Несостоятельность (банкротство) предприятий (177279)

Посмотреть архив целиком


Содержание


Введение

1. Теоретико-методологические основы несостоятельности организаций АПК

  1. Общетеоретические основы экономики несостоятельности

  2. Содержание и особенности развития института несостоятельности (банкротства) в многоукладной экономике

  3. Методология и критерии определения банкротства в предприятиях агропромышленного комплекса

2. Современное состояние экономики и практика применения механизмов банкротства в отраслях АПК

  1. Оценка экономического состояния агропромышленных предприятий Республики Марий Эл

  2. Причины финансового кризиса агропромышленных предприятий

  3. Государственное регулирование несостоятельности (банкротства)

на предприятиях агропромышленного комплекса

3. Пути совершенствования и повышения эффективности механизма банкротства предприятий АПК

3.1. Финансово-экономические рычаги оздоровления АПК

3.2 Основные направления совершенствования механизма банкротства

в сфере АПК

3.3. Использование механизмов банкротства в снижении уровня

несостоятельности в сельском хозяйстве

Заключение

Список использованной литературы

Приложения


Введение


Институт банкротства является неотъемлемой частью, рыночного хозяйства, и представляет собой неизбежный и объективно обусловленный результат функционирования рыночных отношений. Он служит мощным стимулом эффективной работы предпринимательских структур, гарантируя одновременно экономические интересы кредиторов, а также государства как общего регулятора рынка.

В конечном итоге основной целью банкротства, как экономико-правового института, является повышение эффективности использования производственных ресурсов, что является приоритетной целью экономической политики государства. Очевидно, что сильные и жизнеспособные отечественные предприятия являются ключевой предпосылкой развития российской экономики.

Проблема банкротства особенно остро стоит в сфере агропромышленного комплекса страны, поскольку аграрный сектор наиболее подвержен негативным последствиям различного рода факторов нестабильности. Общеэкономический кризис в стране, неэквивалентный межотраслевой обмен, спад спроса, сокращение государственного финансирования агарного сектора, низкая инвестиционная активность и другие, крайне неблагоприятные макроэкономические условия мешают значительной части сельскохозяйственных предприятий адаптироваться к новым условиям хозяйствования. В результате многие сельхозпредприятия оказываются хронически неплатежеспособными и утратившими перспективу своего дальнейшего развития.

Интересы национальной безопасности и развития внутреннего рынка России настоятельно требуют ускорения экономических преобразований в агропромышленном комплексе. В этом плане особую значимость приобретают как понимание реалий правоприменительной практики в условиях российского агарного сектора, таки и знание конкретных механизмов финансового оздоровления сельхозтоваропроизводителей путем привлечения эффективных собственников последующим обеспечением их прав и законных интересов.

Проблема регулирования несостоятельности (банкротства) привлекает к себе внимание ученых и практиков, представляющих как правовые, так и экономические науки. Однако следует признать, что научное исследование механизма банкротства применительно к агропромышленному комплексу не нашло достаточного отражения в трудах учёных-экономистов. Практически отсутствую источники, в которых механизм несостоятельности в сфере АПК описывался бы с точки зрения системного анализа.

Отдельные проблемы, посвященные различным аспектам несостоятельности, нашли отражение в работах Астахова В.П., Бапдина К.В., Качкова Н.С., Колесникова С.М. и других.

Все вышеуказанные учёные позволили автору более чётко сформулировать основные преимущества механизмов банкротства применительно к предприятиям АПК, выделить основные рычаги финансово-экономического оздоровления сельхозтоваропроизводителей, обозначить направления совершенствования механизма банкротства на селе и разработать комплекс мер, направленных на снижение уровня несостоятельности в АПК республики.

Анализ работ, посвященных вопросам несостоятельности (банкротства) агропромышленного комплекса, позволяют сделать вывод о необходимости дальнейшего исследования данной проблемы, решение которой сможет положительно повлиять на оздоровление экономического состояния отрасли и государства в целом.

В исследовании использованы нормативно-правовые акты Российской Федерации.

Предметом исследования являются экономические отношения, возникающие в процессе применения процедур несостоятельности на предприятиях АПК, методы, практика применения процедур банкротства и пути повышения их эффективности для стабилизации финансового состояния предприятий в условиях рыночной экономики.

Объектом исследования являются неплатежеспособные предприятия агропромышленного комплекса Республики Марий Эл, в отношении которых внедрены процедуры управления несостоятельными предприятиями на базе института банкротства.

Целью исследования является изучение методологических форм и методов государственного регулирования несостоятельности, исследование проблем применения процедур банкротства и возможностей их расширения в сфере агропромышленного комплекса.

Поставленная в работе цель обусловила необходимость решения следующих задач:

  • Исследование общетеоретических основ экономики несостоятельности;

  • раскрытие содержания и особенностей развития института несостоятельности (банкротства) в многоукладной экономике;

  • проведение анализа методологических основ и критериев определения банкротства на предприятиях агропромышленного комплекса;

  • оценка текущего экономического состояния агропромышленных предприятий Республики Марий Эл;

  • выявление основных причин финансового кризиса в агропромышленном секторе;

  • обобщение основных направлений государственного регулирования несостоятельности (банкротства) на предприятиях агропромышленного комплекса;

  • изыскание путей своевременного предотвращения банкротства предприятий и методов их финансового оздоровления;

  • разработка рекомендаций по совершенствованию механизма банкротства применительно к предприятиям аграрного сектора экономики;

  • выявление проблем развития процедур банкротства в Республике Марий Эл и разработка путей их решения.

Методы исследования. Теоретической и методологической основой дипломной работы послужили работы классиков экономической науки, статистики, теории управления.

В дипломной работе использованы материалы экономической и статистической литературы, тематических материалов периодических изданий, годовые и квартальные отчеты агропромышленных предприятий республики, а также материалы, полученные в процессе практической работы. Для решения поставленных задач в работе применялись методы сравнительного анализа, монографический, экономико-статистический, абстрактно-логический методы, а также методы теории управления: средние величины, графики, метод цепных подстановок, табличный метод.


1. Теоретико-методологические основы несостоятельности организаций АПК


1.1 Общетеоретические основы экономики несостоятельности


В настоящее время термин «несостоятельность» и «банкротство», по сути, используются как синонимы, однако до сих пор существуют различия в толковании данных понятий.

В зарубежном законодательстве термин «банкротство» используется в двух значениях:

  • как частный случай несостоятельности, когда неплатежеспособный должник умышленно совершает уголовно наказуемое деяние наносящие ущерб кредиторам, другими словами банкротство как уголовно-правовая сторона несостоятельности.

  • Как синоним термина «несостоятельность» (в этом случае это удостоверенная судом неспособность какого-либо субъекта погасить долговое обязательство, т.е. абсолютная неплатежеспособность)

В России Закон «О несостоятельности (банкротстве)» определяет несостоятельность (банкротство) как признанную арбитражным судом неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по должным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей. Таким образом, в действующем российском законодательстве понятие «несостоятельности» и «банкротство» не различаются. Но в литературе дореволюционного времени можно было найти высказывания, что банкротством следует считать несостоятельность, связанную с таким виновным поведением должника, которое причиняет или имеет целью причинение вреда кредиторам.

Большинство современных российских ученых разделяют эту точку зрения.

Так, Е.В. Смирнова считает, что «банкротство является умышленным деянием, имеющим целью причинение ущерба кредиторам, и наказывается в уголовном порядке»[31].

Е.А. Васильев считает, что термин «банкротства» имеет узкое строго определенное значение, описывающее частный случай несостоятельности, когда неплатежеспособный должник виновно совершает уголовно наказуемые деяния, наносящие ущерб кредиторам.[12].

Можно приводить много подобных высказываний, но с каждым из них можно поспорить. Так расхождения с Е.В. Смирновой заключается в том, что такое сложное и комплексное явление как банкротство не может сводиться лишь к умышленному причинению вреда кредитору. При этом ситуация банкротства на предприятии не всегда обусловлена только виновным поведением должника.

Таким образом, все представленные точки зрения отражают юридические аспекты банкротства, оставляя без внимания экономическую сущность данного явления.

Но среди ученых существует и совершенно особый взгляд на разделение понятий «несостоятельность» и «банкротства». Так, О. Булко и Л. Шевчук считают, что понятие несостоятельности банкротство необходимо дифференцировать по признаку неоплатности [24]. То есть несостоятельность – это ситуация когда, когда должник не способен своевременно исполнить свои обязательства и именно несостоятельность приводит предприятие к банкротству. Банкрот – это должник, в отношении которого принято решении о ликвидации.

На этом основании можно сделать вывод о том, что с экономической точки зрения банкротство – это процедура ликвидации и продажа имущества неплатежеспособного предприятия в целях соразмерного удовлетворения требований кредиторов в связи с невозможностью и нецелесообразностью продолжения его деятельности. Из выше сказанного можно сделать вывод, что банкротство является частным случаем неплатежеспособности (несостоятельности), следовательно, понятия «несостоятельность» и «банкротство» - два различных понятия и использование их как синонимы не корректно.

Помимо вводимых федеральным законодательством основных понятий, связанных непосредственно с банкротством, законодательством определяется и основные критерии и признаки банкротства, под которым понимаются факторы, в зависимости, от наличия которых решается вопрос о возбуждении производства по делу о банкротстве, т. е. о предоставлении должнику возможности получить правовую защиту в виде применения мер, предусмотренных законодательством о несостоятельности.

За историю банкротства было выработано два принципа банкротства:

  • принцип неоплатности, в соответствии с которым должник может быть признан банкротом, если сумма общей кредиторской задолженности должника превышает сумму принадлежащего ему имущества;

  • принцип неплатежеспособности, согласно которому нужно выявить конкретные признаки того, что должник не в состоянии отвечать по своим обязательствам перед кредиторами.

Неоплатность, или доказанное превышение пассивов над активами, - фактически устаревший критерий в законодательстве о банкротстве. В современных системах банкротства в качестве барьерных условий для возбуждения производства по делу о несостоятельности используются показатели, базирующиеся на критерии неспособности к исполнению текущих обязательств, при этом основу, устанавливаемой судом несостоятельности составляет не подлинный недостаток средств, а предполагаемый, проявляющийся в факте прекращения платежей. Данный подход характерен и для действующего российского конкурсного права.

Помимо критерия несостоятельности законодательства о банкротстве предполагает наличие определенных признаков, присутствие которых необходимо для принятия судом заявления о банкротстве.

Российское законодательство предполагает определенную проверку состояния должника (Приложение 1). В российской практике наличие признаков банкротства является обязательным для возбуждения конкурсного процесса. Существующий подход, при этом, основан на использовании двух признаков банкротства:

  • сумма долга (для юридического лица она не должна быть менее 100 тыс. руб., а для физического – 10 тыс. руб.);

  • просрочка по уплате долга более чем на 3 месяца.

Порядок принятия и рассмотрения арбитражным судом заявления о банкротстве должника представлен в Приложение 2. Соблюдение приведенных процессуальных сроков и действий направлено в первую очередь на усиление защиты прав добросовестных собственников предприятия – должника. Смысл указанного порядка возбуждения дела о банкротстве заключается в том, чтобы возбуждать процедуру банкротства уже тогда, когда исчерпаны иные способы взыскания задолжности в рамках исполнительного производства и сделан вывод о недостаточности имущества должника для исполнения им денежных обязательств. Введение четких сроков принятия и рассмотрения заявления о банкротстве защищает также и интересы конкурсных кредиторов, поскольку не позволяет отложить или затянуть выполнение соответствующих процессуальных действий.

Следует отметить, что в зарубежных странах достаточно широко применяются внесудебные процедуры несостоятельности, осуществляемые по инициативе, как должников, так и кредиторов.

В некоторых странах предпочитают поощрять именно внесудебный порядок реструктурирования долгов как достаточно мягкие и добровольные формы реорганизации несостоятельного предприятия

В целом, добровольное внесудебное урегулирование проблем между должником и кредиторами используется повсеместно, хотя оно только поощряется, но ни в коем случае не навязывается.

Использование процедуры добровольного признания несостоятельности типично для стран с общим (прецедентным) правом (например, Великобритания). В этих странах около 60% признаний предприятий несостоятельными происходит по процедуре добровольного решения кредиторов о ликвидации компании должника в соответствии с уставом компании [27].

Английский закон содержит множество различных процедур признания несостоятельности должника, в том числе широко используемые внесудебные процедуры, когда кредиторы ликвидируют компанию по своей воле [26]. Ликвидация предприятия по решению кредиторов осуществляется в случае, если за это проголосовало не менее 75% акционеров, и после этого было вынесено решение суда.

В этой же стране некоторые функции органа по банкротству в части осуществления внесудебных процедур выполняют также банки. Любой английский банк, в том случае, если он приходит к выводу о неплатежеспособности своего клиента, имеет право назначить на такое предприятие внешнего управляющего, может назначить аудитора. Аудитор может подготовить отчет банку не только о финансовом состоянии должника, но и о компетенции его руководства [17]. Банк не может ликвидировать предприятие - должника во внесудебном порядке, но может инициировать его реорганизацию.

По мнению ведущих западных специалистов по несостоятельности, при существующем положении вещей в странах с переходной экономикой, к которым относится и Россия, когда не хватает знаний и опыта в области судебных разбирательств по коммерческим вопросам. Целесообразно привлекать судебные органы к решению проблем несостоятельности только в самых крайних случаях, и гораздо шире практиковать внесудебные процедуры банкротства [17].

Однако существующий в России механизм банкротства по прежнему отдает предпочтение именно судебному решению судьбы несостоятельного предприятия. В РФ только арбитражный суд правомочен, принимать решения о проведении реорганизационных мероприятий или об их отмене. Никакие решения других органов (собрание акционеров, например) поэтому вопросу не имеют юридической силы.

Регулирование несостоятельных предприятий в рамках судебных процедур представляет собой сложный процесс разработки и реализации комплекса мер экономического правового, организационного и технического характера. Действующая в России модель развития отношений несостоятельности представлена в Приложении 3. Характерной чертой данной модели является наличие развитой системы реабилитационных процедур, направленных на сохранение бизнеса, в дополнение к такому классическому механизму банкротства, как распродажа активов должника в ходе конкурсного производства. Это позволяет охарактеризовать существующую в России систему конкурсного права как нейтральную, но имеющую значительный продолжительный уклон [23].

Согласно общепринятому на Западе мнению, любое положение в законодательстве, отдающее предпочтение спасению бизнеса по сравнению с обеспечением возмещения кредиторам, может означать, что несостоятельные и нежизнеспособные предприятия будут продолжать свою деятельность в ущерб кредиторам, что приводит к недостаточной поддержке предприятия, испытывающего трудности, со стороны кредиторов, и затрудняет получение новых кредитов. Сохранение рабочих мест как приоритетное направление по сравнению с отдачей долгов осложняет получение кредита предприятиями, прежде всего трудоемких отраслей.

В соответствии со сложившейся на Западе практикой, банкротство – это эффективное средство для перераспределения ресурсов независимо от того, представлены ли эти ресурсы основными фондами или квалифицированной рабочей силой. Никакая экономика не может выиграть оттого, что на неработающем предприятии будут заняты квалифицированные кадры, которые могли бы быть привлечены к работе на преуспевающем предприятии. Если прибыль – награда предпринимателя за успех, то банкротство – это цена неудачи [20]. Общепризнан тот факт, что тот, кто не выдерживает конкуренции, в конце концов, ликвидируется – в противном случае не будет достаточных стимулов для конкуренции. Попытка избежать банкротства любой ценой хорошей альтернативой не является.

Как полагают ведущие западные специалисты по банкротству, если принцип приоритетности сохранения предприятия и рабочих мест, а не удовлетворения исков кредиторов возобладает в России, то ни у российских, ни у западных инвесторов не будет стимула вкладывать средства в российские предприятия или предоставлять им кредиты, так как не будет гарантии хотя бы частичного возврата вложенных средств в случае их неэффективного использования.

В отечественной литературе также обосновывается мнение, в соответствии с которым наиболее эффективной является именно ликвидационная процедура, поскольку она позволяет в ряде случаев достичь радикального оздоровления той части бизнеса, которая еще может быть сохранена для последующего полноценного и доходного функционирования. В соответствии с данной точкой зрения реорганизационные мероприятия не всегда позволяют преодолеть кризисные явления, и тогда по их окончании все равно приходится переходить к ликвидации, но с гораздо меньшим процентом спасенного бизнеса. В подтверждении этого проводятся статистические данные: если в 1995 г. около 80% вводимых процедур носило реабилитационный характер, в 1996 г. соотношение реорганизационных и ликвидационных процедур примерно выровнялось, то к 2006г. количество дел по которым была введена процедура конкурсного производства, превысило 90% [21].

Однако это позиция признается спорной большинством российских специалистов. Высказывается идея, в соответствии с которой гораздо целесообразнее сохранить действующее предприятие, чем распродать его по частям. В обоснование этой точки зрения приводятся доводы о том, что структура производительных сил в настоящее время такова, что уже нельзя просто продать имущество крупной несостоятельной корпорации и распределить выручку среди кредиторов. В ситуации неплатежеспособности предприятия приходится решать не только задачи справедливого распределения оставшегося имущества должника среди его кредиторов, но и проблемы связанные с сохранением технологической целостности, поддержкой социальной сферы, возобновлением налоговых поступлений [13].

Модель реанимации предприятия – должника, предусмотренная российским законодательством о банкротстве, представлена в Приложении 4. Указанная модель базируется на использовании системы реабилитационных процедур, включающих судебную санацию (финансовое оздоровление и внешние управление) и мировое соглашение.

Процедура финансового оздоровления является принципиально новой для российского законодательства о несостоятельности. По своей сути она представляет собой процедуру, вводимую в целях получения средств, необходимых для удовлетворения требований кредиторов в соответствии с графиком погашения задолжности в ходе финансового оздоровления. На первый взгляд, финансовое оздоровление – это аналог санации, которая предусматривалась в Законе о банкротстве 1192 г. Однако в назначении и сущности процедуры финансового оздоровления по сравнению с санацией акценты смещены – при финансовом оздоровлении главным является не само по себе восстановление платежеспособности должника, а удовлетворение требований кредиторов. Причем, долги могут быть погашены не только самим должником, но и лицами, предоставившими обеспечение, принявшими на себя обязательства по гарантии или поручительству. Данная процедура, по сути, представляет реструктуризацию задолжности организации – должника, которая позволяет учредителям должника сохранить контроль за организацией даже при возбуждении дела о банкротстве.

Анализ судебно-арбитражной практики позволяет утверждать, что указанная реабилитационная процедура пока не оказывает значимого воздействия на российскую экономику: удельный вес предприятий, по которым проводилась процедура финансового оздоровления, в 2005 г. составил менее 1%; при этом лишь в отношении 2 организаций по результатам данной процедуры было прекращено производство в связи с погашением задолжности.

Таким образом, основной реабилитационной процедурой в действующем в российской экономике механизма банкротства по прежнему остается внешнее управление.

С финансово – экономической точки зрения эта процедура представляет собой реструктуризацию организации – должника в целях восстановления платежеспособности. Реструктуризация может осуществлятся как путем мобилизации внутренних ресурсов должника, так и путем привлечения финансовых ресурсов третьих лиц. При этом осуществление реструктуризации в рамках судебной санации имеет свои отличительные черты. Так, отстранение руководителя должника от должности и возложение управления делами должника на внешнего управляющего по существу является установленной законом реструктуризацией такого фактора производства как менеджмент, а введения моратория на удовлетворение требований кредиторов к должнику, восстановление платежеспособности за счет реализации комплекса специальных мер – элементами финансовой реструктуризации, в отношении которых законодательно установлены сроки и порядок их реализации.

Специалисты по банкротству выделяют широкий спектр мер, направленных на восстановление платежеспособности (сокращение расходов, закрытие не рентабельных производств, увеличение финансовых ресурсов должника). Однако, в ходе внешнего управления, эффективность применения данной процедуры остается весьма низкой. Судебно-арбитражная практика показывает, что процедура внешнего управления в подавляющем большинстве случаев завершается конкурсным производством. При этом результативность данной процедуры постоянно снижается: в 2000 г. на стадии внешнего управления из кризиса вышло 1,6% должников, к 2005 г. доля таких дел увеличилась до 2,1%. Однако, при этом общее количество дел, по которым вводилось внешнее управление, сократилось с 16% до 4%. Учитывая, что основной целью внешнего управления является реанимация бизнеса должника, небольшая доля применения указанной процедуры и ее низкая результативность не позволяет рассматривать институт банкротства, сложившийся в России, как стабильный и эффективный механизм, направленный на оздоровление управления и финансов компании.

