабо освещенную комнату, где лежал труп убитого, и у трупа торжественно увещевали обвиняемого сказать правду, рассчитывая на то, что потрясенный виновник выдаст себя…». О поведении подследственного составлялся подробный протокол, где обращалось внимание на эмоции, жесты, мимику подсудимого.

Монография нашего соотечественника И.Т. Посошкова (1652 – 1726) «Книга о скудости и богатстве» содержит теоретические рекомендации ведения следствия на основе обобщения приемов допроса обвиняемых и свидетелей.

Первые базовые работы об использовании психологических познаний в уголовном судопроизводстве стали появляться в Германии в конце XVIII века.

В частности, в 1792 году появились работы К. Экартсгаузенна и И. Шауманна, в которых была сделана попытка более глубокого психологического рассмотрения некоторых уголовно-правовых понятий, а также личности преступника.

Чуть позже, в 1808 году вышла работа И. Гофбауэра «Психология в ее основных применениях к судебной жизни», а в 1835 году – работа И. Фридриха «Систематическое руководство по судебной психологии», в которой также рассматривались психологические аспекты личности преступника, уголовного делопроизводства, делалась попытка использовать данные психологии в расследовании преступника.

Во второй половине века под влиянием бурного развития экспериментальной (измерительной) психологии стала развиваться довольно интенсивно криминальная психология. Заметную роль в этом сыграли труды Ч. Ломброзо, создателя биологического направления в изучении личности преступника. Книга, вышедшая в 1879г. «Преступный человек, изученный на основе антропологии, судебной медицины и тюрьмоведения», принесла Ч. Ломброзо всемирную известность. Чезаре Ломброзо (1835 – 1909) тюремный врач и психиатр в 1876г. предпринял обширные исследования строения черепов преступников, содержащихся в тюрьмах и психиатрических клиниках. Он рассматривал преступников как атавистическое явление, шаг назад на пути эволюции. На основании исследований был сделан вывод о том, что преступниками не становятся, - преступниками рождаются и, что преступление – естественное явление, подобное рождению или смерти.

В начале ХХ в. предмет криминальной психологии получил свое окончательное оформление в капитальном труде основоположника криминалистики Ганса Гросса «Криминальная психология» (1905г.), где Гросс рассматривает судебную психологию, как прикладную отрасль общей психологии. При этом он подчеркивал: «Чтобы знать правила, которые руководят психическими процессами в судебной деятельности, требуется особая отрасль прикладной психологии. Эта последняя занимается всеми психологическими факторами, которые могут идти в расчет при установлении и обсуждении преступления».

Не менее важный вклад в развитие Юридической психологии внесли обширные исследования П. Кауфмана, опубликованные в его работе «Психология преступности» (1912г.) и Ф. Вульфена - работа «Психология преступника» (1926г.).

В целом развитие мировой ЮП шло по следующим основным направлениям:

Первое направление: развитие судебной и криминальной психологии. В начале ХХ века предмет криминальной психологии получил окончательное завершение в трудах Г. Гросса «Криминальная психология» (1905), обширного исследовании К. Кауфмана «Психология преступности» (1912), Ф. Вульфена «Психология преступника» (1926).

Вторым направлением юридической психологии является разработка проблем свидетельских показаний.

Третьим направлением работ по юридической психологии стала разработка методов психологической диагностики.

Четвертым направлением явилась разработка и использование психологической экспертизы, которая базировалась на данных экспериментальных исследований в области свидетельских показаний. В этом направлении много работал К. Марбе. В 1926г. он опубликовал монографию «Психолог как эксперт в уголовных и гражданских делах», а Штерн и Клапаред сами выступали в судах в качестве экспертов.

Пятым направлением развития юридической психологии явилось выделение из психологии труда («психотехники») – раздела, посвященного психологическому изучению следственно-судебной деятельности как профессии, разработка профессиограмм следователя, судьи. И здесь огромную роль в разработке основ профессионального отбора юристов сыграла работа Г. Мюнстерберга «Основы психотехники» (1914), в которой был специальный раздел, посвященный использованию психологии в праве и профотбору.

Подытоживая историю становления ЮП как науки, следует назвать нескольких видных ученых и их основные труды, которые внесли большой вклад в ее мировую историю. Это «Основы психологии для юристов» немецкого ученого-юриста М. Липпмана (1914), «Психология и преступность» бельгийского криминалиста и психиатра Р. Луважа (1956), «Правовая и криминальная психология» американского ученого-криминалиста и психолога Г. Тоха (1961), «Криминальная психология» американского юриста и психолога Д. Абрахамсена (1967), «Психология наказания и исправления» англичанина Н. Джонстона (1970), «Психология преступности и уголовного правосудия» американского ученого-юриста и психолога Г. Тосба (1979).

Развитие юридической психологии в России имеет более сложную и противоречивую историю, особенно в ХХ столетии, где она повторяет достаточно трагический путь развития психологии в СССР, и условно подразделяется на несколько периодов:

  1. Развитие юридической психологии в России в начале века (до 1917 года);

  2. Период развития советской юридической психологии (до 1991 года);

  3. Постсоветский период развития ЮП (с 1991 года по настоящее время).

Помимо упомянутой выше монографии И.Г. Посошкова «О скудости и богатстве», где он впервые еще в XVIII веке психологически грамотно объяснил, как детализировать показания лжесвидетелей, чтобы получить обширный материал для их изобличения, в догоняющей Европу России появилось немало передовых идей по реформированию отсталой судебной системы и интеграции в нее психологических знаний.

В этот период немало прогрессивных мыслей по судебной психологии можно найти в работах известного отечественного просветителя и историка В.Н. Татищева (1686-1750 гг.), автора «Истории Российской с наидревнейших времен». В частности, он считал, что законы часто нарушаются по незнанию, поэтому их необходимо изучать с детства, пока психика ребенка к этому очень восприимчива.

Князь М.М. Щербатов (1733-1790 гг.), не менее известный отечественный историк и философ, автор «Истории Российской с древних времен» указывал на необходимость знания законодателем «человеческого сердца» (доброй человеческой души) и создания законов с учетом этой психологии народа. Именно он одним из первых поднял вопрос о возможности досрочного освобождения исправившегося преступника и необходимости привлекать содержащихся в тюрьмах лиц к работам, он весьма положительно оценивал фактор труда в перевоспитании преступников. Он рассмотрел ряд судебно-психологических аспектов правосудия с позиций набирающих силу идей гуманизма. В своих трудах он требовал, чтобы законы разрабатывались с учетом индивидуальных особенностей личности человека, одним из первых поднял вопрос об условно-досрочном освобождении от наказания.

Первый русский философ-материалист А.Н. Радищев (1749-1802 гг.), автор «Путешествия из Петербурга в Москву» и «Вольности», значительное внимание уделял изучению социальных корней преступности, разработал программу их криминалистического и психологического анализа. В трактате «О законоположении» он выделил показатели, характеризующие как виды преступлений, так и лиц, их совершивших, а также мотивы и причины совершаемых преступлений, предложил меры предупреждения преступлений, основываясь на показателях психологии преступника.

Кроме этого, в начале XIX века в Московском университете накануне войны с Наполеоном (1806 – 1812 гг.) вводится и читается специальный курс «Уголовной психологии», который становится востребованным новым поколением российских юристов.

В 1915 году выходит работа известного отечественного философа-просветителя П.Д. Лодий «Логические наставления, направленные на познания и различение истинного и ошибочного, где автор пытается обосновать уголовно-правовые понятия с помощью психологии. В частности, он признавал лишь те наказания, которые пригодны как средства психологического принуждения, считал, что наказание должно соответствовать «духу преступления».

Более интенсивное развитие юридической психологии в начале XIX века связано со стремлением прогрессивных ученых и общественных деятелей решать уголовно-правовые проблемы с привлечением новой науки – психологии и психологических данных. Эту позицию занимали, в частности, учителя А.С. Пушкина в Царскосельском лицее А.П. Куницын и А.И. Галич.

А.П. Куницын считал, что целью наказания должно быть исправление и перевоспитание преступников, а также предупреждение преступлений. Он изложил свои прогрессивные и гуманные взгляды в специальном трактате «Право естественное», который позже был официально запрещен и сожжен. Но его прогрессивные идеи продолжали жить в умах его учеников и сподвижников.

В частности, А.И. Галич, написавший одну из самых ранних в России работ по характерологии, указывал, что судить преступника должны те, кто знает его психологию, характер, т.е. считал, что судья должен быть одновременно и психологом.

Распространение идеи исправления и перевоспитания преступника заставило право обратиться к психологии для научного обоснования этих проблем. Над их решением в этот период активно работали такие ученые-просветители и юристы, как В.К. Елпатьевский, П.Д. Лодий, Л.С. Гордиенко, Хр. Штельцер (который и читал курс «Уголовной психологии» в Московском университете), Ф.В. Ушаков, который в трактате «О праве и цели наказания» раскрывал психологические условия воздействия на преступника наказания, считая главным в этом процессе приведение преступника к истинному раскаянию.

А проведенные в России реформы 60-х годов XIX века создали объективные предпосылки для более основательного становления юридической психологии. В 1874г. в Казани выходит первая полноправная монография по судебной психологии – «Очерки судебной психологии» психиатра А.А. Фрезе. В этот же период в России выходит еще несколько важных работ по юридической психологии: «Взгляд на науку уголовного законодательства» И.С. Баршева, «Мысли об уголовной юстиции с точки зрения психологии и физиологии» К.Я. Яновича-Яневского, «Психические особенности преступников по новейшим исследованиям» Л.Е. Владимирова, работы Д.А. Дриля и другие.

В ХХ столетии развитие судебной психологии в России движется по нескольким направлениям, где основное внимание уделяется криминальной психологии. В этом испытывалось мощное влияние ломброзианства, которое стало модным в Европе. В это время были изданы две важные одноименные монографии: В.П. Сербского и П.И. Ковалевского «Судебная психология» (1890), которые явились важным научным обобщением достижений ЮП на заре 20 столетия.

Но в России в начале 20 столетия все еще использовались публичные смертные казни. В связи с чем, в 1905 г. известный русский психиатр И.А. Сикорский публикует гневную статью о смертной казни. Она так и называлась «Чувства, испытываемые зрителем при виде смертной казни». В ней он пишет, что «как бы ни тяжелы были прегрешения преступника, но вид казни, последних минут приговоренного, его прощанья с жизнью, не может не вызвать у нормального человека ничего, кроме сострадания и сильнейшего душевного потрясения». Прогрессивно настроенные общественные деятели Европы и России пишут о недопустимости кровавых зрелищ в цивилизованном обществе.

В 1907 г. В.М. Бехтерев создает в С-Пб. Первый Научно-учебный психоневрологический центр, где читается курс «Судебная психология», дается классификация преступников по психологическим признакам:

    • преступники по страсти (импульсивные, порывистые);

    • преступник с недостаточной развитостью нравственной сферы (хладнокровные, совершающие преступления преднамеренно);

    • преступники с недостатком интеллекта;

    • преступники с ослабленной волей (ленивые, алкоголики и т.д.).

Интерес русских юристов к углубленному исследованию психологии участников уголовного судопроизводства приводит к использованию психодиагностических методик для проведения судебно-психологических экспертиз. Выдающиеся русские юристы А.Ф. Кони, Плеве были знатоками в области психологии, блестяще использовали психологическую эрудицию в судебных речах. Они внесли неоценимый вклад в становление и развитие ЮП и судебной этики. А.Ф. Кони опубликовал ряд работ «Свидетели на суде» (1909) «Память и внимание» (1922), в курсе лекции «О преступных типах», где уделял огромное внимание психологическим аспектам судебной и юридической деятельности.

В классификации преступных личностей работает С.В. Познышев, который обобщает результаты своей деятельности и в 1926 публикует труд «Криминальная психология. Преступные типы». М.Н. Гернет в 1925 году публикует работу «В тюрьме. Очерки тюремной психологии», в которой были обобщены результаты наблюдений за поведением осужденных, анализ их психических особенностей.

В те же годы в Москве и на Украине были переведены и изданы труды западных ученых: Г. Гросса, О.Липпмана, Э.Штерна, М.Геринга, Г.Мюнстерберга, А.Гельвина.

Острым и своеобразным был период развития советской психологии. Здесь следует также выделить несколько этапов:

Первый этап: 1917 – 1936г.г.

Главной особенностью этого времени был небывалый расцвет психологической науки, разнообразие подходов к изучению психологии человека во всех сферах жизнедеятельности. Другой отличительной чертой этого времени было интенсивное развитие психологических теорий, огромный интерес к практическим исследованиям.

Третьей особенностью этого периода была ориентация на создание методологической концепции советской психологии основанной на марксизме.

Различные направления юридической психологии и превентивной работы, имевшие место в 20 – 30-е годы. Опирались на традиции русской дореволюционной науки, которая в самых различных отраслях знания: медицине, юриспруденции, психологии, педагогике – носила глубоко гуманистический, социально-ориентированный характер.

Для этого периода характерно внедрение психологической науки в практику. Во всех звеньях системы народного образования (начиная от дошкольного и заканчивая высшей школой) работают психологи. Создаются психологические службы в органах народного образования. В общей системе наук психология синтезирует достижения ряда других наук и является, по выражению Б.Ф. Ломова, интегратором тех научных дисциплин, объектом исследования которых является человек. Под руководством Л.С. Выготского и группы его соратников – А.Р. Лурия, А.Н. Леонтьев, А.В. Запорожец, Л.И. Божович, Н.Г. Морозова, Л.С. Славина создается институт психологии АН СССР, в котором формируется школа, превратившаяся в одну из самых больших и влиятельных школ в советской и мировой психологии.

На этом благоприятном фоне в 20-е 30-е годы в СССР успешно развивались и разрабатывались проблемы юридической психологии. В первые годы после революции и гражданской войны в 1925 организуется первый в мире Государственный институт по изучению преступника и преступности. Открываются лаборатории по изучению этого направления в Харькове, Ленинграде, Одессе, Минске, Баку, и т.д. Исследуются причины преступности, ее динамика и анализ географической распространенности. Уже в 20-е годы были проведены исследования структуры динамики, географии преступности, алкоголизма, беспризорности (А.А. Герцензом, М.Н. Гернет, К. Сотонин).

В 1925 г. вышла важная работа А.Я.Канторовича «Психология свидетельских показаний», в 1927 г. – интересные и практически значимые для юристов работы Н.Гладышева «Наша нормальная неправдивость», «Рефлексология свидетельских показаний».

Широкое распространение психотехнической проблематики в стране приводит к появлению ряда исследований по изучению психологических особенностей юриста, разработке профессиограм следователя.

В государственном институте по изучению преступлений и преступников изучались не только психологические особенности данных проблем, но и успешно развивалось направление социальной и коррекционно-реабилитационной работы. Талантливые педагоги, А.С. Макаренко и С.Т. Шацкий, своими работами заложили и развили основные принципы и методы социальной работы с трудновоспитуемыми детьми и подростками.

Это же время отмечается становлением и развитием системы социально-правовой охраны материнства и детства, немалый вклад в создание которой внесли П.И. Люблинский, В.Ф. Куфаев и другие.

В это время плодотворно развиваются основы общей возрастной психологии. заложивших теоретическую базу для развития юридической психологии несовершеннолетних правонарушителей.

Один из основоположников советской психологии Л.С. Выготский (1896 – 1936) создал культурно-историческую концепцию в психологии, которая получила дальнейшее развитие в работах А.Н. Леонтьева, А.Р. Лурии, П.Я. Гальперина и т.д. Выготский детально разработал учение о развитии высших психических функций.

Развитие идей Л.С. Выготского стало делом жизни выдающегося психолога А.Р. Лурии (1903 – 1977). Одним из выдающихся теоретиков советской психологии был С.Л. Рубенштейн (1889 – 1960). А.Н. Леонтьев (1903 – 1979) сделал деятельность предметом и методом психологического исследования. Разработанная им общепсихологическая теория деятельности является важнейшим достижением советской психологической науки. Научные разработки этих ученых-психологов легли в основу дальнейшего развития юридической психологии в нашей стране.

Второй этап: 1936 – 1960 г.г.

Второй период советской психологии можно назвать сумеречным. Сокращение психологических исследований было связано с Постановлением ЦК ВКП(б) «О педологических извращениях в системе НАРКОМПРОСА» от 4 июля 1936г. «О запрещении педологии и тестов в психологических исследованиях». После этого постановления психология переходит в русло умозрительных дисциплин. С середины 30-х годов начинается «глухое тридцатилетие», которое, наряду с массовым террором, характеризуется разгромом ряда наук и психологических школ, что не могло не затормозить развитие юридической психологии.

Однако такое положение не могло продолжаться вечно: практика ставила проблемы, которые не могли быть решены без психологии. Становление психологической теории происходило вместе с развитием конкретных исследований, которые решались в связи с практическими задачами, выдвигаемыми перед психологией обществом.

Второе возрождение психологии и (юридической в том числе) произошло в 60-е годы ХХ века. В это время за рубежом выходит ряд фундаментальных исследований по юридической психологии, таких как «Психология и преступность» (1956г.) Р. Луважа, «Правовая и криминальная психология» (1961) Г. Тоха, «Криминальная психология» (1961) О. Абрахамсона, «Психология для работников следственных, судебных и исправительных органов» (1955) Г. Аудича.

Однако работы этого периода в нашей стране характеризуются сохраняющимися серьезными ограничениями, накладываемыми общей методологической и социально-политической парадигмой советского времени. Эти ограничения выражались в том, что практически невозможно было системное исследование природы правонарушений и преступлений. С одной стороны, как результат скандально известной сессии ВАСХНИЛ 1949 года, когда была разгромлена отечественная генетика, надолго и прочно укоренился страх перед исследованием психобиологических предпосылок отклоняющегося поведения. Такие исследования однозначно трактовались как биологизаторство, что считалось несовместимым с марксистко-ленинской методологией. Достаточно вспомнить, какому жестокому и длительному остракизму подверглись работы В.П. Эфроимсона «Родословная альтруизма» (1971) и И.С. Ноя «Методологические проблемы советской криминологии» (1975), в которых была сделана попытка обратить внимание на некоторые биологические детерминанты отклоняющегося поведения. С другой стороны были невозможны, по сути дела, и исследования социальных причин преступности, вольно или невольно ставящие под сомнение непогрешимость существующего социального строя, приводящие к выводу о серьезных дефектах социального управления, находящиеся вне критики коммунистической партии. Поэтому глубоких и объективных работ этого периода по юридической психологии выделить крайне трудно – сама проблематика имела политический подтекст.

Третий период в развитии отечественной психологии.

После распада СССР в конце 1991г. начинается драматический процесс переоценки и пересмотра принципиальных позиций советской психологии, и прежде всего ее методологических оснований, восходящих к марксизму.

На смену догматическому курсу пришел плюрализм методологических ориентаций. Стало очевидным, что не может быть одной единственной теории, на основе которой можно построить психологическую науку, что решение принципиальных вопросов должно опираться на разнообразные философские воззрения. При этом сохраняют свое значение основные методологические принципы психологии: объективности исследования, детерминизма и системности, принципы изучения психики в развитии, в единстве сознания и деятельности.

Другой особенностью психологии постсоветского периода является ее сближение с практикой. Расширилась сеть самостоятельных психологических служб: от инженерно-психологической деятельности до психологического консультирования. За последние 15 лет исследования юридической психологии приобрели широкий диапазон. Эти исследования не только в области криминальной психологии оперативно-розыскной деятельности, проблем судебно-психологической экспертизы, аспектов превентивной психологии и проблем пенитенциарной психологии.

Говоря о сегодняшних ключевых фигурах в ЮП следует указать работы В.В. Романова (ЮП в военной юстиции и общие вопросы ЮП), Ю.М. Антоняна (психология преступника), М.И. Еникеева (общие вопросы ЮП и особенности ее преподавания в Юр.вузах), В.Л. Васильева (автора наиболее популярных и востребованных учебников по ЮП), а также Баранова П.П. и Курбатова В.И. (авторов современных учебных пособий). В работах этих авторов с современных позиций формирующегося правового государства изложены основные научные проблемы и принципы развития сегодняшней ЮП в России.


Лекция - 2

ЛИЧНОСТЬ В ЮРИДИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ

(понятие личности, познавательные процессы, эмоционально-волевая

сфера, индивидуально-психологические особенности)


В специальной психологической литературе, как и в обыденном человеческом взаимодействии, часто употребляются термины «человек», «индивид», «индивидуальность», «личность». Содержательно данные понятия тесно переплетены между собой, но их соотношение с психологическим понятием «личности» позволяет более полно раскрыть последнее. Более того, личностью можно стать лишь в обществе, формируясь и развиваясь в той или иной системе общественных отношений.

Человек – это родовое понятие, указывающее на отнесенность существа к высшей ступени развития – к человеческому роду. В этом понятии утверждается генетическая предопределенность развития собственно человеческих признаков и качеств.

Индивид – это единичный представитель вида гомосапиенс. Как индивиды люди отличаются друг от друга не только морфологическими особенностями (рост, цвет глаз, телосложение и т.д.), но и психологическими свойствами (способности, темперамент, эмоциональность).

Индивидуальность – это единство неповторимых личностных свойств конкретного человека. Это своеобразие его психофизиологической структуры (типа темперамента, физических и психических особенностей, интеллекта, мировоззрения, жизненного опыта).

Человек, будучи наделенным от рождения соответствующими биологическими предпосылками (т.е. нормальным морфологически развитым организмом, включая мозг, способный к дальнейшему развитию), становится личностью по мере усвоения социального опыта во всех его проявлениях (способов и средств производства, духовной культуры, приемов чувственного познания, абстрактного мышления и т.д.). Человек приобретает новые личностные качества, когда вступает в отношения с другими людьми и эти отношения становятся «образующими» его личность. У индивида в момент рождения еще нет этих приобретаемых личностных качеств. Личность – это человек, выступающий как субъект познания и преобразования мира. Это человек как носитель сознания (К.К. Платонов).

Активная разработка проблем личности началась с конца 30-х годов 20 столетия. Ко второй половине 20 века сложились различные подходы к исследованию личности: бихевиористская, биогенетическая, психоаналитическая, когнитивная и гуманистическая.

Бихевиористская теория исходит из доминирующей значимости тех или иных моделей поведения в формировании личности.

Биогенетически ориентированная теория связывает развитие человека и его личности с его онтогенезом (процесс индивидуального развития организма) с заложенной в ней филогенетической (исторически обусловленной) программой.

Психоаналитическая теория личности, разработанная З.Фрейдом, анализирует поведение личности исходя из глубинной структуры подсознания, выделяя сексуальную энергию в качестве основного движущего фактора.

Самосознание З. Фрейд сравнивал с вершиной айсберга, считая что лишь незначительная часть того, что характеризует его как личность, осознается им актуально. Человек в состоянии правильно понять и объяснить только небольшую часть своих поступков. Только специальные процедуры, разработанные в психоанализе, позволят проникнуть в бессознательное и снять напряжение.

Социогенетическая ориентация ставит во главу угла процесса социализации и научения в широком смысле слова, утверждая, что психологическое возрастное изменение личности зависит от изменений в общественном положении, социальных ролей, прав и обязанностей, т.е. от структуры социальной деятельности индивида.

В соответствии с бихевиористкой теорией личности социальные роли людей и большинство форм социального поведения личности являются в результатом наблюдений за социальными моделями, которые задают родители, учителя, товарищи и другие члены социума. Индивидуальные различия в поведении людей выступают составляющей взаимодействия и взаимоотношений между людьми.

Личность при таком подходе – это результат воздействия на индивида окружающей среды и социальной ситуации.

Когнитивная теория личности. Основную роль в объяснении поведения личности отводит знаниям. Персонологическая (личностно-центрированная) ориентация на первый план выдвигает сознание и самосознание субъекта, считая, что основу развития личности составляет творческий процесс реализации ее собственных жизненных целей и ценностей.

Гуманистическая теория личности объясняет поведение личности исходя стремления человека к самоактуализации, реализации всех возможностей. Это направление ассоциируется с такими именами, как К. Роджерс и А Маслоу и др. Суть этого направления состоит в изучении личности и ее рассмотрения в качестве высшей социальной ценности. Согласно этому подходу, человек может проявить своеобразие и неповторимость собственного «я» лишь при полной открытости в выражении своих чувств, отказе от психологической защиты.

В отечественной психологии в качестве основания для интеграции ранее названных подходов к пониманию личности предлагается историко-эволюционный подход, в котором антропологические свойства человека и социальные факторы выступают как предпосылки и результат развития личности. В контексте данного подхода подлинным основанием и движущей силой развития личности является совместная деятельность, благодаря которой происходит индивидуализация личности.

Понятие личности успешно разрабатывалось также и в России. Существенный вклад в этот процесс внесли П.К. Анохин, В.М. Бехтерев, А.Ф. Лазурский, П.Ф. Лесгафт, И.П. Павлов, И.М. Сеченов, А.А. Ухтомский. Первая российская классификация личности была предложена Лазрским в 1915 г. В его основу был положен принцип активного приспособления личности к окружающей социальной среде в зависимости от «степени одаренности»индивида, под которой понимался «прирожденный запас физических и духовных сил», «запас его нервно-психической энергии», его психической активности. Лазурский полагал, что личности различаются по преобладанию в их структуре либо внешних либо внутренних источников развития, что позволило ему разделить всех людей на 2 большие группы с преобладанием эндопсихических или экзопсихических процессов.

Но человек – это не только личность, но и организм, вершина филогенезе живых существ. Элементами человеческой структуры, взятой как единое целое, являются общие (родовые), особенные (типовые) и единичные (индивидуальные) свойства. Все множество свойств человека труднообозримо, им посвящены отдельные области знания и учебники эмбриологии, гистологии, анатомии, физиологии и психологии. Такие науки, как социология, этика, право и педагогика, тоже изучают некоторые социально значимые свойства человека. Индивидуальных особенностей человека еще больше, и их описания содержат произведения художественной литературы и искусства. Более глубоко эти вопросы освещаются в отдельной отрасли психологического знания – персонология (персона - личность, личина, маска – от актерской профессии).

Такой структурный подход позволяет разобраться в этом множестве свойств и особенностей человека, не только «разложив их по полочкам» подструктур первого, второго и последующего порядков, но и вскрыв связи и взаимоотношения этих свойств.

Первая категория кратковременных психических процессов относится к познавательной сфере человека – это ощущения, восприятия, представление, память, мышление, воображение и др., которые определяются относительной кратковременностью их протекания. Ни один психический процесс не может, оставаясь самим собой, проткать более или менее долго.

Вторая категория – психические состояния: бодрость, усталость, активность, пассивность, раздражительность, настроение и т.д. Они протекают длительнее, чем психические процессы. Довольно долгое время на психическое состояние обращали внимание только патопсихологии, заслуга их же разностороннего изучения в общей психологии принадлежит нашему соотечественнику Н.Д. Левитову – его основной научный труд - «О психических состояниях человека. М., 1964.

Третья категория психических явлений – психические свойства личности. Они наиболее стойки, хотя способны видоизменяться в результате биологического развития человека в течение всей жизни. Иногда это происходит в результате заболевания, но чаще под влияние социальных условий, прежде всего воспитания и самовоспитания.

Необходимость оценки различных психических процессов, свойств или состояний личности именно с позиций права порождает целый ряд вопросов, не свойственных никакой другой отрасли психологии, кроме юридической, и, следовательно, составляющих ее специфическое содержание, например, «способность полностью осознавать значение своих действий», вопрос о том, могли ли те или иные особенности характера и личности способствовать совершению противоправных действий и др.

В психологической науке прочно утвердилось положение о том, что любая реакция человека, весь строй его внутренней жизни зависят от тех особенностей личности, которые сформировались у него в процессе его социального опыта, - от его потребностей и мотивов, интересов и установок, т.е. системы отношений к действительности. Для того чтобы понять действительную психологическую природу того или иного свойства, в том числе и профессионально значимого, т.е. определить, какую функцию оно выполнить в процессе деятельности, необходимо рассматривать это свойство в личностном аспекте – с точки зрения мотивов и целей этой деятельности. Для настоящего личностного подхода необходимо исследование каждого отдельного свойства в аспекте личности в целом.

Установлена также зависимость протекания отдельных психических процессов от тех потребностей и мотивов, которые побуждают человека к осуществлению этих процессов. При этом, как отмечает С.Л. Рубинштейн, эта зависимость выражается трояким образом: «Во-первых, в индивидуально-дифференциальных различиях. Люди в зависимости от общего склада их индивидуальности различаются по типам восприятия и наблюдения, памяти и внимания…Индивидуальные различия проявляются в самом содержании воспринимаемого, запоминаемого и т.д.

Зависимость психических процессов от личности выражается, во-вторых, в том, что они, … не имея самостоятельной линии, зависят от общего развития личности…

Тот факт, что психические процессы человека – суть проявления личности, выражается, в-третьих, в том, что у человека они не остаются в сознательно регулируемые действия или операции, которыми личность как бы овладевает и которые она направляет на решение встающих перед ней в жизни задач».

Идея активного характера сознания внутренне согласуется с идеей «личностно подхода». Эта связь выражается в том, что сознание приобретает действенный характер в личности через сумму ее мотивов и потребностей, являющихся истоками ее активности.

Исходя из решающей роли в формировании личности особенностей мотивационной сферы, т.е. системы потребностей и установок, необходимо учитывать некоторые данные о развитии самой этой сферы. Наиболее устоялось понимание потребностей как ощущения человеком недостатка чего-то, который отражается в сознании и вызывает стремление к устранению данного недостатка. При этом внутреннее состояние, переживаемое человеком, по мнению большинства психологов, имеет относительный характер и его нельзя объяснить только психическим состоянием индивида, без учета влияния внешней среды. В основном исследуются субъективные стороны потребностей, внутренние источники активности личности. Характерными особенностями потребностей как психических состояний являются:

- конкретный содержательный характер потребности, который связан с предметом или деятельностью или отношениями;

- более или менее ясное осознание данной потребности, сопровождаемое характерным эмоциональным состоянием;

- эмоционально-волевое состояние побуждения к удовлетворению потребности, к изысканию необходимых для этого путей;

- ослабление, иногда и полное исчезновение потребностей, а в некоторых случаях даже переход их в противоположное состояние при удовлетворении потребности;

- повторное возникновение потребности, когда необходимость, которая лежит в основе потребности, вновь дает о себе знать.

Возникшее чувство потребности направляет человека на получение соответствующих объектов. Но источником человеческой активности являются не только индивидуальные потребности личности, но и потребности группы, класса, нации.

Непосредственный источник человеческих действий, направленный на удовлетворение потребностей, - это интересы. Взаимоотношения потребностей и интересов сложны и подвижны. Интерес и потребность отражают одни и те же явления, связи и отношения процесса общественного развития, но только в разных аспектах. Первичными в этой субординации, а точнее – сущностью первого порядка являются потребности, которые можно отнести к первопричине интереса. При этом интерес понимается как специфическое отношение к объекту в силу его жизненной значимости и эмоциональной привлекательности. Интересы могут быть глубокими и поверхностными, но они, как позитивные эмоциональные состояния, способны активизировать мотивационную сферу.

При изучении психологических аспектов преступного поведения актуально исследование личности в различных конфликтных ситуаций, в которых своеобразно проявляются ее интересы и мотивы этого поведения. Правонарушитель обнаруживает в определенном смысле заинтересованность в преступном деянии, в его действиях мы наблюдаем противоречия между социальными требованиями к личности и реальным поведением индивидуума. Для структуры интересов правонарушителей в целом характерно:

- нарушение равновесия между различными видами потребностей и интересов;

- извращенный характер некоторых потребностей;

- бедность потребностей и интересов;

- аморальность способа их удовлетворения.

