Теоретический анализ взаимосвязи между отцом и ребенком младшего школьного возраста (133189)

Посмотреть архив целиком

Размещено на http://www.allbest.ru

Оглавление


Введение

Глава 1. Особенности развития личности младшего школьника

    1. Физическое и когнитивное развитие в младшем школьном возрасте

    2. Самооценка и условия ее формирования в младшем школьном возрасте

Глава 2. Детско-отцовские отношения как фактор развития ребенка

2.1 Отцовство как психологический феномен

2.2 Детско-отцовские отношения и развитие личности ребенка

Глава 3. Эмпирическое исследование взаимосвязи детско-отцовских отношений и самооценки ребенка младшего школьного возраста

3.1 Организация и методы исследования

3.2 Описание результатов исследования

Заключение

Список литературы

Указатель таблиц и иллюстраций

Приложение 1. Бланк обработки теста «Рисунок семьи»



Введение


Наиболее существенным фактором, влияющим на воспитание личности, является семья. Это связано с тем, что основную информацию о мире и о себе ребенок получает от родителей. К тому же родители обладают уникальной возможностью влиять на ребенка в связи с его физической, эмоциональной и социальной зависимостью от них.

Семья – это главная первичная группа, которая состоит из лиц, связанных двумя типами отношений – родства и супружества, которая обеспечивает личности эмоциональную стабильность, психологическую, физическую безопасность и личностный рост [54, 73].

Отец и мать реализуют различные функции воспитания, которые обусловлены целым рядом причин исторического и культурного свойства. Отец в современной российской семье выполняет одну из самых важных ролей в воспитании ребенка. С одной стороны, над ним довлеют исторические установки прошлого, с другой стороны, отец все более становится полноценным субъектом воспитания. Если его традиционная роль ранее была связана с институтом наследства, то «новые отцы» осознают свою ответственность за эмоциональное состояние своих детей, осознают, что отцовское поведение отражается на поведении детей, на их личности [24,118].

Американский социолог Дж. Левин писал: «В новом понятии отцовства постепенно начинает исчезать линия, которая разделяет область материнства от области отцовства. При новом отцовстве мужчины начали осознавать, что значит быть родителями и делать для своих детей то, что всегда делали женщины» [44,67].

К теме детско-родительских отношений в последние годы обращаются многие авторы (А. Спиваковская, А. Захаров, Ю. Гиппенрейтер, М. Буянов, З. Матейчек, Г. Хоментаускас, А. Фромм, Р. Снайдер, Л.И. Божович). Проблема детско-отцовских отношений определяется сложностью объектной структуры, то есть всем многообразием взаимоотношений ребенка с отцом.

Отцы во многом влияют как на эмоциональное, духовное, нравственное развитие ребенка, так и определяют его жизненную позицию, формирование самооценки, «образа Я». Ведь соотнесение себя и семьи у взрослого и ребенка, в известном смысле, зеркальны: для взрослого семья – производное от «Я», для ребенка «Я» – производное от семьи [52,63].

Ребенок, находясь на рассматриваемом возрастном этапе, отмечает для себя «зоны влияния» каждого члена семьи. В этот период характер привязанности оказывает влияние на самовоспитание и складывающееся представление о себе. На данной ступени развития ребенок вступает в новую, гораздо более широкую социальную ситуацию развития, где более значимые взаимоотношения становятся со сверстниками, учителями, но сохраняется привязанность к родителям. Все эти факторы неизбежно становятся источником впечатлений, на основе которых начинается развитие самооценки ребенка. В младшем школьном возрасте создаются благоприятные условия для интенсивного развития когнитивного компонента, для интеллектуализации отношения к себе. Линейное отражение в самооценке ребенка отношения взрослых начинает преодолеваться, опосредствоваться собственным знанием себя. В процессе обучения ребенок овладевает понятийными формами мышления и значительно продвигается в интеллектуальном отношении. Отношение детей к себе еще не обострено, отрицательные оценки воспринимаются ими как временные, ситуативные [28,90].

Таким образом, объектом нашей работы является самооценка ребенка младшего школьного возраста, предметом - взаимосвязь детско-отцовских отношений и самооценки ребенка младшего школьного возраста.

Гипотеза исследования состоит из следующих предположений:

1) отец оказывает влияние на формирование адекватной самооценки ребенка;

2) видение себя ребенком совпадает с тем, как оценивает его отец.