Несмотря на то, что законодательство РФ о банкротстве характеризуется наличием развитой системы реабилитационных процедур, их низкая эффективность с точки зрения санации бизнеса должника свидетельствует о необходимости формирования системного подхода к регулированию несостоятельности. В этой связи целесообразно рассмотреть содержание, специфические цели и особенности формирования данного института в развитой рыночной экономике.


1.2. Содержание и особенности развития института несостоятельности (банкротства) в многоукладной экономике


Объективная необходимость внедрения и совершенствования управления несостоятельными предприятиями на базе института банкротства связана, прежде всего, с тем, что банкротство является неотъемлемым инструментом развитой рыночной экономики. Основное назначение данного института – обеспечить предсказуемое распределение рисков для кредиторов. В этой связи процедуру банкротства нередко определяют как способ справедливого распоряжения остаточными активами обанкротившегося лица или корпорации [22].

Необходимость существования данного института обусловлена санирующей ролью рынка, которая заключается в вытеснении с рынка предприятий, имеющих отклонения от среднего значения трудовых затрат, более эффективными конкурентами. Таким образом, институт несостоятельности является одним из самых мощных стимулов для совершенствования производства и снижения трудовых и энергетических затрат.

Сам институт банкротства возник вместе с институтом собственности и является необходимой составляющей функционирования собственности на средства производства с момента ее появления. По мере усложнения отношений собственности и возникновения новых вариантов взаимной обусловленности происходило формирование института несостоятельности, который был призван регулировать спорные моменты между субъектами собственности [13].

Выделяют следующие признаки оформления системы банкротства в соответствующий институт:

  1. Перенос акцента с личной ответственности за ситуацию банкротства на превентивные меры в отношении потенциальных банкротов с целью максимального эффективного использования высвобождающихся ресурсов.

  2. Значительный рост числа банкротств хозяйствующих субъектов, приводит к постепенному выделению правовой базы несостоятельности из свода общегражданского и уголовного законодательства в самостоятельную отрасль права.

  3. Параллельно шло формирование институционально - организационной базы, прежде всего кадровое обеспечение института несостоятельности.

В результате эволюции банкротства сформировались следующие цели этого института, которые нашли отражение в законодательстве о банкротстве развитых стран:

    1. Поддержка попавшего в кризисную ситуацию хозяйствующего субъекта путем применения правовых норм, направленных в первую очередь на реорганизацию управления и предотвращение перехода объекта собственности к другому субъекту, т.е. соблюдение интересов собственников.

    2. Наблюдение за эффективным использованием объекта собственности банкрота, призванное обеспечит защиту интересов всех собственников.

    3. Защита интересов кредиторов путем максимального удовлетворения их требований по отношению к данному хозяйствующему субъекту.

    4. Снижение уровня хозяйственных рисков в экономике путем ликвидации неэффективных производств.

    5. Обеспечение перераспределения промышленных активов в пользу эффективно хозяйствующих предприятий, развитие конкуренции [14].

Таким образом, ситуация банкротства (или ухода экономического субъекта из рыночного сегмента) корректируется государственными органами таким образом, чтобы, каким бы способом не перераспределялись объекты собственности между экономическими агентами, их совокупная величина после банкротства у всех агентов была бы не меньше, чем до процедуры банкротства.

Система законов о банкротстве устанавливает в обязательном порядке единые критерии неплатежеспособности фирмы, регламентирует порядок регистрации банкротства и процедуры, предполагающие одновременное рассмотрение обязательств компании-должника по отношению ко всем заинтересованным сторонам. Тем самым существование общегосударственных стандартов, норм и процедур исключает возможность конструирования каких-то особых условий расчета с тем или иным участником. В связи с этим можно констатировать, что законодательство о банкротстве задает определенные стандарты в сфере обеспечения прав собственности в случае неплатежеспособности фирмы.

Однако следует заметить, что реализация процедур банкротства неизбежно влечет потери для кредиторов, должника, государства, поскольку возможности использования банкротства для реформирования бизнеса предприятий и смены неэффективных собственников весьма ограничены; его основное назначение – ликвидировать неэффективные производства, перераспределить нерационально используемые активы, снизить хозяйственные риски в экономике.

Опыт развитых зарубежных стран не позволяет однозначно утверждать, что регулирование несостоятельности должно строиться исходя из приоритета обеспечения интересов только кредиторов [30].

В этой связи все существующие системы несостоятельности и банкротства можно разделить на две крайние группы: ориентированные на должника (США, Франция) и ориентированные на кредитора (Великобритания, Германия) [23].

Так, модель, сложившаяся в Германии, ориентирована на повышение эффективности удовлетворения требований кредиторов, при этом реабилитационные процедуры направлены на максимизацию активов должника для последующего распределения среди кредиторов. Модель, характерная для Великобритании, направлена на защиту кредитного обращения, на создание эффективных и оперативных механизмов распределения активов должника среди кредиторов. В течение процедуры банкротства контроль над предприятием получает третья сторона, действующая от имени кредиторов. Очевидным недостатком этой модели является тот факт, что в ее рамках отдается явное поощрение ликвидации предприятия, а не его оздоровлению [30].

В США, и особенно Франции принятые модели базируются на сочетании решения макроэкономических задач по обеспечению стабильности и устойчивого роста экономики и задач по созданию эффективных механизмов распределения активов должника [28].

Все промежуточные модели банкротства различаются, прежде всего, с точки зрения того или иного соотношения (баланса) между степенью ущемления интересов кредиторов и сохранением действующих предприятий.

По оценкам ЕБРР, законодательство стран с переходной экономикой, посвященное процедуре банкротства, развито слабее, чем законодательство в других сферах коммерческого права [9].

Эффективному и массовому применению механизма банкротства в странах с переходной экономикой препятствуют ряд специфических объективных ограничений:

  • неблагоприятное финансовое состояние значительного числа вновь созданных корпораций;

  • традиции мягких бюджетных ограничений;

  • сохранение значительного количества корпораций с долей государства;

  • необходимость адекватной и квалифицированной исполнительной и судебной инфраструктуры;

  • социально-политические преграды для проведения реальных процедур банкротства убыточных корпораций, особенно в случае крупнейших или градообразующих предприятий;

  • технические трудности, связанные с объективной оценкой финансового состояния потенциальных банкротов;

  • коррупция и криминальные аспекты проблемы, связанные с процессами перераспределения собственности.

Конкурсное законодательство, имеющее про-должниковую направленность, характерно для Узбекистана, Молдовы, Литвы, Украины.

Как про-кредиторская может быть охарактеризована система конкурсного права Азербайджана, Казахстана и Грузии. Сильные про-кредиторские элементы присутствуют в законодательстве Латвии и Эстонии [30].

Систему российского конкурсного права можно назвать нейтральной, не имеющий значительный про-должниковый уклон (с 2002 г) [23].

При этом в отечественной истории банкротства достаточно четко прослеживается деление на три периода:

  1. С конца 1992 г. по начало 1998 г. – период действия Закона Российской Федерации от 19.11.92 № 3929-1 «О несостоятельности (банкротстве) предприятий» (далее – Первый закон о банкротстве).

  2. С начала 1998 г. по конец 2002 г. - период действия Федерального закона от 08.01.98 № 6-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Второй закон банкротства).

  3. С конца 2002 г. по настоящее время – период действия Федерального закона № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Третий и Новый закон о банкротстве).

Первый закон о несостоятельности был принят в России примерно в то же время, что и в других странах с переходной экономикой, однако процедура банкротства не получила в России широкого распространения по сравнению с другими странами с переходной экономикой.

Первый закон о банкротстве, как правило, характеризуется, как весьма несовершенный. Подавляющее большинство авторов сходиться на том, что этот закон был излишне лоялен по отношению к должникам [25].

Практика применения этого закона показала, что права кредиторов существенно ограничивались в силу трудностей оценки реальной стоимости имущества арбитражным судом и, соответственно, затягивания решений о признании должника несостоятельным.

На данном этапе наиболее существенными внешними факторами, определяющими интересы сторон, в сфере несостоятельности были следующие:

  • в качестве условия для обновления предприятия банкротом устанавливалось повышение суммы его долга над стоимостью имущества, что определяло существенные трудности в инициировании процедур банкротства;

  • в государственной или смешанной собственности сохранялось значительное число крупных привлекательных предприятий;

  • для экономики был характерен высокий уровень бартеризации расчетов, острой была проблема неплатежей, в том числе государству по налогам и обязательным платежам.

Существенные недостатки Первого закона о банкротстве стали причиной того, что данный закон не оказал сколько-нибудь значимого воздействия на российскую экономику.

Недостаток эффективности законодательства о банкротстве в период первого этапа развития института несостоятельности в России явился основной причиной принятия Второго закона о банкротстве, который кардинально изменил подход к определению критериев несостоятельности (банкротства) должников – юридических лиц, существенно усилив позиции кредиторов. В основу закона был положен принцип неплатежеспособности: рассматривается неспособность предприятия выполнять свои обязательства по мере наступления сроков погашения, в этом случае предприятие считается неплатежеспособным на кассовой основе. Это обеспечило существенное снижение барьеров для инициирования процедур банкротства.

Опыт применения закона о банкротстве от 1998 г. продемонстрировал легкость инициирования процедур банкротства в отношении крупных предприятий при небольшом уровне задолженности последних по отношению к масштабам бизнеса. Это связано с тем, что в соответствии со вторым законом о банкротстве кредитор мог обратиться в арбитражный суд с заявлением о банкротстве должника, когда последний не исполнил свои обязанности в течение трех месяцев, а сумма задолженности превысила 500 МРОТ.

Второй этап развития института несостоятельности характеризуется существенным изменением состава основных факторов, влияющих на реализацию процедур банкротства:

  • резко снизился «порог» для начала процедур банкротства;

  • интенсифицировались процессы промышленной интеграции, при этом, активизировались законотворческая деятельность по защите интересов миноритарных акционеров;

  • на значительном числе предприятий начался рост производства, но сохранился высокий уровень задолженности предприятий по налоговым платежам.

  • государство было лишено права голоса при принятии важнейших решений на собраниях кредиторов;

  • развивалась система арбитражных судов, но они оказались в значительной зависимости от региональных и местных органов власти;

  • обострились проблемы подготовки арбитражных управляющих.

В качестве наиболее актуальных были зафиксированы следующие проблемы в сфере несостоятельности (банкротства):

  • нарушение прав должника и учредителей должника (возбуждение процедуры банкротства по фиктивным документам, по незначительной сумме задолженности без предоставления возможности должнику расплатится по таким суммам, отсутствие возможности для учредителей должника провести оздоровление под контролем кредиторов при уже возбужденном деле о банкротстве);

  • нарушение прав государства как кредитора по налоговым платежам;

  • вывод активов должника в интересах определенного круга кредиторов в процедурах внешнего управления и конкурсного производства;

  • широкое распространение практики использования преднамеренных банкротств как инструмента нецивилизованного захвата собственности;

  • непрозрачность, недостаточная урегулированность процедур банкротства, позволяющая арбитражным управляющим и иным участникам процесса о банкротстве злоупотреблять их недостатками;

  • отсутствие эффективных механизмов ответственности недобросовестных и неэффективных арбитражных управляющих.

Вышеперечисленные проблемы стали основанием для коренной реформы института несостоятельности в России и принятия Третьего закона о банкротстве.

Появление нового закона, регулирующего отношения в области несостоятельности, можно рассматривать как событие, свидетельствующее о формировании новых подходов в макроэкономическом регулировании несостоятельности.

В качестве наиболее важных экспертами отмечаются следующие положения Третьего закона о несостоятельности:

  1. Снижение риска злоупотребления правом со стороны кредиторов: законом рассматривается, что возбуждение процедуры банкротства по заявлению кредитора возможно только после предъявления им исполнительного листа, который доказывает, что кредитором предпринималась попытка получения долга в рамках процедуры исполнительного производства, все попытки судебного пристава в течение 30 дней с момента вынесения судом решения о взыскании задолженности оказались бесполезными, и только процедура банкротства должника является средством кредитора возвратить свои деньги.

  2. Предоставление равных прав государству и конкурсным кредиторам, консолидация требований государства через свой уполномоченный орган, государство получило право голосовать на всех собраниях кредиторов и участвовать в заседаниях комитета кредиторов, при этом требования государства были переведены в одну очередь с требованиями конкурсных кредиторов.

  3. Расширение механизмов защиты прав добросовестных собственников: Закон устанавливает право представителя собственников должника опротестовывать в суде требования кредиторов, а также право должника, его собственников и любых третьих лиц на любой стадии с согласия арбитражного управляющего прекратить процедуру банкротства, расплатившись по долгам предприятия [14].

Законом была определена новая реорганизационная процедура – финансовое оздоровление, которая должна позволить, при определенных условиях, сохранить учредителям (участником) должника контроль за судьбой предприятия даже в условиях возбужденного дела о банкротстве. Расширены механизмы сохранения бизнеса должника, в частности, предусмотрена возможность возврата из конкурсного производства во внешнее управление при наличии реальной возможности восстановления платежеспособности, проведения дополнительной эмиссии акций в ходе внешнего управления при условии согласия собственника должника.

  1. Защита добросовестных участников процедур банкротства от недобросовестных действий иных лиц:

  • установлена невозможность возбуждения в отношении должника нового дела о банкротстве в течение трех месяцев после заключения мирового соглашения;

  • определена возможность обжалования определения, вынесенных в процедурах банкротства по результатам рассмотрения разногласий между лицами, участвующими в деле;

  • усовершенствована процедура продажи имущества должника, предусмотрена обязательность проведения публичных торгов по продаже имущества должника, в случае если балансовая стоимость имущества, подтвержденная независимым оценщиком, превышает определенный пороговый уровень.

  1. Повышение эффективности контроля за деятельностью арбитражных управляющих: функции надзора за деятельностью арбитражных управляющих были переданы от государства в лице ФСФО к некоммерческим саморегулируемым организациям (СРО). Закон наделил СРО правом применять в отношении своих членов меры дисциплинарной ответственности, а также заявлять в арбитражных суд ходатайства об отстранении своих членов от участия в процедурах банкротства в качестве арбитражных управляющих.

  2. Установление особенностей банкротства для отдельных категорий должников в едином законе: Закон, отменив действующие в отношении субъектов естественных монополий критерий неоплатности, не устанавливает специального критерия несостоятельности для организаций военно-промышленного комплекса, субъектов естественных монополий и иных организаций, имеющих важное социально-экономическое и стратегическое значение. Таким образом, в отношении последних будет применяться единый для всех остальных категорий должников критерий несостоятельности, основанный на принципе неплатежеспособности.

  3. Ограничения для слишком широкого использования процедур банкротства для ликвидации отсутствующих должников: Законом установлено, что процедуры банкротства применяются в отношении отсутствующих должников только при наличии соответствующих средств бюджета.

Таким образом, Новый закон о банкротстве существенно отличается от предыдущего и направлен на недопущение передела собственности.

Изменения, внесенные в механизм правового регулирования несостоятельности предприятия, привели в резкому спаду количества заявлений о банкротстве если в 2002 г. в арбитражные суды поступило 106647 заявление о признании должника несостоятельным, то в 2003 г. – лишь 14277, а в 2004 г. и 2005 г – 14090 и 32190 соответственно.

В целом можно утверждать, что институт банкротства в России пока нельзя рассматривать как стабильный и эффективный механизм корпоративного управления, направленный на оздоровление менеджмента и финансов компаний. Существующий в российском обществе разброс мнений по проблеме банкротства несостоятельных предприятий, существенно снижает эффективность практических действий. Это обстоятельство вызывает настоятельную необходимость проведения экономической экспертизы института банкротства, применительно к российским условиям.


1.3. Методология и критерии определения банкротства в предприятиях агропромышленного комплекса


Сельское хозяйство – одна из отраслей, нуждающихся в соответствующим образом поставленном антикризисном управлении. Наиболее важным направление формирования и развития системы антикризисного управления является создание адекватного механизма ее правового регулирования, одним из обязательных элементов которого является законодательство о банкротстве.

Институт банкротства рассматривается в этой связи как комплекс правовых мер, реализация которых должна обеспечит реабилитацию хозяйств-должников, защитить права кредиторов, эффективно начать дело по-новому, погасить долги хозяйства за счет имеющегося имущества, изыскав ресурсы и возможности.

В соответствии с Законом «О несостоятельности (банкротстве)» сельскохозяйственными организациями признаются юридические лица, основной вид деятельности которых связан с производством сельскохозяйственной продукции (это либо только производство, либо производство и переработка продукции), выручка, от реализации которой составляет не менее чем 50% общей суммы выручки.

Все особенности банкротства сельскохозяйственных организации применяются к рыболовецким артелям (колхозам), выручка которых по соответствующей деятельности составляет не менее чем 70% общей суммы выручки.

Таким образом, с учетом данных критериев к сельскохозяйственным организациям относятся не только организации, занимающиеся животноводством, рыболовством, звероводством, и т.д., а также организации, которые наряду с производством сельскохозяйственной продукции осуществляют и ее переработку. Если же предприятие занимается только переработкой сельскохозяйственной продукции, то оно не будет относиться к числу сельскохозяйственных организаций применительно к сфере регулирования законодательства о банкротстве.

Независимо от организационно – правовых форм всем сельскохозяйственным организациям присуща отраслевая специфика, которая обусловлена:

  • особым характером их деятельности, связанной с использованием земель сельскохозяйственного назначения;

  • сезонным, цикличным характером их работ;

  • селообразующим характером организации;

  • большой долей в имуществе организации объектов социальной сферы и инженерной инфраструктуры, обслуживающих не только это хозяйство;

  • большой долей неликвидного имущества в имущественном комплексе хозяйства, продажа которого часто невозможна;

  • наличием имущества, требующего постоянного ухода и затрат;

  • достаточно протяженным во времени периодом производства с/х продукции и зависимостью урожайности и продуктивности от объективных факторов, не позволяющих даже за 2-3 года сделать вывод о возможности восстановления платежеспособности;

  • рискованным характером производства и др.

Указанные специфические черты нашли отражение в Законе о банкротстве и выразились в особых правилах процедур банкротства применительно к сельскохозяйственным организациям.

Так, в ходе наблюдения, при проведении финансового анализа арбитражный управляющий должен учитывать сезонность сельскохозяйственного производства; влияние природно–климатических факторов; перспективы получения доходов по окончании текущего периода сельскохозяйственных работ и возможность использования этих доходов для удовлетворения требований кредиторов.

Осуществление на стадии наблюдения финансового анализа с учетом перечисленных факторов позволяет сделать вывод о сроках финансового оздоровления либо внешнего управления.

Срок финансового оздоровления в соответствии с Законом не определен четко, установлено лишь, что процедура может быть введена на срок до окончания соответствующего периода сельскохозяйственных работ с учетом времени, необходимого для реализации сельскохозяйственной продукции.

Срок финансового оздоровления может быть продлен на год, если это вызвано чрезвычайными обстоятельствами. При постановке вопроса о продлении срока финансового оздоровления необходимо доказать, что названные чрезвычайные обстоятельства привели к спаду сельскохозяйственного производства и соответственно к ухудшению финансового состояния должника в течение финансового оздоровления.

Подобным образом вводится и процедура внешнего управления, что является еще одной важной особенностью банкротства данной категории должников.

Срок внешнего управления определен – он может превышать установленный Законом (п. 2 ст. 92) 24-месяные не более чем на 3 месяца. Срок внешнего управления сельскохозяйственного должника может быть продлен еще на 1 год; таким образом, максимальный срок будет равен 3 годам и 3 месяцам. Основанием продления срока является действие чрезвычайных обстоятельств, которые повлекли спад и ухудшение финансового состояния должника.

Действующее законодательство о банкротстве предусматривает особый порядок реализации имущественных прав сельскохозяйственных предприятий. Цель данного регулирования – создать условия для сохранения имущественного комплекса как единого объекта.

В соответствии со ст. 179 Закона при продаже имущества должника – сельскохозяйственной организации арбитражный управляющий должен выставить на продажу на первых торгах предприятие должника. Цель данного регулирования – создать условия для сохранения имущественного комплекса как единого объекта.

При продаже объектов недвижимости обанкротившейся сельскохозяйственной организации преимущественное право на их приобретение имеют сельскохозяйственные организации и крестьянские хозяйства, расположенные в данной местности. Указанный порядок продажи при банкротстве сельскохозяйственных организаций объектов их недвижимости направлен на сохранение преимущественно сельскохозяйственного производства.

Арбитражный управляющий обязан предложить лицам, обладающим преимущественным правом, приобрести имущество (включая имущественные права) должника по стоимости, указанной независимым оценщиком. Субъектом права преимущественной покупки предоставляется один месяц на то, чтобы заявить, о своем желании приобрести имущество.

