Коррупция в нефтедобывающих странах (96777)

Посмотреть архив целиком













Ахметова Г.Р.



КОРРУПЦИЯ В НЕФТЕДОБЫВАЮЩИХ СТРАНАХ













АЛМАТЫ, 2002



Ахметова Г.Р.












КОРРУПЦИЯ В НЕФТЕДОБЫВАЮЩИХ СТРАНАХ


Учебное пособие для студентов факультета «Мировая Экономика и Международные Отношения"











Издательство «Кульжахан»

Алматы, 2002

ББК 65.5+67.99(2)8я7


АхметоваГ.Р.

А 95 Коррупция в нефтедобывающих странах. Учебное посо­бие. - Алматы: Издательство «Кульжахан», 2002. -150 с.


ISВN 9965-13-818-4


Данное учебное пособие является первым пособием по спецкур­су "Макроэкономическая политика стран, богатых сырьевыми ресур­сами", который изучают студенты выпускного курса на факультете "Мировая Экономика и Международные Отношения" Казахского Экономического Университета им. Т. Рыскулова. В нем рассматрива­ется зависимость между эксплуатацией природных ресурсов и нали­чием коррумпированной экономики на примере некоторых стран, бо­гатых нефтью (Нигерия, Индонезия, Венесуэла); определяется место коррупции с точки зрения новой институциональной теории; выявля­ются прогнозные сценарии развития нефтедобывающих стран.

Данное пособие написано в рамках научно-исследовательского гранта. Предназначено не только для студентов, изучающих спецкурс, но и для аспирантов, соискателей, магистрантов и всех тех, кто живо интересуется природой феномена коррупции.


ББК б5.5+67.99(2)8я7

Рецензенты: Кренгауз И.Н., доцент, к.э.н.

Мухамедхан Д.К., директор Академических программ проекта ЕdNet, к.п.н.

Раисова А.К., доцент, к.э.н.


А 4310020000/00(05)-02 © Ахметова Г.Р., 2002





ISВN 9965-13-818-4







Посвящается моим родителям, честно и достойно прожившим свою жизнь

Оглавление


ВВЕДЕНИЕ

Глава 1. ФЕНОМЕН КОРРУПЦИИ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ

1.1. Терминология понятия "коррупция"

1.2. Коррупция: исторический ракурс

1.3. Место коррупции в теории неоинституционализма

1.4. Нефтяная рента как источник коррупции

1.5. Показатели коррумпированности стран-экспортеров нефти

Глава 2. ПРОЯВЛЕНИЯ И ОСОБЕННОСТИ КОРРУПЦИИ В НЕФТЕДОБЫВАЮЩИХ СТРАНАХ

2.1. Нефтяное богатство страны и коррупция

2.2. Нефть и коррупция: нигерийский вариант

2.3. Последствия нефтяного развития Индонезии и роль коррупции

2.4. Нефть, коррупция и неспокойная Венесуэла

Глава 3. ТРАНСНАЦИОНАЛИЗАЦИЯ КОРРУПЦИИ В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ

3.1. Транснациональные компании и коррупция

3.2. Нефтяные ТНК и коррупция в Казахстане

3.3. Особенности проявления коррупции в странах Центрально-Азиатского региона

3.4. Сценарии развития нефтедобывающих стран

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

ГЛОССАРИЙ

Об авторе

Список использованной литературы

"Всякая власть дается от народа. И уже никогда к нему не возвращается".

Габриэль Лауб

"С помощью больших денег больше людей продано, чем куплено".

Фрэнсис Бэкон


ВВЕДЕНИЕ


Изучение коррупции и борьба с нею на протяжении мно­гих десятков лет является весьма актуальной и важной задачей во многих странах мира, но, как отмечают исследователи, "практических сдвигов в борьбе с коррупцией очень мало или почти нет. Коррупция становится нормой, а не исключением, в том числе и среди политической, правящей и экономической элиты"1. Более того, по оценкам специалистов в области изуче­ния коррупции и борьбы против нее, за последние годы кор­рупция разрослась до глобальных масштабов, перестав быть только национальной, внутригосударственной проблемой. Она приобрела трансграничный характер, и этот факт не может не беспокоить как национальные правительства, так международ­ные организации, которые в последнее десятилетие активизи­ровали деятельность по борьбе с коррупцией.

Так, в 1996 г. ООН была принята "Декларация о борьбе с коррупцией и взятничеством в международных коммерческих операциях"; разработана Глобальная Программа Борьбы с Кор­рупцией в рамках ООН; создаются международные антикор­рупционные комитеты; международными неправительственны­ми организациями проводятся широкомасштабные исследова­ния проявления коррупции во многих странах; изучаются со­циально-экономические предпосылки и причины ее возникно­вения; выставляются рейтинги коррумпированности стран; пра­вительствами многих стран разрабатываются и принимаются национальные законы и государственные программы борьбы с коррупцией и т.д.

Как видим, на уровне мирового сообщества происходит не только осознание и изучение этой глобальной проблемы, ка­сающейся практически всех стран мира, но и предпринимается попытка борьбы с этим негативным явлением. В официальной мировой, зарубежной и отечественной литературе, особенно в последнее время, чувствуется глубокая заинтересованность в комплексном изучении феномена коррупции не только в рамках национальной экономики, а в рамках всего мирового сообщест­ва в целом, поскольку коррупция перешагивает все националь­ные границы, стирая грани между различными группами стран.

Таким образом, можно сделать неоднозначный вывод о том, что не только на уровне одного государства, но и на меж­дународном, глобальном уровне существует настоятельная не­обходимость последовательного и комплексного изучения фе­номена коррупции, а также предложения действенных методов и способов борьбы с нею. Правда, акцент в иследованиях по проблемам коррупции делается, как правило, на правовые, эти­ческие и социокультурные аспекты коррупции. Экономическое же объяснение этого явления, на наш взгляд, дается, весьма не­достаточно.

Целью данного учебного пособия является попытка устра­нения этого пробела. Это пособие написано по материалам спецкурса "Макроэкономическая политика стран, богатых сырьевыми ресурсами", который преподается студентам чет­вертого курса факультета "Мировая Экономика и Международ­ные Отношения" Казахского Экономического Университета им. Т. Рыскулова с 1999 г. Одной из тем этого спецкурса, которая неизменно вызывает огромный интерес у студентов, является тема "Коррупция в нефтедобывающих странах". Думается, что в последнее время эта тема интересует многих людей, и автор надеется, что данное пособие поможет хоть в какой-то степени удовлетворить все возрастающий интерес к изучению феномена коррупции.

1 Лунеев В.В. Коррупция: политические, экономические, организационные и правовые проблемы // Государство и право. - 2000. - Х° 4. - С. 99-100.


Глава 1. ФЕНОМЕН КОРРУПЦИИ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ


1.1. Терминология понятия "коррупция"


В переводе с латинского коррупция ("corruptio") означает подкуп, подкупность и продажность общественных и политиче­ских деятелей, государственных чиновников и должностных лиц с целью личного обогащения. Еще в римском праве термин "согштреге" трактовался как "повреждать, ломать, разрушать, подкупать" и означал противоправные действия в судебной практике. Этот термин произошел от сочетания латинских слов "correi" - несколько участников в одной из сторон обязательст­венного отношения по поводу единственного предмета, и "rumpere" - ломать, повреждать, отменять. В результате этого сочетания образовался самостоятельный термин, который в римском праве предполагал участие в деятельности нескольких (не менее двух) лиц, целью которых являлась порча или повре­ждение нормального хода судебного процесса или процесса управления делами общества.

Взгляды общества на коррупцию в целом представляют огромный разброс мнений. Они могут существенно различаться в зависимости от многих факторов. Различны также мнения и о значении, причинах и влиянии этого явления на социально-экономические, культурные, национальные и другие процессы в жизни общества. Литература по этому предмету обширна и разнообразна, особенно иностранная. Подчеркнем, что изуче­ние коррупция должно носить ярко выраженный междисцип­линарный характер.

Практически все исследования, посвященные коррупции и раскрывающие связь между ней и экономическим ростом, име­ют результатом неутешительный вывод: чем ниже уровень кор­рупции, тем выше показатель роста валового внутреннего про­дукта. Кроме того, экономисты отмечают негативное влияние коррупции на распределение доходов, что приводит, в конеч­ном счете, на угнетенное положение малоимущих слоев насе­ления в сфере образования и здравоохранения, малого и сред­него бизнеса, особенно в развивающихся странах. Но, самое страшное, коррупция утверждает общественный цинизм как общественную корму поведения, разлагает политическую сис­тему, приводит к политической нестабильности государства.

Политологи же говорят о коррупции как о различных спо­собах использования власти и политическом влиянии, оказы­ваемом заинтересованными лицами, группами, партиями, дви­жениями на политические процессы в стране. Для них основ­ные причины коррупции кроются, прежде всего, в политиче­ских структурах, там, где наблюдается недостаток демократии. Признавая, что и в демократически развитых государствах име­ет место коррупция, они отмечают, что здесь, в отличие от недемократических режимов, вступает в силу система сдержек и противовесов, которые четко выработаны в демократических государствах.2

Юристы рассматривают коррупцию как отклонение от обязывающей правовой нормы, допускаемого произвола при осуществлении полномочий и незаконного использования госу­дарственных ресурсов. Коррупция чаще всего определяется ими как "действия официального или доверенного лица, кото­рое незаконно или неправомерно использует свое положение или действия по получению прибыли для себя или другого ли­ца, действуя против интересов и прав других". Юристы относят коррупцию к области применения экономического, админист­ративного и уголовного права и отмечают, что коррупция ока­зывает разрушительное воздействие на нормы права, которые в результате ее действия заменяются правилами, продиктован­ными теми, кто, во-первых, имеет влияние; во-вторых, способен оказывать влияние; в-третьих, готов платить.


2Murdal G. Corruption – Its causes and Effects, in Asian Drama; An Equiry into the Poverty of Nations. – 1968. – Vol.II. – P.951,952; Friedrich C. The Pathology of Politics; Violence, Betrayal, Corruption, Secrecy and Propaganda. – 1972. – p. 127,128. Юристы разделяют коррупцию на мелкую (низовую, повсе­дневную) и крупную (элитарную). Они отмечают, что между ни­ми нередко существуют отношения взаимной зависимости, обу­словленности и общности централизованного, патерналистского, иного организационного или социально-психологического характера. Мелкая коррупция повседневно высасывает матери­альное благосостояние людей, крупная - заглатывает огромные куски государственной и частной экономики. А обе вместе они беспощадно разрушают правовые основы общества и государ­ственную власть.

Социологи видят в коррупции, прежде всего, "социальное отношение", которое выражается в нарушении принятых в об­ществе норм обязательного поведения и социального благопо­лучия. Коррупция определяется ими как "порабощение общест­венных отношений, где два или более лица совершают подмену отношений путем успешной трансформации денег или власти, обходя предусмотренные законом процедуры и подменяя их личными отношениями"3, или как отношение "клиент-хозяин". Некоторые исследователи определяют коррупцию как форму "патримониализма", который ярко проявляется в тех общест­вах, где общины малы, а интерактивные связи глубоко персо­нифицированы, потребность же в накоплении "социального ка­питала" велика.4 Многие социологи рассматривают коррупцию в контексте исторических, социальных и культурных факторов, вытекающих из конфликтов между различными группами и разными ценностями в обществе. Они констатируют тот факт, что коррупция процветает при конфликте ценностей.5

Специалисты в области управления государством опреде­ляют коррупцию как злоупотребление государственными ресур­сами и использование государственных структур для достижения частной прибыли вопреки существующим нормам.6 Объясняя причины коррупции недостаточным уровнем оплаты труда го­сударственных должностных лиц, монополией на предоставле­ние услуг общего пользования, большой свободой действий, слабой системой финансового контроля, чрезмерным регулированием и избытком процедур, отсутствием внутренней культуры и этических правил государственной службы, они отмечают, что коррупция не позволяет рационально сформировать и реа­лизовать государственную политику.7


3 Defleur M.Corruption, Law and Justice//Journal of Criminal Justice. – 1995. №23.-Р. 243.

4 Tanzi V.Corruption, Governmental Activities and Markets. – International Monetary Fund, 1994.

5 Easterly W.& Levine R.Africa’s Growth Tragedy: Policies and Ethic Divisions 2. – World Bank Draft Paper, 1996.

6 Gaiden G. & Gaiden N. Administrative Corruption//Public Administration Review. – 1997. -№37.-Р. 301, 302.

7 Schaffer B. Access: A theoty of Corruption and Bureaucracy//Administration and Development. – 1986. - №6. – P.357.


Предпринимателей в первую очередь беспокоят объемы и цена сделок, а также неопределенность, которую коррупция привносит в деловые отношения при заключении сделок, не­предсказуемость результатов конкурентной борьбы в условиях широкого распространения коррупции. В правилах поведения (Rules of Conduct) 1977 и 1996 гг. Международная торговая пала­та - международная неправительственная организация, объеди­няющая более 7000 компаний и деловых ассоциаций в более чем 130 странах, осудила коррупционную деятельность, связанную с международными коммерческими транзакциями, за негативное воздействие, оказываемое на международную торговлю и конку­ренцию. В 1995 г. в соответствии с решениями Всемирного эко­номического форума в Давосе (Швейцария) была создана "Давосская группа" для работы по ускорению принятия междуна­родных стандартов деловой этики и регулирования. Таким образом, коррупция определяется как индикатор больного (dysfunctional) общества. Фактически все, публично вы­сказывающиеся о коррупции, осуждают это явление, хотя столь широкое ее распространение было бы невозможно без участия многих из них. В наименее развитых странах большинство насе­ления смотрит на коррупцию как на часть жизни, правила игры, которые из-за отсутствия выбора должны принимать. Большинст­во людей рассматривает коррупцию как дополнительную плату за разрешение того, что можно сделать и сделать быстрее, тем са­мым, способствуя развитию коррупции. Некоторые понимают коррупцию шире: как нарушение прав человека и в самом край­нем значении как "преступление против человечества"8.

Все соглашаются, что коррупция может увеличить состояние тех, кто занят в указанных отношениях, и почти наверняка уменьшает доход государства и благосостояние общества в целом.

И. Шихата использует слово "коррупция" в широком смысле, затрагивающем различные формы поведения. Это по­ведение, отмечает он, обычно вытекает из двух ситуаций. Пер­вая связана с распределением выгод или даже просто с предос­тавлением разрешения распределять, когда искушение полу­чить личную прибыль преобладает над обязанностью служить другим интересам, обычно интересам общества. Вторая ситуа­ция - когда при применении норм обнаруживается возможность предоставлять особые льготы в ущерб правилам общественной значимости (public rules), исключая дискриминацию.

В ситуациях, когда можно обойти правила, или применять их без заранее установленной дифференциации, или такая диф­ференциация просто отсутствует, коррумпированный агент обычно отдает предпочтение специальным интересам в ущерб интересам, которым он обязан служить согласно закону. Ресур­сы, находящиеся в его распоряжении или в распоряжении ве­домства, которым он руководит, употребляются не по назначе­нию, способом, отличным от того, который был предписан ему его принципалом. Принципалы меняются в зависимости от си­туации. Это могут быть контролеры (супервайзоры) агента, ин­ституты, в рамках которых работает агент, собственники инсти­тута или общество в целом.9

8 Corruption in Government. – United Nations 1990. - №24.

9 Шихата И. Правовая реформа. Теория и практика: Учебное пособие / Перев. с англ. под ред. д.ю.н. Дорониной Н.Г. - М.: Белые альвы, 1998. - С. 234.

Некоторые экономические исследователи определяют кор­рупцию как ситуацию, где в отношениях между двумя лицами (агентом - коррумпированным лицом и принципалом) выгода, полученная агентом, значительно превосходит действительную стоимость (цену), или как ситуацию, где государственные това­ры, услуги или система обслуживания предоставляются или оказываются в публично правовой сфере с целью получения выгоды частным лицом.10

Другие описывают коррупцию в экономических терминах как ренту, являющуюся следствием монопольного положения некоторых государственных должностных лиц (public officials).

В любом случае коррупция "обеспечивает рыночную цену там, где рынку не позволяется это сделать".)

Экономисты считают, что причины коррупции кроются в экономических и административных структурах страны Они обращают внимание на ее распространение там, где особенно сильно вмешательство государства и где дискреционные права в распределении государственных товаров и услуг, или субси­дий велики, риск наказания низок, а оплата за сделку достаточ­но привлекательна.

При более широкой точке зрения принимается во внимание и государственная политика (например, уровень заработной пла­ты в государственной службе или тарифы на импорт) и даже че­стность и интегрированность государственных должностных и частных лиц. Однако, если считать эти факторы постоянными, то можно определить вероятность и размер коррупции, сравнив уровни получаемых доходов, рискованности коррумпированных сделок и потребительского спроса (bargaining power) в отноше­ниях между источником и бенефициаром. Экономисты также говорят о влиянии коррупции на развитие экономики. Они рас­сматривают взятку, когда она свободно предлагается и принима­ется, как обслуживание непосредственного интереса сторон. Что касается интересов общества, некоторые авторы рассматривают коррупцию как важный источник формирования капитала, кото­рый может поддерживать гибкость и эффективность рынка и развивать предпринимательство. Другие, основываясь на резуль­татах анкетных опросов и бесед с бизнесменами, считают, что политическое недоверие (отсутствие веры в стабильность прово­димого правительством курса) наносит намного больше вреда, чем коррупция, которую они рассматривают "скорее как пере­менные издержки, чем как фактор неопределенности", которые разделяют коррупцию на различные формы, и предполагают, что некоторые формы, несмотря на широкое распространение, не могут слишком повредить всей экономике.

В этом смысле коррупция не ограничивается государст­венным сектором, а в рамках этого сектора - бюрократическим аппаратом администрации. Она не ограничивается дачей и по­лучением взяток. Коррупция принимает различное обличье и существует при любых формах правления, включая хорошо развитые демократические государства. Она может быть обна­ружена в законодательных, судебных и исполнительных ветвях власти, как и во всех формах деятельности частного сектора. Она не связана только с этнической, расовой или религиозной принадлежностью. Однако уровень, область и воздействие ее значительно отличаются в странах и могут изменяться, по крайней мере, временно, в пределах одной страны. Коррупция в той или иной форме может существовать в любом сообществе, большое влияние на ее уровень и область применения имеет система управления. Системы могут коррумпировать людей в той же степени, если не в большей, в какой люди способны коррумпировать системы.


10 Klitgard R. Controlling Corruption. 1988. – P.22; Schlieffer A.R., Vishny R.W. Corruption//Quartely Jornal of Economics. - 1993. - № 108. - Р. 599.


Некоторые культуры кажутся терпимее других, когда речь идет о некоторых формах коррупции, особенно фаворитизме и мелких взятках. В отдельных сообществах фаворитизм настолько укоренился в человеческом сознании, что те, кто во исполнение своих государственных обязанностей отказывают в протекции своим друзьям и родственникам, подвергаются осуждению как неотзывчивые или недобрые люди. Во многих странах мелкие взятки рассматриваются как благотворительность, побудитель­ный стимул или выражение благодарности или как приемлемая замена низкой платы государственных должностных лиц, а ни­как не вымогательство, как в других странах. Такие культуроло­гические особенности, хотя и существуют, не должны прини­маться как оправдание того, что в принципе называется коррупционными действиями.

Как только коррупция находит дорогу в одном месте или секторе, она, подобно вирусу, распространяется на другие облас­ти и сектора. Ее не останавливают политические границы, и она развивается намного быстрее в той среде, которая излишне или недостаточно урегулирована. Коррумпированные и коррумпи­рующие личности имеют защищенный правом интерес в распро­странении мнения, что коррупция является доминирующей и распространенной. Благодаря им, коррупция становится естест­венным явлением. Предпринимательская деятельность иностран­ных лиц, особенно в развивающихся странах, часто способствует распространению коррупции, допуская, что выплаты и связи - неизбежные спутники торговли (это часто оборачивается против самих бизнесменов). Если не выявлять случаи коррупции, она в печном итоге приведет к искажению ценностей общества, за исключением тех немногих, которые сумеют защитить себя креп­кими моральными устоями, часто основанными на строгих рели­гиозных и этических понятиях. Коррупция влияет на общество и на личности настолько разрушительно, насколько далеко ей дают зайти. Любые краткосрочные выгоды, которые она может при­нести (облегчение регулирования излишне регулируемой эконо­мики или "смазывание колес" в деловых сделках), наиболее веро­ятно будут уничтожены общим ущербом, нанесенным коррупци­ей при перекачивании средств, в собственный карман. Даже на уровне сделок коррупция часто увеличивает неэффективность правительственных проектов и может поднимать стоимость как государственных, так и частных поставок. Довольно часто боль­шие незаконные платежи вместе того, чтобы быть инвестирован­ными в стране, переводятся за границу или вкладываются а иной нелегальный бизнес. Коррупция может увеличивать и государст­венный долг страны как результат увеличения расходов по фи­нансируемым извне контрактам, выигранным на торгах в резуль­тате коррумпированных или мошеннических действий.

Таким образом, в современной научной экономической и юридической литературе существует множество различных оп­ределений коррупции. Если попытаться немного обобщить оп­ределение коррупции, которые используют иностранные и оте­чественные источники, то коррупцию можно свести к следую­щим определениям:

- "преступная деятельность в сфере политики или государ­ственною управления, заключающаяся в использовании должно­стными лицами доверенных им прав и властных возможностей для личного обогащения. Коррупция является не самостоятель­ным составом преступления, а собирательным понятием, охва­тывающим ряд должностных преступлений (таких, как взяточ­ничество, злоупотребление служебным положением)";11

- "подкуп, продажность общественных и политических деятелей, работников государственных органов управления.


11 Большой юридический словарь / Под ред. А.Я. Сухарева, В.Д. Зорькина, В.Е. Крутских. - М.: ИНФРА-М, 1997. - С. 320.


Коррупция означает злоупотребление служебным положением, прямое использование должностным лицом прав и полномочий в целях личного обогащения"12;

- "коррупция включает в себя злоупотребление властью (полномочиями) или позицией власти (должностью, наделен­ной полномочиями) ради преследования своих личных целей"13.

В Законе РК от 2 июля 1998 г. "О борьбе с коррупцией" под коррупцией понимается "не предусмотренное законом принятие лично или через посредников имущественных благ и преиму­ществ лицами, выполняющими государственные функции, а также лицами, приравненными к ним, с использованием своих должностных полномочий и связанных с ними возможностей, а равно подкуп данных лиц путем противоправного предоставле­ния им физическими и юридическими лицами указанных благ и преимуществ".14 При этом казахстанские эксперты отмечают, что законодательство Казахстана понятие "коррупция" трактует не­сколько иначе, нежели международное. Субъекты и объекты коррупционных преступлений в международном понимании рас­сматриваются гораздо шире, говорят они.

В справочном документе ООН о международной борьбе с коррупцией последняя определяется как "злоупотребление государственной властью для получения выгоды в личных целях". Рабочее определение междисциплинарной группы по корруп­ции Совета Европы гораздо шире. Коррупция представляет со­бой взяточничество и любое другое поведение лиц, которым поручено выполнение определенных обязанностей в государст­венном или частном секторе, и которое ведет к нарушению обя­занностей возложенных на них по статусу государственного должностного лица, частного сотрудника, независимого агента, или иного рода отношений и имеет целью получение любых незаконных выгод для себя и других.

В докладе, подготовленном Советом по внешней и оборонной политике и Региональным общественным фондом "Индем" (Россия) указывается, что "под коррупцией (в узком смыс­ле слова) понимают ситуацию, когда должностное лицо прини­мает противоправное решение (иногда решение морально не­приемлемое для общественного мнения), из которого извлекает выгоду некоторая вторая сторона (например, фирма, обеспечи­вающая себе благодаря этому решению государственный заказ вопреки установленной процедуре), а само должностное лицо получает незаконное вознаграждение от этой стороны. Харак­терные признаки данной ситуации: принимается решение, на­рушающее закон или неписаные общественные нормы, обе сто­роны действуют по обоюдному согласию; обе стороны получа­ют незаконные выгоды и преимущества, обе стороны стараются скрыть свои действия".

Россия, в отличие от других стран СНГ, только сейчас, но очень тщательно и неспешно разрабатывает законопроект "О противодействии коррупции", который предусматривает ряд же­стких мер, направленных на эффективную борьбу с коррупцией в государственных и других структурах. Основные понятия, ис­пользуемые в законопроекте, включают в себя общепризнанные международные характеристики. При его разработке использо­вались такие известные конвенции Совета Европы, как "Об уго­ловной ответственности", "О гражданско-правовой ответствен­ности за коррупцию", "Об организации экономического сотруд­ничества и развития", "О подкупе иностранных должностных лиц при заключении коммерческих сделок".


12 Павленок П.Д. Краткий словарь по социологии. - М.: ИНФРА-М, 2000. - С. 81.

13 J.S. Nye. Corruption and Political Development; A Cost-Benefit Analysis//American Political Science Review. – 61. – P.P.417, 419.

14 Нормативные акты. Указ Президента РК "О мерах по совершенствованию системы борьбы с преступностью и коррупцией". Закон Республики Казах­стан "О борьбе с коррупцией". - Алматы: ТОО "Аян Эдет", 2000. - С.19.


Самое главное в за­конопроекте - определение понятия "коррупция". В данном слу­чае коррупция не отождествляется только с действиями по даче и получению взяток (в отличие от предыдущих определений или от определения коррупции в казахстанском законе "О борьбе с коррупцией"). В новом российском проекте под коррупцией также понимается "поиск, установление и поддержание корруп­ционных отношений юридических и физических лиц с целью Достижения личных либо коллективных целей".15

Нам представляется, что такое расширительное понятие "коррупция" является очень важным и ценным дополнением, поскольку оно предполагает более широкое использование антикоррупционной законодательной базы. Кроме того, по логике вещей, если под коррупцией понимать только дачу и получение взятки, то борьба сводится только к одноразовым акциям. Если понимать коррупцию как систему действий: поиск, установле­ние и поддержание коррупционных отношений, то речь идет о борьбе против самой коррупционной системы, которая сама воспроизводит коррупцию.

Впервые в российской законодательной практике физиче­ским лицам и организациям, независимо от формы собственно­сти, предоставляется возможность требовать возмещения убыт­ков, причиненных коррупционными действиями. Таким обра­зом, проблема переносится из чисто уголовного и администра­тивного поля в экономическое.

Как видим, существует значительное разнообразие точек зрения на определение коррупции, что свидетельствует о слож­ности этого явления. Поэтому мы ссылаемся на определение коррупции, принятое в документах ООН и Совета Европы: кор­рупция - это "злоупотребление государственной властью для получения выгоды в личных целях, в целях третьих лиц или групп"16. При этом коррупцию нельзя сводить только к даче и получению взятки, хотя эксперты США оценивают объем меж­дународного взяточничества в 1998 г. в 30 млрд. долларов (и это только по 60 крупным международным сделкам, которые ими анализировались).

Коррупция может иметь различные завуалированные фор­мы незаконного присвоения публичных средств для частного использования, например, лоббизм, фаворитизм, протекционизм, непотизм, взносы на политические цели, традиции перехода по­литических лидеров и государственных чиновников на должно­сти почетных президентов корпораций и частных фирм, инве­стирование коммерческих структур за счет государственного бюджета, перевод государственного имущества в акционерные общества, использование связей преступных группировок и т.д.

Таким образом, коррупция, на наш взгляд, как социально-экономическая категория выражает поиск, установление и поддержание коррупционных отношений, складывающихся между должностными лицами и физическими и юридическими лицами по поводу использования возможностей занимаемой должности с целью получения личной выгоды в ущерб третьей стороне (обществу, государству, фирме).


15Гордиевский А. Одним законом тут не обойтись! /Assandi-Times. - 2002. -№8 от 06.12

16 Лунеев В.В. Коррупция: политические, экономические, организационные и правовые проблемы // Государство и право. - 2000. - № 4. - С. 101.



1.2. Коррупция: исторический ракурс


Теоретически возникновение и существование коррупции становится возможным с момента обособления функций управ­ления в общественной или хозяйственной деятельности. Именно в этом случае у должностного лица, как правило, государствен­ного чиновника, появляются большие возможности распоряже­ния ресурсами (природными, материальными, денежными, фи­нансовыми, информационными, технологическими и другими). В результате чего он часто принимает решения не в интересах общества, государства, фирмы, а исходя из своих личных, коры­стных побуждений. В историческом ракурсе это относится ко времени формирования первых классовых обществ и государст­венных образований в древнейших центрах человеческой циви­лизации: Египте, Месопотамии, Индии, Китае в 111-11 тысячеле­тиях до н.э., что подтверждается найденными археологами и ис­ториками религиозными и литературными источниками: сборни­ками, сводами законов, нормативными актами, правилами (ко­дексами) поведения, другими письменными источниками.

Как свидетельствует сохранившиеся письменные источники уже в Древнем Египте люди знали, что такое коррупция. Наиболее цинично она проявлялась среди представителей адми­нистративных органов (жрецов) и своеобразно описывалась в криминальных хрониках тех лет. Известный египтолог П. Монте, изучая период династии Рамсесов, отмечает: "Гробницы фарао­нов и частных лиц вначале привлекали только работников ка­меноломен, каменотесов и ремесленников. Но вскоре к их шайкам присоединились мелкие чиновники храмов и самих некрополей, а также низшие жрецы. Бандиты шайки, в которой был жрец Пенунхеб и его четыре священнослужителя - Хапиур, его сын Пансем, Семди и Панхар, ухитрились снять ожерелье со ста­туи Нефертума, посвященной великому богу - фараону Усерма-атра-Сетепенра. Другая шайка, в которой были жрецы, писца, погонщики волов, ограбила "дом золота" фараона Усермаатра-Сетепенра. Жрец Кер и четверо его собратьев наведывались сю­да и уносили золото, которое обменивали в городе на зерно. Од­нажды один из соучастников, пастух, затеял с ними ссору: "По­чему вы мне даете так мало?" Купив золотого быка, они отдали его пастуху. Но писец царских документов Сетимес, услышав перебранку между жрецами и пастухом, сказал им: "Я пойду и доложу верховному жрецу Амона!" Жрецы поняли с полуслова. За две вылазки в гробницу они вынесли четыре с половиной кита золота и этим купили молчание писца царских документов".

Эта, по сути своей, криминальная сцена из жизни древне­египетского общества дала возможность Монте сделать сле­дующий вывод: "Пример был подан сверху, и маленькие люди с маленькими средствами последовали ему, тем более, что в эти смутные времена жизнь неимоверно вздорожала. Продуктов не хватало, и меняли их только на золото и серебро"17.

Там же, в Древнем Египте гераклеопольский царь поучал своего сына Мерикара: "Возвышай своих велымож, чтобы они поступали по твоим законам. Непристрастен тот, кто богат в своем доме, он владыка вещей и не нуждается" ("Поучение гераклеопольсксто царя своему сыну Мерикара", XXII в. до н.э.). В Ветхом Завете говорится: "Я знаю, как многочисленны ваши преступления и как тяжки ваши грехи: вы притесняете правого, берете взятки, а нищего, ищущего правосудие, гоните от ворот" (Библия, Ам., 5:12).


17 Монте П. Египет Рамсесов. - М.: Издательство восточной литературы, 1989. Сю 263-264.

Описание феномена коррупции в то время ограничивалось не столько констатацией факта ее существования, сколько опреде­ленным к ней отношением, которое было связано в первую оче­редь с тем, кто писал о проявлениях коррупции. Например, в Древней Индии к чиновничьему мздоимству относились с фило­софской терпимостью как к неизбежности. Каутилья, главный миистр императора Чандрапурта Маурия, в IV в. до н.э. перечислял трактате "Артхашастра" 40 видов присвоения чиновниками годударственного дохода (хищение казенного имущества), но при пм' с невозмутимостью и спокойствием царедворца заключил: "Как невозможно не попробовать вкус меда или отравы, если они находятся у тебя на кончике языка, так же для правительственного чиновника невозможно не откусить хотя бы немного от царских доходов. Как о рыбе, плывущей под водой, нельзя сказать, что она пьет воду, так и о правительственном чиновнике нельзя сказать, что он берег себе деньги. Можно установить движение птиц, ле­тящих высоко в небе, но невозможно установить скрытые цели движений правительственных чиновников"18.

Историк У. Манчестер так характеризовал период Средне­вековья (Темных веков): "Если соединить вместе сохранившиеся фрагменты, то возникающая картина - это смесь нескончаемых войн, коррупции, беззакония, одержимости странными мифами и почти непостижимого безмыслия".19 В конечном итоге, как от­мечал Л. Туроу, "в политическом и социальном беспорядке, про­исшедшем из всего этого, разрушалась экономическая инфра­структура, человеческая и физическая, а также та социальная дисциплина, которая позволяла Риму сохранять свой уровень жизни и поддерживать свои армии. При растущем общественном потреблении и нежелании платить налоги прежние инвестиции перестали делаться. В конце концов, начался экономический упадок, ускорявшийся сам собой. Меньшая производительность приводила ко все меньшей готовности к социальным инвестици­ям, необходимым для поддержания прежней системы, это вело к еще меньшей производительности и к следующему по очереди сокращению социальных инвестиций".20 Людям Темных веков недоставало ценностей, порождающих организационные способ­ности, без которых нельзя было воссоздать прошлое. Люди оставались столетие за столетием в Темных веках не из-за их техно­логии, а из-за идеологии.

В Великобритании средних веков широко процветала кор­рупция практически во всех ветвях власти. Э. де Сото пишет: "В 1601 г. спикер палаты общин (Англия) сказал про мировых судей, "эти твари за полудюжину цыплят готовы наплевать на целую дюжину уголовных законов".21

О коррупции упоминается в русских летописях уже в ХШ в. Впервые в законодательном порядке ограничение коррупции в России происходит во времена царствования Ивана III. Впер­вые смертную казнь в качестве наказания за чрезмерность во взятках ввел его внук Иван IV (Грозный). При Петре I в России против коррупции стала проводиться жесткая борьба.


18 Dwivedy O.P., Jain R.B. Bureaucratic Morality in India// International Political Science Review. – 1977. Vol.9.- № 3. - Р. 206.

19 William Manchester. A World Lit Only be Fire: The Medieval Mind and the Renaissance. – Boston: Little, Brown, 1992. - Р.З.

20 Лестер К. Туроу- Будущее капитализма. Как сегодняшние экономические силы формируют завтрашний мир. / Пер. с англ. А.И. Фёдорова. - Новосибирск; Сибирский хронограф, 1999. -С. 312.

21 Сото де Э. Загадка капитала. Почему капитализм торжествует на Западе и терпит поражение во всем остальном мире". - М.: Олимп Бизнес, 2001. - С. 105.


