Личность в российской социологии и психологии (157618)

Посмотреть архив целиком

Личность в российской социологии и психологии

В.Ольшанский

1. Введение

Большая часть двадцатого века прошла в противостоянии двух систем. Одним из критериев их различения явилось отношение к человеку. Социализм утверждал абсолютный приоритет общества, а в личности видел лишь проекцию общественных отношений; либерализм - приоритет личности, принцип laissez faire - <не мешайте человеку жить>.

В отечественной литературе крайности социологизма и психологизма вызвали свои трудности в теории [6, с. 322-327]. Если одни выдвигали идею интегративного подхода к личности [5], то другие вспоминали <популярную в 20-х гг. педологию, задачей которой было сведение всех знаний о ребенке, добытых другими науками> [24, с. 109].

В конечном счете возобладала идея представить личность как диалектическое единство социального и индивидуального [2]. Такой подход закрывал дорогу безудержным претензиям психологизма и социологизма. Требовалось обнаружить конкретные звенья, опосредующие взаимосвязь социального и индивидуального.

Предмет науки складывается в ходе ее истории. Следуя хронологическому порядку, рассмотрим проблематику и понятийный аппарат социологии личности, как они исторически складывались.

2. Проблематика личности в дореволюционный период

Еще в середине XIX в. А.И.Герцен декларировал: <Физиология доблестно выполнила свою задачу, разложив человека на бесчисленное множество действий и реакций, сведя его к скрещению и круговороту непроизвольных рефлексов. Пусть же она не препятствует теперь социологии восстановить целое, вырвав человека из анатомического театра, чтобы возвратить его истории> [36, с. 439- 440]. <Если педагогика хочет воспитывать человека во всех отношениях, - писал в 1868 г. К.Д.Ушинский, - она должна прежде узнать его тоже во всех отношениях>. И он перечислял чертову дюжину наук, <в которых обнаруживаются свойства предмета воспитания, т.е. человека> [142, с. 22, 23].

Проблема личности была одной из наиболее актуальных в русской философии и социологии. В построениях самых разных дореволюционных социологов <детерминантой общественных явлений> объявлялась психика человека [132, с. 35]. Наиболее цельную концепцию представляла субъективная школа ПЛ.Лаврова. Чтобы покончить со спорами партий, считал он, <следует прежде всего построить теорию личности>, тем более, что <теория личности имеет свое значение и, может быть, немаловажное в практической жизни общества> [67, с. 10, 94]. Последнее образуется из соединения людей, каждый из которых преследует собственные цели, но в своем развитии постоянно обусловливается силами и стремлениями других людей [67, с. 9]. В самой личности заложено и индивидуальное, и социальное, их исследование - предмет теории личности [67, с. 10]. Важнейшим понятием здесь является личное достоинство человека, с которым связаны требования уважения, самостоятельности, целенаправленной деятельности и устранения преград: <оно требует свободы личности> [67, с. 30].

П.Л.Лавров подчеркивал, что <истинная общественная теория требует не подчинения общественного элемента личному и не поглощения личности обществом, а слияния общественных и частных интересов> [94, с. 79]. Он утверждал, что общества существуют <лишь в личностях, их составляющих, именно в сознании личностями своей солидарности как с собой, так и с коллективностью> [8, с. 34]. Новые формы инициирует критически мыслящая личность - <без них обществу грозит застой, гибель цивилизации> [94, с. 65].

Другой представитель субъективной школы - Н.К.Михайловский, по утверждению советских исследователей, разработал концепцию влияния разделения труда на личность раньше Дюркгейма, а проблему подражания - раньше Тарда [132, с. 178-179]. Иллюстрируя последнюю, он привлек обширный материал (от поведения крестоносцев до современной ему <стигматизации>, воспроизведения <язв гвоздных> Христа под влиянием мыслей о Голгофе). Изучая механизм отношений между толпой и тем человеком, которого она признает великим, Михайловский вычленяет исторический момент, общественный строй, личность героя, психологию массы и какие-то <пока неизвестные причины, которые превращали людей в автоматов> [95, с. 289-358].

Приведенные примеры имели целью показать, что зарождающаяся социология личности до революции вполне соответствовала европейскому уровню. Разумеется, субъективная школа была далеко не единственной в России.

Н.И.Кареев заключает: функция термина <личность> в системе теоретических понятий - связать воедино влияния органические и неорганические. Последние выступают в двух формах: культуры и социальной организации. Первая из них определяется через постоянно и единообразно воспроизводимые членами общества мысли, поступки и отношения. Вторая помогает людям совместно добывать средства к жизни и защиту. <Социальная организация есть предел личной свободы. Культурная группа есть предел личной оригинальности> [45, с. 477]. <То, что в личности есть продукт истории, привносится к ней из над-органической среды, а то, что делает ее оригинальной, дается ей не историей, а природой, не воспитанием, а рождением> [45, с. 485]. В приводимой ниже таблице демонстрируются представления Н.И.Кареева о различиях между биологией, психологией и социологией по пяти сопоставимым параметрам. Эти различия обусловлены воздействием или органической структуры, или культуры, или социальной организации [45, с. 502].

Обозначенные в таблице аналитические различия эмпирически представлены в едином объекте - человеческой личности.