Целью дипломной работы является изучение и исследование взаимосвязи детско-отцовских отношений и самооценки ребенка младшего школьного возраста.

Цель может быть конкретизирована в следующих задачах:

1. Изучить основные линии развития ребенка младшего школьного возраста.

2. Проанализировать особенности формирования самооценки в младшем школьном возрасте.

3. Изучить отцовство как фактор развития личности.

4. Провести исследование, направленное на выявление связи детско-отцовских отношений и самооценки ребенка в период младшего школьного возраста.

Эмпирическое исследование проведено на выборке из 60 человек. В работе приняло участие 30 диад «ребенок – отец». Средний возраст мужчин составлял 26,5 лет, средний возраст детей 7,3 года. Базой для проведения исследования послужила средняя общеобразовательная школа №5 г. Гурьевска.

При написании работы использованы следующие методы: монографический (теоретический анализ литературы отечественных и зарубежных авторов), тестовый (тестирование при помощи опросников) и проективный.

Для проведения эмпирического исследования использованы следующие психодиагностические методики: методика И.М. Марковской «Опросник для изучения взаимодействия родителей с детьми», который позволяет диагностировать детско-родительские отношения и взаимодействие методом шкалирования; проективные методики «Рисунок семьи» для детей и «Рисунок Я и мой ребенок» для отцов. Исследование самооценки детей проводилось по методике Дембо-Рубинштейн в модификации В.Г. Щур «Лестница», целью которой было исследование уровня самооценки младшего школьника. Эта же методика была использована для отцов, с целью изучения степени оценивания ими своих детей. Также как для детей, так и для взрослых была использована методика Рене Жиля «Фильм-тест». Данная методика дает информацию об отношении ребенка к отцу, о способе его взаимодействия с ним.

При обработке и анализе данных, полученных в исследовании, применялся сравнительный анализ: сопоставление результатов по определенному критерию разных групп испытуемых.

Структура работы: работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка литературы и приложений. В первой главе дипломной работы раскрыты пути и линии развития когнитивной сферы ребенка, его физическое развитие, структура, условия и предпосылки формирования самооценки ребенка младшего школьного возраста, пути ее дальнейшего развития. Во второй главе рассмотрены детско-отцовские отношения как фактор развития личности и самооценки ребенка. Третья глава - анализ и описание эмпирического исследования взаимосвязи детско-отцовских отношений и самооценки ребенка младшего школьного возраста. В приложениях представлены усредненные результаты взаимосвязи детско-родительских отношений по методике Марковской, а также рисунки проективных методик «Рисунок семьи» и «Рисунок я и мой ребенок», бланк методики Рене Жиля «Фильм-тест».



Глава 1. Особенности развития личности младшего школьника


1.1 Физическое и когнитивное развитие в младшем школьном возрасте


Каждый возраст представляет собой качественно особый этап психического развития и характеризуется множеством изменений в совокупности своеобразия структуры личности на данном этапе развития.

«Младший школьный возраст – это особый период в жизни ребенка, который выделился сравнительно недавно», - пишет В.В. Давыдов [38,257]. Появление этого возраста, по его мнению, связано с введением системы всеобщего и обязательного неполного образования и полного среднего образования. Л.С.Выготский не выделяет данный период как отдельный отрезок, по его мнению, он входит в период «школьного возраста», который начинается кризисом 7-ми лет. Д.Б. Эльконин в своей периодизации выделяет такой период, как детство, который в свою очередь делится на дошкольное и младшее школьное детство. Период детства в его периодизации характеризуется достижениями и появлением чувства вины [55,172]. Периодизация ВОЗ этот период определяет, как конец детства, который характеризуется становлением самооценки, развитием социальных связей.

В современной периодизации психического развития младший школьный возраст охватывает период от 6 -7 до 9-11 лет [28;38;46]. Начало периода уходит в кризис 7 лет, когда ребенок сочетает в себе черты детства с особенностями школьника. В этом возрасте возникает новая структура отношений. Система «ребенок – взрослый» дифференцируется на системы «ребенок – учитель» и «ребенок – родители». Отношение «ребенок - учитель» выступает для ребенка отношением «ребенок – общество» и начинает определять отношение ребенка к родителям и отношения с другими детьми [41,267].