Историк Павленко Н.И. писал: "Нужно отдать должное Петру - он не питал иллюзий относительно моральных качеств людей, заполнивших многочисленные канцелярии. Скорее на­оборот. Характер законотворчества царя даст основание пола­гать, что он с крайней подозрительностью относился к чинов­никам и едва ли не в каждом из них готов был видеть казнокра­да, мздоимца, вымогателя, человека, не знающего границ в уто­лении жажды наживы за счет ограбления государства и отдель­ных подданных государя. Именно поэтому Петр наряду с соз­данием исполнительных учреждений был озабочен созданием контролирующих учреждений".22

Сам Петр I писал: "Есть плуты, которые ни во что иное тщатся, точию мины под всякое добро делать и несытость свою наполнять". Поэтому он организовал самый бдительный надзор за сформированным им новым правительственным аппаратом: в один и тот же день, когда был создан Сенат, был учрежден и ап­парат контроля (фискальная служба). Тогда на всю Россию про­звучали "дела" сибирского губернатора Гагарина, обер-фискала Нестерова, обвиненных в коррупционной деятельности. Необхо­димо отметить, что в Российской империи коррупция была тесно переплетена с фаворитизмом: известны многочисленные эпизоды коррупционной деятельности фаворита Петра I князя Александра Меньшикова, за что тот не раз наказывался царем.

После смерти Петра I аппарат контроля продолжал дейст­вовать весьма успешно, что видно из отчетов специального от­деления канцелярии и корпуса жандармерии, которые следили не только за политической обстановкой в разных странах, но и пристально наблюдали за работой внутренних органов государ­ственной службы: министерством образования, министерством путей сообщения и т.д.

Вот каким образом, например, характеризовался тогдаш­ний министр юстиции: "Дашков был министр юстиции, каких Россия едва ли когда имела. Проницательный ум, познание де­ла, праводушие и твердый, сильный характер составляли редкое сочетание в одном человеке. Общим голосом находили в нем один только порок - непреодолимую лень. Его ужасно боялись взяточники. Но и Дашков жаловался, что он не может водво­рить правосудия по недостатку способных людей. Сенат напол­нен людьми мало сведущими в юриспруденции, а что всего важнее, весьма мало дельных обер-прокуроров и обер-секретарей. По губерниям способных людей еще менее".23 А про деятельность министерства путей сообщения говорилось следующее: "Один и всеобщий слух утверждает, что все по­стройки, производимые чрез посредство чиновников путей со­общения, обходится втрое дороже их ценности. Но справедли­вость требует сказать, что самый образ торгов, законами утвер­жденный, чрезвычайно тому способствует".24

Так что история человеческой цивилизации изобилует примерами коррупции во все времена и практически во всех странах мира. Коррупция в той или иной форме существует во всех обществах. Подобно другим безнравственным действиям, ее разрушительное проявление было известно давно, и осужда­лись с давних времен практически во всех культурах; тем не ме­нее, она по-прежнему широко представлена практически во всех обществах.


22 Павленко Н.И. Петр Великий. - М.: Мысль, 1990. - С. 456.

23Россия под надзором. Отчеты III отделения собственной его императорско­го величества канцелярии и корпуса жандармов. Нравственно-политический отчет за 1839 год // Свободная мысль - XXI. - 2002. - У» 8. - С. 111.

24 Там же. – С. 113.



1.3. Место коррупции в теории неоинституционализма


Признавая тот факт, что коррупция является своеобразным феноменом социально-экономической действительности любо­го общества, многие исследователи предполагают, что в на­стоящее время практически в каждой стране существует так называемый "естественный" (или "нормальный") уровень кор­рупции, который вполне возможно, по их мнению, объяснить объективными предпосылками. К ним исследователи относят: необходимость государственного вмешательства в экономику, издержки рыночной экономики с присущим ей неравномерным распределением ресурсов (материальных, финансовых, техно­логических, инвестиционных, информационных, трудовых и т.д.); неискоренимое стремление государственных чиновников, осуществляющих и контролирующих процессы распределения, к поиску экономической и политической ренты.

Объяснить коррупцию только с точки зрения юриспруден­ции, социологии или политологи" практически невозможно; необходимо в первую очередь дать экономическое объяснение этого феномена и, на наш взгляд, наиболее полно феномен кор­рупции можно исследовать в рамках новой институциональной (неоинституциональной) теории. Если рассматривать экономи­ческое содержание коррупции с точки зрения положений но­вой институциональной теории, то объяснить коррупцию мож­но следующим образом. Неоинституционалисгы основное вни­мание в своих исследованиях уделяют институтам, под кото­рыми понимаются границы и рамки поведения людей (устойчи­вые традиции поведения экономического субъекта: нормы, пра­вила, нравственные обязательства, обычаи), создаваемые сами­ми людьми; их эволюции 'и роли в определении экономического поведения индивидуумов, социальных групп и всего государст­ва. Экономическая деятельность общества цементируется ин­ститутами, с одной стороны; с другой стороны - неформальны­ми нормами, ограничивающими и прямо или косвенно влияю­щими на экономическую деятельность. Естественно, нормы и правила всегда должны дополняться соответствующими меха­низмами проверки их соблюдения и обеспечения выполнения, поскольку это является целесообразным, так как происходит экономия времени и усилий на принятие решений. Но при этом существует определенное ограничение возможностей выбора в принятии решений: то, что было бы максимально эффектив­ным но не соответствует нормам и правилам, - не выбирается. Поэтому для неоинституционалистской теории характерен не столько интерес результатов, сколько интерес к процессу при­нятия решений, его условиям и предпосылкам.

В любом обществе, являющемся совокупностью деятель­ности людей, имеет место система отношений трех видов: во-первых, отношение индивида к другим людям; во-вторых, от­ношение индивида к природе; в-третьих, отношение индивида к самому себе. Естественно, данная система отношений не может существовать без проблем, т.е. без трения и противоречий, по­скольку каждый индивид имеет собственные цели. Отсюда воз­никают конфликты, конфликтные ситуации между интересами некоторых членов общества и самим обществом. Поэтому ин­ституты и призваны выполнять функцию опосредования, носи­теля компромисса между самим индивидом, между индивидом и природой, между индивидом и другими людьми, между ин­дивидом и всем миром.

Здесь необходимо отметить, что в отличие от неоклассиче­ской теории, в которой ограничителем поведения людей является доход и цены, в неоинституциональной теории набор ограничи­телей резко расширяется. В ход вступают как экономические, так и этические, правовые ограничители. Поэтому институты начи­нают выступать не только как ограничитель поведения людей, но и как условия формирования предпочтений экономических аген­тов. Институт формирует ожидания в отношении поведения дру­гих людей и вместе с тем создает систему правил, согласованную с собственными интересами.

В системе правил выделяют так называемые формальные правила, которые зафиксированы в виде законов, нормативных актов и обеспечены защитой со стороны государства, и нефор­мальные правила, которые нигде не зафиксированы, но Защище­ны другими, не государственными механизмами. Формальные и неформальные правила находятся по отношению друг к другу в определенной сопряженности и соподчиненное™. Обычно выделяют конституционные (политические) правила, экономические правила и контракты.

Институты в своей деятельности должны учитывать сле­дующее:

1) поступки людей или стереотипы поведения людей (при­вычки, которые не контролируются другими людьми);

2) правила, которые устанавливает сам институт (определе­ние взаимоотношений между людьми, установления того, что каждый человек может, и что он не должен делать), то есть пра­вила отражают отношение человека к самому себе и ограничи­вают жизнь человека на две сферы - частную и общественную;

3) народные взгляды (предрассудки).

Наряду с институтами существуют и санкции, которые применяются к нарушителям этих правил (неодобрение, пори­цание, наказание и т.д.). Следовательно, в обществе должен существовать и контроль, т.е. механизм выявления нарушений.

В неоинституционалистской теории се ядром является тео­рия прав собственности и теория трансакционных издержек, создателем которых является американский экономист, лауреат Нобелевской премии Р. Коуз. Его самые известные работы - "Природа фирмы" (1937 г.) и "Проблема социальных издержек" (1960 г.). Па основе этих работ, взглядов Р. Коуза возникли но­вые направления теоретической экономической мысли - эконо­мика права, теория экономических организаций, новая эконо­мическая история.

В основе всех работ Коуза лежит мысль о том, что любая форма социальной организации - рынок, фирма, государство - требует определенных издержек для своего создания и поддер­жания. Из этого положения следует, что различные социальные институты могут значительно различаться по уровню и струк­туре этих издержек, что наиболее эффективными оказываются институты, обходящиеся обществу дешевле, что искусство эко­номической политики состоит в отборе наименее дорогостоя­щих способов координации экономической деятельности.

Теория прав собственности рассматривает практически все формы собственности (частная, коллективная, государственная, акционерная) и контрактные отношения, на основе которых осуществляется обмен. При этом Коузом оценивается сравни­тельная эффективность всех форм собственность в обеспечении сделок на рынке.

Под правами собственности понимается совокупность вла­стных прав, санкционированных поведенческих отношений, складывающихся между людьми по поводу использования ими экономических благ ("пучок" правомочий, по Коузу). Властные права, уже имеющие место быть, сформировались не сразу; их становление, развитие и формирование происходило постепенно, в течение всей истории человеческой цивилизации. Например, в римском праве ведущую роль играли право владения, пользова­ния, распоряжения (управления) и перехода вещи по наследству (либо по завещанию). С приходом капиталистических (рыноч­ных) отношений и их развитием к этим правам прибавляется право на "капитальную стоимость", т.е. право на доход.

Как только объективно появляется право на доход, естест­венно, встает вопрос о праве на безопасность собственности (за­щите от экспроприации). Новейшая история изобилует фактами, когда в различных странах в результате революций, политиче­ских и военных переворотов происходили процессы национали­зации, которые породили проблему временных границ использо­вания собственности (бессрочное использование или использо­вание с ограниченным сроком). В настоящее время, в условиях экологического загрязнения окружающей среды, возникло право защиты от отрицательных последствий экологических катаст­роф, т.е. неправильного использования природы.

Таким образом, право собственности не является раз и на­всегда данным, застывшим; право собственности является по­стоянно изменяющейся категорией. Следует добавить, что в реальной действительности возможны различные комбинации и сочетания прав собственности.

Чтобы укрепить право собственности, необходимо доба­вить к нему новые правомочия, которые называются специфи­кацией прав собственности; она предполагает определение Объекта и объекта собственности, а также определение право­мочий собственника. Поэтому определение права собственности как "пучка" правомочий (спецификация права собственности) делает его более гибким, пластичным, эффективным и приспособляемым при заключении сложных сделок на рынке.

При этом может происходить так называемое "расщепление" "пучка" правомочий, в результате чего экономический агент получает только часть права собственности (например, только право пользования или только право распоряжения, либо какие-нибудь другие комбинации). Такое "расщепление" помогает экономическим агентам наиболее эффективно взаимодейство­вать друг с другом по поводу использования тех или иных ре­сурсов. Процесс спецификации, т.е. размывания прав собствен­ности, напрямую связан с трансакционными издержками, под которыми Р. Коуз понимает все издержки, возникающие при совершении сделки.

Категория "трансакционные издержки" впервые была при­менена Коузом еще в 1930-е гг. в статье "Природа фирмы", но в экономической литературе получила широкое распространение в 1970-х гг. До Коуза экономическая теория обходилась без этого понятия, поскольку как бы по умолчанию предполагалось, что любые взаимоотношения и взаимодействия между экономиче­скими агентами происходят гладко, без потерь и затрат.

Итак, трансакционные издержки или "издержки использо­вания рыночного механизма". Под ними понимают издержки, связанные с обменом и защитой правомочий собственности. При этом сюда включаются достаточно широкий круг трансак­ций: обмен товарами; обмен юридическими обязательствами; сделки краткосрочного и долгосрочного характера; сделки, тре­бующие детального документального оформления и сделки по унифицированной форме контракта. То есть трансакционные издержки предполагают затраты и потери взаимодействия субъектов рыночной экономики.

Выделяют пять основных групп трансакционных издер­жек:

1) издержки поиска информации - затраты времени и ре­сурсов на получение и обработку информации, а также потери от несовершенной информации. Поскольку на рынке существу­ет неодинаковое распределение информации, то приходится тратить время и деньги на поиск потенциальных покупателей и продавцов. Кроме того, неполнота информации часто приводит к дополнительным расходам, связанными с покупкой товаров и услуг по ценам выше равновесных (или продажей ниже равновесных), а также с потерями, связанными с покупкой товаров-субститутов;

2) издержки ведения переговоров об условиях обмена и издержки на заключение и оформление контрактов. Проведение переговоров и подписание контрактов требует также времени и определенных ресурсов, что зачастую увеличивает цену прода­ваемых товаров и услуг;

3) издержки измерения, т.е. издержки на установление ко­личественных характеристик информации, потери от ошибок и неточностей. Значительная часть издержек связана с прямыми затратами на измерительную технику, а также с ошибками. Но существуют товары и услуги, которые можно измерить только косвенно (например, качество обслуживания). В этом случае может применяться стандартизация продукции и гарантии фир­мы (например, бесплатное гарантийное обслуживание и т.д.);

4) издержки спецификации и защиты прав собственности - расходы на содержание судов, арбитража, органов государст­венного управления, затраты времени и ресурсов, необходимые для восстановления нарушенных прав. В обществе, где нет на­дежной правовой защиты, нарушаются права, в том числе права собственности. В этих случаях затраты времени и средств на их восстановление могут иметь очень высокий уровень. Поэтому общество вынуждено содержать институты, от имени государ­ства защищающие права собственности;

5) издержки оппортунистического поведения, т.е. уклоне­ние от условий контракта, возникающее вследствие асиммет­ричности (несовершенства, неодинаковости) информации у экономических агентов. Оппортунистическим называется пове­дение индивида, уклоняющегося от условий соблюдения кон­тракта с целью получения прибыли за счет партнеров; оно мо­жет принимать формы шантажа, вымогательства и т.д.

Таким образом, трансакционные издержки возникают до процесса обмена, в процессе обмена и после процесса обмена, и выражает ту цену, которую платит любая экономическая сис­тема за несовершенство своих рынков. Именно наличие тран­сакционных издержек формирует общественный спрос на институты. Чем выше трансакционные издержки, тем выше спрос на институциональное регулирование и наоборот.

Очень важно отметить, что теория прав собственности и экономика трансакционных издержек в первую очередь обосно­вывает необходимость правовых норм и их соблюдения всех экономических субъектов рынка для рационального и эффектив­ного функционирования экономики. Соблюдение правовых норм и законов для того и должны существовать, чтобы не нарушать права собственников, сокращать трансакционные издержки, уве­личивать количество производимой продукции и, в конечном счете, увеличивать благосостояние всего общества в целом.

В этом и состоит основная роль государства, которое при­звано не только принимать безличные законы, но и соблюдать их. Поэтому экономическая политика любою государства должна состоять в выборе таких юридических правил, процедур и административных структур, которые максимизировали бы отдачу от существующих рыночных институтов в виде увели­чивающегося объема производимой продукции.

Сам Р. Коуз пишет об этом так: "Перераспределение прав собственности происходит на основе рыночного механизма и ведет к увеличению стоимости произведенной продукции. Ко­нечный результат (который максимизирует ценность производ­ства) не зависит от правового решения (относительно первона­чальной спецификации прав собственности)".

В этом тезисе доказывается необходимость правового ре­гулирования обмена и вмешательства государства ради сокра­щения трансакционных издержек, в отличие от представителей неоклассической школы, которые исходили из существования нулевых издержек и нейтральности государства. Коуз был не первым, кто обратил внимание на так называемые "провалы рынка" - внешние эффекты (экстерналии), т.е. побочные ре­зультаты любой деятельности, касающиеся третьих лиц. Еще в 1920 г. А. Пигу в "Экономической теории благосостояния" обосновывал государственное вмешательство в экономику че­рез налоги (штрафы) и субсидии. Но Пигу исходил из условий нулевых трансакционных издержек, а Коузсчитал, что в таких условиях рынок сам может справиться с внешними эффектами (экстерналиями). Таким образом, по Коузу, "если права собст­венности четко определены и трансакционные издержки равны нулю, то размещение ресурсов (структура производства) будет оставаться неизменным и эффективным независимо от измене­ний в распределении прав собственности".

С точки зрения рассмотрения нашего предмета исследова­ния - коррупции, стоит отметить, что, по Коузу, экстерналии (расхождения между частными и социальными издержками и выгодами) появляются лишь тогда, когда права собственности определены нечетко, размыты. Поэтому не случайно конфлик­ты возникают и появляются именно там, где имеют место ре­сурсы, которые из категории неограниченных перемещаются в категорию редких (вода, воздух, добавим - нефть, вернее, дохо­ды от продажи нефти) и на которые до этого права собственно­сти в принципе не существовало в данном обществе.

Поэтому, чтобы преодолеть такие внешние эффекты, необ­ходимо создать новые права собственности именно в тех облас­тях, где они были нечетко и размыто определены. Так, если в государстве, богатом нефтяными запасами, не созданы соответ­ствующие права собственности в виде законов и нормативных актов, определенных юридических процедур и отношений меж­ду собственниками земли (природных ресурсов) - народом страны и экономическими субъектами, занимающимися их раз­работкой, рано или поздно возникают непонимание и трения. И коррупционные сделки как бы заполняют эти ниши для сгла­живания этого трения.

Применительно к проблеме социально-экономических предпосылок возникновения в нефтедобывающей стране кор­рупции, необходимо отметить, что уровень трансакционных издержек зависит от возможности размещения ресурсов на их определенные технологические позиции, что предполагает за­щиту прав собственности на эти ресурсы. Иначе говоря, если в обществе 'имеет место недоверие и негативная реакция к фор­мальным институтам общества, то это равносильно введению дополнительного налога на все формы экономической деятель­ности, от которого избавлены, например, общества с высоким уровнем доверия и высоким уровнем развития институтов. Есте­ственно, этот дополнительный налог увеличивает трансакцион­ные издержки, что негативно влияет на экономику (увеличение стоимости товаров и услуг, появление, формирование и развитие "теневого" бизнеса, увеличение экономической преступности, резкое снижение конкурентоспособности национальных товаро­производителей на внутреннем и внешнем рынках).

Известно, что экономические агенты, имеющие стимулы и мотивы к собственной экономической деятельности, демонст­рируют два основных типа экономического поведения - пове­дение, ориентированное на получение прибыли (характерное для частного предпринимателя), и поведение, ориентированное на поиск и получение ренты (характерное для монополиста). Что касается последнего, то речь пойдет о монопольном праве государства (читай: государственных чиновников) на распреде­ление и перераспределение общественных ресурсов (в данном случае - нефти). Одной из самых распространенных форм пове­дения, ориентированного на поиск и получение ренты, является коррупция, экономической сущностью которой является ком­мерциализация власти. В нефтедобывающих странах происхо­дит поиск и получение нефтяной ренты, максимальный кон­троль над нею, а также всех финансовых потоков, связанных с обслуживанием нефтяного сектора.


1.4. Нефтяная рента как источник коррупции


В нефтедобывающих странах (в том числе и в Казахстане) нефтяная отрасль, как правило, стратегически и инвестиционно является более привлекательной отраслью по сравнению, на­пример, с любой перерабатывающей отраслью. Приоритет рас­пределения и перераспределения материальных, инвестицион­ных, финансовых, трудовых и других ресурсов в нефтяном сек­торе принадлежит государству. А оно заинтересовано в быстром развитии именно этого сектора экономики,' поскольку нефть принадлежит к таким товарам, цена на которые на международ­ных рынках значительно превышает издержки по ее добыче или производству, а это означает, что страна имеет нефтяные посту­пления, называемые исследователями "случайными".

Некоторые западные экономисты доказывают то, что на­личие и открытие в стране природных ресурсов часто ведёт к так называемому "бешенству кормушки", при которых конку­рирующие группы борются за получение ренты (прибыли) от природных ресурсов, что, как правило, заканчивается неэффек­тивным использованием и истощением потенциального богат­ства. При этом исследователи отмечают, что резко возрастает давление коррупции, особенно в странах, имеющих слабую по­литическую структуру и неразвитое гражданское общество.

Как отмечают некоторые исследователи, "социальная, по­литическая и экономическая действительность, с которой стал­киваются развивающиеся страны... во многом схожа с условия­ми, с которыми сталкивались реформаторы в США сто лет на­зад. В этих странах широко распространены коррупция и лоб­бирование. Раздача должностей и постов часто является нор­мой: многие получают работу благодаря своим связям, а не способностям. К государственному сектору прибегают безра­ботные как к последнему средству получить работу. В некото­рых странах суды и полицейские управления не обладают пол­ной независимостью от политического контроля, поэтому в них затруднено судебное преследование коррупции"25.

С точки зрения экономической теории поступления от продажи сырьевых товаров (в данном случае - нефти) являются незаработанным богатством, поэтому нефтяные доходы можно назвать рентой. Соответственно, поведение экономических агентов, ориентированное на получение ренты, выражается в участии в так называемых коррупционных сделках или в кор­рупции. Одной из сторон, активно участвующих в коррупцион­ных сделках, являются государственные чиновники, которые занимаются поиском политической ренты, выражающей их стремление получить экономическую ренту с помощью поли­тических процессов.26

В связи с этим вспоминаются совсем недавние события в Казахстане. После официального объявления о "большой неф­ти" в Казахстане, в некоторых средствах массовой информации появились материалы, в которых говорилось: "Призрак бродит по Казахстану. Призрак огромных, колоссальных, невероятных денег... В Астане уже сейчас начинают эти нефтедоллары де­лить. Все приближенные к руслу будущего денежного потока демонстрируют на публике полное единодушие в своём стрем­лении откладывать деньги в заначку, то есть в нефтяной фонд. Но нетрудно догадаться, какие страсти на самом деле кипят во­круг предполагаемого несметного богатства».27

Нередко в международной прессе появляется информация, связанная с очередным скандалом на самом верхнем уровне вла­сти той или иной страны. Очень часто это происходит в странах, добывающих и экспортирующих нефть, что само по себе не уди­вительно. Незаконное присвоение нефтяных доходов, незаконная их растрата рано или поздно становится достоянием гласности не только внутри страны, но и за ее пределами.


25Осборн Д., Пластрик П. Управление без бюрократов: Пять стратегий об­новления государства. Пер. с англ. / Общ. ред. и вступ. ст. Л.И. Лопатникова. - М.: ОАО Издательская группа "Прогресс", 2001. - С. 371.

26Впервые анализ поиска политической ренты был проведен А. Крюгер в 1974 г. См.: Kreuger A.O. The Political Economy of the Rent-Seeking Society // American Economic Review. - 1974. Vol. 64. - P. 291-301.


Например: "В Кувейте разразился громкий политический скандал, результатом которого может стать роспуск парламента. В парламент страны было внесено предложение о вотуме недо­верия министру финансов страны Юсефу аль-Ибрагиму, которо­го часть кувейтских законодателей обвиняет в серьезных зло­употреблениях (растрате общественных фондов в ходе послед­них парламентских выборов). По мнению наблюдателей, это мо­жет привести к отставке всего кабинета министров в целом или даже роспуску парламента, как это уже было в 1999 г."28

В международных отношениях нефть часто становится разменной монетой между страной-экспортером и страной-импортером. Лучше всего это можно проиллюстрировать на примере отношений между США и Саудовской Аравией. По мнению газеты "New York Times", "до сих пор поток нефти и .денег из Саудовской Аравии заглушал в Америке любую серь­езную критику в адрес королевской семьи, ее полной корр.ум-пированности, ее презрения к демократии и отвратительных нарушений прав человека, совершае?лых от ее имени. В течение десятилетий Соединенные Штаты и Саудовская Аравия полу­чали выгоду от лишенного какой-либо романтики обмена, ле­жащего в основе их отношений: Америка получала необходимую для работы своей экономики нефть, а Саудовская Аравия - защиту американской военной силы".29

Конечно, нельзя проводить полное тождество между эко­номической рентой и разнообразными формами политической ренты; их различают в способах ее присвоения. Источником ренты в данном случае является власть - там, где нет властных отношений, нет и коррупции. Общества с рыночной экономи­кой показывают пример того, что власть питают два источника - богатство и политическое положение. Практически всегда можно было превратить экономическую власть в политическую и, наоборот, политическую власть в экономическую. Поэтому государственные чиновники, стремясь получить материальные выгоды за счет как общества в целом, так и отдельных лиц, до­биваются принятия определенных экономических решений; облагают общественные инвестиции неофициальным частным "налогом" до 30% от стоимости проекта; злоупотребляют дове­ренными им обществом правами и властными возможностями в целях личного обогащения.

В данном случае, экономическая сущность коррупции про­является в ярко выраженной коммерциализации власти, выра­жающейся в купле-продаже эффективных предприятий сырье­вого (нефтяного) сектора, иногда - выводе их из сектора ле­гальной экономики, предоставлении льгот на освоение нефтя­ных месторождений иностранным инвесторам, фаворитизме, покровительстве отдельным фирмам и предприятиям. Таким образом, нефтяные поступления поощряют поведение, направ­ленное на получение" нефтяной" ренты. По данным, приводи­мым фондом "Индем" (Россия), суммарные потери в стране от коррупции составляют от 10 до 20 млрд. долл. в год; по оцен­кам правоохранительных органов в нефтяной и газовой про­мышленности до 50% реальной прибыли тратится на подкуп различных должностных лиц30.

"Следует отметить, что средства, накопленные в виде взя­ток, не инвестируются в национальную экономику, а непроиз­водительно растрачиваются на покупку недвижимости, предме­тов роскоши, открытие счетов в иностранных банках. Ведь недаром вслед за подъемом мировых цен на нефть и увеличением экспорта "черного золота" в нефтедобывающих странах начи­нается широкомасштабное строительство дорогого и элитного жилья, шикарных вилл, особняков и т.д.


27 Панорама. - 2000. - 28 июля.

28 Экономика. Финансы. Рынки. - 2002. - № 5 от 05.07.

29 New York Times, 14 October 2001.

30 Россия и коррупция: кто кого? // Российская газета. - 1999. - 19 февраля.


Из экономической истории известны примеры, когда значи­тельный приток ренты, вызванный как экономическими, так и по­литическими факторами, приводит к возникновению государств-рантье, которые начинают демонстрировать всему мировому со­обществу собственную социально-экономическую модель разви­тия (например, как это делает в настоящее время нейтральный Туркменистан). Основным принципом таких государств-рантье становится принцип удержания контроля над нефтяными потока­ми и нефтяными доходами любой ценой. Поэтому к главным функциям государства прибавляются следующие функции: нако­пление или установление монопольного контроля над любыми рентными поступлениями; контроль над внешнеэкономическими отношениями и ориентация на сотрудничество в них; приобрете­ние или поиск новых источников ренты и их активное создание; внутреннее распределение в соответствии с политическими кри­териями размещения и факторами легитимности, где, в зависимо­сти от обстоятельств, ренту можно использовать экономически обоснованно; устранение оппозиции от источников ренты (или даже из страны), полный контроль над средствами массовой ин­формации и т.д. А поскольку темпы экономического роста и сдви­ги в распределении доходов и богатства тесно связаны с характе­ром политического режима, то нередко в нефтедобывающих госу­дарствах устанавливается военная диктатура (недавнее прошлое таких стран, как Нигерия, Индонезия, Венесуэла).

Исследования, которые проводят международные общест­венные организации, указывают на тревожную картину, проис­ходящие в настоящее время: страны-экспортёры нефти чаще всего воспринимаются их партнёрами как коррумпированные. Поэтому появляется необходимость, чтобы все основные стра­ны-экспортёры ратифицировали антикоррупционную конвек­цию OECD. Это новое международное соглашение вступило в силу в 1999 г. и к настоящему моменту его ратифицировали всего 16 стран. Казахстан к их числу не относится.



1.5. Показатели коррумпированности стран-экспортеров нефти


Практическая значимость различных индексов и показате­лей коррупции, выставляемые странам международными орга­низациями, заключается в том, что они, наряду с кредитными и рисковыми рейтингами страны, влияют на инвестиционные на­строения, бизнес-климат и политический имидж страны. На­пример, в некоторых международных исследованиях отмечает­ся "прямая связь между коррупцией, с одной стороны, и низким уровнем частных инвестиций и замедленным экономическим ростом, с другой".31

По данным международной организации Price Waterhouse Coopers, которая исследует степень распространения корруп­ции и теневой экономики в некоторых государствах, за послед­ние несколько лет резко возросла степень коррумпированности в странах-экспортёрах сырья. В 2001 г. страны оценивались по индексу непрозрачности, куда включались:

1. фактор непрозрачности - ключевой показатель. Чем больше его значение, тем менее прозрачна экономика;

2. налоговый эквивалент показывает, насколько велики потери от непрозрачности. Например, значение налогового эк­вивалента в 30% показывает, что потери равноценны тем, кото­рые понесли бы компании от введения дополнительного 30-процентного подоходного налога;

3. премия за риск показывает, насколько дороже обходит­ся странам внешнее заимствование из-за низкой прозрачности.


31От плана к рынку. Отчет о мировом развитии -1996. Вашингтон: Международ­ный банк реконструкции и развития / Всемирный Банк, 1996.-С. 133.


В Проекте по прозрачности этой международной организа­ции представлены 35 стран (развитые, развивающиеся, страны с "переходной экономикой). Основной целью этого проекта - опре­делить уровень недостатка прозрачности в операциях деловых и правительственных кругов, который влияет на стоимость капита­ла в странах мира. Исследованием были охвачены четыре на­правления: непрозрачность законодательства и государственного регулирования; непрозрачность экономики; непрозрачность бухгалтерского учёта и коррупция. Что касается законодательной прозрачности, то наиболее прозрачными признаны Сингапур, Чи­ли: Гонконг, Великобритания и США. Тогда как в Венесуэле, Из­раиле, Италии, Гватемале, Турции и России законодательство и государственное управление признано недостаточно прозрачным.

Отчёт по экономической политике выявлял обеспокоенность деловых кругов по поводу дополнительных государственных ог­раничений и недостатка прозрачности в области процентных ста­вок, обменного курса, свободного движения капитала и импорт­но-экспортных операций. Только в Венгрии прозрачность в этой сфере абсолютно не вызывает обеспокоенности деловых кругов; чуть более обеспокоены этим в Чехии, Японии, Литве, Чили и Перу, тогда как в Аргентине, Тайване, Египте и Пакистане уро­вень непрозрачности в этой области признан самым высоким.

Коррупция в исследуемых странах оценивалась на основе того, осуществление каких финансовых операций в стране требу­ет предоставления взяток. Среди таких операций рассматрива­лись: получение субсидий от правительства или местных властей, получение кредитов в банках, регистрация иностранной компа­нии в государстве, вывоз капитала и получение различных лицен­зий на производство, экспорт, импорт и другие виды деятельно­сти. В среднем практически во всех странах выявлен достаточно высокий уровень коррупции, но самый высокий уровень признан за Россией и Индонезией, а наиболее низкий - в Японии, Синга­пуре, Великобритании и Пакистане. Республика Казахстан не бы­ла включена в обзор, но, поскольку Россия остаётся для большин­ства иностранных инвесторов индикатором экономического раз­вития всех стран СНГ, наш потенциальный рейтинг едва ли будет лучше (таблица 1).

Коррупция в исследуемых странах оценивалась на основе того, осуществление каких финансовых операций в стране требу­ет предоставления взяток. Среди таких операций рассматрива­лись: получение субсидий от правительства или местных властей, получение кредитов в банках, регистрация иностранной компа­нии в государстве, вывоз капитала и получение различных лицен­зий на производство, экспорт, импорт и другие виды деятельно­сти. В среднем практически во всех странах выявлен достаточно высокий уровень коррупции.


Таблица 1

Индекс непрозрачности некоторых стран (данные 20011.)


Страна


Фактор непро­зрачности


Налоговый эквивалент (%)


Премия за риск непрозрачности (в базисных пунктах)


Китай

87

46

1,316

Россия

84

84

1,225

Индонезия

75

37

1,01

Турция

74

36

982

Республика Корея

73

35

967

Индия

64

28

719

Пакистан

62

26

674

Аргентина

61

25

639

Бразилия

61

25

645

Тайвань

61

25

640

Южная Африка

60

24

612

Япония

60

25

629

Израиль

53

19

438

Италия

48

15

312

Гонконг

45

12

233

Великобритания

38

7

63

США

36

5

0

Чили

36

5

3

Сингапур

29

0

0


Кроме того, из нефтедобывающих стран активно идёт утеч­ка капиталов по следующим основным каналам: покупка и те­заврация иностранной валюты населением; экспортно-импортные операции; легальный перевод капиталов за границу; вывоз валюты казахстанскими туристами; помещение за грани­цей валютных резервов Национального банка; репатриация ка­питала и доходов нерезидентами. Например, по информации Фе­деральной службы России по валютному и экспортному контро­лю, объем средств, ушедших из России на Запад по формально законным экспортно-импортным сделкам, оказавшимися затем фиктивными, составляет 60 млрд. долларов США, или так назы­ваемые "серые" деньги.32


32 Эксперт.-1997.-№13.


Одним из привлекающих особое внимание представителей крупного бизнеса, является модель " Risk-wayer", которая оце­нивает степень риска для ведения бизнеса в 60 странах мира и которую проводит исследовательский отдел английского жур­нала "Economist". Исследования, проведенные отделом группы "Risk-wayer" в 2002 г., показывают, что терроризм, вооружен­ные конфликты и преступность представляют для бизнеса меньшую угрозу, чем коррупция и бюрократия. Аналитики произвели ранжирование степени риска для бизнеса по катего­рии "эффективность правительства", присвоив 60 странам от США до Китая показатель в пределах 59 (0 - наименьшая сте­пень риска и 100 - наибольшая степень риска).

Как отмечает директор по изучению риска М. Бароди, "хо­тя нельзя игнорировать риск, связанный с вопросами безопас­ности, имеется тенденция к концентрации его в отдельных странах или даже отдельных регионов внутри страны. Напро­тив, риск, связанный с эффективностью правительства, распро­странен практически повсеместно и оказывает влияние на дея­тельность компании в зарубежных странах, иногда являясь не­преодолимым заслоном для получения прибыли".33

Исследовательский отдел отмечает, что там, где не строят дороги и где не развиты коммунальные службы, коррупция явля­ется серьезной проблемой. Многие компоненты риска, связанно­го с эффективностью правительства, являются по своей природе скрытыми, например, коррупция. Аналитики говорят: некоторые правительства начинают бороться с коррупцией, но их действий пока недостаточно для остановки ее разрушающего влияния на" бизнес. Что касается Казахстана, то ему был выставлен высокий показатель по категории "эффективность правительства" (93), примерно такие же, как у Гондураса (93), Нигерии (89) и Индо­незии (86). Это объясняется тем, что "правители Казахстана весьма враждебно относятся к иностранным инвесторам. Эта тенденция сопровождается участившимися попытками пере­смотра контрактов с иностранными инвесторами".