По истечении месяца (при отсутствии ответа либо отрицательном ответе) управляющий реализует имущество общим порядком.

Что касается земельных участков, ликвидируемой несостоятельной сельскохозяйственной организацией, то Законом предусмотрено, что они могут отчуждаться или переходить к другому лицу в той мере в какой их участие в обороте допускается земельным законодательством. Несмотря на то, что крестьянские (фермерские) хозяйства (КФХ) по природе своей деятельности относятся к сельскохозяйственным предприятиям, законодательство о несостоятельности устанавливает в отношении них отдельные особенности осуществление процедур банкротства.

Так при подаче заявления о своем банкротстве КФХ обязано предоставить сведения о составе и стоимости имущества, принадлежащего каждому члену КФХ на праве собственности. Это обосновывается тем, что все имущество КФХ принадлежит его членам на праве общей (долевой или совместной), собственности, что имеет важное значение при удовлетворении требований кредиторов в процессе определения имущества, за счет которых такие требования могут быть удовлетворены.

КФХ предоставлена возможность в течение двух месяцев со дня принятия судом заявления о его банкротстве представить план восстановления своей платежеспособности, в случае реализации которого судом может быть введена процедура финансового оздоровления независимо от решения собрания кредиторов об открытии ликвидационного производства.

Одним из отличий финансового оздоровления и внешнего управления КФХ от аналогичных для сельскохозяйственных организаций является то, что внешним управляющим может быть член КФХ не владеющий специальной лицензией.

Положительным моментом действующего закона является дополнение в статью, регулирующую порядок реализации имущества и имущественных прав КФХ. Сейчас не существует такого ограничения как проведение торгов только в форме конкурса. Действующее законодательство о несостоятельности, определяя особенности банкротства сельскохозяйственных организаций, формулирует количественный критерий в процентах от реализации продукции; увязывает вопросы отчуждения или переходи земельных участков с земельным законодательством; учитывает сезонность производства в ходе процедур наблюдения, финансового оздоровления внешнего управления; допускает более длительный период внешнего управления в связи с сезонностью и форс-мажорными обстоятельствами; устанавливает особый порядок реализации имущества такой организации.

Однако следует отметить слабость отражения в нем экономических аспектов:

  • экономические признаки определения несостоятельности сельскохозяйственной организации;

  • отсутствие рыночных механизмов оценки объектов недвижимости и других активов организации, а также оценки бизнеса в процессе проведения процедур банкротства.

Необходимо отметит также острую нехватку кадров, готовых работать в качестве специалистов по антикризисному управлению сельскохозяйственными организациями и отсутствие системы комплексных государственных мер по оказанию поддержки организациям-должникам. Таким образом, специфика аграрной сферы требует дальнейшего совершенствования в рамках общих принципов банкротства собственных механизмов его реализации.


2. Современное состояние экономике и практика применения механизмов банкротства в отраслях АПК


2.1. Оценка экономического состояния агропромышленных предприятий Республики Марий Эл


Оценка экономической эффективности банкротства предприятий АПК невозможно без анализа современного состояния экономики аграрного сектора. В последние годы в экономике агропромышленного комплекса наметилась некоторая стабилизация.

Производство валовой продукции сельского хозяйства в сопоставимых ценах в целом по стране увеличилось за последние пять лет на 8,1 %. В 2005 г. объем валовой продукции сельского хозяйства увеличился во всех категориях хозяйств по сравнению с предыдущим годом на 2 %, сельскохозяйственными предприятиями было получено 32,6 млрд. руб. прибыли. Доля организаций аграрного сектора в прибыли всех отраслей экономики возросло с 0,6 % до 1,2 %.

Однако в целом по стране уровень экономического развития неравномерен.

Республика Марий Эл относится к депрессивным регионам. Сельское хозяйство в экономике республики занимает одно из ведущих мест.

В настоящее время функционирование аграрного сектора Республики Марий Эл происходит в сложной финансово-экономической ситуации, для которой характерны дефицит материальных и финансовых ресурсов, диспаритет цен на сельскохозяйственную продукцию, резкое сокращение государственного финансирования, недостаточно законодательное обеспечение аграрного сектора и, как следствие, существенное снижение эффективности производства и ухудшение финансового состояния сельскохозяйственных организаций.

Изменение экономической ситуации, связанное с переходом на рыночные отношения привело, к ежегодному снижению доли сельскохозяйственных мероприятий в производстве сельскохозяйственной продукции: с 75 % в 1990 г. до38,9% в 2005 г. Кроме того, в последние годы наблюдается снижение динамики основных финансово-экономических показателей, характеризующих эффективности деятельности сельскохозяйственных предприятий (табл. 2.1).


Таблица 2.1

Основные показатели деятельности сельскохозяйственных предприятий Республики Марий Эл

Наименование показателя

Годы

2001

2002

2003

2004

2005

1

2

3

4

5

6

Число с/х организаций (на конец года), ед.

217

275

273

242

226

в том числе убыточных, ед.

129

183

198

136

98

в процентах от общего числа, %

59,4

66,5

72,5

56,2

43,4

Среднегодовая численность работников, чел

40969

35691

29919

25901

22212

из них занятых в сельскохозяйственном производстве, чел.

36553

31812

26691

23164

20043

Среднемесячная заработная плата, руб.

769,07

1128,9

1507,58

1937,82

2554,61

Сумма убытков в расчете на 1 убыточное предприятие, тыс. руб.

837,4

803,94

1178,67

1522,35

1087

Балансовая прибыль, тыс. руб.

158504

24073

-63203

29967

272745

Прибыль (убыток) от реализации сельскохозяйственной продукции, тыс. руб.

192203

95636

39988

121607

269009

Рентабельность производства, %

9,66

2,23

-0,55

2,39

9,89

Рентабельность продаж, %

8,75

2,13

-0,54

2,27

8,69


Положение сельскохозяйственных организаций в переходный период ухудшилось, о чем свидетельствуют наличие большого количества убыточных хозяйств. Их число последовательно нарастало с начала рассматриваемого периода и достигло своего максимального значения в 2003 г., когда доля нерентабельных хозяйств составила 72,5%. Тогда же отмечался максимальный спад рентабельности, когда уровень убыточности производства продукции составил 0,55 %, а уровень убыточности продаж – 0,54 %. В следующие два года эти показатели увеличились

В последующие два года ситуация немного стабилизировалась, когда удельный вес хозяйств, получивший по итогам года убытки, сократился до 43,4 %. А показатели рентабельности увеличились до 9,89 % и 8,69 % соответственно.

Несмотря на существенное снижение доли убыточных хозяйств, сумма убытка в расчете на одно убыточное предприятие по тогам последних пяти лет возросло в 1,3 раза, достигнув в 2005 г. 1087,00 тыс. руб., что свидетельствует о дальнейшем ухудшении результатов финансово-хозяйственной деятельности в хронически нерентабельных хозяйствах.

Сложное финансово-экономическое положение привело к оттоку наиболее активных работников. Среднегодовая численность работников в 2005 г. составила лишь 54,2 % от численности 2001 г. К концу 2005 г. в среднем на одно предприятие приходилось 98 работников.

Сложившуюся в СХ ситуацию наиболее полно отражает анализ производственного потенциала сельскохозяйственных предприятий (табл. 2.2).


Таблица 2.2

Производственный потенциал предприятий С/Х производства РМЭ

Наименование показателя

Годы

2001

2002

2003

2004

2005

абс. знач.

в % к 2004 г.

в% к 2001 г.

Посевная площадь, тыс. га

428,1

431,6

383

346,1

344,5

99,5

80,5

зерновых культур

217,5

226,9

192,9

174,6

177

101,4

81,4

технических культур

7,6

5,7

8,3

1,5

1,7

113,3

22,4

картофеля

6

4,7

3

2,2

1,4

63,6

23,3

овощных культур

0,9

0,8

0,9

0,6

0,4

66,7

44,4

кормовых культур

196,1

193,5

177,9

167,2

164

98,1

83,6

Поголовье скота, тыс.гол.

 

 

 

 

 

 

 

КРС

114,5

110,6

96,2

88,7

82,5

93

72,1

свиней

78,4

79,5

70,3

62,9

74,2

118

94,6

птицы

2276

2172

2072,9

1892

1997

105,6

87,7

Приходится тракторов на 1000 га пашни, ед

10,4

11

10

9,6

9

93,8

86,5

приходится пашни на один трактор, га

96

95

103

105

111

105,7

115,6

Приходится комбайнов на 1000га посевов, ед

 

 

 

 

 

 

 

зерноуборочных

6,2

5,6

5,8

5,4

4,8

88,9

77,4

картофелеуборочных

70,5

73,5

64,6

79,1

105,2

133

149,2

Посевов на1 комбайн, га

 

 

 

 

 

 

 

зерновых культур

162

177

172

184

209

113,6

129

картофеля

14

14

15

13

10

76,9

71,4


Сложившуюся в СХ ситуацию наиболее полно отражает анализ производственного потенциала сельскохозяйственных предприятий (табл. 2.2).

Так поголовье КРС в период с 2001 г. по 2005 г. сократилось на 27,9 % (32 тыс. голов), свиней – на 5,4% (4,2 тыс. голов), птицы – на 12,3 % (279 тыс. голов).

Сокращение парка основных видов техники привело к снижению показателей обеспеченности данными видами основных фондов.

Средняя обеспеченность исправными зерноуборочными комбайнами на начало 2001 г. составила 6,2 комбайна на 1000 га посевной площади зерновых культур (при нормативном технологическом спросе – 7,6 комбайна на 1000 га). Несмотря на некоторую стабилизацию в 2003 г., к 2005 г. этот показатель снизился до 4,8 единиц.

Количество картофелеуборочных комбайнов уменьшилось по сравнению с 2001г. на 65,7 %, что при сокращении площади посевов картофеля на 76,7 %, привело к снижению нагрузки посевной площади на 28,6 %.

Недостаток техники влечет за собой нарушение сроков проведения агротехнических мероприятий, увеличению потерь урожая, ухудшению состояния сельскохозяйственных угодий. В настоящее время сложилась ситуация, когда на объем сельскохозяйственных работ, необходимых для получения урожая, определяет потребность в технике, а наоборот наличие техники и ее состояние влияют на площадь обрабатываемой земли. Такая ситуация привела к сокращению посевных площадей во всех категориях хозяйств. При этом площадь под кормовые культуры сократилась на 16,4%, под зерновыми – на 18,6 %, под овощными – на 55,6%, под картофель – на 76,7%.

Сокращение производственного потенциала сельскохозпроизводителей привело к уменьшению объема производимой продукции (табл. 2.3).


Таблица 2.3

Производство с/х продукции на предприятиях Республики Марий Эл

Наименование показателя

Годы

2001

2002

2003

2004

2005

абс. знач.

В % к 2004 г.

В% к 2001 г.

Зерновые культуры

 

 

 

 

 

 

 

валовый сбор, тыс.т

363,5

262,6

270,4

214,7

227,5

106

62,6

урожайность, ц/га

16,2

11,3

13,8

12,5

13

104

80,2

Картофель








валовый сбор, тыс.т

33,2

21,7

18

16,1

14,9

92,5

44,9

урожайность, ц/га

56,2

49,8

63,9

73,9

108,1

146,3

192,4

Овощи








валовый сбор, тыс.т

21,9

12,8

17

9,5

6,3

66,3

28,8

урожайность, ц/га

235,3

126,8

175

162,9

166,3

102,1

70,7

Мясо








выращено скота и птицы в живой массе, тыс.т

29,7

32,2

29,9

29,4

32,1

109,2

108,1

Молоко








валовый надой, тыс.т

109,8

123,7

114,9

109,9

115,3

104,9

105

надой на 1 корову, ц/гол.

2482

2988

3044

3115

3468

111,3

139,7

Яйца








производство яиц, млн. шт.

190,3

204

208,1

191

196,2

102,7

103,1

среднегодовая яйценоскость, шт/гол.

281

277

297

299

304

101,7

108,2

Выход приплода на 100 маток, голов








телят

73

78

75

105

104

99,1

142,5

поросят

1409

1436

1329

1467

1657

113

117,6

Падеж скота, %








КРС

2,1

2,2

2,6

2,3

2

87

95,2

свиней

7,3

9

11,3

12,1

9,7

80,2

132,9


Валовой сбор зерновых сократился на 37,4 %, что составило 136 тыс. тонн, при этом урожайность зерновых культур упала до 13 ц/га.

В последние годы наметилась тенденция к сокращению производства картофеля и овощей.

Несмотря на значительное сокращение поголовья КРС и птицы (на 27,9% и 12,3% соответственно) несколько возросло производство молока и яиц – валовой надой увеличился на 5%, а производство яиц – на 3,1%. Подобная динамика объясняется ростом показателей продуктивности.

Существующий опыт хозяйствования позволяет сделать вывод о том, что обеспечение эффективной хозяйственной деятельности сельскохозяйственных предприятий невозможно без соответствующей материально-технической базы.

За последние пять лет удельный вес сельского хозяйства в общей стоимости основных фондов всех отраслей экономики республики сократился до 5,1%, а их среднегодовая стоимость на 18%. Отсутствие в последние годы стабильного инвестирования в сельское хозяйство привело к тому, что износ активной части основных производственных фондов достиг 55,6%.

Производство сельскохозяйственной продукции зависит от финансово-экономического состояния хозяйств. Оценка финансового положения предприятий АПК произведена на основе расчета следующих коэффициентов: абсолютной ликвидности, критической оценки, текущей ликвидности, обеспеченности собственными оборотными средствами, финансовой независимости в отношении формирования запасов и затрат (Приложение 5, 6).

Анализ полученных данных позволяет сделать вывод о том что, к 2005г. из 226 хозяйств только 16 организаций имели коэффициент абсолютной ликвидности более 0,2 (нормативное значение).

Такое значение коэффициента приемлемо для промышленных организаций, слишком жесткое для аграрного сектора. Структура оборотных активов организации показывает, что доля абсолютно ликвидных активов в сельском хозяйстве не превышает 3%[29]. Учитывая этот факт, следует в качестве норматива принять значение коэффициента абсолютной ликвидности не ниже 0,1. В республике указанному критерию соответствовало 21 предприятие в 2004г. и 22 предприятия в 2005г. так, доля хозяйств, способных погасить немедленно как минимум десятую часть своих краткосрочных обязательств, составляет в республике менее 10% от общего числа сельхозорганизаций.

Коэффициент критической оценки, отражающий прогнозируемые платежные возможности предприятия при условии своевременного проведения расчетов с дебиторами, был выше 1,0 (минимальное значение) лишь у 28 хозяйств в 2004 г. и у 32 в 2005 г. Исходя из установленного критерия, предполагается, что пристабильной структуре оборотных активов на долю денежных средств, краткосрочных финансовых вложений и дебиторской задолженности должно приходиться не менее 50% текущих активов, а по сумме они должны хотя бы соответствовать сумме краткосрочных обязательств. Отраслевые особенности предприятия (нетоварность части изготовляемой продукции, большой удельный вес производственных запасов, высокая доля заемного капитала), делает установленную пропорцию мало достижимой. Поэтому в качестве норматива данного коэффициента рекомендуется принять значение не ниже 0,7. В 2005 г. число таких хозяйств составило 43.

Коэффициент текущей ликвидности, соответствующий нормативному (не менее 2), в 2004 г. имело только 108 предприятий. В 2005 г. число таких хозяйств – 84. Из 226 предприятий в 2005г. только 41 имело высокую степень ликвидности (выше 3,5).

Коэффициент обеспеченности собственными средствами, показывающий степень участия собственного капитала в формировании оборотных средств, соответствует нормативу (не менее 0,1) у 126 сельскохозяйственных предприятий в 2004 г. и 81 – в 2005 г. однако необходимо отметить, что для аграрного сектора доля участия собственного капитала должна быть выше, поскольку значительная часть запасов создается непосредственно в хозяйстве. Исходя из этого, нормативным значением коэффициента обеспеченности собственными оборотными средствами можно принять значение не ниже 0,6. В таком случае лишь 75 хозяйств в 2004 г. соответствовало этому нормативу, в 2005 г. – 22 хозяйства. Оборотные средства сформированы за счет собственного капитала более чем на 60%.

Практика показывает, что устойчивость финансового состояния сельскохозяйственных формирований достигается, тогда, когда собственный капитал организации превышает величину запасов и затрат. Как показал анализ, количество таких хозяйств снижается. Так в 2004 г. коэффициент финансовой независимости в части формирования запасов и затрат превышал минимальное нормативное значение (1,0) у 151 предприятия (62% от общего числа), то в 2005 г. число таких хозяйств сократилось до 100 (44%).

Для оценки финансовой устойчивости 222 сельскохозяйственных предприятий республики были сгруппированы по показателям финансового состояния. Группировка проводилась в соответствии с Методикой расчета показателей, утвержденной Постановлением Правительства РФ. В соответствии с указанной методикой, по оценочным параметрам к первой группе были отнесены предприятия с общей оценкой от 100 до 81,8 балла; ко второй – 81,7-60; к третьей – 59,9-35,3; к четвертой – 35,2-13,6; пятой – 13,5 балла и менее. По приведенной методике, было, выявлено пять групп (табл.2.4).


Таблица 2.4

Финансово-экономическая характеристика С/Х предприятий РМЭ

Наименование

Группы

Итого

1

2

3

4

5


Число хозяйств в группе

9

69

48

51

45

100

Доля в общем числе хозяйств,%

4

31,1

21,6

23

20,3

100

Площадь сельхозугодий,%

1,3

43

25,3

20,4

10

100

Численность работников,%

1,6

59,8

20,8

13,5

4,3

100

Валовый сбор зерновых,%

1,1

53,7

21,6

19,5

4,1

100

Производство молока,%

0,9

62,3

20

11,5

5,3

100

Объем выручки,%

1,3

69

19,5

8,4

1,8

100

Соотношение кредит. задол. прибыли, руб./руб

1,2

1,3

45,3

22,6

-7,9

100


Для получения более реальных данных, отражающих уровень финансового положения сельскохозяйственных предприятий республики, в расчетах не учитывались хозяйства, прекратившие деятельность в течение отчетного года.

Анализ полученных данных показал, что 43,3% хозяйств могут быть отнесены к четвертой и пятой группам. Хозяйства первой и второй группы составили всего 35,1% от общего количества сельскохозяйственных предприятий республики. Сельхозпредприятия этих групп нормально обеспечены оборотными средствами, источниками формирования запасов и затрат, финансово устойчивы и платежеспособны. На их долю приходится 44,3% сельскохозяйственных угодий; общая численность работников составляет 61,4%. Эти предприятия производят 54,8% зерна, 63,2% молока. Они играют существенную роль в производстве товарной продукции: доля в общей выручке превышает 70%. В первой группе нет просроченных платежей, во второй группе просроченную кредиторскую задолженность имеют лишь 11 предприятий, при этом их прибыли превышает просроченные платежи в среднем в 4 раза. Предприятий данной группы вполне могут производить текущие платежи и обеспечить расширенное воспроизводство.

В третью группу вошли в основном убыточные или низко-рентабельные хозяйства. Значительная их часть испытывает финансовые трудности и имеет неудовлетворительный баланс. На их долю приходится 25,3% сельхозугодий, 21,6% валового сбора зерна и 20% производства молока. Среднегодовая численность работников составляет 20,8% от общего числа работников по хозяйствам всех групп. Просроченная кредиторская задолженность в несколько раз превышает прибыль. В то же время в них осуществляется производственная деятельность – их доля в структуре товарной продукции составляет 19,5%. Предприятия данной группы имеют возможность обеспечить простое воспроизводство и осуществлять текущие платежи (выручка в среднем в 2,8 раза превышает кредиторскую задолженность), однако нуждается в мерах по восстановлению платежеспособности и финансовой поддержки для обновления основных фондов, приобретения элитных семян и животных.

Убыточные предприятия четвертой группы, долги которых в 1,3 раза превышают выручку от реализации, не в состоянии наладить производство продукции на уровне, отвечающем требованиям даже простого воспроизводства. Из рассматриваемой совокупности 51 хозяйство может быть включено в данную группу. Несмотря на долги, предприятия этой группы сохранили производственный потенциал, и значительная их часть может вести хозяйственную деятельность. Эти хозяйства занимают 20,4% сельхозугодий, производят 19,5% зерна и 11,5% молока. Однако их доля в товарной продукции составляет всего 8,3%. Финансовое оздоровление хозяйств данной группы требуют более кардинальных организационно-экономических мер: разделение, слияние, вступление в интегрированные объекты агропромышленного производства и другие формы реорганизации, которые могут быть проведены как во внесудебном порядке, так и в рамках реабилитационных процедур банкротства.