Материальные интересы правонарушителей связаны с их личностными духовными проявлениями. Нравственные чувства являются одним из видов мотивации общественного поведения и деятельности человека, они регулируют поведение личности, сказываются на оценках общественных событий отдельными лицами. Они обладают свойством передаваться от одного человека к другому, накладывая отпечаток на настроение людей. В силу этого социально незрелые люди могут осознавать лишь ближайшие, непосредственные и зачастую лишь неглубокие интересы, и у них в большинстве случаев чувства определяют отношение к конкретной действительности. В этих случаях можно говорить о незрелости или инфантильности мотивационной сферы.

Познавательные процессы – это те процессы, с помощью которых происходит отражение и познание окружающего мира. Они составляют подструктуру психических форм отражения, имеют ярко выраженный индивидуальный характер и во многом определяют личностные особенности человека. К ним относятся сенсорные (лат. сенсус - ощущение), перцептивные (лат. персепере – восприятие), мнестические (греч. мнеме – память), интеллектуальные (лат. интеллектус – разум) процессы. С помощью ощущения и восприятии человек принимает сигналы окружающего мира, отражает свойства предметов и предметы в целом, различные признаки вещей, ощущает состояние собственного организма.

Ощущение – простейший психический процесс отражения отдельных свойств предметов и явлений, непосредственно воздействующих на наши органы чувств.

На ощущениях основаны более сложные познавательные процессы: восприятие, представление, память, мышление, воображение. Ощущения являются «воротами» нашего познания. Ощущения эмоционально окрашены. Ощущения не только являются источником познания, но и выступают основным условием психического развития.

Отдельные свойства предметов и явлений, оказывающие воздействие на наши органы чувств, называются раздражителями, а процесс этого воздействия – раздражением. Нервный процесс, возникшей в результате раздражения, называется возбуждением. Органы, получая воздействие от раздражителей, превращают энергию внешнего раздражения в нервный импульс. Каждый орган чувств (глаз, ухо, чувствительные клетки кожи, вкусовые сосочки языка) специализирован на приеме и переработке различных специфических внешних воздействий. Основной частью любого органа чувств являются окончания чувствующего нерва. Они называются рецепторами (от лат. «recipere» - принимать).

Особенности ощущений связаны с расположением рецепторов: экстерорецептивные, интерорецентивные и проприрецентивные, а также от модальности анализаторов. В «чистом» виде отдельные ощущения проявляются редко, поскольку раздражители действуют сразу на несколько анализаторов, вызывая целую гамму разнообразных ощущений.

Необходимо иметь представление о чувствительности анализаторов – минимальной силы стимула, который различает человек, а также минимальной разницей между двумя стимулами, способными вызывать изменения в ощущении. Минимальная сила раздражителя, способная вызывать ощущение, называется нижним абсолютным порогом чувствительности, а его максимальная сила – верхним. Дальнейшее увеличение силы раздражителя приводит к болевым ощущениям или парализует возможности анализатора. Нижний и верхний пороги определяют зону чувствительности анализатора к соответствующему раздражителю. Выделяют и порог чувствительности к различению (разностный порог), определяемый минимальной величиной различения силы (большей или меньшей) двух раздражителей. С увеличением силы раздражителя величина разностного порога также возрастает.

Все указанные пороги чувствительности у разных людей неодинаковы. Это может зависеть от возраста, темперамента, эмоционального состояния, времени суток, степени усталости, болезни, беременности у женщин, параллельного действия других раздражителей. Общая острота чувствительности с возрастом нарастает, и достигает максимума к 20-30 годам. Затем сохраняется относительная стабильность чувствительности с постепенным ее снижением после 40-летнего возраста.

Изменение чувствительности анализатора под влиянием раздражения других органов чувств называется взаимодействием ощущений.

Оценивая качество показаний и ощущений свидетеля, обвиняемого, необходимо также выяснить, не подвергался ли субъект воздействию побочных раздражителей (алкоголя, наркотиков, психотропных средств), которые способны повышать или резко притуплять чувствительность анализаторов. Это следует учитывать при допросах, во время следственных экспериментов, проводимых в целях проверки качества ощущений. Например, исследуя вибрационную чувствительность у подозреваемого в симуляции глухоты, можно довольно просто изобличить его во лжи. Достаточно за спиной «глухого» бросить на пол небольшой предмет (книгу): человек с нарушенным слухом с ненарушенной вибрационной чувствительностью отреагирует на этот раздражитель, а симулянт, если он не знает о развитом вибрационном чувстве у глухих, не ответит на этот раздражитель. После такой предварительной пробы подозреваемый должен быть направлен на судебно-психиатрическую или комплексную медико-психологическую экспертизу.

Анализируя свидетельские показания, основанные на ощущениях, следует помнить, что в рецепторную деятельность различные искажения могут вносить подпороговые раздражители, которые хотя и не вызывают четких ощущений, но создают в коре головного мозга очаг возбуждения, способный вызывать иллюзорные или галлюцинаторные образы, различные ассоциативные связи с ранее зафиксированными ощущениями. Иногда это проявляется у свидетелей в том, что первоначальный образ, какое-то смутное ощущение в последующем формируется как бы в реальное явление. Причем, такие ложные образы, нечеткие ощущения бывают настолько стойкими, что начинают влиять на формирование ошибочных свидетельских показаний. И следователю (или суду) в подобных случаях приходится прилагать значительные усилия, чтобы разобраться в том, что именно соответствует истине, а что является добросовестным заблуждением допрашиваемого.

На возможные искажения в ощущениях также может оказывать влияние так называемый сенсорный эффект – это фоновый шум, который периодически бывает в каждом анализаторе. Это ощущение сенсорным органом самого себя независимо от того, воздействует на него в данный момент какой-либо раздражитель или нет. Значение сенсорного эффекта возрастает при воздействии раздражителей, имеющих небольшую силу, когда трудно бывает отличить самопроизвольное сенсорное возбуждение анализатора от ощущения какого-либо слабого сигнала. Это может привести к принятию ошибочных решений, что нередко встречается во время происшествий, связанных с эксплуатацией различных технических устройств и транспортных средств.

Для правильной оценки показаний свидетелей, других участников уголовного, гражданского процесса, необходимо достаточное представление об основных закономерностях, свойствах ощущений, которые влияют на формирование показаний.

Взаимодействие ощущений проявляется в ряде закономерностей: адаптация, сенсибилизация и денсенсибилизация, контраст ощущений.

Изменение чувствительности анализатора (в сторону повышения или понижения) в результате его приспособления к действующим раздражителям называется адаптацией. Существуют различные разновидности этого явления.

Адаптация как полное исчезновение ощущения в процессе продолжительного действия раздражителя. Например, легкий груз, покоящийся на коже, вскоре перестает ощущаться. Тяжелый груз по мере утомления становиться еще тяжелее. Отчетливое исчезновение обонятельных ощущений происходит вскоре после того, как мы попадаем в атмосферу с сильным запахом.

Адаптацией называют также явление, которое выражается в притуплении ощущения под влиянием действия сильного раздражителя: работа, связанная с воздействием интенсивного шума, резких и стойких запахов и т.п.

Примером позитивной слуховой адаптации является адаптация в тишине. Адаптация помогает посредством органов чувств улавливать самые слабые раздражители и предохранять органы чувств от чрезмерного раздражения в случае необычайно сильных воздействий. Такой же феномен наблюдается и при адаптации к темноте, где через 3-5 минут человек начинает различать проникающий туда свет, а через 20-30 минут он уже достаточно хорошо там ориентируется. Пребывание в абсолютной темноте повышает чувствительность зрительного анализатора к свету за 40 минут в 200 тысяч раз!

Повышение чувствительности одних анализаторов под влиянием других слабых раздражителей или внутренних (психических) факторов называется сенсибилизацией. Так, например, слабые вкусовые ощущения повышают зрительную чувствительность. Это объясняется взаимосвязью данных анализаторов, их системной работой.

У людей, лишенных какого-либо вида чувствительности, осуществляется компенсация (возмещение) этого недостатка за счет повышения чувствительности других органов (например, повышение слуховой и обонятельной чувствительности у слепых).

Кроме того, в процессе взаимодействия ощущений под влиянием одного раздражителя могут появляться ощущения другой модальности, характерные для другого раздражителя: у некоторых лиц под воздействием звуковых раздражителей могут возникать яркие зрительные образы или различные вкусовые ощущения. Это явление получило название – синестезии.

Взаимодействие ощущений в одних случаях приводит к сенсибилизации, к повышению чувствительности, а в других случаях – к ее понижению, то есть к десенсибилизации. Например, в условиях воздействия интенсивного шума авиационного мотора чувствительность сумеречного зрения может падать на 20% от своего прежнего уровня. В профессиональной деятельности следователя при обследовании места преступления может наблюдаться снижение чувствительности зрительного анализатора под воздействием резкого неприятного запаха трупного разложения. Поэтому в таких условиях работы необходимо делать более частые перерывы, возвращаясь вновь к процедуре осмотра, или несколько раз перепроверяя и уточняя полученную в результате информацию.

Одним из проявлений взаимодействия ощущений является контраст ощущений – изменение чувствительности к одним свойствам предметов и явлений под влиянием его других, противоположных свойств. Сильное возбуждение одних анализаторов всегда понижает чувствительность других анализаторов. Так, повышенный уровень шума в «громких цехах» понижает зрительную и обонятельную чувствительность. Контраст ощущений приводит в чувства обонятельные рецепторы у парфюмеров, когда для их рабочего восстановления им приходится время от времени нюхать запах кофе.

Нередко контрастные явления приводят к ошибкам в ощущениях, а, следовательно, и в свидетельских показаниях. Например, свидетельница действительно может затрудняться или ошибаться, описывая внешний вид подозреваемого, если встретилась с ним на дискотеке, где была очень громкая музыка и пульсирующие световые эффекты.

Оценивая качество ощущений свидетеля, обвиняемого, необходимо выяснить, не подвергался ли субъект воздействию побочных раздражителей (алкоголя, наркотических или побочных им фармакологических веществ), которые также влияют на чувствительность анализаторов, либо повышают, либо резко притупляют. Все это следует учитывать при допросах, во время следственных экспериментов, проводимых в целях проверки качества ощущений. При возникновении сомнений подозреваемый должен быть направлен на судебно-психологическую либо комплексную психолого-психиатрическую экспертизу.

Анализируя свидетельские показания, основанные на ощущениях следует помнить, что различные искажения могут вноситься подпороговыми раздражителями, которые хотя и не вызывают четких ощущений, однако, создают, особенно при неоднократном воздействии, очаг возбуждения в коре головного мозга, способный вызывать галлюцинации, различные ассоциативные связи с ранее зафиксированными ощущениями. Иногда это проявляется у свидетелей в том, что первоначальный образ, какое-то смутное ощущение бывают настолько стойкими, что влияют на формирование ошибочных свидетельских показаний. В подобных случаях приходиться прилагать значительные усилия, чтобы разобраться в том, что именно соответствует истине, а что является добросовестным заблуждением допрашиваемого. На возможные искажения в ощущениях также может оказывать влияние так называемый сенсорный эффект, т.е. тот фоновой шум, который периодически бывает в каждом анализаторе. Это ощущение сенсорным органом самого себя независимо от воздействия на него внешнего раздражителя. Значение сенсорного эффекта при воздействии слабых раздражителей, когда трудно отличить самопроизвольное сенсорное возбуждение анализатора от ощущения какого-либо слабого сигнала.

Каждый человек имеет свой индивидуальный уровень развития чувствительности, определенные качественные характеристики анализаторных систем, составляющие сенсорную организацию его личности. Существенное влияние на работу органов чувств оказывает тип нервной системы субъекта, его особенности темперамента. Люди с сильной нервной системой обнаруживают большую выносливость и устойчивость, чем люди со слабой нервной системой, однако последние наделены большей чувствительностью.

Профессиональная деятельность юриста предъявляет повышенные требования к его сенсорной организации. Особенно это касается чувствительности зрительных, слуховых и обонятельных анализаторов. Поэтому юристам, особенно прокурорско-следственным работникам, необходимо уметь управлять своими ощущениями: стимулировать положительные и волевыми усилиями нейтрализовать воздействие на психику отрицательных ощущений.

Восприятие по сравнению с ощущением это более совершенная форма отражения действительности, предметов и явлений во всей совокупности их свойств и признаков при непосредственном воздействии этих объектов на органы чувств.

С помощью восприятия в сознании человека возникает целостный образ различных предметов и явлений. Знание закономерностей процессов восприятия помогает лучше понимать механизм формирования свидетельских показаний, выявлять психологические истоки следственных и судебных ошибок, и на этой основе давать рекомендации по повышению эффективности правоохранительной деятельности.

Виды восприятия соответствуют видам анализатора: зрительные, слуховые, обонятельные, вкусовые, тактильные или кинестетические. Восприятие может быть произвольным и непроизвольным. Основные свойства восприятия: предметность, целостность, структурность.

В отличие от ощущений, восприятие формирует целостный образ предмета или явления, даже такого сложного как преступление. В силу этого человек обычно при недостатке информации стремиться сам восполнить недостающие элементы воспринятого объекта, что нередко приводит к ошибочным суждениям. Поэтому при допросе свидетелей нужно выяснять не только , что они видели или слышали, но и на чем основаны их утверждения о тех или иных свойствах воспринятого ими объекта. Ведь если у человека было красным лицо, то это может быть не только эффект «парной бани», но и другие причины.

Активность восприятия носит поисковый характер и связана с процессом целенаправленного и избирательного отбора и синтеза признаков предмета. Здесь действует активное организующее начало, подчиняющее себе весь ход познания. Активность восприятия выражается в участии эффекторных (двигательных) компонентов анализаторов: движение руки при осязании и тактильном восприятии, движение зрачков, перемещение тела в пространстве. При восприятии знакомых предметов перцептивный процесс может быть в той или иной мере упрощен или свернут, что необходимо учитывать при анализе получаемой следственной информации, задавая дополнительные, уточняющие вопросы.

Осмысленность восприятия тесно связана с процессом мышления. Мы не только воспринимаем, но и одновременно изучаем предмет нашего познания. Существенной стороной осмысленности перцептивной деятельности является вербализация воспринятого. Использование речи обостряет восприятие, помогает выделить существенные признаки и их отношения. Пожалуй нет лучше способа увидеть объект, чем заставить себя воспроизвести его, используя различные способы. При этом велико значение не только монологической внутренней речи, но и письменной речи. Вот почему требования законодателя о протоколировании следственных действий, изготовлении слепков и оттисков следов, вычерчивание планов и схем имеет под собой не только криминалистическую, но и психологическую основу. Посредственное качество протокола осмотра места происшествия, как правило, свидетельствует о поверхностной познавательной деятельности следователя, что может привести к очень серьезным осложнениям по делу.

Существенное значение в перцептивной стороне познания имеет организация поля восприятия, благодаря чему отдельные элементы объединяются в единое целое и в результате возникает целостный образ изучаемого объекта. Тенденция к мыслительной организации зрительного поля положена в основу разработанной в криминалистике методики идентификационного комплекта рисунков для получения собирательных рисованных портретов разыскиваемых лиц по показаниям свидетелей с использованием различных фрагментов человеческого лица.

Апперцепция – свойство восприятия, которое проявляется в особой зависимости восприятия от содержания психической жизни человека, особенностей его личности, опыта, знаний и интересов. У человека постепенно накапливается определенный перцептивный опыт взаимодействия с различными раздражителями, формируется интеллектуальный опыт определения количественных и качественных характеристик различных раздражителей – банк перцептивных гипотез. Это позволяет более оперативно реагировать на действие всевозможных стимулов. Чем богаче этот опыт, тем быстрее происходит восприятие и опознание стимула.

Константность восприятия проявляется в перцептивной способности воспринимать объекты с определенным постоянством их формы, величины, цвета и т.п. Под каким бы углом зрения мы не смотрели на тарелку, она все равно будет восприниматься нами круглой, хотя ее проекция на сетчатку глаза может быть в форме эллипса, круга или прямой линии. Белый лист бумаги даже в слабо освещенном помещении воспринимается как белый, а слон независимо от расстояния воспринимается нами как большое животное. Однако, состояния эмоциональной напряженности или аффекта могут воздействовать на константность восприятия, искажая его результаты. Поэтому, допрашивая свидетеля, целесообразно выяснить не только то, что он видел или слышал, но и то в каком эмоциональном состоянии он находился.

Одним из проявления искаженного восприятия могут быть иллюзии, с которыми нередко приходится сталкиваться в следственной работе. Причины иллюзий могут быть объективными и субъективными. Объективные причины могут быть связаны с отсутствием контрастности между предметом и фоном, белые предметы могут выглядеть больше, чем темные и т.п. К субъективным причинам следует отнести адаптацию анализаторов, утомление рецепторного механизма, эмоциональные состояния напряженности или страха. Важным отличием иллюзий от галлюцинаций является то, что первые возникают под влиянием реально воздействующих сенсорных раздражителей, а вторые – результат патологических нарушений перцептивных процессов, когда возникновение псевдообразов не обусловлено воздействием каких бы то ни было объектов на рецепторы.

Индивидуальные различия людей, особенности их восприятия обусловливают необходимость проведения в некоторых случаях судебно-психологических исследований перцептивных способностей свидетелей или потерпевших для последующей более точной оценки их показаний следователем или судом.

Большое значение в работе юриста имеют психологические представления об основных функциях памяти, внимания, мышления и воображения.

Память – это сложное психическое явление, проявляющееся в способности человека запоминать, сохранять в сознании и воспроизводить различные обстоятельства, имевшие место в прошлом. Память включает в себя процессы: запечатления, сохранения, узнавания, воспроизведения и забывания.

Их основные свойства и психологическая характеристика всем вам хорошо знакомы. Кроме этого, существует несколько видов памяти: генетическая, образная, двигательная, эмоциональная, вербально-логическая, произвольная и непроизвольная, кратковременная и долговременная, оперативная.

В процессе расследования преступлений следователю нередко приходится допрашивать людей с нарушениями памяти – дисмнезии или различные амнезии. Чаще это нарушения памяти на текущие события у лиц преклонного возраста – фиксационная амнезия. Грубо нарушается память при травмах головного мозга, после которых наблюдался период потери сознания. Когда наблюдается полное забывание того, что предшествовало потере сознания – ретроградная амнезия, или тех событий, которые следовали вслед за ней – антероградная амнезия. Одновременное сочетание двух видов этих амнезий - анетероретроградная амнезия.

Зная основные закономерности запоминания, воспроизведения и забывания, особенности различных видов памяти прокурор, следователь, судья или адвокат могут активизировать память у участников процесса в целях установления истины по делу. К таким приемам активизации памяти можно отнести:

- создание объективных условий, исключающих воздействие на свидетеля посторонних раздражителей, вызывающих отрицательно окрашенные эмоции, снимающих состояние эмоциональной напряженности; этому способствует спокойный, заинтересованный в установлении истины тон допроса, исключение слов и выражений, травмирующих психику допрашиваемого;

- обращение к образной памяти, использование следователем, судом наглядности, умелое сочетание узнавания с собственно воспроизведением; характерным примером такого приема является допрос свидетеля на месте происшествия, предъявление ему во время допроса необходимых фотографий, схем, оживляющих его образную память;

- использование вида памяти, который у допрашиваемого развит лучше, либо который является у него доминирующим в конкретной ситуации, например, эмоциональной памяти при восприятии убийства, двигательной памяти при установлении временных параметров исследуемого события и т.д.;

- установление опорных (ключевых) мест в запечатленном событии и смысловых (семантических) связей между ними, выявление меду разрозненными фактами ассоциаций по смежности во времени и в пространстве, по сходству, по контрасту;

- оказание помощи свидетелю и другим лицам в воспроизведении события в прямом или обратном хронологическом порядке; при допросе свидетеля следует спросить о фактах, имевших место накануне интересующего события, а также о том, что произошло потом, либо, наоборот, начав допрос с конца интересующих событий;

- проведение в необходимых случаях повторных допросов в расчете на возможную реминисценции (воспроизведение, вспоминание).

Зная высокую степень информационной нагрузки у лиц юридического труда, важно иметь представление о некоторых приемах, улучшающих запоминание:

- смысловая организация материала с выделением в нем основных опорных пунктов, слов или понятий;

- составление плана, разделяющего исходную информацию, текущие дела, вопросы, подлежащие выяснению; при запоминании сложного материала смысловая группировка материала идет по разным разделам: по интересующим следователя лицам, по расследуемым эпизодам и т.д.;

- составление вспомогательных схем и таблиц с графическим отражением связей между различными элементами схемы, с фиксацией временных и пространственных координат исследуемого события;

- сравнение сходных явлений, фактов, например, выявление общего и расхождений в показаниях свидетелей, документах и в других источниках доказательств;

- классификация, систематизация материала – неоценимую помощь данный прием может оказать юристу в изучении следственной и судебной практики, текущего законодательства и других нормативных материалов.

Внимание – это психическое явление, состоящее в сосредоточенности сознания, отдельных психических процессов на определенном объекте с одновременным отвлечением посторонних раздражителей.

Благодаря вниманию человек отбирает нужную ему информацию, обеспечивает избирательность различных программ своей деятельности, сохраняет должный контроль над своими действиями. Внимание проявляется в различных психических процессах: восприятии, мышлении, памяти, двигательных актах. Не имея своего особого содержания, внимание сопутствует всякой психической деятельности как составной элемент этих процессов. Поэтому оно не отделимо от собственно познавательных процессов.

Внимание порождается деятельностью и сопутствует ей. За ним всегда стоят потребности, интересы, желания, установки, направленность личности.

В условиях профессиональной деятельности юриста значение внимания особенно велико. Во-первых, оно непосредственно влияет на качество выполнения им своих функциональных обязанностей. Во-вторых, умение следователя, судьи, прокурора правильно определить качественную сторону внимания участников уголовного и гражданского процессов помогает более объективно оценивать их показания.

Выделяют две основные группы факторов внимания:

  1. Внешние факторы, определяющие направленность внимания: интенсивность и сила раздражителя (резкий звук, яркий свет, неприятный запах особо привлекают внимание человека).

  2. Субъективные факторы: соответствие раздражителей потребностям субъекта и их значимость (чувства, эмоции, интерес).

Характеристика внимания:

- объем внимания определяется количеством изолированных элементов, одновременно воспринимаемых объектом: для взрослого это примерно 6 элементов. Если между ними есть смысловые связи, то их количество может быть больше;

- концентрированность и распределяемость внимания выражается необходимостью направленности внимания на один объект или вид деятельности, позволяет одновременно совершать несколько действий, следить за несколькими независимыми процессами. В условиях возрастающих нагрузок в работе следователя приходится постоянно держать во внимании несколько дел, и по каждому из них планировать и своевременно проводить следственные действия, укладываясь в установленные законом сроки расследования;

- устойчивость внимания определяется продолжительностью сосредоточенности сознания на каком-либо одном объекте. Хорошо известно, что внимание подвержено периодическим колебаниям – в среднем от 2 до 12 секунд (утомление и адаптация органов чувств). В условиях занятий или предметного общения непроизвольное отвлечение внимания от объекта происходит через 15-20 минут, что необходимо учитывать при ведении допроса, вовремя изменяя доминанты темы беседы;

- переключаемость внимания – важная характеристика для профессиональной юридической деятельности, позволяющая быстро ориентироваться в изменяющейся обстановке, оперативно перестраиваться по ходу запланированной работы; переключаемость позволяет поддерживать внимание на должном уровне за счет смены видов деятельности: чередование допросов с составлением процессуальных документов, изучение поступивших материалов с приемом посетителей;

- внимательность лежит в основе профессинально значимых свойств личнсоти юриста: любознательности, наблюдательности, высокой работоспособности и творческой активности.

Мышление – это опосредованное отражение в сознании человека существенных свойств, связей и отношений предметов и явлений окружающего мира. Это наиболее сложный из познавательных процессов, благодаря которому в сознании человека отражаются не только форма, но и сущность тех или иных объектов, их внутренние связи и закономерности развития. Подробно мышление, его функции, структура и этапы описаны в соответствующей психологической литературе, изучите (повторите) самостоятельно.

Многие вопросы, в разрешении которых принимают участие юристы, имеют остроконфликтный характер, что может негативно сказываться на характер их мышления.

Требования к мыслительным способностям юриста:

- познавательная активность, легкость генерирования идей;

- глубина и широта мышления;

- проностичность и рефлексивность мышления;

- гибкость, подвижность мыслительных процессов;

- самостоятельность мышления.

Способы активизации мыслительной деятельности:

- стимуляция мотивов мыслительной деятельности;

- активное включение в поисковую деятельность;

- вербализация мыслительных процессов в сочетании с упорядочением информации;

- метод проигрывания ролей;

- отсрочка;

- метод группового стимулирования мыслительных процессов.

Эмоционально-волевая сфера является также чрезвычайно важной, так как оказывает мощное влияние на поведение личности, способствует формированию и совершению противоправных действий, активно участвует во всех следственных и судебных процедурах, формировании феноменов «раскаивания» и «перевоспитания». Нередко эмоциональные состояния и чувства тяжело переживаются, вызывая у людей глубокие нравственные страдания. Иногда это может рождать побудительную силу, толкающую человека к агрессивным формам реагирования, насильственным действиям. Подобные эмоциональные состояния должны учитываться судом и, согласно законодательству (ст. 61 УК РФ), в некоторых случаях рассматриваться в качестве смягчающего наказание обстоятельство.

Эмоция (лат. – волную) – это форма психического отражения окружающего мира в виде кратковременных переживаний человека, выражающих его субъективное отношение к происходящему. Эмоции отражают личностное оценочное отношение человека к складывающимся или возможным ситуациям, они всегда связаны с удовлетворением или неудовлетворением каких-либо важных для человека потребностей. Выходя из под контроля сознания, эмоции оказывают сильное воздействие на поведение человека, его настроение, мышление, нередко препятствуя осуществлению им своих намерений, выполнению профессиональных обязанностей, влияют на его здоровье.

Чувства в отличие от эмоций, являются более емкими, социально и интеллектуально насыщенными проявления психики. Они определяются социальными, нравственными, общественно-историческими условиями, влияющими на формирование личности, и характеризуются большей устойчивостью, глубиной, продолжительностью переживаний. Именно поэтому мы говорим не об эмоциях, а о чувстве долга, патриотизма, сострадания.

Эмоциональные состояния – это довольно стойкие и сложные, динамические, относительно устойчивые личностные образования. Они формируют настроение человека, определяют его отношение к происходящим явлениям, событиям, людям.

Обрадованный субъект видит мир сквозь «розовые очки», у разгневанного появляются лишь «сердитые мысли».

Велика роль эмоций в развитии межличностных отношений следователя, прокурора, судьи, защитника с различными участниками уголовного, гражданского процесса, в установлении с ними психологического контакта, взаимопонимания. Владение языком чувств и эмоций – профессионально важное умение юриста. Это помогает распознавать эмоциональные проявления, переживания других лиц, выявлять симулятивный характер демонстрируемых ими чувств и эмоций, правильно выбрать наиболее выразительную форму реагирования, демонстрации своего эмоционального отношения к той или иной ситуации. Игнорирование эмоций понижает качество работы юриста.

Руководители правоохранительных органов также должны заботится о том, чтобы у их подчиненных было деловое, приподнятое настроение, поддерживать и создавать условия, исключающие появление у них негативных эмоциональных состояний.

В своей работе юристы часто сталкиваются с различными состояниями эмоциональной напряженности, которые, как правило, сопровождают все конфликтные ситуации, и возникают на всех этапах судебно-следственной практики.

К ним относятся эмоциональные состояния тревоги, страха, эмоциональной напряженности или психологического стресса, посттравматические стрессовые расстройства, фрустрация, состояние физиологического аффекта, страдание.

Подробная их характеристика дана в специальной литературе, она весьма объемна, и вы ознакомитесь с ней самостоятельно.

Способы преодоления отрицательных психических состояний:

- лучше своевременно предупредить нарастающее состояние эмоциональной напряженности, чем бороться с ним (своевременное переключение, отдых, сон, перерыв);

- объективно оценивайте то, что с вами происходит, проявите философскую мудрость, поищите закономерность, объяснение этому состоянию – это уменьшит характер негативного эмоционального реагирования;

- постарайтесь внушить себе, что вы не только «жертва» экстремальной ситуации, но и ее участник, посмотрите на себя со стороны, вспомните как вам уже не раз приходилось выходить из подобных ситуаций;

- отступитесь на время от решения стрессогенных проблем, переключитесь на время на другую деятельность;

- активизируйте мотивы достижения (без веры в успех нельзя преодолеть свое негативное настроение).


Индивидуально-психологические особенности

К. Леонгард в работе «Акцентуированные личности» рассмотрел и обосновал возможность существования акцентуаций характера, т.е. отклонений от средней психической нормы, в значительной мере связанных с типом, свойствами нервной системы, которые имеют наследственный характер. Они выражаются не только в их качественном многообразии, но и количественной выраженности. Когда развитие той или иной черты достигает крайней границы нормы, возникает акцентуированная черта характера.

Чрезмерную выраженность отдельных черт характера и их сочетаний, представляющую крайние варианты нормы (ее пограничного состояния), называют акцентуацией характера. Их относят к аномалиям психики, а носителей акцентуированных черт называют аномальными личностями. Акцентуация – это предельная величина, крайний вариант проявления нормы. Это слабое звено в характере человека проявляется в ситуациях, предъявляющих повышенные требования к функционированию именно этого звена, во всех других ситуациях, не затрагивающих уязвимых точек характера, индивид ве дет себя без срывов, не доставляя неприятности ни окружающим, ни себе.

Акцентуация – это «ахиллесова пята», повышенная уязвимость личности к определенным психотравматическим воздействиям, адресованным к «месту наименьшего сопротивления» данного типа характера при сохранении устойчивости к другим.

В зависимости от степени выраженности различают явные и скрытые (латентные) акцентуации характера. Явные (выраженные) акцентуации относятся к крайне границе нормы и отличаются постоянством черт определенного типа характера. Скрытая (латентная) акцентуация – это обычный вариант нормы со слабо выраженными или даже не выраженными особенностями, которые могут проявляться неожиданно лишь под влиянием ситуаций, предъявляющих повышенные требования к месту «наименьшего сопротивления».

К. Леонгард выделил 10 основных типов акцентуированных личностей:

1. Гипертимные личности, характеризующиеся склонностью к повышенному настроению, жажде деятельности;

2. Застревающие, со склонностью к задержке эмоциональных реакций;

3. Эмотивные, эмоциональные (эмоционально-подвижные, впечатлительные);

4. Педантичные, с преобладанием в характере черт инертности, малой подвижности нервных процессов;

5. Тревожные, с преобладанием в характере черт воспринимающих больной спектр ситуации как угрожающих;

6. Циклотимные, со склонностью к перепадам настроения от гипертимного к депрессивному реагированию, дистимическому;

7. Демонстративные, с истерическими чертами характера, и с мощными механизмами вытеснения;

8. Возбудимые, со склонностью к повышенной импульсивной реакций в сфере желаний;

9. Дистимические, с наклонностью к преобладанию настроения депрессивного характера;

10. Экзальтированные, склонные к аффективному реагированию, легкости смены эмоций достаточно поверхностных.