Аналитики приходят к выводу, что "коррупция пронизала все уровни правительства Казахстана. Местнические интересы имеют весьма большое значение и представляют для иностран­ных инвесторов существенные трудности. Повсеместно распро­странено кумовство. Личные связи и местное промышленное лобби оказывают решающее влияние на решение политических вопросов. Правительственные структуры поражены коррупцией на всех уровнях, от самых высоких до самых низких, что суще­ственно затрудняет борьбу с ней".34

Согласно последним данным (2001 г.) международной не­правительственной организации "Transparency International" (TI), базирующейся в г. Берлин (ФРГ) и регулярно составляю­щей рейтинг стран в зависимости от степени распространения в них коррупции, Казахстан занял низкое 71 место (наравне с Гондурасом, Индией и Узбекистаном) по новому индексу - ин­дексу восприятия коррупции (ИВК), т.е. готовности получать взятки. Для сравнения: если в 1999 г. Казахстан занимал 84 по­зицию, в 2000 г. произошел резкий скачок на 66 место, то в 2001 г. - 71 место. Прорыв в 2000 г. объясняется активизацией кампании по борьбе с коррупцией. Нынешнее же снижение экс­перты расценивают, как результат разочарования иностранных инвесторов, на чьих мнениях основываются исследования TI.

Необходимо отметить, что TI ранжирует 91 страну мира. Новый индекс - ИВК (индекс восприятия коррупции), впервые представлен TI в 1995 г., и является результатом опросов биз­несменов, ученых и аналитиков данных стран и отражает вос­приятие ими коррупции.

Эксперты говорят: "ИВК основан на понимании, что уровень восприятия коррупции может быть из­менен только последовательно и в течение довольно длитель­ного времени- Таким образом, не всегда такие изменения могут считаться заслугой новых правительственных лидеров, которые прилагают определенные усилия для противостояния годами укоренявшейся коррупции в их странах.


33 Экономика. Финансы. Рынки. - 2002. - № 13

34 Экономика. Финансы. Рынки.- 2002. - № 13.


Например, в последнее время, в таких странах, как Нигерия, Мексика и Филиппины,

новые главы государств намериваются запустить долгосрочные антикоррупционные программы".35

По индексу восприятия коррупции (ИВК) наиболее разви­тые и богатые страны (Финляндия, Дания, Новая Зеландия, Ис­ландия, Сингапур и Швеция) набрали 9 баллов из 10 возможных, показав наиболее низкий уровень восприятия коррупции. Среди стран, набравших 5 баллов и меньше, Азербайджан, Боливия, Камерун, Кения, Индонезия, Уганда, Нигерия и Бангладеш.

Таким образом, коррупция негативно влияет на нацио­нальную экономику, заранее ставя в неравное положение кор­румпированных и честных предпринимателей (отечественных и иностранных); лишая честных людей стимулов к занятию ле­гальным бизнесом, выдавливая или "обламывая" их, заставляет играть их по собственным "правилам игры"; подрывает конку­ренцию как на внутреннем, так и на внешнем рынках, делая не­конкурентоспособными отечественные товары.

Кроме того, именно коррумпированная экономика чаще всего рассматривается международной организованной пре­ступностью как потенциальное место для "отмывания" грязных денег и последующего вложения иностранных капиталов в раз­решенные законом виды предпринимательства. Власть при этом "не видит" сомнительного происхождения иностранных капиталов, поскольку при помощи их создаются новые рабочие места, новые предприятия, модернизируются старые производ­ства, что позволяет избежать социальных конфликтов. Но, не­смотря на это, коррумпированная экономика, постепенно пре­вращается в компрадорскую, усиливает социальное расслоение и дифференциацию населения, провоцирует межнациональные, межэтнические и междоусобные конфликты, постепенно пре­вращает в фикцию все демократические завоевания общества.

Связка "чиновник - бюрократия - коррупция" уже давно стала жизненной формулой, без которой не обходится ни одна сфера экономики. При этом невооруженным глазом можно за­метить, что масштаб коррупционных сделок по-прежнему вы­сок в странах с большой экспортной составляющей (нефтяной, газовой и т.д.). Страны-экспортеры нефти не являются в данном случае исключением.

Чтобы победить коррупцию, необходимы, прежде всего, политическая воля государства и всего общества в целом, от­крытость ("прозрачность") принятия экономически значимых решений (особенно в нефтяном секторе), ответственность госу­дарственных чиновников за принятые ими решения, эффектив­ная борьба с коррупцией в рамках национального законода­тельства (законы прямого действия: например, закон "О борьбе с коррупцией"), формирование в обществе устойчивой модели антикоррупционного поведения.

Как отмечают некоторые исследователи, "лучшая защита от коррупции - максимум конкуренции, надежность исполнения кон­трактов, хорошо налаженная система отслеживания результатов деятельности и претензий, правоспособность проведения рассле­дования возникающих проблем, связанных с процессом торгов, и угроза преследования. Конкуренция и предание гласности резуль­татов деятельности компаний обнажает и подтверждает неэффек­тивность компаний, проигравших торги по объективным причи­нам, а угроза проведения расследований и перспективы судебных преследований отбивают охоту к мошенничеству’’ 36.


35 К обществу без коррупции. - 2001. - № 1(6). - С. 4.

36 Осборн Д., Пластрик П. Управление без бюрократов: Пять стратегий обнов­ления государства. Пер. с англ. / Общ. ред. и вступ. Ст. Л.И-Лопатникова. - ML:

ОАО Издательская группа "Прогресс", 2001.-С. 234.


В настоящее время такая страна, как Норвегия, экспорти­рующая нефть во многие страны Европы, является одним из редких примеров, когда сырьевые ресурсы (нефть) принесли благосостояние всему обществу. Из воспоминаний советского журналиста, побывавшего в Норвегии в 1970-е гг.: "В Осло нас встретили весьма радушно, разместили в арендованных МИДом такси и отвезли в весьма престижную гостиницу. Оказалось, что у норвежского МИДа своих машин нет, и это нас, признать­ся удивило. На следующий день я видел, как в трамвай садился министр финансов. А Норвегия - небедная страна, одни только ее нефтяные запасы чего стоят..."37

Либерализация рынков, демонополизация услуг и дерегу­лирование (т.е. уменьшение числа правил до необходимого ми­нимума, чтобы защитить конкуренцию и гарантировать про­зрачность и ответственность) уменьшают возможности корруп-ционных действий со стороны государственных должностных лиц. Положительный эффект этих мер, особенно в областях внешней торговли (импортные и экспортные лицензии), нало­гообложения (налоговые структуры и администрация, включая таможни) и инвестиций был заметен во многих странах.

Такие результаты становятся очевидными, когда эти меры объединяются с развитием или укреплением институтов, кото­рые контролируют соответствующую реализацию необходимых правил и гарантируют их эффективность. В отсутствие сильных и эффективных институтов экономическая либерализация мо­жет стать противоправной, увеличить возможности коррупции и создать вакуум, который заполнит организованная преступ­ность. Однако приватизационные власти и регулирующие уч­реждения сами могут быть объектом коррупции.

Анализ показывает, что коррупция распространяется по ме­ре роста конкуренции как между чиновниками-коррупционерами, так и между взяткодателями. Заинтересованные лица стре­мятся минимизировать свои трансакционные издержки, а это легче всего сделать в условиях так называемой монополистиче­ской коррупции. Снижение инвестиций в национальную эконо­мику стало результатом коррупционного налога, резко снизив­шего стимулы к инвестированию в условиях реформ. Исследова­ния показали, что существует явная отрицательная зависимость между уровнем коррупции (оцениваемая через опросы бизнес­менов), с одной стороны, и уровнем инвестирования и экономи­ческим ростом - с другой - При этом наблюдается явная положи­тельная зависимость между предсказуемостью коррупции и ин­вестированием. Коррумпированные государственные чиновники склонны к выбору таких направлений государственных расхо­дов, которые предоставляют большие возможности для получе­ния взяток - речь идет о продукции, производимой в условиях олигополистического рынка.

Весь мировой опыт свидетельствует, что сырьевые регио­ны не оставались в своих странах ведущими в социально-экономическом отношении сколько-нибудь длительное время, а если государство не принимало мер по диверсификации их эко­номики, очень скоро они превращались в аутсайдеров, даже если их ресурсы еще не были исчерпаны. Наверное, поэтому не было попыток проведения политики сырьевого сепаратизма в развитых странах с устойчивым законодательством и достаточ­но диверсифицированной экономикой. Это характерно только для молодых государств "Третьего мира" и стран с переходной экономикой, причем на ранних стадиях развития.

В целом, необходимо последовательно и решительно из­менять институциональную среду в обществе, проводя демо­кратические преобразования и формируя новое общественное сознание.


37 Биккенин Н. Сцены общественной и частной жизни.// Свободная мысль -XXI. - 2002.- № 8. - С.93.


Глава 2. ПРОЯВЛЕНИЕ И ОСОБЕННОСТИ КОРРУПЦИИ В НЕФТЕДОБЫВАЮЩИХ СТРАНАХ


2.1. Нефтяное богатство страны и коррупция


Опыт многих стран показывает, что их обеспеченность минеральным сырьём оказывает неоднозначное влияние на уровень и динамику экономического развития национальной экономики и, в конечном счёте, на её международную конку­рентоспособность. Например, известный экономист Лешек Бальцерович замечал по этому поводу: "Опыт показывает, что никакой зависимости между наличием природных богатств и благосостоянием общества нет. Существуют страны с высоким уровнем благосостояния, в то же время у них нет почти ника­ких ресурсов, например, Япония. И есть страны, у которых имеется множество природных богатств, а они совсем не такие уж богатые. Перспективы экономики не зависят от одного только фактора, они зависят от проведения реформ в целом и, прежде всего, от стабильности страны".38 Чтобы убедиться в этом, достаточно вспомнить примеры стран, по-разному обес­печенных ископаемыми ресурсами, как среди богатых, так и среди бедных стран (таблица 2).

Таблица 2


Зависимость между богатством и наличием природных ресурсов


Группы стран по ВВП/чел.

Хорошо обеспеченные ископаемые ресурса­ми

Плохо обеспеченные ископаемыми ресурса­ми

Богатые

США, Канада, Авст­ралия, Кувейт

Япония, Италия, Швей­цария, Австрия

Бедные

Боливия, Замбия, Ка­захстан, Монголия, Албания

Армения, Парагвай, Непал, Бангладеш, Эфиопия


Обладание запасами полезных ископаемых играло неоди­наковую роль в развитии национальных экономик в разные пе­риоды времени. Например, нынешнее состояние экономики США сформировалось на базе богатого сырьевого потенциала страны; важнейшую роль в становлении экономического благо­состояния Швеции сыграла железная руда, Великобритании - уголь и цветные металлы, Германии - уголь и железная руда, Канады - разнообразный комплекс полезных ископаемых. От­крытие в XX веке богатейших запасов нефти в странах Персид­ского залива позволило им стать богатыми странами и превра­титься в один из мировых финансовых центров. В период пер­вого нефтяного бума (1973-1974 гг.) в мире резко изменилось отношение к нефтедобывающим странам Ближнего Востока:

производители нефти были возведены в особый ранг в плане их политического влияния, внешней торговли и доступа к ино­странному капиталу.


38 Панорама.-1997.-№37.


Конечно, это не могло не сказаться на ожиданиях прави­тельств и народа этих стран; все пребывали в состоянии, близ­ком к эйфории. Об этом свидетельствуют следующие доказа­тельства: например, шах Ирана Мохаммед Реза Пехлеви объя­вил, что Иран находится на пороге "великой цивилизации", а Карлос Перес, президент Венесуэлы, на весь мир заявил о сво­ём плане "Величественная Венесуэла". Неудивительно было и то, что те развивающиеся страны, которые не имели месторож­дений нефти, испытывали чёрную зависть к нефтедобывающим странам: им казалось, что наличие нефти — вот тот важнейший фактор, который может привести страну к экономическому, политическому и социальному процветанию. Иранский ми­нистр нефтяной промышленности Джамшид Амузегар в то время отмечал, что "составители планов в странах третьего ми­ра с нехваткой капитала и амбициями неустанно говорили себе и другим, что если бы только у них было чёрное золото, то волшебный жизненный сок их экономического взлёта был бы в их руках.

Однако уже к 1975 г. явно проявляется порочность такого развития, оптимистические взгляды сменяются пессимистиче­скими: "Вы думаете, нам повезло. Я так не думаю. Мы умираем от несварения. Я называю нефть "экскрементами дьявола". Она приносит беду. Оглянитесь вокруг себя. Посмотрите на эту locura - отходы, коррупция, потребление и разваливающийся государственный сектор. И долг, долг, долг, который будет у нас много лет. Мы делаем наших внуков должниками". Так го­ворил Хуан Пабло Перес Альфонсо, один из основателей Орга­низации стран-экспортёров нефти (ОПЕК).

Справедливости ради отметим, что он оказался прав. Рост внешнего долга стал типичным явлением для нефтедобываю­щих стран на стадии экономического развития, когда внутрен­ние сбережения невелики, баланс по текущим операциям сво­дится с большим отрицательным сальдо и необходим импорт капитала для восполнения недостающих ресурсов.

Несмотря на все различия в экономике, культуре, полити­ке, геополитическом положении некоторых нефтедобывающих стран (Индонезии, Нигерии, Венесуэлы), их объединяет только одно — наличие в этих странах нефтяных ресурсов. И опыт их социально-экономического развития убедительно показывает практически один и тот же результат — ухудшение экономиче­ской ситуации после бума.

Общие выводы, которые можно сделать, проследив дина­мику их развития после первого нефтяного бума (1973-1974 it.), являются неутешительными для ряда независимых нефтедобы­вающих стран (не членов ОПЕК). В их числе находятся такие страны, как Норвегия, Россия, Оман, Ангола, Казахстан, которые стоят как бы в начале того пути, который уже прошли эти стра­ны, поскольку последствия для этих стран были следующими:

1) сильная зависимость от одного ресурса — нефти. Как из­вестно, спрос на нефть относительно неэластичен, предложение нестабильно вследствие чего имеют место большие колебания в ценах на нефть и нефтяных доходах. Стабильность государства зависит в большей степени от стабильности мирового нефтяно­го рынка;

2) зависимость экономики всей страны от развития нефтя­ной отрасли, которая, начиная с периода своего становления и

дальше, требует огромных капиталовложений; новых, передо­вых (как правило, иностранных) технологий, т.е. по сути явля­ется анклавной отраслью;

3) потребность в капиталовложениях и технологиях появля­ется при зарождении нефтяной отрасли и в период её становле­ния. И здесь важную роль играют иностранные компании, пре­доставляющие как инвестиции, так и передовую технологию;


39 Ергин Д. Добыча. Всемирная история борьбы за нефть, деньги и власть / Пер. с англ. - М.: Издательство "Деново", 1999. - С. 551-


4) в нефтяной отрасли, как правило, занято около 1-2% всех трудовых ресурсов страны, то есть нефтяная отрасль имеет низкий потенциал к увеличению занятости в экономике страны;

5) высококвалифицированные трудовые ресурсы нефтяной отрасли являются более высокоорганизованной группой обще­ства, чем остальные трудящиеся, они имеют более сильные профсоюзы, которые защищают их интересы и их высокую за­работную плату при том, что страна имеет высокий уровень безработицы в остальных отраслях промышленности и сель­ском хозяйстве;

6) существующая зависимость от невоспроизводимого ис­тощаемого ресурса — нефти приводит к тому, что правительства спешат вложить нефтяные поступления в высокодоходные (на их взгляд) инвестиционные проекты, которые, как правило, имеют высокую степень риска, поскольку лаг ожидания уско­ренного вложения нефтяных поступлений составляет в среднем 15-20 лет;

7) зависимость от ресурса, который способен генерировать монопольную ренту. Мировой нефтяной рынок характеризуется высокими барьерами для вхождения в неё новых участников рынка; здесь работает небольшое число крупных производите­лей; в краткосрочном периоде спрос на нефть является неэла­стичным, т.к. нефть трудно заменить другим видом энергии; кроме того, нефть является стратегическим сырьём для многих стран;

8) практически во всех нефтедобывающих странах происхо­дит резкое увеличение уровня коррумпированности националь­ной экономики, поскольку нефтяной сектор отличается от других отсутствием финансовой транспарентности.

Эти особенности нефтяной отрасли, в конечном счете, по­рождают монополизацию рынка, что приводит к увеличению ресурсной ренты без увеличения производства. Как отмечают западные эксперты, в некоторых нефтедобывающих странах более 2/3 дохода от использования национального богатства даёт рента от природно-ресурсного потенциала страны. Поэто­му приватизация, как правило, в первую очередь коснулась именно этого сектора нефтедобывающих стран (Россия, Казах­стан), которые после получения независимости стали занимать­ся поисками именно ресурсной ренты.

В принципе, прошедшее десятилетие для практически всех стран с переходной экономикой (особенно богатых природны­ми ресурсами) характеризовалось их активными поисками рен­ты — как экономической (в первую очередь нефтяной), так и политической, за счёт которой предполагалось проводить на­зревшие социально-экономические реформы. Если оценивать поведение этой группы стран именно под таким углом зрения, то достаточно чётко прослеживаются тенденции внутренней и внешней политики государств и их регионов, заключающиеся в поиске нефтяной ренты.

Поиск нефтяной ренты существовал и во времена Советско­го Союза. Он основывался (особенно в последние перед распа­дом годы) на форсированном развитии нефтедобывающей про­мышленности и экспорте нефти за рубеж, тем более, что мировая конъюнктура на энергоносители была в тот период крайне бла­гоприятной. Полученная валюта от продажи нефти способство­вала экономическому отставанию Советского государства от его ближайших конкурентов, являвшихся мировыми технологиче­скими лидерами (США, Япония, страны Западной Европы).

Не последнюю роль в таком нараставшем год от года эко­номическом отставании сыграла экономическая неразвитость, крайне низкий технический и технологический уровень и За­стойная, сложившаяся ещё в середине XX века архаичная структура экспортного сектора. Конечно, руководство страны в какой-то степени понимало эту проблему: не раз осуществля­лись попытки переломить опасную тенденцию к саморазруше­нию экономики страны. При этом хозяйственный механизм страны, естественно, "совершенствовался" так, чтобы не затра­гивать основы сложившихся и укоренившихся методов и форм хозяйствования.

Кроме того, ни в коей мере не учитывался опыт других нефтедобывающих стран, так как существовало явно предвзя­тое отношение к мировому опыту, особенно если страна не входила в социалистическую систему. Налицо сказывалось же­лание укрепить приоритет' не экономического, а политического развития страны. Одной из причин провала всех экономических реформ по урезанной схеме была деиндустриализация экспорта. Начавшийся в начале 1980-х гг. экономический спад в СССР (при том, что в 1980 г. ежедневно экспортировалось за рубеж около 2 млн. баррелей в день, а в 1985 г. - более чем 11 млн. баррелей в день) и не заставивший себя ждать из-за инфляции провал советского рубля подготовил своеобразный толчок для того, чтобы оживить пришедший в упадок экспорт и дать пра­вительству страны шанс более верно и более тщательно прово­дить экспортную политику. Дело в том, что особый акцент в экспортной политике СССР всё-таки делался на сырьевые ре­сурсы, включавших значительную часть исходной и промежу­точной продукции сырьевого комплекса. При этом была просто проигнорирована возможность страны продвигать на внешние рынки и экспортировать за рубеж промышленную продукцию (и, прежде всего, высокотехнологичную), опять же из полити­ческих целей. Это привело к тому, что СССР в международном разделении труда занял место страны со сырьевой специализа­цией, что не могло не сказаться на возможности вхождения СССР в международное экономическое пространство. Иначе говоря, СССР скатился на уровень развивающейся страны, ко­торая усиленно форсирует экспорт сырья, за неимением экс­портировать ничего иное.

После принятия независимости в Казахстане происходило инерционное движение по уже заданной траектории: ориента­ция на экспорт продукции добывающих отраслей. Провалив­шийся в итоге из-за экономического спада и инфляции курс ка­захстанского тенге создал благоприятные условия для оживле­ния пришедшего в упадок экспорта. Но в отсутствие специаль­ных мер, поддержавших продвижение на внешний рынок высо­котехнологичной и наукоёмкой продукции, его рост обеспечи­вался исключительно за счёт сырьевых ресурсов. В результате на сегодняшний день важнейший с точки зрения ресурсного обеспечения сектор экономики (нефтедобывающая и нефтепере­рабатывающая отрасли), способный к масштабному участию в международном разделении труда, находится в крайне запушен­ном с технологической точки зрения состоянии. А ведь известно, что развитие технологии постоянно приводит к открытию новых ресурсов: "ресурсы не существуют вне технологии".40

Практически все виды сырья, используемого в современ­ной экономике, отличается низкой (в сравнении с продукцией обрабатывающей промышленности и услугами) эластичностью спроса по доходу. Поэтому экспорт сырья просто обеспечен на замедленный рост. Причём уже начавшийся переход мировой экономики к ресурсосберегающему типу развития со временем, несомненно, эту тенденцию ещё больше усилит. Вместе с тем низкая эластичность спроса по доходу вместе с обострением международной конкуренции между поставщиками сырья на мировой рынок оказывает депрессивное воздействие на его це­ны. Всё это, вместе взятое, ставит экспортёров сырья в невы­годное положение, вынуждая их к наращиванию объёмов пред­ложения в обмен на те же объёмы необходимой им самим про­дукции других секторов экономики.

Но, несмотря негативный опыт некоторых предшественников, пример стран Ближнего Востока до сих пор вдохновляет политиков других нефтедобывающих стран (в том числе и Ка­захстана) идеей ускоренного обогащения за счёт имеющихся природных ресурсов. Развивающиеся в течение пяти-шести лет события в нефтедобывающем секторе нашей страны наглядно подтверждают этот тезис.


40 De Gregory Т. Theory of Technology. - Amer. low: The low State University Press, 1987.-P. 48.


При этом мы забываем, что другие страны, богатые природными ископаемыми, использовали эти богатства для строительства новой, инновационной экономики. Мы же продолжаем подталкивать неэффективную экономику практически к саморазрушению. Очевидно, что огромное бо­гатство влечёт за собой и огромные риски, как социально-экономические, так и политические.

Вспомним пример таких стран, как Венесуэла, Алжир, Ни­герия: нефтяной бум начала 1970-х гг. увеличил их доходы от экспорта нефти, повысив почти в два раза курс обмена нацио­нальных валют, привёл к упадку предприятий обрабатывающей промышленности и сельского хозяйства, увеличению корруп­ции в стране, увеличению армии безработных, социально-экономической напряжённости и конфликтам, гражданским войнам, что в конечном итоге привело к смене правительства.



2.2. Нефть и коррупция: нигерийский вариант


Несколько лет назад мир был шокирован новостью из Ни­герии, которая является одним из ведущих мировых экспорте­ров нефти: президент страны О. Обасанджо официально объя­вил о том, что его предшественник, бывший диктатор генерал С. Абачи за время своего правления (1993-1998 гг.) украл из го­сударственного бюджета страны 4,3 млрд. долл. США- При этом 2 млрд. долл. Абачи и его семья, по словам Обасанджо, зарабо­тали за счет финансовых махинаций и вымогательства. Вслед за этим сообщением в Нигерии последовал целый ряд коррупционных скандалов, затронувших многих государственных чиновни­ков самого высокого ранга. Новому нигерийскому правительству пришлось настойчиво и последовательно искать украденные деньги во многих странах мира и оффшорных зонах. Деньги на­шлись в банках Великобритании и Швейцарии. В Люксембурге и Швейцарии были заморожены банковские счета С- Абачи, из которых восемь счетов были оформлены на ряд оффшорных нефтяных компаний, связанных с С. Абачи и членами его семьи.

В связи с этим многие западные исследователи, анализи­руя социально-экономическое положение в Нигерии, констати­руют тот факт, что наличие огромных запасов нефти сыграло значительную роль в увеличении уровня коррумпированности государственного аппарата этой страны. В качестве примера они используют данные о рейтинге CPI (Corruption Perception Index -"Индекс восприятия коррупции") в Нигерии за послед­ние несколько лет, которые приводятся в исследованиях меж­дународной неправительственной организации "Transparency International". Нигерия в этих списках традиционно занимает последние места. Чтобы рассмотреть определенную взаимо­связь между наличием огромных запасов сырья (в данном слу­чае - нефти) и уровнем коррупции, вспомним недавнюю исто­рию этой нефтяной страны. Нефтяные доходы Нигерии и их размеры делают её особой страной на африканском континенте. Попытаемся рассмотреть "опыт" использования доходов от экспорта нефти и их влияние на социально-экономическую си­туацию и уровень коррупции в этой нефтедобывающей стране.

До нефтяного бума 1970-х гг. Нигерия была одной из бед­нейших и наименее развитых стран мира. По классификации ООН, в 1968 г. ВНП на душу населения составлял всего 90 дол­ларов США в год. Несмотря на то, что нефтяные запасы в Ни­герии были открыты еще в 1956 г., а с 1958 г. нефть начала экс­портироваться за границу, экономика страны в тот период вре­мени была в значительной степени привязана к сельскому хо­зяйству. К середине 1960-х гг. экономическое и политическое значение нефти становится все очевиднее, а с 1969 г. государ­ство начинает играть главную роль в нефтяном секторе. К на­чалу 1970-х годов, когда нефть составляла больше половины товарного экспорта Нигерии, секторальная структура и торго­вая модель экономики начали показывать эффекты нефтяных доходов. Несмотря на это, полной зависимости Нигерии от нефти ещё не наблюдалось.

В период до 1970-х и . Нигерия являлась преимущественно сельскохозяйственной страной и ведущим экспортёром какао, арахиса, продуктов переработки масличной пальмы. До 1960 г. около 70% рабочей силы было занято в сельском хозяйстве и на него приходилось 40% не нефтяного ВВП и 42% товарного экс­порта. Несмотря на это, торговый режим в сельском хозяйстве до 1960 г. (т.е. до получения полной независимости от Велико­британии) носил явно дискриминационный характер. С конца 1940-х до 1960-х гг. экспортёры нигерийской сельскохозяйст­венной продукции были подвержены дискриминационному экспортному тарифу, установленному колониальным прави­тельством.

Такое положение привело к тому, что страна-метрополия удерживала практически 25% потенциальных доходов от экс­порта (например, с экспорта какао в период с 1948 по 1962 г. было удержано 32% дохода, с экспорта пальмовых плодов -25%, с экспорта хлопка - 22%, с экспорта арахиса - 25%). Здесь необходимо отметить, что в 1950-е гг., когда в стране было вве­дено региональное самоуправление, для некоторых экспортёров (например, какао) такая система экспортного тарифного обло­жения была отменена, и они смогли получать часть ранее не получаемых доходов от экспорта. Для других же экспортёров тариф оставался на прежнем уровне, и получателем доходов оставалось колониальное правительство и местные руководители, которые стали проводить политику аккумулирования этих доходов для формирования капитальных активов. При этом планировалось, что в дальнейшем они могут быть использованы для экономического развития страны (по некоторым дан­ным, накопленные резервы составляли 95% всех капиталов, на­правленных на развитие страны з период с 1946 по 1962 г.).

Однако такое положение не было долгосрочным. Позднее Нигерия была отмечена как страна, сильно страдающая от "нефтяного синдрома". Не нефтяной экспорт сократился, доля сельскохозяйственного сектора резко уменьшилась, и реальный валютный курс нигерийской найры сильно подскочил. Доля минерального сектора в ВВП увеличилась с 1% в I960 г. до 25% к концу 1970-х г.г. Экспорт нефти составил 90% всего объ­ема экспорта в 1979 г. и на него пришлось 40-50% общих госу­дарственных доходов. Это резкое увеличение обеспечило пра­вительство финансовыми ресурсами для проведения новых программ, а также привело к созданию различных институтов, формирующих политику и оказывающих влияние на процессы принятия решений.

После 1960 г. наблюдается активный перелив капиталов из сельского хозяйства в городскую промышленность. Сельскохо­зяйственные производители оказались в большом проигрыше из-за: 1) оттока капиталов; 2) больших налогов; 3) установления цен ниже рыночных, что приводило к диктату торговых агентов. Та­кая ситуация продолжалась практически до начала 1970-х гг.

Конечно, это было сделано с одной целью, - развить про­мышленное производство, чтобы иметь относительную эконо­мическую независимость от бывшей страны-метрополии. И первые годы независимости (начало 1960-х гг.) ознаменовались сдвигом в структуре производства от экспорта традиционных товаров к импорту материалов для внутреннего рынка. Стали развиваться импортозамещающие отрасли, чему способствова­ла проводимая правительством политика протекционизма, включающая как количественные ограничения, так и тарифные барьеры. В 1969-1970-е гг. импортные пошлины составляли 40% доходов федерального правительства.

Если говорить о Нигерии в период до нефтяного бума, то за пять лет до первого бума экономика Нигерии росла высоки­ми темпами, так как страна оправлялась от двух военных госу­дарственных переворотов 1966 г. и разрушительной граждан­ской войны 1967 - 1970 гг. Восстановление страны было под­держано увеличением нефтяных доходов. В 1967 - 1972 гг. ВВП, созданный в не нефтяном секторе, вырос на 9,2%, а при­рост населения в этот период составил 2,6%.

Середина 1960-х гг. характеризовалась социальной напря­женностью, связанной с этнической разнородностью Нигерии. Исторически сложилось так, что на территории нынешней Ниге­рии до прихода колонизаторов жили многочисленные племена-Англичане, с 1861 г. оккупировавшие побережье Гвинейского за­лива (названное позже Невольничьим берегом), к 1900 г. завоева­ли северные районы страны. В 1914 г. южные колонии и северные протектораты были административно объединены под общим на­званием Нигерия. Сейчас на севере страны проживают в основном представители этнической группы хауса, исповедующие ислам. Кроме них, здесь также проживают племена нупе, тив и канури. На юго-западе доминируют представители племени йоруба, на юго-востоке - племена ибо (в основном католики).

По подсчетам западных исследователей, в независимых странах Африки после 1960 г. произошло 70 успешных воен­ных переворотов и в среднем один год из каждых трёх прихо­дится на военный. Только 18 стран из 49 избежали военных ре­жимов, в остальных половина всего периода независимого су­ществования прошла под господством армии.41

Увы, Нигерия не стала исключением, и познала в полной мере все "прелести" правления "правительств в хаки". Начиная с 1966 г. по настоящее время страной по очереди правят воен­ные; генералы А. Иронзи (начало 1966 г. - середина 1966 г.), Гоуон (1966-1975 гг.), Муртала Мохаммед (1975-1976 гг.), Олусегун Обасанджо (1976-1979 гг.), Ибрагим Бабангида (1983-1994 гг.). Сани Абачи (1994-1998 гг.), Олусегун Обасанджо (с 1998 г. до настоящего времени).

Необходимо особо отметить, что в интересующий нас пе­риод (1960-1970-е гг.) именно армия оказалась основным носи­телем авторитаризма, который предполагает концентрацию ис­полнительной, а нередко и законодательной власти в руках гла­вы государства при фактическом лишении парламента прерога­тив контроля за государственной политикой.

В таких условиях реальный механизм политической власти подчиняется правящему клану (общине, племени, роду), ис­пользующему антидемократические методы властвования. К 1965 г. этническое напряжение в стране сильно усилилось. Эт-нико-религиозные конфликты, раздиравшие страну, возникали по причине назначения представителей того или иного клана на гражданскую или военную должность, по поводу капиталовло­жений в инфраструктуру, социальную сферу, строительство новых фабрик и заводов, а также размещения доходов феде­ральным правительством в различных регионах страны. Возрастало недовольство населения, поэтому выход воен­ных на политическую арену был проявлением кризиса граждан­ских социально-политических структур, попыткой преодолеть внутриполитическую нестабильность. Военные, встававшие во главе государственных переворотов, не были инструментами в руках тех или иных социально-политических Сил - армия к то­му времени сама превратилась в господствующую социально-политическую силу (если в 1960 г. в армии Нигерии насчитыва­лось 10 тыс. человек, то уже в 1979 г. - более 200 тыс.) и в принципе являлась единственным претендентом на получение нефтяных доходов, которые стали поступать в страну. Сегодня нигерийская армия, по данным зарубежных источников, явля­ется самой многочисленной и технически оснащенной в Тропи­ческой Африке. В рядах вооруженных сил находятся 95,1 тысячи человек, в том числе в сухопутных войсках - 80 тысяч, ВВС -9,5 тысячи, ВМС - 5,6 тысячи человек; в настоящее время на ее содержание выделяется около 10% ВНП страны.


41 The Military of African Politics / Washington-New-York.-1987.-P.1.


В 1967 г. территория, на которой проживали племена ибо, провозгласила себя независимым государством - Республикой Биафра и пыталась отделиться. После этого началась граждан­ская война и, как следствие, произошла серия военных переворо­тов. Но после истощающей гражданской войны (1967-1970 гг.), Биафра сдалась, потеряв контроль над своими портами и неф­тяными доходами. По подсчетам зарубежных источников, в этот период в результате гражданской войны в Биафре людские потери составили 2 млн. человек, из которых около половины пришлось на жертвы среди гражданского населения.42

Для того периода времени (особенно во время граждан­ской войны 1967-1970 гг.) было характерным то, что военные ориентировались на жесткие, иногда насильственные методы: преследование и попытки истребления этнических групп, сто­явших у власти при прежних режимах, преследование оппози­ционных сил, элементы насильственной исламизации. Естест­венно, это не могло не привести к прогрессирующей деграда­ции всего нигерийского общества. Нефтяные доходы, ставшие основной причиной разруши­тельной гражданской войны, стали камнем преткновения между интересами различных этнических групп. Если раньше племе­на, проживающие на севере страны, специализировались на производстве арахиса, на западе - на производстве какао, на востоке - на производстве продуктов переработки масличной пальмы, то с началом экспорта нефти и поступлениями нефтя­ных доходов остро встал вопрос об их распределении по регио­нам. До 1960 г. региональные правительства севера и запада страны применяли принцип "происхождения" нефтяных посту­плений и распределяли их в соответствии с количеством при­были, которую произвёл каждый регион. Когда на востоке страны была найдена нефть, этот регион стал основным источ­ником доходов и обогнал север и запад, вспыхнула гражданская война. Она, с одной стороны, на время нанесла урон нефтяному сектору, с другой стороны - ускорила процесс централизации власти на уровне федерального правительства. Сельскохозяйст­венный сектор не стал "любимым ребёнком" правительства, и жил по остаточному принципу. Власть понимала равенство как равенство между этническими группами, и не делала акцент на равенство между городом и деревней.

Влияние государственных расходов на экономику было незначительным до тех пор, пока нефть не стала важной частью экономики Нигерии. Так, в 1965-1966 гг. общий объем госу­дарственных расходов составил 12% ВВП, а капитальные рас­ходы была размещена в экономическую сферу, в том числе 12% в сельское хозяйство. Только 14,7% общих капитальных вложе­ний, или 0,8% ВВП были размещены в социальную сферу и сферу обслуживания населения. К концу 1960-х гг. начался бы­стрый рост добычи нефти. В этот период времени начала изме­няться фискальная политика. Налоги на нефть, устанавливае­мые правительством, увеличились с 2,8% не нефтяного ВВП в 1970 г. до 8,5% в 1972 г. Чтобы получить поддержку среди го­сударственных служащих и военных, правительство торопи­лось как можно быстрее использовать нефтяные доходы. Уве­личение заработной платы стало единственным путем быстро потратить деньги. Кроме того, резко увеличились расходы на образование и транспорт.

