Оценка сочинений (73333)

Посмотреть архив целиком

ОЦЕНКА СОЧИНЕНИЙ


Оценить сочинение (поставить отметку, написать на него рецензию) едва ли не труднее, чем научить писать его.

Оценить компиляцию или развернутый письменный ответ по литературе не очень трудно. Если преподава­тель считает идеалом пересказ статьи учебника или за­писанной учащимся лекции учителя, оценка чрезвычайно упрощается: чем сочинение ближе к тексту учебника или лекции учителя, тем лучше! Конечно, фразы сочи­нения должны быть грамотно построены, логически свя­заны, в них не должно быть грамматических ошибок. Но ведь пересказывая статью учебника, можно придер­живаться и синтаксической структуры его предложений, и использовать его словарь! Несколько сложнее оценить пересказ лекций учителя. Все же и в этом случае упро­щается не только труд ученика, но и труд оценивающего сочинение учителя.

Учитель литературы, любящий ее и своих учеников, оценивает и соответствие сочинений теме, и знание, и по­нимание учеником литературы (если речь идет о сочине­нии на литературную тему), и умение его автора логи­чески и самостоятельно мыслить и по-своему выражать свою мысль, и чутье слова, и вкус к нему. Если сочине­ние не связано с литературой, учитель оценивает пони­мание того явления, факта, среды, о которых говорит автор сочинения. Наконец, настоящий учитель оценивает степень идейно-политического уровня сочинения (разу­меется, в соответствии с возрастом и классом учащего­ся). Если сочинение не отвечает на вопрос темы, в сущ­ности зачеркивается все сочинение. Однако вопрос об оценке такой работы несравненно сложней, чем это может показаться на первый взгляд.

Во многих случаях школьник, которому дано, пред­положим, три темы на выбор и который предпочел тему, показавшуюся ему легче других или более знакомой, просто не вдумывается в нее и, по существу, пишет сочи­нение на «похожую» тему. Так бывает очень часто с литературно-творческими темами. Ученику предложена тема «Что возмущает меня в Молчалине», а он подме­няет ее другой — просто характеристикой Молчалина, не внося в сочинение ни капли своего отношения к герою. Это он может сделать или потому, что не знает, как писать на данную тему (я не представляю себе учи­теля, который может давать такие темы, не объяснив их специфики; но, может быть, объяснения почему-то про­шли мимо учащегося или он их не понял, а «черты» Молчалина он знает), или понимая, что данная тема требует больших умственных усилий, сознательно заменяет ее более простой, в надежде, что учитель простит ему само­вольную замену или даже не заметит ее.

Конечно, в таких случаях оценка за сочинение не может не быть снижена, иначе учащиеся широко «разо­вьют практику» самовольной замены тем.

Иногда сочинение, написанное не на тему, все же за­служивает высокой оценки. В 1945 году впервые была на выпускном экзамене предложена тема «Душевная кра­сота и идейное богатство людей в романе Горького «Мать». Для подавляющего большинства выпускников тема оказалась непосильной. Но многие из тех, кто ее не понял или недопонял, написали со­чинения, свидетельствующие о высоком культурном и об­щественно-политическом уровне их авторов, знании тек­ста романа, об отличном владении языком. Разве можно игнорировать эти достоинства сочинения? Ведь в дан­ном случае несоответствие написанного предложенной теме нередко было результатом необычной, непривычной для десятиклассников формулировки темы.

После неудачи этой темы много говорилось о необхо­димости разнообразить формулировки тем.

Хорошо, когда учитель наряду с темами, просто построенными, предлагает и более сложно сформулированные темы («Город Калинов на Волге в предчувствии катастрофы», «Что потрясает нас в трагической судьбе Н. Г. Черны­шевского»), но в таких случаях необходимо с чрезвычай­ной чуткостью подходить к оценке сочинения, не вполне отвечающего теме, если в нем есть большие достоинства.

Когда мы закрываем только что дочитанную книгу или выходим из театра или кинотеатра, мы, прежде всего, ищем ответа на вопрос — оформленный или неоформлен­ный: что дала нам книга, спектакль, кинокартина в целом? Какое общее впечатление осталось у нас от про­читанного или увиденного? Может быть, читая повесть или роман или с напряженным вниманием следя за игрой артиста, мы иногда останавливаемся и на отдельной де­тали, восхищаясь или возмущаясь ею. Теперь мы на вре­мя забываем о деталях. Мы думаем о главном, о целом: что сказал нам фильм или спектакль? Что дала нам книга?

Так должно быть и когда мы оцениваем сочинение школьника. Нельзя начинать (как правило!) с подсчета орфографических и пунктуационных ошибок, выискива­ния неграмотных фраз. Надо сначала дать оценку (преж­де всего для себя) всего сочинения в целом.