Гипертимный тип. Основная черта этой акцентуации: оптимизм и жажда деятельности. Его характеризует чрезвычайная контактность, словоохотливость, выраженность жестов и мимики. Он часто спонтанно отклоняется от первоначальной темы разговора. У такого человека возникает эпизодические конфликты с окружающими людьми из-за недостаточно серьезного отношения к своим служебным и семейным обязанностям. Люди подобного типа нередко сами бывают инициаторами конфликтов, но огорчаются, если окружающие делают им замечания по этому поводу. Из положительных черт, привлекательных для партнеров по общению, людей данного типа характеризуют энергичность, инициативность. В клинической практике при крайней (психопатической) степени выраженности этот тип соответствует одноименному варианту циклоидного типа личностного расстройства, в рамках которого встречаются как «чистые» конституциональные гипертимы, так и конституциональные гипотимы – депрессивные, а также смешанные собственно циклоидные личности с чередованием полярных аффектов.

Дистимичный тип. Его характеризует доминирующее пессимистическое настроение, низкая контактность, немногословие. Такие люди являются обычно домоседами, тяготятся шумным обществом, редко вступают в конфликты с окружающими, ведут замкнутый образ жизни. Они ценят тех, кто с ними дружит, и готовы им подчиниться. Они располагают следующими чертами личности, привлекательными для партнеров по общению: серьезностью, добросовестностью, обостренным чувством справедливости. Есть у них и отталкивающие черты. Это – пассивность, замедленность мышления, неповоротливость, индивидуализм. В клинической практике – психопатический уровень данного типа соответствует «гипотимному» варианту циклоидного типа личностного расстройства.

Циклотимный тип. Ему свойственны довольно частые периодические смены настроения, в результате чего так же часто меняется их манера поведения. В период повышенного настроения они ведут себя как гипертимы и являются общительными людьми, а в период подавленного ведут как дистимичные личности и бывают замкнутыми. Характерным признаком циклотимной акцентуации является цикличность перепадов подъема и спада без явных причин. Психопатический уровень данного типа соответствует одноименному - циклоидному типу личностного расстройства.

Возбудимый тип. Данному типу присуща повышенная возбудимость в эмоционально травмирующих ситуациях, низкая контактность в общений, замедленность вербальных и невербальных реакций. Нередко они бывают занудливыми и склонными к хамству и брани, к конфликтам, в которых сами являются активной, провоцирующей стороной. Они властны в семье. В эмоционально спокойном состоянии люди данного типа часто добросовестны и аккуратны. В состоянии эмоционального возбуждения они бывают раздражительными, вспыльчивыми, плохо контролируют свое поведение. Психопатический уровень данного типа соответствует возбудимому или эпилептоидному типу личностного расстройства.

Застревающий тип. Этот тип характеризуется стойким доминированием эмоциональных переживаний. Особо чувствителен к социальной несправедливости, обидчив, уязвим, подозрителен, мстителен. Иногда чрезмерно самонадеян, честолюбив, ревнив, предъявляет непомерные требования к близким и к подчиненным на работе. Стремится добиться высоких показателей в любом деле, за которое берется, предъявляет повышенные требования к себе. В клинической практике близким к психопатическому уроню данного типа является параноический тип личностного расстройства, где отчетливо преобладают склонность к формированию сверхценных идей, и гепертрофированное чувство собственного превосходства (сутяги, кверулянты, «вечные борцы за справедливость»).

Педантичный тип. Основная черта таких людей – чрезмерные претензии на аккуратность и добросовестность. В конфликты вступает редко, выступая в них скорее пассивной, чем активной стороной. На службе ведет себя как бюрократ, предъявляя окружающим много формальных требований. Его привлекательные черты: добросовестность, аккуратность, серьезность, надежность в делах, а отталкивающие и способствующие возникновению конфликтов: формализм, занудливость, брюзжание. В психопатическом выражении приближается к параноическому типу расстройства личности.

Тревожный тип. Эти людям свойственно боязливое отношение к жизни. Они безынициативны и неуверенны в себе. Им свойственна низкая контактность, робость, минорное настроение. В конфликтных ситуациях они ищут поддержки и опоры. Располагают привлекательными чертами: дружелюбием, самокритичностью, исполнительностью. Вследствие своей беззащитности нередко служат «козлами отпущения», мишенями для шуток и насмешек. В своем психопатическом выражении ближе психостеническому типу личностного расстройства.

Эмотивный тип. Эти люди предпочитают общение в узком кругу избранных, с которыми устанавливаются хорошие контакты, которых понимают «с полуслова». Это очень тонкие, ранимые люди. Они чрезвычайно эмоциональны, и это часто имеет глубокий, но скрытый характер. Они редко сами вступают в конфликты, играя в них пассивную роль. Обиды носят в себе, и стараются не «выплескивать» их наружу. Привлекательные черты: доброта, эмотивность, эмпатичность, сострадательность, сорадование чужим успехам, обостренное чувство долга и ответственности, исполнительность. Отталкивающие черты: чрезмерная чувствительность, слезливость, накапливание обид. В своем психопатическом выражении соответствует психостеническому типу личностного расстройства.

Демонстративный тип. Этот тип характеризуется стремлением показать себя, продемонстрировать свои заслуги, даже если их не очень много. Для этого они с легкостью устанавливают контакты, стремятся к лидерству, жаждут власти и похвалы. У них мощные механизмы вытеснения и, хвастаясь, они «забывают» о неудачах и искренне верят в свою непогрешимость и удачливость. Они демонстрируют высокую приспособляемость к людям и вместе с тем склонность к интригам (при внешней мягкости манеры общения). В своем психопатическом выражении соответствует истерическому или диссоциативному типу личностного расстройства.

Экзальтированный тип. Им свойственны высокая контактность, словоохотливость, влюбчивость. Их эмоции протекают бурно и ярко, несмотря на их ситуативность и поверхностность. Они часто спорят, но не доводят спор до открытых конфликтов. Вместе с тем, привязаны к друзьям и близким. Они альтруистичны, имеют чувство сострадания, хороший вкус, проявляют яркость и искренность чувств. Отталкивающие черты: паникерство, чрезмерная эмоциональность, подверженность сиюминутным настроениям. В своем психопатическом выражении близок к истерическому типу личностного расстройства.

Следует еще раз подчеркнуть, что акцентуации отражают свойства характера психически здорового человека. И лишь при воздействии неблагоприятных условий могут развиваться патологические нарушения адаптации и поведения. Поэтому акцентуации в психологии рассматриваются как личностные аномалии. Личностные аномалии – это не патология, а предрасположенность к ее развитию в определенных ситуациях.

Аномалии могут быть выражены в разной степени. Наиболее выраженные изменения – психопатии или расстройства личности, которые уже имеют рассмотрение и в медицинском аспекте малой (пограничной) психиатрии.

Психопатия – (греч. психо - душа, патос- болезнь) – патология характера, при которой у субъекта наблюдается практически необратимая выраженность свойств, препятствующих его адекватной адаптации в социальной среде. Они носят постоянный характер (стабильность) и проявляются во всех ситуациях (тотальность), препятствуя социальной адаптации индивида (нарушение адаптации). Для психопата ограничений не существует. Черты его аномального характера стойкий и необратимый характер. Патологическая реакция его личности, связанная с психотравмирующими факторами, предполагает сохранность определенного самоконтроля.

В то же время поведение психопатов одного и того же типа может быть различным: один параноик может быть всеми признанным ученым, а другой – душевнобольным. В нерезкой форме те или иные аномальные и даже психопатические особенности присущи всем нормальным людям. Поэтому, чем резче выражена индивидуальность, тем ярче становятся и свойственные ей психопатические черты.

Помимо поведенческих и адаптивно значимых индивидуально-личностных особенностей, существуют различия в индивидуально-врожденных психофизиологических особенностях. Одни люди обладают восприимчивостью к тончайшим оттенкам цветов, другие улавливают малейшие изменения в силе света, третьи различают тончайшие изменения в сочетании звуков, четвертые легко замечают различия в форме предметов или имеют обостренное осязание и т.п.

Эта различная степень остроты и восприимчивости является основой различных врожденных потенций, задатков и способностей. Задатки – это морфологические и функциональные особенности строения мозга, органов чувств и движения, которые выступают в качестве природных особенностей предполагающих развитие способностей. Связь между способностями и задатками не является жесткой и однозначной. На основе сходных задатков могут развиваться различные способности, и наоборот, на основе различных задатков могут развиваться сходные способности. Наличием тех или иных задатков объясняется то, что при равных условиях обучения и воспитания у одних людей способности развиваются быстрее и достигают более высокого уровня, чем у других.

Основные отличия задатков от способностей заключается в следующем:

- задатки даны от рождения, а способности приобретаются в результате обучения;

- задатки в отличие от способностей не требуют включения активного компонента деятельности, с которой они функционально связаны;

- способности формируются лишь при активном участии человека в тех видах деятельности, к которым они относятся.

Задатки могут быть общими, специальными, центральными и периферическими, сенсорными и двигательными.

К общим задаткам относятся те, которые касаются строения и функционирования организма человека в целом или его отдельных подсистем: нервной, эндокринной, ССС, ЖКТ и др. К специальным относятся задатки, соотносимые с работой специализированных отделов головного мозга: информационного (зрительного, слухового, двигательного, обонятельного, осязательного и других) и мотивационного (сила и специфика эмоциональных процессов и потребностей организма). Центральные задатки касаются анатомо-физиологического строения ЦНС и внутренних органов, а периферические - периферических отделов органов чувств. Сенсорные связаны с процессами восприятия и переработки информации, а двигательные относятся к работе мышечного аппарата и управляющих им отделов ЦНС.

Чтобы задатки превратились в выраженные способности, необходимо с детства создавать условия для их формирования. Благоприятная социальная среда может ускорять процесс развития и проявления способностей, а неблагоприятная – замедлять их развитие, но в конечном итоге, если есть задатки, то и способности проявятся обязательно.

Учитывая присущий человеку гигантский генетический полиморфизм, задатки есть у каждого человека. Поэтому нет оснований делить людей на способных и неспособных. Каждый человек обладает специфической системой качеств, которые могут ему позволить раскрыть свой личностный потенциал и достичь высоких результатов в определенных видах деятельности.

Способности – это устойчивые свойства людей, которые определяют их успешность в различных видах деятельности. Они не сводятся лишь к знаниям, умениям и навыкам, но обеспечивают их быстрое приобретение и эффективное использование на практике. Леонтьев выделил и описал следующие основные способности человека:

- общебиологические – наследственно закрепленные свойства организма в результате его биологического развития, выражающие природу его вида;

- специфические – отражают специфическую человеческую природу и являются продуктов общественно-исторического развития человечества;

- общечеловеческие или общие – определяются скоростью и качеством приобретаемых человеком знаний, умений и навыков

- специальные – это музыкальные, художественно-изобразительные, литературные, актерские, лингвистические, математические, организаторские и другие.

Выделяют и сугубо профессиональные способности. По Платонову это «совокупность достаточно стойких, хотя, конечно, и изменяющихся под влиянием воспитания, индивидуально-психологических качеств личности человека, которая на основе компенсации одних свойств личности другими определяет успешность обучения определенной трудовой деятельности, выполняя ее, и совершенствуясь в ней».


Лекция - 3

ПСИХОЛОГИЯ ЮРИДИЧЕСКОГО ТРУДА


Профессиональная деятельность юристов представляет собой разновидность государственной службы с присущими этой деятельности специфическими особенностями. Знание этих особенностей необходимо для разработки так называемых профессиограмм труда юриста и будет полезным для лиц, стремящихся получить юридическое образование, овладеть определенной юридической специальностью и приложить свои способности на поприще правоохранительной деятельности. Эти лица должны быть психологически готовы к преодолению тех трудностей, которые они неизбежно встретят на своей работе.

Основными особенностями профессиональной деятельности юриста являются:

  1. правовая регламентация (нормативность) профессионального поведения, принимаемых решений работников правоохранительных органов, юридических служб и других юристов, профессионально участвующих в правоприменительной деятельности;

  2. властный, обязательный характер профессиональных полномочий должностных лиц правоохранительных органов;

  3. экстремальный характер правоохранительной деятельности (работа в судах, прокуратуре, налоговой службе и налоговой полиции, следственная работа);

  4. нестандартный, творческий характер труда юриста;

  5. процессуальная самостоятельность, персональная (для многих повышенная) ответственность юристов, работающих в правоохранительных органов, государственно-правовых структурах.

Правовая регламентация предусматривает строжайшее исполнение законных актов в рамках государственной конституции, служебных обязанностей, нарушение которых рассматривается как нарушение закона, и свидетельствует о низком уровне профессиональной компетентности юриста. Данное обстоятельство формирует своеобразную профессиональную направленность личности на стремление строго придерживаться существующих правовых норм и влияет на правосознание. Потребность соблюдать нравственные и правовые нормы является одной из ведущих и доминирующих социальных потребностей у представителей юридического труда. Сама юридическая профессия регламентирует высокий уровень социализации личности, особенно сотрудников правоохранительных органов, их ответственности перед обществом, нормативности поведения. Данное свойство рассматривается в качестве одного из главных факторов профессиональной пригодности.

Особенно велика роль правосознания в ситуациях профессионального риска:

- ситуация получения (приобретения) юристом каких-либо благ (предметов) с отступлением от установленного порядка («просто так», «из уважения», «за услуги»);

- ситуация, провоцирующая взятку («благодарность», «обычаи» и т.п.);

- ситуация посещения мест общественного питания ресторанного типа («угощения», развлечения сомнительного характера могут привести к конфликтам или дискредитации юриста);

- ситуация допроса свидетеля в его квартире или в номере гостиницы (провокации со стороны допрашиваемого лица, дискредитация следователя);

- ситуация «случайного знакомства» (ситуация может быть заранее организована);

- ситуация риска, обусловленная обещаниями (обещания, данные юристом или адвокатом, не имеют полной гарантии по их выполнению, что провоцирует появление всевозможных жалоб «клеветнического» характера).

Властный, обязательный характер профессиональных полномочий должностных лиц правоохранительных органов. Малейшее отступление от требований закона по использованию властных полномочий моет привести к тяжелым последствиям, причинить моральный вред, нанести серьезную психическую травму человеку и его близким, отрицательно повлиять на его авторитет и репутацию среди окружающих. Необходимо разумно, взвешенно и ответственно использовать данные полномочия, что требует от юриста – сотрудника правоохранительных органов не только глубоких профессиональных знаний, высокого уровня профессиональной компетентности, но и особых личностных качеств, развитого интеллекта, аналитического склада ума, способности прогнозировать последствия своих решений, эмоциональной уравновешенности, уважительного отношения к людям.

Экстремальный характер правоохранительной деятельности юристов, особенно тех, кто находится на переднем крае борьбы с преступностью, носит напряженный и ответственный характер, обусловленный выполнением большого объема сложной работы в условиях дефицита информации и времени, активного противодействия заинтересованных лиц, нередко игнорирующих правовые нормы. Нервно-психические перегрузки усугубляются нерегулярной сменой условий труда, нарушением привычного режима суточной жизнедеятельности, вынужденным отказом от отдыха, что может привести к развитию стойких состояний психической напряженности, избыточной фрустрации, появлению невротических реакций, психосоматических функциональных расстройств и различных заболеваний на этой почве. Поэтому юристы, которые готовятся к работе в правоохранительных органах, должны отличаться хорошим физическим здоровьем, выносливостью к длительно воздействующим психофизическим перегрузкам, высокой работоспособностью, иметь высокий уровень нервно-психической, эмоциональной устойчивости, что и рассматривается в качестве одного из важнейших факторов их профпригодности.

Нестандартный, творческий характер труда юриста проявляется в ситуациях, когда приходится иметь дело с разнообразными, нестандартными жизненными ситуациями, судьбами различных людей, требующими индивидуального, творческого подхода, внимательного изучения возникших правоотношений. Поэтому необходимо обладать знаниями из различных областей науки и техники, образования и культуры, иметь развитый интеллект, понимать индивидуально-психологические особенности людей, знать основные закономерности межличностного общения, группового поведения.

Процессуальная самостоятельность и персональная (для многих повышенная) ответственность юристов предусматривает независимость их деятельности. Каждый следователь, судья или прокурор не должны зависеть от каких бы то ни было местных влияний, и при исполнении возложенных на них обязанностей подчиняются только закону. В ст. 127 УПК РСФСР указывается, что «при производстве предварительного следствия все решения о направлении следствия и производстве следственных действий следователь принимает самостоятельно, за исключением случаев, когда законом предусмотрено получение санкции от прокурора, и несет полную ответственность за их законное и своевременное проведение». В этой же статье специально оговорены случаи, когда может не согласится с мнением прокурора, сохраняя за собой право принятия самостоятельного решения по вопросам, связанным с привлечением лица в качестве обвиняемого, квалификацией преступления, объемом обвинения, с направлением дела для предания обвиняемого суду или с прекращением дела. Отмечается, что «индивидуальность следственной работы подкрепляется процессуальной самостоятельностью следователя», которая налагает особый отпечаток ответственности на весь склад его психической деятельности.

Принципы самостоятельности, независимости и персональной ответственности являются основополагающими и в работе судьи, прокурора, руководителя того или иного органа юстиции. Особенно наглядно это отражено в ст. 16 УПК РСФСР о «независимости судей и подчинении их только закону».

Процессуальная самостоятельность следователя, прокурора, судьи предполагает высокий уровень ответственности. Сбалансированность этих сторон их профессиональной деятельности требует от них: высокого уровня профессиональной адаптации, личностной интеграции, социальной зрелости, нервно-психической и эмоционально-волевой устойчивости, развитого интеллекта, гибкого творческого мышления, смелости, решимости, уверенности в себе, способности брать на себя ответственность за принимаемые решения, настойчивости при высоком уровне самокритичности.

Приведенные выше особенности профессиональной деятельности юриста являются наиболее общими, базовыми, и не могут в полной мере отражать специфики многообразия и различных видов правоохранительной деятельности (расследование преступлений, психология допроса преступника и свидетеля, надзор за соблюдением законности, воспитательная работа с осужденными и т.п.), особенностей работы в судах и прокуратурах различного уровня и специализации (военная и транспортная, районная и областная).

Однако они являются основополагающими в подготовке будущих юристов и являются важными критериями для профессионального отбора.

Возникновение профессионального отбора связывают с появлением первого кабинета профориентации в Страсбурге в 1903 г. и бюро по выбору профессий в Бостоне (1908). В основу профотбора было положено соотнесение психологических характеристик человека с его будущей профессией.

Вопросам отбора людей на работу много внимания уделял директор психологической лаборатории Гарвардского университета профессор Г. Мюнстерберг – родоначальник психотехники (психологии труда), в которой проблема профотбора занимала центральное место.

Под профотбором понимают процедуру изучения и оценки пригодности кандидата к овладению специальностью и успешному выполнению профессиональных обязанностей, как в обычных, так и экстремальных условиях трудовой деятельности.

Профотбор предусматривает наличие профессиональной пригодности или наличие у кандидата комплекса знаний, умений и качеств, необходимых для выполнения профессиональной деятельности. Профпригодность определяется, как личностными, так и деятельными переменными, взаимодействие которых приводит к успеху и отражается в эффективности профессиональной деятельности и удовлетворенности ею.

Выделяют 5 возможных моделей профотбора:

  1. случайный выбор;

  2. модель с испытательным сроком;

  3. выбор, основанный на демографических данных;

  4. отбор, основанный на комбинации переменных, являющихся в ряде профессий предикторами профессиональной успешности (общительность, решимость);

  5. отбор, основанный на индивидуально-личностных особенностях кандидатов.

В зависимости от «сложности» профессии, избирается та модель, которую необходимо использовать при оценке и отборе специалистов.

Юридическая деятельность относится к профессиям типа «человек-человек». Основные психологические требования этой группы профессий – успешное взаимодействие между людьми. Успех зависит от направленности работника, от его умения устанавливать взаимоотношения с людьми, а не только от знаний, умений и навыков правоприменительной деятельности. Основным орудием воздействия на человека в процессе общения являются слова, жесты, мимика, интонация, поведение в целом.

Однако профессия юриста сложна по своему содержанию, и ограничивать ее деятельность только процессом личностного взаимодействия представляется недостаточным. С точки зрения психологических показателей не вся совокупность юридических профессий полностью изучена. Наиболее изученными являются профессии следователя, прокурора, судьи, т.е. тех работников, которые представляют разновидность профессий госслужбы. Наименее изученными являются профессии юрисконсульта, нотариуса, адвоката. Специфика составляющих психологических компонентов этих профессий достаточна разнообразная. Однако для всех них единым является познавательный характер, правовая регламентация, наличие полномочий власти, процессуальная самостоятельность и временной фактор.

Профотбор чаще проводится с целью выявления соответствия или несоответствия человека определенной профессии. Он позволяет улучшить качество комплектования подразделений и служб работниками, рационализировать сроки обучения, подготовки и тренировки, снизить материальные затраты на подготовку неперспективных кандидатов, сократить неоправданные потери, ранения и гибель работников при выполнении ими служебных обязанностей, уменьшить число дисциплинарных проступков и нарушений законов, снизить неоправданную текучесть и сменяемость кадров. Поэтому важно знать не только личностные особенности человека, но и требования, которые ему предъявляет будущая профессия, положительные и отрицательные последствия, к которым может привести труд по избранной специальности. Для этой цели используются профессиограммы и психограммы.

Профессиограмма – это описание требований, которые профессия предъявляет к психологическим особенностям человека. Она составляется на основании анализа социально-психологических, физиологических, гигиенических, психофизиологических и других аспектов профессии. Часть профессиограммы является психограмма – это требования, которые предъявляет профессия к психическим свойствам человека.

Профпригодность определяет уровень требований профессии к исполнителям. Эти требования могут быть абсолютными и относительными.

Абсолютная профпригодность характеризуется наличием таких индивидуальных особенностей человека, которые с трудом поддаются формированию. Эти особенности определяются уровнем развития особенностей нейродинамики (основных свойств нервной системы, как сила и подвижность процессов возбуждения и торможения, их сбалансированность). Относительная профпригодность включает те качества, которые можно с определенными затратами времени и сил сформировать у человека.

Влияние свойств нервной системы на успешность и надежность профессиональной деятельности особенно существенно на начальных этапах освоения деятельности и в группах менее способных профессионалов. У профессионалов высокого класса оно практически исчезает, маскируясь опытом, и проявляется лишь в экстремальных ситуациях (результат стихийного отбора).

При прогнозе необходимо учитывать, что компенсация негативных особенностей нервной системы возможна только при наличии высокого уровня мотивации к профессиональной деятельности.

С начала 40-х годов в профессиональной психологии наблюдается смещение интересов исследователей с изучения психофизиологических качеств и особенностей психических процессов в сторону всестороннего исследования личности. А в настоящее время большинство специалистов считают, что именно личностный подход позволяет наиболее полно изучить пути становления целостной личности профессионала. Получила распространение концепция разработки схематического описания психологических типов профессионала в связи с типами их профессиональной деятельности.

Установлена определенная зависимость профессионального поведения у лиц с различными типами акцентуации характера. Так, для лиц с истероидной и лабильной (неустойчивой) акцентуацией свойственен очень высокий процент расхождения между истинными способностями, с одной стороны, склонностями и интересами – с другой. Этим обусловлены ошибки в выборе профессии у представителей этих типов и вероятность частой смены работы на первых этапах. Лица с гипертимной акцентуацией имеют повышенную вероятность случайного выбора профессии в связи с нестойкостью и разбросанностью увлечений и склонностью ориентироваться на внешнюю привлекательность профессии; для них также повышена вероятность частых смен работы, особенно если деятельность однообразна, требует внимания к мелочам и не дает возможности широкого общения. У этой группы часты конфликты с начальством из-за нарушений режима и недостатка чувства дистанции.

Психастеническая акцентуация снижает вероятность смены работы. Лица этого типа нуждаются в коррекции заниженной прогностической профессиональной самооценки, снижающей адекватность постановки профессиональных целей и задач. В случае неадекватного выбора специальности они испытывают затруднения при реализации решения о смене работы, особенно в условиях повышенной ответственности, что может затруднить дальнейшее профессиональное самоопределение.

Но следует отметить, что профессиональная деятельность может, как способствовать сглаживанию акцентуаций, так и приводить к их усилению в случае нерационального профессионального отбора.

Проблема совершенствования профотбора юристов, особенно оперативных служб, достаточно остро стоит на повестке дня в связи с резким ростом преступности в стране. В специальной литературе подчеркивается, что выбор профессии у сотрудников правоохранительных органов, к сожалению, зачастую определяется высоким уровнем личной агрессивности и возможностью социально-приемлемым путем проявить свои деструктивные тенденции (Мещерякова А.В., Радишевская Я.Б., 2001).

Опыт других стран показывает следующее. Около 20 лет назад при комплектовании подразделений полиции в США использовался следующий минимальный набор критериев профпригодности: гражданство США, минимальный возраст – 21 год, отсутствие административных правонарушений, отсутствие судимости по уголовному преступлению, достойны моральный облик, оконченное среднее образование, хорошее состояние здоровья, положительные результаты собеседования, проводимого начальником подразделения или его представителем.

С тех пор критерии отбора и сама его процедура значительным образом изменились. Первоначально была использована клиническая беседа, проводимая врачами психиатрами, в которой особое внимание уделялось биографическим данным кандидата, где анализировались особенности становления его личности с раннего детства; начиная с 10-лтнего возраста, оценивались его успехи в начальной, средней и высшей школе, характер взаимодействия со сверстниками и родителями, финансовое и материальное положение, особенности протекания военной службы, наличие уголовных или асоциальных проступков, нарушения правил дорожного движения и совершения аварий, характер последнего места работы, уровень его компетенции, межличностные и семейные отношения и т.п.

Со временем для снижения влияния субъективных факторов персонала, проводящего отбор кандидатов, больше внимания стало уделяться стандартизированным психологическим методам и процедурам отбора. «Фокус» отбора сместился с определения психопатологии на определение позитивных черт, которые желательны для эффективной профессиональной деятельности. На практике это означало смещение акцентов от клиницистов (психиатров) к психологам.

Данный подход позволил сформулировать перечень качеств профессионала-оперативника:

  1. Мотивация на карьеру в данной структуре. Такие кандидаты более продуктивны как сотрудники. Наиболее желательны для службы в полиции люди, ориентированные на оказание помощи людям. Но существуют и формы мотивации, которые свойственны наименее успешным сотрудникам: стремление к риску и опасности в профессиональной деятельности, любовь к форме, склонность к регламентации, восприятие службы как способа почувствовать мужественность или освободиться от родительской опеки и т.д.

  2. Самооценка (самоуважение и самоутверждение). Способность взять на себя руководство в различных сложных ситуациях. При этом адекватная самооценка – это обязательная психологическая характеристика успешных работников. Она связана с самоуважением и уверенностью в своих силах.

  3. Эмоциональная устойчивость в условиях стресса. Нарушение законности при выполнении профессиональной деятельности в быстро меняющейся ситуации часто является следствием того, что сотрудники оказались эмоционально неустойчивыми: либо «цепенели» либо впадали в агрессивное поведение.

  4. Отношение к лицам другой национальности и лицам с отклоняющимся поведением. Выраженные негативные установки относительно представителей других этнических, религиозных, политических групп, резко отрицательное отношение к людям с отклоняющимся поведением (алкоголики, наркоманы, бомжи, проститутки, гомосексуалисты), с которыми в работе приходится сталкиваться наиболее часто, мешают быть объективными и беспристрастными в профессиональной деятельности юриста.

  5. Способность к групповому сплочению. Успешные специалисты социально открыты, хорошо выражают свои мысли, советуются с коллегами и способны к взаимопомощи, работе в команде.

  6. Зрелое отношение к социальным авторитетам. Пассивно-агрессивные личностные данные кандидата, неудовлетворенность, упрямство, обструктивизм и скрытое байкотирование являются скрытыми формами сопротивления авторитета в условиях профессиональной деятельности, и являются частью их социальной незрелости.

  7. Гибкость (пластичность, подвижность). Кандидат должет обладать способностью к пластичным, гибким, адаптивным формам поведения, так как профессиональная деятельность требует различных действий, зачастую без предварительной к ним подготовки.

  8. Честность и совестливость. Это сложная и труднооцениваемая переменная. Считается, что если в прошлом человек совершал бессчетные поступки, то шанс их повторения в условиях профессиональной деятельности повышается. В последнее время для выявления степени лживость используются обследования на «детекторе лжи» (полиграфе).

  9. Активность личности. Лучше всего к юридической деятельности подходят те кандидаты, которые отличаются энергичностью, инициативностью, дружелюбием и общительностью. Они активны, открыты по отношению к другим, любознательны и пытливы.

Определение путей повышения эффективности и качества правоохранительной деятельности в нашей стране предполагает всестороннее изучение индивидуально-психологических особенностей, свойств личности юриста, его соответствия требованиям выбранной профессии.

Анализ деятельности прокурорско-следственных работников показал, что значительная часть выпускников юридических вузов далеко не всегда в психологическом отношении являются профессионально пригодными. Несоответствие их индивидуально-психологических качеств весьма специфическим, порой жестким требованиям труда в прокуратуре способствует возникновению у многих из них состояния психического перенапряжения и, как следствие этого, возникновению различных невротических и психосоматических расстройств. В конечном итоге это приводит к неудовлетворенности своим служебным положением, избранной профессией, уходу в другие структуры, либо вообще к смену профиля работы.

В настоящее время почти каждый третий опрошенный следователь, проработавший в прокуратуре не более 2-х лет, не скрывает своей апатии и безразличия к работе; 42,6% из них жалуются на неудовлетворительное состояние желудочно-кишечного тракта; 35,2% - на повышенную возбудимость, раздражительность, головные боли; 18,5% - на болезненные симптомы в области сердца. Это данные опроса 114 сотрудников прокуратуры.

У работников с большим стажем работы (78 опрошенных) : 74% регулярно испытывают негативные эмоциональные состояния в виде апатии, растерянности, усталости; 65% переживают состояние тревоги, ощущение малозначительности своего труда, ненадежности социального положения. Все это негативным образом влияет на качество их труда.

Проведенный анализ позволил сформулировать 5 основных факторов профпригодности, включающих профессионально значимые психологические качества личности юриста – его психограмму.

1 фактор – высокий уровень социальной (профессиональной) адаптации. Качества личности, формирующие этот фактор, следующие:

- высокий уровень правосознания;

- честность, совестливость, гражданское мужество;

- принципиальность (непримиримость) в борьбе с нарушениями правопорядка;

-обязательность, добросовестность, исполнительность, дисциплинированность.

Профнепригодность по данному фактору связана с наличием: низкого нравственного облика, нечестностью, безответственного отношения к делу, недисциплинированности, склонности к алкоголизму.

2 фактор - нервно-психическая (эмоциональная) устойчивость личности юриста: высокая стрессоустойчивость, высокий уровень самоконтроля над эмоциями и поведением, работоспособность в критических, вызывающих фрустрацию ситуациях, развитые адаптивные свойства нервной системы, способность адекватно реагировать на различные события. Отрицательные: низкий порог устойчивости к стрессу, повышенная эмоциональная напряженность, избыточная агрессивность, импульсивность поступков, невротические симптомы, быстрая истощаяемость нервных процессов, психопатические свойства личности.

3 фактор - высокий уровень интеллектуального развития, познавательная (когнитивная) активность юриста: развитый интеллект, широкий кругозор, эрудиция, гибкое, творческое мышление, умственная работоспособность, сообразительность, аналитический склад ума, прогностические способности, умение выделять главное, активность, подвижность познавательных процессов, развитое воображение, интуиция, способность к абстрагированию, рефлексии. Отрицательные качества: низкая умственная работоспособность, снижение познавательной активности, интеллекта, неразвитое воображение, слабая память.