Поэтому представляется неудивительным, что такое по­спешные, порой непродуманные внутренние инвестиции прави­тельства привели к колоссальным потерям и коррупции.


42 Ruth Leger Sivard, World Military arid Social Expenditures . - Washington, DC: World Priorities, 1996.

Цена, которую Нигерия получала за свою нефть, устойчи­во росла в период между 1971-1973 гг., государственные неф­тяные доходы быстро увеличивались. Происходило расширение государственной доли в нефтяных доходах через рост государ­ственной собственности в нефтяном секторе, а также через вы­сокие налоги и роялти. Несмотря на частую смену глав "прави­тельств в хаки", все они преследовали три основные цели:

- рост и модернизация государства;

- национализация экономики: как нефтяного, так и не неф­тяного секторов;

- равномерное распределение доходов между этническими группами и регионами, а не экономическими классами населения.

Первый план, включающий в себя эти цели, был разрабо­тан сразу же после второго переворота в июле 1966 г. В плане решение первой цели планировалось достигнуть созданием ста­лелитейной промышленности. Кроме того, чтобы поднять пре­стиж страны в глазах мирового сообщества, начинается финан­сирование грандиозного проекта - строительство новой столи­цы Абуджи (опять же за счёт нефтяных поступлений, состав­лявших в тот период времени 80% от всех поступлений в госу­дарственный бюджет).

Что касается второй цели - национализации экономики, то здесь, естественно, произошло столкновение интересов госу­дарства с иностранными инвесторами. В течение долгого пе­риода времени нигерийцы ощущали роль иностранцев в собст­венной экономике. Уже в 1958 г. выходит Акт "О снижении на­логообложения", в котором нефтяным транснациональным компаниям (ТНК) предъявляются требования об увеличении доли нигерийцев в собственности ТНК; об увеличении количе­ства местных специалистов, работающих на предприятиях ТНК; об использовании местного сырья и материалов. В Указе 1959 г. "О налогообложении нефтяных доходов" правительство установило долю дохода с иностранных корпораций в размере.' 50%; в 1967 г. Указом правительства в Нигерии были примене­ны условия ОПЕК; в 1969 г. Нефтяной декрет установил госу­дарственное право выбора доли собственности в коммерческих нефтяных операциях. В соответствии с планом национализации в 1971 г. была создана Национальная Нефтяная Компания Ни­герии-NNPC.

Директива второго плана (1970-1974 гг.) национального развития представляла уже долгосрочные цели, среди которых были выделены следующие:

- высокий уровень экономического роста;

-быстрая индустриализация;

- увеличение производства продуктов питания для внутрен­него потребления, не ослабляя при этом экспортные сектора;

- значительное снижение безработицы.

Нетрудно заметить, что первый и второй планы нацио­нального развития способствовали всё большей степени госу­дарственного контроля над экономикой, а особенно над при­родными ресурсами (нефтью). С 1970 г. правительство страны стало проводить активную политику стимулирования ино­странных инвестиций, а также создания большого количества предпринимательских структур. Кроме того, через программы государственного сектора (электрификация, водоснабжение, здравоохранение в сельской местности, строительство) прави­тельство было намерено повысить уровень жизни населения.

В 1975 г. был принят третий план национального развития, основными приоритетами которого были:

- более равномерное распределение доходов;

- контроль над инфляционными процессами. Как видим, Нигерия в принципе ставила перед собой эти це­ли, понимая, что экспорт нефти не является конечной целью на­ционального развития; что именно нефтяные доходы должны служить источником развития экономики в целом. Большое вни­мание при этом уделялось достижению положительных результа­тов в нефтяной отрасли с целью создания благоприятного поли­тического имиджа и популизма. Лидеры Нигерии, стоявшие у власти, вкладывали нефтяные поступления в государственные расходы с целью как можно больше набрать политических очков.

Кроме того, наблюдались попытки военных лидеров по­строить так называемую систему неокорпоративистского пред­ставительства (то есть непартийных организаций и группировок, объединяющих людей по признаку профессиональной общности или приверженности тому или иному специфическому интере­су). Процесс направляемою правительством формирования авторитарно-неокорпоративистской системы стал особенно замет­ным после 1983 года. Как отмечал Г.И. Мирский, "в развивающихся странах чисто военные режимы не могут оказаться жизне­способными на сколько-нибудь длительный период: слишком велики и срочны задачи, стоящие перед этими странами. Воен­ные режимы должны были видоизмениться, то есть превратиться в режимы социальные, имеющие массовую базу, политическую организацию и идеологию, либо уйти со сцены".43

В Нигерии именно армия в большинстве случаев приводила к власти диктаторов. В 1985 году в результате очередного госу­дарственного военного переворота во главе страны встал генерал Ибрагим Бабангида, провозгласивший программу перехода от военного правления к гражданскому и начавший практически ее осуществлять. Однако после состоявшихся в 1992 г. выборов Ба­бангида резко передумал отдавать власть победившему на них бизнесмену М. Абиоле, заявив, что результаты голосования под­тасованы, и объявил выборы недействительными.

Правда, генерал, имеющий капризный и непоследователь­ный характер, вскоре опять передумал, и к концу февраля 1993 г. выполнил свои обещания, объявив о сложении с себя полномо­чий главы государства и верховного главнокомандующего воо­руженными силами. Было назначено временное правительство во главе с гражданским политическим деятелем Э. Шинеканом, которому предстояло провести выборы президента Нигерии. Но по разным причинам оно не справилось с этой задачей, и выну­ждено было уйти в отставку.

В ноябре 1993 г. новым диктатором Нигерии стал генерал Сани Абача, который тут же распустил ряд существовавших ранее институтов власти: парламент, временное национальное правительство, разрешенные в стране партии. Неудачи времен­ного правительства дали ему возможность заявить о неподго­товленности страны к цивилизованному гражданскому правле­нию. Однако под давлением мирового сообщества С. Абача вес же был вынужден начать давно обещанный переход Нигерии к демократическому правлению. После неожиданной смерти ле­том 1998 г. генерала Сани Абачи и прихода к власти генерала Абдусалама Абубакара переход от военно-диктаторского ре­жима к гражданскому обществу приобрел более поступатель­ный характер. Успешно были проведены парламентские выбо­ры. В феврале 1999 г. состоялись и выборы президента, на ко­торых победил бывший военный правитель, генерал в отставке Олусегун Обасанджо - лидер Народной демократической пар­тии. Одним из первых его актов стало объявление амнистии и освобождение 33 человек, осужденных ранее за участие в анти­правительственных заговорах.

После победы на выборах президент О. Обасанджо заявил: "Моя вера в демократию абсолютна, я буду постоянно искать пути демократической практики для обновления общества во имя интересов всех нигерийцев". Он также подтвердил, что первоочередными задачами на ближайшую перспективу станут борьба с коррупцией, пронизавшей все сферы государственной структуры, сокращение раздутых штатов чиновничества, а так­же придание динамичности промышленному производству, восстановление сельского хозяйства и обеспечение полной за­нятости населения. Появилась надежда, что страна встала на путь, ведущий к демократии, несвойственной в прошлом афри­канскому континенту вообще и Нигерии в частности.

43 Мирский Г.И. Третий мир: общество, власть, армия. - М.- 1976.- С.273.

Возвращаясь к рассматриваемому периоду времени, отме­тим, что "массовая база" для формирования политической силы находилась в деревне, в сельскохозяйственном секторе (70% рабочей силы), но на решение её практических нужд приходи­лась ничтожная часть государственных бюджетных ассигнова­ний. Происходил отток трудовых ресурсов из сельских районов в городские, поскольку для строительства жилья в городе тре­бовалась неквалифицированная или низкоквалифицированная рабочая сила; спрос на детский труд в деревнях понизился из-за обязательного начального образования. В сельскохозяйствен­ную инфраструктуру в течение длительного периода времени не вкладывалось достаточно средств - и для неё была характер­на неразвитость или низкое качество.

Хотя во время первого "нефтяного бума" (1971-1973 гг.) нефтяные доходы Нигерии в номинальном долларовом выраже­нии увеличились на 22% и в последующий год (1973-1974 г.), доходы выросли в пять раз - за счёт роста мировых цен на нефть, у правительства не нашлось желания или возможности поднять своё сельское хозяйство. Парадоксально, но факт - Ни­герия к концу 1990-х гг. из чистого экспортёра продовольствия превращается в чистого импортёра.

Использование нефтяных доходов шло по разным направ­лениям:

- государственные расходы резко увеличились с 3,6% ВВП в 1975 г. до 29,5% в 1976 г.;

- резкое увеличение заработной платы (например, фонд за­работной платы государственных служащих был увеличен на 50-60%);

- инвестиции в образование (в основном на развитие уни­верситетского образования), транспорт, строительство.

Это не могло не привести к порочному кругу развития, ко­гда вследствие роста инфляции вырос бюджетный дефицит (для сравнения: в 1974 г. положительное сальдо в 11% не нефтяного ВВП, в 1978 г. - дефицит в 9% не нефтяного ВВП), реальный валютный курс повысился, что привело к падению конкуренто­способности внешнеторговых не нефтяных отраслей.

Необходимо отметить, что повышение заработной платы было первым из путей быстрой траты нефтяных доходов. В 1975-1976 гг. была принята новая программа расходов, которые выросли в 6 раз по сравнению с 1973 г. Не секрет, что исполь­зование средств для скорого внутреннего инвестирования при­вело к пустой трате денег и коррупции.

Государственные инвестиции были направлены в большей степени на неторговые сектора экономики, в частности, на транспорт и коммуникации (при этом акцент был сделан на строительство магистральных дорог). Государственные расхо­ды на инфраструктуру в Нигерии были направлены больше в город, чем в сельские местности.

Когда нефтяные доходы стали снижаться, Нигерия увели­чила импортные тарифы, защищая внутреннее производство. Это, в свою очередь, привело к искажениям цен внешнеторго­вых товаров относительно мировых цен, эффективность произ­водства снизилась. Так как дефицит государственного бюджета финансировался за счёт внутренних источников (Центрального Банка), увеличилось денежное предложение - курс найры резко упал. В результате реальные государственные доходы от экс­порта нефти снизились из-за низкой покупательной способно­сти найры.

Хотя в период с 1968 по 1980 гг. показатель ВНП на душу населения увеличился более чем на 1000% и составил в 1980 г. 1020 долларов США, не совсем продуманная экономическая политика государства привела к тому, к 1990 г. ВНП на душу населения уменьшился до 370 долларов США (уровень 1974 г.).

Вследствие увеличения государственных расходов Ниге­рия, как и многие другие страны-экспортёры нефти, пережила инфляционный бум середины 1970-х гг. Рост заработной платы, обеспеченный государством, привёл к увеличению личных рас­ходов. Импорт товаров был ограничен посредством высоких тарифов и прямого государственного контроля, внутреннее предложение было неэластичным и цены росли по мере роста спроса. Попытки снижения инфляции путём установления низ­ких цен на товары государственных компаний привели к росту дефицита в государственном секторе экономики. В результате покупательная способность найры упала, а обменный курс вы­рос, что привело к снижению реального государственного до­хода от экспорта нефти.

Трудно судить о том, насколько стали полезными нефтя­ные поступления для экономики Нигерии. В основном нефтя­ные доходы косвенно развили и укрепили инфраструктуру и социальный сектор, повысился уровень среднего и высшего образования. Однако, но оценкам западных экспертов, она не­достаточно инвестировала промышленность, чтобы развить сектор не нефтяного экспорта.

Отмечая неэффективность практикуемой здесь "экономики ренты" (при которой доходы государства образуются в основ­ном от налога на экспорт нефти) и иностранной помощи, неко­торые западные исследователи приходят к выводу, что косность убеждений африканских руководителей и их опекунов "отража­ет также желание поддерживать и защищать систему власти, которая обеспечила местной элите за прошедшие тридцать лет огромные выгоды".44

Кроме того, в настоящее время в мировом сообществе Ни­герия ассоциируется с символом коррупции благодаря нигерий­ским банкам, которые рассылали по всему миру предложения-аферы и облегчили на несколько миллиардов долларов карманы множества доверчивых богатых людей из разных стран.

В настоящее время Нигерия является аграрной страной с крупным промышленным потенциалом, имеет 22,5 млрд. бар релей подтвержденных нефтяных резервов. Нигерия предполага­ет удвоить свои подтвержденные нефтяные запасы до 40 млрд. баррелей к 2010 г Занимает второе место в Африке (после ЮАР) по объему ВВП (в 1998 г. он составил 48,2 млрд. долл. США) и внешней торговли (в 1998 г. экспорт составил 16,9 млрд. долл. США; импорт - 7,7 млрд. США). Уровень роста реального ВВП в 1998 г. составил 2,3%, в 1999г. - 4,2%. Основные статьи экс­порта - сырая нефть: нефтяные доходы от её экспорта в 1998 г. составили 9,2 млрд. долл. США; удельный вес нефтяных дохо­дов в общем объеме экспортных доходов в 1998 г. был равен 90% (какао, каучук, лесоматериалы); основные статьи импорта - продукты переработки нефти, продукты питания, машины, оборудование, промышленные товары.

В настоящее время ситуация в экономике Нигерии имеет следующие особенности:

- в стране наблюдается тяжелый кризис из-за неадекватных последствий экономических реформ;

- реальный доход на душу населения не превысил 320 дол­ларов в год за все 25 лет экспорта нефти;

- страна имеет внешний долг порядка 30 млрд. долларов, на выплату и обслуживания которого ежегодно расходуется около 6,5 % ВВП (около 2 млрд. долларов);

- в деловом мире страны процветают мошенничество и коррупция;

- Нигерия в значительной степени вовлечена в междуна­родную торговлю наркотиками;

- крупнейшая в мире страна-производитель нефти испыты­вает хронический недостаток топлива на внутреннем рынке.


44 Carfantan G.-Y. Le grand desordre du monde (Les chemins de 1'integration).-Paris, Edition du Seuil, 1993. - P. 237.


Но, несмотря на процветание теневой экономики и значи­тельный уровень коррупции в Нигерии, правительство США продолжает поддерживать реформы, проводимые президентом О. Обасанджо в политике и экономике, поскольку считается, что его правление даст нигерийцам шанс на решение многочис­ленных проблем в стране.

Как видим, Нигерия к началу XXI века осталась слабораз­витой страной, имея ресурсоориентированную экономику, не­смотря на большие запасы нефти. Поставить страну, обладаю­щую огромными запасами нефти, практически на грань разоре­ния стало возможным "благодаря" бывшему руководству стра­ны - диктатору генералу С. Абачи. Необходимо отметить, что страна, по свидетельству экспертов, в течение последних соро­ка лет находится под плотным коррупционным прессом, как во времена гражданской войны, так и в мирное время.

Несмотря на то, что с 1993 г. под контролем МВФ и США была предпринята попытка проведения экономических реформ, значительных результатов это не дало. Финансовая помощь, оказываемая Нигерии западными странами, используется, как правило, нерационально, а часть средств просто-напросто испа­рились из-за махинаций финансовых мошенников: так, в 1998 г. исчезли 2 млрд. долларов, инвестированных в нефтепереработ­ку. Эксперты международной антикоррупционной организации "Transparency International" отмечают: "Помощь, получаемая от МВФ, и увеличение финансирования свидетельствует о том, что низкий рейтинг Нигерии в ИВК (Индексе восприятия кор­рупции) признан на международном уровне как наследие, от которого невозможно избавиться в течение двух лет. Нигерий­ское правительство существенно продвинулось в возвращении денег, присвоенных последним диктатором Сани Абачи".45

Нынешнее правительство Нигерии, возглавляемое О. Оба­санджо, обвинив С. Абачи и его родственников в запланиро­ванном присвоении и переводе активов Центрального Банка Нигерии в общей сложности на сумму 2 млрд. долларов США, потребовало от зарубежных стран юридического содействия.

Согласно данным расследований, в которых участвовали не только нигерийские, но и зарубежные органы и спецслужбы, о пропаже нигерийских нефтяных денег, С. Абачи предприни­мал различные уловки и махинации для сокрытия своих пре­ступлений. Так, больше половины из 206 млн. долларов США было переправлено из Великобритании в Швейцарию, в то вре­мя как 219 млн. долларов из 514 млн. было вывезено из Швей­царии в Великобританию. В общей сложности в 1999 г. в ходе предпринятых расследований были заморожены 130 банков­ских счетов, содержащих 645 млн. долларов.

Специалистами, ведущими расследование, было собрано огромное количество материалов, устанавливающих маршруты, которые использовались семьей С. Абачи для вывоза денег из страны. Были обнаружены сведения относительно перевода на сумму около 40 млн. фунтов стерлингов в 1998 г. на счета "Australia & New Zealand Banking Group" в Лондоне. По другим сведениям, 3 млн. долларов были переведены в "Men-ill Lynch" -группу финансовых институтов, еще 3,5 млн. - в "Commerzbank" (Германия). Более 40 млн. были переведены в несколько заходов на счета управления "Citybank", собственности американского управления банковского гиганта "Citygroup". Источником де­нежных средств являлся Центральный Банк Нигерии, где не­санкционированные изъятия денежных средств с ноября 1993 по июнь 1998 гг. производили официальные лица правительст­ва, приближенные к генералу, имевшие счета на сумму более 1,6 млрд. долларов США.


45К обществу без коррупции. - 2001. - № 1(6). - С. 5.


После долгих переговоров и консультаций семья бывшего диктатора согласилась вернуть 1 млрд. долларов из тех средств, которые были вывезены из страны в период его правления (4,5 года). В обмен на это, нигерийское правительство, в соот­ветствии с подписанным соглашением, обязалось отказаться от привлечения к ответственности сына генерала Мохаммеда Аба­чи и бизнесмена Багуду Абубакара, являвшегося его сподвиж­ником. Тем не менее, Мохаммед Абачи останется под стражей по обвинению в убийстве жены бывшего политического оппо­нента своего отца. Согласно договоренности, Швейцария вер­нет Нигерии личные сбережения С. Абачи, замороженные в швейцарских банках на сумму 535 млн. долларов. Кроме Швейцарии, вернуть Нигерии замороженные личные счета С. Абачи также намерены вернуть банки Великобритании, Люксембурга, Лихтенштейна на сумму примерно в 500 млн. долларов. Правительство Нигерии обязуется оставить семье С. Абачи 100 млн. долларов, включая его средства до прихода к власти и законные доходы на посту президента страны.

Казалось бы, пришедший вслед за С. Абачи О. Обасанджо, добившийся возвращения "нефтяных" денег из-за рубежа до­мой, должен был установить прозрачный и эффективный кон­троль над их использованием. Но, к сожалению, этого не слу­чилось. Как отмечают мировые информационные ресурсы, бес­покойства по поводу недостатка финансовой транспарентности вновь начинают тревожить Нигерию.

Об этом говорит тот факт, что летом 2002 г. прошли за­крытые обсуждения сената страны по докладу счетного коми­тета, в котором тщательному рассмотрению подверглись бюд­жет страны и государственные расходы с момента прихода к власти в 1999 г. нового президента О. Обасанджо. Представители счетного комитета заявили, что текущие правительственные рас­ходы нарушают имеющиеся конституционные условия и прави­ла. Более того, подчеркнули они, политика властей Нигерии в области финансов фактически сводится к неофициально провоз­глашенной финансовой анархии. В частности, отмечалось в док­ладе, были выявлены большие несоответствия в доходах и рас­ходах правительства. Так, из 40,7 млрд. нигерийских найра (360 млн. долларов США), "позаимствованных" генералом Абачи у государственной казны Нигерии и вернувшихся обратно в стра­ну, в государственный бюджет в качестве доходов фактически поступило только 29 млрд. найра. Складывается впечатления, отмечают наблюдатели, что правительство страны решило пус­тить эти коррупционные средства по второму кругу.

Помимо этого, представители счетного комитета подверг­ли серьезной критике правительство страны за нарушение зако­нов по некоторым расходным статьям, в число которых входит и грант в 509 млн. долларов, предоставленный в 1999 г. прави­тельству Нигерии. Другим примером бесхозяйственного рас­транжиривания государственных денег в докладе называется беспроцентный заем в 13 млн. долларов, предоставленный го­сударством правоохранительным органам Ганы в апреле 2002 г. Подчеркивается, что Нигерия, сама стоящая на грани разрухи, вряд ли обладает такими средствами для оказания помощи со­седнему государству.

Несмотря на то, что нынешние власти Нигерии в течение последних лет пытаются бороться с коррупцией, бушующей в стране, и, объявляя ее результатом правления покойного С. Аба­чи, говорить о полном искоренении этого зла, не приходится. По инициативе президента в Нигерии проводятся всеафриканские конференции по борьбе с коррупцией. Но только проведением конференций коррупционеров трудно запугать. И О. Обасанджо постоянно придумывает все новые и новые способы перекрытия им кислорода. Например, он создал комиссию по пересмотру лицензионных соглашений на право добычи нефти. Как выяснилось, подавляющее большинство мелких фирм, ка­чали нефть "мимо государственного кармана", обогащая высо­копоставленных военных. Лицензии у них уже отобраны и пе­реданы крупным и проверенным иностранным партнерам, рас­полагающим своими перерабатывающими предприятиями и сетью сбыта нефтепродуктов в Нигерии. Тем самым правитель­ство попутно намеревается избавиться от длинной цепочки по­средников и перекупщиков, которые вздували цены.

В настоящее время перед президентом О. Обасанджо стоит нелегкая задача - отстаивать свои позиции в качестве против­ника коррупции и процветающего мошенничества, иначе имидж Нигерии окончательно будет подорван перед лицом ми­ровой общественности. Во время своей предвыборной кампа­нии именно он заверял своих избирателей обещаниями искоре­нить коррупцию, которая захлестнула и практически развалила страну с момента приобретения независимости в 1960 г. Но внутри страны оппоненты президента утверждают, что ее руко­водство не продемонстрировало доказательств эффективного управления экономикой. Главе государства вменяют в вину иг­норирование государственного бюджета, отказ от борьбы с коррупцией ("инвесторы уходят!").

К тому же президент не может урегулировать отношения в конфессиональной сфере - между христианами и воинствую­щими исламистами. В ряде штатов страны на севере и северо-востоке действуют законы шариата, и сохраняется смертная казнь в форме забивания камнями. Но, самое главное, прези­денту инкриминируют неумение (либо, еще хуже, нежелание) вернуть деньги, наворованные предыдущими военными режи­мами. Это тем более важно, что ситуация обостряется в связи с грядущими выборами на пост президента. Предыдущие прави­тели Нигерии (Мухаммеду Бухари и Ибрагим Бабангида) до сих пор имеют значительное влияние внутри страны и являются первыми кандидатами в президенты.


2.3. Последствия нефтяного развития Индонезии и роль коррупции


Нефтяной сектор Индонезии является одним из старых от­раслей страны. Основные нефтяные месторождения располо­жены на Суматре, шельфе Молуккского пролива, северной Яве, Калимантане, западных районах Ириан-Джая. Главные внешне­торговые партнеры - Япония, США, Сингапур, Южная Корея, Тайвань, Нидерланды.

Островное государство Индонезия стало единым целым при голландских колонизаторах. Как известно, в XVII в. Ни­дерланды владели флотом, превосходящим флот всех стран ми­ра, вместе взятых, но с начала XVIII в. они постепенно уступи­ли свое морское и торговое первенство Англии, потеряли мно­гие колонии в Азии. Но до второй мировой войны они жестоко эксплуатировали свою богатейшую колонию - "изумрудный пояс"- Индонезийские острова.

В начале XVI века (1512 г.) у берегов Цейлона появились первые португальские корабли. Пятнадцать лет португальцы грабили остров. В начале XVII века на остров стали проникать голландцы. После упорной борьбы они окончательно вытесни­ли португальцев. На лучших землях, отобранных у местных жителей, новые колонизаторы создали плантации коричневого дерева и заставляли сингалов бесплатно работать на этих план­тациях. В конце XVIII - начале XIX веков Цейлон был завоеван англичанами.

Таким образом, возникла колониальная империя Голлан­дии к середине XVII века, сердцевиной которой стали Молукк­ские и Зондские острова. На других территориях Голландия предпочитала иметь только торговые фактории, так как для за­воевания обширных государств с многочисленным населением у голландцев не хватило бы войск и военного снаряжения. Хотя в середине XVII века из приблизительно 20 тыс. кораблей сум­марного европейского флота 15-16 тыс. принадлежали Нидер­ландам. Экономическая политика голландской Ост-Индской компании, созданной специально для торговли с этим регио­ном, практически ничем не отличалась от той политики, кото­рую проводили на завоеванных землях предшественники голландцев - португальцы. На экспорт в Европу вывозились перец, корица, гвоздика, мускатный орех, позже нефть и каучук.

В годы второй мировой войны Индонезию захватили япон­цы, но 17 августа 1945 г. Республика Индонезия обрела незави­симость, и первым президентом стал инженер-архитектор Сукарно. Его величайшей заслугой стало объединение архипелага, состоящего из 13000 островов в единое государство. В начале своего становления страна испытывала огромную зависимость от иностранцев, которые по-прежнему контролировали производ­ство каучука, чая, добычу нефти и олова, а также международ­ные и внутренние транспортные коммуникации. До завоевания Индонезией независимости добыча нефти в стране регулирова­лась горным законодательством Голландии по Ост-Индии, вве­денным еще в 1899 г., по которому разрешалось предоставлять площади для проведения горных работ на условиях концессии. При этом концессионер получал право непосредственного кон­троля за минеральными ресурсами, находящимися в недрах в пределах предоставленной площади.

После провозглашения независимости и принятия Консти­туции, все природные ресурсы, включая нефть, были объявле­ны государственной собственностью. Для их эксплуатации бы­ли созданы государственные компании. В соответствии с при­нятыми в стране законодательными актами 1960 и 1971 гг., действующими поныне и составляющими основу нефтегазово­го законодательства страны, индонезийскому государственному нефтегазодобывающему предприятию "Pertamina" было пре­доставлено исключительное право на разведку и добычу нефти Отметим, что до сегодняшнего дня эти акты составляют основу нефтегазового законодательства Индонезии.

Президент Сукарно постепенно укреплял позиции нацио­нального правительства в экономическом секторе страны. Мно­гие отечественные и западные исследователи отмечают, что новейшая история Индонезии в политическом отношении была авторитарной- Но при Сукарно в 1959-1965 гг. авторитаризм был "просвященный" и сравнительно мягкий. В 1966-1998 гг. стал гораздо жестче, с главной опорой на военных. Сукарно, установивший режим "направляемой демократии", был против­ником демократии западного образца. Глубоко стратифициро­ванное индонезийское общество, по его мнению, может сохра­нять свое единство благодаря отношениям "бандк-акакбуах", т.е. "патрон-клиент". В основе этих отношений лежит понятие взаимности как сердцевины яванской культуры "готонг-ройонг" (традиции взаимной помощи), обсуждение проблем (мушавара), и достижение консенсуса (муфакат). Это и стало главной частью идеологии Сукарно. Как отмечает российский исследователь Л. Панченко46, "традиционная политическая культура яванцев ие-рархична и концентрична (властвующие группировки располо­жены концентрическими кругами вокруг лидера)".

Сукарно считал, что его режим "направляемой демокра­тии" является наиболее подходящим для Индонезии, поскольку основан на "Панча Шила" - "пяти принципах": монотеизме, на­ционализме, гуманизме, социальной справедливости, демокра­тии. Однако его критики считали, что "направляемая демокра­тия" - это лишь фасад диктатуры президента, поскольку её суть состояла лишь в том, что каждый гражданин страны должен быть согласен с принятыми решениями президента.

В сентябре 1965 г. группа заговорщиков осуществила убий­ство нескольких генералов. Сухарто, стоявший тогда во главе стратегического командования сухопутных войск (КОСТРАД), подавил этот путч. Поскольку считалось, что "Движение 30 сен­тября 1965 г." организовано коммунистами, началась кампания их жесточайшего преследования. Кровопролитие длилось почти два года. Было убито около 500 тыс. человек; десятки тысяч по­пали в тюрьмы и концентрационные лагеря. После путча Сукар­но назначил Сухарто начальником штаба вооруженных сил. В 1967 г. Сухарто вынудил Сукарно уйти в отставку и провозгла­сил собственный "новый порядок" в Индонезии.


46 Панченко Л. Армия и модернизация общества. - М.: Наука, 1994.- С.110.


Именно с этого времени армия становится главной системообразующей силой авторитарного режима Сухарто не только в политической, но и в экономической сфере.

Накануне утверждения "нового порядка" экономика -нахо­дилась в глубочайшем кризисе, уровень инфляции достигал 600%. В 1965 г. Индонезия считалась одной из беднейших стран Третьего мира. Доход на душу населения составлял всего 60 долларов США.

В 1971 г. состоялись парламентские выборы, но к этому времени Сухарто уже сосредоточил в своих руках власть, прак­тически полностью контролировал вооружённые силы, бюро­кратию и бизнесменов. Новый парламент избрал его президен­том на безальтернативной основе. Члены запрещённой к тому времени Коммунистической партии Индонезии и примыкавших к ней организаций, а также подозреваемые в причастности к "Движению 30 сентября" были лишены избирательных прав. "Новый порядок" Сухарто был основан на следующих постула­тах: приверженности принципам "Панча Шила"; антикомму­низме; двойной функции вооруженных сил, суть которой со­стояла в том, что армия обеспечивает не только оборону стра­ны, но и ее развитие; доктрине "плывущей массы", в соответст­вии с которой народ участвует в политических процессах толь­ко в период выборов; приоритете экономического развития, на­правленному на достижение самообеспечения и международно­го признания.

Ключевыми приоритетами экономического развития стали ускоренное развитие сельского хозяйства, инфраструктуры, промышленности; восстановление внешней торговли и про­движение экспорта; переориентация политики импорта; про­граммы стимулирования внутреннего спроса; преобразование банковской системы. В результате проводимых экономических программ произошел рост торговли, который способствовал увеличению доходов; собираемые правительством налоги под­нялись с 4% ВВП в 1966 г. до 10% в 1970 г.

Если в экономической сфере действия правительства были направлены на формирование рыночной экономики, которая предполагает демократическую форму управления, то совсем другая картина наблюдалась в политической области. Все клю­чевые решения в рамках "нового порядка" принимаются одним человеком — президентом, власть которого была легимитизирована Конституцией 1945 года, предоставляющей президенту Индонезии исключительные властные полномочия. Согласно Конституции, президент не подотчётен парламенту за исполне­ние государственной политики, а подотчётен лишь ассамблее народного конгресса - высшему государственному органу, ко­торый собирается один раз в пять лет. Таким образом, парла­мент страны не мог играть роль представительного органа на­родовластия.

Известно, что при авторитарном режиме номинально мо­гут существовать и функционировать парламент и правительст­во. Фактически все важные государственные решения выраба­тываются в узком кругу приближённых к верховному правите­лю лиц, составляющих своего рода теневой кабинет. В системе "нового порядка" Сухарто судебная власть не стала самостоя­тельной и независимой ветвью власти. Судьи разных уровней назначались министерством юстиции и всецело зависели от ис­полнительной власти, особенно от служб безопасности при рас­смотрении политических дел. Как подчеркивают исследовате­ли, коррумпированность судей и низкий уровень правовой гра­мотности населения - наиболее характерные черты правовой системы режима Сухарто.

В Индонезии при Сухарто создана трёхпартийная система. Ведущую роль в ней играла государственная организация ГОЛКАР, которая, но сути, являлась политическим лицом воо­ружённых сил и государственной бюрократии. Правда, существовали еще две неправительственные партии, но они не могли быть оппозиционными правительству, поскольку на слово "оп­позиция" было наложено строжайшее табу.

Основной опорой власти Сухарто стали вооруженные силы Индонезии, верховным главнокомандующим которых он являл­ся. Кроме того, именно он назначал командующего вооружён­ными силами и командиров соединений и территориальных ко­мандований в каждой провинции. К числу источников неогра­ниченной власти Сухарто относились: Конституция 1945 года (поправки внесены в 1959 г.), которая вверяет ему всю полноту власти и ответственность за ведение государственных дел; пост верховного главнокомандующего вооружёнными силами стра­ны; политический контроль над парламентскими структурами.

Необычно высокая роль армии во внутренних делах стра­ны была легимитизирована её "двойной функцией": военной и гражданской. Первая функция заключалась в обороне страны, вторая - в руководстве государством и обществом. Военные занимали ключевые посты в центральном и провинциальных органах власти и в то же самое время активно занимались ком­мерческой .деятельностью на привилегированных условиях. Ти­пичным при "новом порядке" стало совмещение воинских и государственных постов с частным предпринимательством. Под предлогом угрозы национальной безопасности представи­тели министерства обороны и безопасности имели право вме­шиваться во внутренние дела политических партий и общест­венных организаций. В стране было создано 10 территориальных подразделений, чьей главной обязанностью установлено прово­дить надзор политической активности в регионах и вмешивать­ся, когда необходимо. Военные, получившие широкий доступ к материальным, финансовым и информационным ресурсам стра­ны, стали играть решающую роль в распределении импортных и экспортных лицензий, концессий на разработку природных ре­сурсов, заключении контрактов от имени государства.

Подлинная экономическая суть модернизации Индонезии при Сукарно состояла в следующем; "В недрах традиционно-патерналистского режима, в том числе и в армии, шло бурное первоначальное накопление буржуазно-бюрократического ка­питала. Не в силах заявить о своих социальных целях в откры­той форме среди населения, в массе своей с подозрением отно­сящегося к предпринимательству, бюрократическая буржуазия приняла псевдосоциалистическую "направляемую демократию" как форму политико-идеологической мимикрии, а ее автори­тарность при некоторых неизбежных неудобствах была защи­той от масс страдавших и от усугублявшегося социального не­равенства".47

Исследователи утверждают, что установленный генералом Сухарто "новый порядок", безусловно, являлся авторитарным режимом. На самом верху властной пирамиды — сильный пре­зидент, всецело контролирующий политический процесс; воо­ружённые силы; репрессивный аппарат; бюрократия, которая исполняет политику президента по всей стране. Президент опи­рается на национальную буржуазию и на особый слой китайцев-бизнесменов, которые занимают сильные позиции в эконо­мике страны, и на международные корпорации и банки.

В рамках режима "новый порядок" доступ к экономиче­ским благам был возможен лишь в обмен на политическую ло­яльность. Высокие импортные пошлины, ограничения и другие формы жёсткого административного контроля создавали усло­вия для процветания тех бизнесменов, которые тесно были свя­заны с властью. Лицензии и квоты на импорт стали эффектив­ным механизмом обеспечения среди предпринимателей поли­тических сторонников режима. Доступ в экономику был открыт для тех, чья лояльность режиму не подвергалась сомнению. Чтобы продвинуться на службе, надо быть членом партии ГОЛКАР или иметь связи во власти. Поэтому у кражданских служащих не было стимула интенсивно трудиться и проявлять себя, поскольку это не имело решающего значения для продви­жения по службе. Аналогичную роль в Индонезии играл Инве­стиционный Совет (Investment Board), контролировавший дея­тельность как иностранных, так и отечественных инвесторов.