На моем столе стопка ученических тетрадей. В моей руке красный карандаш, но когда я раскрываю первую тетрадь с сочинением, то откладываю его в сторону. Если я буду задерживаться на отдельных ошибках, чтобы под­черкнуть их прямой или волнистой чертой, то могу от­влечься от целого. Конечно, и при первом чтении рука невольно потянется к карандашу, чтобы отметить вопию­щую нелепость («...роман «Мать» появился в 1917 го­ду...») или грамматическую ошибку, мимо которой пройти просто невозможно («...Чадский...», «...гуманизм...»). Но все-таки это еще не исправление.

Что мне дает первое чтение? Я определяю общую, главную мысль (или констатирую ее отсутствие), выяс­няю, насколько сочинение соответствует теме, насколько оно самостоятельно; делаю общее заключение о его пост­роении, логической стройности, о грамотности. Обычно при первом чтении я обращаю внимание на особые до­стоинства, которые иногда обнаруживаются даже в рабо­тах слабого ученика. В некоторых случаях я уже сразу могу решить, как написано сочинение (отлично, хорошо, плохо...). Второе чтение, «вычитывание», дает возмож­ность точнее обосновать оценку.

Иногда впечатление от сочинения оказывается чрез­вычайно сложным. Сочинение написано в целом отлич­ным языком — и в нем я нахожу три попросту неграмот­ных фразы. В неуклюжем беспорядочном сочинении яркие, умные мысли... В таких случаях нельзя ограничить­ся «традиционными» первым и вторым чтением, над та­кими сочинениями «не грех посидеть». На первый взгляд, моя рекомендация покажется физически невыполнимой. Но ведь я говорю только о тех работах, которые вызы­вают сложное к себе отношение, их бывает относительно немного и невозможно представить себе хорошего учи­теля-словесника, который бы отказался от мысли найти справедливую оценку «сомнительного» сочинения, а сделать это часто очень трудно. С другой стороны, ког­да учитель уже отлично знает класс, знает стиль каждого ученика, он во многих случаях сможет ограничиться од­ним чтением плюс беглым просмотром работы.

В настоящее время введена двойная отметка за сочи­нение: за содержание и за грамотность. Теоретически трудно оправдать такое разделение. В сочинении все его стороны (содержание, построение, стиль, язык, орфогра­фию, пунктуацию) нужно оценивать в единстве. Но прак­тически такое разделение целесообразно. Единая отмет­ка часто приводила к нежелательным результатам. Сто­ронники ее обычно утверждали, что «двойка» (или даже «тройка»), которой оценивается отличное и хорошее по содержанию сочинение, заставляет автора его усиленно работать над грамотностью и приводит к ее исправле­нию. В своей практике (мои наблюдения подтверждали и другие учителя) я чаще видел обратное. Ученик терял всякий интерес к сочинениям, переставал серьезно гото­виться к ним («Все равно, как ни пиши, «двойка»... «тройка»). Не раз мне приходилось выражать удивление, что ученик, обычно пишущий хорошие сочинения, в дан­ном конкретном случае давал серую, схематичную рабо­ту. Почти всегда сам ученик объяснял это тем, что он ста­рался составлять элементарные фразы, чтобы не запу­таться в пунктуации и не получить «двойки»: «Лучше пусть будет «тройка», чем «двойка» за хорошее сочи­нение». И как раз «двойка» за грамотность при «четверке» и «пятерке» за содержание очень часто бывает сти­мулом к усилению работы над орфографией и пунктуа­цией.

Отметка за сочинение — дело очень тонкое, особенно когда сочинение написано старшеклассником: юноша вложил в сочинение душу— и вдруг «три», да еще с не­лестным, может быть, даже ироническим замечанием. Существуют выработанные Министерством просвещения «нормы оценок сочинений», мне кажется, в общем совер­шенно правильные, но, разумеется, не предусматриваю­щие всех возможных комбинаций, которые могут встре­титься в жизни.

Если при оценке орфографической и пунктуационной грамотности приходится учитывать многочисленные «варианты» сочетаний ошибок (одно дело четыре грубые орфографические ошибки при трех пунктуационных; со­всем другое — четыре ошибки в малоупотребительных словах при четырех незначительных пунктуационных — первый случай гораздо серьезнее второго), то, что же сказать об оценке «содержания» сочинения, когда приходит­ся учитывать и логическую стройность его, и отражен­ный в сочинении общий уровень развития ученика, и соразмерность частей работы, и многое другое.

Бывают сочинения содержательные, умные, но напи­санные тяжелыми, неуклюжими фразами. (Нужно ли за это снизить отметку?) Бывают сочинения с затянувши­мися вступлениями («несоразмерность частей»), но бо­гатые по содержанию и блестящие по стилю. Бывают сочинения не очень глубокие, но оригинальные, с чрез­вычайно удачно подобранными цитатами. Бывают рабо­ты скучные и серые, но свидетельствующие о начитан­ности. И так далее. Если нужно снизить отметку за от­личное сочинение, в котором есть серьезный недостаток, то, мне кажется, за особые достоинства сочинения можно и нужно повысить оценку.


Случайные файлы

Файл
10058-1.rtf
124258.rtf
1427.rtf
162766.rtf
55499.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.