4 фактор – коммуникативная компетентность юриста: способность устанавливать и поддерживать эмоциональные контакты с различными участниками общения, проницательность, доброжелательное, вежливое отношение к людям, умение слушать, эмоционально отзываться на переживания собеседника (эмпатийность), свободное и гибкое владение вербальными и невербальными средствами общения, умение в конфликтных ситуациях проводить адекватную ситуации стратегию коммуникативного поведения, способность к сотрудничеству, достижению компромиссов, соглашений, развитый контроль над эмоциями, адекватная самооценка, чувство юмора. Отрицательные: замкнутость (аутизм), уход в себя (интравертированность), легкоранимое самолюбие, обидчивость, конфликтность, импульсивность и др.

5 фактор – организаторские способности: активность, инициативность, находчивость, распорядительность, смелость, решительность, настойчивость, целеустремленность, умение выделять главное, прогнозировать последствия принимаемых решений, смелость, самостоятельность, чувство ответственности, организованность, собранность, аккуратность в работе. Отрицательные: психопатические свойства характера, повышенная агрессивность, эмоциональная неустойчивость, пассивность, безответственность, избыточная мнительность, тревожность, завышенная самооценка, властолюбие и др.

Наиболее часто в нашей стране в процедурах профотбора юристов для работы в правоохранительных органах используются адаптированные Миннесотовский многоаспектный личностный опросник (ММPI или его российская аббревиатуре – СМИЛ), Калифорнийский личностный опросник, «Шестнадцать личностных факторов» Кеттела и другие. Из проективных методик используется тест Роршаха, Люшера, тест Руки (хенд-тест), методика незаконченных предложений и т.д.

По завершению процедуры отбора на каждого кандидата заполняется специальный итоговый документ, который состоит из следующих разделов:

  1. интеллектуальная эффективность;

  2. личностные особенности;

  3. чувствительность к национальным и социальным различиям;

  4. уровень различия межличностных взаимоотношений;

  5. мотивация к работе;

  6. особенности предыдущего профессионального опыта;

  7. направленность на социальную службу.

В эпоху социализма основными требованиями к профессии юриста были:

1) Марксистко-ленинская идейность, политическая зрелость, принципиальность, правильное понимание своего общественного и государственного долга;

2) Высокая общая культура, всесторонняя духовная и интеллектуальная развитость;

3) Высокий и «специализированный» нравственный уровень – подчинение деятельности юриста ряду этических норм: честность, уважительное отношение к людям, внимание к ним и др.;

4) Надлежащая общая юридическая культура, развитое юридическое мышление;

5) Глубокое знание законодательства и практики его применения;

6) Общеюридические практические навыки – «умения»: навыки исследования фактов, нахождения и толкования нормативных актов, составления юридических документов, устных выступлений по юридическим вопросам и др.;

7) Общекоммуникативные и организационные качества, навыки работы с людьми, знание психологии людей;

8) Навыки научно-исследовательской работы; качества общественного деятеля, навыки публичных выступлений.

Многие из перечисленных требований остаются актуальными и в наши дни. Все эти черты действительно должны быть присущи юристу, он должен иметь определенное мировоззрение, принципиальность, развитый механизм оценки внешнего мира, разумного и взвешенного отношения к тому, что когда-то именовалось партийностью, актуальностью, приоритетностью.

Большое значение имеет понимание личностью социальных функций, которые она выполняет в связи с осуществлением правосудия. Огромная социальная значимость этих функций определяет нравственную модель личности, создает структуру профессиограммы. В специальной психологической литературе анализируется главным образом структура профессиограмм следователя и прокурора, а профессиограммы других юридических профессий находятся еще в стадии исследования и разработки.

Профессиограмма следователя по В.Л. Васильеву это многоуровневая иерархическая структура, отражающая основные стороны профессиональной деятельности следователя, а также личностные качества и навыки, которые реализуются в этой деятельности.

Она состоит из нескольких блоков деятельности:

  1. Поисковая деятельность (наблюдательность, любознательность, устойчивость к концентрации внимания, высокая ориентация).

  2. Коммуникативная деятельность (общительность, эмоциональная устойчивость, чуткость, умение слушать человека, умение говорить с ним).

  3. Удостоверительная деятельность (аккуратность, пунктуальность, четкая и разборчивая письменная речь).

  4. Организационная деятельность (самоорганизованность, собранность, воля, целеустремленность, настойчивость, организаторские способности в работе с людьми).

  5. Реконструктивная деятельность (хорошая память, воображение, мышление, общий и специальный интеллект, интуиция).

  6. Социальная деятельность включает в себя общие и специальные качества. К общим качествам относятся патриотизм, гуманность, честность, принципиальность, а к специальным: стремление к истине и торжеству справедливости, профессиональная гордость, профессиональная этика.

В приведенной профессиограмме следователя главенствующая роль принадлежит социальной деятельности, поскольку именно она способствует формированию профессиональных качеств. Выделяют 5 основных профессионально необходимых психических свойств личности в работе следователя и прокурора:

1.Творческое мышление: характеризуется поиском нестандартных путей установления истины и отдельных обстоятельств в условиях, когда информация о каком-либо событии отсутствует или ограничена. Оно помогает в поиске доказательств, выявляет их причинное отношение к преступлению, разрабатывает и выдвигает следственные версии, участвует в решении сложных ситуаций гражданско-правовых споров, которые не всегда удается решить в рамках стандартно-логических операций. Творческое мышление формируется в процессе осуществления всех видов правоохранительной деятельности, где разнообразие ситуаций, их конфликтный характер, отсутствие достаточной информации стимулирует развитие воображения, обеспечивая тем самым необходимую активность следователя, судьи и др. на всех этапах установления истины по делу.

2.Коммуникабельность: способность человека устанавливать психологический контакт при общении с различными возрастными и социальными группами лиц, причем зачастую в экстремальных условиях. Поэтому юристу необходимо знать способы установления психологического контакта и использовать их в своих целях для получения оптимальных результатов.

3.Волевые качества: умение в сложных условиях оставаться терпимым, рассудительным, уважительным, выдержанным, уравновешенным.

4.Организаторские способности: умение организовать собственную работу, а также работу коллег и всего коллектива.

5.Способность противостоять отрицательным эмоциям: связана с индивидуально-личностными особенностями, и может быть определена при помощи тестовых методик.

Структурно-психологический анализ рофессиональной деятельности юриста

Помимо своих социально-психологических особенностей в профессиональной деятельности юриста (оперативного работника, следователя, прокурора) можно выделить ряд обособленных подструктур деятельности. Это позволяет получить более полное представление о профессиограмме правоприменительной деятельности, психограмме личности юриста, создать более надежную систему оценки и отбора кандидатов на службу в правоохранительные органы.

В наиболее обобщенном виде основными подструктурами профессиональной деятельности юриста (следователя, прокурора, судьи, юрисконсульта) являются:

1. Познавательно-прогностическая или когнитивная деятельность;

2. Коммуникативная деятельность;

3. Организационно-управленческая деятельность;

4. Воспитательная деятельность.

Познавательно-прогностическая или когнитивная подструктура деятельности реализуется в расследовании преступления, изучении причин совершения правонарушений, разработке рекомендаций по их устранению, разрешении гражданско-правовых споров. Характерная особенность познавательного процесса, осуществляемого следователем, судьей или адвокатом состоит в том, что главными объектами познания чаще являются события прошлого. Однако этим событиям, как правило, сопутствуют очень важные элементы настоящего, устанавливая которые следователь, судья выделяют их связи с прошлыми фактами и по этим связям ретроспективно познают события, имевшие место в прошлом. При этом если познавательной деятельности следователя в большей мере присущи черты непосредственного, чувственного познания объектов, то судья и адвокат чаще исследуют обстоятельства, установленные следователем, перепроверяя их. Поэтому нередко первооткрывателем истины по делу все же оказывается не следователь, пришедший в ходе предварительного следствия к неправильным выводам, а судья.

Важной составляющей познавательной подструктуры является прогнозирование – мысленное представление хода и результатов действия, а также планирование предстоящих действий.

Характерной чертой познания истины следователем или судьей является ее закрепление в строго определенной процессуальной форме в виде документально фиксируемых действий. Верифицируемость - проверяемость фактов дознания является обязательным требованием к знаниям, полученных процессе уголовного и гражданского судопроизводства. Эта удостоверительная функция познавательного процесса следователя и судьи проявляется в составлении особого рода процессуальных документов, которые придают доказательный характер всему процессу познания.

Говоря об особенностях деятельности юриста в отношении познавательной подструктуры важно отметить, что эта работа постоянно связана со:

- строгой законодательной регламентацией процесса познания;

- ретроспективным характером процесса познания;

- негативным характером объектов познания;

- мысленным моделированием событий прошлого и их последовательности в процессе познания;

- доказательно-удостоверительным характером процесса познания с фиксацией результатов познания с опорой на доказательные факты;

- дефицитом, неупорядоченностью, разнообразием информации и дезинформации;

- противодействием заинтересованных лиц процессу объективного установления истины;

- принудительным характером применяемых методов познания с использованием властных полномочий;

- негативным эмоционально-волевым фоном, сопутствующим процессу познания, воздействием разнообразных стресс-факторов, вызывающих избыточную эмоционально-психическую напряженность;

- общественным резонансом по поводу познавательной деятельности и ее результатов.

Это предполагает наличие совокупности личностных качеств в когнитивной сфере юриста или факторов его профпригодности. К ним относятся:

- разносторонние общие и глубокие профессиональные знания;

- развитый интеллект, гибкое, творческое мышление, высокая умственная работоспособность;

- аналитический склад ума, прогностические способности, умение выделить главное;

- активное восприятие, емкая память, устойчивое внимание, развитые воображение и интуиция.

Коммуникативная подструктура профессиональной деятельности юриста связана с тем, что основная часть его работы протекает в условиях профессионального общения.

Неразрывное единство профессиональной деятельности и общения имеет важное методологическое значение в работе юриста. Во многих случаях именно общение для юриста приобретает самостоятельный, процессуальный характер как особый вид профессиональной деятельности. Это происходит и в ситуации допроса, в ходе предварительного следствия или в судебном заседании, при постановлении приговора составом суда в совещательной комнате, в ситуации публичного выступления перед судебной аудиторией, во время встреч с представителями средств массовой информации, общественностью и т.д. При этом профессиональное общение следует рассматривать не только как обмен информацией (коммуникативная сторона), но и как процесс взаимодействия (интерактивная сторона) и восприятия людьми друг друга (перцептивная сторона).

Способность устанавливать межличностные контакты с различными участниками общения – коммуникативная компетентность – является важнейшим качеством эффективности труда юриста и его профессиональной пригодности.

Организационно-управленческая подструктура равоохранительной деятельности заключается в умении эффективно работать с людьми.

Особенно важна данная подструктура в работе руководящего звена, так как здесь необходимо постоянное рабочее взаимодействие с представителями различных государственных органов, предприятий, учреждений с установлением официальных и межличностных контактов, а также учет индивидуально-психологических особенностей подчиненных для распределения между ними обязанностей, координирования и контролирования хода выполнения ими служебных заданий. Необходимо также поддерживать в коллективе благоприятный психологический микроклимат, своевременно устранять условия, способствующие возникновению конфликтных ситуаций, а при их возникновении, сохраняя самообладание, принимать оптимальные решения организационного или тактического характера, прогнозируя их последствия.

Важную роль здесь играют и другие отмеченные выше качества, как коммуникативная компетентность, нервно-психическая устойчивость, адекватная самооценка, высокая мотивация достижения успеха.

Отрицательно сказываются на организаторские и управленческие возможности юриста: психопатические черты и свойства характера, повышенная агрессивность, эмоциональная неустойчивость, пассивность, безответственность, избыточная мнительность, тревожность.

Воспитательная подструктура правоохранительной деятельности определяется целями и задачами правосудия в проведении профилактических мероприятий в ходе борьбы с правонарушениями, при разъяснении законодательства различным категориям граждан, в том числе и с помощью средств массовой информации.

Участие юристов в воспитательной работе предполагает наличие у них высокого общеобразовательного уровня, культуры, широкого кругозора, эрудиции. Они должны уметь выступать перед аудиторией, свободно владеть вербальными и невербальными средствами общения.

Выделение описанных подструктур носит конечно же условный характер, поскольку на деле они очень тесно переплетены между собой и выступают в едином комплексе. Так, например, при расследовании уголовных дел во время допроса свидетеля, обвиняемого и коммуникативная и познавательная подструктуры в деятельности следователя столь тесно взаимосвязаны, что их практически невозможно разделить на отдельные элементы. Однако такой методологический подход помогает более углубленно проанализировать профессиональный труд юристов, разработать профессиограмму их деятельности, определить критерии оценки психологических качеств лиц, стремящихся стать юристами, создать систему профессионального психологического отбора в правоохранительные органы.


Лекция - 4

Психология преступной группы


Борьба с организованной преступностью является одной из актуальных проблем современного общества. В современных условиях с введением в действие УК РФ сложились более благоприятные предпосылки, позволяющие гораздо точнее дифференцировать различные формы групповой, организованной преступности, которые можно подразделить на несколько типов.

1. К наиболее простому типу преступных формирований относятся так называемые случайные преступные группы, состоящие из двух и более исполнителей, совершающих преступление без предварительного сговора, имеющие самый низкий уровень психологической групповой сплоченности (ч.1.ст.35 УК РФ). В данных группах отсутствует четкая функциональная структура, еще не выделился лидер, решения соучастниками принимаются под влиянием спонтанной ситуации, под воздействием эмоций, настроения, чувства солидарности соисполнителей. Именно поэтому участники такой совместной преступной деятельности совершают преступления без предварительного сговора, без четкого распределения ролей, без заранее продуманного плана, как говорили раньше скопом или вместе, сообща.

Такая группа обычно совершает преступление внезапно, часто поддавшись брошенному кем-то вызову по типу: «наших бьют!», либо просто под влиянием общего эмоционального настроя. В подобных случаях однородные действия, направленные на достижение одной или нескольких целей, совершаются одновременно. Поскольку степень групповой сплоченности между членами такой группы весьма низкая, взаимная зависимость, поддержка, защита у них проявляется слабо. Данная форма имеет наибольшее распространение среди молодежи, лиц психопатического круга, не располагающих криминальным опытом, при совершении хулиганских действий, убийств, изнасилований. В обстановке совершения подобного рода преступлений соучастники присоединяются к исполнителю, уже начавшему совершать противоправные действия, при этом осознавая, что все они действуют совместно.

2. Другой разновидностью преступных групп является группа типа компании, состоящая из двух и более человек договорившихся по предварительному сговору совершить преступление (ч.2.ст.35 УК РФ). Такой сговор происходит относительно места, времени и способа совершения преступления. Данная форма соучастия может сочетаться как с обычным соисполнительством, так и с соучастием, т.е. с распределением ролей.

Подобные группы обычно возникают из случайных групп, особенно если последним удается остаться неразоблаченными. В таких группах, хотя и не сформировались до конца ее структурные элементы, система подчинения, пока нет еще четко признанного всеми лидера (вожака), тем не менее, уже выделяется из наиболее активных ее членов руководящее ядро, возрастает значимость взаимоотношений между членами группы в связи с совершением ими преступлений. Однако участники таких групп еще не чувствуют острой необходимости в более сложной организации, их межличностные отношения строятся в основном на личных предпочтениях и симпатиях, эмоциональных связях. Данные группы обычно состоят из воров, мошенников, грабителей, разбойников. И все же их члены проявляют большую сплоченность в ходе противодействия усилиям правоохранительных органов, у них труднее получить показания, так как авторитет руководящего ядра достаточно высок.

Вместе с тем, сплоченность членов таких групп не настолько высока, чтобы невозможно было преодолеть связывающую их круговую поруку и добиться от них правдивых показаний. Данные преступные группы являются промежуточными между рассмотренными выше случайными и собственно организованными группами.

3. Организованная преступная группа – более совершенная, а потому и более опасная форма криминального объединения, поскольку представляет собой «устойчивую группу лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений» (ч.3.ст.35 УК РФ).

В разъяснениях Пленума Верховного Суда РФ, «под организованной преступной группой следует понимать устойчивую группу из двух и более лиц, объединенных умыслом на совершение одного или нескольких преступлений. Как правило, такая группа тщательно готовит и планирует преступление, распределяет роли между соучастниками, оснащает техникой и т.д.»

Данная группа имеет четкую иерархию. Численность может доходить до нескольких десятков участников. Есть лидер, руководящее ядро (несколько человек), строго соблюдается принцип единоначалия. Главарь планирует и готовит преступление, распределяет роли между участниками. В зависимости от характера преступной деятельности группировка делится на несколько звеньев: боевики, группы прикрытия, разведчики и т.д. Организатора участники группировки, как правило, знают в лицо. Такие группы существуют продолжительное время, занимаясь преступлениями как бизнесом. Чаще это контрабанда, вымогательства, хищения, кражи автомобилей, разбои. Отсюда возникает потребность в различных специалистах, что и определяет большое число участников, обширную периферию (внешние контакты).

Классическим примером такой группы может служить банда, т.е. организованная устойчивая группа из двух и более лиц, заранее объединившихся для совершения нападений на граждан или организации. Банда может быть создана и для совершения лишь одного, но требующего тщательной подготовки нападения. Обязательным признаком банды является вооруженность ее членов (ст. 209 УК РФ), предполагающее наличие у них огнестрельного или холодного оружия, различного рода взрывных устройств, а также газового и пневматического оружия. Для признания группировки бандой достаточно наличие оружия лишь у одного члена группировки.

Численность банды обычно не превышает 10 человек. В ней высокий уровень организованности, строжайшей соподчиненности, беспрекословного подчинения главарю. Примером может служить банда братьев Ларионовых, длительное время орудовавшая в Приморье. Ее структура наглядно демонстрирует такой характерные признак, как своеобразное «разделение труда» между ее членами: начальник штаба, начальник службы безопасности, разведка, спецназ, контрразведка, бригады, аналитический центр, служба боевого и хозяйственного обеспечения, коммерческие структуры.

Об устойчивости организованных преступных групп свидетельствуют следующие признаки:

- стабильность, замкнутость, постоянство, обособленность группировки как средство самосохранения, общность взглядов, социальных установок, негативного характера, схожие эгоистические интересы, порождающие психологическую сплоченность, ценностно-ориентационное единство, групповое стремление к достижению поставленных преступных целей, формирующие единство умысла участников совершения преступлений;

- тесная взаимосвязь, непосредственная контактность между членами ОПГ, постоянно поддерживаемые личные отношения, приобретшие характер ответственной зависимости между ними;

- согласованность их действий, построенная на хорошо продуманной системе распределения ролей и функциональных обязанностей между членами ОПГ, на надежной системе связи, взаимовыручке, конспирации и контроля между ними;

- постоянство форм и методов организованной преступной деятельности, способов совершения. Как правило, однотипных насильственно-корыстных преступлений;

- длительность существования ОПГ, количество совершенных ее членами преступлений.

Характерной чертой устойчивой ОПГ является также насильственный, принудительный характер отношения к лицам, стремящимся выйти из под влияния группы, пренебрегающих групповыми взглядами, отказывающимися выполнять действия, навязываемые лидером. Насилие является способом, обеспечивающим, обеспечивающим существование ОПГ, поддержания определенного психологического микроклимата, характеризующегося своей жесткостью и взаимной подозрительностью.

Для ОПГ характерна и круговая порука среди ее членов, сущность которой состоит в их взаимной поддержке друг друга в целях противодействия усилиям правоохранительных органов. Об этом всидетельсвуют: однотипность, односложность ответов допрашиваемых лиц, «запамятование» ими таких событий, которые объективно невозможно забыть, несоответствие сообщаяемых сведений бесспорно установленным фактам, ложь «по пустякам».

Для нейтрализации этого явления прежде всего необходимо выявить лиц, менее других заинтересованных в сокрытии противоправных действий. Эффективным способом является разобщение наиболее активных ее участников, локализация их деятельности, выведение из под влияния организаторов круговой поруки остальных членов преступной группы.

4. Наиболее совершенной в криминальном отношении и наиболее опасной формой организованной преступности является сплоченная организованная группа (организация), созданная для совершения тяжких или особо тяжких преступлений (ч.4.ст.35 УК РФ). Она отличается наибольшей сплоченностью, которая становится ее наиболее необходимым признаком.

Сплоченность с уголовно-правовой точки зрения предполагает наличие в преступной организации сложных организационно-иерархических связей, тщательной конспирации, системы защитных мер (внутренней контрразведки), охранников, боевиков, наемных убийц, связей с государственными правоохранительными органами (коррумпированности), нахождение в обороте значительных денежных средств, иных материальных ценностей. Это внешние признаки сплоченности, которые наряду с социально-психологическими факторами сплоченности играют определяющую роль.

Первые по объективным признакам позволяют определить место того или иного участника группового преступления, его статусно-ролевое положение в нем, вторые дают возможность увидеть в группе сложный психологический механизм, живущий по своим собственным законам.

Характерно, что с развитием межличностных отношений в постоянно функционирующей организованной преступной группе личные контакты на эмоциональной основе, на взаимной симпатии постепенно становятся ненужными и вследствие этого вытесняются сугубо криминальными, чисто деловыми отношениями, основанными исключительно на интересах совместной преступной деятельности. В этих целях участники начинают прибегать к различным способам конспирации, стараются не поддерживать между собой заметных со стороны связей, а их лидер контактирует лишь с узким кругом наиболее приближенных к нему лиц («авторитетов»), которых рядовые члены группы могут даже и не знать в лицо.

На данной стадии развития организованной преступной группы происходит своеобразная трансформация и в распределении преступных доходов между ее членами: от их дележа в равных долях к присвоению ценностей, добытых криминальным путем, в зависимости от положения каждого участника преступления в группе с выделением из них средств в специальный денежный фонд группы («общак»), которым распоряжается лидер.

5. Следующим типом еще более организованных преступных формирований являются преступные сообщества (преступные организации), а также различного рода объединения организованных преступных групп, созданные для совершения тяжких или особо тяжких преступлений.

К формированию подобных преступных сообществ, организаций криминального типа приводит расширение масштабов преступной активности, что в свою очередь требует привлечения все большего числа участников, специализирующихся в различных видах деятельности, обеспечивающих преступный бизнес, создания собственных управленческих структур, аналитических подразделений, своей разведки, служб «безопасности», хозяйственного обеспечения. Постепенно возникает разветвленная коррумпированная сеть.

Организованное преступное сообщество в целях самосохранения стремится опираться уже не только на преимущества своей организации, но и на государственные, общественные институты, начинает внедряться в легальное предпринимательство. В подобных условиях возникшее преступное сообщество становится не просто вышестоящей инстанцией по отношению к другим преступным формированиям, а уже «неким координационным органам, имеющим и черты «криминального профсоюза» для преступников-профессионалов, и черты партии, когда оно начинает влиять на политические процессы в стране».

Преступные сообщества (организации) занимаются разработкой наиболее важных, с их точки зрения, стратегических вопросов организованного, систематического совершения тяжких или особо тяжких преступлений, распределения сфер своей криминальной деятельности (по отраслям, территориям и т.п.), создания полулегальной системы «отмывания» доходов, нажитых преступным путем, внедрения в государственные органы, кредитно-финансовые учреждения, т.е., по существу, систематически занимаются преступным бизнесом. Нередко преступные организации возникают на основе успешно действующей, хорошо организованной, устойчивой преступной группы.

По мнению А.И. Гурова, подобные организованные преступные формирования отличаются тем, что имеют:

- солидную материальную и финансовую базу – от общих денежных касс («общаков»), до создания собственных коммерческих структур, вложения крупных денежных средств в недвижимость или банк;

- коллегиальный орган, с помощью которого управляется преступное сообщество, курируются его различные филиалы, поддерживается связь с государственными чиновниками, «отмываются» деньги и пр.;

- устав в виде нефрпмальных, но ВТО же время обязательных для исполнения правил и норм поведения членов группы, существующих традиций, санкций за из нарушение;

- еще более усовершенствованную функционально-иерархическую систему построения организации, различного рода группы защиты, прикрытия с вовлечением в них представителей властных структур, всевозможные примирительные комиссии, свои «суды»;

- информационную базу о коррумпированных чиновниках госаппарата, о положении дел в органах власти, банках, предпринимательских структурах;

- своих доверенных людей в органах власти, в судебной, правоохранительной системах, что свидетельствует о коррумпированности этих систем;

- свой жаргон, языково-понятийный аппрат внутригруппового общения.

Исходя из особой, исключительной опасности для общества подобных устойчивых, сплоченных преступных группировок, различного рода преступных сообществ, их создание, участие в них или в совершаемых ими преступлениях в любой форме соучастия признается преступлением (ст.210 УК РФ).

Как показали специальные исследования участники ОПГ – это лица мужского пола в возрасте 22-35 лет. Более половины – ранее судимы, и многие отличаются признаками криминального профессионала:

- устойчивость преступного занятия с соответствующей криминальной специализацией;

- достаточно высокий уровень владения криминальными знаниями и навыками (криминальная «квалификация»);

- преступная деятельность является для них основным источниковм получения средств существования.

Участники ОПГ обычно либо хорошо знакомы с детства, либо знают друг друга по учебе, военной службе, по совместному проведению досуга, либо ранее вместе отбывали наказание в одних местах лишения свободы, связаны общими уголовно-воровскими традициями. Нередко членов преступных групп связывают узы родства, общая национальность, профессиональная принадлежность.

Ведущими чертами характера, мотивационной сферы таких лиц являются: насильственно-корыстная направленность их личности, интересов, «агрессивность, жестокость, цинизм, порой исключительная дерзость, готовность идти на риск и самопожертвование, пренебрежительное отношение к благам других лиц, на которых они посягают».

Фигура лидера (главаря, вожака) нередко имеет криминальный статус «вора в законе», авторитетным является и его ближайшее окружение. Наличие лидера является одним из главных отличительных признаков ОПГ. Его авторитет непререкаем, а требования обязательны для всех. На него возлагается функция руководства остальными членами группы, принятие решений, связанных как с планированием, материальным обеспечением и организацией преступной деятельности, так и совершением конкретных нападений, с распределением средств, добытых преступным путем.

По своим личностным качествам лидеры ОПГ отличаются криминальным опытом, хорошими физическими данными, предприимчивостью, сообразительностью, решительностью, склонностью к риску, способностью быстро ориентироваться в новой обстановке и принимать решения в сложных ситуациях, подчинять своей воле других, умением обеспечить конспиративность готовящих преступлений.

Однако постоянная опасность быть разоблаченными формирует у многих из них и такие черты характера, как повышенная подозрительность, мстительность, бескомпромиссная жестокость. По наблюдениям ряда криминалистов у многих лидеров криминальных формирований, оказавшихся за решеткой, отмечались неврозы, психопатические расстройства и другие отклонения от средней психической нормы.

Встречаются разные психологические типы преступных лидеров. Наиболее опасным и психологически сильным типом является лидер-вдохновитель, который в целях безопасности преступной группы выполняет функции своеобразного «криминального» советника, предостерегающего членов группировки от наиболее опрометчивых шагов и в то же время оказывающего на них сильное воздействие, стимулирующее их решимость совершить преступление.

Но центральной фигурой, по данным криминологов, является лидер-организатор, представляющий «последовательно-криминогенный» тип личности. Он характеризуется высокой степенью антиобщественной направленности, крайне негативной личностной ориентацией, целенаправленно использует и подыскивает подходящую для совершения преступления ситуацию, активно преодолевает встречающиеся на этом пути препятствия.

Встречаются и другие, смешанные типы лидеров, выполняющие роли вдохновителя, инициатора, организатора и даже исполнителя преступлений.

В группой динамике преступной группы, независимо от исключительно важной роли лидера, существуют две разнонаправленные тенденции. С одной стороны, особенно на начальном этапе, в ней чаще доминирует стремление к интеграции, к более тесному и устойчивому объединению. Но одновременно или несколько позже в ней начинают проявляться и центробежные процессы. «Генератором» этих межличностных внутригрупповых процессов выступают оппозиционеры, т.е. те члены группы, которые менее других удовлетворены своим статусом в ней, поведением лидера, его методами руководства, дележа материальных ценностей, добываемых преступным путем. По этой причине между ними могут возникать непрязненные отношения, стремление самим захватить лидерство, выйти из этой группировки и создать свою преступную группу, независимую от прежней.

Все это приводит к появлению в группе скрытых от постороннего наблюдения конфликтных отношений. Межличностные конфликты в преступной группе могут быть также связаны и с прежними отношениями ее членов, с их разногласиями, возникающими ранее на этнической, социокультурной почве и т.п. Способность заметить эти отношения, увидеть причины разногласий, назревающих конфликтов, помогает работникам правоохранительных органов выбирать наиболее оптимальные, тактически грамотные приемы воздействия на участников организованной преступной деятельности.

Можно активно использовать противоречия в их показаниях, развенчивать их групповые «мы - чувства», демонстрируя им подлинные отношения в группе, объективно существующие расхождения в их индивидуальных мотивах с групповыми интересами.

Для того чтобы успешно вести расследование групповой преступной деятельности необходимо прежде всего установить базовую направленность ОПГ. Эта информация поможет точнее определить сферу, регион, общественную опасность группы, ее примерную численность и структуру. При этом особое внимание следует обращать на побочные, нетипичные для данной группы преступления, отличающиеся более низким криминальным профессионализмом в выборе способов их совершения отдельными членами группы. Такой подход позволяет быстрее собрать информацию о наименее защищенных от разоблачений звеньев преступной группировки (или организации), ее отдельных членах, не отличающихся высоким уровнем криминального профессионализма. Считается, что «чаще всего низкий профессинализм побочных и нетипичных преступлений создает более благоприятные условия для их расследования с последующим использованием полученных данных для расследования основных преступлений».

Помимо этого, необходима своевременная изоляция организаторов преступного формирования от остальных ее членов, выведение из-под их влияния остальных участников группы, для которых членство в ней представляет меньшую ценность. Не менее важно выявление лиц, недовольных отношением к ним со стороны других членов группы, а также тех, кто оказался обиженным при разделении материальных ценностей, находящихся в оппозиции к лидерам группы, стремящихся к лидерству.

Важно выявить существующие внутригрупповые конфликты. В работе следователя конфликты могут быть усилены при проведении допросов. очных ставок и пр. Опасения среди отдельных участников ОПГ относительно того, что кто-то из них может «заложить» другого – это объективная реальность, которую необходимо видеть тем, кто ведет расследование, и тактически грамотно ее использовать.

В этом плане существенную помощь могут оказать судебные психологи (специалисты в области социальной психологии), которым поручается проведение судебно-психологической экспертизы либо к которым обращаются за консультацией. Результаты экспериментально-психологического обследования могут дань ценную следственную информацию и рекомендации относительно использования в ходе следствия особенностей межличностных внутригрупповых отношений членов преступной группы, их влияния друг на друга, наиболее устойчивых мотивов преступной деятельности каждого обвиняемого.

Важное значение в борьбе с организованной преступностью имеет умелое использование «опосредованной информации», которая из «эпицентров» групповой преступной деятельности прорывается в смежные с ней области, например, в сферу интимных, семейно-бытовых, родственных отношений организаторов, в сферу проведения ими досуга, дачного строительства, приобретения различного рода ценностей, зарубежных поездок и т.п. Поэтому необходимо детальное изучение всех без исключения сфер общения.