47 Государственность и модернизация в странах Юго-Восточной Азии. - М.: Наука. - 1997. - С.64.


Сложные процедуры получения лицензий на инвестирование позволяли надёжно контролировать тех, кто рассчитывал на получение инвестиций. Сухарто привлёк к управлению экономикой технократов, как правило, выпускников Калифорнийского университета в Беркли, чтобы с их помощью завоевать доверие иностранных инвесторов. Опасение, что власть перейдет в руки технократов, было безосно­вательным, т.к. основные экономические объекты находились в руках военных. Это обеспечило уверенность иностранных инве­сторов в том, что макроэкономическое управление страной, цены и обменные курсы находятся в безопасности, и они могут не опа­саться делать свои вклады в экономику Индонезии.

Клан президента Сухарто, который являлся одним из бога­тейших кланов Индонезии, использовал своё положение в це­лях укрепления своего экономического положения. Жена и дети президента были вовлечены в компании, которые быстро обер­нулись в монополии, поскольку местные и иностранные биз­несмены боялись иметь дело с ними. Члены семьи преуспевали в наиболее выгодных отраслях экономики, в получении кон­трактов с зарубежными корпорациями и банками. Для последних вовлечь членов семьи в сделки означало получить допол­нительные гарантии избежать рисков, капризов бюрократов на более низких уровнях. Экономика страны получила наименова­ние "кронизм", поскольку выгодные контракты, субсидии, кре­диты и заказы доставались тем, кто был ближе к президенту и членам его семьи.

Семья Сухарто активно участвовала в процессах приватиза­ции в начале 1990-х гг., которые невероятно её обогатили: пра­вительство страны вознаградило семью выгодными контрактами в электроэнергетике, телекоммуникациях и платных дорогах. До обвала индонезийской рупии члены клана Сухарто имели воз­можность в любом банке получить заём на благоприятных усло­виях. За 32 года правления Сухарто сложилась мощная семейная бизнес-империя. Нефтехимия представляла сектор экономики Индонезии, в которой хозяевами был сын Сухарто Бамбанг Трихатмоджно, контролировавший "Bimantara Group", и Сигит Харджоджуданто, его старший брат. Фирмы, связанные с семьей Сухарто, освобождались от уплаты налогов на 7-10 лет. Клан Сухарто, включающий в себя шестерых детей и других родст­венников, по оценкам экспертов, контролировал активы общей стоимостью более 40 млрд. долларов.

Несмотря коррумпированность экономики, Индонезия раз­вивалась достаточно мощно, особенно после 1965 г. Ежегодный рост экономики составлял не менее 5%. Хотя сливки от эконо­мического роста снимали, прежде всего, верхние эшелоны вла­сти и сторонники режима, уровень благосостояния народа за­метно повысился за годы правления Сухарто.

Доход на душу населения, составлявший в 1965 г. 60 дол­ларов США, в 1974 г. - 200 долл., в 1997 г. он достиг 1021 долл. За последние четверть века в Индонезии число бедных среди населения сократилось с 60% населения в середине 1960-х гг. до 11% в середине 1997 г. Среди достижений правления Сухар­то за последние два десятилетия можно назвать структурную перестройку экономики: 65% всех отечественных и зарубежных инвестиций в период 1968 по 1997 гг. было вложено в произ­водство готовой продукции. Её экспорт вырос с 3,4 млрд. в 1984 г. до 30 млрд. долл. в 1997 г. До этого экономическое раз­витие Индонезии всецело зависело от экспорта нефти и других видов традиционной экспортной продукции.

Каким образом экономика Индонезии избежала сильной зависимости от нефтяных поступлений? Исследователи отме­чают, что этому способствовали следующие особенности индо­незийской экономической политики того периода:

- правительство проводило политику гибкого обменного курса;

- готовность правительства оградить воздействие нефтя­ных поступлений на ненефтяные сектора экономики;

- правительством была разработана широкомасштабная сграте! ия развития и подъема сельского хозяйства, которое да-^, ло толчок для развития обрабатывающих отраслей.

Приток нефтедолларов в 1974-1981 гг. позволил правительству Индонезии сосредоточиться на стимулировании раз­вития отраслей тяжелой промышленности: автомобильной, це­ментной, черной металлургии. В частном секторе быстрыми темпами стали развиваться трудоемкие отрасли: текстильная, швейная, обувная, мебельная, которые опирались на отечест­венную сырьевую базу.

По оценкам некоторых специалистов, Индонезия стала , единственной страной из всех стран-членов ОПЕК, которая пра­вильно использовала нефтяные доходы. Они были направлены, на развитие инфраструктуры, образование, модернизацию про­мышленности - в отрасли металлургии, авто- и самолетострое­ние. Индонезия является страной, которая не очень сильно зави­сит от экспорта нефти, поскольку кроме нефти, она экспортирует газ, древесину, цветные металлы и многие другие товары. Роль нефтегазовой отрасли постепенно снижается: если в 1970-е гг. на ее долю приходилось 30% ВВП, в 1990 г. - 14%, в-1997 г. - 6%, т.е. страна существенно сократила свою нефтяную зависимость.

До начала азиатского финансового кризиса правительство Сухарто сумело за три года сократить уровень инфляции с 10% до 5% и имело сбалансированный государственный бюджет. Оно значительно увеличило инвестиции в образование и профессио­нальную ориентацию, повысило минимум заработной платы, сократило тарифы и торговые барьеры в целях стимулирования инвестиций в высокотехнологичные отрасли экономики.

Некоторые исследователи отмечают, что в двух банков­ских кризисах в Индонезии еще до печально знаменитого "ази­атского" финансового кризиса 1997 г. "виноваты" крупные коммерческие банки второго уровня, возглавляемые родствен­никами президента Индонезии, поскольку отсутствие процедур банкротства банков фактически означало, что все обязательства всех банков полностью гарантируются "Bank of Indonesia".48

Но азиатский экономический кризис 1997-1998 гг. поло­жил конец режиму Сухарто. Экономическое благополучие рух­нуло после бегства иностранного капитала, в результате чего правительство практически потеряло контроль над экономикой страны. Власть утратила доверие и поддержку общества. В мае 1998 г. произошло падение режима Сухарто. Кроме азиатского экономического кризиса, можно назвать следующие причины политической и экономической несостоятельности принципов "нового порядка":

1) система отношений "патрон-клиент" стала изживать се­бя, и в индонезийском обществе стала нарастать потребность в демократизации общественных отношений;

2) в обществе стало проявляться недовольство той непо­мерной высокой ролью, которая играла армия в жизни страны;

3) издержки авторитарного режима (коррупция, непотизм, злоупотребление властью) подорвали доверие иностранных ин­весторов и мешали преодолеть экономический и финансовый кризис;

4) очевидно, что интеграция Индонезии в мировую эконо­мику и экономический рост страны способствовали расшире­нию и усилению среднего класса - той социально-политической силы, которая наиболее заинтересована в прихо­де демократического строя на смену авторитарному.

Исследователями отмечается, что в течение 32 лет правле­ния Сухарто политическая элита Индонезии проявила не только отсутствие единства, но и недостаточно четкое видение нацио­нальных интересов. Фаворитизм и семейно-клановый характер бизнеса, коррупция, непотизм стали неприемлемы в индонезий­ском обществе на исходе XX века.


48 Monies M.F. and Abdusalamov M.A. Indonesia: Reaping the Market in Jomo K.S.(ed.), Tigers in Trouble. -Bangkok:White Lotus, 1998;-P. 162-180.


Было известно, что Сухарто и его многочисленный клан за время президентства скопили огромное состояние (15 млрд. долларов), что большинство высших чиновников в стране пришли во власть благодаря бли­зости к Сухарто и его семье. Режим Сухарто стали восприни­маться широкими слоями населения, и особенно среди молодо­го поколения, как тормоз для дальнейшего развития Индонезии.

Хотя на смену Сухарто пришел Бурхануддин Юсуф Хабиби, его конституционный преемник и способный политик, тем не менее, индонезийское общество отвергло его, поскольку он был скомпрометирован близостью к бывшему президенту. Поэтому лидеры большинства партий сошлись на фигуре известного му­сульманского деятеля Абдуррахмана Вахида как компромисс­ной. Тем более, что он был немолод и обладал слабым здоровь­ем. К этому времени законодательно уже были ограничены пол­номочия президента как главы исполнительной власти. Вахид пришел в то время, когда десятилетия авторитаризма привели к отчуждению населения от власти, утрате доверия к ней. Власть ассоциировалась с произволом, коррупцией и непотизмом.

Армия, на которой держался диктат Сухарто, была изъята из политической сисгемы. Это привело к тому, что в тяжелых условиях нарастания недовольства населения властью произо­шел резкий и слабо контролируемый всплеск всех противоре­чий, накопившихся за десятки лет авторитарного правления: сепаратистские настроения и межобщинные столкновения в Восточном Тиморе привели к признанию международным со­обществом его независимости.

Импичмент, объявленный Вахиду в 1999 г. в связи с обви­нениями в коррупции и некомпетентности, вызвал в стране по­зитивную реакцию практически всех слоев населения, близкую к эйфории. В результате смены правительства курс националь­ной валюты относительно доллара вырос на 15%, стоимость акций на фондовой бирже повысилась в среднем на 30%. Одна­ко такой подъем был явно неоправдан из-за неблагополучного положения в индонезийской экономике. Затянувшееся противо­стояние между Вахидом и законодательными органами власти привело к ослаблению индонезийской валюты примерно на 25%. Одновременно подорожало топливо, а годовой уровень инфляции превысил 10%, тогда как в 2000 г. он был весьма умеренным - 4%. Выросли банковские процентные ставки, что увеличило долговое давление на индонезийское правительство. В конце 2000 г. государственный долг относительно ВВП дос­тигал значительной величины - 105%.

В 2001 г. парламентом на пост президента страны была ут­верждена Мегавати Сукарнопутри, значительную роль в вы­движении которой, по мнению аналитиков, сыграла армия. В настоящее время возглавляемая действующим президентом Мегавати Сукарнопутри Индонезийская демократическая пар­тия борьбы (ИДПБ) является лидирующей политической силой, хотя, в преддверие выборов 2004 г., ситуация в политической системе Индонезии остается крайне сложной и напряженной. Это происходит потому, что усилия правительства, президента и ее партии подвергаются резкой критике в связи с нерешенностью проблем: вывода страны из экономического кризиса, борьбы с коррупцией, отсутствием улучшения в социальной сфере, невыполнением требований демократических преобра­зований, в том числе проведении военной реформы- Сегодня внешний долг Индонезии составляет 134 млрд. долларов. При общей численности населения около 220 млн. человек в стране 43 млн. безработных, 125 млн. человек находятся ниже черты бедности. Правительство Сукарнопутри изо всех сил добивает­ся от иностранных кредиторов реструктуризации долга и полу­чения новых займов.

Но поскольку до сих пор международное сообщество счи­тает Индонезию самой коррумпированной страной в Азии, при­влечение иностранных инвестиций в страну является крайне проблематичным. Правда, МВФ уже заявил о готовности во­зобновить кредитование Индонезии на общую сумму 4,9 млрд. долларов, которое было приостановлено в конце 2000 г. из-за задержек с реформированием национальной экономики, в слу­чае согласия Мегавати Сукарнопутри пересмотреть план эко­номических реформ, который был разработан еще при прави­тельстве Вахида. Кроме того, правительству Индонезии при­дется возобновить переговоры с Парижским клубом кредиторов о переносе сроков погашения индонезийской задолженности в 2,8 млрд. долларов. Кроме того, как предполагают эксперты, необходимо проводить такую государственную политику, ко­торая бы ограничила бюджетный дефицит.

Одним из действенных инструментов достижения сбалан­сированности между государственными расходами и доходами является получение дополнительных средств от приватизации предприятий и продажи активов частных компаний, обанкро­тившихся в ходе валютно-финансового кризиса 1997-1998 гг. и оценивающихся в общей сложности в 50 млрд. долларов. Одна­ко индонезийское управление по банковской реструктуризации ответственное за реализацию этих активов, до сих пор смогло получить только пятую часть запланированной на 2001 г. сум­мы (27 трлн. индонезийских рупий, или 2,4 млрд. долларов). Президенту придется заменить главу этого ведомства, т.к. в на­стоящее время им является представитель правительства, кото­рое было обвинено в коррупции и пренебрежении националь­ными интересами.

Именно поэтому правительство Мегавати в последнее время демонстрирует проведение некоторых мер против кор­рупции. Так, до сих пор не закрыто дело об использовании в 1999 г. 40 млн. долларов внебюджетных средств, которые пред­назначались для продовольственной помощи бедным, на пред­выборную кампанию 1999 г. партии Голкар. К этому финансо­вому скандалу причастен лидер Голкара и председатель Совета народных представителей (СНП) Акбар Танджунг. Мегавати, с одной стороны, дав согласие на судебное преследование Акбара, в это же время противодействовала срочному созданию пар­ламентской комиссии по расследования дела и решения вопро­са о пребывании Акбара на должности председателя СНП. Дело в том, что ИДПБ, показывая активность в борьбе с коррупцией, одновременно старается не допустить нарушения социально-политической стабильности и новых нападок на партию. Фи­нансовый скандал, который коснулся лидера Голкара, подрыва­ет авторитет партии, но ее руководство не отказывается от пла­нов борьбы за парламент. Несмотря на продолжающийся су­дебный процесс, Акбар по-прежнему остается председателем Голкар и парламента (СНП). Многие политологи в Индонезии считают, что финансовый скандал поставит на Акбаре крест как на политике и снизит доверие к Голкар. В парламенте решение об отсрочке рассмотрения создания комиссии по расследова­нию скандала, в котором замешан Акбар, было принято с явной неохотой, проявленных особенно со стороны мусульманских партий.

Еще одной особенностью расстановки политических сил в стране представляется укрепление партий военными кадрами. В последнее время в партии вступили известные отставные воен­ные. Некоторые из них создают собственные партии. Министр-координатор в правительстве Мегавати генерал в отставке Су-сило Бамбанг Юдойоно формирует Демократическую партию с прицелом на выдвижение кандидатом на президентские выбо­ры. Приток бывших военных в партии показывает стремление армии сохранить свое влияние на политическую жизнь страны. Не исключается, что в период следующих выборов армия мо­жет сыграть важнейшую, если не решающую роль.

Поскольку нефть продолжает оставаться основным экс­портным товаром Индонезии (из 1,2 млн. баррелей в день, бо­лее 50% идет на экспорт), то положение дел именно в этом сек­торе экономики беспокоит больше всего как правительство, так и иностранных инвесторов. Поэтому в экономической сфере президенту предстоит продемонстрировать свою открытость и приверженность букве закона, иначе иностранные инвесторы воздержатся от возвращения в индонезийскую экономику, даже в ее наиболее прибыльный сектор - добычу нефти. Дело в том, что в Индонезии большое распространение получила нелегаль­ная эксплуатация нефтяных и газовых месторождений при яв­ном попустительстве армии и местной полиции.

В настоящее время иностранные и национальные предпри­ниматели возлагают большие надежды на стабильность прави­тельства Мегавати. Теперь многое зависит от того, насколько быстро Мегавати Сукарнбпутри сможет приступить к осущест­влению как экономических, так и политических реформ. Тем более, как прогнозируют политики, с приближением прези­дентских выборов 2004 г. политическая ситуация в стране будет только накаляться.


2.4. Нефть, коррупция и неспокойная Венесуэла


До начала XVI века территорию Венесуэлы населяли ко­ренные обитатели Американского континента - карибы и араваки, которые занимались земледелием, охотой и рыбной ловлей. В 1498 году на берега Венесуэлы высадился испанский море­плаватель Христофор Колумб, а вслед за ним в страну хлынули испанские завоеватели, жаждущие обогащения. Коренное насе­ление частично было истреблено, а частично обращено в рабст­во. Однако в отличие от других южноамериканских стран - Пе­ру, Колумбии и Боливии - в Венесуэле не было крупных золо­тых месторождений. Она оставалась бедной страной земле­дельцев, скотоводов и торговцев. Испанцы привозили сюда ра­бов из Африки для работы на плантациях. С течением веков коренные американцы, африканцы и испанцы смешались. В наши дни три четверти населения Венесуэлы составляют мети­сы (потомки от брака между людьми разных рас). В конце XVIII века колонисты выступили за независимость Венесуэлы. Под предводительством Симона Боливара они начали ожесто­ченную войну с испанскими властями, которая длилась 15 лет. В 1811 г. Венесуэла объявила себя суверенным государством, но окончательную свободу получила лишь в 1821 г. В течение последующего времени страна неоднократно переживала граж­данские войны периоды военной диктатуры.

Венесуэла была бедной аграрной страной и возможно, так и осталась ею, если бы на озере Маракайбо не были открыты огромные месторождения нефти. Именно это стало толчком для развития нефтяной отрасли и, начиная с 1920-х гг., страна по­вернула собственное развитие в сторону сырьевой направлен­ности. Уже к 1930-м гг. нефть составляла 83% экспорта страны и именно она стала причиной быстро растущего уровня урбани­зации. Нефть стала тем живительным "элексиром", благодаря которому в стране происходил экономический рост. Предпри­ятия, представляющие нефтяной сектор, стали значительно влиять на национальную политику. С конца 1920-х по конец 1970-х гг. Венесуэла входила в тройку основных мировых про­изводителей и экспортеров нефти.

С 1950-х гг. структура ВВП изменилась: с 1958 по 1972 гг. доля не нефтяного сектора составила 6,8%. Доля нефтяного сек­тора, включая очистку нефти, в 1968 г. понизилась с 31 до 20% (в ценах 1968 г.). Производство, исключая очистку нефти, было самым быстро развивающимся сектором экономики (7-8%). Это произошло в результате динамических процессов, поддержи­ваемых иностранными инвестициями, благодаря которым доля импорта в страну снизилась с 30% в конце 1950-х гг. до 3% в 1972 г. Сельское хозяйство имело не столь высокие темпы, имея долю в ВВП только 6% в 1972 г.

С конца 1940-х до конца 1960-х гг. у власти находились диктаторские режимы, которые тормозили экономическое раз­витие страны. В конце 1960-х гг. произошел переход к демокра­тической форме правления в условиях фактически сложившей­ся двухпартийной системы: партии "Accion Democratica" ("Де­мократическое действие"), созданной в 1941 году, и COPEI (Социал-христианская партия), созданной в 1946 г.

В 1958 г., после свержения военного диктатора Переса Жименеза, в Венесуэле состоялись первые демократические выборы, в результате которых президентом страны стал Ромуло Бетанкур. Страна стала развиваться по модели конституцион­ной демократии США. Доходы от нефтяной промышленности новый президент направлял на повышение жизненного уровня народа. В городах страны появился новый зажиточный слой общества, состоящий из бизнесменов, чиновников и квалифи­цированных рабочих. Уровень инвестиций был высокий (выше 23% ВВП в период 1968-1972 гг.) благодаря значительным фискальным доходам от экспорта нефти, а также общественно­му выбору относительно того, как использовать нефтяные до­ходы. Правительство при этом не переводило свои сбережения в частный сектор. Правительство целенаправленно проводило национализацию сначала в таких отраслях, как энергетика»: транспорт, коммуникации, алюминиевая, сталеплавильная. За­тем в 1975-1976 гг. были национализированы предприятия же­лезорудной, газовой и нефтяной промышленности.

К началу 1970-х гг. неравномерное распределение нефтя­ных доходов (эксперты отмечали, что оно было самым нерав­ноправным в мире) привели к высокому уровню безработицы, неадекватным общественным услугам. Концентрация доходов стала причиной снижения уровня индустриализации. Рост про­изводства; исключая переработку нефти, составлявший 8,4% в период 1958-1965 гг., упал до 4,7% в период 1968-1973 гг.

Победившая в 1968 г. партия COPEI в лице ее представи­теля Р. Калдера, ставшего президентом страны, взяла курс на стратегию национализации нефтяной промышленности и раз­вития нетрадиционного экспорта. Для этого были увеличены ставки налога на экспорт, ужесточен контроль за контрактами между иностранными компаниями и национальной нефтяной компанией. Эти меры, наряду с улучшением условий торговли, дали возможность администрации компенсировать медленный внутренний рост за счет расширения общественных расходов.

Однако в начале 1980-х гг. цены на нефть на мировом рынке начали падать, что пагубно отразилось на экономическом поло­жении Венесуэлы. Правительство страны признало необходи­мость разнонаправленных капиталовложений и в наши дни развивает новые отрасли промышленности (в том числе, сталепла­вильную и текстильную), чтобы обеспечить население работой и сохранить экономическую стабильность государства.

В 1990-е гг. позиции этих партий пошатнулись, отчасти потому, что ни одна из них не сумела справиться с экономиче­ским кризисом середины 1980-х гг., тяжело сказавшимся на уровне жизни граждан со средними и низкими доходами; их стали теснить на политической арене партии левого и попули­стского толка, независимые группировки, а также внепартий­ные организации, в том числе военные.

По оценкам специалистов, коррупция в Венесуэле в сере­дине 1990-х гг. была более значительна, чем в любой из лати­ноамериканских стран. Правительство предпринимало попытки провести структурные перестройки экономики, учитывая реко­мендации Международного валютного фонда. Однако нововве­дения встретили серьезное противодействие со стороны электо­рата, которое закончилось углублением системного кризиса в стране, и привели к поражению правящих сил.

В 1992 г. на нефть приходилось около 90% экспортных ва­лютных поступлений, 60% государственных доходов и пример­но 25% ВВП. Максимальный объем добычи нефти отмечался в 1970 г. (3,7 млн. баррелей в день). В 1988 г. производство нефти составило 1,7 млн. баррелей в день. Первоначальное сокраще­ние добычи нефти обусловливалось государственной полити­кой, направленной на консервацию скважин и уменьшение ин­вестиций в разведку и разработку нефти.

Доминирующее положение нефтяной отрасли в экономике объясняет, почему Венесуэла крайне болезненно реагирует на колебание мировых цен на нефть, как это уже было в начале 1980 гг. Снижение экспортных цен на нефть означало для Ве­несуэлы ухудшение условий торговли, увеличение уровня без­работицы и дефицит платежного баланса, финансирование ко­торого осуществлялось за счет кредитов МВФ и иностранных инвесторов. В результате внешний долг страны в 1990 г. достиг 33,3 млрд. долларов США.

Выборам 1998 г. предшествовал пятилетний период поли­тической нестабильности, в течение которого имели место серьезные вспышки насилия, всеобщая забастовка, две серьез­ных попытки государственного переворота в 1992 г. и вынесе­ние конгрессом импичмента президенту Карлосу Андресу Пе­ресу. Хотя традиционные партии сохранили ведущую роль в парламенте, они вторично потерпели поражение на выборах президента з декабре 1998 г.; на этот раз победу одержал харизматический военный лидер Уго Чавес, который возглавлял попытку государственного (военного) переворота против пре­зидента. Попытки закончилось провалом, и Чавес получил тю­ремный срок. После двух лет тюремного заключения он был помилован и вышел на свободу.

Чавес в своих предвыборных выступлениях широко ис­пользовал популистские и националистические заявления. В тяжелом состоянии экономики страны он обвинил отчасти МВФ, отчасти коррумпированную правящую элиту, в первую очередь принадлежащую к традиционным партиям. Он также обещал осуществить коренную перестройку социально-экономической и политической системы страны, сократить го­сударственный аппарат, обеспечить населению реальную воз­можность участвовать в управлении государством. Таким обра­зом, ставились задачи формирования режима социальной и пар-тисипативной демократии (демократии участия).

Новый президент провозгласил идею создания "Пятой Республики" - подлинно демократического общества социаль­ной справедливости, основанного на идеалах Симона Боливара, идеалах национально-освободительной борьбы латиноамери­канских народов. Но свое правление он начал с того, что добил­ся от парламента (Национального конгресса) особых полномо­чий для издания декретов социально-экономического характера, затем он выиграл референдум 1999 г. по вопросу о созыве На­циональной конституционной ассамблеи. Прошедшие в 1999г. выборы в конституционную ассамблею подтвердили доверие президенту Чавесу и обеспечили подготовку, а затем и приня­тие новой венесуэльской конституции, давшей ему возмож­ность быть переизбранным еще на шесть лет, что он и сделал в 2000 г. С этого времени он начинает проводить "Боливарскую революцию", названную в честь его кумира - освободителя Южной Америки Симона Боливара. "Боливарская революция", по оценкам аналитиков, представляет собой "пеструю смесь из конституционных реформ, государственного интервенционизма во все и вся, а также обильной, сочной политической риторики, которую лучше бы назвать демагогией".

Главной своей задачей Чавес называл экономическую ста­бильность страны и борьбу с коррупцией, но справиться с ними не смог. В период 1998-2001 гг. Чавес сосредоточил всю власть в собственных руках, критикуя при этом парламент, средства массовой информации, церковь, крупных промышленников. Особенно доставалось нефтяным компаниям, которых прези­дент обвинял в том, что их руководители живут "в роскошных шале, где они предаются разврату и пьют виски".

Таким образом, в Венесуэле в президентском кресле ока­зался едва ли не самый левый за последние десятилетия лати­ноамериканский президент. В то же время в области финансов Чавес проводил неолиберальную политику: он принял, в част­ности, свободный, плавающий курс доллара, хотя это и ухуд­шило повседневное положение венесуэльцев, кроме того, он занял гораздо более мягкую позицию по отношению к США, главному импортеру венесуэльской нефти: подчеркивая независимость своей внешней политики, он отвергал возможность разрыва отношений с США.

Еще в 2001 г. германские эксперты, анализируя экономику Венесуэлы, отмечали, что ее развитие во многом зависит от то­го, как будут осуществляться государственные программы, прежде всего программа совершенствования и модернизации инфраструктуры, а также от динамики цен на нефть и объемов нефтедобычи. Кроме этого, отмечалось, что если Венесуэла вы­полнит принятое ОПЕК решение о сокращении добычи нефти, то она недополучит ожидаемых валютных поступлений в госу­дарственный бюджет.

Одной из главных проблем в стране до сих пор остается проблема выплаты огромного внутреннего долга (сумма долга по заработной плате и пенсиям составляла около 21 млн. долла­ров). Не дождавшись того, что правительство решит эту про­блему, в апреле 2002 г. население страны вышло на улицы с протестом. По участникам манифестаций был открыт огонь: было убито около десяти человек и ранено около восьмидесяти. Расстрел мирной демонстрации был воспринят военными стра­ны как повод к государственному перевороту, который и был осуществлен на следующий день.

Политические наблюдатели ожидали такой поворот собы­тий. Дело в том, что определенные круги давно уже выражали недовольство правлением Уго Чавеса. К тому, как говорят они, к власти он пришел вопреки их желанию, на волне популист­ских обещаний, поддержанных бедными слоями населения, по­верившими ему. Прологом нынешних событий явилось вполне закономерное назначение Уго Чавесом известных ему лиц в состав нефтяной компании PDVSA. Именно это вызвало взрыв негодования у руководства этой государственной компании, что лишь подтвердило тот факт, что она давно превратилась в своеобразное "государство в государстве", служащее не столько ему, сколько высшим чиновникам. Поэтому нефтяники объяви­ли бессрочную забастовку, которую поддержал Федерация тор­говых и промышленных предпринимателей, президент которой Педро Кармона на короткое время стал даже стал временным главой государства, и профсоюзный бонза - председатель Кон­федерации трудящихся Венесуэлы Карлос Ортега. Сам Чавес. был арестован и отправлен на военную базу фуэрте Тиуы.

П. Кармона продержался недолго - уже через двое суток он был вынужден сложить с себя полномочия президента страны, поскольку в связи с массовыми демонстрациями протеста в Ка­ракасе военные перестали оказывать ему поддержку. Чавес вер­нулся в столицу, и тут же был приведен к присяге. После того, как Чавес вернулся, его первым решением стали кадровые изме­нения в государственной нефтяной компании PDVSA - он удов­летворил просьбу восставших против него профсоюзов и принял отставку совета директоров компании. Дело в том, что всеобщая стачка в апреле 2002 г. проходила под лозунгом увольнения со­вета директоров PDVSA. Сотрудники компании обвиняли назна­ченное Чавесом руководство в непрофессионализме. После воз­вращения, пережив попытку переворота, он все-таки решил от­править в отставку верное ему руководство PDVSA.

Хотя министра внутренних дел Венесуэлы заявил, что поддержка народа предотвратила гражданскую войну в стране, тем не менее, неудавшийся военный переворот продемонстри­ровал, что венесуэльское общество расколото. Эксперты отме­чают, что Чавес вернулся к власти благодаря поддержке бедно­ты. Однако у него остались враги - крупный бизнес, католиче­ская церковь и даже часть армии.

Итогом военного переворота в Венесуэле стало опасение ОПЕК, что теперь Венесуэла будет нарушать свою квоту в 2,49 млн. баррелей в день и экспортировать много дешевой нефти. Но бюджетная ситуация в Венесуэле, мягко говоря, не очень хороша: дефицит государственного бюджета достигает 5% ВВП. Долларов в стране также мало: валютные резервы Центрального банка составляют лишь 10 млрд.

В конце 2002 г. цена за баррель нефти составляла около 26 долларов США. По мнению аналитиков, цены на нефть могли бы существенно снизиться, если бы не ситуация в таких нефте­добывающих странах, как Ирак и Венесуэла. Второго декабря 2002 г. в Венесуэле опять начались массовые демонстрации и забастовки протеста против президента Чавеса, которому вы­двигаются требования либо уйти в отставку, либо объявить досрочные президентские выборы уже в начале 2003 г.

Нефтедобывающая отрасль Венесуэлы несет огромные по­тери, оценивающиеся в 70 млн. долларов США в день из-за обострения политической ситуации в стране (всеобщей бессрочной забастовки, в которой активное участие принимают работники нефтяных компаний). В результате забастовки в государственной нефтяной компании PDVSA сложилась крайне тяжелая ситуа­ция. Производство нефти упало в Венесуэле с 2,2 млн. баррелей в день перед забастовкой до уровня ниже 1 млн. баррелей в день. Объем нефтедобычи в PDVSA упал до 600-650 тыс. бар­релей в день. Остановилась практически вся переработка нефти и транспортировка нефти и нефтепродуктов.

Президент PDVSA Али Родригес уже заявил, что добыча и экспорт нефти парализованы. Даже в случае немедленного пре­кращения забастовки на восстановление уровня переработки нефти уйдет, по крайней мере, несколько недель. Кроме этого, по словам Родригеса, в случае невыполнения своих обяза­тельств о поставках нефти Венесуэле придется заплатить штраф в размере 6 млрд. долларов.

Чавес уже отдал приказ военным о взятии под охрану объ­ектов нефтяной промышленности и принуждении к прекраще­нию забастовки команд трех бастовавших нефтяных танкеров, которые стояли недалеко от причала Каракаса. В недавнем те­леинтервью, которое передавалось по всем СМИ страны, он заявил, что ситуация в стране является внутренней националь­ной проблемой Венесуэлы и никакое другое государство не имеет право вмешиваться во внутренние процессы. Это был "толстый" намек США, которые в апреле 2002 г. в лице пресс-секретаря президента США А. Флейшера и советника прези­дента США по национальной безопасности К. Райе недвусмыс­ленно намекнули Чавесу на необходимость изменения прежне­го, "неверного" курса, из-за которого и взбунтовался венесуэль­ский народ.



Глава 3. ТРАНСНАЦИОНАЛИЗАЦИЯ КОРРУПЦИИ В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ


3.1. Транснациональные компании и коррупция


В конце XX - начале XXI веков глобализация мировой эко­номики в значительной степени представлена как процесс доми­нирования не столько национальных, контролируемых государ­ством, сколько наднациональных структур, находящихся в тес­ном и многообразном сотрудничестве с национальными государ­ствами, на территории которых они функционируют. Взаимо­связь между ними, в основном, сводится к следующему: с одной стороны, государство использует ТНК как один из ключевых инструментов эффективной реализации собственных националь­ных целей за пределами своей территории; с другой - эти цели вырабатываются государством под мощным и упорным давлени­ем самих ТНК и выражают в первую очередь их собственные интересы. Этот факт в какой-то степени подтверждает концеп­цию международных отношений одного из представителей аме­риканской "реалистической школы" - Г. Моргептау, который оп­ределяет международные отношения как борьбу за власть.49

То есть сущность международных отношений определяется только национальными интересами государств, стремящихся к утверждению своих властных прерогатив, при том, что минимум национального интереса состоит в "выживании государства". Представители другого направления - "транснационализма" подчеркивают, что "международное общество" ни фактически, ни по сущности не сводится к факту сосуществования госу­дарств, каждое из которых обладает автаркической суверенно­стью и не поддающимися коммуникации интересами. Но их видению, международные отношения - это отношения между людьми, организациями, идеями, движениями и т.п., не столько протекающие за пределами государственных границ, сколько выходящими за эти пределы, а "международное общество" по своей сущности - это не межгосударственное, а транснациональ­ное образование.50

Это в какой-то степени соответствует сегодняшней дейст­вительности: в настоящее время в мире действуют 63 тыс. ТНК, имеющих около 690 тыс. зарубежных филиалов в более чем 150 странах. И между этими ТНК, представленными в основном США, странами Западной Европы и Японии, естественно, су­ществует жесткая конкуренция за ресурсы планеты. Экономи­ческий кризис сбыта собственной продукции приводит к тому, что происходит жесткая борьба за захват лучших рынков, луч­ших территорий, лучших источников полезных ископаемых для собственных компаний.

Рассматривать проблемы современной глобальной конку­ренции за ресурсы (природные, материальные, человеческие, финансовые, информационные, технологические) невозможно без участия в ней ТНК, поскольку на сегодняшний день они представляют мощные хозяйственные комплексы, в рамках ко­торых объединяются многочисленные предприятия, располо­женные в различных регионах мира.

Чаще всего глобальная конкуренция происходит в виде процесса установления глобального господства развитого цен­тра (индустриально-развитые страны) - через ТНК - над нераз­витой периферией (развивающиеся страны и страны с переход­ной экономикой), с закреплением за последними маргинальной специализации с соответствующими последствиями: низкотех-нологичностью производства, низкодоходностью населения, неконкурентоснособностью, неграмотностью, нищетой и т.д.


49Morgentau H. Politics Among Nations. - Washington, 1948.