Финансово-экономическая система пятой группы, в которую входит 415 предприятий, разрушена, долги более чем в 3 раза превышают выручку. Практически большая часть этих хозяйств уже прекратила производственно-финансовую деятельность и существует формально. Однако предприятия эти располагают определенным производственным потенциалом. Общая численность работников в них составляет 4,3%, производственных фондов – 3,4%, сельскохозяйственных угодий – около 10%. При отсутствии каких либо предпосылок реформирования в отношении хозяйств подобного типа целесообразно применение процедур банкротства с введением конкурсного производства и последующей реализацией имущества должника более эффективным сельхозформированиям.

Неизбежным следствием роста числа финансово неустойчивых предприятий являются сложности с обеспечением текущих обязательств по погашению кредиторской задолженности.

За 2001-2005 гг. суммарная кредиторская задолженность предприятий АПК республики по всем обязательствам увеличилась на 14% и достигла к началу 2006 г. 1504,6 млн. рублей. На протяжении всего рассматриваемого периода темпы роста кредиторской задолженности опережали темпы роста дебиторской задолженности. При этом соотношении этих величин в сельском хозяйстве оставалось существенно выше, чем в промышленности. На начало 2006 г. оно достигло 260% в сельском хозяйстве против 19,6% в промышленности.

В структуре кредиторской задолженности существенная доля приходиться на финансовые санкции. По состоянию на 1 января 2006 г. на долю пени и штрафов пришлось 34,4 млн. руб. или 18,9% суммарной задолженности по налогам и сборам.

В целом структура кредиторской задолженности за последние 5 лет претерпела значительные перемены. В ней стало преобладать задолженность перед поставщиками и подрядчиками. Долги же по обязательным платежам сократились с 40,9% в 2001 г.

Важной особенностью структурных изменений в кредиторской задолженности является существенный рост задолженности по кредитам и займам (с 8,9% до 27,7%), связанный с более активным субсидированием со стороны государства затрат на уплату процентов по привлекаемым кредитам. Увеличение бюджетного финансирования по данному направлению позволило существенно расширить круг хозяйств, вовлеченных в кредитные отношения.

При столь значительных изменениях в структуре обязательств сельхозорганизаций республики удельный вес задолженности по заработной плате на протяжении всего рассматриваемого периода оставался стабильным (6,6% в 2001 г. и 6,2% в 2005 г.). Учитывая, что доля расходов на оплату труда в затратах на производство сельскохозяйственной продукции за рассматриваемый период увеличилась с 13,9% до 29,4%, можно сделать вывод о некотором снижении уровня задолженности по заработной плате. Общая сумма задолженности перед работниками в хозяйствах республики на начало 2006 г. составила 59,1 млн. руб., что превышало месячный начисленный фонд заработной платы сельскохозяйственных предприятий на 2,4 млн. руб. Это на 23,4% меньше соответствующего показателя 2001г. Однако, учитывая, что заработная плата работников сельского хозяйства росла в течение рассматриваемого периода значительно медленнее, чем в других отраслях экономики, можно сделать вывод о продолжающемся снижении реальных доходов жителей села. В результате этого процесса неплатежеспособные сельскохозяйственные организации за годы реформ потеряли наиболее активную часть трудовых ресурсов.

В целом по данным Министерства сельского хозяйства и продовольствия Республики Марий Эл, просроченная кредиторская задолженность сельскохозяйственных предприятий республики на I января 2006 г. достигла 36,5 млн. руб., что составляет примерно 70 руб. на каждый гектар сельскохозяйственных угодий. При этом только за 2005 г. в результате активизации работы по реструктуризации долгов сельскохозяйственных товаропроизводителей просроченная задолженность по отрасли сократилась более чем в 3 раза. В целом число сельскохозяйственных организаций, имевших просроченную задолженность, за последние пять лет сократилось с 89,6% до 19,5%. Однако, несмотря на это, сохраняющийся высокий удельный вес хозяйств, неспособных своевременно рассчитаться по своим обязательствам, продолжает ограничивать приток кредитно-финансового и инвестиционного капитала в отрасль.

Таким образом, как показывает анализ текущего финансово-экономического состояния сельскохозяйственных предприятий республики, проблема неплатежеспособности стоит очень остро и является наиболее актуальной.


2.2. Причины финансового кризиса агропромышленных предприятий


Причины финансового кризиса, сложившегося в АПК многообразны и в большей степени носят объективный характер. Среди факторов, вызвавших кризисное состояние аграрного сектора, называются:

  • отсутствие макроэкономической стабилизации в стране в целом;

  • диспаритет цен и связанные с этим неблагоприятные условия для развития аграрного сектора;

  • неполнота и незавершенность начатых институциональных преобразований;

  • неразвитость рыночной инфраструктуры (информационной системы, финансово-кредитного механизма АПК, организованных рынков, истемы страхования и т.д.);

  • региональные торговые барьеры и вмешательство региональных администраций в агропродовольственные рынки;

  • сохранение за сельхозпредприятиями бремени содержания социальной инфраструктуры;

  • нерациональная государственная поддержка неэффективных хозяйств;

  • отсутствие механизмов банкротства несостоятельных сельхозпредприятий и др.

В качестве главного макроэкономического фактора, напрямую влияющего на устойчивость развития АПК, может быть назван неравный обмен, в том числе и внутри самого АПК. Экономические отношения сельскохозтоваропроизводителей с предприятиями I и II сферы АПК не позволяют сельскохозяйственным организациям работать рентабельно.

Диспаритет цен внутри АПК образуется при прохождении сельскохозяйственным продуктом стадий его производства, переработки и реализации. Так, в период наиболее высоких темпов инфляции цены на продукцию пищевой промышленности выросли в 14,6 тыс. раз, тогда как цены на продукцию растениеводства - всего лишь в 2,6 тыс. раз, а на продукцию животноводства - в 1,6 тыс. раз. В 1996 г. рост цен замедлился, но разрыв, накопленный в первой половине девяностых, практически не сократился. В итоге, именно пищевая промышленность и торговля продуктами питания стали наиболее доходными отраслями российской экономики и основными получателями инвестиций (в том числе иностранных). Ситуация не изменилась и в последующие 10 лет. Например, если 1 л цельного молока реализуется сельскохозяйственными организациями в среднем за 6 руб., а после его переработки и с учетом торговой наценки в розничной торговле оно продается по 13-16 руб. за 1 л.

Либерализация цен привела к углублению их диспаритета не только между продукцией самой аграрной сферы, но и между сельскохозяйственной продукцией и основными видами материально-технических ресурсов, необходимых для ведения сельскохозяйственного производства. За период с 1990 г. по 2005 г. цены на промышленную продукцию и услуги, потребляемые сельскохозяйственными предприятиями, выросли в среднем в 43,5 тыс. раз. Наиболее существенный рост цен из этой группы товаров произошел по горюче-смазочным материалам (в 45 тыс. раз), электроэнергии (в 61,6 тыс. раз), тракторам (в 40,3 тыс. раз) и сельскохозяйственным машинам (в 27.9 тыс. раз). Цены же на товарную продукцию аграрного сектора за анализируемый период увеличились в среднем по растениеводческой продукции в 13,6 тыс. раз, а, но животноводческой - лишь в 11 тыс. раз.

Либерализация цен повлияла на резкое сокращение покупательной способности доходов населения, и как следствие, спроса на сельскохозяйственную продукцию. Особенно пострадало животноводства в силу высокой эластичности спроса на продукцию по доходам. Кроме того, растущий продовольственный импорт стал вытеснять, отечественную продукцию с внутреннего рынка, что привело к существенным потерям выручки.

Неэквивалентность в товарообмене села с другими отраслями экономики, невысокая инвестиционная привлекательность, низкая покупательная способность населения страны и ряд других негативных факторов приводят к тому, что сельское хозяйство практически везде является глубоко убыточной отраслью. В мировой практике эта проблема решается посредством государственного регулирования, с помощью адекватной государственной бюджетной поддержки. Государственное финансирование в этой связи призвано компенсировать товаропроизводителям изымающийся смежными отраслями доход, повысить их платежеспособность и улучшить их инвестиционную привлекательность. В Республике Марий Эл, как и во всей России, сельское хозяйство не является социально-экономическим приоритетом. Осуществляя общеэкономическую политику, государство недооценивает роль отрасли в экономике страны, о чем свидетельствует состояние финансовой поддержки отрасли.

На протяжении переходного периода объем бюджетных ассигнований на сельское хозяйство постоянно снижался. Так, если в 1992г. доля расходов на сельское хозяйство в общих расходах консолидированного бюджета составляла более 13%, то к 2006 г. их доля уменьшилась до 1,3% и в настоящее время продолжает снижаться (табл. 2.5). Доля бюджетных ассигнований на сельское хозяйство в процентах к ВВП снизилась с 4,5% в 1992 г. до 0,4% в 2005 г. При этом объем бюджетных ассигнований, приходящийся на одного занятого и на один гектар посевов, существенно увеличивавшийся после кризиса 1998 г, в 2002 г. вновь упал. Расходы на сельское хозяйство в постоянных ценах упали за период более чем в 2 раза.


Таблица 2.5

Удельные показатели объема расходов консолидированного бюджета на сельское хозяйство

Наименование






Годы






показателя

1995

1996

1997

1998

1999

2000

2001

2002

2003

2004

2005

Удельный вес расходов на












сельское хозяйство в общих расходах

3,8

3,1

2,9

2,3

2,7

2,7

2.7

1.6

1.6

17

1.3

консолидированного












бюджета. %












Удельный вес расходов на сельское хозяйство в ВВП,

1,5

1,3

1,3

0,9

0,8

0,8

0,8

0,6

0,6

0.5

0.4

Объем расходов на 1 га площади с/х угодий, руб.;

111

135

152

131

190

301

360

325

378

406

-

до 1998 г., тыс. руб.












Объем расходов на 1 занятого в с&, руб.; до 1998

2384

3037

3659

2926

4419

7082

8947

8296

10163

11522

10969

г., тыс. руб.













Бюджетная поддержка сельхозпроизводителей включает главным образом финансирование программ, направленных на решение отдельных задач в агропродовольственном секторе. Сюда относятся субсидии из бюджета на поддержку растениеводства и животноводства, программы компенсации затрат на средства производства, льготное кредитование сельхозпроизводителей и другие программы. Основная часть бюджетных средств направляется на прямые субсидии производителям. Однако зачастую такие виды поддержки приводят к изъятию средств из сельского хозяйства в пользу других секторов. При этом в структуре централизованного финансирования сельского хозяйства остается значительной доля расходов, направляемых на содержание подведомственных структур и прочих расходов, не связанных с производством непосредственно. Так, в 2005 г. в Марий Эл из средств республиканскою бюджета, выделенных по подразделу «Сельскохозяйственное производство», на расходы несвязанные непосредственно с сельскохозяйственным производством было направлено 31,7% от общего объема финансирования по подразделу.

Основной проблемой бюджетной политики в области поддержки сельского хозяйства является отсутствие адекватных механизмов определения объемов и направлений финансирования сельского хозяйства. Несмотря на то, что формально основанием для составления бюджета объявляются «Основные направления агропродовольственной политики до 2010 г.» и среднесрочная «Программа социально-экономического развития России», реально эти документы в бюджете не отражены. Отчасти это объясняется декларативным характером самих упомянутых документов, не позволяющих обосновать конкретные программы и объемы бюджетных расходов.

В связи с отсутствием долгосрочной стратегии развития АПК, направления поддержки аграрного сектора в бюджете не соответствуют задачам развития данной отрасли. Необходимость применения многих программ поддержки никак не обосновывается: из года в год при принятии бюджета обсуждается только объем средств по каждой строке бюджета. Это приводит к тому, что бюджетные трансферты не решают стратегических задач региональной аграрной политики, а направлены на финансирование уже сложившихся направлений субсидирования. В результате увеличение расходов на бюджетную поддержку АПК зачастую приводит к ухудшению положения сельхозпроизводителей.

Все названные особенности государственной поддержки АПК характерны и для республики Марий Эл. По данным министерства сельского хозяйства и продовольствия республики объем государственной помощи, выделенной аграрному сектору, в текущих ценах за последние пять лет увеличился более чем в два раза. Однако, несмотря на значительные цифры роста государственного финансирования сельского хозяйства, в целом его влияние на параметры развития отрасли остается незначительным. Так, в 2005 г. объем бюджетных субсидий в расчете на 1 рубль затрат на производство сельскохозяйственной продукции составлял по республике 7,9 коп. В целом в расчете на 1 хозяйство величина поддержки составила 698,6 тыс. руб., на 1 среднесписочного работника - 7108,2 руб.

В структурном аспекте государственной поддержки сложилась определенная специализация бюджетов разного уровня по поддержке сельского хозяйства: федеральный бюджет осуществляет в основном программы в области растениеводства, региональные бюджеты - в области животноводства. Это разделение компетенции в значительной мере оправдано, так как рынки зерна, сахара, подсолнечника имеют общенациональную природу, тогда как животноводческая продукция остается пока продукцией региональных рынков.

Особенностью государственной политики последних лет является смещение акцентов финансовой поддержки с федерального уровня на региональный. Участие федерального бюджета в поддержке сельского хозяйства из года в год уменьшается.

В настоящее время наибольшая часть затрат бюджета приходится на субсидии животноводству, включающие прямые выплаты па тонну продукции и субсидии на племенное животноводство. Объем бюджетных средств, выделенных на развитие этой отрасли, увеличился за последние пять лег более чем в семь раз, а его доля в общем объеме бюджетного финансирования достигла к 2005 г. 24,2%. Средства выделяются в основном на поддержку производства молока. Рост финансирования по данному направлению позволил несколько снизить уровень убыточности животноводства в республике.

Объем субсидий, выделенных на поддержку племенного животноводства, составил в 2005 г. 11,9 млн. руб., что в 2,4 раза больше чем в 2001 г. Однако даже при таких значительных показателях роста финансирования субсидии на племенное животноводство в настоящее время компенсируют не более 10 % затрат в расчете на содержание одной головы маточного поголовья крупного рогатого скота Таким образом, расходы республики по данному направлению можно признать недостаточными.

Объем бюджетных ассигнований, направляемых на финансирование растениеводства, за последние пять лет возрос в 3,7 раза, составив в 2005 г. 25 млн. руб. В результате доля субсидий на растениеводство в общем объеме финансовых ресурсов, поступивших из бюджетов всех уровней, достигла к 2005 г. 14,2%. При этом основная часть выделенных средств (18,3 млн. руб. или 11,6%) была направлена на страхование урожая.

Важным направлением государственной поддержки сельскохозяйственных товаропроизводителей является бюджетное финансирование программы по повышению плодородия почв. Финансирование по данной статье в 2005 г. составило 9,9 млн. руб. или 6,3% от общего объема выделенных средств. Однако следует признать, что состояние земельных угодий в Марий Эл требует значительно больших инвестиций.

Положительно можно оценить увеличение субсидирования расходов по уплате процентов за кредит за счет бюджетных средств, что позволило расширить круг хозяйств, вовлеченных в кредитные отношения.

В целом можно признать, что субсидирование сельского хозяйства в республике остается незначительным. Относительный объем государственном помощи с 1990 г. по 2005 г. сократился по отношению к товарной продукции более чем в 5 раз. Поскольку из-за диспаритета цен в АПК оценка товарной продукции, по отношению к которой определяется уровень финансовой поддержки государства, занижена, то реальная помощь государства отрасли АПК за годы реформ уменьшилась, по меньшей мере, в 12-15 раз. При этом механизм выделения и использования субсидий и дотаций сельскому хозяйству по прежнему не обеспечивает эффективности распределения средств и не приводит к пропорциональному увеличению объема производства. Поскольку высокие риски, низкая рентабельность и накопленные долги сельскохозяйственных организаций ограничивают приток инвестиций от частных структур и возможность использования собственных средств на указанные цели, важным источником инвестиционных средств продолжают оставаться бюджетные средства. В этой связи резкая смена политики государственного финансирования АПК по всем направлениям явилась одной их главных причин значительного уменьшения инвестиций в аграрную экономику. В 2005 г. доля сельского хозяйства в общем объеме инвестиций в экономику республики составила только 6,5% против 27,3% в 1990 г. [1 7].

Существующий объем инвестиций в основной капитал по-прежнему недостаточен для технического перевооружения отрасли. По данным Федеральной службы по статистике, инвестиции в АПК в 2005 г. увеличились по сравнению с 2004 г. лишь на 8,0%, а в целом по экономике страны - на 10,7%. Наблюдаемая декапитализация сельского хозяйства является серьезным тормозом освоения новых технологий, выпуска конкурентоспособной продукции, снижает доходность производства.

Помимо макроэкономических и институциональных причин кризиса сельского хозяйства следует уделить внимания факторам внутреннего характера, среди которых в первую очередь необходимо отметить снижение урожайности в растениеводстве, продуктивности в животноводстве и соответствующем увеличении затрат на единицу продукции.

Влияние урожайности основных с/х культур и продуктивности скота и птицы на прибыльность сельскохозяйственного производства можно продемонстрировать с помощью графиков (рис.2.1 и 2.2).

Видно, что глубина спада рентабельности в растениеводстве оказалась гораздо существеннее, чем глубина сокращения урожайности основных сельскохозяйственных культур. Кривые, характеризующие урожайность располагаются на графике выше кривой рентабельности реализации продукции растениеводства, что, свидетельствует о том, что для этой отрасли данный фактор не являются лимитирующим. Кривые, характеризующие продуктивность находится несколько ниже кривой рентабельности продукции животноводства, что позволяет сделать вывод о том, что фактор оказывает существенное влияние на результативность данной отрасли.


2000

2001

2002

2003

2004

2005

Рис. 2.1. Динамика рентабельности продукции растениеводства и урожайности основных сельскохозяйственных культур.


Рис. 2.2. Динамика рентабельности продукции животноводства и продуктивности скота и птицы


Наличие определенной схожести трендов рентабельности и урожайности зерновых и овощей открытого грунта свидетельствуют о существенном влиянии данных признаков на показатели прибыльности отрасли. Несовпадение линий урожайности картофеля и рентабельности отрасли объясняется тем, что производство данных культур концентрировано главным образом в личных подсобных хозяйствах и не оказывает существенного влияния на показатели эффективности отрасли в целом.

Несовпадение линий кривых на отдельных участках (период с 2002 по 2004 гг.) свидетельствует не об отсутствии связи между рассматриваемыми признаками, а о наличии более сложной модели их взаимодействия.

Такая сложная модель взаимосвязи учитывает наличие запаздывания по времени (лагов), а также инерционность динамики рентабельности и влияния на исследуемые признаки большого количества специфических факторов, в первую очередь, ценовых.

Таким образом, одной из важнейших характеристик динамики прибыльности сельскохозяйственного производства является ее детерминированность с динамикой урожайности и продуктивности, повышение или понижение которых, так или иначе, влияют на рентабельность сельскохозяйственного производства. Вместе с тем, следует заметить, что факторы внутреннего характера, тесно переплетаются с макроэкономическим факторами кризиса агарного сектора и во многом ими обусловлены. Так, с одной стороны, углубление диспаритета цен, а с другой стороны, сокращение бюджетной поддержки сельских товаропроизводителей усиливают деградацию финансовой базы сельскохозяйственного производства и сокращают покупательную способность наличных ресурсов оборонных средств, что, в свою очередь, приводит не только к декапиталичаиии сельского хозяйства, но и сужает возможности приобретения высококачественных семян, кормов, удобрений, горючего, средств защиты животных и растений.

Ситуация в настоящее время усугубляется тем, что накопленные сельхозпредприятиями долги достигли таких размеров, что перед АПК республики возникает реальная угроза массового банкротства. Неизбежные при этом организационно - экономические неурядицы, безусловно, способны оказать негативное воздействие на ход весенне-полевых и уборочных работ, а поэтому и на объем валовой продукции сельского хозяйства.

В этих условиях становится очевидной необходимость выработки эффективного механизма государственного регулирования несостоятельных предприятий агарного сектора с целью повышения эффективности и конкурентоспособности сельскохозяйственного производства.


2.3. Государственное регулирование несостоятельности (банкротства) на предприятиях агропромышленного комплекса


Существующая тенденция к нарастанию кредиторской задолженности сельскохозяйственных товаропроизводителей свидетельствует о неэффективности проводимых на селе реформ и необходимости реализации макро - и микрополитики создания внутренних ресурсов трансформации бизнеса с целью реформирования неплатежеспособных хозяйств и формирования эффективных, рыночно ориентированных предприятий.