Параллельно с этим выявляются т.н. «зоны криминальной активности» и «зоны вероятного прорыва информации» - различного рода неформальные объединения с антиобщественной направленностью, предприятия автосервиса, охранные фирмы, места концентрации ранее судимых, подпольные игорные. Различные увеселительные заведения, а также та социальная среда, которая обслуживает преступные элементы (проститутки, работники всевозможных пансионатов, спорткомплексов, охотхозяйств, яхт-клубов и.т.п.).

В настоящее время в нашем обществе идет интенсивный процесс трансформации криминальных образований, усложняется их структура, наблюдается еще большая их вооруженность, коммерционализация их деятельности, появляется криминальное лобби. Идет раздел сфер влияния, территорий. Организованная преступность достигла такого развития, когда стала реально оказывать свое влияние не только на экономическую, хозяйственную, но и на политическую жизнь общества. (Пример ЮАР). Наиболее распространенной формой давления являются взятки, подкупы государственных и должностных лиц, их запугивание, в том числе и представителей властных структур. В стране создается «инфраструктура повседневных взаимоотношений политики, власти и мафиози». Все это делает еще более актуальной необходимость ведения бескомпромиссной борьбы с организованной групповой преступностью. В решение этой задачи свой посильный вклад должна внести и юридическая психология.


Лекция - 5

ПСИХОЛОГИЯ ПРАВОНАРУШЕНИЯ


В ЮП психология преступной деятельности является одним из основополагающих понятий. С точки зрения психологии любое правонарушение рассматривается как особый вид деятельности, определенной социальной активности человека, проявляющейся в специфических формах противоправного поведения, в котором выражаются отношение субъекта к социальным ценностям, особенности его психики, индивидуально-психологических свойств, мотивационная сфера личности, психическое состояние.

Поэтому изучая преступное поведение необходимо опираться на такие фундаментальные психологические понятия как деятельность, поведение, действия, мотивы и цели деятельности.

Деятельность обычно сознательна и целенаправленна, а значит, по своей природе предметна и глубоко социальна.

Поведение – это внешнее проявление деятельности человека, процесс его взаимодействия с окружающей средой, опосредованный его внешней (двигательной) и внутренней (психической) активностью. В поведении выражается отношение человека к нравственным, моральным, правовым нормам и традициям общества. По поведению судят о личностных особенностях.

Единицей поведения человека является поступок. Осознание субъектом предстоящей деятельности называется интериоризацией. Внешняя сторона рассматривается как реализация – экстериоризация - внутренней, психической стороны деятельности.

Преступное поведение отличается от обычного тем, что вступает в конфликт с принятыми нормами права.

Неотъемлемой частью любой деятельности является потребность, которая служит источником активности человека, предваряющей деятельность.

Потребность, приобретшая побудительную силу, направляющую деятельность, становится мотивом. Деятельности без мотива не бывает, «немотивированная» деятельность – это деятельность с субъективно или объективно скрытым мотивом. Чтобы активность приобрела характер деятельности, перед человеком должна стоять цель и сформирован образ будущего результата деятельности.

Важным условием выбора цели является такое личностное образование как уровень притязаний. Завышенный уровень притязаний, неадекватная самооценка личности способствуют формированию недостижимых целей.

Нарушение процессов целеобразования свидетельсвуют о психической незрелости человека, его инфантильности и даже о возможных нарушениях психики.

Единицей деятельности является действие, совокупность действий формирует вид деятельности. В основе деятельности лежат побуждения в виде различных потребностей, интересов, которые становятся мотивом, как только появляется цель. Поэтому в мотивах отражаются и побуждения.

В уголовном законе (ст. 14 УК РФ) употребляется специфический термин – «деяние». С точки зрения уголовного права – это поведение или поступок человека в «форме действия или бездействия». А под действием понимается общественно опасное, волевое, активное поведение.

По тому, как человек управляет своими действиями, как контролирует их, можно выделить следующие:

Инстинктивные действия – инициируются органическими импульсами и осуществляются вне сознательного контроля. Обычно они наблюдаются в раннем детском возрасте, у лиц с психическим недоразвитием, деградацией. Рефлекторные или действия-реакции – совершаются рефлекторно, не подвергаются сознательной регуляции (отдергивание руки от источника тока, горячих предметов и др.). Данные действия редко представляют интерес с правовой точки зрения, и подробно в ЮП не рассматриваются.

Импульсивные или импульсивно-аффективные действия возникают в момент аффективной вспышки, и их контролирование непосильно для субъекта. Эта их особенность при конструировании уголовно-правовых норм учтена законодательством (ст.107, 113 УК РФ).

Волевые действия четко осознаются и регулируются субъектом. Они целенаправленны. Их совершению предшествуют выбор цели, процессы мотивации, принятия решения. Прогнозируются результаты, вносятся определенные поведенческие коррективы по мере их совершения. Однако в зависимости от ситуации, уровня эмоционально-волевой устойчивости субъекта волевые действия могут перерастать в импульсивно-аффективные, необходимые для аффективной разрядки, снятия эмоционального напряжения.

Если схематически представить себе процесс формирования и проявления преступного поведения субъекта, умышленно совершившего преступление, то такой процесс условно можно разделить на два основных этапа.

1 этап – мотивационный. На данном этапе у субъекта под воздействием возникшей потребности формируется весьма активное потребностное состояние, которое может перейти в мотив противоправного поведения. Это происходит в тех случаях, когда возникшая потребность не может быть реализована законным способом. На данном этапе нередко наблюдается борьба мотивов, активизируются процессы целеобразования, выбора объекта, на который субъект планирует направить свои преступные действия. Первоначально мотивы и цели могут и не совпадать, но затем происходит своеобразный сдвиг мотивов на цель.

Завершением данного этапа является прогнозирование и принятие решения. После того как решение принято, оцениваются условия, в которых будут совершаться противоправные действия с точки зрения того, насколько они будут способствовать достижению поставленных целей, подыскиваются, выбираются средства и способы, орудия совершения преступления. В случаях готовящегося группового преступления распределяются роли с их функциональными обязанностями среди его участников.

Сердцевиной мотивационного этапа является формирование мотивации преступного поведения. Оно имеет многоплановый характер. Здесь можно выделить следующие наиболее важные составляющие:

- появление потребности как источника активности личности;

- переход потребности в мотив противоправного поведения.

Вначале формируется потребность, которая может существовать без связи с объектом преступления. Затем потребность приобретает свою предметность, а воспринимаемый предмет – свою побудительную и направляющую функцию, т.е. становится мотивом.

В результате переживания субъектом возникшей потребности как своей личностно значимой, появляется особое, актуальное для субъекта потребностное состояние. Оно все с большей силой оказывает влияние на отношение субъекта к объектам (предметам), способным удовлетворить эту потребность. В последующем при значительном расхождении потребностного состояния с возможностями удовлетворения потребности могут появится отрицательные эмоции, которые могут стать предпосылками конфликтного противоправного поведения.

В личностном развитии потребности претерпевают внутреннюю перестройку. Их искажение ведет к формированию двух систем потребностей: дисгармоничных и деформированных. Первая предполагает доминирование одних потребностей над другими, а вторая – гипертрофию или извращение отдельных потребностей.

Сама по себе потребность, например в материальном достатке, не может оцениваться отрицательно. Но когда она под воздействием негативных влияний среды и антиобщественного мировоззрения деформируется, то может привести к формированию преступного поведения.

Потребностная сфера большинства правонарушителей характеризуется нарушением равновесия между различными видами потребностей и способами их удовлетворения, преобладанием в ее структуре духовно обедненных, асоциальных потребностей, которые в случае борьбы мотивов могут отрицательно повлиять на выбор цели и средств деятельности – привести к противоправным действиям.

Переход потребности в мотив противоправного поведения. Одна и та же потребность в сознании различных людей оценивается по разному. В зависимости от того, какое значение придает ей конкретный человек, она либо становится побудительной силой (мотивом), либо постепенно утрачивает свое актуальное значение. Поэтому в понимании этого процесса и кроется секрет «загадочных» мотивов преступления, который предусматривает выявление интересов и потребностей, удовлетворяемых с помощью преступления, круга лиц, причастных к его совершению, что обоснованно формирует версии о подозреваемых.

Преступник всегда старается скрыть свои истинные потребности и их личностный смысл. Он не заинтересован раскрывать их низменный характер даже тогда, когда личность его известна следственным органам. Это – своеобразная психологическая защита, которая предусматривает перенос ответственности за происшествие на потерпевшего, приписывание себе благородных мотивов, якобы, стремление к справедливости.

Так, при изучении группы расхитителей (корыстные преступления), были получены данные, свидетельствующие о том, что они высоко оценивали себя по таким качествам как «бескорыстность» и «щедрость». А хулиганы и убийцы (насильственные преступления) характеризовали себя как «вежливые», «предупредительные», «доброжелательные» люди. Подобные самооценки, прикрывающие низменные мотивы, были установлены и других группах преступников, которые считали себя «борцами за справедливость».

На процесс преобразования потребности в мотив преступного поведения, помимо личностного смысла, серьезное влияние оказывает конкретная жизненная ситуация, которая способна преобразовать потребность в мощный, побуждающий фактор. Поэтому в процессе образования мотива формируется своеобразный треугольник: потребность – личностный смысл - ситуация, в котором происходит «ситуативное развитие мотивации».

Ситуация перед совершением преступления – это обычно ситуация морального выбора, где объективные обстоятельства и личное решение взаимообусловлены. Для человека, имеющего высокие нравственные установки, факт отсутствия постоянного контроля практически не имеет значения. Субъект с антиобщественной направленностью может явиться важным составным элементом криминогенной ситуации. Но каждый человек включается в ту жизненную (или формирует ее сам), которая более всего соответствует структуре и направленности его личности. В противном случае от исключает себя из неблагоприятно складывающейся для него ситуации, чтобы не оказаться в сфере ее воздействия.

Кроме этого, влияние на формирование мотивов противоправного поведения оказывает искаженное восприятие и недооценка правонарушителем конкретной жизненной ситуации в качестве криминогенной.

Весьма важное место в процессе формирования преступных мотивов имеют психологические механизмы целеобразования. Цель действий по сравнению с мотивом всегда предметна, более обнажена и осязаема. Она кумулирует в сознании человека и его потребности, и его стремления, и его интересы, и сами мотивы смещаются на цель деятельности.

2 этап преступного поведения– реализации решения: совершаются противоправные действия, наступает противоправный результат, который может и не совпадать с ранее намеченной целью. В подобной ситуации встречаются следующие варианты:

- цель оказалась «недовыполненной»: результат полностью или частично не достигнут в силу объективных или субъективных факторов;

- цель оказалась «перевыполненной»: достигнутый результат в ходе совершения преступных действий превзошел ранее поставленную цель (например, в результате разбойного нападения наступила смерть потерпевшего от полученных телесных повреждений). Т.е. имел место первоначально не запланированный результат, который в ходе совершения преступления виновный мог или должен был предвидеть, но не сумел внести коррективы в свои действия, отказаться от ранее задуманного замысла, будучи в состоянии избыточной психической напряженности либо просто из-за рассогласованности совместных действий (в случае группового преступления).

Особой разновидностью криминальной ситуации может быть ситуация с возникновением побочного результата. Такие противоправные действия могут носить и неосторожный характер.

Перечисленные выше процессы завершаются оценкой виновным достигнутого результата, прогнозированием своего дальнейшего поведения в ходе предварительного расследования и на суде. Если результаты противоправных действий ранее не прогнозировались, то это, особенно в первые дни после совершения преступления, вызывает состояние повышенной психической напряженности, что должно учитываться следователем.

Кроме того, нельзя не учитывать и того, что первоначально возникающие у субъекта потребности на данном этапе уступают свое место в иерархии всех его потребностей – потребности избежать разоблачения и наказания.

Появление такой в высшей мере значимой потребности отличает мотивационную сферу преступника от мотивационной сферы любого законопослушного гражданина.

В общей мотивационной структуре личности преступника потребность уйти от наказания в отдельные периоды занимает прочное, ведущее положение. Это связано с действием сильного и эмоционально насыщенного мотива – страха перед наказанием. Страх является мощным «мотиватором» и всей последующей, в том числе противоправной, деятельности, направленной на достижение вновь возникающих целей: уничтожить следы преступления, скрыться от органов правосудия, укрыть от них нажитые преступным путем ценности, устранить свидетелей преступления и т.д.

В этой криминальной ситуации виновный переживает состояние психической напряженности, вызванное тем фактором, что достижение преступной цели, теперь уже выполняет иную функцию – обусловливает появление новых побуждений, направленных на избежание наказания.

В мотивационном профиле личности преступника, наряду с ведущим мотивом избежать наказание, выявляется еще одна новая для него потребность, связанная с ситуацией правовой неопределенности его положения (недостаточная доказанность его вины, альтернативы в квалификации деяния и в назначении меры наказания), которая затрагивает жизненно важные для него перспективы. Преступник начинает испытывать потребность устранить возникшую ситуацию неопределенности, заполнить своим активным деятельным участием своеобразный информационный вакуум. Побуждения, связанные с этой потребностью, бывают настолько сильными, что даже такая потребность, как желание во что бы то ни стало избежать наказание, уступает ей свое доминирующее положение. Это объясняется еще и тем, что ситуация неопределенности нередко обусловливает появление характерных эмоциональных явлений: психической напряженности и страха. Ситуация неопределенности является объективным фактором, который влияет на дальнейшие мотивационные процессы личности правонарушителя, и нередко побуждает его давать правдивые показания. Важнейшими факторами преступного поведения являются особенности и свойства личности преступника: направленность, мировоззрение, ценностные ориентации, социальные установки, уровень правосознания, индивидуально-психологические особенности, свойства характера. Кроме этого, воздействие социальной среды на формирование личности преступника и его поведения до совершения преступления и в его процессе также играют очень важную роль.

Все эти «внешние и внутренние факторы, влияющие на принятие решения совершить преступление, находятся в тесном взаимодействии. Свойства личности, равно как и объем внешней информации, определяют не только количество, но и содержание вариантов поведения, которые корректируются моделями прогнозируемого будущего».

Кроме этого, в ЮП существуют так называемые безмотивные преступления. Это условное название, поскольку речь идет о сознательной деятельности человека, но установить мотив преступления традиционным путем бывает чрезвычайно сложно.

Первую группу безмотивных умышленных преступлений составляют преступления, внешне отличающиеся своей бессмысленностью, непонятной избыточной жестокостью по отношении к жертве, неадекватным характером насильственных действий. Скрытая от первого взгляда мотивированность таких действий нередко вызывает сомнения относительно психического здоровья подозреваемого. А исключение психического заболевания по результатам судебно-психиатрической экспертизы еще больше обостряет возникшую проблему. Поиск мотива может зайти в тупик, если следователь продолжает мыслить традиционно, не учитывая возможную полимотивированность совершения противоправного действия.

И лишь после того как удается разрушить привычный стереотип мышления и перейти к более глубокому исследованию всей мотивационной сферы личности, включающей в себя не только отдельные потребности и интересы, но и скрытые в глубинах психики индивида, его влечения, настроения, психические состояния, можно понять кажущуюся на первый взгляд «безмотивность» преступления и найти его истинные мотивы.

Особую сложность представляют случаи, когда преступник имеет психические отклонения от нормы (но вменяем), наделен акцентуированными чертами характера, психопатизирован или склонен к аномальным формам реагирования, испытывает серьезные трудности в процессе социальной адаптации в новых условиях жизни, в экстремальных условиях деятельности.

Вторую группу «безмотивных» преступлений образуют преступления насильственного характера, возникающие по механизму «смещения» (переноса) агрессивности в состоянии фрустрации. Указанные действия могут носить и характер аутоагрессии вплоть до совершения суицида. Благодаря этим «смещающим» действиям, направленным на совершенно иной, посторонний объект, у субъекта ослабляется избыточное напряжение психики, создается поведенческая иллюзия реагирования на какие—то неблагоприятные факторы, с которыми субъект не смог своевременно справиться. А тот негативный опыт переносится им теперь на совершенно иных лиц, порой не имеющих никакого отношения к тем переживаниям, которые ему пришлось испытать.(Пример с Сок. – убийство семьи + суицид). Аналогичный механизм преступного поведения может быть найден и при совершении так называемых неосторожных преступлениях. Неосторожность обычно проявляется не в отношении самого противоправного действия или бездействия, а в отношении общественно вредных последствий. Поэтому эти преступления подчиняются тем же психологическим и социальным закономерностям, которые действуют применительно к генезису умышленных правонарушений.

Законодателем связывается неосторожное совершение преступления с легкомыслием, с отсутствием «необходимой внимательности и предусмотрительности» у субъекта (ст. 26 УК РФ). Отмеченные выше критерии в поведении субъекта нередко усиливаются определенными особенностями его личности, в числе которых могут быть невротизм, повышенная аффективная возбудимость, психопатизация, импульсивность, ригидность мыслительных процессов при недостаточно высоком интеллектуальном уровне развития, завышенная самооценка, сниженный самоконтроль. Сюда же относятся дефекты восприятия, внимания, памяти, координации движений, которые могут недооцениваться самим субъектом.

Среди психологических факторов, в значительной мере влияющих на поведение лиц, неосторожно совершивших преступление, особое место принадлежит психологической установке в виде легкомысленности, социальным ценностям и своим обязанностям по отношению к ним.

Говоря об отличиях с психологической точки зрения неосторожных преступлений от умышленно совершаемых преступных деяний, следует особое внимание обратить на процессы мотивации и целеполагания. Если в умышленных преступлениях мотив и цель непосредственно связаны с наступившим результатом, то в неосторожных преступлениях имеет место разрыв между мотивом и целью противоправного поведения субъекта, с одной стороны, и наступившим результатом – с другой. Этот разрыв заполняется мотивом и целью допускаемых субъектом нарушений определенных правил поведения, объективно направленных на недопущение тяжких последствий, которые , в представлении субъекта, могут наступить, а могут и не наступить. В этом проявляется волевой характер противоправного поведения субъекта и отдельных его действий, связанных с несоблюдением им тех или иных предписаний обязательного характера. Следует помнить, что отсутствие мотивации на достижение преступного результата в неосторожных преступлениях не исключает в целом мотивов противоправного поведения, следствием которого в конечном итоге и явился этот результат.

Таким образом, мотив присущ любому волевому, а следовательно, и любому преступному поведению, независимо от формы вины. Но поскольку при неосторожной форме вины наступившие последствия не охватываются желанием виновного, следует различать «мотивы умышленных преступлений и мотивы поведения, объективно приведшего к общественно опасным последствиям в неосторожных преступлениях».


Лекция - 6

ПСИХОЛОГИЯ ПОТЕРПЕВШЕГО


Психологическая характеристика потерпевшего

Автор целиком и полностью согласен с В.Л. Васильевым, который выделяет в своей работе психологию потерпевшего в отдельную главу в отличие от других авторов.

Психология потерпевшего изучает факторы формирования его личности, поведение до совершения преступления, в момент совершения и после совершения преступления, а также разрабатывает практические рекомендации, касающиеся допроса потерпевшего. Психология потерпевшего связана с уголовным правом, криминологией, уголовным процессом, психологией личности.

Следует отметить, что чем значительнее роль поведения потерпевшего в происхождении преступления, тем менее интенсивна антисоциальная ориентация личности преступника. В преступлениях против личности такая зависимость выступает наиболее ярко, потому что в психологическом механизме совершения преступления большое значение приобретают эмоции преступника, возрастающие иногда до степени аффекта, так как воздействие потерпевшего воспринимается им сквозь призму личной значимости. Надо иметь в виду, что около 75—80% преступлений против личности совершается лицами, которые связаны с потерпевшим родственными, служебными, интимными и другими близкими отношениями, и преступление, как правило, является конечной фазой конфликта, возникшего в результате этих отношений. Глубокие психологические исследования личности потерпевшего и преступника дают возможность выявить причины и условия возникновения конфликтной ситуации и наметить пути их преодоления.

Потерпевший — это одна из центральных фигур предварительного следствия и рассмотрения дела в суде, особенно если речь идет о преступлении против личности. Конкретные обстоятельства, причины и условия преступления не могут быть раскрыты полностью, если во внимание не принимается личность потерпевшего, так как очень часто преступные действия обвиняемого вызываются неправомерными, неосмотрительными или просто легкомысленными действиями потерпевшего. Его поведение, относящееся к объективным признакам состава преступления, может влиять на вину обвиняемого, а иногда (необходимая оборона) и исключать ее. От структуры личности потерпевшего и от его поведения, которое тесно связано с личностью и является ее функцией, зависит осуществление преступных намерений, активная оборона от преступных посягательств, оборона общественных интересов и т. д.

Психологическое исследование личности потерпевшего и его деятельности в стадии предварительного следствия и суда представляется весьма актуальным, потому что способствует решению целого ряда вопросов: более правильной квалификации преступления, глубокому исследованию причин и условий, более всестороннему и полному расследованию уголовных дел, обнаружению новых доказательств и т. д.

Исследование личности потерпевшего можно рассматривать в двух аспектах:

1) «статическая область» — это возраст, пол, национальность, служебное положение и т. д.; ряд этих признаков требуется выяснить по непосредственному требованию закона, причем некоторые из них могут прямо влиять на квалификацию преступления (например, возраст при половых преступлениях) и т. д.;

2)«динамическая область», т. е. поведение потерпевшего в период, непосредственно предшествовавший событию преступления, и в период события преступления, и связь этого поведения с поведением преступника.

К специальным методам исследования личности и поведения потерпевшего относятся анализ следственной и судебной статистики, изучение материалов судебно-психологической и судебно-психиатрической экспертиз, социально-психологические и судебно-психологические исследования конфликтных ситуаций.

Поведение потерпевшего в момент совершения преступления зависит от:

1) влияния внешней среды, в данном случае преступного нападения или иного воздействия, и

2) индивидуальных особенностей личности.

Эти особенности личности характеризуются типом высшей нервной деятельности потерпевшего, чертами его характера и т. д. Жизненный опыт имеет большое значение в поведении потерпевшего по делам о половых преступлениях, преступлениях на транспорте, в области нарушений правил техники безопасности. На поведение потерпевшего оказывает существенное влияние правосознание: знание закона, своих прав дает дополнительные возможности при отражении преступного нападения, создает убежденность в правоте действий, препятствующих преступному посягательству.

При изучении преступления на уровне индивидуального преступного поведения потерпевший представляет интерес в той мере, в которой его поведение вписывается в событие преступления и несет в себе заряд криминогенности. Таким свойством обладает отрицательно оцениваемое обществом причинно связанное с преступлением поведение потерпевшего.

Исследование личности потерпевшего

В последнее время важное место в криминалистических исследованиях отводится роли жертвы в генезисе самого преступления, ее межличностным связям и отношениям с преступником. Более 65% жертв в момент убийства находились в нетрезвом состоянии, а более половины из них употребляли спиртные напитки совместно с осужденными непосредственно перед совершением преступления.

Исследования показывают, что каждый восьмой потерпевший не работал, более 10% вели паразитический образ жизни, в 40% случаев поведение потерпевших перед преступлением было аморальным или противоправным, в том числе и провокационным. Такие особенности личности и поведения потерпевших могли способствовать увеличению риска совершения в отношении них тяжких противоправных действий.

Взаимосвязь и взаимообусловленность личности и отрицательного поведения потерпевшего до преступления и динамику психологического механизма их развития можно в известной мере проследить на примере проявления некоторых установленных исследованиями нравственно-психологических черт у части потерпевших от убийств, причинения телесных повреждений и изнасилований, совершение которых провоцировало поведение потерпевших. Доминирующими по устойчивости и значимости в структуре нравственно-психологического облика потерпевших были такие качества, как агрессивность, деспотизм в отношении близких, неуживчивость, склонность к употреблению алкоголя, половая распущенность, неразборчивость в выборе знакомых, в частности вследствие склонности к веселому времяпрепровождению при не оправданной обстоятельствами доверчивости. Многие из них обусловливают совершение различных по характеру преступлений.

Важным регулятором поведения личности является уровень развития ее самооценки. В исследованиях отечественных и зарубежных психологов подчеркивается, что в подростковый период формируется умение оценивать себя не только через требование авторитетных взрослых, но и через собственные требования. Главным критерием в оценке себя становятся нравственно-психологические аспекты взаимоотношений подростка с другими людьми.

В процессе психологического анализа жертвы важным является анализ его ценностных ориентаций, одного из основных структурных образований зрелой личности. Ценностные ориентации обуславливают направленность личности, определяют позицию человека.

Как правило, показания потерпевшего являются одним из источников доказательств и занимают самостоятельное место в системе доказательств. Они имеют много общих черт со свидетельскими показаниями, однако не могут ни отождествляться с ними, ни рассматриваться как их разновидность. От свидетельских показаний показания потерпевшего отличаются как по своему субъекту, так и по процессуальной природе и содержанию. Эти показания даются лицом, которому причинен моральный, физический или материальный вред и которое по своему процессуальному положению является участником процесса. Потерпевший наделен правами, обеспечивающими ему возможность добиваться удовлетворения своих законных интересов, нарушенных конкретным преступлением.

Показания потерпевшего отличаются от свидетельских и по процессуальной природе: они не только источник доказательств, но и средство защиты его интересов. В них может быть выражено и отношение потерпевшего к совершенному преступлению, могут содержаться его объяснения тех или иных фактов, выдвигаемые им версии, аргументы и их обоснование. Интересы потерпевшего полностью соответствуют задаче установления истины в случаях, когда потерпевший заинтересован в раскрытии преступления и изобличении его подлинного виновника. Специфические черты показаний потерпевшего должны учитываться при исследовании и оценке их. Потерпевший обязательно должен быть допрошен, ибо дача показаний является его гарантированными законным правом как участника процесса..

Показания потерпевшего являются важным процессуальным документом, который нужно оценить с точки зрения его доказательственного значения, зная особенности личности потерпевшего. Очень важный фактор в расследовании преступления — правосознание потерпевшего. От того, насколько нетерпимо относится потерпевший к правонарушениям, хочет помочь следствию и правосудию, часто зависит достоверность и точность его показаний.

Следователю очень важно установить психологический контакт с потерпевшим, учитывая его психическое состояние и индивидуальные особенности, и таким образом обеспечить полноту и точность показаний. Изучение психофизиологических свойств потерпевшего, силы, подвижности нервных процессов, типа высшей нервной деятельности, темперамента помогает определить возможность совершения потерпевшим тех или иных действий, а в целом — создать правильную картину события. Эти качества необходимо учитывать и при установлении такта с потерпевшим, организации следственных действий.

Действия преступника, последствия преступного деяния нередко приводят потерпевшего в состояние сильнейшего душевного потрясения, возбуждения, страха, тяжелой депрессии, гнева, возмущения, отчаяния, растерянности. Без учета этих особенностей, их правильного психологического анализа, снятия стрессового состояния потерпевшего трудно рассчитывать на полноту и правильность его показаний.

С целью исключения ошибок в показаниях потерпевшего важно учитывать особенности восприятия им в момент совершения преступления обстоятельств дела, личности преступника. Экспериментально доказано, что испытываемые им чувства страха, гнева, стыда, обиды и т. п. могут способствовать искажению восприятия, суживая его объем, приводя к неправильной оценке ряда фактов, признаков, деталей. При физиологическом аффекте, который встречается нередко в результате преступного посягательства на личность, у потерпевшего затрудняется самоконтроль, правильная оценка своих действий, ухудшается восприятие реальной обстановки. В подобных состояниях потерпевший может ошибиться, оценивая физические данные преступника, количество правонарушителей, характер действий нападавших и т. п. Однако сильные переживания, испытываемые потерпевшими в момент совершения преступления, зачастую делают их восприятие более глубоким, ярким, дают возможность надолго запомнить многие, даже незначительные детали, события, признаки внешности преступника.

Поскольку преступление наносит душевную травму потерпевшему, он мысленно многократно возвращается к случившемуся, вспоминая различные обстоятельства преступного события. При этом потерпевшему нередко удается вспомнить какие-либо существенные обстоятельства, о которых он не сообщил при первом допросе. Вот почему с учетом физического и психического состояния потерпевшего, стараясь не причинять ему излишних психологических травм, целесообразно в случае необходимости провести повторный допрос. Следует иметь в виду, что частые воспоминания случившегося и связанных с этим переживаний активизируют мыслительные процессы потерпевшего, усиливают его стремление найти виновных. Вот почему потерпевшие зачастую склонны сами выдвигать многочисленные предположения о том, кто и почему совершил преступление. Допуская, что многие из таких предположений не основаны на каких-либо фактических данных, следователь не должен отметать их с порога. Во-первых, это помогает установлению психологического контакта. Во-вторых, в версиях потерпевшего вполне может быть здоровое зерно. Следственной практике известно немало случаев, когда предположения потерпевшего подтверждались в ходе расследования.

Исходя из того, что потерпевшим причиняется непосредственный ущерб действиями преступника, многие криминалисты, ссылаясь на личную заинтересованность потерпевших, приходят к мысли о необходимости особенно тщательной проверки их показаний1. Дело в том, что показания потерпевших далеко не всегда объективны. Причин может быть много. Потерпевший, например, стремится отомстить преступнику за причиненные страдания, боль, лишения, оскорбления и т. п.; желает получить максимальную материальную компенсацию в случае осуждения правонарушителя. При этом потерпевший может преследовать и корыстные цели, преувеличивая размеры причиненного ему ущерба; намеревается смягчить участь обвиняемого под влиянием уговоров родственников и друзей преступника, жалости к нему и т. д.; хочет скрыть собственное неблаговидное поведение.

Следователь должен постоянно иметь в виду возможность такого виктимологического (жертвенного) аспекта в показаниях потерпевшего.

Анализ следственной практики показывает, что нередко потерпевшими оказываются лица, ведущие аморальный образ жизни, злоупотребляющие спиртными напитками, склонные к конфликтам, ссорам.

Необъективность показаний потерпевшего может объясняться также и тем, что он, получив ту или иную информацию следователя о материалах дела, подпадает под ее влияние. В таких случаях показания потерпевшего содержат сведения не лично им воспринятые, а сообщенные другими лицами. Несоответствие показаний потерпевшего подлинным обстоятельством дела иногда является следствием стыдливости, смущения, неловкости при необходимости рассказать о действиях преступника либо о собственных действиях в момент совершения преступления. Такие ситуации возникают, в частности, при допросе потерпевших по делам о половых преступлениях. Показания потерпевшего могут не соответствовать действительности и потому, что он опасается мести со стороны преступника, его соучастников, родственников и друзей.

Фактором, влияющим на показания потерпевшего, может оказаться
внушение преднамеренное или непреднамеренное. В большей степени
это характерно для несовершеннолетних потерпевших, но внушению
могут быть подвержены и взрослые. Потерпевшие вообще внушаемы больше, чем свидетели, особенно тогда, когда внушаемые сведения соответствуют их интересам. Неполнота, неточность данных потерпевшего также способствует внушению. Для того чтобы избежать вредного действия внушения, на допросе предусмотрены определенные процессуальные меры, в частности запрещены наводящие вопросы, которые могут подсказать потерпевшему желаемый ответ.

В заключение можно сказать, что личность потерпевшего играет большую роль для работы органов правосудия.

Один из важных вопросов — изучение личности потерпевшего на предварительном следствии в целях получения от него достоверных показаний. Такое изучение проводится как традиционными методами (наблюдение, беседа, анализ документов, обобщение независимых характеристик), так и специфическими (психологическая экспертиза).

Показания потерпевшего зависят от многих субъективных и объективных факторов. Знание психологических закономерностей процесса формирования показаний и их особенностей у потерпевшего, изучение мотивации последнего помогают следователю избрать нужные тактические приемы для получения достоверных сведений. Данные о потерпевшем используются не только на допросе, но и при проведении других следственных действий.