50 O'Kohane R. Discord and collaboration. - Baltimore. -1962.


Известный российский ученый Н.Н. Моисеев главную уг­розу развитию не только мировой экономики, но и всей циви­лизации видит именно в транснационализации капитализма под руководством и в интересах ТНК. Он пишет: "Масштабы разви­тия экономики, необходимость кооперации (общественного разделения труда) привели к тому, что локальные, националь­ные экономики постепенно стали терять потенцию саморазви­тия. Они стали интегрироваться в единый общепланетарный экономический организм с универсальной системой регулирова­ния... Решающую роль в определении характера дальнейшего развития мировой экономики стали постепенно играть трансна­циональные корпорации (ТНК): произошла транснационализа­ция капитализма... На этой основе рынок, традиционный рынок Рикардо, качественно изменяясь, приобрел вселенский харак­тер... Заработал некий "дьявольский насос"... Он станет и даль­ше выкачивать из отсталых стран капиталы, ресурсы, таланты! В результате действия этого "дьявольского насоса" происходит все более углубляющаяся стратификация государств".51

В первую очередь это касается государств, на территории которых находятся крупные запасы энергоресурсов (в первую очередь, нефти) и минерального сырья. Приходя на рынок бога­той полезными ископаемыми страны, зарубежные ТНК строят свою политику, исходя из известного принципа Бисмарка: "Меня не интересуют их намерения, меня интересуют их возможности". И чем больше возможностей имеет страна, тем мощнее начинает работать "дьявольский насос", о котором пишет Н.Н. Моисеев.

В этом случае ТНК не останавливаются ни перед чем: под­куп государственных чиновников, взятки, подарки на сумму с несколькими нолями, оплата обучения детей чиновников за границей и т.д. Таким образом, происходит своеобразный им­порт коррупции из-за рубежа. Поэтому приходится констатиро­вать тот факт, что ТНК из индустриально-развитых стран, при­ходя на рынок развивающей страны, сами зачастую несут зло коррупции на эти рынки, чтобы получить те или иные конку­рентные преимущества. Но помимо денежных взяток ТНК ис­пользуют различные политические, экономические, финансо­вые рычаги влияния на правительства принимающих стран.

Согласно конвенции Организации экономического сотруд­ничества и развития (ОЭСР) по борьбе с коррупцией, которую подписали 35 стран, "предприятие не должно прямо или кос­венно предлагать, обещать, давать или требовать взятку или какое-либо другое незаконное вознаграждение для того, чтобы начать или поддержать свой бизнес". Многие индустриально-развитые страны так и не ратифицировали антикоррупционную конвенцию ОЭСР, что позволяет их фирмам и ТНК вполне ле­гально списывать затраты на взятки чиновникам как обыкно­венные расходы компании. Сами же менеджеры ТНК, оправды­вая свои неэтичные поступки на рынках развивающихся стра­ны; прямо отмечают, что во многих государствах фирма, руко­водство которой не дает взятки, не может развивать свою дея­тельность в этой стране.

Согласно последним данным международной неправи­тельственной организации "Transparency International" (TI) за 2002 г., индексы взяткодательства показывают, что ТНК США "чрезвычайно охотно" платят взятки служащим в других стра­нах, несмотря на то, что с 1997 г. они рискуют попасть под уго­ловное преследование согласно американскому закону о коррупционных действиях за границей (FCPA). Как отмечают ана­литики, "из этого следует вывод, что мы имеем дело с глобаль­ной проблемой корпоративного взяткодательства, которая тре­бует концентрированных глобальных действий официальных международных организаций, гражданского общества и нацио­нальных правительств".52


51 Моисеев Н.Н. Судьба цивилизации. Путь разума. - М-: МНЭПУ, 1998. -С.149,150,151.

52 Panorama.-2002.-№19.


Английская фондовая компания "Friends Ivory & Sirne" ("FIS") провела опрос среди 82 фирм из 12 стран, в экономику которых "FIS" инвестировала свои средства, с целью выяснения отношения руководства данных компаний к взятничеству. Ре­зультаты опроса были следующими: 33% респондентов отказа­лись отвечать на вопросы, заданные "FIS"; большая же часть принявших участие в опросе, как отметили эксперты англий­ской фирмы, проводит неадекватную политику в отношении коррупции. Так, руководители одной компании не разрешают своим служащим брать взятки, но разрешают их давать.

Конечно, не все, но все-таки есть крупные транснацио­нальные корпорации реально противостоят коррупции и взят­ничеству в принимающих странах. Так, руководство компании "Procter & Gamble" предпочло закрыть завод по производству памперсов в Нигерии, но не давать взятку местным таможенникам. Однако большинство фирм, отмечают эксперты англий­ского журнала "Economist", лишь делают вид, что проводят ан­тикоррупционную политику.

Однако некоторые страны пытаются с помощью внутрен­них законов регулировать правовые действия своих компаний, работающих за рубежом, минимизируя тем самым возможности их коррупционных деяний. Например, одним из действующих антикоррупционных законов США является Foreign Corrupt Practices Act (Закон "О даче взяток чиновникам за рубежом"), принятый еще в 1977 г. Он регулирует отношения, складываю­щиеся между американскими фирмами и их зарубежными фи­лиалами и правительствами тех стран, на территории которых они осуществляют свою производственную, финансовую, ком­мерческую и другие виды деятельности. Под действие этого за­кона подпадают граждане США, находящиеся за рубежом. Ко­нечно, при отсутствии подобных законов в других странах, Foreign Corrupt Practices Act (FCPA) ставит американские компа­нии, вступающих в конкурентную борьбу за право участия в ме­ждународных контрактах, в невыгодное положение, поскольку запрещает американским компаниям давать взятки официальным лицам, представителям политических партий и их кандидатам.

По заявлению Министерства юстиции США, в период 1994-2001 гг. по данным, представленным американскому пра­вительству, иностранные фирмы использовали взятки в более чем 300 случаях конкурентной борьбы за право участия в меж­дународных контрактах на общую сумму в 200 млрд. долларов. Нечасто, но все-таки бывают случаи, когда руководители аме­риканских фирм привлекаются к уголовной ответственности за дачу взяток чиновникам из принимающих стран. Например, руководство американской компании "United Technologies" уволило президента одного из своих зарубежных филиалов за то, что он делал подарки официальным лицам.

Но, как отмечает эксперты "Economist", практически очень сложно следить за тем, не замешаны ли руководители иностран­ных филиалов компаний в передаче или получении взятки. При­чем это относится к дочерним фирмам, расположенным не толь­ко в странах, не подписавших конвенцию ОЭСР по борьбе с кор­рупцией, но и в некоторых государствах-участниках этой конвенции. Поэтому в некоторых из известных Министерству юсти­ции США случаев взяточничества могли участвовать и филиалы американских ТНК, поскольку в FCPA есть много лазеек- FCPA распространяется на американские фирмы и ино­странные компании, акции которых котируются на фондовых биржах США. Однако многие зарубежные фирмы, действую­щие на территории США, не согласны с FCPA, поскольку то­гда, по мнению этих фирм, под категорию взяточничества под­падают и небольшие платежи, необходимые для ускорения про­хождения ряда обязательных процедур (растаможивание, получение различных разрешений и т.д.). Примером такого не­согласия может служить английская компания "Marconi". За применением FCPA к иностранным фирмам, акции которых котируются в США, следит Комиссия по ценным бумагам и биржам США (Securities and Exchange Commission - SEC). За период с 1977 no 1996 гг. комиссия выявила лишь три случая взяточничества. Однако уже только за 2001 г. было начато рас­следование еще трех случаев.

Один из них связан с филиалом "IBM" в Аргентине; руково­дство которого дало взятку в размере 4,5 млн. долларов офици­альным представителям "Banco de la Nacion Argentina" для того, чтобы получить право участвовать в модернизации компьютер­ной системы государственного банка. Итогом этой истории стало то, что SEC обязала "IBM" выплатить штраф в размере 300 тыс. долларов, в то время как ежегодный оборот этой компании, как отмечают эксперты "Economist", превышает 85 млрд. долларов. К тому же, об этом случае заявило руководство самой "IBM", поскольку аргентинский банк - государственная компания, а не частная, т.к. FCPA распространяет свое действие только на взя­точничество в отношении официальных лиц.

Похоже, что расследование по линии FCPA коснется и Ка­захстана. Об этом говорит все больше набирающий силу скан­дал по поводу так называемого "Казахгейта" - расследования уголовного дела о взятках американских корпораций за право добывать казахстанскую нефть. Как известно, в 2002 г. судья Чин уже вынес первое предварительное решение, согласно ко­торому ни Президент Казахстана Н. Назарбаев, ни правительст­во Казахстана не имеют права на иммунитет. Они обязаны представить Большому жюри Окружного суда Манхеттена (США) всю необходимую информацию о деньгах, полученных ими от нефтедобывающих корпораций "Mobil-Exxon" и "Phillips-Amoco" при посредничестве советника Президента Н. Назарбае­ва, американского гражданина Д. Гиффена.

В 2001 г. закон, подобный FCPA, был принят в Великобри­тании. По мнению английских официальных лиц, старый закон по борьбе с коррупцией, вступивший в силу еще в 1889 г., не­обходимо было усовершенствовать. Согласно данным англий­ских юристов, в XX веке в рамках старого закона, был вынесен всего один обвинительный приговор в отношении британского чиновника. Новый же закон о борьбе с коррупцией распростра­няется как на английские компании, действующие на террито­рии Великобритании, так и на их филиалы за рубежом.

Известно, что коррупция оказывает негативное влияние на экономику принимающей страны. Одним из самых серьезных последствий взяточничества является повышение на товары и услуги, поскольку затраты на него списываются в статью из­держек. В результате этого снижается покупательский спрос на товары и услуги в принимающей стране, темпы экономического роста замедляются, снижается уровень доходов на душу насе­ления. По оценкам "One World Bank", в Уганде вследствие кор­рупции затраты компаний повысились на 8%.

Необходимо отметить, что в нефтедобывающих странах мира противодействие ряду крупнейших ТНК все-таки проис­ходит. В последнее время группы лоббирования начали кампа­нии против таких нефтяных гигантов, как Royal Dutch/Shell в Нигерии, Unocal и TotalFinaElf в Бирме, ExxonMobil в Индоне­зии и Экваториальной Гвинее, British Petroleum и Occidental Petroleum в Колумбии, ChevronTexaco в Анголе.

Но если сами власти страны иногда не в состоянии сделать это, на помощь приходит международное сообщество. О том, как международное сообщество реагирует на нарушение прав человека и хищническое отношение к природной среде в неф­тедобывающей стране можно прокомментировать на примере недавних событий в Нигерии. В 1995 г. три западноевропейские компании (англо-голландская "Royal Dutch Shell", французская "Elf, итальянская "Agip") создали совместно с нигерийской нефтяной компанией консорциум, подписав контракт на строи­тельство газоперерабатывающего комплекса в дельте реки Ни­гер. Необходимо отметить, что в Нигерии особенно сильны по­зиции "Royal Dutch Shell", контролирующей 40% производства нефти в нигерийской экономике.

Само по себе строительство завода вряд ли привлекло к себе в мире пристальное внимание, если бы не то, что последо­вало оно вслед за яростной международной компанией сначала в защиту нигерийского писателя Кена Саро-Вива и его восьме­рых соратников по МОСОП (Движению за выживание огони). Огони - это народность, насчитывающая около полумиллиона населения и живущая в дельте реки Нигер. Именно они стали первой жертвой варварской эксплуатации нефтяных месторож­дений в этом районе Нигерии, которую проводили вышеупомя­нутые европейские нефтяные компании. К. Саро-Вива и его со­ратники были поспешно казнены, и события в Нигерии и в мире после этого акта развернулись ни в пользу нефтяных компаний, ни в пользу военного режима С. Абачи, которые тогда находи­лись у власти.

Сразу же последовали заявления протеста со стороны ру­ководителей западных и африканских стран, последовавший за этим отзыв своих послов США, ЮАР и стран Европейского Союза, было приостановлено членство Нигерии в Содружестве африканских государств, объединяющем 52 англофонных стра­ны, их требование возвратиться к демократическому правлению в течение двух лет вместо трех, обещанных тогда руководите­лем режима генералом Сани Абачей.

Позже была принята резолюция ЮНЕСКО с выражением "смятения и возмущения" по поводу казни К. Саро-Вива; адми­нистрация Б. Клинтона объявила о полном запрёте продавать Нигерии американские военные материалы и оружие, а также введение ею обязательного лицензирования всего закупаемого для использования в Нигерии нефтяного оборудования амери­канского производства. В Конгрессе США также был обсужден вопрос о лишении Нигерии доходов от экспорта нефти. Была принята резолюция Комиссия и Совета Министров Европейско­го Союза о введении эмбарго на поставки оружия в Нигерию; было также выдвинуто требование всем нефтяным компаниям, действующим в Нигерии следовать стандартам отношения к окружающей среде, принятым в странах Западной Европы. Ни­герии было отказано в помощи по линии АКП (поскольку, со­гласно Четвертой Ломейской конвенции, подписанной в ноябре 1995 г. на острове Маврикий, непременным условием ее пре­доставления является соблюдение демократических норм в странах-получателях).


3.2. Нефтяные ТНК и коррупция в Казахстане


В настоящее время в Казахстане работают около 2 тыс. предприятий с участием иностранного капитала. По данным Агенства РК по статистике, удельный вес иностранной собст­венности в структуре основных средств в 2001 г. составил 10,6%, а доля иностранного участия в структуре промышленной продукции - более 14%.53 Независимые эксперты приводят дру­гие цифры: по их мнению, иностранные ТНК в настоящее вре­мя контролируют в Казахстане до 40% всего промышленного производства, около 50% внешней торговли.

Иностранный капитал в основном представлен в мине­рально-сырьевом секторе экономики Казахстана и, прежде все­го, в добыче нефти. По статистическим данным, в общем объе­ме прямых иностранных инвестиций (ПИИ) 60% составляют инвестиции в добычу и переработку нефти (для сравнения: цветная металлургия - 10%, черная металлургия - 5%, газовая промышленность - 5%, пищевая промышленность - 5%). Сово­купные иностранные инвестиции в нефтегазовую промышлен­ность в период 1992-2002 гг. составили более 4,6 млрд. долла­ров США.

Приходится констатировать тот факт, что на сегодняшний день основными производителями нефти в Казахстане являются иностранные компании (как глобальные ТНК, так и их филиа­лы). Так, 87% акций АО "Шымкентнефтеоргсинтез" и 90% ак­ций АО "Южнефтегаз" принадлежат канадской компании.


53 Статистический ежегодник Казахстана. - Алматы: Агенство РК по стати­стике, 2001.


"Hurricane Hudrocarbons Ltd.", 60% акций АО "Актобемунайгаз" и 55% АО "Узеньмуиайгаз" - Китайской национальной нефтега­зовой корпорации, 60% акций АО "Мангистаумунайгаз" - ком­пании "Central Asia Petroleum Ltd." (Индонезия), 94,5% акций АО "Каражанбасмунай" - канадской компании "Nations Energy Ltd." Иностранные компании, работающие в Казахстане, слабо связаны с внутренним рынком, поскольку преобладающая часть добытой ими нефти экспортируется за рубеж. Для внутреннего потребления Казахстану остается небольшое и постоянно со­кращающееся количество нефти. Поэтому процессы глобализа­ции представляют собой определенную опасность для страны, поскольку невозможно будет восстанавливать экономику - для этого не будет энергоресурсов, а энергия - фактор производства абсолютный.

Председатель правления международной неправительст­венной организации "Transparency International" (TI) П. Айген, выступая в 2002 г. в Париже с результатами индекса взяткодате­лей, заявил, что политические деятели и государственные чинов­ники из ведущих промышленных стран не видят "гнилых яблок у себя во дворе", игнорируя преступные коррупционные действия своих ТНК и обращая все большее внимание на высокий уровень коррупции лишь в развивающихся странах. Вывод исследования - государственные органы этих стран должны решительным об­разом бороться с готовностью своих экспортных фирм давать взятки иностранным государственным служащим.

Но ввиду экономических интересов этих государств, кото­рые зачастую совпадают с интересами ТНК, вряд ли можно ожи­дать начала ожесточенной борьбы государственных органов с крупнейшими, влиятельными компаниями своих государств.

Как показывают результаты последнего исследования TI, интересные результаты получены в отношении взяткодательства в различных секторах экономики. Среди отраслей, где уро­вень предполагаемой коррупции наиболее высок, находятся, прежде всего, государственные строительные проекты и строи­тельная индустрия, вооружение и оборона, нефть и газ, недви­жимость, телекоммуникации и энергетика.

Как видим, среди наиболее опасных в плане коррупции от­раслей присутствуют именно те, которые сейчас в Казахстане получили самое бурное развитие. Как отметили представители TI в Казахстане, в республике в основном представлены фирмы и компании из тех стран, которые находятся в конце списка ин­декса (с 21-й по 13-ю позицию), тогда как наиболее "чистые" в этом отношении государства (Австралия, Австрия, Швеция) почти не приходят на казахстанский рынок. При этом сам Ка­захстан по индексу восприятия коррупции (т.е. готовности по­лучать взятки) занял весьма низкое 71-е место. Представляется понятной такая неслучайная "встреча" между экономическим субъектом, готовым дать взятку (ТНК) и экономическим субъ­ектом, готовым ее получить (Казахстан).

Значительная часть пришедших в казахстанскую экономи­ку компаний имеет оффшорное происхождение. На деле они контролируются бывшей и нынешней казахстанской номенкла­турой, которая таким путем устанавливает права собственности на экономические активы, страхуясь от возможных системных рисков. Подобная практика широко распространена на всем постсоветском пространстве и, по-видимому, является неиз­бежным этапом в длительном историческом процессе станов­ления института частной собственности. Важно отметить, что поведение оффшорных компаний в принимающих странах принципиально не отличается от действий действительно ино­странного капитала.

ТНК устанавливают новые правила игры на мировом рын­ке для увеличения своих доходов, которые мало считаются с интересами государств, в первую очередь с переходной эконо­микой, каким является Казахстан. Анализ платёжного баланса Казахстана показывает, что за последние несколько лет значи­тельную сумму представляют данные по статье "Ошибки и пропуски". Так, в 1999 г. они составили более 640,8 млн. долла­ров США. Эта сумма превысила многие статьи расходной части государственного бюджета. Отток капиталов из экономики — явление очевидное, и он связан, прежде всего, с экспортными операциями и прямыми инвестициями. Поэтому возникла но­вая для нас тема трансфертного ценообразования.

Существует несколько форм оттока денег из Казахстана. Самая распространённая и простая - экспорт товаров по зани­женным ценам (нефть, цветные металлы). Как известно, экспорт Казахстана в основном представлен торговлей по 10 то­варным позициям, доля которых составляет 85% от общего объёма экспорта (топливо, нефть и нефтепродукты, чёрные ме­таллы, медь, цинк, драгоценные металлы). В 1999 г. значитель­но вырос экспорт казахстанских товаров в оффшорные зоны (Багамские, Виргинские острова, Кипр и т.д.). Компания-экспортёр, находящаяся в Казахстане, выставляет аффилиро­ванной компании, зарегистрированной в оффшорной зоне, счёт на весь товар по единой цене в соответствии с торговым кон­трактом- Затем оффшорная компания разбивает товар на партии и заключает индивидуальные контракты с покупателями в раз­личных странах по мировым ценам. При этом материнская компания получает прибыль от разницы внутренних и внешних цен, а также разницу от ставок налога на прибыль в Казахстане и оффшорной зоне. Отследить все движения счетов и сделать анализ экспортных потерь сделать достаточно трудно, т.к. такая информация является конфиденциальной.

Но по некоторым товарным позициям (например, по экс­порту сырой нефти) можно сделать следующий анализ. Нефть составляет 1/3 всех экспортных доходов. При достаточной про­зрачности всех составляющих цены, включая стоимость от транспортировки до портовых сборов, существует определённая разница, которая входит в вышеперечисленные расходы. При этом в информации, полученной от нефтяных компаний, не при­водятся обоснования этих составляющих. Они обозначаются в основном как издержки, связанные с услугами трейдеров. Одна­ко анализ показывает, что стоимость таких услуг широко варьи­руется и совершенно не прозрачна. Примерно в одних и тех же условиях реализации у небольших компаний цены реализации очень близки к мировым, в то же время у крупных компаний эта разница весьма значительна. Отклонение от мировой цены в экс­портных операциях составляет примерно 60-70%.

В результате страна имеет слабых экспортёров, которые со временем могут стать неплатежеспособными; государство теря­ет значительные суммы в результате вывода из налогооблагаемой базы части прибыли компаний; выводятся из оборота зна­чительные валютные средства; снижается сальдо текущего счё­та платёжного баланса; наносится ущерб имиджу государства, т.к. ухудшаются показатели бюджета и платёжного баланса.

Другой, наиболее распространённой формой оттока денег является предоставление связанных кредитов экспортёрам (за­ём между аффилированными компаниями). Материнская ком­пания, как правило, в одной из европейских стран, предостав­ляет льготный кредит дочернему предприятию, находящемуся в Казахстане. Затем предприятию поставляется технологическое оборудование за счёт средств кредита. При этом цены на него намного превышают мировые - от 20 до 100%. В результате ре­альная стоимость кредита превышает в несколько раз сложив­шуюся ставку процента кредита на рынке. В итоге основной долг по кредиту погашается продукцией, а проценты выплачи­ваются в валюте. При этом экспортёры продают практически всю свою продукцию на внешние рынки, в то время как па внутреннем рынке простаивают местные заводы, являющиеся потребителями этой продукции.

В результате: эти якобы льготные кредиты увеличивают себестоимость казахстанской продукции и снижают прибыль. Предприятия получают оборудование, а не деньги по кредиту. Высокие цены на оборудование снижают доходность предпри­ятия, но при этом возрастает срок его амортизации. Кроме того, оно, как правило, морально устаревшее, что обеспечивает тех­нологическое отставание, а следовательно - приводит к цено­вой неконкурентоспособности предприятий и отрасли в целом на мировых рынках. Погашение долга происходит бартерным путём, т.е. предприятие не получает экспортной выручки за свою продукцию, заниженную за счёт дорогого оборудования.

Таким образом, увеличивается разрыв в стоимости между экспортом сырья и импортом технологического оборудования. Предприятие платит завышенные проценты, что выводит часть средств из оборота. Государство несёт потери за счёт уменьше­ния суммы налогов - высокая себестоимость и снижение до­ходности. Бартер предполагает, что валюта выводится из обо­рота государства. Ухудшаются условия для отечественных про­изводителей за счёт развития импортной продукции, финанси­руется экономика других государств. Таким образом, мы им­портируем вчерашние технологии, поддерживая стагнирующие отрасли других стран, тем самым, усугубляя технологическое и экономическое отставание.

Наиболее сложно отслеживаются такие схемы в банков­ском секторе. Можно выделить следующие формы:

- выдача льготных кредитов корпоративным заёмщикам без выполнения пруденциальных норм;

- продажа активов аффилированным партнёрам по ценам ниже мировых с целью последующего раздела прибыли;

- процентный арбитраж (покупка и продажа кредитных ре­сурсов по разным процентным ставкам для получения гаранти­рованного спекулятивного дохода).

Если говорить о доле торговли Казахстана со странами СНГ, то ещё в 1995 г. на них приходилось 55% экспорта, в 1999 г. - 27%. Зато с оффшорными зонами объём торговли вы­рос в 5 раз. Более половины всего экспорта нефти, т.е. 55% приходилось на Виргинские и Багамские острова, причём эта доля росла вместе с ростом мировых цен на нефть.

Экспортный сектор контролируется иностранным капита­лом и функционирует в рамках ценовых и спросовых ограниче­ний, задаваемых мировым рынком. Исследователи отмечают, что резко сократилось перераспределение экспортных доходов в пользу других отраслей и потребления, поскольку контроль над доходами перешел в руки иностранного капитала. В этом они видят одну из причин нарастающей деградации той части экономической структуры, которая не имеет выхода на экспорт рынка, а также стремительного расширения зоны бедности в Казахстане.

Вторая причина кроется в том, что интернационализиро­ванный сектор усилил сближение внутренних цен с мировыми. В свою очередь, ценовой шок, вызванный движением к средне-мировым ценовым уровням и пропорциям, дополнительно под­толкнул банкротство значительной части неэкспортной про­мышленности и сельского хозяйства. Третья причина - эконо­мическое развитие Казахстана оказалось в полной зависимости от ценовых флуктуации на мировых рынках энергетического сырья и металлов.

Необходимо отметить, что Казахстан не только не имеет жесткого антикоррупционного законодательства, но даже до сих пор не урегулировал в законодательном порядке все вопро­сы взаимоотношений с инвесторами и ТНК, работающими на казахстанском рынке. Казахстан до сих пор не ратифицировал антикоррупционную конвенцию ОЭСР, что говорит о неготов­ности казахстанских чиновников воспринять международные антикоррупционные инструменты.

Такую неготовность подтверждает и тот факт, что в марте 2002 г. в Стамбуле прошла IV антикоррупционная встреча стран ОЭСР для стран с переходной экономикой и стран СНГ. Страны были представлены одним представителем от общественной ор­ганизации, одним членом правительства и одним работником местного представительства "Transparency International". Казах­стан получил приглашение на эту встречу, но представлен на ней не был. На конференции был разработан специальный рабочий план действий по борьбе с коррупцией, включающий в себя меры антикоррупционного государственного управления, стан­дартов бухгалтерского учета и реформы судебной системы.

Как отмечают специалисты, заложение в законодательную базу принципа совместного ведения (принципа "двух ключей") обрекает казахстанский минерально-сырьевой комплекс на до­полнительные, к уже и так имеющимся, трудности. Реализация этого принципа уже показала, что он не способствует быстрой и квалифицированной выдаче лицензий на право разведки и раз­работки месторождений, вынуждает часто принимать далекие от оптимальных экономические решения, способствует корруп­ции. Последнее особенно ярко проявилось в условиях полити­ческой нестабильности многих регионов, стремления каждой ветви власти повлиять на окончательное решение, что приводи­ло к системе "трех и более ключей".

Чиновникам, занимающимся вопросами привлечения ин­вестиций, следует понять самое главное - необходимо снизить возможные политические и экономические риски и обеспечить сохранность и свободу перемещения прибылей, как для ино­странных, так и для отечественных инвесторов. В компетенции республиканских и местных органов исполнительной власти не допускать бюрократической волокиты и какого-либо несанк­ционированного вмешательства во внутрикорпоративные дела. "Правительство в лице заинтересованных министерств и подведомственных РГП на принципах полной прозрачности и конку­рентности распределяет государственные заказы среди реаль­ных инвесторов (как иностранных, так и отечественных). В этом случае среди инвесторов со сравнимыми суммами инве­стиционного капитала (до 1-3 млн. американских долларов) обострится реальная конкуренция за обеспеченный государст­вом сбыт будущей продукции. При всем при этом значительно подавляется эффект "инсайдер трейдинг" (кормушка для кор­румпированных участников), когда только узкий круг лиц по­лучает неограниченный доступ к столь важной коммерческой информации и пользуется в корыстных целях выгодами закрытости таких данных".54

Нельзя сказать, что казахстанское правительство не под­нимало вопрос о прозрачности нефтяного сектора Экономики. По оценкам Б. Мажитовой, директора управления валютного регулирования Национального банка РК, в 1999 г. в Казахстан не вернулось 50% выручки по экспортным контрактам. Экспер­ты отмечают, что существуют несколько путей нелигитимного вывоза капитала: например, экспортёры часто занижают цену экспортируемой продукции, и часть выручки остается за рубе­жом; есть импортные сделки — за импортируемый товар произ­водится проплата, но товар не приходит в Казахстан, и деньги остаются за пределами страны.

Эта проблема приобрела настолько серьёзный характер, что в 1999 г. Премьер-министр К. Токаев вынужден был официально сообщить заместителю директора-распорядителя МВФ Ш. Сугисаги, что в стране продолжается работа по негласному исследо­ванию торговых операций всех нефтяных компаний, работаю­щих в Казахстане. Такого рода "проверка" была связана с тем, что в бюджет республики не допоступает значительная часть средств от экспорта нефти. Конечно, правительство далеко от того, чтобы обвинять все нефтяные компании в коррупции и ук­лонении от налогообложения, однако власти решительно на­строены вернуть в бюджет деньги, вырученные от незаконной продажи нефти. Несмотря на эти заявления, казахстанский бюд­жет до сих пор так и не дополучает нефтяных денег.

Не секрет, что в нефтяных компаниях уровень заработной платы намного превышает уровень заработной платы в других секторах экономики, исключая, пожалуй, только банковскую сферу. Поэтому устроиться работать в нефтяные компании крайне трудно; для этого необходимо иметь связи и знакомства. Если их нет, то потенциальные работники идут на коррупционные сделки для того, чтобы их взяли на работу". Одним из сла­бых звеньев управления нефтяной компании, опосредованно влияющих на ее инвестиционную привлекательность, остается система клановости.


54 Байдаулет Е. Актуальные проблемы привлечения иностранных инвестиций и заемного капитала в Республику Казахстан // Petroleum. - 2000. - № 6. - С.34-35.


Даже трудно себе представить реакцию иностранного стратегического инвестора, если он вдруг заду­мается над тем, какое количество родственников и близких дру­зей работает у нас в отдельных компаниях. "Рыночных" менед­жеров, разбирающихся в проблемах рынка и пришедших на предприятие не по знакомству, а в результате конкурса в "неф­тянке" нет. В то же время в отсутствии классных профи мысль о найме "чужака", как правило, приходит редко. Никто не будет разговаривать со специалистом, если не знает его лично, или если он без "соответствующей" рекомендации. Пусть уж лучше не совсем в чем-то разбирается (если не разбирается - то нау­чится), зато свой. Главное - впишется в команду".55

Таким образом, в тех отраслях, где ТНК являются господ­ствующей организационной формой бизнеса (в данном случае -нефтедобывающая отрасль), многие сферы управления эконо­микой, которые относятся к макроэкономическому уровню (ин­вестиции, налогообложение, ставки процентов, валютные кур­сы) становятся "управляемыми" крупнейшими ТНК.

Воздействие ТНК на макроэкономический уровень прини­мающей страны, как правило, происходит в двух формах - пря­мой и косвенной. Прямое воздействие заключается в активном участии ТНК в развитии политических процессов в принимаю­щих странах, что проявляется в активном лоббировании собственных интересов ТНК в правительствах принимающих стран, подкупе государственных чиновников, коррупционных сдел­ках. Иногда такое участие принимало достаточно откровенный характер, когда ТНК активно участвовали в процедурах смены лидеров и государственных переворотах в ряде стран "третьего мира". Однако наиболее распространенным является косвенное воздействие ТНК на макроэкономический уровень принимаю­щей страны (изменение объемов экспорта и импорта, валютные курсы, объемы экспортной выручки, темпы роста национально­го дохода, инвестиционная активность и инвестиционная при­влекательность принимающей страны).


3.3. Особенности проявления коррупции в странах Центрально-Азиатского региона


В настоящее время к странам Центрально-Азиатского ре­гиона (Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан, Уз­бекистан) приковано особое внимание со стороны многих стран в связи с происходящими в нем и рядом с ним событиями. Стоит отметить ряд факторов, которые придают этому региону гло­бальное экономическое и политическое значение: 1) географиче­ская близость к двум суперрынкам - России и Китаю; 2) природ­ные ресурсы (в первую очередь - нефть и газ Каспийского моря); 3) его стратегическая значимость в связи с проводимой антитер­рористической акцией в Афганистане.

В 2000 г. совокупное население пяти центрально-азиатских стран составляло 55,3 млн. человек (Узбекистан - 25 млн., Ка­захстан - 15; Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан относят­ся к малым государствам с населением в пределах 4-6 млн. че­ловек). ВВП по текущим официальным обменным курсам в 2000 г. составил 32,3 млрд. долларов США, экспорт - 16,2 млрд. долларов. Суммарный региональный ВВП по паритету покупа­тельной способности (ППС) достигал в 1999 г, 134,8 млрд. дол­ларов, что выражается в 2800 долларов на душу населения в среднем. Самым крупным региональным экспортеров является Казахстан, который поставляет на мировые рынки товаров и услуг на сумму 9 млрд. долларов.


55 Щекатурова Н. Приоритетные зоны реформирования. Новая рыночная сре­да требует от нефтяных компаний изменений в кадровой политике. // Нефть и капитал. - 2001,-№ 9. - С. 93.


Несмотря на то, что по многим мировым показателям удельный вес стран Центрально-Азиатского региона крайне мал, наличие углеводородного сырья в таких странах, как Ка­захстан и Туркменистан делают их особо значимыми странами не только в пределах данного региона. Имеющиеся междуна­родные оценки углеводородных запасов региона, как правило, ниже тех, которые оперируют национальные источники. Одна­ко, несмотря на это, считается, что при благоприятном развитии событий Казахстан и Туркменистан имеют шансы войти в чис­ло относительно крупных производителей и экспортеров нефти и газа. Полная зависимость экономических перспектив от реа­лизации сырьевого потенциала прекрасно сознается местными правящими элитами.

Российские исследователи, анализируя ситуацию с нефтью Каспийского шельфа, с горечью констатируют следующее: "Ни в одной из новых независимых стран (имеются в виду прикас­пийские страны) до сих пор не удалось успешно осуществить экономические реформы. Эта неудача имеет высокую социаль­ную цену. Нефть обогащает немногих - как правило, группы лиц, связанных с властью. Коррумпированность власти стано­вится ее неотъемлемым атрибутом. Несмотря на то, что основ­ная опасность дестабилизации в странах Каспийского региона исходит изнутри самих стран, их правительства ищут пути ук­репления национальной безопасности на традиционных путях строительства вооруженных сил и, в особенности, органов безопасности. При этом борьба с терроризмом иногда рассмат­ривается как прикрытие для жестокого подавления политиче­ской оппозиции"56.

Кроме того, изменившиеся в последнее время социально-политические события в странах региона требуют особой оцен­ки и выводов. Это необходимо потому, что недооценка соци­ально-политической компоненты рыночных реформ, которые происходят в странах Центрально-Азиатского региона, акцент только на некоторые преобразования в отдельных сферах эко­номики, а также их негативные последствия на жизнь населения, ставит под угрозу успех самих реформ. Одной из таких жизненно важных проблем региона является наличие корруп­ции практически во всех сферах общественной жизни.

Коррупция в регионе появилась не вдруг и не пустом мес­те. О ней заговорили много и всерьез, на мой взгляд, потому, что она уже набрала ту критическую массу, за которой следуют необратимые социально-экономические и политические про­цессы. Таких примеров в современной истории стран региона можно привести множество. Причины появления и расцвета коррупции требуют особого исследования. Остановимся на не­которых моментах, которые затрагивают в первую очередь эко­номику стран региона.

Коррупция стала для населения стран Центрально"' Азиатского региона своеобразным "стилем" жизни - она при­сутствует везде: образовании, здравоохранении, государствен­ном и частном бизнесе. Может быть, поэтому Таджикистан и Казахстан, одни из первых государств региона, практически в одно и то же время приняли Закон "О борьбе с коррупцией" (1999 г.). Хотя некоторые скептически настроенные люди отме­чают, что этот закон принят для очередной PR-компании, что это - мнимая борьба с коррупцией, которая по сути своей явля­ется неэффективным и дорогостоящим мероприятием. Можно согласиться с их мнением в том плане, что только приговорами, тюрьмами и устрашением со стороны правоохранительных ор­ганов проблема борьбы с коррупцией вряд ли решится сама со­бой. Проблема усугубляется тем фактом, что наличие богатых природных ресурсов (нефти, природного газа, черных и цвет­ных металлов, хлопка) провоцирует коррупцию на новый виток невиданного распространения.