Модель государственного регулирования несостоятельности предприятий АПК представлена в Приложении 7.

Основными направлением финансово-экономического оздоровления неплатежеспособных сельскохозяйственных организаций республики являются;

  • ликвидация долгов сельскохозяйственных организаций;

  • применение мер по предупреждению банкротства, направленных на досудебную санацию неплатежеспособного предприятия;

- проведение реорганизационных процедур с использованием механизмов банкротства.

Выбор конкретного направления финансово - экономического оздоровления должника определяется, прежде всего, его финансовым состоянием и реальным производственным потенциалом.

Ликвидация долгов сельскохозяйственных товаропроизводителей проводится в рамках программы финансового оздоровления в соответствии с Федеральным законом «О финансовом оздоровлении сельскохозяйственных товаропроизводителей» и предусматривает реструктуризацию задолженности перед бюджетом, внебюджетными фондами, поставщиками и подрядчиками.

Реорганизационные процедуры, предусматривающие досудебную санацию предприятия - должника, направлены на сохранение имущества и ресурсов предприятий и включают преобразование, присоединение, выделение, слияние, разделение, ликвидацию.

Наибольшее распространение на территории республики получили следующие виды реструктуризации неплатежеспособного предприятия:

1. Реорганизация предприятия - должника, проводимая в форме разделения или выделения. Данный вариант реструктуризации предполагает выделение из состава неплатежеспособного хозяйства отдельных производственных единиц с последующим присоединением их активов к активам инвестора. В качестве таких инвесторов, как правило, выступают перерабатывающие и торговые предприятия, имеющие возможность аккумулировать необходимые финансовые ресурсы. В республике указанные меры были применены в отношении 5 хозяйств.

2. Передача в аренду земли и основных производственных фондов неплатежеспособных хозяйств более благополучным хозяйствам. При этом арендатор в соответствии с договором аренды приобретает право последующего выкупа арендуемого имущества. Вся хозяйственная деятельность осуществляется арендатором; старое предприятие выполняет только - функцию собственника имущества и арендодателя. В качестве арендатора может выступать и вновь созданная структура, организованная на базе структурных подразделений неплатежеспособного хозяйства.

К преимуществам данного варианта следует отнести то, что отношения собственности на имущество в период действия договора аренды не меняются, что особенно важно при реорганизации предприятия, находящегося в государственной собственности, а также для акционерных обществ, поскольку необходимые решения по реорганизации могут быть приняты без созыва собрания акционеров. Недостатком же данного метода является отсутствие заинтересованности арендаторов в выживании собственника имущества, В республике данный вариант реорганизации избрало 8 хозяйств.

3. Продажа активов предприятия вновь созданному юридическому лицу. В соответствии с данным способом финн псового оздоровления новой организации передается самое ликвидное имущество неплатежеспособного хозяйства, перезаключаются договоры аренды земли с собственниками земельных долей. Работники прежней организации переводятся в новую. В дельнейшем все основное сельскохозяйственное производство сосредотачивается во вновь созданной организации, а прежнее хозяйство со временем ликвидируется посредством конкурсного производства.

Преимуществом этого метода является то, что он позволяет не только сохранить ликвидное имущество неплатежеспособного хозяйства, но и обеспечить занятость работников прежней организации. При - этом новая организация не имеет обязательств по погашению долгов старого хозяйства, Данное направление избрали 6 хозяйств республики.

4. Интеграция и кооперация нескольких неплатежеспособных сельскохозяйственных предприятий под структурой более крепкого сельскохозяйственного или перерабатывающего предприятия.

Это наиболее распространенная форма осудебной санации - таким образом, в республике было реорганизовано 23 сельхозпредприятия - должника.

Реализация перечисленных выше мер позволила, не прибегая к механизму банкротства, выделить в самостоятельные хозяйственные структуры наиболее рентабельные производства неплатежеспособных предприятий. При этом повысился уровень ответственности участников предприятия, ограничилось число лиц, имеющих право принимать участие в управлении производственно-хозяйственной деятельностью. Фактическое наличие рабочей силы было приведено в соответствие с реальными потребностями. Осуществлялось разукрупнение и социально щадящая ликвидация.

К тем хозяйствующим субъектам, которые не способны выйти из кризиса при замене менеджмента и к которым отсутствует интерес инвесторов. Целесообразно применение процедур банкротства как механизма позволяющего провести финансовое оздоровление предприятия, в том числе и путем его передачи от неэффективного собственника к более эффективному.

В применении института банкротства в Марий Эл можно проследить разделение на два этапа:

  1. Период действия Федерального закона от 08.01.1998 № 6-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

  2. Период действия Федерального закона № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

Первый закон «О несостоятельности (банкротстве) предприятий», принятый в 1992 г., также как и в целом в России, не оказал значимого воздействия на экономику республики.

Применительно к АПК республики период действия Второго закона о несостоятельности характеризуется динамичным ростом количества дел о банкротстве, возбуждаемых в отношении сельскохозяйственных предприятий и. крестьянских (фермерских) хозяйств. Если в 2000 г. к производству было принято 2 дела о банкротстве сельскохозяйственных организаций, в 2001 г. - 8, то в 2002 г. - уже порядка 20. В отношении крестьянских (фермерских) хозяйств республики первая процедура банкротства была инициирована в 2001 г. (в этом году было признано несостоятельным одно КФХ). По уже в 2002 г. аналогичное решение было принято в отношении 15 КФХ.

Необходимо заметить, что внешне резкий рост количества дел о банкротстве мало связан с несостоятельностью реально функционирующих предприятий и КФХ. Основная часть принятых в 2000-2002 гг. заявлений была связана с реализацией упрощенных процедур банкротства в отношении отсутствующих должников. Так, удельный вес дел в отношении отсутствующих и ликвидируемых должников в общем, числе принятых к производству дел о признании должника банкротом по сельскохозяйственным товаропроизводителям в 2002 г. достиг 57% . При этом необходимо отметить, что в целом отсутствующие должники в сельском хозяйстве - явление гораздо более редкое, чем в других отраслях экономики. Удельный вес исков в отношении сельскохозяйственных организации фермерских хозяйств в общем, количестве заявлений возрос с 3,9 % в 2000 г. до 6,3% в 2002 г. Для сравнения в целом по России данный показатель составлял 7,5% и 21,2% соответственно.

Следует отметить очень существенный и усиливающийся «разброс» в интенсивности применения процедур банкротства по отдельным регионам республики. Можно дать следующие оценки: наибольшее количество инициированных процедур банкротства приходится на предприятия Килемарского и Сернурского районов (11 и 7 дел соответственно). Тогда как в отношении сельхозпредприятий Звениговского и Волжского районов было возбуждено всего по одному производству по делу о несостоятельности. Подобные различия по масштабу банкротств объясняются неравномерностью экономического развития отдельных районов республики.

Основная тенденция в применении процедуры несостоятельности применительно к предприятиям АПК в период действия Второго закона о банкротстве - преобладание решений по открытию конкурсного производства (особенно в 2002 г.) при незначительной доле решений по введению внешнего управления. Такое соотношение процедур несостоятельности соответствует общероссийской тенденции. В целом по стране по результатам 2002 г. только порядка 5% предприятий «вышли из-под» банкротства в ходе процедуры наблюдения, 10% - вошли в реорганизационную процедуру (внешнее управление), при этом почти 80% перешли в стадию конкурсного производства (продажи имущества и ликвидации бизнеса).

Если исходить из статистики восстановления платежеспособности должников, в отношении которых было введено внешнее управление, то количество предприятий, вышедших из процедур банкротства на этой стадии, было также крайне незначительно. По оценкам экспертов, в 2002 г. в ходе реализации процедур внешнего управления не более 10% должников «вышли из-под банкротства», более 30% остались в этой реорганизационной процедуре в силу ее продления, а порядка 60% перешли в стадию ликвидации. К сожалению, подобная статистика применительно к аграрной сфере отсутствует, но можно предположить, что подобное соотношение сохранялось и в отношении предприятий данной отрасли. Таким образом, если не учитывать решения по продлению внешнего управления, то «жесткость» этой процедуры (в плане принятия решений о ликвидации должника) оказывается такой же, как и в случае наблюдения, что свидетельствует об очень низкой эффективности процедуры внешнего управления с позиции санации и реформирования бизнеса должника.

Более того, процедуры банкротства показали не высокий потенциал и с позиции погашения долгов кредиторам. Уровень их возврата по оценкам ФСФО по итогам 2002 г. не превышал 20%.

С введением в действие Третьего закона о банкротстве статистика дел о банкротстве несколько изменилась. В 2003 г. произошло резкое сокращение масштабов применения несостоятельности - количество заявлений о признании должников банкротами снизилось - в 7,5 раз, а в отношении сельскохозяйственных организаций республики - на 40%.

Столь кардинальное сокращение числа подаваемых заявлений было обусловлено тем, что налоговые органы практически перестали подавать заявления о банкротстве отсутствующих должников - нормы Третьего закона о несостоятельности установили, что процедуры банкротства в отношении отсутствующих должников могут применяться только при наличии соответствующих средств в бюджете. Кроме того, вследствие ужесточения условий подачи заявлений о несостоятельности, сократилось и число принятых к производству дел в отношении реально существующих должников по нашим оценкам, почти втрое.

Практика применения Третьего закона о несостоятельности в отношении неплатежеспособных предприятий АПК республики не позволяет говорить о наличии позитивных сдвигов в решении санационных и реабилитационных задач в ходе процедур банкротства.

Сохранилась тенденция к снижению и числа, и доли решений о введении внешнего управления. Удельный вес процедур внешнего управления, закончившихся открытием конкурсного производства, в рассматриваемый период превышал 90%; восстановления платежеспособности предприятий удалось добиться, как и прежде, в единичных случаях.

Введенная Законом новая реорганизационная процедура - финансовое оздоровление, которая должна была позволить при определенных условиях сохранить учредителям (участникам) должника контроль за судьбой предприятия в условиях возбужденного дела о банкротстве, оказалась вообще не востребованной. Отчасти это объясняется тем, что основными собственниками большинства неплатежеспособных хозяйств являются их работники, финансовые возможности которых в силу объективных причин ограничены. С другой стороны, единичные случаи применения данной процедуры в российской практике банкротства позволяют говорить о том, что законодатели явно переоценили наличие у собственников стремления к санации и развитию бизнеса должника.

В целом с учетом всех «стадий» процедуры несостоятельности в 2002–2005 гг. завершились «реабилитацией» бизнеса хозяйств - должников всего в 2 случаях.

Основными причинами невыполнения плана внешнего управления, как правило, являются:

- выбытие земельных паев, принадлежащих работникам предприятия, из состава посевных площадей;

  • высокая степень изношенности основных средств;

  • невозможность получения кредита;

  • отсутствие денежных средств для приобретения удобрений, ГСМ семян;

  • отсутствие платежеспособных инвесторов, способных сохранить профиль деятельности сельхозпредприятия.

  • отсутствие экспертного заключения по планам внешнего управления на стадии их утверждения.

Низкая результативность процедур банкротства предприятий АПК часто бывает обусловлена трудностями, спровоцированными действующим либо бывшим административным аппаратом предприятия. Наиболее распространенные механизмы подобных технологий - это резкое увеличение кредиторской задолженности перед каким-либо конкретным лицом посредством сомнительной сделки и проведение предварительной «реструктуризации», при которой выводится основное имущество из состава предприятия, а само предприятие затем объявляется банкротом.

В целом практика применения процедур несостоятельности в отношении предприятий АПК свидетельствует о сохранении и даже усилении направленности процедур несостоятельности на конкурсное производство. Поэтому наиболее актуальным в настоящее время является вопрос о повышении эффективности применяемых реорганизационных процедур с целью сохранения профиля активов сельхозпредприятия предприятия, сохранения рабочих мест, посевных площадей и поголовья скота.

Как показывает опыт, полностью успешными реабилитационные процедуры могут стать только при наличии инвестора, изначально ориентированного на приобретение и развитие конкретного предприятия. Более того, в сегодняшних условиях именно путем банкротства становится возможным обеспечить интересы эффективных собственников, приходящих в агропромышленный сектор. В противном случае, любые инвестиции, вложенные вне процедур банкротства (финансового оздоровления или внешнего управления), могут не дать ожидаемого результата как минимум по трем причинам. Во-первых, большинство расчетных счетов предприятий АПК блокировано инкассовыми поручениями налоговых органов. Во-вторых, наиболее энергичные действия судебных приставов по аресту ликвидного имущества начинаются, как показала практика, начинаются после поступления значимых инвестиционных средств. В-третьих, именно процедуры банкротства позволяют привести к управлению предприятием достаточно квалифицированных менеджеров, действующих не в своих собственных интересах, а в интересах инвестора.

Проблема привлечения инвестора остается актуальной и при введении процедуры конкурсного производства. Как показывает практика, при ликвидации несостоятельного сельхозпредприятия имущество должника не находит нового эффективного собственника, готового сохранить производственный профиль ликвидируемого предприятия и рабочие места. Поэтому для того, чтобы процедуры банкротства дали положительный результат (сохранение предприятия как имущественного комплекса и продолжение работы по своему профилю) необходимо еще до возбуждения дела о банкротстве найти такого собственника (инвестора). Представляется целесообразным привлечь к этой работе региональные и местные власти, поскольку любое предприятие АПК - это особый объект, отвечающий за продовольственную безопасность не только региона, но и страны в целом.

Таким образом, система государственного регулирования несостоятельных предприятий агарного сектора должна подходить к финансовому оздоровлению сельскохозяйственных организаций в первую очередь с позиции сохранения сельскохозяйственного потенциала и бизнеса на селе путем реорганизации неплатежеспособного предприятия и привлечения к управлению нового эффективного собственника. Данная концептуальная посылка позволит не только сократить число убыточных предприятий в отрасли, но и поможет снять социальную напряженность на селе.


3. Пути совершенствования и повышения

эффективности механизма банкротства предприятий АПК


3.1 Финансово-экономические рычаги оздоровления АПК


Неплатежеспособность большинства сельскохозяйственных предприятий является одной из центральных проблем современной агарной экономики России. Объем кредиторской задолженности и ее роса свидетельствуют о том, что сельское хозяйство не сумело адаптироваться к новым экономическим условиям и в первую очередь из-за неблагоприятных макроэкономических факторов.

Существует широкий спектр мер, направленных на восстановление платежеспособности предприятия в рамках досудебных процедур. Указанные процедуры направлены на предупреждение банкротства и могут включать реструктуризацию задолженности организации, реструктуризацию самого производства, реструктуризацию предприятия. Инициаторами проведения таких процедур могут быть как собственники неплатежеспособного предприятия и его кредиторы, заинтересованные в продлении деятельности сельскохозяйственного предприятия или во вхождении в состав его участников, так и региональные и местные органы власти.

В комплексе мер, проводимых федеральными и региональными властями и направленных на финансовое оздоровление предприятий АПК, особое внимание уделяется мерам по реструктуризации кредиторской задолженности сельскохозяйственных товаропроизводителей.

Первая реструктуризация задолженности сельхозпроизводителей была осуществлена в 1995 г. в части задолженности по кредитам 1992-1994 гг. Фактически это стало списанием 20 трлн. руб. (в ценах 1994 г.). В дальнейшем эта задолженность была переоформлена в долговые обязательства регионов, но это также не привело к возврату долгов в бюджет. Более того, к концу 1990-х гг. суммарная задолженность по отрасли вновь достигла крупных размеров, намного превосходящих суммарную выручку отрасли.

Частичная реструктуризация кредиторской задолженности по платежам в бюджеты всех уровней и государственные внебюджетные фонды была проведена в 1999-2002 годах в соответствии постановлениями Правительства Российской Федерации. В результате была реструктурированна задолженность 18,3 тыс. хозяйств (60%) на сумму 42 млрд. руб., при этом удельный нес просроченной кредиторской задолженности сельхозтоваропроизводителей в общей ее сумме сократился с 68 до 53 %. Однако не следует приписывать это снижение исключительно мерам по реструктуризации долгов: конъюнктура аграрного рынка после кризиса 1998 г. несколько лет была весьма благоприятна, что позволило повысить суммарную выручку отрасли и снизить количество убыточных хозяйств. Но уже в 2002 г. в силу перепроизводства практически всех сельскохозяйственных продуктов цены производителей падали почти полгода даже в номинальном выражении, при этом цены на основные ресурсы продолжали резко возрастать. В результате финансовое положение сельского хозяйства вновь резко ухудшилось, число убыточных хозяйств начало расти, увеличилась и сумма кредиторской задолженности. По состоянию на I января 2003 г. просроченную задолженность имели 83% сельхозорганизаций России.

Следующим этапом в решении проблемы финансового оздоровления сельскохозяйственных организаций стало принятие Федерального закона «О финансовом оздоровлении сельскохозяйственных товаропроизводителей», который стал базовым нормативно-правовым актом для продолжения работы по финансовому оздоровлению сельскохозяйственных организаций, проводимой в предыдущие годы.

Закон предусматривает правовые основы, и условия реструктуризации задолженности до начала процедур банкротства сельскохозяйственных предприятий. Сельскохозяйственные организации - участники программы оздоровления, по которым кредиторы, владеющие не менее 75% их кредиторской задолженности, приняли решение о реструктуризации, получают право на полное списание пеней и штрафов, а также частично сумм основного долга. Кроме того, им предоставляется отсрочка на погашение основного долга на срок не менее пяти лет или рассрочка не менее чем на четыре года. Главным принципом реструктуризации долгов установлено выполнение текущих обязательств сельхозпроизводителями.

Участие в данной программе является важным фактором сохранения потенциала сельскохозяйственных организаций, поскольку на субъекты, участвующие в реструктуризации долгов, не распространяется действие Закона «О несостоятельности (банкротстве)» со всеми вытекающими последствиями.

Следует, однако, отметить, что эффективность реализации этого механизма определяется в первую очередь структурой кредиторской задолженности. Долги реструктурируются главным образом на тех предприятиях, где основным кредитором является государство: такие сельхозтоваропроизводители получают возможность начать свой бизнес с чистого листа. Там же, где удельный вес кредиторской задолженности юридических и физических лиц значительно больше 25%, реализация программы финансового оздоровления становится мало вероятной, поскольку данные кредиторы, как правило, не заинтересованы в погашении задолженности только через 4-5 лет.

Проведенный нами анализ работы по финансовому оздоровлению сельскохозяйственных товаропроизводителей республики, свидетельствует об усилении темпов реализации мероприятий по реструктуризации долгов в сфере АПК. Если в 2004 г. соглашение о реструктуризации заключили 50,8% сельхозорганизаций республики, то в 2005 г. удельный вес таких предприятий составил уже 51,3%.

Объем реструктурированной кредиторской задолженности за два последних года вырос с 125,6 млн. руб. до 447,0 млн. руб. или более чем в 3,5 раза. При этом сумма отсроченной задолженности перед естественными монополиями выросла в 5 раз, перед бюджетом и внебюджетными фондами - в 3,5 раза, перед прочими кредиторами - в 3,2 раза. Из общей суммы реструктуризируемой задолженности под единовременное списание попало 356 млн. руб.

По нашим данным в результате реализации программы финансового оздоровления сельскохозяйственных товаропроизводителей объем просроченной задолженности только за 2005 г. сократился более чем в три раза, а доля реструктурированных долгов в общем, объеме краткосрочной задолженности на конец 2005 г. достигла 47%.

Однако работа по финансовому оздоровлению сельскохозяйственных товаропроизводителей затрудняется тем, что у многих предприятий уже на стадии вхождения в реструктуризацию практически нет возможности выполнить основное условие оплаты текущих платежей при одновременном погашении суммы основного долга даже в рассрочку, В результате такие хозяйства оказываются за рамками программы финансового оздоровления, а сама проблема несостоятельных хозяйств не решается, а только несколько ограничивается количественно.

Необходимо также учитывать, что долги предприятий ЛПК имеют разную природу. Часть долгов, как это показано выше, сформировалась из-за объективно неадекватных внешних условий функционирования сектора. Реструктуризация таких долгов с одновременным элиминированием факторов их возникновения при прочих равных условиях должна привести к повышению устойчивости производства в сельхозпредприятиях. Однако часть долгов связана- с неэффективностью или относительной низком эффективностью производства как такового. Реструктуризация долгов в этом случае даст только краткосрочный эффект, после чего задолженность опять будет накапливаться, что и было продемонстрировано предыдущим опытом реструктуризации долгов. Главным недостатком рассматриваемого закона является то, что такая многогранная проблема как финансовое оздоровление сельского хозяйства сводится только к вопросу реструктуризации долгов. Однако комплексный подход решению проблемы несостоятельности в сельском хозяйстве должен исходить из необходимости ликвидации основных факторов формирования финансовой проблемы аграрного сектора, сформулированных выше.