Наиболее характерная черта периода состоит в том, что в этом возрасте дошкольник становится школьником. Это переходный период, когда ребенок соединяет в себе черты дошкольного детства с особенностями школьника. В этот возрастной период дети располагают значительными резервами развития. Это время, когда ребенок радикально меняет образ жизни, период приобретения новых и усовершенствование старых навыков [41,270].

В этом возрасте происходят существенные физиологические изменения ребенка во всех органах и тканях тела. Формируются все изгибы позвоночника – шейный, грудной, поясничный. Однако окостенение скелета еще не заканчивается, отсюда – его большая гибкость и подвижность.

Изменяется взаимоотношение процессов возбуждения и торможения. Торможение (основа сдерживания и самоконтроля) становится более заметным, чем у дошкольников. Однако склонность к возбуждению еще очень велика, отсюда – непоседливость младших школьников.

У детей в этом возрасте энергично крепнут мышцы и связки, растет их объем, увеличивается их общая сила. Крупные мышцы развиваются раньше мелких. Поэтому дети более способны к сравнительно сильным и размашистым движениям, но им сложнее выполнят мелкие движения, требующие точности.

Ребенок интенсивно растет, его сердце хорошо снабжается кровью, поэтому оно сравнительно выносливо. Вес головного мозга заметно увеличивается. Особенно увеличиваются лобные доли, играющие большую роль в формировании высших и наиболее сложных функциях психической деятельности человека.

Таким образом, в младшем школьном возрасте, по сравнению с дошкольным, происходят значительные укрепления, как скелетно-мышечной системы, так и сердечно-сосудистой деятельности. Все это важно потому, что начало школьной жизни – это начало особой учебной деятельности, требующей от ребенка не только значительного умственного напряжения, но и большой физической выносливости [31,65].

Ведущая деятельность этого периода – учение. Она определяет дальнейшее развитие когнитивной сферы ребенка, в частности учебная деятельность требует развития высших психических функций – внимания, памяти, воображения, мышления и речи. Общие характеристики, которые приобретают эти процессы на данном этапе развития – произвольность, продуктивность и устойчивость.

Внимание, память, воображение младшего школьника приобретают самостоятельность – ребенок учится владеть специальными действиями, которые дают возможность сосредоточиться на учебной деятельности.

Память ребенка приобретает ярко выраженный познавательный характер. Эти изменения связаны с тем, что ребенок начинает особую мнемотическую задачу, в младшем школьном возрасте идет интенсивное формирование приемов запоминания (повторение, внимательное длительное рассмотрение материалов, его группировка). В этом возрасте уже присутствуют два вида памяти – произвольная и непроизвольная – они претерпевают такие качественные изменения, благодаря которым устанавливаются их тесная взаимосвязь и взаимопереходы. Однако произвольность познавательных процессов возникает лишь на пике волевого усилия, когда ребенок специально организует себя [31,137].

На протяжении этого возраста эффективность запоминания словесно выраженных сведений повышается быстрее, чем эффективность запоминания наглядных данных, что объясняется интенсивным формированием у детей приемов осмысленного запоминания. Эти приемы связаны с анализом существенных отношений, фиксируемых в основном с помощью словесных конструкций.

А.А. Смирнов провел сравнительное исследование памяти у детей младшего и среднего школьного возраста и пришел к следующим выводам:

- у детей активно развивается механическая память на не связанные логически единицы информации;

- вопреки распространенному мнению о существовании увеличивающегося возрастом преимущества запоминания осмысленного материала фактически обнаруживается обратное соотношение: чем старше младший школьник, тем меньше у него преимуществ запоминания осмысленного материала над бессмысленным. Это он объясняет тем, что упражняемость памяти находится под влиянием интенсивного учения, опирающегося на запоминание [26,268].