56 Тренин Д. Большая игра с неопределенной суммой '/' МЭМО- - 2002.- № 2- -С.120.


Известно, что в некоторых странах региона более 2/3 дохода от использования национального богатства даёт рента от природно-ресурсного потенциала страны. Прошедшее десятилетие для практически всех стран региона характеризовалось актив­ными поисками ренты - как экономической (в первую очередь сырьевой), так и политической, за счёт которых предполагалось проводить назревшие социально-экономические реформы. Если оценивать поведение этой группы стран именно под таким углом зрения, то достаточно чётко прослеживаются тенденции внут­ренней и внешней политики государств региона, заключающиеся именно в поиске сырьевой ренты. Ставка была сделана на разви­тие таких секторов экономики, как нефть и газ (Казахстан, Турк­менистан, Таджикистан), хлопок и газ (Узбекистан). Полная за­висимость экономических и политических перспектив, напри­мер, Казахстана и Туркменистана в качестве самостоятельных государств, от реализации природных ресурсов, естественно, хо­рошо осознавалась и до сих пор осознается их правящими эли­тами. Именно поэтому этими двумя странами были выдвинуты достаточно амбициозные планы и программы наращивания до­бычи нефти и газа для того, чтобы в недалеком будущем превра­титься в перспективные рынки сбыта готовой продукции.

Буквально за последние пять-шесть лет произошла резкая дифференциация населения в странах региона - от очень бога­тых до очень бедных людей. Это видно невооруженным взгля­дом - шикарные особняки, элитный отдых, предметы роскоши, обучение детей самого высшего руководства государства в са­мых дорогих и престижных учебных заведениях дальнего зару­бежья - все это говорит о том, что доходы от экспорта природ­ных ресурсов распределяются неравномерно. Правительства стран Центрально-Азиатского региона демонстрируют всему миру огромные богатства в виде строительства новых городов, установления дорогостоящих памятников, устраивая торжест­венные приемы и празднества в честь второстепенных дат из собственной истории и т.д.

Но, как замечают все видящие журналисты, "из того, что я видел, могу сделать вывод: чем беднее страна - тем богаче при­ем, и наоборот. Самый пышный прием, на котором мне довелось присутствовать, был у Ф. Кастро; самый скромный - у Р. Рейгана. Оба приема давались в честь визита М- Горбачева. Простояв примерно полчаса в очереди, чтобы пожать руку президенту США, который встречал гостей у входа, каждый получил по бо­калу шампанского и половину сосиски на палочке. По оконча­нии приема мы, советские журналисты, чтобы утолить чувство голода, спешно двинулись в ближайший ресторан".57

Обычно правительства стран-экспортеров сырья стремятся использовать валютные поступления от продажи ресурсов для стимулирования экономического роста, модернизации и дивер­сификации национальной экономики, а также для увеличения контроля над ключевыми экономическими секторами, прино­сящими стране валютные поступления. Но валютные поступле­ния от экспорта сырья также поощряют поведение, направлен­ное на получение "ресурсной ренты"58.

В странах Центрально-Азиатского региона сложилась сле­дующая ситуация. Во-первых, после развала СССР произошел кризис государственности, прекращение функционирования прежней государственной партийной системы, что создало гео­политическую неопределенность в регионе. Во-вторых, были нарушены сложившиеся структуры саморегуляции общества, что автоматически привело к разрушению базовых ценностей людей, в первую очередь, моральных и культурных, т.е. к ду­ховному кризису, и разрыву единства огромного, некогда обще­го культурного пространства.


57 Биккенин Н. Сцены общественной и частной жизни /'/ Свободная мысль XXI. - 2002.- № 8. - С.99.

58 Lein P., Tomell A., Force, height and effect of greedy.// Height of economic. -1995.-№1(2).


Началась точка отсчета так называемого "нулевого про­странства". На этом фоне быстро появляется элита (как прави­ло, из лиц коренной национальности), которая стала отождест­влять себя с господствующим меньшинством. Кроме того, в силу вступает до тех пор дремавший этнический фактор, появ­ляется суперэтнизм. В это время практически во всех странах региона отмечается понимание "этнического уровня организа­ции как первичной формы воспроизводства человеческой общ­ности на основе общей "почвы и крови" и противопоставления "своих" и "чужих", разделения на "титульных" (коренных") и "мигрантов". 59

Получив власть в свои руки, суверенная этнократия стала обеспечивать привилегии своему этносу и ограничивать права "инородного" населения, в первую очередь, через репрессивную языковую политику. Оставшаяся еще со времен Советского

Союза неразвитость общественных (в первую очередь, производ­ственных) отношений в странах региона, отсутствие социального опыта, маргинальность большинства населения быстро транс­формировалась, сменилась воспроизводством старых (феодаль­ных) отношений, когда во главу угла были поставлены родство по крови, клану, принадлежность к определенному роду.

Если в странах с рыночной экономикой имеет место част­ная собственность на средства производства (которая в прин­ципе является основой, базисом самого существования рыноч­ной экономики), то у нас произошла своеобразная "подмена тезиса": вместо института частной собственности на средства производства у нас сформировался институт личной собствен­ности на политическую и, соответственно, на экономическую власть, которая досталась местной элите. Хотя в данном кон­тексте слово "элита" подходит в меньшей степени, скорее всего, ее точнее будет назвать "компрадорская буржуазия", предста­вители которой, имея огромные волевые качества, работают по принципу личной преданности. Важно отметить следующее: представители самой элиты, провозглашая "правильные" лозун­ги о патриотизме, пропагандируя честный и праведный образ жизни, собственным образом жизни демонстрируют совершен­но иные ценности. Отсюда и слабый (порой примитивный) уро­вень пропаганды, который становится недейственным для ши­роких слоев обнищавшего населения. Бывший министр юсти­ции США Р. Кларк говорил, что многие преступления отража­ют разрыв, существующий между нравоучениями, исходящими от правящих кругов, и реальной практикой. "Они указывают на уровень национального лицемерия".60 В результате напрочь уничтожаются едва появившиеся по­сле принятия независимости зачатки национального самосозна­ния, порождается недоверие и скептицизм ко всем ветвям вла­сти. В связи с этим вспоминается пример Ирана 1970-х гг., ко­гда Иран начал получать огромные нефтяные доходы. Журна­листы, посетившие Иран в этот период, позже отмечали: "Не­смотря на все великолепие шахского двора, чувствовалась ка­кая-то внутренняя непрочность внешнего благополучия. Громадные доходы от продажи нефти и шли на обогащение шах­ской семьи и ее ближайшего окружения, основная масса насе­ления ничего от гигантских запасов нефти не имела, пребывая в бедности и нищете. Провинциальное духовенство активно вы­ступало против роскоши одних и нищеты других и получало поддержку населения. Все это готовило триумфальное возвра­щение из эмиграции Хомейни и приход Аятоллы к власти".61


59 Концепция национальных интересов: общие параметры и российская спе­цифика // Мировая экономика и международные отношения. - 1996. - № 7. -С. 60-61.

60 Кларк Р. Преступность в США. - М.: Юридическая литература, 1975. - С. 51.

61 Н. Биккенин. Сцены общественной и частной жизни.// Свободная мысль -ХХ!.-2002.-№8.-С.91.


Еще вице-президент США А. Гор в качестве одной из наи­более серьезных и наименее осознанных проблем современно­сти называл ограбление слаборазвитых стран их собственной элитой, которая перекачивает большие суммы денег из эконо­мик своих государств на личные счета в банках Запада. Нажива осуществляется в основном за счет дешевой распродажи при­родных ресурсов и разворовывания иностранной помощи.62

Что касается государственных чиновников, имеющих рас­пределительные функции, то коррупционные сделки стали для них не просто дополнительным заработком, а способом выжи­вания. И хотя они являются управленцами (менеджерами), что по сути своей предполагает рациональное, рачительное хозяй­ствование во благо народа, делегировавшего им эти самые пра­ва управления, редко кто из них всерьез задумывается о "на­родном" кармане. Чаще всего - о своем собственном. Таким образом, произошло своеобразное наложение новой схемы коррупции с национальным оттенком на старую схему, оставшуюся со времен Советского Союза, что создало некий гибрид коррупции, характерный для стран Центрально-Азиатского региона. Получилось гак, что все богатство (валют­ные поступления) присваивает местная элита в силу занимае­мых государственных постов. Но речь должна идти о справед­ливом распределении богатства, которое принадлежит всему народу. Еще У. Петти, которого считают основателем классиче­ской политической экономии, характеризуя богатство страны, отмечал, что оно является проявлением вечного и неумолимого закона жизни, когда "одни люди более бедны, чем другие; это всегда было и всегда будет". По его мнению, богатство власти­теля сое {опт из трех частей: 1) богатства всех его подданных; 2) части этого богатства, которое идет на общее благо; 3) части этой части, которой властитель распоряжается по собственному усмотрению. Поэтому, считал Петги, богатство всех подданных - самое важное богатство; чем оно значительнее, тем больше средств можно собрать в виде налогов, тем сильнее государство и сам властитель. Д. Сорос в своей известной статье-воззвании "Прозрачная коррупция" приводит пример Анголы, в которой доходы от нефти составляют 90% годового бюджета в 3-5 млрд. долларов; минимум 1 млрд. из этих денег ежегодно разворовывается. Он утверждает, что существует тесная связь между эксплуатацией природных ресурсов и наличием коррумпированного и деспо­тического строя. Стабильный приток денежных средств про­длевает жизнь подобных режимов. Контроль над денежными потоками дает диктаторам еще одну побудительную причину держаться за власть. Приводя в качестве примера африканские страны, в которых доход о полезных ископаемых составляет 3/4 всей торговой прибыли континента, он пишет, что подобное будущее угрожает и странам Центрально-Азиатского региона.63 Представители высшего эшелона власти в странах Цен­трально-Азиатского региона порой весьма цинично озвучивают необходимость справедливого распределения доходов от экс­порта природных ресурсов, считая, что население страны необ­ходимо "постепенно" приучать к богатству такого рода. Как отмечает пожизненный Президент Туркменистана С. Ниязов (Туркменбаши), "одной из главных моих целей является воспи­тание в туркмене привычки к умеренности. Я хочу научить его не поддаваться искушению богатством. К богатству я приучаю свой народ постепенно... Умеренный в материальных потреб­ностях, духовно устремленный - таким мне видится туркмен Золотого века".64


62 Гор А. Земля в равновесии. - М., 1992. - С. 33.

63 Сорос Д. Прозрачная коррупция. / Экономика. Финансы. Рынки. - 2002. - № 3.

64 Туркменбаши С. Рухнама. - Ашхабад: Центр печати Туркменской государственной издательской службы, 2002. - С. 373.


Известно, что классическая теория предполагает следую­щее распределение доходов по принципу: груду - зарплата, ка­питалу - процент, земле - рента, предпринимательству - прибыль. Но нам необходимо отказаться от преувеличения значимости такого первичного распределения. В социально справедливой и эффективной экономике всегда должны иметь место перераспре­делительные процессы, направленные на обеспечение равнове­сия в обществе между различными слоями населения; теми, кто имеет средства производства (экономическую власть) или долж­ность в государственных структурах (политическую власть), и теми, кто в силу разных обстоятельств отчужден от того, и от другого. Социально-ориентированная рыночная экономика обя­зана содержать или материально поддерживать тех людей, уча­стие которых в экономической деятельности не происходит или ограничено (престарелые, инвалиды, дети и молодежь, еще не готовые к самостоятельной работе). И здесь общество не может обойтись без системы перераспределения доходов, что во мно­гом ослабит давление коррупции.

Несправедливое распределение доходов приводит к безра­ботице среди большинства населения, которая присутствует во всех странах региона. Происходит принудительное отлучение людей от труда, которое является безнравственным. Папа Рим­ский, говоря о проблемах современного мирового сообщества, отмечал, что безработица является одним из видов духовной смерти человека. Ведь труд является не только средством к жизни, но и важнейшим социальным благом. Несправедливо и опасно, когда в нашем обществе представители местной элиты свободно выбирают вид и режим труда или отдыха, а для ос­тального населения этот выбор оказывается несвободным, про­диктованным чужой волей. Происходит явное (иногда созна­тельное) нарушение неотчуждаемых прав и свобод личности. Отлучение человека от труда приводит к тяжелым психологи­ческим заболеваниям, к деградации личности. Кроме того, оп­ределенная часть работоспособного, но не занятого населения пополняет криминальные слои, усиливает социальную дестаби­лизацию в обществе.

Поэтому в связи с вышесказанным, речь в первую очередь должна идти не количестве коррупционеров в стране. Речь должна идти о гласности и прозрачности принимаемых полити­ческих и экономических решений, о формировании позитивных основ социума, о создании системы активизации социальных факторов производства и институтов на основе перехода к но­вому типу общественных отношений и созданию действительно гражданского общества. Хотя политическая власть является на сегодняшний день движущей силой № 1 экономических преоб­разований в странах Центрально-Азиатского региона, их на­правленность и результативность в решающей степени зависят от наличия, состава и реальных возможностей других общест­венных институтов, структур и слоев населения действенно влиять на них.

Один из оригинальных методов решения проблемы кор­рупции в странах с сырьевой экспортной составляющей был предложен известным финансистом-миллиардером Джорджем Соросом. Он предлагает нефтяным ТНК выполнить его лозунг "Опубликуй, сколько ты платишь", т.е. призывает руководство ТНК сообщить общественности о том, сколько они платят на­циональным правительствам принимающих стран. Сорос счи­тает, что именно прозрачность в суммах, приходящих в сырье­вую страну в виде налогов от ТНК сможет заставить коррумпи­рованные правительства стать более открытыми для собствен­ных граждан.

Рыночная экономика, в сущности, очень похожа на Алису в Стране чудес, где надо очень быстро бежать, чтобы оставать­ся на месте, поскольку уже предотвращение роста неравенства требует постоянных усилий. История свидетельствует о том, что, поскольку "рыночная экономика не выработала экономи­ческого равенства, совместимого с демократией, всем демокра­тиям пришлось "вмешаться" в дела рынка с целым рядом про­грамм, имевшим целью содействовать равенству и предотвра­щать неравенства"65.

Хотя, в исследовании Европейского Банка Реконструкции и Развития, проведенном в 2002 г., в посттранзитных экономи­ках, уровень коррупции постепенно снижается. Официальные представители ЕБРР признают, что часть улучшений в этой сфере, в особенности в странах Центральной Азии, исчисляется с самой низкой отметки. За последние три года средний уро­вень взяткодательства снизился в этом регионе с 2% до 1,6%, говорится в докладе. Одним из факторов снижения уровня взяткодательства, по мнению ЕБРР, является то, что предпри­нимателям в гораздо меньшей степени приходится наносить "визиты" представителям государственных органов. Однако тут же подчеркивается, что вопреки этим улучшениям, наиболее серьезными препятствиями в сфере ведения бизнеса, как и пре­жде, остаются финансы, налогообложение и коррупция и, не­смотря на положительные показатели, абсолютно все страны региона нуждаются в дальнейших улучшениях.

Казахстанские наблюдатели отмечают, что "все положи­тельные сдвиги в уровне коррумпированности во всем регионе явно произошли не за счет Казахстана". В качестве аргумента приводится тот факт, что в 2001 г. индекс восприятия корруп­ции Казахстана спустился на 17 позиций, уступив лишь не­скольким африканским странам.

В настоящее время ситуация с коррупцией в Казахстане обсуждается известными аналитиками и экспертами. Так, анг­лийский журналист, бывший редактор "Financial Times" no Восточной Европе Э. Робинсон предостерегает власти Казах­стана, что "полагаясь на кланы, бюрократию и подхалимов, ре­жим превратится в классическую нефтяную клептократию. Это будет трагической ошибкой единственной страны Центральной Азии, имеющей запасы нефти, минеральных ресурсов и уни­кальный человеческий капитал, потерянным шансом стать со­временным промышленно развитым демократическим государ­ством, оплотом благосостояния и стабильности в регионе. Это также будет негативно восприниматься крупными нефтяными компаниями, которые уже сейчас начинают выражать недо­вольство аппетитами местных чиновников, и американским правительством, желающим иметь стабильные демократиче­ские режимы в регионе, авиабазы которого представлены США для войны с терроризмом"66


3.4. Сценарии развития нефтедобывающих стран


Как известно из опыта многих нефтедобывающих стран, темпы экономического роста и сдвиги в распределении нефтя­ных доходов и богатства тесно связаны с характером политиче­ского режима и направлением внутренней политики. Когда приобретено богатство, то, несомненно, умножаются возмож­ности наживать больше денег, поскольку накопленное богатст­во открывает новые возможности наживы, закрытые без него. Поэтому главным вопросом для сформировавшихся режимов заключается в том, насколько правительство сможет помешать росту неравенства, прежде чем оно достигнет опасного предела или, другими словами, насколько правительство сможет сохра­нить уровень неравенства, не вызвав недовольства и сопротив­ления собственного народа. Каждый режим, сформировавшийся на нефтяных богатствах, отобранных у народа, увы! -пытается сохранить нефтяную "кормушку" всеми силами, средствами, ре­сурсами, мощью армии и правоохранительных органов. С оппо­зицией в данном случае особо не церемонятся. События по­следних лет из политической ситуации стран Центральной Азии наглядно демонстрируют этот тезис.


65 Martin Baily, Gary Burtless, Robert E. Litan. Growth with Equity. - Washington, D.C.: Brookings Institution, 1993.

66 Робинсон Э. Центральная Азия: ставки высоки. / Assandi-Times. - 2002. - № 08.



Пример нефтедобывающих стран показывает огромный разброс возможных сценариев развития. И, хотя достаточно трудно прогнозировать варианты развития стран Центральной Азии вообще и Казахстана в частности как нефтяной державы, даже на самое ближайшее будущее, происходящие в нашей стране процессы наглядно показывают возможности повторе­ния путей развития таких нефтяных стран, как Венесуэла, Ин­донезия и даже Нигерии. В данном случае анализу подвергают­ся не столько количественные показатели, характеризующих темпы развития национальной экономики в целом, сколько ка­чественное содержание происходящих политических, экономи­ческих и социальных процессов.

Представляется очевидным, что каждый режим вынужден быстро и любыми путями приспосабливаться к изменениям со­циально-экономических процессов, происходящих в собствен­ной стране. К этому их подталкивают такие факторы, как уве­личивающаяся нестабильность в обществе, которая, в конечном счете, может привести к нарастанию конфликтных ситуаций, вплоть до установления военной диктатуры. Поэтому некоторые аналитики прогнозируют, хотя и очень осторожно, возможности установления военной диктатуры в Казахстане и других странах Центрально-Азиатского региона с целью не допустить коренных изменений в сложившейся политической структуре. Как отмеча­ют эксперты по странам Центральной Азии, например, в Узбеки­стане "уже в ближайшие годы вполне реальной перспективой может стать начало гражданской войны, сопровождаемой ради­кальными изменениями политического плана".67

Как показывают недавние события в Туркменистане (воо­руженное покушение на пожизненного президента С. Туркмен-баши), в этой стране региона не все так гладко, как представля­ется на первый взгляд. В связи с такими прогнозами можно проследить достаточно явную связь между попытками прави­тельства Казахстана не допустить дальнейшей утечки инфор­мации из иностранных источников по поводу "нефтяного" скандала и, как следствие, возможную передачу власти.

О том, что установление военной диктатуры вполне явля­ется достоверным вариантом, можно говорить в свете послед­них решений прикаспийских государств по вопросу о правовом статусе Каспийского моря. После долгих переговоров, в мае 2002 г. Президент России Владимир Путин и Президент Казах­стана Нурсултан Назарбаев подписали документ, устанавли­вающий координаты прохождения модифицированной средин­ной линии разграничения дна северной части Каспийского моря между Россией и Казахстаном. Этим документом две страны "застолбили" спорные месторождения на стыке каспийской зоны для совместного освоения. К России и Казахстану присое­динился и Азербайджан, но Иран достаточно резко отказался признавать это соглашение, настаивая на собственной позиции: делить Каспий необходимо по секторам, по 20% акватории для каждой прикаспийской страны.

Мировые информационные агентства прокомментировали это событие следующим образом: Россия сможет свободно заниматься добычей и транспортировкой нефти в своем, уже определенном секторе Каспийского моря, поскольку с другими прикаспийскими странами у нее границ нет, а вот Азербайджа­ну и Казахстану придется сложнее, т.к. у этих стран есть грани­цы с Туркменистаном и Ираном, договариваться с которыми придется еще достаточно долго.

Россия и Казахстан в последнее время наращивают собст­венное военное присутствие на Каспии. Уже созданы военно-морские формирования ВС РК, включающие около трех тысяч военнослужащих, 10 катеров береговой охраны и три вертолета. Правда, пока эти подразделения береговой охраны организаци­онно входят в Силы охраны государственной границы Казах­стана.



67 Пономарев В. Грядет ли исламская революция в Узбекистане? // Континент. - 2000. - № 8(21). - С. 39.


В недалеком будущем планируется создание военно-морских сил: в Актау уже открыто Высшее военно-морское училище Министерства Обороны РК.

Установление военной диктатуры возможно двумя путями: приходом к власти потенциального диктатора через президент­ские выборы или военным свержением правового режима, не спо­собного справиться с социально-экономическими трудностями.

Крайности в данном случае могут быть две - варианты правой и левоцентристской диктатуры. Поскольку последний вариант уже рассмотрен выше, посмотрим, что может на прак­тике может означать военная диктатура правового типа. Ее главные отличия от обычного правого режима заключаются в следующем:

- акцент на субсидирование военно-промышленного ком­плекса;

- большой упор на популистские акции;

- протекционизм для защиты отечественной промышлен­ности.

В совокупности эти меры могут дать на определенный толчок развитию экономики и помочь ей набрать умеренные темпы роста. Но этого недостаточно для серьезного улучшения Уровня жизни большей части населения страны. Кроме того, правая диктатура должна опираться на финансовую олигархию в лице крупного национального бизнеса, что сузит поле для по­пулистских социально-экономических маневров. Ведь известно, ito к популистским обещаниям крупный бизнес как иностранный, таки и отечественный относится крайне скептически- Ско­рее всего, они свелись бы к формальному наведению порядка в борьбе с организованной преступностью и к показной борьбе с коррупцией на самом высоком уровне, что и демонстрирует высшее руководство стран Центрально-Азиатского региона. На­пример, "разборки" с коррумпированными высшими чиновника­ми стали обыденным явлением для туркменских телезрителей.

Возможны также меры милитаристского характера, на­пример, превращение вооруженных сил в политическую корпо­рацию, обладающую особыми правами и привилегиями, созда­ние "народной" партии во главе с диктатором, которая бы осу­ществляла власть на местах и составляла резерв для управления на более высоком уровне. Имевшие место в истории некоторых стран прецеденты (например, Чили) показывают, что военные диктатуры правого толка вполне уживаются с социально стра­тифицированным обществом и властью богатых.

Крайний вариант такого режима может иметь два послед­ствия. Первое - экономика страны будет обречена на дальней­ший социально-экономический и, в результате этого, политиче­ский застой, что сделает военную диктатуру крайне неустойчи­вым образованием. Второе - вызвать кратковременный подъем, в основе которого будет лежать восстановление военной инду­стрии, строительство военной инфрастуктуры, расширение ар­мии и сокращение за этот счет безработицы. Но надежды на долговременный самоподдерживающий рост экономики и вы­сокий социальный уровень большинства населения такой ре­жим дает ничтожно мало.

Для объяснения этого можно привести тот факт, что авто­ритарный режим может интегрировать и интегрирует в себя достаточно узкий слой нуворишей, разбогатевших при его под­держке и в его рамках. Но за его пределами остается весь наро­ждающийся средний класс, который не имеет тех привилегий, которые имеют "новые" богатые. Оставшиеся за рамками авто­ритарного режима национальные предприниматели, т.е. не пользующиеся его протекцией в виде льготных кредитов, вы­годных контрактов, лицензий и других форм предоставления режима наибольшего благоприятствования для бизнеса, объек­тивно заинтересованы в установлении открытых, рыночно ори­ентированных, демократических условиях принятия в государ­стве экономических и политических решений.

Отметим также, что авторитарные режимы не имеют ника­ких сдержек и противовесов. Если даже они проводят разруши­тельную политику, то ничто их не может сдержать. Кроме это­го, авторитарный режим может обеспечить экономическое раз­витие, но в то же время подрывает основы своего существова­ния. Чтобы экономика бурно развивалась, нужны квалифици­рованные кадры. Следовательно, должен расти уровень образо­вания. Интеграция национальной экономики в мировую эконо­мику расширяет контакты людей. Развитие средств массовой информации - ещё один фактор, который подвергает эрозии авторитарные режимы. И как бы не старались руководители высшего эшелона власти "замолчать" независимую прессу, их попытки заранее обречены на неудачу.

Угроза гражданской войны - это не миф, сочиненный со­временными исследователями последствий коррупции для стран со слабой структурой гражданского общества. Опыт не­которых нефтедобывающих стран, который был рассмотрен в главе 2 "Проявления и особенности коррупции в нефтедобы­вающих странах", с особой наглядностью свидетельствует, что акции гражданского неповиновения властям и вооруженное восстание отделяют только один шаг. Поэтому нужна полити­ческая воля высшего руководства страны, чтобы избавить соб­ственный народ от повторения чужого негативного опыта.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Проблему коррупции, на наш взгляд, не стоит умалчивать. Тем более, она вызывает самый живой интерес у студентов, изу­чающих спецкурс "Макроэкономическая политика стран, бога­тых сырьевыми ресурсами". Это связано с тем, что мы живем в стране, богатой природными ресурсами, которые принадлежат не только нам, но и последующим поколениям казахстанцев. И наша задача - правильно распорядиться этими богатствами в ин­тересах всего народа.

Эта проблема, к сожалению, коснулась не только Казах­стана. Болезнью под названием "коррупция" болеют многие страны мира, особенно развивающиеся - те, которые только продвигаются на пути создания рыночной экономики и демо­кратического управления. Пример некоторых нефтедобываю­щих стран позволяет, как бы примерить эту проблему на себя, но, дай бог, только теоретически. Разрушительные последствия коррупции сказываются до сих пор на экономике Нигерии, Ин­донезии, Венесуэлы, Анголы, Эквадора и т.д. Даже Саудовская Аравия, богатейшая страна мира, не смогла избежать корруп­ции, которая, как ржавчина, разъедает все общество и общест­венные институты этой страны.

Глобализация коррупции, которая отмечается практически всеми исследователями этой проблемы, требует и транснацио­нальной борьбы с ней. Казахстан пока не готов к такой борьбе, поскольку для этого необходимо ратифицировать антикорруп­ционную конвенцию OECD, ввести уголовную ответственность за коррупцию государственных служащих за рубежом, органи­зующих международные сделки по продаже оружия, нефти, газа, других сырьевых ресурсов страны.

Для эффективной же борьбы с коррупцией внутри страны, необходимо создавать новые демократические формы управле­ния государством, формировать по-настоящему гражданское общество, усилить общественный контроль за деятельностью правительства в вопросах распоряжения доходов от экспорта сырьевых ресурсов, сделать государственный бюджет прозрач­ным и открытым, контролировать недавно созданный Нацио­нальный фонд, в котором аккумулируются нефтяные деньги. А это может сделать только молодое поколение, образованное и свободное от коррупции.


ГЛОССАРИЙ


Абсолютная монархия - разновидность монархической формы правления, характеризующаяся юридическим и факти­ческим сосредоточением всей полноты государственной власти (законодательной, исполнительной, судебной), а также духов­ной (религиозной) власти в руках монарха. В настоящее время в мире сохраняются восемь абсолютных монархий; Бахрейн, Бруней, Ватикан, Катар, Кувейт, ОАЭ, Саудовская Аравия. В некоторых из этих стран в последние десятилетия были сдела­ны первые шаги по переходу к конституционной монархии. Со­гласно конституциям и другим государственно-правовым актам в абсолютных монархиях монарх осуществляет исполнитель­ную власть совместно с правительством, а законодательную - при помощи разного рода законосовещательных органов (вы­борных или назначаемых).

Автократия (от греч. "autokrateia"- самодержавие) - сис­тема управления, при которой одному лицу принадлежит неог­раниченная верховная власть - Авторитаризм (от лат. "auctoritas" - власть) - система вла­сти, характерная для антидемократических политических ре­жимов. Характеризуется сосредоточением всей государствен­ной власти в руках одного лица или органа, отсутствием или ущемлением основных политических свобод (слова, печати), подавлением политической оппозиции. Обычно сочетается с личной диктатурой. В зависимости от сочетания методов прав­ления может варьироваться от умеренно авторитарного режима с формальным сохранением атрибутов демократии до класси­ческой фашистской диктатуры. Крайняя форма авторитаризма - тоталитаризм.

Агент (от лат. "agens" - действующий) - 1) субъект эконо­мических отношений, участвующий в производстве, распреде­лении, обмене и потреблении экономических благ; 2) юридиче­ское или физическое лицо, выполняющее в экономике опреде­ленную функцию от собственного имени или по поручению других лиц (группы-лиц) за определенное вознаграждение.

Амнистия (от греч. "amnestia" - забвение, прощение) - полное или частичное освобождение от уголовной ответственности или наказания индивидуально неопределенного круга лиц, совершивших преступления, либо замена этим лицам на­значенного судом наказания более мягким, либо сокращение срока наказания. С лиц, отбывших наказание, актом об амни­стии, может быть снята судимость.

Анонимный счет банковский счет; распоряжение средст­вами на котором производится без установления банком лично­сти лица, предъявившего требование о выполнении операций по счету. Идентификация лица, имеющего право распоряжаться средствами, находящимися на анонимном счете, производится с использованием номеров, кодов, паролей и иных средств (кро­ме имени или наименования клиента банка), подтверждающих, что распоряжение дано уполномоченным на это лицом. Самое широкое распространение в, настоящее время получила такая разновидность анонимного счета, как номерной счет, когда уполномоченное по счету лицо идентифицируется с помощью номера счета, указанного в документе; выдаваемом клиенту банка в подтверждение заключения договора номерного счета.

Арест на вклад - приостановка операций по выдаче денег со счета вкладчика. Может быть наложен только по постановле­нию судов, органов предварительного следствия и дознания по находящимся в их производстве уголовным делам, а также в предусмотренных законом случаях рассмотрения дел о конфи­скации имущества; по постановлению судов, в производстве ко­торых находятся гражданские дела, вытекающие из уголовных дел и т.д.

Арест счета (арест вклада) - запрет на распоряжение сред­ствами, находящимися на счете (во вкладе) в кредитном учреж­дении. Арест счета производится только по решению компе­тентных органов и имеет целью воспрепятствовать отчуждению средств, находящихся на счете, и укрытию их от взыскания.

Асимметрия информации - положение, при котором од­на часть участников рыночной сделки располагает важной информацией, а другая - нет.

Аффилированное лицо - физическое лицо (инвестор) или организация, способные оказывать прямое влияние на деятель­ность хозяйственного общества, обычно вследствие участия в его капитале или членства в руководящих органах.

Баланс государственного бюджета - соотношение де­нежных доходов и расходов государства. Превышение расходов над доходами создает дефицит государственного бюджета.

Банковская тайна - особый институт гражданского права, защищающий коммерческую тайну банков, их клиентов и лич­ную тайну вкладчиков.

Бедность - невозможность удовлетворения определённы­ми группами населения минимальных потребностей.

Богатство - всё, что имеет рыночную ценность и может быть обменено на деньги или блага. Оно включает в себя физи­ческие блага и активы, финансовые активы, навыки, умение, т.е. всё, что может приносить доход. Все эти элементы рассмат­риваются как богатство тогда, когда они могут продаваться и покупаться на товарных или денежных рынках. Богатство мо­жет быть разделено на два основных вида - вещественное бо­гатство, воплощённое в физических и финансовых активах (ка­питал), и невещественное богатство (человеческий капитал). Все виды богатства обладают основным свойством, состоящим в его способности приносить доход.

Бонус (от лат. "bonus" - добрый, хороший) - дополнитель­ное вознаграждение. Это может быть премия (дополнение к зарплате), дополнительная скидка, добавочный дивиденд и т.д. Английский термин "bonus" употребляется также в словосоче­таниях, означающих различные надбавки, например, надбавка за выслугу лет, надбавка за сверхурочное время, надбавка на иждивенцев и т.п.

Бюджет государственный - форма образования и расходо­вания денежных средств для обеспечения деятельности органов государственной власти и выполнения функций государства. Во всех демократических государствах принятие государственного бюджета является одним из важнейших полномочий парламента. Как правило, проект государственного бюджета представляется в парламент главой государства или правительства.

Бюджетное регулирование - второй (дополнительный) порядок распределения доходов государственного бюджета. Основу бюджетного регулирования образует закрепленное за­коном распределение источников доходов между бюджетами разного уровня. Согласно законодательству, бюджетное регулирование, являясь составной частью бюджетного процесса, представляет собой частичное перераспределение финансовых ресурсов между бюджетами разных уровней. Существуют че­тыре группы методов бюджетного регулирования: 1) установ­ление и распределение регулирующих источников доходов бюджета; 2) перераспределение самых бюджетных источников; 3) оказание безвозмездной помощи нижестоящим бюджетам за счет средств вышестоящих бюджетов; 4) ссуды, выделяемые одним бюджетам из средств других бюджетов.

Бюджетный контроль - органическая составная часть го­сударственного финансового контроля, посредством которого в процессе составления проекта бюджета, его рассмотрения и со­ставления отчета об его использовании проверяется образова­ние, распределение и использование бюджетных средств.

Валютные отчисления - часть валютной выручки, кото­рая должна продаваться предприятием в государственный ва­лютный фонд по специальному курсу. Процент валютных от­числений и курс такой продажи устанавливаются государством.

Взяточничество - собирательный термин, охватывающий собой два самостоятельных состава преступления против госу­дарственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления - получение взятки и дачу взятки. Каждое из названных посягательств на указан­ные интересы в качестве оконченных деяний не может быть совершено само по себе, вне связи с другим преступлением.

Вклад (счет) до востребования - банковский депозит, ко­торый может быть изъят вкладчиком по первому требованию; средства на чековом счете в банке.

Внебюджетные средства - денежные средства государст­ва, имеющие целевое назначение и не включаемые; в государст­венный бюджет.

Внебюджетные целевые фонды - новое звено финансо­вой системы Казахстана; разновидность целевых государствен­ных и местных фондов денежных средств. Внебюджетные фон­ды по своему целевому назначению могут быть подразделены на социальные и экономические фонды.