Нельзя рассчитывать, что сельскохозяйственное предприятие - должник при сохранившемся менеджменте, в условиях неблагоприятной внешней среды, в отсутствии реальной возможности для привлечения инвестиций сможет настолько улучшить свою деятельность, что это позволит ему зарабатывать средства для простого воспроизводства и возврата долгов. Тем самым, проблема финансового оздоровления сельскохозяйственных предприятий, не сводится исключительно к реструктуризации накопленной ими задолженности, а является результирующей очень широкого спектра экономико-политических усилий.

В этой связи важным звеном оздоровления предприятий АПК является разработка системы мер, направленных на поддержание их финансовой устойчивости в будущем. Для этого нужны кардинальные организационно-экономические меры: от реструктуризации производства и менеджмента до реструктуризации самого неплатежеспособного предприятия.

Все модели, направленные на восстановление управляемости сельхозпредприятиями и вывод слабых хозяйств республики из кризиса, предполагают передачу имущества неплатежеспособных сельскохозяйственных предприятий в новую сельскохозяйственную организацию и создание на ее базе агропромышленного объединения, интегрирующего несостоятельные предприятия данного района. Создание подобного объединения направлено на развитие процессов горизонтальной, вертикальной и индустриально-аграрной интеграции на селе. При этом горизонтально интегрированные структуры могут быть созданы на бане экономически сильных хозяйств; в качестве вертикальных интеграторов могут выступать торгово-закупочные и перерабатывающие предприятия; индустриально-аграрная интеграция должна осуществляться с участием крупных промышленных предприятий.

Основными положительными сторонами такого агарного объединения являются единая структура управления и возможность кредитования неплатежеспособных сельскохозяйственных предприятий в связи с тем, что формируется структура, не обремененная долгами. Кроме того, передача имущества во вновь созданную организацию позволит избежать его ареста как следствия невыполнения обязательств перед кредиторами. Концентрация товарно-материальных ресурсов и централизация управления даст возможность снизить издержки обращения, повысить производительность труда, облегчить контроль за материально-денежными потоками. Вновь созданная интегрированная организация позволит резко сократить управленческий аппарат в неплатежеспособных хозяйствах, осуществить подбор и прием наиболее квалифицированных управленцев и специалистов массовых профессий, таким образом, будут более эффективно решаться кадровые вопросы.

Объединенные в единую структуру неплатежеспособные предприятия получат не только возможность закупать товарно-материальные ресурсы, но и централизованно реализовывать производимую ими продукцию, снижая тем самым монопсонию торгово-закупочных организаций. Кроме того, такое агропромышленное объединение может создать благоприятные предпосылки для притока инвестиций, прежде всего от частных инвесторов, а также облегчит доступ к кредитным ресурсам, и соответственно, даст возможность воспользоваться компенсацией процентных ставок, выделяемой из республиканского бюджета, что в свою очередь позволит снизить себестоимость производимой продукции.

Моделями организации районных агропромышленных объединений с участием неплатежеспособных организаций могут быть:

1. Создание государственного унитарного предприятия (ГУН) на базе уже существующего предприятия (Приложение 8). Объединение формируется в результате переименования предприятия - интегратора и внесения изменений в его устав о предмете деятельности и полномочиях руководителей. При этом бывшие неплатежеспособные сельскохозяйственные предприятия преобразуются в сеть отделений созданного ГУП.

Директор объединения полностью контролирует работу отделений, решает вопросы распределения материально технических ресурсов и реализации готовой продукции. Для этих целей каждому отделению целесообразно утвердить сметы доходов и расходов.

Деятельность ГУП и входящих в него отделений финансируется за счет кредитов коммерческих банков, инвестиций других кредитных учреждений. При этом для обеспечения гарантий инвесторов целесообразно сформировать залоговый фонд за счет движимого имущества, передаваемого каждым подразделением ГУП.

В счет инвестиций объединением будут осуществляться централизованные закупки товарно-материальных ресурсов, должен быть установлен полный контроль за каналами распределения готовой продукции. Право бывшего неплатежеспособного предприятия распоряжаться произведенной продукцией должно быть ограничено для того, что бы предотвратить возможность ее продажи по ценам ниже рыночных, соответственно будут исключены случаи заключения прежними руководителями хозяйств сделок, ведущих к снижению платежеспособности,

Подобная схема финансирования деятельности позволит объединению избежать проблем, возникающих при безвозмездной передаче имущества: исключаются налоговые последствия, которые влечет за собой безвозмездное получение имущества, не допускается умышленное банкротство предприятия. Активы ГУП формируются за счет краткосрочной аренды переходимого имущества у тех хозяйств, на базе которых оно создано. При этом прежние сельхозпредприятия в перспективе должны подвергнуться процедурам банкротства, а арендуемое имущество должно быть выкуплено ГУП в процессе конкурсного производства.

Для повышения эффективности вновь созданного объединения целесообразно осуществить следующую последовательность действий:

- проанализировать его финансово-экономическое состояние с мелью выявления и устранения ошибочных решений, ведущих к неплатежеспособности, определить возможности финансово-экономическою оздоровления;

- оценить фактический оборотный капитала, сравнить его с планируемыми потребностями для восстановления платежеспособности и ведения рентабельного производства;

- разработать бизнес-план финансово-экономического оздоровления предприятия, включающий маркетинговый, производственный, организационный и финансовый аспекты, составить схему товарно-денежных потоков и реализовывать основные принципы хозяйственного расчета;

- привлечь рассчитанную в бизнес-плане сумму кредита.

2. Создание нового предприятия в форме акционерного общества (Приложение 9).

Новое акционерное общество (АО) также создается на базе неплатежеспособных хозяйств района. Его уставный капитал складывается за счет имущества (как движимого, так и недвижимого), переданного сельхозформированиями в счет оплаты за акции. У предприятий - учредителей АО остается имущество на сумму, равную их задолженности. На базе имущества неплатежеспособных хозяйств, переданного в новое объединение, создаются дочерние общества. Учрежденные предприятия являются вновь созданными организациями, не выступающими правопреемниками других предприятий и организаций. Их руководители назначаются по контракту, подписываемому директором объединения.

Преимуществом данной формы интеграции является то, что имущество вновь созданного объединения законодательно наиболее защищено при ликвидации участника — обанкротившегося хозяйства. Принадлежащие ему акции выставляются на продажу в ходе конкурсного производства. Таким образом, меняется только участник акционерного общества, а переданное имущество неплатежеспособного хозяйства не изымается из хозяйственного оборота.

Обеспечение гарантий инвесторов (кредиторов) на уровне района осуществляется за счет имущества, принадлежащего АО. На средства, соответствующие стоимости переданного имущества, производится эмиссия акций, которые размещаются среди предприятий-учредителей АО, пропорционально их вкладам в уставный капитала объединения. Затем мы предлагаем этим предприятиям реализовать контрольный пакет акций муниципальному органу власти. Он, в свою очередь, должен передать его Комитету по управлению имуществом района. Акции, оставшиеся у предприятий - учредителей АО, будут числится на балансе как долгосрочные финансовые вложения.

При реализации данной модели следует учесть следующие моменты:

- оплата акций имуществом на сумму свыше 200 минимальных оплат труда требует проведения оценки независимым оценщиком аудитором);

- при передаче в счет оплаты за акции недвижимого имущества необходимо наличие технических паспортов на объекты недвижимости и регистрации в Регистрационной палате;

- создание акционерного общества предполагает выпуск акций, эмиссию которых необходимо зарегистрировать в соответствии с законом;

  • сделки по продаже ценных бумаг значительно ниже номинальной стоимости могут быть опротестованы в установленном порядке.

3. Включение в интеграционную схему предприятий переработки и создание структуры агрохолдинга (Приложение10).

При привлечении средств инвесторов холдинг выкупает у несостоятельных хозяйств их имущество с оплатой денежными средствами. Поглощение неплатежеспособных предприятий может быть осуществлено и через скупку его долгов с последующей их конвертацией в акции предприятия или доли в его уставном капитале. В этом случае, если руководство несостоятельного предприятия не захочет передать контрольный пакет акций (долю в уставном капитале) в обмен на долги, то скупивший долги инвестор может инициировать процедуру банкротства. После чего временный управляющий оформляет мировое соглашение с инвестором, при котором последний становится собственником предприятия.

Созданный таким образом агорохолдинг будет иметь единую организационно-управленческую структуру с отделениями, сформированными на базе бывших неплатежеспособных хозяйств. Подобная организационная структура с централизованной системой управления и единым расчетным счетом позволит оперативно маневрировать товарно-денежными потоками объединения.

Успешное функционирование созданного агрохолдинга требует следующих действий:

  1. необходимо провести процедуры ликвидации неплатежеспособных хозяйств, имущество которых приобретено агрохолдингом;

  2. завершить оформление земельных долей за агрохолдингом;

3. развивать хозрасчетные отношения между структурными подразделениями.

Практика показывает, что формирование агрохолдингов ведет к резкому росту сельскохозяйственного производства, занятости и доходов сельского населения. Подобные объединения гораздо более уверенно, чем другие сельхозпроизводители чувствуют себя на рынке. Они в состоянии обеспечить паритет цен между аграрным сектором и другими отраслями экономики.

Таким образом, виды (модели) создаваемых хозяйственных объединений могут быть самыми разнообразными. На начальном этапе это могут быть государственные унитарные предприятия, полностью контролируемые органами власти. В дальнейшем необходимо акционирование этих предприятий и привлечение в них частных инвестиций. Следует отметить, что наиболее эффективно функционируют вертикально интегрированные объединения, включающие предприятия переработки и реализации продукции АПК.


3.2. Основные направления совершенствования механизма банкротства в сфере АПК


С экономической точки зрения, финансовое оздоровление сельскохозяйственных предприятий как элемент антикризисного управления, направлено на сохранение и укрепление конкурентного положения существующих сельскохозяйственных предприятий на конкретном рынке, предотвращение их банкротства и потери собственности его нынешними владельцами. Экономическое оздоровление в его первоначальном смысле через повышение конкурентоспособности аграрного бизнеса позволяет повысить отдачу от бизнеса для его собственников, государства, наемного персонала, жителей соответствующей территории.

К тем хозяйствующим субъектам, которые не способны выйти из кризиса при замене менеджмента и к которым отсутствует интерес экономически устойчивых структур, целесообразно применение процедур банкротства как механизма позволяющего провести финансовое оздоровление предприятий, в том числе и путем их передачи от неэффективного собственника к более эффективному.

Проведенный нами анализ применения процедур банкротства в республики свидетельствует о необходимости повышения действенности института несостоятельности применительно к агарному сектору экономики. В этой связи совершенствование механизма правового регулирования несостоятельности предприятий является важным направлением формирования и развития антикризисного управления сельским хозяйством.

Предпринимательская деятельность в сельском хозяйстве характеризуется особенностями, которые в обязательном порядке должны учитываться при реализации процедур банкротства в отношении предприятий АПК. Как было отмечено выше, специфика предпринимательства в этой сфере выражается в зависимости результатов деятельности от природных факторов, использовании особо ценного ресурса - земель сельскохозяйственного назначения, а также в сезонном характере аграрного производства.

Сельскохозяйственная продукция зачастую не может быть сбыта сразу. Во-первых, требуется определенный срок для того, чтобы её реализация пошла быстрыми темпами. Это зависит часто от рыночной конъюнктуры, которая достаточно не стабильна, что в свою очередь не позволяет точно рассчитать план сбыта или реализации произведенной продукции. Во-вторых, требуется определенное время для того, чтобы сельскохозяйственная организация стала получать прибыль.

Финансовое состояние сельскохозяйственной организации усугубляется и тем, что подобные организации зачастую подолгу работают в долг. Огромные ресурсы закладываются ради получения всего результата за короткий промежуток времени, после чего начинается подготовка к следующему периоду, в который организация производит новые затраты. Таким образом, прибыль от основной деятельности формируется сразу за небольшой промежуток времени. В результате этого, при удачном стечении обстоятельств, хозяйство, находящееся в состоянии убыточности, за относительно небольшое время становится прибыльным.

Выше было отмечено, что при введении ряда процедур в угнетении сельскохозяйственных организаций (наблюдение, финансовое оздоровление и внешнее управление) законодательством о несостоятельности предусмотрены специальные сроки. В данном случае отдается максимальное внимание характеру функционирования данных организаций. Однако, устанавливая в отношении сельскохозяйственных организаций специальные сроки финансового оздоровления и внешнего управления, законодательство не учитывает специфику аграрного бизнеса при подаче заявления о признании сельскохозяйственной организации банкротом.

Для хозяйства растениеводческого направления срок в 3 месяца, исходя из сложившейся технологии производства, явно недостаточен.

Общий срок в три месяца со дня просрочки исполнения обязательств, является вполне обоснованным для большинства организаций. Подобный срок поможет дисциплинировать многих недобросовестных должников, которые подолгу не исполняют взятые на себя обязательства, по вряд ли оправдан применительно к предприятиям аграрного сектора, поскольку сельхозтоваропроизводители имеют возможность расплатиться с кредиторами зачастую только в определенные периоды времени. В сельском хозяйстве получение результатов от деятельности не зависит исключительно от воли хозяйствующего субъекта и во многом обусловлено влиянием природных факторов, при этом сами результаты часто бывают одномоментными. Сельскохозяйственная организация берет на себя обязательства перед кредиторами, использует в процессе своей деятельности чужую хозяйственную технику по договору, заключает договоры на поставку топлива и иные сделки, направленные на достижение конечного результата деятельности. Организация вполне может произвести расчеты с кредиторами, но в процессе деятельности резко возрастают непредвиденные расходы, не позволяющие удовлетворить нее требования по данным обязательствам. Сезонный характер деятельности сельскохозяйственной организации не позволяет ей получить доход в тот момент, когда это требуется, так как результат ожидается только в будущем. Получается, что сельскохозяйственная организация становится заложником собственного характера деятельности.

Для сельскохозяйственной организации возможность таких расчетов возникает при наступлении объективных факторов, не зависящих полностью от её воли. Возможность таких расчетов может откладываться на долгие месяцы. Поэтому в отношении именно этих организаций нельзя сказать, что срок для выявления признаков банкротства сельскохозяйственных организаций, обозначенный в законе в три месяца со дня неисполнения обязательств, позволит дисциплинировать данные организации.

Основываясь на вышесказанном, мы считаем необходимым внесение изменений в Закон о несостоятельности относительно определения признаков банкротства в отношении сельскохозяйственных организаций. С нашей точки зрения, срок, необходимый для определения признаков банкротства сельскохозяйственной организации необходимо увеличить до 6 месяцев, то есть продлить установленный в настоящее время срок ровно на столько, на сколько закон позволяет для сельскохозяйственных организаций продлевать срок внешнего управления.

Мы считаем, что «гонкой отсчета» при, подаче заявления о банкротстве следует считать не начало производственного цикла сельскохозяйственной организации, а начало наступления исполнения взятых на себя обязательств. Именно с этими обстоятельствами законодательство о банкротстве связывает понятие неплатежеспособности. Поэтому в этом случае необходимо исходить не из возможности пройти полный производственный цикл, а из возможности произвести расчеты после окончания всех работ, во исполнение которых были получены средства кредиторов.

Поскольку результаты от деятельности сельскохозяйственная организация может ожидать где-то в ноябре, то именно с этим срокам нужно связывать возможность для подачи заявления о банкротстве. Часто требуется большее количество времени для того, чтобы получить денежные средства после окончательной реализации. В этом отношении трехмесячный срок со дня неисполнения обязательств действительно, недостаточен для того, чтобы считать сельскохозяйственную организацию неплатежеспособной. Поэтому и целесообразно продлить его до шести месяцев.

Увеличение срока до 9 месяцев, в конечном итоге может привести к тому, что к моменту подачи заявления о признании неплатежеспособности сельскохозяйственной организации последняя как раз будет запускать новый затратный механизм. В этой ситуации маловероятно, что организация будет в состоянии рассчитаться с бывшими кредиторами. Поэтому в целях тою, чтобы не допустить еще большего накопления кредиторской задолженности, в процесс управления такой сельскохозяйственной организацией обязан включиться арбитражный управляющий. В этом случае при процедуре наблюдения временный управляющий, назначаемый арбитражным судом, должен разобраться с положением дел должника и выяснить возможности для принятия мер по восстановлению его платежеспособности. Если допустить в качестве условия для подачи заявления о банкротстве сельскохозяйственной организации девятимесячную просрочку исполнения обязательств, то вышеприведенные действия временного управляющего не смогут быть реализованы, так как тот срок, в течение которого можно существенно повлиять на деятельность сельскохозяйственной организации в полном сезоне, в этом случае будет уже пропущен.

Другой актуальной проблемой требующей решения, является низкая результативность процедур банкротства с позиции санации и реабилитации предприятий АПК. Низкий процент хозяйств, вышедших из процедур банкротства в процессе внешнего управления заставляет задуматься о необходимости продления срока указанной процедуры по сравнению с предусмотренным в законе.

На наш взгляд, законодатель, учитывая особенности функционирования сельскохозяйственных организаций, не совсем правильно подошел к вопросу о сроках внешнего управления, применяемых к данному типу должников, хотя совершенно четко определил зависимость подобных организаций от природно-климатических и иных объективных факторов их деятельности.

Как известно, Закон устанавливает общий срок внешнего управления в отношении таких организаций не более двух лет и трех месяцев, который, и случае крайне неблагоприятных условий, стихийных бедствий и иных случаях, указанных в законе, может быть продлен еще на год.

Если в отношении сельскохозяйственной организации вводится внешнее управление, например, в летний период, то по предусмотренным Законом срокам она имеет возможность получения результатов деятельности в трех сезонах. То есть в течение двух лет и трех месяцев сельскохозяйственная организация получает реальную возможность восстановить свою платежеспособность. В данном случае имеется в виду именно сельскохозяйственная среднестатистическая организация, получающая эффект от результатов своей деятельности один раз в году.

Но совсем иная ситуация складывается когда внешнее управление в отношении данной организации вводится перед началом очередного сезона, когда такая организация осуществляет просчет планов на подготовку к новому сезону. Это может быть январь, февраль текущего года.

Получается, что в период нахождения в процедуре внешнего управления такая сельскохозяйственная организация имеет возможность извлечения продуктов своей деятельности только в двух сезонах, так как в силу ограничения Закона она не попадает в третий. То есть срок внешнего управления может истечь в самой середине сезона, и в таком случае результаты от вложений не могут быть получены в силу объективных природных факторов. В связи с этим возникает вопрос о целесообразности такого продления. В данном случае сельскохозяйственная организация оказывается не в состоянии исполнить все требования кредиторов, что известно уже заранее до истечения срока внешнего управления.

И эта невыгодная ситуация возникает лишь из-за времени подачи заявления о банкротстве либо времени введения внешнего управления.

Несомненно, что сроки внешнего управления должны быть ограничены каким-то оптимальным максимальным сроком. Продление внешнего управления до окончания соответствующего периода сельскохозяйственных работ и время, необходимое для реализации продукции, может трактоваться по-разному, что не исключит некоторых «перегибов» в отношении определения этих сроков. Именно поэтому в п. 3 ст. 178 Закона о банкротстве вводится ограничение не продление срока внешнего управления данными организациями, превышающее общие сроки внешнего управления, на три месяца.

Надо сказать, что этот срок, действительно, позволяет сельскохозяйственной организации в течение трех сезонов осуществить меры по восстановлению платежеспособности должника, но только в том случае, если внешнее управление в отношении нее введено в разгар первого сезона, что в соответствии с указанными в законе сроками позволит осуществить все меры» направленные на восстановление платежеспособности.

Совсем по-иному представляется ситуация, когда внешнее управление в отношении сельскохозяйственной организации вводится после окончания очередного сезона или в самом его начале. В данном случае, по указанным в законе срокам, при продлении внешнего управления сельскохозяйственная организация не получает от этого реальной пользы из-за того, что это управление ограничено максимальным сроком. Получается, что в указанном случае максимальный срок, устанавливаемый законодательством, перечеркивает принцип введения и продления внешнего управления сельскохозяйственной организацией (до окончания соответствующего периода сельскохозяйственных работ и с учетом времени, необходимого для реализации произведенной или произведенной и переработанной сельскохозяйственной продукции).

Очевидно, что продление срока внешнего управления в данном случае бессмысленно, так как не приведет к положительным результатам. Срок внешнего управления окончится гораздо раньше появления возможности получения прибыли.

