Эволюция семейных ценностей средних слоев американского общества в XIX веке (30463-1)

Посмотреть архив целиком

МИНИСТЕРСТВО ОБЩЕГО И ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Курганский государственный университет

Кафедра всеобщей истории



«Эволюция семейных ценностей средних слоев американского общества в XIX веке»



ДИПЛОМНАЯ РАБОТА



Студент группы ИПФ - 5035 Пышко М.В.

Фамилия, Имя, Отчество

/_____________/

Подпись

Направление


Специальность


Руководитель к.и.н. Фельдшеров А.И.

Фамилия, Имя, Отчество

/_____________/

Должность, уч. звание, уч. степень Подпись

Рецензент:

к.п.и. Толмачев Н.А. /_____________/

Фамилия, И. О. Должность, уч. звание, уч. степень Подпись


Заведующий кафедрой Саливон А.Н.

/_____________/

Фамилия, И. О. Должность, уч. звание, уч. степень Подпись




Курган 2000 г.



СОДЕРЖАНИЕ


ВВЕДЕНИЕ 3

Глава I. Американская семья в колониальный период истории США

1.1Период начала XVII- середины XVIII веков

1.2.Период конца XVIII века

Глава II. Эволюция американской семьи

2.1. Определение среднего слоя. Экономическое

и профессиональное взаимоотношение с другими слоями

2.2. Эволюция взаимоотношений внутри семьи

2.2.1. Послереволюционный период

2.2.2. Первая половина XIX века

2.2.3. Период после гражданской войны

2.3. Демократизация образования США (XIX век)

2.3.1. Период конца XVIII – середины XIX века

(до гражданской войны)

2.3.2. Период середины XIX – конца XIX века

(после гражданской войны)

2.4. Политическая роль семьи

2.4.1. Послереволюционный период

Первая половина XIX века. Эпоха Единени я

2.4.2. Вторая половина XIX века

2.5. Участие женщин в общественном производстве в XIX веке

2.5.1. Период первой половины XIX века

2.5.2. Период второй половины XIX века

Глава III. Некоторые особенности американской семьи XIX века

в сравнении с европейской

Заключение

Список литературы и источников Интернет




ВВЕДЕНИЕ



Последние десятилетия ХХ века отмечены небывалым ростом интереса к изучению институтов семьи и брака. В США семья считается одной из высших национальных ценностей, лежащих в основе американского образа жизни, так, например, большинство американцев пытаются сохранить репутацию хорошего гражданина и семьянина, подчиняя этой цели все свое жизненное поведение. Такое суждение представляется в известной степени политизированным: некоторые социологи даже отмечают складывающиеся тенденции упадка института семьи вообще. За последние два столетия претерпели значительные изменения функции семьи (экономическое сотрудничество), супружеские роли, структура семьи, влияние в обществе на другие социальные институты.

Об институциональном упадке семьи, по мнению Д. Попеное [28, 71], свидетельствует тот факт, что она не способна выполнять свои основные социальные функции по воспроизводству и социализации детей, сексуальной регуляции и экономическому сотрудничеству. Другим измерением институционального упадка является потеря ее значения в обществе. В связи с упадком земледелия и ростом промышленности, семья утратила значение рабочего места и с ростом общего образования утратила значение школы. Свидетельством упадка семьи является то, что фамилизм как культурная ценность уступает место другим ценностям. Фамилизм – отождествление себя с семьей, преданность ей, взаимопомощь, забота о сохранении целостности семьи, подчинение интересов членов семьи интересам и благосостоянию семейной группы. И хотя большинство американцев привержено семейному идеалу, просемейное влияние, как социальная норма, исчезает. Люди перестают отдавать ей должное. Д. Попеное делает вывод, что в век «Я-поколения» на первое место выходит индивидуальная личность, а не семья. Далее автор определяет, что упадок семьи может быть функциональным и структурным. На протяжении веков семья была единственным и полифункциональным институтом. Со временем она лишилась свойственных ей функций в пользу таких институтов, как религия, образование, работа. Образование и работа стали последними функциями, отдельными от семьи. Со времен многофункционального целого семья сохранила всего две функции: выращивание детей и обеспечение членов семьи заботой и общением.

Переходя от функции к структуре, можно отметить, что семья функционирует циклически. Первоначально, в дописьменной эпохе, семьи существовали в виде нуклеарного целого, а затем постепенно развились в сложные единицы, состоящие из нескольких нуклеарных семей и нескольких поколений, живущих вместе (так называемая «расширенная семья»). Структурные потери семьи вызывают, по-видимому, большую тревогу, нежели функциональные изменения, и именно они служат поводом к заявлениям о структурном кризисе. Семья становится изолированной от общества и предоставлена самой себе. Еще одно структурное изменение, обусловленное упадком расширенной семьи, - это снижение авторитета семьи. Почти все, кто в прошлом беспокоился об упадке семьи, были мужчинами, предметом их особой заботы была утрата мужчиной власти в доме. Однако упадок патриархальной власти привел к росту статуса женщины до положе­ния гражданина с равными правами.