Ребенок начинает думать об основаниях того, почему он думает так, а не иначе. Возникает механизм коррекции своего мышления со стороны логики, теоретического знания. Следовательно, ребенок становится способен подчинить намерение интеллектуальной цели, способен удержать его в течение длительного времени. В школьные годы способность хранить и извлекать информацию из памяти совершенствуется, развивается метапамять. Дети не только лучше запоминают, но и способны размышлять о том, как они это делают. В проведенных исследованиях по запоминанию списка предметов дошкольники не справились с заданием, а школьники вспомнили все предметы [29,61]. Они целенаправленно повторяли, организовывали память, совершенствовали информацию для того, чтобы лучше запомнить, и потом могли рассказать, к каким техникам они прибегали, чтобы помочь своей памяти. Когда запоминание становится условием успешной игры или имеет значение для реализации притязаний ребенка, он легко запоминает слова в заданном порядке, стихи, последовательность действий. Память схватывает значимые для ребенка события и сведения и сохраняет их. Учебная деятельность требует от ребенка запоминания. Произвольная память становится функцией, на которую опирается учебная деятельность. Именно заучивание воспроизведение учебного материала позволяет ребенку рефлексировать свои личные психические изменения [9,12].

В области восприятия происходит переход непроизвольного внимания к целенаправленному наблюдению за объектом, подчиняющемуся определенной задаче. Прежде всего, это связано с социальной ситуацией развития и усложняющими видами деятельности, в условиях которых и происходит «осознания себя в обществе», через видения себя в других людях и установления отношений их к нему и его к ним.

Возможность ребенка анализировать и дифференцировать воспринимаемые предметы, связана с формированием у него более сложного вида деятельности, чем ощущение и различие отдельных непосредственных свойств вещей. Этот вид деятельности – наблюдение. На занятиях ребенок получает, а потом и сам развернуто формулирует задачи восприятия тех или иных предметов и пособий. Благодаря этому восприятие становится целенаправленным.

Согласно общепринятому положению в отечественной психологии о ведущей у младшего школьника учебной деятельности, происходит индивидуальное и социальное развитие [36,79]. Прежде всего, формируется позиция «Я» по отношению к обществу, формируются приемы умственной деятельности развитие мышления, способности анализировать, обобщать, сравнивать, а также воспитываются определенные личностные качества. Таким образом, учение становится социально значимым видом деятельности и основным мотивом управления собой. Для младшего школьника характерна способность удерживать внимание на интеллектуальных задачах.

На смену наглядно-действенному мышлению приходит наглядно-образное мышление, в котором решение задачи происходит в результате внутренних действий с образами. Образное мышление – основной вид мышления в младшем школьном возрасте [38,215].

Мышление ребенка в начале отличается эгоцентризмом, особой умственной позицией, обусловленной отсутствием знаний, необходимых для правильного решения определенных проблемных ситуаций. Переход к систематическому обучению в школе, к развивающему обучению изменяет ориентировку ребенка в окружающих его явлениях действительности.

7 – 11 лет – третий период умственного развития по Пиаже – период конкретных мыслительных операций [37,66]. Мышление ребенка ограничено проблемами, касающимися конкретных реальных объектов. Эгоцентризм, присущий мышлению дошкольника, постепенно убывает, чему способствуют совместные игры, но не исчезает полностью. Конкретно мыслящие дети часто ошибаются, прогнозируя результат. Вследствие этого дети, однажды сформулировав какую-нибудь гипотезу, скорее отвергнут новые факты, чем изменят свою точку зрения. На смену децентрации приходит способность сосредоточиться на нескольких признаках сразу, соотносить их, учитывать одновременно несколько измерений состояния объекта или события. У ребенка развивается также способность мысленно прослеживать изменения объекта. Возникает обратимое мышление [26,309].

Ж. Пиаже описал исследования, которые указывают на отсутствие у ребенка представления о постоянстве некоторых свойств вещей как на характерную черту детей до 6-7 лет [26,310].

Современные работы Роберта Сиглера указывают на то, что дети этого возраста используют самые разнообразные виды мышления или стратегии - от очень простых до сложных – применительно к одинаковому виду проблем, в различных попытках, в один и тот же день [15,167].

Параллельно с физическим развитием и развитием когнитивной сферы у младшего школьника формируется самосознание, и начинают складываться первые представления о себе; возникают устойчивые формы социального взаимодействия, моральные и социальные нормы. В ходе социализации расширяются и углубляются связи общения ребенка с людьми, группами, обществом в целом, происходит становление образа его «Я» - его самооценки [30,47]. Ребенок начинает выделять себя из среды, осознавать себя как личность, давать себе моральную оценку – осознание своего внутреннего опыта.