Таким образом, срок внешнего управления сельскохозяйственной организацией, установленный в Законе, может не дать возможности восстановления платежеспособности тем организациям, которые имеют реальный шанс выйти из полосы финансовых затруднений после третьего сезона, но не имеющим на осуществление этого времени из-за ограничения, указанного в Законе.

Получается, что в определенных случаях одни сельскохозяйственные организации при прочих равных условиях получают большие возможности для восстановления своей платежеспособности, чем другие, имея в своем наличии большее количество сезонов, необходимых для осуществления реабилитационных процедур. Зависит же это от того, когда было подана заявление о признании должника банкротом, либо от времени введения в отношении него внешнего управления.

Очевидно, что срок внешнего управления в отношении сельскохозяйственной организации должен быть увеличен. В данном аспекте возможность продления внешнего управления, на наш взгляд, должна быть ограничена не тремя месяцами, а, по крайней мере, еще одним годом, превышающим общие сроки внешнего управления для большинства организаций. Таким образом, максимальный срок дайной реабилитационной процедуры следует установить в три года.

В этом случае любая сельскохозяйственная организация, независимо от того, когда в отношении ее была введена та или иная процедура несостоятельности, может использовать для восстановления своей платежеспособности одно и то же количество сезонов. Объяснимо это тем, что для сельскохозяйственной организации в процессе ее банкротства важно, по большей части, наличие времени, необходимого для извлечения продуктов деятельности, но не само его количество. Получив результат своей работы, сельскохозяйственная организация может иметь в своем наличии еще несколько месяцев для восстановительных процедур, но не сможет ими воспользоваться, в силу объективных причин, так как сезон уже окончен, а следующий будет только в перспективе.

Другим не менее важным направлением в совершенствовании механизма несостоятельности в сфере АПК является повышение эффективности конкурсного производства и в первую очередь решение социальных проблем, неизбежно возникающих при ликвидации неплатежеспособного хозяйства.

Создание колхозов и совхозов проходило в свое время по административно-территориальному признаку. Таким образом, членами колхоза (совхоза) становились жители деревень, входящих в один сельский округ. Соответственно земля, принадлежавшая колхозу на праве общей долевой собственности, находилась в границе данного сельского округа. Поэтому в случае ликвидации сельскохозяйственного предприятия, которое зачастую является одним из основных работодателей в своем сельском округе, не только высвобождается определенное количество людей с неопределенной перспективой найти новую работу, но и практически без средств к существованию остаются все остальные жители данной территории, что неминуемо приводит к росту социальной напряженности. В этой ситуации единственный способ избежать негативных социальных последствий - это продать имущество предприятия единым комплексом лицу (физическому или юридическому), которое либо уже работает в данном сельском округе, либо будет в нем работать по профилю ликвидируемого предприятия.

Однако решение социальных проблем не входит в обязанности конкурсного управляющего. Качество его работы оценивается в первую очередь по объему удовлетворенных требований, поэтому конкурсный управляющий должен в первую очередь стремиться к максимизации выручки от продажи имущества. А как показывает практика, получить максимальную выручку от реализации имущества предприятия позволяет продажа его по отдельным объектам. Таким образом, возникает конфликт интересов: кредиторам и конкурсному управляющему выгодна такая продажа, но в силу выше названных причин это не устраивает работников ликвидируемого предприятия, а также местную администрацию. В этой ситуации все зависит от конкурсного управляющего. Если в его понятие добросовестности и разумности входит недопущение негативных социальных последствий процедуры ликвидации, он будет стремиться провести продажу имущества, отвечающую интересам местного населения.

Однако решение социального вопроса нельзя оставлять на усмотрение конкурсного управляющего. В связи с этим мы считаем целесообразным, добавить в Закон о банкротстве ряд императивных норм, связанных с особенностями конкурсного производства в отношении селообразуюших предприятий, направленных на сохранение кадров и производственно-социальной сферы села. В частности, использовать некоторые нормы, относящиеся к банкротству градообразующих предприятий: участие в деле органа местного самоуправления и специфический порядок продажи имущества, направленный на сохранение рабочих мест. Кроме того, необходимо расширить круг лиц, имеющих преимущественное право приобретения имущества ликвидируемого должника, включив в них не только хозяйства и КФХ, земельные участки которых непосредственно прилегают к земельному участку должника, но других сельхозпроизводителей и переработчиков района. Внесение данных поправок в Закон поможет повысить результативность конкурсного производства применительно к АПК, позволив сохранить профиль активов ликвидируемого сельхозпредприятия предприятия, рабочие места и производственный потенциал района.

Еще одной проблемой, требующей неотложного решения, является недостаточная квалификация арбитражных управляющих, с которой нередко связывается низкая эффективность процедур банкротства.

Как свидетельствует многолетняя практика, работа арбитражных управляющих, вызывает немало нареканий. Они нередко нарушают сроки и порядок уведомления о времени и месте проведения собрания кредиторов; недостаточно активно обращаются с исками в суд в случае выявления недостач товарно-материальных ценностей в процессе проведения инвентаризации; не оспаривают различного рода сделки по отчуждению имущества должника, которые имели место накануне банкротства; не всегда принимают активные меры по взысканию дебиторской задолженности и т.д. В целях более квалифицированной реализации арбитражного управления закон устанавливает обязательное требование о наличии у управляющего высшего образования (ст. 20), а при необходимости и требовании кредиторов - экономического, юридического или специального, соответствующего сфере деятельности должника (ст. 23). Высокие требования к арбитражным управляющим обусловлены нестандартностью их деятельности, когда в ограниченное время необходимо принять верное решение, направленное на максимально возможное оздоровление предприятия.

К сожалению, в настоящее время далеко не все арбитражные управляющие имеют юридическое или экономическое образование. Не имея такой базовой подготовки, сложно эффективно управлять предприятием-должником. Более того, деятельность в аграрной сфере накладывает определенные трудности. Только незначительный процент управляющих представляют себе специфику деятельности предприятий АПК. Указанные обстоятельства свидетельствуют о важности проведения гильдиями арбитражных управляющих или саморегулируемыми организациями периодических обучающих мероприятий.

Таким образом, несовершенство законодательных актов, посвященных ситуации банкротства применительно к аграрному сектору экономики, требует более детальной проработки норм, регулирующих несостоятельность сельскохозяйственных организаций. Устанавливая механизм банкротства и его рабочие процедуры, существующий механизм правового регулирования несостоятельности уделяет недостаточное внимание характеру функционирования данных организаций, а также совершенно не охватывает проблемы экономического плана, предваряющие или сопутствующие несостоятельности субъектов данного сектора экономики. Внесение соответствующих поправок в законодательство о банкротстве, безусловно, должно положительно повлиять на организации аграрного сектора.


3.3 Использование механизмов банкротства в снижение уровня несостоятельности в сельском хозяйстве


В настоящее время перед АПК страны стоит реальная проблема избыточной финансовой несостоятельности сельхозпроизводителей, которая не всегда формировалась по причине неэффективных решений собственников этих предприятий, а во многом является результатом объективных трансформационных процессов. Поэтому для обеспечения устойчивого роста аграрного сектора, необходима комплексная система мер по элиминированию причин формирования этой несостоятельности.

Эта задача предполагает принятие комплексной программы или совокупности мер по снижению уровня несостоятельности в аграрном секторе. Главными целями указанной программы должны стать повышение эффективности сельскохозяйственного производства и снижение уровня убыточности сельскохозяйственных предприятий.

Программа должна быть нацелена на решение следующих основных задач:

1. Решение проблемы сельской занятости. При закрытии сельхозпредприятий главной является проблема сельской занятости. В России неаграрная сельская занятость практически не развита, в связи с этим каждое сельхозпредприятие - основной источник доходов местных жителей. Поэтому ликвидация сельхозпредприятия порождает необходимость параллельного решения проблемы занятости сельского населения на соответствующей территории.

2. Поддержание социальной инфраструктуры. Во многих районах сельхозпредприятия продолжают поддерживать социальную и инженерную инфраструктуру на своей территории. Ликвидация такого предприятия порождает проблему социального и инженерного обустройства

соответствующей территории. При этом необходимо иметь в виду, что ликвидируются финансово слабые хозяйства. Их возможности и по предоставлению доходов сельским жителям, и по содержанию сельской инфраструктуры крайне ограничены, поэтому указанные проблемы на этих территориях уже являются первостепенными.

  1. Сохранение активов сельхозорганизаций в сельском хозяйстве. При ликвидации сельхозпредприятий их имущество продается на торгах. Было бы целесообразным сохранить фонды сельскохозяйственного назначения в аграрном производстве.

  2. Разработка механизма учета земельных отношений при проведении банкротства сельхозорганизаций. Продажа, ликвидация, любая иная реорганизация сельхозпредприятия без рассмотрения земельного вопроса способна подорвать финансово-экономическое положение новых собственников или пользователей земли.

  3. Максимальное сохранение производственной целостности сельхозорганизаций. При осуществлении процедуры банкротства необходимо всячески стремиться к тому, чтобы сохранить и осуществить продажу сельхозпредприятия целиком, а не дробить и распродавать его по частям. Последнее возможно только в случае, если оказалось невозможным продать предприятие целиком. Продажа предприятия целиком, во-первых, позволяет сохранить производственную специализацию сельхозпредприятия в случае, если это целесообразно; во-вторых, продать предприятие по цене, гораздо более высокой по сравнению с той, которая будет получена, если предприятие будет дробиться и продаваться по частям; в-третьих, снижает затраты на решение социальных проблем, связанных с ликвидацией предприятия.

Используя механизм банкротства для снижения уровня несостоятельности в АПК необходимо исходить из того, что главная цель данного института - финансовое санирование при котором ликвидация сельхозорганизаций рассматривается как крайняя мера. Однако санации должны подвергаться только те предприятия, которые способны выйти из кризиса и восстановить свою платежеспособность; хозяйства, неспособные эффективно вести свою деятельность должны быть ликвидированы. Необходимо уйти от задачи сохранения всех сельхозпредприятий любой ценой.

В рамках механизма банкротства должны быть решены следующие задачи:

1. Ликвидация фиктивных хозяйств.

Фиктивные предприятия в сельском хозяйстве представлены двумя типами. К первому типу относятся так называемые отсутствующие должники предприятия зарегистрированные, но не ведущие хозяйственную деятельность и не представляющие отчетность. Второй тип фиктивных предприятий представляют предприятия - двойники, созданные для увода предприятия от долгов. Эти предприятия практически не имеют фондов, но накапливают огромные долги. Создание таких предприятий дает временную передышку сельхозпроизводителям, однако не устраняет основные причины несостоятельности, что в итоге приводит к ситуации неплатежеспособности и вновь созданную организацию. В связи с этим актуальной становится задача быстрого выявления и ликвидации предприятий-двойников, а также создания условий, препятствующих созданию подобных организаций вновь.

В отношении фиктивных предприятий первого типа целесообразно применение упрощенных процедур банкротства. При этом основные проблемы банкротства действующих предприятий (сохранение сельской занятости, поддержание социальной инфраструктуры) возникать не должны, поскольку такие предприятия не формируют доходов сельского населения и не содержат социальную и инженерную инфраструктуру. Основная проблема, возникающая при банкротстве подобных организаций, связана с тем, что сумма конкурсной массы, как правило, не покрывает стоимость конкурсного производства. В этой связи при банкротстве фиктивных предприятий первого типа (отсутствующих должников) целесообразно заключение мировых соглашений

Поскольку одним из крупнейших конкурсных кредиторов будут федеральные и региональные бюджеты, то можно было бы предусмотреть в условиях мирового соглашения отчуждение части земли и фондов для создания муниципального предприятия по содержанию инженерной инфраструктуры территории. Члены кооператива, безусловно, не несут ответственности по делам своего кооператива своими земельными паями, но в рамках мирового соглашения они могут пойти на такое частичное отчуждение земли, так как это преследует и их интересы как жителей данной территории.

Описанная выше процедура банкротства может быть применена и в отношении предприятий, фактически не ведущих хозяйственную деятельность (фиктивные предприятий второго типа). Поскольку конкурсная масса в хозяйствах-двойниках ничтожна и ее стоимость не может покрыть расходов по проведению конкурсного производства, наиболее приемлемым решением также является заключение мирового соглашения. Однако в данном случае потребность формирования муниципального предприятия представляется нам не столь очевидной.

После заключения мирового соглашения предприятие должно быть ликвидировано.

2. Банкротство действующих предприятий с сохранением профиля их активов.

После ликвидации фиктивных предприятий сохраняется проблема банкротства реально хозяйствующих, но неэффективных хозяйств. Процедуры банкротства должны быть инициированы по отношению ко всем этим предприятиям. При этом в отношении предприятий способных повысить эффективность хозяйственной деятельности в будущем должны быть применены реорганизационные процедуры банкротства, остальные организации должны быть ликвидированы. Причины несостоятельности и рекомендации по их устранению должны

быть установлены арбитражным управляющим в ходе процедур наблюдения и финансового оздоровления. Если удается установить причины финансового кризиса и решить ее на стадии наблюдения и финансового оздоровления, предприятие целесообразно сохранить в своем прежнем качестве. Очевидно, таких предприятий будет немного, но отвергать такую возможность оздоровления предприятия нельзя.

На стадии конкурсного производства сохранение сельхозпредприятия как целостного производственного комплекса также не исключено. Согласно ст. 179 закона о несостоятельности, при продаже имущества сельхозпредприятия оно должно быть предварительно выставлено на торгах как целостный комплекс. В результате успешности таких торгов предприятие сохраняется, хотя и меняет собственников.

В связи с этим целесообразно на стадии подготовки к реализации имущества предприятия-банкрота провести работу по аккумулированию земельных паев в уставном капитале предприятия. При продаже сельхозорганизации, земля которой находится в аренде, земля, равно как и арендные права, на нее, не переходят к новому собственнику предприятия. Таким образом, новый собственник должен заново заключать арендные договоры, что существенно снижает привлекательность такого производственного комплекса при продаже его на торгах, уменьшает его стоимость и вероятность продажи как целостного предприятия, Кроме того, существует опасность, что при приобретении имущественного комплекса без земли преследуется цель использования его не как самостоятельного предприятия, а как отдельных фондов, в том числе, для последующей перепродажи.

Внесение паев в уставный капитал сельхозорганизации выгодно и собственникам должника, поскольку велика вероятность того, что предприятие, не проданное как единый комплекс, прекратит свое существование, следовательно, сдавать земельный пай в аренду будет просто некому. Внесение пая в уставной капитал позволяет так же сохранить занятость на этом предприятии.

3. Решение проблемы сельской занятости, программа переподготовки кадров в сельской местности, программа поддержки кредитной кооперации».

Ликвидация части сельскохозяйственных предприятий неизбежно влечет за собой ряд проблем, которые потребуют незамедлительного решения. В первую очередь это касается проблемы сельской занятости, поскольку абсолютное большинство сельхозпредприятий является селообразующими.

Для решения данной проблемы мы предлагаем реализовать следующие меры:

1) временное сохранение за территорией субсидий, выплачиваемых, ликвидируемому предприятию.

Реализация этой меры позволит создать финансовые основы для осуществления остальных мер.

2) создание условий для предпринимательства местного населения. При этом нужно осознавать ограниченность ЛПХ как устойчивого источника дохода на территории ликвидированных хозяйств. ЛПХ, безусловно, частично решит проблему продовольственного обеспечения населения, но стабильного денежного дохода на этой территории оно не даст. Поэтому необходимо поддерживать все возможные инициативы местного населения по организации альтернативной предпринимательской деятельности.

Другим направлением в сфере развития неаграрной занятости в сельской местности может стать сбор и распространение информации об опыте сельского неаграрного предпринимательства в стране. Учитывая относительную дешевизну и высокую отдачу такого рода деятельности, можно говорить об исключительной эффективности данного направления работы.

Поскольку все предпринимательские начинания по организации альтернативной занятости требуют первоначальных финансовых вложений необходимо развитие системы мелкого кредита.

3) создание условий для привлечения работодателей на данную

территорию.

В рамках реализации этой меры необходимо рассмотреть возможности привлечения высвобождающейся рабочей силы промышленными и сервисными предприятиями района (или соседних районов). Возможно, такое трудоустройство потребует переобучения кадров, которое может быть организовано за счет бюджетных средств (в том числе и на счет зарезервированных субсидий), но только при условии, что на неаграрных предприятиях района существует реальный (заявленный) спрос на рабочую силу.

4) организация общественных работ и осуществление компенсационных выплат

Проведение общественных работ целесообразно в том случае, когда других способов создания рабочих мест и неаграрных источников доходов на территории ликвидированного сельхозпредприятия не существует. Такие работы должны быть ориентированы на низкоквалифицированную рабочую силу (подготовительные работы по прокладке дорог, расчистка леса, прорубание просек для линий электропередач и т.п.). Сюда же нужно отнести и создание муниципальных предприятий для поддержания инженерной инфраструктуры территории, так как такое предприятие также создаст рабочие места.

Кроме того, необходимо также решить проблему социальной реабилитации населения, так как закрытие предприятия, с которым была связана жизнь нескольких поколений местного населения, будет неизбежно сопровождаться негативными социально-психологическим последствиями. С этой целью необходимо разработать программу создания служб социальной защиты населения в сельской местности. Данная мера должна содействовать изменению социального климата в деревне и кристаллизации гражданских инициатив вокруг таких служб.

5) переподготовка кадров в сельской местности.

Реализация данной меры направлена на снижение уровня сельскохозяйственной занятости в сельской местности. Для этого необходимо провести ряд мероприятий по переподготовке кадров, причем это не должно быть разовой акцией, основанной на проведении различного рода курсов и семинаров. В данной сфере необходима систематическая работа государственных органов, направленная на расширение потенциальных возможностей сельского населения для смены профессии и активного поиска источников дохода. В частности, мы предлагаем провести следующие мероприятия:

массовое распространение позитивного опыта несельскохозяйственной или нетрадиционной сельскохозяйственной деятельности; издание соответствующей литературы, компания в средствах массовой информации, семинары на базе плотных регионов;

  • смена концепции школьного образования в сельской местности: перенесение центра тяжести с обучения школьников основам сельскохозяйственного производства на распространение навыков неаграрной деятельности в сельской местности;

  • бюджетное субсидирование расходов на организацию курсов подготовки кадров для компаний, открывающих рабочие места и сельской местности;

введение специализированных курсов по сельскому развитию в специализированных сельскохозяйственных учебных заведениях.

4. Решение проблемы содержания социальной и инженерной инфраструктуры.

При банкротстве сельхозпредприятий, сопряженном с ликвидацией предприятия, в большинстве случаев возникает проблема содержания социальной и инженерной инфраструктуры, которая хотя бы и в минимальной степени, но поддерживалась сельхозпредприятием.

Для решения этой проблемы, должна быть завершена передача основных объектов инфраструктуры в сельской местности местным органам власти: это в значительной мере сократит объем необходимых работ при банкротстве сельхозпредприятий. Кроме того, закон о несостоятельности (ст. 131) требует включения этих объектов в конкурсную массу и реализации на торгах в случае конкурсного производства. Поскольку почти очевидно, что в сельской местности такие торги бесперспективны, желательно, чтобы указанные объекты еще до момента объявления предприятия несостоятельным были переданы в собственность других субъектов.

Передача объектов социальной и инженерной инфраструктуры местным органам власти также требует серьезного пересмотра бюджетного планирования: часть выделяемых бюджетных средств должна быть переориентирована на содержание инфраструктуры в сельской местности. По сути, многие местные субсидии направлены на сохранение сельхозпредприятий, в экономическом смысле давно уже ставших хронически несостоятельными. Местные власти стремятся сохранить эти предприятия для поддержания на их территориях минимально необходимой инфраструктуры. На наш взгляд, рациональнее не поддерживать неэффективное производство в надежде на то, что это сохранит инфраструктурные объекты, а напрямую финансировать предприятия, созданные для развития и эксплуатации этой инфраструктуры.

5. Решение проблемы сохранения фондов в сельском хозяйстве.

При продаже конкурсного имущества сельхозпредприятия по частям возникает угроза того, что это имущество покинет аграрный сектор: наиболее ликвидные фонды (в первую очередь техника) могут быть проданы в неаграрные отрасли. В этой связи целесообразно было бы избежать такого развития событий.