Лекция - 7

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ


Психологические особенности следственной деятельности (осмотр места происшествия, обыск, задержание, допрос свидетелей, потерпевших, подозреваемого, обвиняемого, очная ставка, опознание, следственный эксперимент, назначение, проведение судебно-психологической экспертизы)

Важной составной частью следственной (судебной, адвокатской) деятельности является исследование социально-правовых отношений между различными субъектами права, познание истины в процессе расследования преступлений или в ходе разрешения гражданско-правовых споров, установление причин возникновения всевозможного рода конфликтов в обществе, что и формирует ее психологическую специфику.

В нее входит необходимость профессионального общения, как с потерпевшим, так и с подозреваемым или обвиняемым, свидетелями, косвенными участниками правонарушения, с представителями и ответственными лицами различных учреждений и организаций, структур власти и т.п.

Однако реализация данной деятельности строго регламентирована, и осуществляется в соответствие с существующим законодательством.

В российском законодательстве действует целый ряд правовых норм, регламентирующих порядок исследования, изучения, познания тех или иных правонарушений, установления истины при разрешении различных конфликтных ситуаций уголовного либо гражданско-правового характера.

В уголовно-процессуальном законодательстве детально разработана процедура специальных следственных (судебных) действий, основное назначение которых состоит в том, чтобы дознаватель, следователь, суд, используя закономерности познавательных (когнитивных) процессов, имели возможность устанавливать истину по делу. К таким действиям следует прежде всего отнести: осмотр места происшествия, местности, помещений, предметов, в том числе трупа, документов, различных вещественных доказательств, обыск и выемку, предъявление для опознания, следственный эксперимент, экспертизу, а также допрос, в том числе на очной ставке, различных участников уголовного процесса. Ряд аналогичных действий может проводить суд и при рассмотрении гаржданско-правовых споров осматривать вещественные доказательства, исследовать различного рода документы, при необходимости назначать экспертизы (ст. 66, 72, 75, 78 ГПК РСФСР).

Но юристам, вовлеченным в процесс познания, необходимы знания не только процессуального порядка проведения этих действий, но и психологических особенностей поведения лиц, участвующих в них, оценивающих доказательственную информацию, которую получают с помощью этих действий. Поэтому необходимо рассмотреть наиболее распространенные следственные действия, имеющие наиболее выраженный познавательный характер.

Одним из них являются осмотр места происшествия. Это процессуальное действие предполагает проведение следственного (судебного) осмотра вещественных доказательств, обнаруженных на месте совершения преступления. Оно является одним из самых распространенных и в то же время наиболее ответственным следственным действием прежде всего ввиду своей неповторимости. Обычно с него, как правило, и начинается весь процесс познания правонарушения.

Для повышения качества осмотра необходимо знать о существовании как минимум двух объективных, но разнонаправленных феноменов:

  1. Каким бы изощренным не был правонарушитель, он всегда на месте происшествия оставляет следы, которые могут его изобличить.

  2. По тем или иным причинам следователи порой не могут своевременно обнаружить эти следы.

Можно ли это объяснить только недобросовестным отношением следователя к осмотру или низким уровнем его профессионализма, либо изощренностью преступника – по-видимому нет. Так как существуют и другие чисто психологические причины, которые негативно влияют на поведение следователя и качество проводимой им работы.

Чтобы максимально повысить качество осмотра места происшествия необходимо иметь твердую психологическую установку, что МЕСТО ПРОИСШЕСТВИЯ – ЭТО ВАЖНЕЙШИЙ ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ О ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ОСОБЕННОСТЯХ ЛИЧНОСТИ ПРЕСТУПНИКА.

Это прежде всего пространство, на котором разворачивается предметная деятельность лица, совершившего преступление, а также потерпевшего, свидетелей, а в последующем – следователя, понятых, специалистов.

Различная направленность действий этих лиц по-разному отражается на материальных объектах, которые, в свою очередь, воздействуют на их психику, оставляя у них в сознании следы психического отражения в виде различных образов, вызывая определенные эмоции, чувства, внося в их поведение непредвиденные «помехи», к воздействию которых они не всегда бывают готовы. Т.е. наблюдается взаимное влияние друг на друга субъектов уголовно-процессуальной деятельности и материальной обстановки места происшествия.

В действиях преступника на месте происшествия проявляются особенности его психических процессов (восприятия, памяти, мышления), психическое состояние, которое у него было при совершении преступления, различные психические свойства личности: темперамент, характер, его способности, навыки, умения, установки, особенности мотивации.

Особенно наглядно в обстановке места происшествия отражаются потребности преступника, направленность его личности на их удовлетворение, мотивы, побудившие совершить его данное преступление. Например, следы хищения со склада вино-водочных изделий или аптечного склада, где исчезли определенные медикаменты (наркотические средства), указывают на возможных исполнителей (лица, употребляющие наркотические вещества или занимающиеся их сбытом). Характерные признаки может содержать место происшествия, связанное с изнасилованием и убийством потерпевшей. Об определенных сексуальных извращениях преступника могут свидетельствовать повреждения на трупе его жертвы.

Способы совершения и сокрытия преступления также могут наглядно свидетельствовать о способностях, навыках, психомоторике, интеллекте преступника, т.е. указывать на индивидуальный стиль его деятельности (преступный почерк), основанный на типологических свойствах его нервной системы, что позволяет судить о его привычках, занятиях, профессиональной деятельности. Несмотря на разное предметное содержание, привычный способ совершения усвоенных действий (динамический стереотип – по И.П. Павлову), «модус реагирования» у человека практически не изменяется.

По оставленным на месте происшествия следам с помощью метода составления психологического портрета преступника удается составить представление об особенностях его характера, поведения, эмоционального состояния в момент совершения преступления и даже о его некоторых внешних, физических данных.

Так при расследовании уголовного дела А.Чикатило по характеру повреждений на трупах было составлено описание убийцы, которое помогло в его поиске, и впоследствии во многом подтвердилось. Следователи и психологи установили, что это мужчина старше 25-55 лет, высокого роста, мускулистый, с 1 гр. Крови, с размером обуви 44, ходит с дипломатом, в котором носит остро заточенные ножи. Вероятно судим за сексуальные преступления, и страдает нарушением психики в форме половых извращений (онанизм, педофилия, некрофилия, гомосексуализм, садизм). Возможно страдает импотенцией. Знаком с анатомией человека. Род его занятий предполагает свободу передвижения. Это помогло выдвинуть версии о лицах, возможно причастных к совершенным преступлениям.

Нельзя также не учитывать и особенностей поведения преступника в момент совершения преступления, так как сама преступная деятельность является мощным дезорганизующим все психические процессы фактором. Преступная деятельность всегда сопровождается страхом быть застигнутым на месте преступления, дефицитом времени, психологическим и физическим сопротивлением объектов преступления. Все это рождает состояние нервно-психической и эмоциональной напряженности, нарушает гибкость мыслительных процессов, сужает поле восприятия, ослабляет внимание к своим действиям. По этой причине резко возрастает вероятность совершения различных ошибочных действий, которые не входили в заранее продуманный преступником план, но опытный криминалист должен знать о возможном их существовании. Потому что нередко именно за счет этих ошибок преступника удается пролить свет на истинные мотивы преступления и установить виновных.

Психологическая связь преступника с местом происшествия имеет далеко не однозначный характер. Не только сам преступник видоизменяет обстановку на месте происшествия, но и сами обстоятельства преступления (и даже само место преступления) в последующем длительное время влияют на его психику, оказывая сильное негативное воздействие на сознание и поведение, нарушая адекватные формы реагирования на различные раздражители, вызывая в сознании стойкие очаги застойного возбуждения.

Периодически возникающие негативные воспоминания, связанные с преступлением, нередко вызывают у преступника так называемые вторичные следовые аффекты. Они нарушают ассоциативные связи, физиологические процессы, координацию действий, двигательные реакции, что не может не отражаться на материальных объектах места происшествия, на поведении самого преступника. Это состояние можно проиллюстрировать показаниями одного обвиняемого в убийстве и покушении на изнасилование: «…совершенное убийство очень сильно угнетало, давило страшным грузом. Мне хотелось куда-нибудь уйти, забыться. Все валилось из рук, не хотелось работать. Я был в каком-то смятении, перед глазами стояла женщина, которую я убил. Мне было страшно…».

Подобные примеры сильного эмоционального расстройства психических процессов за счет воздействия эмоционально окрашенных образов, связанных с местом совершения происшествия далеко не единичны, и встречаются даже у лиц с сильным типом нервной деятельности. В этом случае говорят о наличии негативных обстоятельств психологического характера, которые хоть и не являются доказательствами по делу, но при определенных условиях могут рассматриваться как улики поведения и побудить следователя обратить внимание на изучение обстоятельств жизни человека, проявляющего неадекватные формы реагирования на происходящие вокруг него события.

Кроме этого, совершая преступление, преступники нередко стараются направить следователя по ложному пути, для чего на месте происшествия устраивают различного рода инсценировки, побрасывают вещественные доказательства, указывающее на причастность к преступлению другого человека или маскируют истинное преступление другим правонарушением или обстоятельством (кража, грабеж или убийство с поджогом дома, повреждением электропроводки и т.п.). Показателями инсценировок на месте происшествия являются: признаки сокрытия, уничтожения отдельных следов преступления, демонстративный характер признаков менее опасного преступления, признаки совершения несовместимых преступных действий и другие.

ОСОБЕННОСТИ ПСИХИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СЛЕДОВАТЕЛЯ ПРИ ОСМОТРЕ МЕСТА ПРОИСШЕСТВИЯ

Осмотр места происшествия представляет собой особую разновидность познавательной деятельности следователя, которая протекает в сложных условиях воздействия на психику различных негативных факторов. Это и внезапность вовлечения его в эту деятельность, и дефицит информации, и неопределенность следственной ситуации, и непривычность обстановки, воздействие отрицательных раздражителей, отвлекающих его внимание, и , наконец, осознание зависимости своей последующей деятельности, направленной на раскрытие преступления, от результатов проводимого осмотра.

Наиболее важную роль здесь играют закономерности восприятия и особенно мышления, направляющего перцептивные процессы, анализирующего поступающую информацию, а также и особенности воображения, помогающие мысленно реконструировать обстановку, создавать возможные модели происшедшего события, выдвигать версии.

В процессе восприятии участвуют все виды анализаторов, но наибольшее значение имеют зрительные и осязательные рецепторы – через них поступает наибольшее количество информации. На повышение порога чувствительности анализаторов положительное действие оказывает использование НТС криминалистики, уменьшение негативного влияния других отрицательных раздражителей с помощью их своевременного устранения, периодов отдыха или внутренней мобилизации с помощью аутогенной тренировки.

Существенно повышает эффективность восприятия вербализация увиденного: обсуждение, протоколирование, создание словесного портрета.

Приступая к осмотру, целесообразно получить максимум информации о происшедшем событии, определить цель, сформулировать задачу предстоящей поисковой деятельности, мысленно наметить общий план или схему осмотра. Рекомендуется мысленно расчленять объект на отдельные детали. При этом не следует доверять однократному наблюдению, лучше один и тот же предмет рассматривать несколько раз под разными углами зрения, подвергая сомнениям предварительные выводы, постоянно ставя перед собой вопросы: «почему», «зачем», «что это значит», критически относясь к своим предварительным выводам. Осматриваемые предметы следует сравнивать с аналогичными объектами, сопоставляя результаты наблюдения с исходной информацией о них, а также с научными данными.

Существенную, как положительную, так и отрицательную роль играет психологическая установка следователя, которая либо помогает кратчайшим путем прийти к истине, либо, наоборот, заводит следствие в тупик. В первом случае она активизирует и стабилизирует поисковую активность следователя, оказывая ему помощь в преодолении всевозможных побочных отрицательных воздействий. Во втором случае, напротив, она выполняет функцию психологического тормоза, препятствующего творческому решению познавательных задач при осмотре места происшествия, сковывает мышление.

Она порой становится источником заблуждений следователя, когда он не только не ищет следы преступления на месте происшествия, но и не замечает их, даже если они находятся в поле зрения. Его поисковая активность ограничивается лишь ригидными установочными рамками, а все что не входит в них отметается, как не нужное. Понятно, что такой подход может привести к неверным выводам и увести следствие в неверное направление.

В подобных случаях имеет место фиксированность лишь на тех объектах, которые находятся в контексте существующей установки. Такой избирательный и односторонний характер мышления значительно сужает перцептивные возможности следователя, который, как пишут психологи, «не только верит в то, что видит, но и замечает именно то, во что верит».

Этому явлению нередко способствует еще одно негативное побудительное состояние, которое получило название когнитивного диссонанса. Когда в ситуации неопределенности возможны различные варианты, версии, объясняющие происходящие события, а также допускающие возможную причастность к преступлению нескольких заподозренных лиц, то развивается не всегда осознаваемое субъективное состояние внутреннего дискомфорта, конфликта, от которого человек с нормальной психикой старается поскорее избавиться. Невозможность внутреннего согласования существующих противоречий порождает сильное желание поскорее избавиться от него, диктует необходимость через поиск новой информации, сменить прежние убеждения.

Но как только какая-то более удобная альтернатива принята, человек отдавать предпочтение именно ей, что нередко происходит и на подсознательном уровне. Поэтому человек оказывается в плену своих собственных убеждений, и всеми силами стремиться подтвердить их правомерность, подсознательно сопротивляясь всему, что возвращает его прежнее состояние неопределенности или когнитивного диссонанса. Поэтому следователю необходимо знать об этой объективной психологической закономерности и постоянно дисциплинировать себя утверждением: «я могу ошибаться…».

Каузальная атрибуция – является еще одним негативным феноменом, который препятствует установлению истины. Речь идет о приписывании заранее субъектам познания тех или иных, известных ранее следователю свойств. Этот объективный стереотип познания представляет собой основной механизм социального восприятия, позволяющий включать воспринимаемые объекты в соответствующую смысловую систему. Этот феномен может негативно влиять на поведение тех, кто проводит осмотр и делает свои выводы о случившемся и о лицах, причастных к исследуемому событию.

Эмоциональный фактор также оказывает свое негативное влияние.

Известно, что место происшествия является средоточием достаточно большого количества различных раздражителей, нередко вызывающих отрицательные эмоциональные состояния, которые влияют на результативность следственного осмотра. Эти объекты, воздействуя на психику следователя через зрительные, обонятельные рецепторы, вызывают эмоции, обусловленные биохимическими факторами. Например, объекты с неприятным запахом вызывают обонятельные ощущения, окрашенные негативными эмоциями, что, в свою очередь, может снижать оптическую чувствительность зрительного анализатора – явление, получившее название сенсибилизации.

Кроме того, возникающие при этом эмоции имеют еще и определенный социальный подтекст, поскольку уже сам по себе факт преступления вызывает резко отрицательное отношение к нему, сопереживание жертве преступления. Поэтому эмоциям отвращения могут сопутствовать эмоции сострадания, жалости. Человек, испытывающий эмоции отвращения, подсознательно стремится отстраниться от объекта, вызывающего такие эмоции, либо сократить время контакта с ним. У следователя, других лиц, занятых в осмотре места происшествия, трупов, различных объектов – носителей следов биологического характера, сильные эмоции отвращения могут привести к деструктивному поведению и вследствие этого существенно снизить результативность осмотра. Весьма наглядно иллюстрируют эту мысль объяснения следователя, не справившегося с расследованием убийства, когда ему пришлось осматривать место происшествия с двумя трупами, результаты осмотра которого приводилось выше. «Казалось бы,- пояснил он потом,- я привык бывать на местах происшествия, не раз видел трупы, но тогда в доме не мог долго находиться: обширные огнестрельные повреждения из ружья на головах потерпевших, частицы мозга, тошнотворный запах крови – все это действовало на меня и приходилось выходить, чтобы отдышаться, успокоиться».

Такое эмоциональное состояние также отрицательно повлияло на качество осмотра, который проводился, по свидетельству его участников, всего лишь в течение 20 минут! Поэтому некоторые детали обстановки дома, где произошло убийство, были отражены в протоколе с грубыми искажениями, а на многие вообще не было обращено внимание. Все событие подгонялось под заранее искусственно созданную схему «парного самоубийства», что также отразилось на ходе и результатах осмотра, о чем мы уже писали выше.

Следственная ситуация, связанная с осмотром места происшествия, является ситуацией повышенной ответственности. Поэтому психическое состояние следователя во многом зависит также и от результатов самой поисковой деятельности. Низкая результативность, переоценка следователем возникающих в связи с этим трудностей раскрытия преступления нередко приводят к излишним волнениям, вызывают повышенное беспокойство за судьбу дела и связанного с этим личного профессионального престижа.

Большое влияние на возникновение у следователя тех или иных интеллектуальных, волевых психических состояний (заинтересованности, деловой, познавательной активности и т.п.), на эффективность его перцептивной, мыслительной деятельности на месте происшествия оказывают межличностные отношения в системе следователь – прокурор. Напоминание следователю перед выездом в обостренно негативной, тем более в грубой форме о его прежних упущениях по службе может лишь усугубить отрицательные эмоции, вызвать у него сомнения в своей профессиональной пригодности и в сочетании с другими факторами (например, с тревожно-мнительными чертами характера) ослабить положительное влияние способностей, знаний, затормозить перцептивные процессы, существенно снизить уровень внимания во время осмотра. Напротив, выражение прокурором убежденности в том, что следователь справится с полученным заданием, проявит знания, раскроет свои творческие способности, демонстрация готовности прийти к нему на помощь будут способствовать повышению у следователя уверенности в своих силах, еще большей сосредоточенности, готовности успешно выполнить поручение. Особенно чувствительны к такому отношению начинающие работать в органах прокуратуры следователи.

Получив сообщение о происшествии, не следует проявлять излишнюю торопливость, создавать обстановку дефицита времени, что способствует нагнетанию состояния психической напряженности. Необходимо успокоиться, подумать, обратится к аналогиям, прошлому положительному опыту.

Находясь в пути к месту происшествия, целесообразно отключиться от всяких посторонних раздражителей, всевозможных мыслей о каких-либо служебных или семейных неприятностях. Следует активизировать состояние деловой активности, желание приступить к осмотру, найти следы преступления. Необходимо акцентировать мысли на положительных моментах своей профессиональной деятельности, своих положительных качествах, которые помогали добиваться успеха.

Когда на место происшествия выезжает оперативная группа, в которой имеется более опытный следователь, обычно являющийся ее руководителем, то неизбежно начинают действовать социально-психологические механизмы ее функционирования: формируется групповое мнение, которое уже весьма трудно оспаривать отдельным членам группы, особенно тем, у кого имеется небольшой опыт работы (феномен группового давления). Это может приводить к конформному, починяемому поведению отдельных членов группы, снижать эффективность совместной поисковой деятельности, препятствовать раскрытию творческих возможностей каждого участника. Поэтому руководителю группы необходимо проявлять должное внимание к мнениям и умозаключениям всех участников осмотра, не делать поспешных выводов, которые поддерживаются членами группы с более высоким статусным рейтингом, а также не навязывать свое мнение молодым сотрудникам, тем более в категорической форме.

Вместе с тем, в целях поддержания высокого уровня делового сотрудничества между членами группы успехи каждого из них следует рассматривать как достижение всей группы, предотвращая возможные конфликты и ненужное соперничество.

Перспективным направлением в работе следователя, особенно по сложным и «запутанным» уголовным делам, видится участие в осмотре места происшествия в качестве специалиста судебного психолога, который сможет оказать необходимую помощь участникам осмотра в дешифровке материальных следов в психологическое содержание преступного поведения правонарушителя, в составлении психологического портрета преступника.

Психология проведения обыска

В отличие от осмотра места происшествия поисковая следователя во время обыска осуществляется чаще всего в условиях непосредственного контакта с лицами, не заинтересованными в том, чтобы искомые предметы были найдены, в остановке открытого психологического противодействия с их стороны. Эти лица в процессе проведения обыска имеют возможность оценивать результативность усилий следователя, его индивидуально-психологические особенности и профессиональные качества.

Психология личности обыскиваемого (психология прячущего) и его поведения во время обыска имеет свои особенности. Чаще это связано с наличием или отсутствием факта неожиданности при его проведении. В первом случае обыскиваемый не сумел или не успел предпринять действий, направленных на сокрытие или уничтожение вещественных доказательств, был психологически не готов к проведению обыска. А во втором – он предвидел его возможность, в связи с чем предпринял необходимые меры к сокрытию искомого, психологически подготовился к конфликтной ситуации, на уровне своего интеллектуального развития мысленно смоделировал возможный ход поисковой деятельности следователя, и в зависимости от этого отработал различные варианты своего поведения.

На сокрытие искомого, на поведение обыскиваемого во время обыска влияют: его интеллектуальное развитие, особенности мышления, познавательные интересы, ведущие потребности, которые в своей совокупности формируют индивидуальный стиль деятельности, отражающий определенные предпочтения человека в выборе способов усвоения и переработки информации, его ценностные ориентации, мотивационную сферу.

В тесной связи с этими свойствами личности, влияющими на выбор способов сокрытия искомого, находятся характерологические особенности (эгоизм, жадность, трусливость, аккуратность и т.д.), приобретенные человеком привычки, профессиональные знания и навыки.

Определенная рассогласованность в поведении обыскиваемого во время проведения у него обыска, совершение им «ошибочных» действий могут быть в значительной мере обусловлены его низкой эмоционально-волевой устойчивостью, повышенной тревожностью.

Наиболее часто обыскиваемый пытается укрыть вещественные доказательства в недоступных или труднодоступных местах (чердаки, повалы, мусорные баки, выгребные ямы, колодцы, тайники), рассчитывая, что следователь будет не в состоянии преодолеть существующие преграды поиска.

Но лица, наделенные развитым интеллектом, помимо объективно недоступных (труднодоступных) мест, нередко используют субъективно недоступные для обыска места, прибегают к нестандартным решениям в расчете на то, что следователь не обратит внимание на объекты, открыто находящиеся в его поле зрения. Например, какой-нибудь важный финансовый документ может находиться не в сейфе или тайнике, а прямо на видном месте в газетной стопке и т.п.

Ценную для поиска информацию следователь может получить и в ходе самого обыска, наблюдая за поведением и психофизиологическим состоянием, реакциями обыскиваемого. Поэтому процедуру обыска целесообразнее проводить с помощником, который, помимо поиска, будет незаметно наблюдать за обыскиваемым.

Стремясь ввести следователя в заблуждение или просто желая скрыть свое волнение, обыскиваемые прибегают к различным уловкам:

- демонстрируют мнимое сотрудничество со следователем, свою готовность оказать ему содействие в расчете на то, чтобы притупить его бдительность, настороженность, внушить ему мысль, что его поиски бесплодны, так как искомые предметы отсутствуют;

- умышленно отвлекают его внимание следователя посторонними разговорами, различными просьбами, жалобами на свое здоровье, хождением по квартире под предлогом какой-либо срочной необходимости;

- дезориентируют следователя относительно объектов, подлежащих осмотру, вплоть до прямого его обмана;

- совершают провокационные действия, высказывают в адрес следователя всевозможные угрозы, направленные на то, чтобы вывести его из состояния психического равновесия.

В таких случаях следователю необходимо, сохраняя самообладание, нейтрализовать подобные усилия обыскиваемого, спокойным тоном потребовать от него соблюдения установленного порядка при проведении обыска.

Психологические особенности поисковой деятельности следователя во время обыска (психология ищущего) определяют ее результативность. Важно, чтобы в его мотивационной сфере была сформирована мощная поисковая доминанта, надо очень сильно хотеть этого. Нельзя рассчитывать на положительный результат, если утрачена уверенность в успехе, на случайные находки, если обыск проводится «на всякий случай».

Целенаправленному поведению предшествует соответствующая психологическая подготовка к обыску, во время которой оценивается вся добытая информация, формируется целевая установка – отыскать разыскиваемое вещественное доказательство, преодолеть связанные с этим трудности, т.е. создается определенный эмоционально-волевой настрой, который и способствует любой творческой поисковой деятельности.

Другое важное объективное психологическое условие – это многопредметность окружающей обстановки, в которой проводится обыск. Известно, что с увеличением количества воспринимаемых предметов, величина поля восприятия, его качественные показатели резко снижаются, что приводит к различным проблемам в любой познавательной деятельности, тем более в такой специфической, как обыск. Поэтому во время обыска вся обстановка, подлежащая обследованию, мысленно разбивается на отдельные участки, соответствующие находящимся здесь предметам, и определяется последовательность их изучения.

Нельзя не учитывать и того, что объекты (предметы) во время обыска обследуются следователем в незнакомой для него обстановке, нередко в условиях активного противодействия обыскиваемого, что в совокупности само по себе является фактором, в сильной степени отвлекающим, рассеивающим внимание следователя. Это приводит к повышенной утомляемости, к более быстрому снижению, особенно к концу обыска, работоспособности. Поэтому во время обыска необходимо делать небольшие перерывы в работе, внося коррективы в последовательность поисковых действий.

Поскольку основная нагрузка при обыске ложится на органы зрения необходимо создание условий для повышения порога их чувствительности: обыск необходимо начинать с утра, максимально используя дневное освещение, или обеспечить хорошую освещенность помещения иными средствами. Следует использовать научно-технические средства криминалистики и специальные приемы, улучшающие качество осмотра (лупа, рассматривание предметов под разными углами зрения с использованием подсветки).

Во время обыска важно исключить воздействие на психику, сознание следователя различных отрицательных раздражителей (шум, посторонние разговоры и т.п.). Ничто постороннее не должно беспокоить, отвлекать внимание. Не должно быть никакой спешки и суеты, важно осознать, внушить себе, что пока обыск не завершен, ничего другого не существует.

Особенно важно следить за своим эмоциональным состоянием, по возможности нейтрализовать все негативные эмоции, связанные с обследованием объектов, вызывающих отвращение, чувство брезгливости. Для этого необходимо иметь с собой соответствующие технические средства (перчатки, сапоги, халаты, фартуки и т.п.). Не следует поддаваться растерянности в случае безрезультатности поисков, а тем более показывать это состояние обыскиваемому. Если искомые предметы не найдены, нужно еще раз проанализировать весь ход своих поисковых действий, подумать над тем, что еще не сделано, на что не было обращено должного внимания.

Поиск можно прекращать лишь тогда, когда есть безусловная уверенность в том, что сделано было все возможное, чтобы найти искомые предметы. Если такой уверенности нет, завершать обыск нельзя.

Большое внимание на эффективность обыска оказывают интеллектуальные качества следователя, его высокая познавательная активность, гибкое, творческое, нестандартное мышление, позволяющие в изменяющееся обстановке своевременно использовать новую, порой незначительную на первый взгляд информацию, быстро переключать свое внимание в условиях воздействия большого количества информации, выбирать из информации самое нужное в данный момент. Важны также собранность, организованность, высокая работоспособность, склонность к оперативному анализу, сопоставлению разрозненных фактов и выявлению на этой основе скрытых взаимосвязей. Например, возникновение едва уловимых признаков нервно-психического напряжения у обыскиваемого, совпадающих по времени с осмотром каких-либо предметов.

Помимо наблюдения следователь может применять различные тактико-психологические методы, приемы проверки непроизвольных реакций обыскиваемого, которые разработаны в судебной психологии и криминалистике:

- метод беседы или «словесной разведки» - прежде, чем начать обследование какого-либо объекта следователь интересуется у обыскиваемого, что там находится, и наблюдает за реакцией обыскиваемого;

- метод испытания – следователь через какое-то время возвращается к обследованному объекту, осмотр которого совпал с появлением у обыскиваемого непроизвольных психофизиологических реакций;

- метод сравнения – позволяет выявить в осматриваемых предметах существенные различия, неоднородность формы, окраски или, например, оклейки обоями стен, отсутствие признаков, характерных для оригинала.

Применяются и другие методы, описанные в различных учебниках и руководствах по криминалистике.

Психологические особенности допроса

Допрос – самый распространенный способ получения доказательств по делу и в то же время одно из самых сложных следственных действий, поскольку его проведение требует от следователя достаточно высокой профессиональной и психологической культуры, глубокого знания людей, их психологических особенностей, мастерского владения тактическими приемами допроса. Без всего арсенала этих качеств следователю вряд ли удастся получить достоверные показания и изобличить ложные. В целях объективного, полного и всестороннего расследования, получения адекватной информации о расследуемом событии следователь должен уметь осуществлять эффективную коммуникативную деятельность, умение общаться, знание приемов и методов манипулятивного воздействия на оппонента крайне необходимо следователю, поскольку его собеседники, как правило, или скрывают необходимую информацию, или умышленно ее искажают или же выдают ее в деформированном виде в силу определенного субъективных особенностей.

Этому аспекту следственных действий посвящено большое количество литературы. В последние годы вышло несколько тематических монографий: «Тактика и психологические основы допроса» (Кертес И., 1965), «Тактика допроса при расследовании преступлений» (Васильев А.Н., Карнеева Л.М., 1970) и «Тактика допроса при предварительном следсивии» (Карнеева Л.М., Ордынская С.С., Розенблит С.Я.) и др.

Средство или механизм межличностного общения, обеспечивающий его нормальное его протекание и продуктивность, называется «раппорт». Хороший раппорт с другим человеком создает подходящие условия для действенного обмена мыслями и мнениями. Умение общаться не ограничивается содержанием наших слов и жестами. Оно подразумевает более сложное и не всегда заметное взаимодействие. Временами раппорт устанавливает как бы сам собою, и формулу успеха в этих случаях мы могли бы назвать хорошим «сочетанием характеров»: вы просто мгновенно «находите общий язык» с человеком. Однако в следственной практике такие явления достаточно редки хотя бы потому, что следователь и обвиняемый обычно даже при сходстве характеров находятся по разные стороны «баррикад». Поэтому для следователя является весьма важным элементом его профессиональной деятельности умение общаться, причем делать это доверительно и очень профессионально. Искусство установки раппорта может стать прекрасным средством достижения профессиональной коммуникаций.

В чем смысл раппорта и каким образом он достигается?

Обычно нам нравятся те, кто похож на нас самих. С такими людьми проще ладить, то есть общаться более эффективно. В свою очередь, мы тоже нравимся этим людям – по той же причине. Таким образом, хороший раппорт подразумевает соответствие, подстройку, Те, кто пребывает в раппорте, склонны вести себя сходным образом. Секрет раппорта заключается в умений добиваться так называемой подстройки, которую можно осуществлять по нескольким параметрам:

  • Физиология: поза и телодвижении;

  • Голос: тон, темп речи и прочие характеристики;

  • Язык и образ мышления: используемый словарь и соответствующая «система представления» (зрение, слух, ощущения);

  • Убеждения и ценности: то, во что люди верят и что считают важным;

  • Личный опыт: поиск общей основы в профессиональной деятельности и интересах;

  • Дыхание: утонченное, но очень мощное средство подстройки.

Прежде, чем пытаться установить раппорт, необходимо четко помнить о том, сколь важно соблюдать такт и демонстрировать уважение к собеседнику, даже если он подозревается в совершении тяжкого преступления.

Итак, подстройка к физиологии основывается на том, что люди, которые хорошо ладят друг с другом, склонны при общений принимать похожие позы. Сходство проявляется не только в общей позе тела, но так же в жестах и манерах. Например, оба собеседника могут сидеть, откинувшись на стуле, либо скрестив ноги или руки. Такое подражание происходит совершенно естественно, и мы его почти не замечаем. Когда раппорт установлен, интересы собеседников сосредоточиваются друг на друге, а не на внешних признаках. Чтобы подстроиться к собеседнику, вы можете:

  • Сидеть или стоять в той же позе, изменить осанку или склонить голову набок;

  • Скрестить либо, напротив, освободить руки или ноги;

  • Повторять его жесты движениями рук, головы и тела.