Война - в международном праве военные действия между государствами, а также между государствами и национально-освободительными движениями, сопровождающиеся полным разрывом всех мирных отношений между ними. Различают вой­ны справедливые, правомерные (индивидуальная или коллек­тивная самооборона против агрессии, принудительные воору­женные санкции против агрессора по решению Совета Безопас­ности ООН, национально-освободительные войны в осуществле­ние права на самоопределение) и войны несправедливые, непра­вомерные (агрессия, колониальные). Несправедливые, неправомерные войны являются международным преступлением.

Вымогательство - одно из преступлений против собст­венности. Выражается в требовании передать чужое имущество или право на имущество или совершении других действий имущественного характера под угрозой применения насилия либо уничтожения или повреждения чужого имущества, а рав­но под угрозой распространения сведений, позорящих потер­певшего или его близких, либо иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких.

Геноцид - действия, направленные на полное или частич­ное уничтожение национальной, этнической, расовой или рели­гиозной группы путем убийства членов этой группы, причине­ния тяжкого вреда их здоровью, насильственного воспрепятствования деторождению, принудительной передачи детей, на­сильственного переселения либо иного создания жизненных условий, рассчитанных на физическое уничтожение членов этой группы.

"Голландская болезнь" ("Dutch disease") - потеря кон­курентоспособности из-за повышения реального обменного курса национальной валюты в результате открытия новых ме­сторождений полезных ископаемых.

Государство - коллективный экономический агент (сово­купность учреждений и организаций), обеспечивающий фир­мам и домохозяйствам те экономические блага (правопорядок, безопасность), производство которых рыночными методами оказывается неэффективным.

Гражданское общество - необходимый и рациональный способ социальной жизни, основанный на праве и демократии; общественное устройство, при котором человеку гарантируется свободный выбор форм его экономического и политического бытия, утверждаются права человека, обеспечивается идеоло­гический плюрализм. Гражданское общество контролирует го­сударство, которое служит обществу.

Дача взятки - преступление против государственной вла­сти, интересов государственной (муниципальной) службы. Об­щий состав данного преступления заключается в даче взятки должностному лицу лично или через посредника за совершение им действий, не выходящих за рамки закона; квалифицирован­ный - в даче взятки должностному лицу за совершение им заве­домо незаконных действий (бездействие) или неоднократно. Лицо, давшее взятку, освобождается от уголовной ответствен­ности, если имело место вымогательство взятки со стороны должностного лица или если лицо добровольно сообщило орга­ну, имеющему право возбудить уголовное дело, о даче взятки.

Демократия (греч. "demokratia" - власть народа, от "demos" - парод и "kratos" - власть) - в современном понимании форма государственного устройства, основанная на признании таких принципов, как верховенство конституции и законов, на­родовластие и политический плюрализм, свобода и равенство граждан, неотчуждаемость прав человека. Формой ее реализа­ции выступает республиканское правление с разделением вла­стей. Развитой системой народного представительства.

Дефицит (от лат. "deficit" - недостает) - убыток, недочет в наличности против счета. 3 бюджете превышение расхода над доходом.

Диктатура (лат. "dictatura" - неограниченная власть) -осуществление власти в государстве недемократическими ме­тодами; авторитарный политический режим (например, личная диктатура).

Договор ренты - гражданско-правовой договор, по кото­рому одна сторона (получатель ренты) передает другой стороне (плательщику ренты) в собственность имущество, а плательщик ренты обязуется в обмен на полученное имущество периодиче­ски выплачивать получателю ренту в виде определенной де­нежной суммы либо предоставления средств на его содержание в иной форме.

Злоупотребление должностными полномочиями - пре­ступление против интересов государственной службы, заклю­чающееся в использовании должностным лицом своих служеб­ных полномочий вопреки интересам службы, если это деяние совершено из корыстной или иной личной заинтересованности и повлекло существенное нарушение прав и законных интере­сов граждан или организаций либо охраняемых законом инте­ресов общества или государства.

Иммунитет президентский - неприкосновенность прези­дента как главы государства; означает, что президент государ­ства не может быть арестован, подвергнут задержанию, при­влечен к судебной ответственности, пока он находится на своем посту. Неприкосновенность с президента снимается только вместе с отстранением от должности в порядке особой проце­дуры, предусмотренной конституцией (импичмент, отрешение от должности и т.д.).

Инвесторы - субъекты инвестиционной деятельности, осуществляющие вложение собственных, заемных или привле­ченных средств в форме инвестиций и обеспечивающие их це­левое использование.

Институты - ряд норм и правил, которые выполняют функцию ограничений поведения экономических агентов и упо­рядочивают взаимодействие между ними, а также соответст­вующие механизмы контроля за соблюдением данных правил.

Источник налога - резерв, используемый для уплаты на­лога. Существуют только два источника, за счет которых может быть уплачен налог, - доход и капитал налогоплательщика.

Колониализм - международное преступление, направлен­ное против человечества. Практика колониализма, т.е. захвата заморских территорий и экономической эксплуатации, сопро­вождавшегося порабощением местного населения, стала осуще­ствляться европейскими державами с конца XV века и достигла своего апогея к началу XX века, когда большая часть мира ока­залась поделенной между несколькими империями. Стреми­тельный рост национально-освободительных движений, вы­званный второй мировой войной, привел к кризису, а потом и к полному развалу колониальных империй. К началу 1960-х гг. десятки бывших колоний стали независимыми и суверенными государствами. В 1960 г. была принята Декларация о предос­тавлении независимости колониальным странам и народам, квалифицировавшая колониализм как преступление против че­ловечества, Последней крупной колониальной территорией, получившей независимость, стала Намибия (1990 г.).

Коррупция (от лат. "corruptio" - подкуп) - преступная дея­тельность в сфере политики или государственного управления, заключающаяся в использовании должностными лицами дове­ренных им прав и властных возможностей для личного обога­щения. Коррупция является не самостоятельным составом пре­ступления, а собирательным понятием, охватывающим ряд должностных преступлений (таких, как взяточничество, злоупотребление служебным положением).

Легализация - 1) разрешение деятельности какой-либо ор­ганизации, ее узаконение, придание юридической силы какому-либо акту, действию; 2) подтверждение подлинности имею­щихся на документах подписей.

Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных незаконным путем - преступление в сфере экономической деятельности. С объективной стороны представляет собой совершение финансовых операций и других сделок с денежными средствами или иным имуществом, приобре­тенными заведомо незаконным путем, а равно использование ука­занных средств или иного имущества для осуществления пред­принимательской или иной экономической деятельности.

Легализация преступных доходов - преступление меж­дународного характера, распространенное в странах с рыноч­ной экономикой. Объективная сторона этого преступления со­стоит в том, что добытые преступным путем деньги вывозятся, за границу и в разных государствах помещаются на счета ком­мерческих банков. На эти средства официальным путем приоб­ретаются или создаются предприятия, банки и другие юридиче­ские лица, скупается иностранная валюта, заключаются внеш­неторговые сделки. Легализация преступных доходов отнесена к числу международных уголовных преступлений Страсбургской конвенцией о розыске, получении и конфискации неза­конных средств, полученных преступным путем (1990 г.).

Лоббизм (англ. "lobbyism", от "lobby" - кулуары) - спосо­бы влияния на представителей власти с целью принятия выгод­ного для ограниченной группы избирателей политического ре­шения; оказание давления на парламентария путем личного или письменного обращения или другим способом (организация массовых петиций, потока писем, публикаций) со стороны ка­ких-либо групп или частных лиц, цель которого - добиться принятия или отклонения какого-либо законопроекта. Лобби­сты могут представлять заранее подготовленные законопроек­ты, оказывать консультативную помощь. Возник в США (в 1946 г. был принят специальный закон о лоббизме). В настоя­щее время существует во всех демократических странах.

Логроллинг (англ. "logrolling" - "перекатывание бревна") - практика взаимной поддержки членов законодательных органов путем "торговли голосами".

Модель медианного избирателя - модель, характери­зующая существующую в рамках прямой демократии тенден­цию, согласно которой принятие решений осуществляется в интересах избирателя-центриста (человека, занимающего место в середине шкалы интересов данного общества).

Налог - обязательный взнос в бюджет соответствующего уровня или во внебюджетный фонд, осуществляемый юридиче­скими и физическими лицами (налогоплательщиками) в поряд­ке и на условиях, определяемых законодательными актами.

Налог с выручки от продажи нефти (petroleum revenue tax - PRT) - специальный налог, установленный правительст­вом Великобритании, которым облагаются доходы от добычи нефти и газа в Северном море. Он является дополнительным налогом наряду с роялти и налогом на корпорации.

Налоговая база - понятие налогового права, служащее для того, чтобы количественно выразить предмет налогообложения.

Налоговые гавани (налоговые убежища) - небольшие государства им территории, проводящие политику привлечения ссудных капиталов из-за рубежа путем предоставления налого­вых и других льгот. Иногда пониженное налогообложение рас­пространяется только на некоторые виды доходов: в Швейца­рии и Лихтенштейне - для холдинговых, посреднических и тор­говых компаний; в Люксембурге существует льготный налоговый режим для банков; на Багамских островах - полное осво­бождение от подоходного налога. От оффшорных центров на­логовые гавани отличаются тем, что льготы здесь распростра­няются не только на иностранные, но и на местные компании. Всего в мире насчитывается более 70 налоговых гаваней.

Налоговые каникулы - установленный законом срок, в течение которого та или иная группа предприятий или фирм освобождается от уплаты того или иного налога.

Недра - часть земной коры, расположенная ниже почвен­ного слоя и дна водоемов, простирающаяся до глубин, доступ­ных геологическому изучению и освоению. К недрам относятся только природные объекты - сплошные породы; породы, нахо­дящиеся в жидком и газообразном состоянии; имеющиеся сре­ди пород природные пустоты.

Обычай - правило, форма поведения, в которых закрепле­но то, что складывалось в результате длительной общественной практики; основное средство регулирования поведения в усло­виях родового строя. Соблюдение обычая обеспечивается ме­рами общественного воздействия. С появлением государства обычай становится источником права, его соблюдение обеспе­чивается принудительной силой закона.

Оппортунистическое поведение - поведение индивидов, уклоняющихся от условий соблюдения контракта с целью по­лучения прибыли за счет партнеров.

Оффшор (англ. "off shore" - вне берега) - термин, приме­няемый для мировых финансовых центров, а также некоторых видов банковских операций. Оффшорами называются такие центры, в которых кредитные и иные учреждения (националь­ные и иностранные) осуществляют операции с нерезидентами (иностранными физическими и юридическими лицами) в ино­странной для данной страны валюте. При этом для зарегистри­рованных в этих центрах учреждений (компаний) создается особо льготный налоговый режим, вплоть до полного освобож­дения от налогообложения. Термином "оффшор" также назы­вают компании международного права, действующие в безна­логовых зонах (налоговых гаванях).

Парадокс голосования - противоречие, возникающее вследствие того, что голосование на основе принципа большин­ства не обеспечивает выявления действительных предпочтений общества относительно экономических благ.

Парламентское расследование - один из способов осуще­ствления контрольных полномочий парламента, осуществления парламентского контроля за деятельностью органов государст­венной власти, в том числе правительства и отдельных его чле­нов. Производится; как правило, специально создаваемыми парламентскими (следственными) комиссиями временного ха­рактера. Парламентское расследование проводится обычно в отношении незаконных действий подконтрольных парламенту органов исполнительной власти, если допущенные нарушения имеют политический характер, а также других политических инцидентов.

Платежи за право пользования недрами один из видов неналоговых платежей за пользование природными ресурсами. Платежи за пользование недрами уплачиваются пользователя­ми недр за поиски, разведку месторождений полезных иско­паемых, их добычу и пользование недрами в иных целях в фор­ме разовых и/или регулярных взносов за единицу использован­ного участка недр или площади. Размеры этих платежей опре­деляются как доля от стоимости добытых полезных ископае­мых и потерь при добыче, превышающих нормативы, устанав­ливаемые ежегодными планами горных работ и согласованные с органами государственного горного надзора.

Поведение, направленное на получение ренты - исполь­зование реальных ресурсов с целью присвоения излишка в форме ренты.

Поиск политической ренты - стремление получить эко­номическую ренту с помощью политического процесса.

Политический режим - понятие, обозначающее систему приемов, методов, форм, способов осуществления политиче­ской (включая государственной) власти в обществе. Это функ­циональная характеристика власти. Не существует единой ти­пологии политического режима. Чаще всего выделяются демо­кратический, авторитарный и тоталитарный политические ре­жимы. Характер политического режима никогда прямо не ука­зывается в конституции государств (не считая весьма распро­страненных указаний на демократический характер государства), однако почти всегда самым непосредственным образом от­ражается на их содержании.

Получение взятки - преступление против интересов госу­дарственной службы, заключающееся в получении должностным лицом лично или через посредника взятки в виде денег, ценных бумаг, иного имущества или выгод имущественного характера за действия (бездействие) в пользу взяткодателя или представляе­мых им лиц, если такие действия (бездействие) входят в служеб­ные полномочия должностного лица либо оно в силу должност­ного положения может способствовать таким действиям (бездей­ствию), а равно за общее покровительство или попустительство по службе. Получение должностным лицом взятки за незаконные действия (бездействие) является квалифицирующим признаком, влекущим более суровое наказание.

Права собственности - совокупность властных прав, санк­ционированных поведенческих отношений, складывающихся между людьми и по поводу использования ими экономических благ. В самом общем виде права собственности подразделяются на право владения, право пользования и право распоряжения.

Провалы государства ситуации, в которых правительст­во оказывается не в состоянии обеспечить эффективное распре­деление и использование общественных ресурсов, когда меха­низм государственного регулирования ведет не к улучшению, а к ухудшению ситуации в сравнении с действием механизма ры­ночной саморегуляции.

Провокация взятки либо коммерческого подкупа пре­ступление против правосудия; заключается в попытке передачи должностному лицу либо лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческих или иных организациях, без его со­гласия денег, ценных бумаг, иного имущества или оказания ему услуг имущественного характера в целях искусственного соз­дания доказательств совершения преступления либо шантажа.

Представительная демократия - политическая система, при которой окончательное решение принимают депутаты - из­бранные представители граждан.

Прямая демократия - политическая система, при которой каждый гражданин имеет право лично высказать свою точку зрения и голосовать по любому конкретному вопросу.

Рациональное неведение - ситуации, когда избиратели перестают участвовать в политическом процессе, поскольку не видят в этом для себя какой-либо пользы.

Рента (нем. "Rente", фр."геп{е" от лат. "rendere": - прино­сить доходы) - доход, не связанный с предпринимательской деятельностью и регулярно получаемый рантье в форме про­цента с предоставляемой в заем (кредит) капитала, а землевла­дельцем - в форме земельной ренты со сдаваемого в аренду зе­мельного участка. Рента может также взиматься за использова­ние иного имущества, в том числе природных ресурсов.

Роялти (англ. "royalty") - компенсация за использование патентов, авторских прав, природных ресурсов и других видов собственности, выплачиваемая в виде процента от стоимости проданных товаров и услуг, при производстве которых исполь­зовались патенты, авторские права, природные ресурсы и др.

Свобода информации - понятие, охватывающее целую группу прав и свобод: свободу слова, свободу печати и иных средств массовой информации, имеющей общественное значе­ние, свободу распространения информации любым законным способом. Наиболее важная гарантия свободы информации -запрет цензуры, запрет принуждения к выражению своих мне­ний и убеждений, а также отказу от них.

Соглашение о разделе продукции - договор, в соответст­вии с которым государство предоставляет субъекту предпри­нимательской деятельности (инвестору) на возмездной основе и на определенный срок исключительные права на поиски, раз­ведку, добычу минерального сырья на участке недр, указанном в соглашении, и на ведение связанных с этим работ, а инвестор обязуется осуществить проведение указанных работ за свой счет и на свой риск. Соглашения определяет все необходимые условия, связанные с пользованием недрами, в том числе усло­вия и порядок раздела произведенной продукции между сторо­нами соглашения.

Спецификация прав собственности - определение субъ­екта, объекта собственности и способов наделения ею; четкое и недвусмысленное определение собственника.

Суперпрезидентская республика - термин, используемый для обозначения особой разновидности республиканской формы правления, характеризующейся юридическим и фактиче­ским сосредоточением всех рычагов государственной власти в руках президента, который в этом случае обычно является не только главой государства, но также главой правительства и лидером правящей партии. Нередко конституции закрепляют за таким президентом неограниченное право роспуска парламен­та, право введения по своему усмотрению чрезвычайного и во­енного положения, право издавать декреты с силой закона, еди­нолично назначать и смещать глав местных администраций, судей и т.д. Практически отсутствуют конституционные меха­низмы смещения президента со своего поста. Отсутствует ха­рактерная для "классической" президентской республики сис­тема "сдержек и противовесов" в лице "сильного" парламента и независимого суда.

Теория общественного выбора - теория, изучающая раз­личные способы и методы, посредством которых люди исполь­зуют правительственные учреждения в собственных интересах.

Тоталитаризм (от лат. "totalis" - весь, целый, полный) -один из видов политического режима, характеризующийся пол­ным (тотальным) контролем государства над всеми сферами жизни общества, фактической ликвидацией конституции прав и свобод, репрессиями в отношении оппозиции и инакомысля­щих. Примерами тоталитаризма можно назвать фашистскую Италию, нацистскую Германию, коммунистический режим СССР, франкизм в Испании.

Трайбализм (англ. "tribalism", от "tribe" - племя) - термин, применяющийся для обозначения племенной разобщенности в странах тропической Африки, Океании и некоторых других ре­гионах мира. Практика трайбализма заключается в предостав­лении привилегий выходцам из одной этнической группы при подборе и расстановке кадров в государственном аппарате и соответственно дискриминации представителей всех других этнических групп. Трайбализм фактически сводит на нет прин­цип равноправия граждан и провоцирует гражданские войны (Нигерия, Руанда, Сомали, Либерия и т.д.).

Трансакционные затраты (издержки) - затраты в сфере обмена, связанные с передачей прав собственности; относи­тельная ценность ресурсов, используемых для планирования, адаптации и контроля за выполнением поставленных задач в различных структурах, упорядочивающих отношение между экономическими агентами, обменивающимися правами собст­венности и свобод. Различают Трансакционные издержки сле­дующих типов: затраты на поиск информации, затраты на веде­ние переговоров и заключение контракта, затраты измерения, затраты спецификации и защиты прав собственности, затраты (на предотвращение и устранение последствий) оппортунисти­ческого поведения.

Устойчивое развитие - максимизация чистых выгод эко­номического развития при условии сохранения природных ре­сурсов. При этом под сохранением природных ресурсов пони­мается использование возобновляемых природных ресурсов с интенсивностью, не превосходящей их регенеративную спо­собность, а невозобновляемых ресурсов - с оптимальной эф­фективностью, что предполагает замещение использования природных ресурсов техническим прогрессом.

Хаммураяи законы - свод законов рабовладельческого Древнего Вавилона. Датируется 1792-1750 г.г. до н.э. Всего за­коны Хаммурапи насчитывают 282 статьи. В отличие от других восточных кодификаций законы Хаммурапи не содержат рели­гиозного и морализующего элемента.

Экономика бюрократии - система организаций, удовле­творяющая как минимум двум критериям: во-первых, она не производит экономические блага, имеющие ценностную оцен­ку; во-вторых, извлекает часть своих доходов из источников, не связанных с продажей результатов своей деятельности.

Экономическая безопасность - состояние экономики, обеспечивающее достаточный уровень политического, эконо­мического, социального и оборонного существования и про­грессивного развития страны, неуязвимость и независимость ее экономических интересов по отношению к возможным внеш­ним и внутренним угрозам и воздействиям.

Экономическая рента - разница между равновесной це­ной ресурса и резервированной ценой; вознаграждение факто­ров производства, превышающее минимальную сумму, необхо­димую для сохранения их в употреблении.

Экономические права и свободы человека - совокуп­ность конституционных прав, определяющих юридические возможности человека в экономической сфере, характер и со­держание которых определяет, в конечном счете, экономиче­ский, социальный и политический порядок в конкретном обще­стве. Основными экономически правами и свободами чело­века в современном демократическом государстве являются: право частной собственности, право наследования, свобода предпринимательской деятельности, свобода труда и другие трудовые права.

Экономический выбор - выбор наилучшего среди аль­тернативных вариантов, при котором достигается максимиза­ция полезности в результате использования ограниченных ре­сурсов. Рациональность экономического выбора предполагает анализ выгод и затрат (benefit - cost analysis).

ОБ АВТОРЕ


Ахметова Градислава Робертовна работает на кафедре ми­ровой экономики и международных экономических отношений Казахского Экономического Университета им. Г. Рыскуяова (бывшей Казахской Государственной Академии Управления) с 1994 г. Имеет более 60 опубликованных научных тезисов и ста­тей, 14 сертификатов.

В период с 1994 по 2002 гг. повышала квалификацию:

курсы "Управление международными операциями. Операции с иностранными валютами", "Стратегия управления банками", "Банковские технологии и банковские операции", "Банковский контроль" (Алматинский Центр Банковского Обу­чения при содействии Комиссии Европейского Сообщества);

курсы Казахстанского Института Менеджмента, Эко­номики и Прогнозирования: "Микроэкономика" (доктор Л. Скотт, США), "Макроэкономика" (доктор Ф. Баттерфилд, США), "Экономика переходного периода" (доктор С. Баба, США), "Международная торговля" (доктор Б. Попович, США), "Международная экономика" (доктор Д. Рейнолдс, США), "По­литика макроэкономического развития стран, богатых энерге­тическими ресурсами" (доктор А. Вайзен, Австрия);

курсы КазГАУ: "Маркетинг и международные экономи­ческие связи" (профессор TACIS - проекта А. Фолио, Италия);

"Мировая экономика и международные экономические отно­шения" (доктор Ф. Пассарелли, Италия);

курсы "Японский стиль менеджмента, ориентированно­го на качество" (The Association for Overseas Technical Scholarship (AOTS);

стажировка в Нидерландах (технологический универси­тет Твенте);

научно-исследовательский грант в рамках ACTR/

ACCELS (USAID).

Сняла два документальных фильма: "Евразийка" (1996 г.), который демонстрировался на телевидении Нидерландов; "Право на место под солнцем" (1998 г.); сделала на телевидении четыре программы о Нидерландах. Является автором статей в популярных журналах и газетах.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ


1. Закон Республики Казахстан "О борьбе с коррупцией". - Алматы: ТОО "Аян Эдет", 2000.

2. Уголовный Кодекс Республики Казахстан. - Алматы: ТОО "Аян Эдет", 2001.

3. Указ Президента Республики Казахстан "О мерах по совер­шенствованию системы борьбы

с преступностью и корруп­цией". Выступление Президента РК на совещании с пре­ступностью и коррупцией 19.04.2000 г. - Алматы: ТОО "Аян Эдет", 2000.

4. Декларация Организации Объединенных Наций о борьбе с коррупцией и взяточничеством в международных коммер­ческих операциях // Казахстанский журнал международного права.-2001.-№3(6).

5. Абен Е.М. Коррупция как дестабилизирующий фактор // Саясат.- 1999.-№4.

6. Азимбаев А. Коррупция в Казахстане как социально-политическое явление // Мысль. –

2001. - № 10.

7. Акерлоф Р. Акерлоф о менеджменте / Пер. с англ. и ред. Л.А. Васильевой. - СПб.: Питер, 2002.

8. Алауханов Е. Понятие коррупции и коррупционной пре­ступности / Юридическая газета. - 1999. - № 16.

9. Алауханов Е. Общественная опасность коррупции в эконо­мике //' Высшая школа Казахстана. - 2000. - №.2.

10. Антикоррупционный набор институтов // К обществу без Коррупции. - 2001. - № 3;2002. - № 1.

11. Ахметова Г.Р., Юсупова З.М. Социально-экономические последствия использования нефтяных доходов (опыт Ниге­рии) // Вестник КазГАУ. 2000. - № 2.

12. Ахметова Г.Р. Нефтяной фактор и его влияние на конкурен­тоспособность национальной экономики. ^Региональное со­трудничество: противоречия, сближение, новый экономиче­ский порядок". Материалы международной научной конфе­ренции. В двух частях. - Ч. 1. - Алматы: Университет "Туран". - 2002.

13. Ахметова Г.Р. Экспорт нефти и макроэкономические про­блемы Республики Казахстан: современные тенденции. Ма­териалы научно-практической конференции "Таможенной службе Казахстана - 10 лет: опыт, проблемы становления и перспективы развития". - Алматы: Экономика, 2002.

14. Ахметова Г.Р. Глобальные энергетические ресурсы и их влияние па мировую экономику. Материалы XXXVIII меж­дународной научно-практической конференции "Неделя науки КазЭУ - 2002". - Алматы: Экономика, 2002.

15. Ахметова Г.Р. Нефть и коррупция: нигерийский вариант /'/' "Системный анализ социального развития современной эпохи". Материалы международной научной конференции, посвященной 10-летию университета "Туран". В двух час­тях. Часть 1. - Алматы: Университет "Туран", 2002.

16. Байдаулет Е. Актуальные проблемы привлечения иностран­ных инвестиций и заемного капитала в Республику Казах­стан. // Petroleum. - 2000. - № 6.

17. Байтурсынова А. Коррупционный "Second Hand" / Деловая неделя. - 2002. - № 24 (502).

18. Балгимбаев А.С. Институты гражданского общества и пра­вового государства как механизмы борьбы с коррупцией // Саясат.-1999.-№4.

19. Балгимбаев А.С. Институты гражданского общества и пра­вового государства как механизмы борьбы с коррупцией //' Вестник по налогам и инвестициям. - 1998. - № 9-10.

20. Барсегов Ю.Г. Каспий в международном праве и мировой полигике. - М.; Международные отношения, 1998.

21. Бигазина А. Долгожданное возвращение. /Деловая неделя. -2002.-№ 15(493).

22. Большой юридический словарь. / Под ред. А.Я. Сухарева, В.Д. Зорькина, В.Е. Крутских. - М.: ИНФРА-М, 1997.

23. Ботавина Р.Н. Этика деловых отношений. Учебное пособие. - М.: Финансы и статистика, 2002.

24. Быков П. Нефтяное дно. Опыт Венесуэла показывает, что богатство недр вовсе не достаточно для процветания стра­ны. // Эксперт. - 1998. - № 32,

25. Варламов В.А. Нефтяная стратегия США 1990-х годов. - СПб:

Издательство Санкт-Петербургского университета, 2000.

26. Гаврилова В.Е. Роль государственного регулирования пере­ходной экономики в условиях кризиса и коррупции // Экономическая теория на пороге XXI века - 5: Неоэкономика / Под ред. Ю.М. Осинова, В.Г. Белолипецкого, Е.С. Зотовой. - М.:Юристь,2001.

27. Гордиевский А. Одним законом тут не обойтись! В России обсуждают методы борьбы с коррупцией. / Assandi-Times. -2002.-№08.

28. Государственная программа борьбы с коррупцией на 2001-2005 гг. Утверждена Указом Президента РК от 05.01. 2001 // Официальная газета. - 2001. -№ 3.

29. Государственность и модернизация в странах Юго-Восточной Азии. - М-: Наука, 1997.

30. Де Сото Э. Загадка капитала. Почему капитализм торжест­вует на Западе и терпит поражение во всем остальном мире. - М.: Олимп Бизнес, 2001.

31. Джанкуразова Г.К. и др. Теневая экономика: генезис и ме­ханизм функционирования / Г.К. Джанкуразова, Е.Н. Ма-мыров, Б.П. Чумаченко. - Алматы: Экономика, 2000.

32. Дуванов С. Власть и коррупция //К обществу без корруп­ции. - 2001.-№ 3.

33. Закс В.А. Социокультурные предпосылки коррупции // Государство и право. - 2001 - № 4.

34. "Economist" о борьбе с коррупцией // БИКИ. - 2002. - № 44 (8390).

35. Елюбаев Ж. Правовое понятие коррупции и взяточничества в американском уголовном праве// Фемида. - 1997. - № 4.

36. Ергин Д. Добыча. Всемирная история борьбы за нефть, деньги и власть./Пер. с англ. - М.: Издательство "ДеНово", 1999.

37. Казаков И.А. Транснациональные корпорации и элементы регулирования в, мировом экономическом пространстве / Вестник Московского Университета. Серия 6 Экономика. -

2000.-№2.

38. Карибджанов Е.С. Международный нефтяной бизнес в Казах­стане. - Алматы: Центр внешней экономики НАН РК, 1994.

39. Касенов У. Уход Сухарто: уроки индонезийского кризиса // Деловая неделя, - 1998. - 5 июня.

40. Кларк Р. Преступность в США. - М.: Юридическая литера­тура, 1975.

41. Коррупция в Казахстане: тенденции и методы борьбы (Ма­териалы дискуссионного стола)

Саясат. - 1999. - Апрель.

42. Коррупция в Казахстане: методы нейтрализации - Алматы: Центральноазиатское агентство политических исследова­ния, Фонд Ф. Эберта в Казахстане, 2001.

43. Кругман П.Р., Обстфельд М. Международная экономика. Теория и политика.: Учебник для вузов / Пер. с англ. Под ред. В.П. Колесова, М.В. Кулакова.- М.: Эконом. факультет МГУ, ЮНИТИ, 1997.

44- Лунеев В.В. Преступность XX века. Мировые, региональ­ные и российские тенденции. - М.: Издательство НОРМА, 1999.

45. Лунеев В.В. Коррупция: политические, экономические, ор­ганизационные и правовые проблемы // Государство И пра­во. - 2000.-№ 4.

46. Максимов С.Л. Коррупция. Закон. Ответственность. - М.: Учебно-консультационный центр "ЮрИнфоР", 2002.

47. Маретин Ю.В. Индонезия. Избранные работы. - СПб.: Але-тейя, 2002.

48. Международное сотрудничество в борьбе с отмыванием доходов, полученных незаконным путем. - М.: Учебно-; консультационный центр "ЮрИнфоР", 1999.

49. Меньшиков С-М. Новая экономика. Основы экономических знаний. Учебное пособие. - М.: Международные отноше­ния, 1999.

50. Мовсесян А., Либман А. Современные тенденции в разви­тии и управлении ТНК // Проблемы теории и практики управления. - 2001. - № 1.

51. Моисеев Н.Н. Судьба цивилизации. Путь разума.— М.: МНЭПУ, 1998.

52. Молодежь против коррупции: Сборник материалов студен­ческой конференции. - Алматы: Общественный фонд "Транспаренси Казахстан", 2001.

53. Монтес М.Ф., Попов В.В. "Азиатский вирус" или "голланд­ская болезнь"? Теория и история валютных кризисов в Рос­сии и других странах: Пер. с англ.- М-: Дело, 1999.

54. Муди-Стюарт Дж. Коррупция в верхах и во что она обхо­дится обществу // Отечество. -1999. - № 15 (16). 14 апреля.

55. Нефтяное законодательство Республики Казахстан. Сбор­ник нормативных правовых актов. - Алматы: Гылым, 1999.

56. Обиора Ф. Оканкво. Переход к гражданскому правлению в Нигерии. // МЭМО. - 1999.-

10

57. Оболонский А.В. Бюрократия для XXI века? Модели госу­дарственной службы: Россия, США, Англия, Австралия. - М.: Дело, 2002.

58. Окшангаева Н. Экспорт казахстанской нефти. // Деловой мир. - 2000.-№ 5.

59. От плана к рынку. Отчет о мировом развитии - 1996. Ва­шингтон: Международный банк реконструкции и развития / Всемирный Банк, 1996.

60.. Панченко Л. Армия и модернизация общества. - М.: Наука, 1994.

61. Погорлецкий А.И. Экономика зарубежных стран: Учебник. - СПб.: Издательство Михайлова В.А., 2000.

62. Политика и интересы транснациональных корпораций в Ка­захстане // Политика и интересы мировых держав в Казах­стане / Под ред. Б-К. Султанова. - Алматы: Дайк-Пресс, 2002.

63. Путь в XXI век: стратегические проблемы и перспективы российской экономики /' Рук. авт. колл. Д.С. Львова; Отд. экон. РАН; науч. - ред. совет изд-ва "Экономика". - М.:

ОАО "Издательство "Экономика", 1999.

64. Рогинский С.В. Черное золото страны викингов. Нефтегазо­вый комплекс Норвегии (1962-2000). - М.: Коммерческий спутник+,2001.

65. Садыкова Л.Ч., Омаров Е.М. О возможных направлениях улучшения борьбы с коррупцией в Кыргызстане // Саясат. -1999.-№4.

66. Сумский В. Кризис в Индонезии: экономика в: интерьере .межэтнических отношений. // МЭМО.- 1999.- № 7.

67. Телегина Е. Нефтяная промышленность России в условиях понижения цен на мировом рынке нефти. // МЭМО. - 1999.-№ 6.

68. Тодаро М.П. Экономическое развитие: Учебник / Пер. с англ. Под ред. С.М- Яковлева, Л.З.Зевина. - М.: Эконом. Факультет МГУ, ЮНИТИ, 1997.

69. Туроу Лестер К. Будущее капитализма. Как сегодняшние эко­номические силы формируют завтрашний мир. Пер. с англ. А.И. Федорова. - Новосибирск: Сибирский хронограф, 1999.

70. Чернявский С. Экспортные маршруты каспийской нефти. // МЭМО.-1999.- №12.

71. Шакиров К. Коррупция в Казахстане: тенденции и методы борьбы с ней // Саясат. - 1999. - № 4.

72. Шихата И. Правовая реформа. Теория и практика: Учебное пособие / Перев. с англ. под ред. д.ю.н, Дорониной Н.Г. -М.: Белые альвы, 1998.

73. Щекатурова Н. Приоритетные зоны реформирования. Новая рыночная среда требует от нефтяных компаний изменений в кадровой политике // Нефть и капитал. - 2001.-№ 9.

74. Экономическая теория / Под ред. А.И.Добрынина, Л.С. Та-расевича: Учебник для вузов- - СПб: Изд. СПб ГУЭФ, изд. "Питер Паблишинг", 1997.

75. Этика в бизнесе и экономике: проблемы высшего образова­ния. Материалы международной конференции. - Алматы: Ресурсная Сеть по Экономическому Образованию, 2002.

76. Юданов Ю. Центральная Азия - новый фаворит иностран­ных инвесторов II МЭМО. - 2000. № 3.

77. Яновская О.А., Мамырова М.К., Шакуликова Г.Т. Макро­экономика и нефтяной бизнес: мультипликационный эф­фект инвестиционной связи: Учебное пособие. - Алматы: Экономика, 1999.

78. Яковец Ю. Судьба цивилизаций и мир ТНК// Свободная мысль - XXI. - 2002.-№ 8.

79. Gelb A. Oil Windfalls: Blessing or Curse? - Washington, 1988

80. Nichols P. The Fit Between Changes to the International Cor­ruption Regime and Indigenous Perceptions of Corruption in Kazakhstan. Journal of International Economic Law. University of Pennsylvania. - Winter 2001. - Volume 22. - Number 4.


2




Случайные файлы

Файл
161235.rtf
47918.rtf
Faust.doc
176097.rtf
159728.rtf