В этом смысле упадок власти мужчин означал рост женского ра­венства. И вновь перед нами та форма упадка семьи, которая вряд ли внушит беспокойство большинству членов общества (и многие, несомненно, верят, что термин «упадок» здесь весьма неуместен).

Но в чем же в таком случае заключается упадок семьи, действи­тельно вызывающий опасения? Существуют два измерения, дающие основание считать нынешний упадок семьи экстраординарным и угро­жающим. Первое. Нерасширенная нуклеарная семья разрушается. Нуклеарную семью можно рассматривать как последний остаток традиционной расширенной единицы: все взрослые члены семьи отторгнуты, кроме двоих — мужа и жены. Нуклеарная единица зовется так недаром: мужчина, женщина и ребенок — неделимое ядро, разрушение которого чревато серьезными последствиями.

Второе. Опасность передачи оставшихся за семьей функций (воспитание детей и обеспечение членов семьи заботой) другим институтам. Существуют веские причины считать, что семья является лучшим ин­ститутом для выполнения этих функций, и в случае их передачи другим институтам вряд ли они будут выполнены столь же хорошо. [28 ,71-73]

И.А. Антонов [4, 64-65] утверждает, что многообразие типов семьи — это миф. Есть одна изначальная форма семьи — многопоколенная, многодетная, многолет­няя (пожизненное безразводное супружество). Как только оказалась выдернута ось семейной жизнедеятельности — семейное домопроизводство (под влиянием рыночного капитализма, индустриализации — урбанизации), вся конструкция, вся система взаимосвязанных социальных норм семейности стала разваливаться — медленно и неумолимо. Нет никакой особой нуклеарной или конъюгальной семьи — это все фазы распада целого на кусочки-осколки, на единицы одиночек. Сек­суальная, контрацептивная, репродуктивная и прочие революции — это все следствия краха культурных норм, сдерживавших самовольничество, краха «старых» норм и отсутствия ростков «новой» нормативности, новой культуры.

Социология семьи как составная часть экзистенциальной социологии рассматривает институт семьи как единственный, отвечающий за воспроизводство населения, снимающий — в случае эффективного функ­ционирования — угрозу депопуляции. В современных обстоятельствах невероятной активизации феминистских и мальтузианских воззрений, антиэкзистенциальных по своей сущности, надеяться на изменение общественного климата в сторону семейности не приходится. Поэтому современные индустриальные и постиндустриальные общества не ско­ро станут обществами поиска средств укрепления семьи. И никакие самые негативные последствия деградации семьи не ускорят перехода к подлинной семейной политике — общепринятая система ценностей (на всех уровнях социальной жизнедеятельности), расценивающая эти не­гативные моменты как свидетельства прогресса, развития личности, не­зависимости и свободы, сделает свое черное дело.

Начиная с 80-х годов можно говорить о решительной политизации проблем брака и семьи в США. Именно в это время впервые официально заговорили о необходимости «защиты семьи». Просемейная направленность движения «новых правых» расценивается американскими исследователями Дж. Панкрастен и Ш. Хаускнехт как обобщение «нормативной реакции на отсутствие норм» [18, 146-147]. Определенные консервативные круги, предложившие программу «просемейной политики» обвиняют в кризисе семьи правительство и экономические условия, которые подорвали устои семьи.

Основная идея А. Карлсона о возвращении к традиционной семье и те аргументы, которые он выдвигает в ее защиту, позволяют отнести его к числу консерваторов. Он пишет, что суть глобального этического конфликта между институтом семьи и государством заключается, во-первых, в ломке исторически сложившегося разделения труда между мужчиной и женщиной и, во-вторых, в абсолют­ной несостоятельности попыток правительства сохранить и укрепить семью. Таким образом, защита семьи приравнивается автором к полному невмешательству в ее сферу, к политике «laissez fairе» [21, 43].

Важно рассматривать брачно-семейные отношения в конкретно-историческом контексте, «здесь и сейчас»,— говорит С. Келлер, предупреждая против чрезмерной генерализации, сведения всех тенденций и процессов к исходной точке зрения: семья — ячейка общества.


Случайные файлы

Файл
38635.rtf
77056-1.rtf
168154.rtf
169365.rtf
74102-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.