Подстройка проводится последовательно. Вам не обязательно мгновенно начать повторять язык тела собеседника во всех подробностях. Начните с одной черты – скажем, общей позы или осанки, - затем постепенно подстройтесь к наклону головы, скрестите ноги, воспроизведите движение рук, размах жестов, уровень громкости и высоту голоса и так далее. Подстройка представляет собой непрерывный процесс, а не однократное действие. Это означает, что, накапливая опыт и развития свои навыки, вы можете проводить эксперименты с частичной подстройкой на любом уровне.

Если собеседник принял совершенно неподражаемую или слишком своеобразную позу, для подстройки вам достаточно лишь частично изменить положение тела, не доводя данное его движение до конца. Чтобы установить и сохранить раппорт, не обязательно в точности подражать собеседнику.

Если человек активно пользуется мимикой – вскидывает брови, выкатывает или закатывает глаза, надувает губы и так далее, - ему вряд ли легко общаться с пассивным, не выдающим своих чувств собеседником, чье лицо непроницаемо, словно он играет в карты. Люди ожидают сходной реакции, и такому собеседнику отклик в виде мимики покажется вполне нормальным.

При подстройке к слишком заметным особенностям позы – например, скрещенным ногам или рукам, - помогает некоторая задержка. Нужно выждать некоторое время и провести подстройку так, чтобы эти движения выглядели вполне естественными.

Вы можете воспользоваться вариантом частичной подстройки – так называемой «перекрестной подстройки». Если собеседник складывает руки на груди, вы можете просто сложить ладони вместе; если он потирает руки, вы шаркаете ногой, а когда собеседник комкает в руке пустую пачку сигарет или носовой платок, щелкните кнопкой авторучки. Собеседник не замечает характерных признаков собственного поведения; аналогичным образом он не заметит ваших действий, направленных на подстройку, - однако сам раппорт при этом может быть установлен без каких – либо затруднений.

Высота и тон вашего голоса тоже составляет немаловажный параметр общения. Согласно многим исследованиям, сам по себе голос нередко оказывает большее влияние, чем произносимые слова. В любом случае, чем больше параметров вы учитываете при подстройке, тем эффективнее установленный вами раппорт.

К индивидуальным особенностям, которые вы можете выделить в голосе собеседника, относятся: громкость, темп, ритм, высота, тембр, интонация, произношение. Как обычно, начинайте с подстройки к одной характеристике, а затем, по мере накопления опыта, дополняйте ее другими. В то же время не пытайтесь подражать диалектному произношению и особенностям дикции – собеседник может подумать, что вы его передразниваете.

Объектом подстройки могут стать, помимо прочего, убеждения и ценности. Такая подстройка может оказаться полезной в тех случаях, когда другие попытки установить раппорт не приносят успеха. Люди очень высоко ценят свои глубоко укоренившиеся убеждения, и подстройка к ним временами может нечаянно задеть «чувствительную струнку» в душе собеседника. В следственной практике это весьма распространенный прием. Вы подстраиваетесь под убеждения подозреваемого или свидетеля и вносите в разговор атмосферу общности ваших взглядов. Выявив общую основу для взаимопонимания, вы можете вполне эффективно применить прочие приемы подстройки. Даже самые простые переживания, если они общие, помогают установить первоначальный раппорт, от которого зависит успех. Например, вопрос типа: «Здесь жарковато, может открыть окно?», - уже способен положить начало взаимопониманию.

Нередко в процессе общения собеседник начинает повторять ваши движения, характеристики голоса или языка. Он «шагает» в ногу с вами, а вы его «ведете». Затем, сохраняя раппорт, вы постепенно меняете собственное поведение таким образом, чтобы собеседник интуитивно подстраивался к вам, «следовал» за вами. Этим приемом можно изменить его эмоциональное состояние, т.е. добиться цели общения. Но если в течении продолжительного времени собеседник не копирует изменения в вашем поведении, не подстраивается к тону вашего голоса, то вам нужно вернуться к простому подсоединению (подстройке), восстановив первоначальный раппорт, а затем вновь попробовать повести собеседника за собой.

Подстройку можно проводить, в частности, при общении с рассерженным или взволнованным человеком, поведение которого отличается выразительностью и порывистостью движений. Противоположная позиция (спокойствие и собранность) может привести собеседника в еще большее раздражение. Поэтому, естественно, в пределах разумного необходимо присоединиться к поведению собеседника и постараться таким образом установить раппорт. После этого можно попробовать увести собеседника к нужному вам обоим результату.

Технически это выглядит в виде разделения чувств и поведения собеседника. Если он говорит торопливо и размашисто жестикулирует – войдите в его темп речи и движений. Не только словами, но и двигательно дайте ему понять, что разделяете его чувства. Продолжайте присоединение, воздерживаясь от суждений относительно адекватности поведения собеседника. Важно проявлять конгруэнтность, согласованность между словами и физиологией. Затем, постепенно меняете отдельные характеристики своего поведения (громкость, темп речи, двигательная активность) и ждите, пока собеседник не начнет следовать за вами. Уведите его к более благоприятным для успешного общения движениям тела, высоте и тону голоса, общей позе. Не забывайте о намеченном результате.

Психологическая технология допроса

По закону допрос начинается с предложения свидетелю или потерпевшему рассказать все известное об обстоятельствах, в связи с которыми он вызван по делу. После чего допрашиваемому лицу задают вопросы.

Весь процесс допроса включает в себя как минимум четыре этапа:

- установление психологического контакта с допрашиваемым;

- свободный рассказ допрашиваемого;

- постановка уточняющих вопросов;

- ознакомление с протоколом и магнитной записью показании.

Поэтому не рекомендуется прерывать свободное течение рассказа репликами и вопросами, чтобы не помешать последовательности изложения.

Вопросы, которые задаются в процессе допроса можно разделить на:

- дополняющие – задаются с целью устранения определенных пробелов в даваемых показаниях;

- уточняющие – помогают детализировать, конкретизировать показания;

- напоминающие – направлены на оживление памяти, на возникновение тех или иных ассоциаций;

- контрольные – задаются с целью проверки достоверности полученных в процессе допроса сведений;

- изобличающие – преследуют цель отсечь попытку давать ложные показания.

Кроме этого в следственной практике применяется так называемый повторный допрос по ограниченному кругу обстоятельств. Смысл этого мероприятия в том, что при повторной даче показаний допрашиваемый может вспомнить забытые обстоятельства. Объясняется это психологическим механизмом реминисценции, под которым понимается усиление в памяти новых смысловых связей при отсроченном воспроизведении.

Приемы по «оживлению» ассоциативных связей могут быть использованы и в тех случаях, когда свидетель или потерпевший дает неверные показания, добросовестно заблуждаясь и искренне полагая, что говорит правду.

В случаях, когда не удается установить раппорт с допрашиваемым по причине его нежелания давать показания (установочное поведение), необходимо убедить его в неправильности выбранной позиции либо подбросить мысль о том, что его соучастники уже дали соответствующие показания. Иногда срабатывает прием использования противоречий между интересами соучастников.

Ложные показания обвиняемых связаны с желанием избежать ответственности, понести наказание за преступление. Встречаются и оговоры других соучастников или наоборот смягчить их вину по причине корпоративной солидарности, круговой поруки. Нередки оговоры и по причине нездоровой психики или из желания скрыть неблаговидные поступки близкого человека.

Надо сказать, что ложные показания могут давать не только подозреваемые, но и свидетели и потерпевшие (страх, нежелание испортить отношения или просто проходить по делу).

В следственной практике существует много приемов изобличения во лжи и оказания на подозреваемого правомерного психологического давления. Вот некоторые из них:

Убеждение – обращение к здравому смыслу допрашиваемого, объяснение ему пагубных последствий лжи и благоприятных при содействии расследования.

Использование чувства значимости – идет аппеляция к самоуважению, собственной значимости, к честности и порядочности, к заслугам в прошлом, авторитету, личному и социальному статусу, что позволяет убедить допрашиваемого быть откровенным и правдивым. Даже обращение по имени и отчеству способно кардинально поменять атмосферу допроса.

Пресечение лжи – применяется в тех случаях, когда нет необходимости давать возможность допрашиваемому продолжать высказывать заведомо ложную информацию. В этих случаях ложь пресекается на корню путем предъявления доказательств или опровержений.

Помощь в выборе – применяется в случаях, когда у допрашиваемых идет борьба мотивов, когда он находится в состоянии выбора между правдой и ложью. В этом случае следователь с помощью дозированного информационного воздействия пытается подтолкнуть допрашиваемого к тому, чтобы тот стал говорить правду. Эта информация должна содержать нечто, обеспечивающее победу позитивных моментов. После чего целесообразно сделать перерыв в допросе, который будет способствовать появлению у допрашиваемого мотивов говорить правду.

Работа с легендой – следователь внимательно и не перебивая слушает лживый рассказ допрашиваемого, заведомо располагая достоверной информацией. И на высоте увлеченного изложения подробностей своей легенды следователь совершенно неожиданно выкладывает свои доказательства, что повергает допрашиваемого в состояние растерянности. В этот момент (когда он пойман на лжи) он может начать давать правдивые показания. То же самое происходит, когда следователь просит вновь и вновь пересказать заведомо лживую легенду с теми или иными подробностями, что нередко приводит к путанице. После чего сам допрашиваемый начинает в ней сомневаться, и с этого момента наступает благоприятный период для получения (подтверждения) правдивых показаний.

Внезапность – в процессе ложных следователь внезапно предлагает какое-либо действие, которое, по мнению подозреваемого, не может иметь место. Это либо предложение очной ставки или же предъявление улик, которые, по мнению допрашиваемого, никак не должны быть у следователя. Это мощный эмоциональный прием, по реакции на который следователь может сделать определенные выводы. Иногда перед допросом заранее готовят помещение, где располагают, например, орудия убийства. Увидев свой «инструментарий» подозреваемы теряет самообладание, после чего работать с ним становится неизмеримо проще.

Последовательность – этот прием противоположен предыдущему, когда во время допроса неспешно и последовательно предъявляются доказательства по методу нарастания их доказательной силы, давая подследственному почувствовать каждый шаг доказательства в отдельности и в целом.

Использование эмоций – во время проявления тех или иных эмоциональных состояний (вспыльчивость, чувственность, сентиментальность, тщеславие), особенно во время «эмоционального взрыва» обвиняемого может «понести» и он может проговориться или начнет говорить правду.

Инерция – беседа начинается с отвлеченной темы, устанавливается раппорт, после чего разговор становится постепенно ближе к сути рассматриваемого дела. Активная вовлеченность в посторонний разговор по инерции может привести к получению важной информации, которую допрашиваемый изначально утаивал. Этот метод можно применять многократно во время одного и того же допроса.

Отвлечение внимания – во время допроса подозреваемый всегда стремиться определить - что уже известно следователю. Это помогает выбрать правильную тактику поведения на допросе. Но опытные следователи обычно умело переводят разговор на малозначимые детали происшествия, что снижает бдительность допрашиваемого и он с меньшей осторожностью относится к информации, которую хотел утаить.

Создание впечатления хорошей осведомленности – следователь блефует, используя небольшую, но правдивую информацию, недомолвки, иронические высказывания, что формирует у допрашиваемого ощущение, что следователь все знает и запираться бесполезно.

Совместная работа с «белыми пятнами» - следователь, располагая определенными фактами, стремиться их расположить в стройной логической последовательности, после чего вместе с подозреваемым пытается достроить недостающие места в их логической цепочке. Эта работа вызывает у допрашиваемого ощущение беспокойства, что формирует желание поскорее от него избавиться, достроить этот навязанный следователем логический ряд, «облегчиться», «снять грех с души».

Скоростной допрос – давление за счет темпа ведения допроса, который не оставляет времени для раздумий. В такой ситуации у допрашиваемого могут проявиться важные для прояснения обстоятельств дела ошибки и значимые оговорки. Это можно использовать для дальнейшего поиска истины.

Психология допроса свидетелей и потерпевших имеет свои особенности, и предусматривает наличие подготовительного этапа, где важны:

1) анализ материалов дела и круга вопросов, подлежащих выяснению;

2) изучение личности допрашиваемого;

3) обеспечение необходимых условий для допроса;

4) поведение самого следователя.

Основой для допроса является план, в котором определяется круг вопросов, требующих выяснения, их содержание и последовательность.

В непосредственном общении, следователь путем наблюдения получает информацию о внешнем облике свидетеля, потерпевшего, уровне их культуры, особенностях мимики, жестов, желании оказать помощь следствию.

Психологическое значение имеет время и способ вызова, а также обстановка и место проведения следственного действия. По общему правилу, свидетели и потерпевшие должны быть допрошены как можно скорее. Но если свидетель или потерпевший находятся в состоянии душевного волнения, растерянности, то допрос следует отложить. Определяя время вызова, нужно стараться сочетать интересы дела с делами и интересами вызываемых. Вызов не должен причинять допрашиваемым излишних трудностей и неприятных переживаний, которые могут осложнить отношения со следователем.

Лучше допрос проводить в нерабочее для них время, и не заставлять долго ждать в приемной или переносить допрос на другое время. Если показания очень важны для дела, то лучше для вызова воспользоваться телефоном, что будет способствовать установлению психологического контакта, позволит снять излишнее волнение, свойственное людям, вызываемым на допрос. Телефон способствует соблюдению конфиденциальности вызова, что необходимо учитывать и при отправлении письменной повестки. Она должна быть запечатана в конверте, чтобы окружающие (соседи, родные, близкие, заинтересованные и посторонние лица) не смогли ознакомиться с ней.

В ряде случаев местом допроса может быть не только место производства следствия, но и место происшествия (когда необходимо что-то прояснить у свидетеля и потерпевшего на месте), а также домоуправление или местный общественный пункт охраны порядка по соображениям нежелательности огласки факта вызова потерпевшего или свидетеля.

Нельзя забывать и о нарвственно-этической стороне при выборе места допроса. К больным и лицам преклонного возраста необходимо следователю выезжать на дом (или в больницу), в ряде случаев необходимо разрешение врача.

Успешность допроса зависит и от обстановки его проведения. Психологические основы допроса заложены в законодательстве, где сказано, что «свидетели, вызванные по одному и тому же делу, допрашиваются порознь и в отсутствие других свидетелей…, а следователь принимает меры к тому, чтобы свидетели по одному и тому же делу не могли общаться между собой». Важнейшим психологическим правилом является допрос «с глазу на глаз», без посторонних лиц. Имеет значение обстановка кабинета, деловой и строгий стиль которой в большинстве случаев способствует доверительной беседе. Важно, чтобы на протяжении всего допроса ничто не отвлекало внимания следователя, потерпевшего, свидетеля, чтобы не мешали телефонные звонки, беседы с заходящими в кабинет сотрудниками.

Допрос – это длительное, содержательное, непосредственное общение следователя с допрашиваемым. Это диалог, где нередко сталкиваются два различных мировоззрения, две воли, две тактики борьбы, различные интересы. На допросе нередко решаются судьбы допрашиваемого и других лиц. Поэтому результат допроса во многом зависит от личностных качеств его участников, и в решающей мере от профессионально необходимых психологических качеств следователя. Принципиальный, справедливый, честный, доброжелательный следователь вызывает уважение у допрашиваемого, желание дать правдивые показания, помочь следствию.

Важны и такие социально-психологические качества, как выдержка, самообладание, эмоциональная устойчивость, жизненный опыт, профессиональные знания, способность логически правильно вести допрос. Умение найти нужный индивидуальный подход к допрашиваемому – одна из основных задач следователя. Этот подход предусматривает учет возраста, пола, образования, профессии, жизненного опыта допрашиваемого, уровня культуры, интересов, взглядов, испытываемых в момент допроса психических состояний.

К внешним коммуникативным качествам следователя относятся внешний вид, физические данные, манера поведения, стиль одежды и т.п. Подтянутость, аккуратность, простота, общительность следователя, скромный, деловой стиль одежды, внимательность, доброжелательность – все это способствует появлению доверия, готовности к общению со стороны допрашиваемых.

Необходимо учитывать и психологическое состояние свидетеля, пришедшего на допрос (волнение, растерянность). Помехой могут быть и отдельные психологические качества свидетеля: недоверчивость, замкнутость, чрезмерная стеснительность, необщительность. Поэтому перед допросом необходимо провести предварительную беседу для снятия психического напряжения, устранения недоверия, появления готовности дать правдивые показания.

  1. Психологическая структура судебной деятельности.

Психологическая структура судебной деятельности складывается из:

1) познавательной, 2) конструктивной и 3) воспитательной деятельности суда. Однако, если на предварительной следствии основной является познавательная деятельность, то в суде основной, определяющей становится конструктивная деятельность. Именно суд призван решить дело по существу – это его основная и исключительная функция. Но так как конструктивная деятельность может реализовать только после осуществления познания, на базе собранной, всесторонне оцененной и проверенной информации, изложение психологической структуры в суде целесообразно также начать с рассмотрения особенностей познавательной деятельности. Основная ее цель в суде – это накопление необходимой информации для осуществления конструктивной деятельности – вынесения приговора.

Особенность познавательной деятельности в суде прежде всего заключается в том, что материалы предварительного расследования всегда дают ему уже готовую модель подлежащего исследованию события, действий и взаимоотношений в том виде, в каком представляются они в результате завершения расследования. Предварительное следствие берет на себя всю поисковую часть познавательной деятельности, производит отбор и систематизацию информации, что существенно облегчает познание судом обстоятельств дела.

Вся необходимая информация уже предварительно собрана, упорядочена и сконцентрирована таким образом, чтобы существенно облегчить деятельность суда первоначально по восприятию уже собранной информации, а затем и по ее исследованию. Наличие уже восстановленной модели события в материалах предварительного следствия существенно облегчает познание всех фактов, их всестороннее исследование. Однако эта модель всегда должна восприниматься судом только как вероятная истина, которая обязательно подлежит проверке и исследованию ее судом в каждом отдельном элементе. Судебное исследование обстоятельств дела является самостоятельным важнейшим элементом осуществления правосудия, производится с полным соблюдением принципов гласности, устности, непосредственности судебного разбирательства.

То же самое следует сказать и о поисковом элементе познавательной деятельности. Хотя эта часть работы и должна быть выполнена на предварительном следствии, суд не лишается права и даже обязан в соответсвии с процессуальным законом в необходимых случаях истребовать новые документы, вызвать ранее не допрошенных свидетелей и т.д.

Особенность познавательной деятельности суда заключается в том, что процесс опосредованного познания фактов здесь занимает еще большое место, чем в деятельности следователя. Это определяется еще большим удалением суда по времени от совершения преступления, особыми процессуальными условиями его деятельности, восприятием многих фактов через восприятие следователя. Это приводит к необходимости еще на предварительном следствии принимать меры к тому, чтобы полнее закрепить воспринятое и тем самым существенно облегчить познание фактов судом, построение мысленных моделей исследуемого события. Если в работе следователя при установлении и выявлении фактов возможна (а иногда даже необходима) исключительная эмоциональная напряженность, то в работе судьи такая эмоциональная напряженность является только отрицательным моментом и может помешать объективному и спокойному разбору.

Краткость времени восприятия информации в суде приводит к необходимости особой дисциплины мыслительной деятельности. Это достигается строгим контролем за воспринимаемой информацией. Этой же цели служит и процессуальный принцип непрерывности судебного разбирательства. В случае отсутствия надлежащего контроля поток информации может стать таким, что судьи не будут успевать ее переработать, а это приводит к тому, что какие-то факты они вообще не воспримут, воспримут не полностью или ошибочно. Особенно это будет касаться рассмотрения уголовных дел судом присяжных. В соответствии с этим познавательная деятельность судьи и членов суда присяжных должна быть более равномерной в распределении психических и физических сил. При наличии значительно меньшего времени для восприятия всей необходимой информации в суде все же создаются условия, при которых имеется большая возможность регулировать порядок ее поступления, скорость. Суд сам определяет порядок восприятия информации (последовательность допроса свидетелей и обвиняемых), скорость поступления информации, наконец условия, восприятия информации (через определенные периоды объявляется перерыв в ходе судебного заседания).

В ходе судебного заседания процесс познания включает в себя и сравнительное исследование модели события и конкретного закона. В материалах следствия уже имеется указание на определенную норму уголовного закона, которой, по мнению следователя, соответствует данное событие, деятельность, поведение. Однако суд имеет возможность тщательно проверить правильность проведенного предварительного расследрвания. В уголовном процессе суд обязан вновь воспроизвести и сопоставить события преступления со всеми иными сходными нормами закона. Мысленное сравнение обстоятельств дела с различными нормами закона обязательно на всем протяжении деятельности суда при рассмотрении дела, но этот процесс окончательно должен быть завершен в совещательной комнате.

Следует отметить, что сложность познания в суде обуславливается и тем обстоятельством, что в одно и то же время суду в заседании необходимо воспринимать факты и источники, доказанные на следствии, получать новые факты, оцениваит факты и источники фактов, сопоставлять факты по времени и месту совершения преступления, внутренне подготавливать себя к предстоящей основной конструктивной деятельности – вынесению приговора. Эта мыслительная деятельность постоянно еще усложняется необходимостью принятия частных определений по той или иной совокупности фактов. Так, суду бывает необходимо выносить определения по поводу заявленных ходатайств о вызове дополнительных свидетелей, истребовании документов, проведении экспертиз и т.п.

Многообразие психических отношении, их острота приводят в заседании суда по рссмотрению уголовного дела к тому, что здесь в значительно большей степени воссоздается вся картина прошлого преступного события. Это в свою очередь приводит к сильному переживанию прошлого свидетелями, потерпевшими, обвиняемыми.

Такая особенность судопроизводства всегда создает условия для выявления действительных психических качеств каждой личности, действительного отношения к событию, фактам, другим лицам.

Познавательную деятельность в уголовном процессе, кроме самого состава суда, осуществляют прокурор, адвокат, гражданский истец, гражданский ответчик, эксперты, подсудимый и т.д. Каждый из них в зависимости от личных интересов, своего процессуального положения, своих субъективных прав воспринимает, объясняет, анализирует события, факты по – разному. В познавательной деятельности суда принимают участие лица с самыми различными интересами, что предопределяет различную оценку и объяснение фактов, их значимости и т.д. Суд, заслушивая их объяснения, речи, тем самым воспринимает результаты познания этими лицами обстоятельств дела, а это в свою очередь создает условия для познания фактов судом в судебном заседании во всех возможных противоречиях. Результаты познавательной деятельности находятся в прямой зависимости от степени активности каждого участника судебного процесса, от полноты использования коллегиальности при решении всех вопросов по уголовному делу.

Сущность конструктивной деятельности в суде – это вынесение приговора по рассматриваемому уголовному делу. Все остальные виды деятельности подчинены этой задаче.

К специальным условиям конструктивной деятельности следует отнести:

        1. Вынесение приговора коллегиально, членами суда.

        2. Обеспечение невмешательства в его принятии.

        3. Законодательное гарантирование свободы личного убеждения судьи, лежащее в основе каждого вынесенного приговора.

        4. Требование непрерывности рассмотрения уголовного дела.

Специфическая особенность деятельности суда состоит в том, что конструктивная деятельность вначале осуществляется каждым судьей в отдельности, а завершается всегда коллегиально при вынесении приговора. Суду необходимо завершить свою конструктивную деятельность определением меры наказания виновному, а также решением вопросов, связанных с порядком отбытия наказания.

Конструктивной деятельности суда подчиняются все остальные компоненты его деятельности. Познавательная, коммуникативная, организаторская деятельность развиваются постольку, поскольку они могут облегчить, обеспечить выполнение этой основной функции суда. Чем полнее собрана факты на предварительном следствии, тем больше создано условий для реализации основной направленности конструктивной деятельности суда – вынесение приговора по уголовному делу.

В некоторых случаях суду приходится принимать решения о производстве таких действий, которые на предварительном следствии не приводились (вызов новых свидетелей, экспертов и т.д.). И здесь конструктивная деятельность суда получает еще одно направление: обеспечение процесса познания, оценки всех фактов, как собранных в период следствия, так и тех, необходимость которых выявилась уже при рассмотрении уголовного дела.

Конструктивная деятельность суда должна быть направлена и на реализацию, обеспечение и проверку выполнения вынесенного этим судом приговора в отношении подсудимого. Конструктивная деятельность – это не только обеспечение процесса познания и вынесения приговора по уголовному делу, но и обеспечение реальности исполнения вынесенного приговора по делу.

Воспитательное воздействие суда также заложено в специфической форме его деятельности: полном, объективном рассмотрении в судебном заседании всех обстоятельств дела. Именно поэтому сам процесс судопроизводства оказывает огромное воспитательное воздействие на всех присутствующих в зале судебного заседания, в том числе и на подсудимого.

Эффективность воспитательного воздействия процесса судебного заседания заключается в предельной наглядности, конкретности при восприятии фактов всеми присутствующими независимо от того, положительные или отрицательные эмоции возбуждает каждый отдельно взятый факт. Судебное заседание оказывает более целенаправленное воспитательное воздействие на коллектив, где было совершено преступление. Огромное воспитательное воздействие имеет и оглашение приговора. Здесь следует учитывать, чтобы приговор был справедливым, отвечал требованиям закона о соразмерности наказания тяжести совершенного преступления к личности подсудимого, был предельно четким, ясным, конкретным и доходчивым для всех присутствующих в зале судебного заседания.

Воспитательное воздействие суда может продолжаться и после вынесения приговора, а также при стадии его исполнения. Суд реализует воспитательную функцию и в деятельности по наиболее полному собиранию, анализу и направлению в исправительно-трудовое учреждение сведений о личности осужденного.

Важное значение для воспитательного воздействия на обвиняемого имеет и соблюдение нравственных начал предварительного расследования. На этическое значение и нравственную сторону отправления правосудия неоднакратно указывали в свое время видные русские юристы. Так, А.Ф. Кони писал: “Можно также настойчиво желать, чтобы в выполнение формы и обрядов, которыми сопровождается отправление правосудия, вносился вкус, чувство меры и такт, ибо суд есть не только судилище, но и школа”.

Каждый судья является воспитателем значительного количества людей. Опытного судью отличает высокая ответственность за свою деятельность, за принятые решения, принципиальность. Судья постоянно находится в центре внимния всех участников судебного процесса. Все его замечания и даже жесты подвергаются постоянному контролю и оценке присутствующих, поэтому опытного судью отличает беспристрастность и выдержка.

2. Общая психологическая характеристика судебного процесса при рассматривании уголовного дела.

Стадийность является существенной особенностью психологической структуры судебной деятельности. Судебная деятельность развивается в определенной, строго регламентируемой процессуальным законом последовательности, которая создает соответствующие стадии развития общей судебной деятельности, что призвано обеспечить наиболее целесообразные условия исследования доказательств, способствовать установлению истины и осуществлению правосудия.

Наличие стадий, четкое различие задач, условий деятельности на каждой стадии – все это создает наиболее оптимальные психологические предпосылки для правильного и полного осуществления правосудия судом. Усиление этих предпосылок достигается практической возможностью внутри регламентированных процессуальным законодательством стадий провести дополнительное их деление на определенные этапы, что также обосновывается выявлением различий в психологической структуре, в задачах деятельности.

Уголовный процесс определяет следующие стадии развития судебной деятельности: предание суду, судебное рассмотрение, вынесение и исполнение приговора и другие.

        1. В стадии предания суду решаются вопросы познания предварительного расследования и планирование собственной деятельности.

        2. Непосредственное восприятие всех источников доказательств и познание обстоятельств дела осуществляется при проведении судебного следствия.

        3. Заслушивание словесных сообщений о результатах познавательной деятельности, проведенной участниками судопроизводства (прокурором, адвокатом т .д.)

        4. Реализация основной конструктивной деятельности (вынесение приговора)

        5. Осуществление действий, связанных с принятым конструктивным решением (исполнение приговора)

На каждой из перечисленных стадий суд не только решает самостоятельные задачи; деятельность суда проходит в различных внешних условиях; по-разному складываются психические отношения, различно осуществляются компоненты общей психологической структуры судебной деятельности.

Психология рассмотрения уголовного дела в суде исследует закономерности, связанные с психической деятельностью всех лиц, участвующих в рассмотрении дела, а также воспитательное воздействие судебного процесса и приговора на подсудимого и других лиц, роль общественного мнения как фактора, влияющего на судебный процесс. Судебное следствие и вынесение приговора по делу являются логически неизбежной стадией, следующей за событием преступления предварительным следствием. Деятельность суда, участников судебного процесса весьма многообразна.

Правосудие, которое в большей степени, чем многие виды деятельности, выступает как сфера общения между людьми, связано с целым рядом социально-психологических явлений, например эффективностью деятельности социальных групп, особенностями оценочных суждении в группе, восприятием и пониманием людьми друг друга, внушением, авторитетностью, с социально-психологической ролью личности и т.д. При этом в сфере судопроизводства закономерности социальной психологии могут служить и улучшению и ухудшению результатов деятельности. Коллегиальное и состязательное начала при осуществлении правосудия отвечают закономерностям социальной психологии. Согласно этим закономерностям, решению сложных задач, к которым относится большинство уголовных дел, благоприятствует взаимодействие при принятии решения группой лиц. В ходе совместной деятельности смягчаются крайности показателей психических процессов всех членов группы, повышается эффективность мышления, сковывается действие тех субьективных факторов, которые могут привести к ошибочному результату. Коллективная оценка доказательств является максимально объективной, особенно в суде присяжных.

Довольно редко в судебной практике встречаются случай разногласия в судейской коллегии. Вынесение приговора по единогласному мнению состава суда можно рассматривать как дополнительную гарантию законности и обоснованности приговора, поскольку внутреннее убеждение всех членов судейской коллегии совпадает, что делает его несомненным. Такое единогласие, однако, встречается и при вынесении приговора, отмененного впоследствии вышестоящим судом, что может свидетельствовать о давлении неправильного мнения большинства в судейской коллегии на формирование собственного убеждения каждого члена суда. Поэтому все члены суда должны постоянно помнить о тех опасностях, которые подстерегают их при формировании коллективного мнения при разрешении уголовных дел. Они должны подвергать внутреннему самоконтролю свои выводы по данному уголовному делу, чтобы лишний раз проверить, не формируют ли они их таким образом под влиянием большинства. Следует учитывать и то, что состав суда действует при такой внутренней обстановке, которая может усилить проявление конформизма. Эта обстановка характеризуется тем, что судья среди членов судейской коллегии находится в особом положении. Он более всех членов суда владеет информацией, связанной с рассмотрением дела, являясь как бы лидером в группе совместно действующих лиц. В судейской коллегии, кроме того, существует неравный социальный статус взаимодействующих лиц. Такой неравный социальный, а не правовой статус выражается в том, что судья выполняет свою профессиональную деятельность, остальные члены суда являются непрофессиональными судьями.

Согласно закону председательствующий судья подает свои голос в процессе совещания судей последним, что имеет своей целью ограничить возможность влияния мнения судьи на мнение других членов суда.

Для судьи в его реконструктивной деятельности важны следующие моменты: предварительное изучение и оценка всех обстоятельств дела и квалификации, сопоставление полученной в ходе судебного процесса информации с материалами предварительного следствия, нормами закона, окончательный синтез всей информации при вынесении приговора.