Процедура проведения конкурсных торгов при банкротстве сельскохозяйственной организации дает некоторые гарантии того, что имущество предприятия-банкрота сохранится для аграрного производства в республике. Однако представляется, необходимым расширить круг организаций имеющих право преимущественного приобретения имущества сельскохозяйственных организаций. В настоящее время в соответствии со ст. 179 Закона о несостоятельности (банкротстве) при проведении конкурсных торгов имущество предлагается к продаже организациям, занимающимся производством или производством и переработкой сельскохозяйственной продукции и владеющим земельным участком, непосредственно прилегающим к земельному участку должника. На наш взгляд, право требования приобретения имущества следует предоставить не только организациям, которые соседствуют участками, но и любым другим сельскохозяйственными организациям региона, тем более что абсолютное большинство сельхозпредприятий республики участками земли не владеют, а арендуют ее на паях.

6. Повышение привлекательности сельскохозяйственных предприятий для внешних инвесторов.

Успешность реализации мер по снижению уровня несостоятельности в сфере АПК в значительной мере зависит от того, насколько активно будут привлечены внешние инвесторы к приобретению несостоятельных сельхозпредприятий как целостных комплексов. Это также позволит снизить затраты бюджета на решение сопряженных с банкротством проблем.

Главным условием повышения привлекательности хозяйств для внешних инвесторов может стать обеспечение четкости условий проведения процедур банкротства и торгов в ходе конкурсного производства.

Помимо этого важным условием привлекательности сельхозпредприятий для приобретения их целостным производственным комплексом, как было отмечено выше, должно стать наличие земли в конкурсной массе имущества, что в свою очередь требует разработки механизма учета земельных отношений при проведении банкротства сельхозпредприятий.

На базе сформулированной программы по снижению уровня убыточности в агропромышленном секторе нами был разработана модель санации предприятий АПК республики, не прошедших реструктуризацию долгов (Приложение 11).

Реализация этой модели требует создания специальной комиссии по реформированию неплатежеспособных сельскохозяйственных предприятий (далее - комиссия), которая должна представлять государственные органы по управлению АПК и в сотрудничестве с территориальным отделением ФСФО и другими органами государственного управления осуществлять работу по снижению уровня несостоятельности в аграрном секторе республики.

Разработанная модель санации предполагает следующую последовательность действий:

1. Для выявления отсутствующих должников соответствующий налоговый орган должен представь в комиссию список предприятий, на представляющих отчетность и не платящих налоги. На этом же этапе выявляются предприятия-двойники, созданные для отвода долгов. Отследить такие хозяйства комиссия может, изучив отчетность, представляемую сельхозпредприятиями.

2. Комиссия представляет списки выявленных фиктивных предприятий в соответствующий налоговый орган для подачи заявления об инициировании упрощенных процедуры банкротства

По нашей оценке, в республике насчитывается порядка 27 сельхозпредприятий подобного типа, на долю которых приходится 41,4 тыс. га (7,5%) сельхозугодий.

3. Инициируются процедуры банкротства в отношении действующих, но неэффективных хозяйств. Это предприятия 4 и 5 группы по показателям финансово-экономического состояния (табл. 2.4). При этом применение ликвидационных процедур, по нашей оценке, целесообразно в отношении 28 хозяйств республики (5 группа). Для предприятий 4 группы (47 хозяйств) более оправдано введение реорганизационных процедур, направленных на постановку в неплатежеспособных хозяйствах эффективного менеджмента. Однако окончательное распределение проблемных предприятий по этим двум группам не должно осуществляться до процедуры банкротства. С одной стороны, досудебное разделение хозяйств на группы нарушает права этих предприятий, с другой - это может породить коррупцию.

  1. Комиссия проводит переговоры с конкурсными кредиторами для предоставления значительного дисконта по долгам тех хозяйств, в отношении которых введены реорганизационные процедуры банкротства. Данная мера направлена на повышение инвестиционной привлекательности несостоятельных хозяйств, поскольку дисконтирование долгов позволяет вложить часть финансовых средств, накопленных в кредиторской задолженности, в управленческую и технологическую модернизацию реорганизуемого предприятия.

  2. Для аккумулирования земельных паев в уставном капитале хозяйств-должников комиссии необходимо провести соответствующую разъяснительную работу с собственниками земли. Подобная работа направлена на сохранение предприятия как целого имущественного комплекса и, в силу этого, должна стать обязательной процедурой при проведении конкурсного производства.

  3. Комиссия разрабатывает подробную инструкцию по реализации имущества неплатежеспособной сельхозорганизации, в которой максимально ясно и детально прописываются все процедуры и действия участников торгов. Кроме того, условия проведения процедур банкротства и информация о сельхозпредприятиях, в отношении которых начато конкурсное производство, должны быть широко освещены в средствах массовой информации, включая Интернет.

  4. Следует законодательно закрепить норму, в соответствии с которой в случае ликвидации действующего сельхозпредприятия средний за последние три года по всем видам программ объем субсидий (федеральных, республиканских и муниципальных), получаемых этим предприятием, сохраняется за территорией для осуществления программ трудоустройства населения. При этом порядок и направления использования этих средств к каждом случае должен определяться конкретными местными условиями района.

Часть зарезервированных средств можно направить на создание условий для поддержания предпринимательской активности сельского населения: создание цехов мелкой переработки сельхозпродукции и дикорастущих плодов и растений, лесоперерабатывающих предприятий, обслуживающих предприятий на магистралях и автозаправочных станциях, аграрный туризм. Еще одним направлением использования сохраненных за территорией субсидий может стать предоставление льготных кредитов для предпринимателей, готовых организовать занятость на территории ликвидируемого предприятия. При этом кредиты должны распределяться по конкурсу, критерием которого станет максимальное число привлекаемых работников ликвидированного сельхозпредприятия.

  1. Для предприятий, дающих работу сельским жителям на территории ликвидируемого хозяйства, должны быть предоставлены временные льготы по местным и республиканским налогам. При этом такие льготы должны предоставляться только в части производственной деятельности, которая ведется на этой территории.

Для решения проблемы сохранения и поддержания социальной инфраструктуры села целесообразно зарезервировать основную часть средств, поступающую в бюджет от реализации конкурсной массы хозяйства - банкрота и направленных на погашение задолженности по уплате обязательных платежей, для финансирования работ по реорганизации местной социальной и инженерной инфраструктуры. Зарезервированные средства следует направить на доведения до необходимых стандартов инженерных сетей с целью дальнейшей их передача в соответствующие службы, либо на создание специальных муниципальных инфраструктурных предприятий для эксплуатации наличной сети.

Реализация всех вышеперечисленных мер, должна способствовать трансформации института несостоятельности в целевую государственную программу, направленную на финансовое оздоровление организаций должников. Это особенно актуально в свете того, что проблема финансовой неплатежеспособности сельскохозяйственных предприятий, приобретает в настоящее время масштабы национальной аграрной экономической катастрофы.


Заключение


Переход к рыночным отношениям привел к кризисному положению многих, в том числе и агропромышленных предприятий. Глубина, продолжительность и распространенность кризисных явлений, проявляющихся в устойчивом спаде производства, неплатежеспособности и влекущих за собой необратимые изменения демографической и социальной сфер, обуславливают необходимость поиска новых направлений государственного регулирования этих явлений.

Структурное оздоровление агропромышленного комплекса представляется сегодня как одно из направлений выхода отрасли из экономического кризиса. Одним из методов решения поставленной проблемы является ликвидация неэффективных, убыточных предприятий через институты банкротства.

На наш взгляд, институт несостоятельности является одним из самых мощных стимулов для совершенствования производства и снижения трудовых и энергетических затрат, поскольку позволяет вытеснить с рынка предприятия, имеющие отклонения от среднего значения трудовых затрат, более эффективными конкурентами.

В наиболее общем виде институт банкротства направлен на достижение следующих целей:

  • поддержка попавшего в кризисную ситуацию предприятия;

  • наблюдение за эффективным использованием объекта собственности банкрота;

  • защита интересов кредиторов путем максимального удовлетворения требований по отношению к данному хозяйствующему субъектов;

  • снижение уровня хозяйственных рисков в экономике путем ликвидации неэффективных производств;

  • обеспечение перераспределения промышленных активов в пользу эффективно хозяйствующих предприятий, развитие конкуренции

Таким, образом, ситуация банкротства (или ухода экономического субъекта с рынка) корректируется государственными органами таким образом, что бы каким способом не распределялись объекты собственности между экономическими агентами, их совокупная величина после банкротства у всех агентов была бы не меньше, чем до процедуры банкротства.

Проделанный анализ законодательной базы процедур банкротства позволяет нам утверждать, что экономико-правовой институт банкротства следует считать инструментом достижения стратегических целей экономической политики государства. Его экономический смысл состоит в том, чтобы служить механизмом установления более эффективного режима управления производственными ресурсами на уровне хозяйственных единиц предприятий. В соответствии с российским законодательством под несостоятельностью (банкротством) понимается признанная арбитражным судом неспособность должника в полном объеме удовлетворить 'требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей. Из определения следует, что, в действующем российском законодательстве критерием несостоятельности является неплатежеспособность должника, что соответствует сложившейся мировой практике. Однако отождествление понятий «несостоятельность» и «банкротство», на наш взгляд, является не совсем корректным.

Анализ существующей практики регулирования несостоятельности предприятий позволил нам выявить следующие особенности развития данного института в России:

  • минимальное развитие правил о досудебном восстановлении платежеспособности хозяйствующих субъектов;

  • низкая эффективность реабилитационных процедур и дальнейшая тенденция к ее снижению;

  • преимущественно ликвидационный характер процедур банкротства.

Несовершенство законодательных актов, посвященных ситуации банкротства, на наш взгляд, состоит в том, что они устанавливают сто механизм, рабочие процедуры, но не охватывают проблем экономического характера, предваряющие или сопутствующие несостоятельности. Применительно к сфере АПК это выражается в первую очередь в слабом отражении в законе экономических признаков определения несостоятельности сельскохозяйственных организаций и недостаточности сроков реорганизационных процедур, необходимых для восстановления платежеспособности предприятия.

Таким образом, нормы действующего законодательства не полно и в не достаточной мере отражают особенности сельскохозяйственного производства, что мешает применять процедуры банкротства более широко и в конечном итоге достигнуть основной цели — оздоровить неплатежеспособные сельскохозяйственные организации.

Оценка экономического положения агропромышленных предприятий республики Марий Эл свидетельствует о необходимости активизации институциональной деятельности государства в этой сфере. Текущее состояние агропромышленного сектора республики характеризуется снижением производственного потенциала сельхозпроизводителей, уменьшением объема производимой продукции, ухудшением материально-технической базы и ростом числа финансово неустойчивых хозяйств.

Следует признать, что проблема избыточной финансовой несостоятельности во многом она является результатом объективных трансформационных процессов.

Многообразие факторов, повлиявших на кризисное состояние отрасли, требует комплексного подхода к решению проблемы несостоятельности в агропромышленном комплексе.

Одним из направлений финансового оздоровления и снижения уровня несостоятельности в данном секторе, на наш взгляд, может стать повышение эффективности механизмов банкротства. Существующая в настоящее время практика государственного регулирования несостоятельности в агропромышленном комплексе республики предусматривает следующие меры:

  • ликвидацию долгов сельскохозяйственных организаций в соответствии с Федеральным законом «О финансовом оздоровлении сельскохозяйственных товаропроизводителей»;

  • применение мер по предупреждению банкротства, направленных на досудебную санацию неплатежеспособного предприятия и предполагающих реструктуризацию, как производства, так и самого предприятия;

  • проведение реорганизационных процедур с использованием механизмов банкротства.

Проведенный анализ практики применения процедур несостоятельности в отношении предприятий АПК республики выявил низкую эффективность реабилитационных процедур (финансового оздоровления и внешнего управления) и усиление направленности процедур несостоятельности на конкурсное производство

Подобные итоги функционирования института банкротства в республике позволяют нам утверждать, что банкротство может быть лишь одним из направлений структурной перестройки агропромышленного комплекса.

Существенное влияние на этот процесс может оказать расширение внесудебных процедур восстановления платежеспособности сельхозпроизводителей. При этом мероприятия по санации неплатежеспособных предприятий не должны сводиться исключительно к реструктуризации накопленной задолженности, поскольку такие меры позволяют достичь лишь краткосрочного эффекта.

Необходимо искать иные средства преодоления массовой неплатежеспособности предприятий в аграрном секторе экономики. Санация несостоятельных хозяйств в первую очередь должна базироваться на кардинальных организационно-экономических мерах: от реструктуризации производства и менеджмента до реструктуризации самого неплатежеспособного предприятия.

В процессе исследования нами было разработано несколько моделей, направленных на восстановление управляемости сельхозпредприятиями и вывод слабых хозяйств республики из кризиса.

Все разработанные модели предполагают передачу имущества неплатежеспособных сельскохозяйственных предприятий в новую сельскохозяйственную организацию и создание на ее базе агропромышленного объединения, интегрирующего несостоятельные предприятия данного района.

Основными положительными сторонами подобных агарных объединений являются единая структура управления и возможность кредитования неплатежеспособных сельскохозяйственных предприятий в связи с тем, что формируется структура, не обремененная долгами. Кроме того, в подобных структурах неплатежеспособные предприятия получают возможность не только закупать товарно-материальные ресурсы, но и централизованно реализовывать производимую ими продукцию, снижая тем самым монопсонию торгово-закупочных организаций.

Однако следует учитывать, что применение подобных мер целесообразно лишь в отношении предприятий способных повысить эффективность свое деятельности в будущем. Для тех хозяйств, которые не способны выйти из кризиса при замене менеджмента более оправданно применение процедур банкротства как механизма позволяющего провести финансовое оздоровление предприятий путем их передачи от неэффективного собственника к более эффективному.

Обобщив результаты применения процедур банкротства в отношении предприятий агропромышленного комплекса республики Марий Эл, нами были выявлены следующие организационно-экономические проблемы несостоятельности (банкротства) в указанном секторе:

  • неравноценность подхода к определению критериев несостоятельности для предприятий АПК;

  • недостаточность сроков внешнего управления для восстановления платежеспособности несостоятельных хозяйств;

  • нерешенность социальных проблем, возникающих при ликвидации неплатежеспособных хозяйств;

  • недостаточная квалификация арбитражных управляющих, незнание ими специфики деятельности предприятий АПК.

На основе анализа приведенных проблем в работе были внесены предложения по созданию механизмов их позитивного решения.

С целью учета специфических отраслевых особенностей сельского хозяйства было выдвинуто предложение об увеличении срока, необходимого для определения признаков банкротства сельскохозяйственной организации до 6 месяцев.

Для того чтобы уровнять шансы сельскохозяйственных организация в восстановлении платежеспособности, было предложено увеличить срок внешнего управления на 12 месяцев выше общих сроков, установленных законом для указанной процедуры.

В целях сохранения профиля активов ликвидируемого сельхозпредприятия предприятия, рабочих мест и производственного потенциала района предлагается внести в Закон о банкротстве ряд императивных норм, аналогичных банкротству градообразующих предприятий: участие в деле органа местного самоуправления и специфический порядок продажи имущества, направленный на сохранение рабочих мест.

Для усиления влияния государства в регулировании несостоятельности предприятий агропромышленного комплекса в условиях их банкротства был сделан вывод о необходимости принятия комплексной программы по снижению уровня несостоятельности в сельском хозяйстве.

Реализация всех предложенных мер должна способствовать трансформации института несостоятельности в целевую государственную программу, направленную на финансовое оздоровление организаций-должников.


Список использованной литературы


Нормативно–правовые документы


  1. Арбитражный процессуальный кодекс РФ от 24.07.2002 №95-ФЗ // СПС Консультант Плюс: Законодательство.

  2. Бюждетный кодекс РФ от 31.07.1998 №145 – ФЗ // СПС Консультант Плюс: Законодательство.

  3. Вопросы применения Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» в судебной практике: информационное письмо Президиума ВАС от 06.08.1999 № 43 // СПС Консультант Плюс: Законодательство.

  4. Гражданский процессуальный кодекс РФ от 14.11.2002 № 138 –ФЗ // СПС Консультант Плюс: Законодательство.

  5. Постановление Правительства РФ от 30 января 2003 г. №52 «О реализации федерального закона «О финансовом оздоровлении сельскохозяйственных товаропроизводителей» // СПС Консультант Плюс: Законодательство.

  6. Федеральная целевая программа стабилизации и развития агропромышленного производства в РФ на 1996-2000 годы / Собрание законодательства РФ. – 1996. - № 26. – С. 6337-6378.

  7. Федеральная целевая программа обеспечения устойчивого производства и развития рынка зерна в РФ на 2002 – 2005гг. и на период до 2010 г. (программа «Зерно»). – М., 2001. – С. 128.

  8. федеральный закон от 09 июля 2002 г. № 83 – ФЗ «О финансовом оздоровление сельскохозяйственных товаропроизводителей» (ред. от 29.06.2004) // СПС Консультант Плюс: Законодательство.


Книги, брошюры, монографии


  1. EBRD transition Reports, 1999-2003. EBRD

  2. Бобрышев А.Д. Пособие по разработке планов внешнего управления несостоятельными предприятиями / А.Д. Бобрышев, А. Л. Кузенков. – М.: Гильдия специалистов по антикризисному управлению, центр делового консультирования, 1999.-136с.

  3. Бобылева А.З. Финансовое оздоровление предприятий. Теория и практика / А.З. Бобылева. – М.: Дело, 2004.-256с.

  4. Васильев Е.А. Гражданское и торговое право зарубежных государств/ Е.А. Васильев, А.С. Комаров. – М.: Международные отношения, 2006.-557с.

  5. Гаврилова В.Е. Банкротство в России. Вопросы истории, теории и практики / В.Е. Гаврилова. – М.: Теиз, 2003.-207с.

  6. Институт банкротства: Становление, проблемы, направления реформирования. – М.: ИЭПП, 2005.-430с.

  7. Карелина С.А. Правовое регулирование несостоятельности / С.А. Карелина. – М.: Волтерс Клувер, 2006.-360с.

  8. Государственное регулирование сельского хозяйства: Концепции, механизмы, эффективность. – М.: РАСХН, Виа Пи им. А.А. Николаева, 2005.-416с.

  9. Калиниченко Е.А. Защита интересов неплатежеспособного должника при банкротстве. Сравнительно-правовой анализ / Е.А. Калиниченко. – М.: Статус, 2001.

  10. Кукина И.Г. Учет и анализ банкротства. – 2-е изд., испр./ И.Г. Кукина. – М.: Финансы и статистика, 2006.

  11. Онуфриев Л.С. Антикризисное регулирование воспроизводственного процесса в РФ / Л.С. Онуфриев. – М.: ТК Велби, Проспект, 2004.

  12. Папе Г. Институт несостоятельности: Общие проблемы и особенности правового регулирования в Германии. / Г. Папе. - М.: БЕК, 2002.

  13. Попондопуло В.Ф. Конкурсное право. Правовое регулирование несостоятельности/ В.Ф. Попондопуло. – М.: Юристъ, 2001.

  14. Радыгин А.Д. Экономико-правовые факторы и ограничения в становление моделей корпоративного управления / А.Д. Радыгин, А.Е. Гонтмахер, И.В. Межераупс, М.Ю. Турунцева – М.: ИЭПП, 2004.

  15. Телюкина М.В. Основы конкурсного права / М.В. Телюкина. – М.: Волтерс Клувер., 2004.


Статьи


  1. Булко О. Законодательство о банкротстве. / О. Булко // Хозяйство и право. – 1992. - №5. - С. 42-48.

  2. Витрянский В.В. Новое законодательство о несостоятельности (банкротстве) / В.В. Витрянский // Хозяйство и право. – 1998. - №3. - С.54-57.

  3. Дубинчин А.А. Институт несостоятельности и внеконкурсное удовлетворение требований к должнику – Юридическому лицу / А.А. Дубинчин // Хозяйство и право. – 1999.-№9.-С.63-69.

  4. Калиниченко Е.А. Защита должника при несостоятельности в Великобритании, США, Германии, Франции и России (сравнительный анализ) / Е.А. Калиниченко // Вестник ВАС РФ. - 2000. - №9. - С.115-117ю

  5. Крячков И.Т. Государственное регулирование АПК / И.Т. Крячков // Земля и дело. – 2003. - №43. - С.3-6.

  6. Любшин Н.П. Системы показателей анализа финансового состояния организаций и методы их расчета / Н.П. Любшин // Экономика сельскохозяйственных и перерабатывающих предприятий. - 2003. - №2. - С.33-34.

  7. Радыгин А.Д. Институт банкротства в России / А.Д. Радыгин// Российский журнал менеджмента. – 2005. - №2. - С.43-50.

  8. Смирнов Е.В. Банкротство несостоятельности рознь / Е.В. Смирнов // ЭКО. – 1993. - №9.-С.141-144.



Случайные файлы

Файл
112700.rtf
56308.rtf
27842.rtf
2442.rtf
37237.rtf