1.2 Самооценка и условия ее формирования в младшем школьном возрасте


Парадоксально, но именно к началу обучения в школе – примерно к 7 годам (младший школьный возраст) - дети впервые формируют глобальную оценку. Они уже готовы ответить на вопросы о том, насколько они себе нравятся, насколько они счастливы или насколько их удовлетворяет жизнь. Именно эта глобальная оценка своей собственной значимости, по мнению А.В. Захарова обычно называется самооценкой [16,91].

А.И. Липкина в своих работах дает другое определение самооценке. Самооценка – субъективное и личностное образование нашей психики. Она формируется при более или менее активном участии самой личности. В неё включены все качественные своеобразия психических процессов и явлений, собственная активность самого человека [30,24].

Однако, по данным исследования Сюзан Хартер, каждый уровень самооценки ребенка является продуктом двух внутренних суждений. Сначала каждый ребенок в той или иной степени переживает чувство противоречия между тем, кем, по его мнению, он является, и тем, кем бы он хотел стать (или думает стать), - между «идеальным Я» и восприятием своего «реального Я» [26,506].

В процессе становления единой самооценки ребенка ведущая роль принадлежит рациональному компоненту. На основе самоанализа происходит осознание компонентов самооценки и через обобщение, и синтез происходит выработка ее ценностей, которая отражает её сущность. Таким образом, ряд исследователей при рассмотрении самооценки показывают её интегральный характер. Например, А.Г. Спиркин подчеркивает её когнитивную функцию. Наши самооценки – это своеобразные когнитивные схемы, которые обобщают прошлый опыт личности и организуют новую «информацию относительно данного аспекта «Я» [16,94].

И.И. Чеснакова рассматривает самооценку «как фиксацию результата познания себя, в её эмоциональном компоненте выражается переживание того, что ребенок узнает в отношении себя» [48,96].

А.В. Захарова также в структуре самооценки рассматривает два её компонента – когнитивный и эмоциональный, отмечая при этом то, что на разных этапах онтогенеза более выраженным может быть один из компонентов [16].

«Любая самооценка не выбирается человеком по своему капризу, произвольно, а закономерно определяется объективными обстоятельствами» – пишет М.И.Лисина [30,15]. Благодаря этим обстоятельствам и проявляется активность личности, делая выбор, предпочтение и значимости одних жизненных обстоятельств от других.

Таким образом, самооценка ребенка зависит не только от содержания деятельности и достигнутых в ней результатов, но и от конкретной ситуации и социальных условий.

Любая жизненная ситуация оценивается как детьми, так и взрослыми, включая их прошлый опыт, и представляет собой ряд оценок и ценностей отдельных качеств или деятельности, т.е. системы отношений к материальному, духовному и социальному окружению. Поэтому, говоря о самооценке, мы всегда должны знать относительно каких понятий и ценностей она может быть более высокой, адекватной, а в отношении других – низкой, неадекватной. Кроме количественной выраженности самооценки (т.е. насколько она высока) Т.А. Нежнова предлагала характеризовать и качественно – каков её состав и окраска [39]. С учетом этого положения самооценка характеризуется не только своей адекватностью, но и устойчивостью, логичностью, последовательностью. Данные характеристики соответствуют реальным проявлениям ребенка в деятельности поведении.

Вместе с тем самооценка выражает и определяет потенциальные возможности ребенка, так называемый уровень притязаний. Соотношение притязаний и самооценки дает уверенность в себе. Чем выше уровень притязаний, тем труднее их удовлетворить. Удачи и неудачи в какой-либо деятельности существенно влияют на оценку индивидом своих способностей в том или ином виде деятельности: неудачи, как правило, снижают уровень притязаний, а успех повышает его. Не менее важен и момент сравнения: оценивая себя, индивид вольно или невольно сравнивает себя с другими, учитывая не только свои собственные достижения, но и социальную ситуацию в целом. Как пишет С.Л. Рубинштейн: «Моё отношение к себе первоначально формируется на основе моего отношения к другому, сопоставляя себя с другими, я выражаю отношение к самому себе» [45,167]. Данную ситуацию он обозначил как «процесс двойного опосредования». Степень влияния другого на личность другого человека зависит от общественного её признания и собственного его восприятия и понимания.

Младший школьный возраст характеризуется несколькими путями «оценивая себя»:

1. Оценка себя путем сопоставления уровня притязаний с объективными результатами своей деятельности.