Наличие исходной модели прошлого события в материалах дела создает возможность познавательной деятельности суда по четкому заранее определенному плану. Собранные следствием данные вновь изучаются, планируется анализ и синтез отдельных фактов, выдвигаются и разрабатываются возможные версии, другие модели того же события, действия. Важно при этом построение версии о личности подсудимых, об их участии в событии, о причинах определенного поведения, об условиях действий и т.д. Состояние готовности предполагает предельную концентрацию мыслительных процессов судей именно на всех обстоятельствах данного уголовного дела.

3. Формирование убеждения и вынесение приговора судом.

Этот этап деятельности имеет особенность в психических общениях, которые здесь возникают только между составом судей, рассматривающих уголовное дело. Закон прямо и категорически запрещает судьям вступление на данной стадии в какие-либо общения со всеми другими лицами без исключения. С учетом повышенной ответственности этой стадии вынесения приговора всегда осуществляется коллегиально, причем в строго определенном составе. Совещание судей является специфической совокупностью элементов формализованного и неформализованного общения. Формармализованность призвана обеспечить полноту решения необходимых вопросов в формировании убеждения, активность деятельности каждого судьи. Элементы неформализованности обеспечивают свободу высказывания мнений по любому вопросу.

Строгое ограничение коллегиальности способствует повышению чувства ответственности судей за ход и результаты их деятельности в совещательной комнате, предельной активизации их психических процессов, гарантирует от посторонних влияний. Успех действий коллегии судей находится в прямой зависимости от деятельности каждого из них. У всех членов коллегии должно быть четкое понимание целей их деятельности, сознание высокой ответственности, что в свою очередь должно обеспечить повышенную психическую активность каждого судьи.

Формирование судейского убеждения не просто результат воздействия на сознание судей определенной совокупностью доказательств, установленной и проверенной в ходе судебного разбирательства. Оно всегда складывается на основе рационального познания причинно-следственных и иных связей между фактами объективной действительности, ценностного к ним подхода, их соотношения с запретами уголовного права, чувственного переживания полученных по уголовному делу результатов познания, сделанных из них правовых выводов. На формирование судейского убеждения влияют социально-психологические и внесудебные факторы (поведение подсудимого в суде, оценка средств массовой информации и т.д.).

В соответствии с нормами закона коллегия присяжных заседателей в совещательной комнате на основании итогов судебного следствия должна вынести вердикт, т.е. решение по поставленным перед ней вопросам, включая основной – о виновности подсудимого. Исходя из контекста представлений о суде присяжных, последние руководствуются при этом своим разумом, совестью, житейским опытом, чувствами справедливости, долга, ответственности и т.д. В сложном мыслительном и психологическом процессе по оценке результатов судебного следствия существенного значения может иметь “правовое мировоззрение” присяжных заседателей, особенно познания их в области уголовного и уголовно-процессуального права. Непреходящее значение в этом отношении имеет и напутственное слово, с которым председательствующий обращается к присяжным заседателям перед удалением их в совещательную комнату.

В гносеологическом аспекте процесс формирования судейского убеждения развертывается в системе “незнание-знание”, от вероятностного знания к знанию истинному и достоверному на основе исследования совокупности доказательств. Осознание судьей своей роли в осуществлении правосудия способствует появлению психологической установки несвязанности своего вывода по существу уголовного дела с выводами органов предварительного расследования. Такая психологическая установка способствует критическому отношению к результатам предварительного расследования, помогает вскрыть допущенные при расследовании ошибки или нарушения закона.

В психологическом аспекте существенным для процесса формирования судейского убеждения является перерастание сомнения как следствия вероятного знания в убежденность судьи, характеризующую достоверность полученных знаний и готовность действовать в соответствии с ними.

Изложенное выше позволяет нам наметить следующие этапы формирования убеждения судей:

1) предварительное изучение материалов уголовного дела с целью решения вопроса о предании обвиняемого суду;

2) планирование судебного разбирательства и выдвижение судебных версий;

3) проверка материалов предварительного следствия в судебном разбирательстве;

4) судебные прения и сопоставление своих оценок с оценками обвинения и защиты;

5) окончательное формирование убеждения судьи в совещательной комнате при выработке коллективного убеждения.

Первые два этапа характеризует убеждение в гносеологическом аспекте как знание вероятностное, а в психологическом - наличие сомнений. Судья в ходе судебного следствия, изучая доказательства, направляет свою деятельность на устранение возникших сомнений, вероятные предположения потверждает или приходит к выводу, что они были необоснованными. На двух последних этапах происходит окончательное формирование судейского убеждения. И хотя это деление схематично, важно подчеркнуть, что процесс формирования убеждения основывается не только на исследовании собранных доказательств, но и является выражением личностной позиции судьи, его этических взглядов, профессионального правосознания, требования закона.

Следует отметить, что судья как организатор процесса должен обладать высоким уровнем самоорганизованности, целеустремленностью, настойчивостью и другими волевыми качествами. Председательствующему в процессе, кроме того, необходимо иметь незаурядные организаторские способности, которые реализуются в сложных условиях состязаний между сторонами уголовного процесса.

Остановимся кратко на специфике допроса в судебном заседании, который определяется самой процедурой судебного допроса. Председательствующий предлагает подсудимому дать показания по поводу предъявленного обвинения и известных ему обстоятельств дела. Суд выслушивает показания подсудимого, не перебивая его. В ходе изложения подсудимым показаний суд вправе лишь обращать его внимание на необходимость сообщать факты, имеющие отношение к делу и представляющие для суда интерес. После того как подсудимый закончит изложение своих показаний, его допрашивают по закону – судьи, обвинитель, потерпевший, гражданский истец и гражданский ответчик, защитник. Затем подсудимому вправе задавать вопросы другие подсудимые и их защитники. Независимо от принятого процессуальным законом порядка суд вправе в любой момент допроса подсудимого участниками судебного разбирательства задавать ему уточняющие и дополнительные вопросы.

В общих чертах такой же является процедура допроса в суде потерпевших и свидетелей. Перед допросом эти лица предупреждаются об ответственности за дачу заведомо ложных показаний и им разъясняется обязанность рассказать правдиво все известное по делу. По общему правилу, потерпевшие допрашиваются раньше свидетелей.

Следует исключительно осторожно относиться к формированию общественного мнения до рассмотрения дела в суде, так как оно может оказать сильное воздействие на весь ход ведения судебного процесса и вынесение приговора. По общему правилу, никто не может и не должен через СМИ утверждать о виновности того или иного лица и тем более требовать для него сурового наказания, прежде чем виновность этого лица будет доказана в судебном порядке.

На стадии вынесения приговора выполняется воспитательная функция. Каждый приговор должен воспитывать, и его воспитательное воздействие будет достигнуто в том случае, если он будет понят всеми присутствующими, если он отвечает их нравственному убеждению, основанному на правосознании, воспринятым обстоятельством дела.


Лекция - 8

ИСПРАВИТЕЛЬНАЯ (ПЕНИТЕНЦИАРНАЯ) ПСИХОЛОГИЯ


Пенитенциарная в переводе с латинского означает: покаянная, исправляемая или исправительная психология, которая изучает психологические особенности осужденных с целью их последующей ресоциализации – восстановления ранее нарушенных качеств личности, необходимых для ее полноценной жизнедеятельности в обществе. Она исследует проблемы эффективности наказания, динамику личности осужденного в процессе исполнения наказания, формирование ее поведенческих особенностей в различных условиях лагерного и тюремного режима. Изучает особенности ценностных ориентаций и стереотипов поведения малой группы в условиях социальной изоляции, соответствие текущего исправительного законодательства задачам исправления и перевоспитания осужденных. Тесно взаимодействуя с исправительным правом, ПП разрабатывает психологические методы и приемы психологической коррекции личности преступников, основные пути для разработки практических рекомендаций по их ресоциализации.

Поэтому ПП тесно связана с исправительно-трудовым правом, психологией труда, педагогической и социальной психологией. В исправительно-трудовых учреждениях она призвана решать чрезвычайно сложные задачи по перевоспитанию лиц, совершивших преступления, приобщению их к общественно полезной трудовой деятельности и адаптации в обществе.

Каждый осужденный, попадая в ИТУ, планирует для себя только окончание срока. А перед воспитателями УТУ стоит гораздо более сложная задача – воспитать (перевоспитать) человека, добиться, чтобы осужденный сам стремился к перевоспитанию, к переделке своей личности.

У преступника (бандита, вора, грабителя) при длительном занятии преступной деятельностью вырабатывается своеобразные привычки и навыки, то есть вырабатывается своеобразный динамический преступный стереотип. Человек привыкает к отсутствию постоянного жилья, перестает самостоятельно трудиться и теряет свои трудовые навыки, зато приобретает преступные, рассматривая каждую окружающую его ситуацию только под одним углом зрения – можно ли здесь безнаказанно совершить преступление.

ПП должна исследовать динамику личности осужденного, факторы, влияющие положительно на осужденного и способствующие активной перестройке его личности, а это режим, труд, коллектив, воспитательное воздействие, а также такие факультативные факторы, как семья, дружеские связи с лицами, находящимися на воле, учеба, увлечение самодеятельностью, хобби.

Нахождение в местах лишения свободы не может не отразиться на психологии человека. Однако общие условия, которые имеются в местах лишения свободы и постоянно нарушаются со стороны администрации, по разному воздействуют на осужденных и влияют на изменение их психологии. Знание особенностей психологии осужденных является необходимой и важной предпосылкой для правильной организации взаимоотношений с ними, для достижения целей перевоспитания. Основными факторами, влияющими на формирование психолог. особенностей у лишенных свободы, являются:

- наличие режима места лишения свободы;

- ограничение потребностей;

- изменение сложившегося стереотипа жизни;

- переживания, связанные с осуждением к лишению свободы.

Психология осужденного во многом определяется его отношением к самому факту лишения свободы.

Особенности психологии осужденных проявляются в определенном комплексе психических состояний, которые развиваются в местах лишения свободы. К наиболее типичным из них (особенно в первое время) следует отнести: состояние ожидания изменений (пересмотра дела, расконвоирования, освобождения) и состояние нетерпения. Как то, так и другое состояние может характеризоваться повышенной напряженностью, что часто приводит к резким срывам в поведении. Может развиваться и состояние безнадежности, обреченности, что влечет за собой апатию, пассивность во всех действиях.

Угнетенное состояние усиливается если оно имелось у осужденного и ранее. Оно является следствием неверия в свои силы, неверия в возможность снова обрести нормальную жизнь. Оно усиливается от сознания своей вины перед обществом, семьей. Обычно эти осужденные не нарушают режима, даже по возможности выполняют трудовую норму и все требования воспитателя. Однако постоянная угнетенность не благоприятствует созданию полноценной личности и обязательно должна быть снята. Личность должна активно, творчески относиться к труду, к воспитательному воздействию. Для этого необходимо выяснить и ликвидировать причины угнетенности, создавать условия для переключения целенаправленного внимания на другие процессы и объекты. Должна возбуждаться активная деятельность, направленная на ликвидацию данным осужденным последствий совершенного им преступления, на его самовоспитание.

Основное и типичное психологическое состояние для большинства осужденных – это тоска по дому, по свободе, по любимым людям, что выражается в отрешенности и оцепенении. Под влиянием тоски и угнетенного состояния, способствующих накоплению отрицательных эмоций, вторично может развиться раздражительность и повышенная возбудимость, которые могут также проявиться в аффектах и эмоциональных взрывах. У всех без исключения заключенных наблюдается состояние фрустрации, которая может способствовать переходу в агрессию.

Те или иные изменения в психическом состоянии осужденных связаны с определенными периодами нахождения в местах лишения свободы. Большинство авторов выделяют четыре основных периода:

1. Период адаптации, привыкания к новым условиям жизни, который длится от 3-4 месяцев и больше. Это наиболее сложный и психологически тяжелый период. Подробнее на его рассмотрении мы остановимся ниже.

2. Период появления, развития интересов в новых условиях жизни. Этот период связан с появлением и развитием положительных эмоций и состояний, вызывающих у осужденных повышенную психическую активность. Интересы, вызывающие такие состояния, могут быть самыми различными: создание микрогруппы, участие в жизни коллектива осужденных, выполняемая работа, культурный досуг, учеба, свидания с родственниками и т.д. Появление нового круга интересов, расширение структуры выполняемых социальных ролей способствует изменению психологии осужденного.

3. Период сочетания внешнего воздействия с самовоспитанием. Он характеризуется появлением целей в жизни, выработкой путей их достижения. Здесь в наибольшей степени проявляются раскаяние в совершенном преступлении, переживание его в сочетании со стремлением возместить нанесенный вред. Для этого периода характерна переоценка ценностных характеристик в жизни, а часто и мировоззрения.

4. Период, предшествующий освобождению заключенного. Ожидание освобождения часто переживается очень тяжело. И это не парадокс. Это связано с мучительным переживанием трудностей, которые ожидают его в новых условиях (взаимоотношения в семье, на работе и др.). По этой причине возможно развитие психических состояний от угнетенности до повышенной раздражительности, вспыльчивости, как на начальном периоде адаптации.

После краткого экскурса в основные периоды, связанные с теми или иными изменениями психического состояния, вернемся к первому, наиболее сложному периоду адаптации. Здесь следует особо подчеркнуть, что на фоне испытываемых осужденными чувства угнетенности, отчуждения и повышенной тревожности, их адаптация к теремной жизни проходит двумя основными способами: адекватным и неадекватным образом.

По поведению, соответствующему режиму отбывания наказания, информации о перспективах, требованиях администрации, контроля над своим поведением можно судить об уровне и адекватности их адаптации. Если поведение осужденного соответствует состоянию и выполнению режимных требований, то говорят о нормальной адаптации. Если происходят нарушения в поведении, вплоть до психопатологических его признаков, то говорят о дезадаптированности осужденного.

Осужденные, имеющие аномалии психики, оказывают существенное влияние на состояние внутреннего распорядка в ИТУ. Эти явления имеют «психическую заразность» (Е.К. Краснушкин), которая может проявляться в групповых эксцессах.

Особенно часто дезадаптивное поведение наблюдается в первые 0,5 года пребывания в ИТУ, и проявляется в виде различных фобий, тревожно-депрессивных, негативно-депрессивных и негативно-истерических реакциях.

Именно в этой – первой фазе адаптации – и наблюдается феномен заражения. Это бессознательная, невольная подверженность человека определенному психологическому состоянию, которое возникает в массе людей и (по типу «синдрома толпы») действует как механизм взаимного усиления эмоционального воздействия. При заражении невозможно быть сторонним наблюдателем. Поэтому при заражении большую роль играет установка личности, оценка и мнение.

Обычно заражение является результатом большой скученности проживания лиц в ограниченном пространстве. Проживание в подобных «общежитиях» наносит существенный вред личности, способствуя развитию психологической отчужденности, тревожности и угнетенности, приводящих к нервно-психическим перегрузкам и срывам.

Поэтому, особенно в первое время, в ИТУ при размещении заключенных по первичным коллективам, необходимо создание психологически положительной атмосферы с учетом психологических и криминальных особенностей заключенных. При этом установлено, что чем меньше малая группа, тем большее значение имеет совместимость ее членов по индивидуально-психологическим особенностям.

Вторая фаза адаптации осужденного – фаза нивелировки – наступает при ликвидации личностных реакций на социальную изоляцию. Здесь постепенно формируется «синдром лишенного свободы», проявляющийся в стереотипизации моделей поведения, жестов, мимики. В личностной динамике осужденного здесь могут две тенденции: одни приспосабливаются к условиям заключения, а другие проявляют негативное отношение к ним.

Третья фаза адаптации – это этап ее завершения, когда осужденный приспосабливается к заключению, начинает жить настоящим и надеждой на будущее.

Имеется возрастная специфика процесса адаптации. Особенно негативно условия заключения сказываются на несовершеннолетних преступниках. Выбор стратегии поведения в первые дни изоляции во многом определяется ими пониманием смысла правоограничения, осознанием своего нового статуса, степени включенности в новую среду. Затем адаптация проходит такие же стадии как и у взрослых преступников. Но за 3-5 месяцев до «окончания» срока изоляции у несовершеннолетних вновь нарастает тревожность, которая может провоцировать асоциальное поведение.

Тяжесть совершенного преступления также откладывает свой отпечаток на психологию осужденного. Так, у лиц, совершивших несколько умышленных убийств и отбывающих пожизненное заключение по 5-8 статьям УК, вырисовываются следующие психологические характеристики.

Обычно это лица 35-37 лет, ранее 1-2 раза судимые, в том числе за насильственные преступления (рецидивисты), склонны к употреблению алкоголя, к импульсивным и конфликтным действиям. По характеру замкнуты, аутичны (погружены в себя), пессимистичны, испытывают трудности в общении и адаптации. У них завышено чувство вины, они раздражительны, мнительны, тревожны, склонны к аффективным реакциям, замкнуты на чувственном восприятии реальности, с пониженным, часто подавленным настроением. Общая агрессивность обычно постоянно контролируется, и в целом снижена, но проявляется в склонности к словесной агрессии. Уровень эротизма завышен, уровень интеллекта ниже среднего, мыслительная деятельность снижена, логическое мышление часто блокируется аффективными переживаниями. Обнаруживается робость. Неуверенность в себе, заниженная самооценка сочетается с переоценкой личных страданий с целью избежать или уменьшить ответственность за содеянное.

Однако они склонны пренебрегать нравственно-правовыми нормами, ориентированы в первую очередь на получение личной выгоды. Внутренне недисциплинированны, поведение часто мотивируется случайными, индивидуальными влечениями, пренебрежением коллективных интересов. Уровень самоконтроля снижен, стремятся приспособиться к условиям строго режима лишения свободы. Необходимость постоянного сдерживания и самокотроля часто вызывает тревожные, невротические и психопатические реакции.

Для всех без исключения осужденных характерно наличие тяжелых психотравм, вызванных совершенным преступлением, арестом, вынесением приговора от краткосрочного лишения свободы до смертного приговора (в недавнем прошлом) или длительного (пожизненного) заключения. Для смертников – это всегда психологически мучительная дилемма: будет ли их приговор приведен в исполнение или нет (надежда всегда остается). В отдельных случаях это ожидание в камере смертников могло длиться до 5 лет.

Наиболее тяжелые переживания лиц, отбывающих пожизненное наказание, по данным психологического обследования, вызывают следующие обстоятельства:

- чувство вины перед потерпевшим и их родными – 32,8%;

- чувство вины перед собой и своими родными – 37,2%;

- отсутствие общения, разрыв отношений с родственниками – 56,3%;

- факт утраты свободы – 46,9%;

- переживание личной несостоятельности – 42,2%;

- отсутствие перспектив освобождения – 59,4%;

- ограничение общения с другими осужденными – 17,2%;

- изменение привычного образа жизни, однообразие жизни в колонии – 43,8%.

Кроме этого, в психологическом портрете заключенных нередко выявляется феномен «институционализации», который сродни медицинскому, психиатрическому, термину «госпитализма». Он означает длительное пребывание в закрытых учреждениях, что приводит к развитию своеобразной психологической зависимости от этих условий, безволию, апатии, другим психическим расстройствам и стойким поведенческим стереотипам.

Нарушения поведения осужденных, выявляемые в закрытых учреждениях, могут быть обусловлены не только возрастными, индивидуально-психологическими особенностями, тяжестью совершенного преступления и тяжестью психических расстройств, но и полой принадлежностью. Так, у женщин отмечается отличная от мужчин тенденция к реагированию на ситуацию изоляции. У них большее значение имеют факторы окружающей среды, чем особенности личности и личностные расстройства. Поэтому в женских колониях превалируют индивидуальные нарушительницы тюремного режима, а большинство женщин охотно демонстрируют «ритуальное согласие», оставаясь в хороших отношениях с персоналом и другими заключенными, но при этом активно не включаются в нормы учреждения.

Базовые социально-психологические профили у женщин и мужчин в целом оказались идентичными (образовательный уровень, криминальный анамнез, социальные факторы, институционализация, психиатрические диагнозы, судебно-психиатрические решения). Однако, были выявлены и определенные различия: у женщин преобладали негативный эмоциональный опыт детства, подверженность сексуальному насилию в детстве, безработица, суицидальное поведение), у мужчин же отмечалось достоверно больше насильственных правонарушений в прошлом.

Вместе с тем, женщины в тюрьме традиционно считаются более тяжелым и нестабильным контингентом по сравнению с мужчинами. Однако, коллективные демонстрации и бунты среди них – необычное и весьма редкое явление. Большинство нарушений правил и порядков тюремного режима происходит на индивидуальной основе. У женщин в тюрьмах выявляется целый ряд нарушений поведения – самоувечья, поджоги, баррикадирование, нападения, повреждения одежды, мебели, большинство из которых направлены на стремление облегчить или снять напряжение, что связано со скукой, малой активностью и тюремными ограничениями. В основном это психодезадаптационные и психопатические реакции протеста.

В тюрьмах Англии существуют значительные различия в условиях пребывания для мужчин и женщин. Закрытые женские тюрьма обеспечивают значительную свободу движения внутри безопасного периметра, в них отсутствуют также пролонгированные периоды закрытия, которые характерны для многих мужских тюрем. В противоположность мужчинам, представляющим опасность для окружающих (агрессивность, жестокость, нападения, побеги), женщины, в основном, представляют опасность для себя. Они склонны к самоповреждениям (проглатывание или введение в тело различных предметов, самопорезы и другие демонстративные псевдосуициальные поступки), что и является частой причиной их помещения в больницу. По данным зарубежных исследований уровень психических расстройств и расстройств поведения у женщин, находящихся в заключении значительно выше, чем у мужчин. У женщин, склонных к аутоагресси и самоповреждениям, выявляются тяжелые депривации в детстве и юности, негативный опыт физического и сексуального насилия над ними. Во взрослой жизни они обнаруживают ненормальное психосексуальное развитие, отмечается ранний криминальный анамнез с ранним его началом. У этих женщин обнаруживаются выраженные личностные расстройства психопатического уровня со склонностью к импульсивному и антисоциальному поведению.

Методы и средства исправления поведения осужденных

В настоящее время в США широко обсуждаются возможности клинического подхода к борьбе с преступностью, которые исходит из учения Лоброзо о врожденной психической неполноценности преступника. Сторонники этого направления полагают, что последние технологические достижения в биологии и медицине свидетельствуют о том, что становиться возможным изменить и даже контролировать способности и поступки людей путем прямого воздействия на физиологию и головной мозг. Ожидается, что генная инженерия, лекарственная терапия психотропными средствами и электростимуляция головного мозга – реальности сегодняшнего дня - и должны внести основной вклад в решение этой проблемы. Профессор Гарвардского университета Э. Уилсон считает, что скоро можно будет выделить и охарактеризовать специфические гены, ответственные за поведение человека, за его агрессивные тенденции. Профессор С.Джеффи из университета штата Флорида, предлагает следующие виды биологической терапии преступников:

1. Химическая терапия – применение психотропных лекарственных средств, воздействующих на мозг и центральную нервную систему.

2. Электрическая, или шоковая, терапия, которая применяется в психиатрической практике при лечении тяжелых случаев депрессии и шизофрении.

3. Психохирургия, или нейрохирургия, которая, по мнению автора должна применяться, когда неврологическое состояние не поддается лекарственной терапии, аутотренингу и другим методам лечения. Операция заключается в хирургическом разрушении негативных нейрональных связей. Данный метод префронтальной лоботомии с успехом применялся при лечении злокачественных форм шизофрении в 40-х годах прошлого столетия, и приводил не только к избавлению от стойкой патологической симптоматики, но и формированию своеобразного личностного дефекта, отличающегося вялостью, апатией, безынициативностью и подчиняемостью в поведении.

Все это напоминает сценарий фильма «Полет над гнездом кукушки».

Вместе с тем, ряд авторов, например, Дж. Оулдер, высказывают свои сомнения и опасения в связи с применением психохирургии и предлагают установить специальные меры контроля за данными операциями. Он считает, что их нельзя применять лицам моложе 21 года, а также политическим и социальным девиантам (права человека), и использовать лишь по отношению к серьезно больным людям, способным на убийство и самоубийство.

Наряду с биопсихологическими методами коррекции, широкое развитие на Западе получает психокоррекция девиантного поведения с помощью психоанализа, гипноза, групповой психотерапии, рационально-эмоциональных методов терапии, метода косвенных рекомендаций, обучающей терапии по контролю над чувствами, модификации поведения, деловому общению и др. Все эти методы заслуживают внимания, но в основном как формы индивидуальной психотерапевтической работы с лицами, страдающими различными психическими и поведенческими расстройствами.

В целом клинический подход имеет весьма ограниченные возможности и вне широкой социальной комплексной программы не может принести заметных результатов в деле борьбы с преступностью.

Проводимые на Западе частные социально-психологические исследования механизмов преступного поведения нашли свой практический выход в различных рекомендациях и программах по предупреждению делинкветного поведения. Однако, они носят в основном психоконсультационный, психотерапевтический и медицинский характер. Они включают формирование специализированных служб в школах, которые оказывают помощь в трудных случаях педагогической практики, проводят психолого-пелдагогические консультации для родителей, разрабатывают программы успешной социальной адаптации молодежи за счет групповой и индивидуальной психотерапии, внедряют различные психокоррекционные подходы. Наблюдались прициденты применения электро-шоковой терапии и нейрохирургии в борьбе с преступностью, но в основном это касалось психически больных преступников. Важное место в превентивной практике современных цивилизованных стран занимает разветвленная сеть социальных служб и социальных работников, оказывающих поддержку населению, семье, детям, молодежи в различных кризисных ситуациях. Помощью социальных работников пользуются больные, инвалиды, престарелые, безработные, эмигранты, а также преступники и лица, вернувшиеся из мест лишения свободы. Социальные работники помогают детям, оставшимся без родителей и испытывающим жесткое обращение в семье, одиноким матерям и конфликтным семьям. Это снижает уровень риска развития девиантного поведения в обществе.

Однако, западный опыт в чистом виде не может быть перенесен в наши условия. Прежде необходимо серьезное изучение специфики социально-экономической и социокультуральной ситуации, индивидуальной и общественной психологии, этнических норм, традиций общественного и семейного воспитания, с учетом которых должна строиться отечественная социальная политика и превентивная практика в области пенитенциарной психологии.

Следует отметить, что в России имеются свои традиции превентивной теории и практики. Для успешной профилактики преступлений необходимо знать все те индивидуальные особенности, и в первую очередь мотивы, которые могут стимулировать преступные действия данной личности и поэтому должны стать объектом особого внимания. В этой сфере деятельности может возникнуть необходимость выявить и все те личностные черты, опираясь на которые можно предотвратить неблагоприятное развитие событий, т.е. максимально использовать знания о личности в профилактических целях.

Некоторые из такого рода проблем возникают в работе по раскрытию и расследованию преступлений. Так, выдвижение и проверка обоснованных гипотез о мотивах совершенного преступления могут помочь в установлении и розыске преступника, а учет его личностных особенностей – успешному поведению отдельных следственных действий (допрос, очная ставка и др.).

Объем сведений о конкретном человеке должен быть достаточным для данной цели, но следует предостеречь от чрезмерного накопления материала, который нельзя использовать. Иными словами, информация должна быть не избыточной, но обязательно достоверной.

Сведения о личности можно получить различными путями: из материалов оперативно-розыскного характера, бесед с самим интересующим лицом, с его знакомыми и родственниками, наблюдением за его поведением, материалов уголовного дела и т.п.

Как для общей, так и для индивидуальной профилактики преступлений нужно всемерно использовать имеющиеся в местных ОВД и ФСБ учеты.

Эти и другие материалы (личные дела, картотеки, характеристики, результаты тестирований и пр.) могут использоваться как в индивидуальной работе, так и в обобщенном виде, в планировании и осуществлении профилактики правонарушений среди личного состава конкретного подразделения или обслуживаемого участка в целом. В процессе же аналитической работы, которая будет этому предшествовать, обобщенные за каждый год данные можно сопоставлять с тем, чтобы выявить наиболее существенные тенденции и изменения в характеристиках личности и поведении правонарушителей.

Как считает В.Л. Васильев, изучение личности осужденного к моменту его освобождения из ИТУ имеет большое значение для решения вопросов борьбы с рецидивной преступностью. С этой проблемой тесно связана проблема адаптации осужденного к условиям нормального существования в обычной среде на свободе. К сожалению, еще нередки случаи, когда лица, вышедшие из ИТУ, вновь совершают преступления. И здесь встает проблема доказательства исправления человека, которая не менее актуальна, чем проблема доказательства виновности.

Поэтому необходима психологическая подготовка осужденных к жизни в новых условиях, которая заключается в активизации их психики, настрое их чувств, привычек, психических состояний, в формировании установки вести себя подабающим образом в новых условиях. С помощью таких целенаправленных психических воздействий у осужденного складывается психологическая готовность жить в новых условиях, которая обеспечивает быстрое включение его в новую социальную среду и деятельность в ней без дополнительной затраты энергии на преодоление внутреннего сопротивления и напряжения.

Прежде всего, следует активизировать положительные качества личности, обращаясь к лучшим ее сторонам, напоминанием былых заслуг, активизацией позитивных установок, морально-политических и правовых чувств, выражением уверенности, что осужденный оправдывает доверие воспитателей и т.п. Это воздействие может быть как прямым - через психотерапевтические беседы с осужденным с совместным анализом причин его прошлых действий и поступков, так и косвенным – анализируется опыт других людей.

Всех освободившихся из мест лишения свободы условно можно разделить на три категории: 1) лица, вполне исправившиеся в период отбытия наказания; 2) лица с дефектами воспитания; 3) лица, не исправившиеся в процессе отбытия наказания.

Но для всех указанных категорий освободившихся процесс адаптации, вернее реадаптации, является сложным и трудным явлением в их жизни. Его успех зависит от трех групп факторов.

К первой группе относится личность самого освобожденного: его мировоззрение, черты характера, темперамент, интеллект, правосознание, мораль, нравственность, этика, специальность, трудовые навыки и т.д. Ко второй – условия внешней среды, окружающей личность освобожденного: наличие жилья, прописки, семьи и взаимоотношения с трудовым коллективом, тактика работы милиции, которые осуществляют надзор. К третьей группе факторов относятся условия, в которых осужденный ИТУ находился и которые сказываются на его поведение в первые месяцы свободы: организация трудового процесса, структура коллектива осужденных, срок пребывания в ИТУ, учеба, воспитательное воздействие администрации и т.п.

Процесс адаптации освобожденных обычно длится около 1 года, но нередко завершается лишь к трем годам. Самое трудное время – период первых 3-6 месяцев. Именно в это время требуется наиболее и интенсивная работа по управлению процессом социальной адаптации освобожденных, строгий контроль за их поведением в быту, в общественных местах, за сферой их общения. Если освобожденный не устраивается на работу или после трудоустройства оставляет ее, не имеет постоянного места жительства или систематически его меняют, нарушают общественный порядок и правила общежития, это свидетельствует о том, что процесс социальной адаптации протекает неудовлетворительно и есть реальная почва для рецидива.

Социальная адаптация считается успешной, когда социально полезные связи освобожденного в основных сферах жизнедеятельности установлены и не имеют существенных отклонений. Нормально адаптированный освобожденный порывает связи с преступной средой и другими лицами, чье поведение характеризуется как антиобщественное, не злоупотребляет алкоголем, не допускает правонарушений.

В сложном процессе ресоциализации важную общественную роль, особенно в последнее время играет церковь, е вклад в восстановление и учреждение общечеловеческих норм и ценностей.


Размещено на Allbest.ru

49




Случайные файлы

Файл
56485.rtf
10968-1.rtf
113331.rtf
183414.rtf
144784.rtf