Аналитические различия исследования человека в разных науках


БИОЛОГИЯ


ПСИХОЛОГИЯ


СОЦИОЛОГИЯ


1. Объекты изучения


вид


культурная группа


социальная организация


2. Признаки


органическое строение


культура


социальные формы


3 Факторы единения


физическая наследственность строения


психологическая трансляция культуры


консервация социальных форм


4. Факторы изменчивости


индивидуальная изменчивость


личная инициатива


свобода личности


5 Главные явления


борьба за существование


психическое взаимодействие


социальная солидарность


Выдающийся русский социолог М.М.Ковалевский не мыслил науки без комплексного изучения личности. Еще в 1884 г. он стал одним из основателей Московского психологического общества. В 1908 г. профессор Ковалевский совместно с профессором де Роберти и позднее ассистентами П.А.Сорокиным и К.М.Тахтаревым составили ядро первой в России кафедры социологии Петербургского психоневрологического института, созданного В.М.Бехтеревым. Тем самым была заложена основа координированной работы прежде разрозненных специалистов. Знаменательно, что это произошло путем укрепления контактов с физиологами, к тому времени прочно занявшими свои позиции в научном мире. Приведем свидетельство американского психолога: <Русские физиологи больше, чем кто бы то ни было, заложили основу американского бихевиоризма. Даже до того, как Павлов взволновал научный мир своими экспериментами над условными рефлексами, И.М.Сеченов развил механическую психологию> [162, с. 229]. Развернулась борьба за развитие точных методов изучения личности.

Марксистско-ленинская альтернатива. Представление К.Маркса о личности было отчеканено в знаменитом тезисе: <сущность человека не есть абстракт, присущий отдельному индивиду. В своей действительности она есть совокупность (в немецком оригинале "ансамбль") всех общественных отношений> [89, с. 3].

В полемике с представителями субъективной социологии В.И.Ленин упрекал последних в том, что они начинают с личностей, будто личность есть нечто первичное и элементарное. На деле же личность - продукт всей человеческой истории, общественно-исторической формации, представитель определенного класса [78, с. 391]. Социолога должны интересовать не состояния отдельных индивидов, а вероятные действия определенных классов. <Личные исключения из групповых и классовых типов, конечно, есть и всегда будут. Но социальные типы останутся> [76, с. 207]. <Дело тут именно в социальном типе, а не в свойствах отдельных лиц> [77, с. 140]. Впрочем, последнее утверждение вполне согласуется с представлениями о личности западных классиков социологии (<личность - проекция культуры>).

Отметим здесь, что и в последующие годы ленинско-сталинская редакция исторического материализма отличалась упрощенным представлением о личности. Человек рассматривался как существо в основном рациональное. Достаточно сделать людей сознательными - и они будут делать то, что хорошо, и не будут делать то, что плохо. Роль эмоций, страстей недооценивалась.

Ленинградский социолог А.В.Баранов провел контент-анализ газеты <Известия> с 1919 по 1964 гг. Словарь упоминаемых мотивов колебался от 12 до 20. В 1919 г. первые места по числу упоминаний занимали: 1. верность идеалам коммунизма, долг перед государством; 2. национальные чувства; 3. материальная заинтересованность. Далее шли классовая солидарность, классовый инстинкт; страх за жизнь и имущество; голод; стремление к знаниям. Политические чувства всегда встречаются чаще любого класса мотивов, но в 1939 и в 1954 гг. они упоминаются чаще, чем все другие, взятые вместе (см. подробнее: И.Б.С. № 9. Материалы и сообщения. Количественные методы в социальных исследованиях. М., 1968).

С каждым годом идеологическая линия становилась все более жесткой. Некоторые обществоведы столь усердно демонстрировали свою марксистскую партийность, что вообще отрицали необходимость изучения личности. Один из них, например, писал: <Поскольку личность с ее индивидуальными, чисто личными чертами накладывает только второстепенный отпечаток на исторические события, поскольку сила ее не в ее личных, а в ее общеклассовых чертах, поскольку основную роль в поведении и психике людей играют общеклассовые черты, постольку ясно, что поведение и психика индивида не могут и не должны быть основным объектом изучения, что основным объектом должны быть поведение и психика класса> [147, с. 38]. В развитом виде это направление представлено позднее [43].

3. 1917-1955 годы. Социально-философская позиция немарксистов

После победы революции большевики поглощены неотложными делами, и поначалу идеологический контроль еще слаб: публикуются произведения самых разных по отношению к марксизму направлений.

Предрекая неудачу коммунистических опытов, П.А. Кропоткин упрекает марксистов: они требуют, чтобы люди стали не тем, что они есть [61. с. 129]. Между тем даже самый высший министр остается человеком, т.е. хочет иметь пост, власть, вознаграждения [61, с. 255]. Среди потребностей личности великий анархист выделяет потребность в свободе: <свобода есть возможность действовать, не вводя в обсуждение своих поступков боязни общественного наказания> [61, с. 138]. Вслед за Спенсером целью общественной жизни он считает наиболее полное накопление объема жизни индивидуальной - <индивидуацию> [61, с. 300].

После революции наиболее систематически абрис социологии (в значительной мере социологии личности) дал П.А.Сорокин (1889-1968). Составленная им Программа преподавания социологии начинается с анализа социального взаимодействия, причем особо исследуются его элементы - индивиды и свойства последних. Подробно рассматриваются влияющие на поведение факторы - космические, биологические, социально-психологические.


Случайные файлы

Файл
ref-19249.doc
65196.rtf
97405.rtf
45939.rtf
106354.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.