2. Оценка себя через сравнение себя со сверстниками. Оценивая себя, ребенок вольно или невольно сравнивает себя с другими, учитывая не только собственные достижения, но и социальную ситуацию в целом.

3. Оценка себя путем интериоризации чужих оценок. Представление о себе во многом зависит от того, как оценивают его окружающие. Под влиянием благоприятных мнений самооценка повышается, неблагоприятных понижается.

4. Оценка себя через сравнение себя с самим собой.

5. Оценка себя через сравнение «Я - реального» и «Я – идеального».

Таким образом, оценивание можно рассматривать в этом возрасте на двух уровнях:

1 уровень - через соотнесение самого себя с другими людьми, т.е. «Я и другой»;

2 уровень - соотнесение происходит в рамках «Я и Я» [16,97].

Исследуемый возрастной период один из самых ранних и ответственных в плане развития и формирования самооценки, так как для младшего школьника характерна тенденция к развитию и расширению сферы «Я».

А. Валлон, давая оценку общему развитию личности в этот период, писал, что он менее ярок и богат; в этот период деятельность и любознательность ребенка направлена во внешний мир, которая ведет личность ребенка все к большей самостоятельности [43,28].

В исследованиях отечественных психологов показано, что младший школьный возраст в процессе общего психического развития и самооценки в частности, идет равномерно, без скачков, кризисов [26;28;38;41]. В это время происходит постепенное накопление психических качеств, «осознание своих психических свойств», которые подведут ребенка к сложному моменту его развития в подростковом возрасте. Таким образом, данный период количественных и качественных усложняющихся, уточняющихся представлений о своём «Я».

В.С. Мухина писала, что на каждом возрастном этапе продолжается развитие изначальных характеристик, определяемых как «притязания на признания» своего «Я» – своего имени, своих внешних и физических данных, своей внутренней психологической сущности [38,148]. В ходе социального и индивидуального развития младшего школьника, в процессе социализации, происходит понимание и оценка перечисленных выше характеристик. Но появление таких новообразований в данном возрасте как рефлексия и интроспекция (самонаблюдение) приводят к тому, что младший школьник меняет взгляд на окружающий мир, вырабатывает свои собственные взгляды, собственное мнение, представление о ценностях. Говоря о ценностных характеристиках, имеется в виду психологическая категория, которая выражает избирательное отношение индивида, в том числе и ребенка, к материальным и духовным явлениям, к социальному окружению.

Д.И. Фельдштейн в рамках социального развития ребенка выделяет два основных типа позиций ребенка по отношению к обществу: «Я в обществе» и «Я и общество» [4,34]. В социальной позиции «Я в обществе» реализуется потребность в приобщении себя к обществу, рассмотрения себя среди других, утверждения себя среди других, самореализации. «Я и общество» – это некая социальная позиция, в которой реализуется определении своего места в обществе, в общественном признании, осознании своего «Я» в системе равноправных отношений с другими людьми.

Н.Е. Анкундинова отмечает особенность оценочной деятельности учащихся младших классов. Она состоит в том, что школьник отчетливо стремиться к переоценке своей учебной и других видов деятельности, так и отдельных качеств и свойств его личность [30,47]. Данное стремление может быть вызвано тем, что младший школьник пытается получить одобрения своих достижений, отвечающих социальным ожиданиям со стороны взрослых. С другой стороны, стремлением быть призванными в среде сверстников, как отмечает В.С. Мухина: «Притязание на признание у сверстников обусловлено сложными отношениями, в которых переплетаются отношения возрастной приязни к сверстнику и отношение соперничества»[38,147].

Стремление «быть как все» возникает из-за многих условий, особенности которых можно проследить в групповом методе работы детей, где индивидуальность каждого теряется; желанием вписаться в общество «себе подобных». Стремление «быть лучше, чем все» проявляется в готовности быстрее и лучше выполнить задание, получить признание своих трудов, т.к. успехи становятся предметом постоянного интереса и обозрения со стороны окружающих, и в первую очередь в классе, среди сверстников. Поэтому по результатам полученных отметок, дети начинают сравнивать друг друга, тем самым, обеспечивая превосходство одних над другими. В результате у одних детей появляется злорадство, а у других чувство зависти, что отражается на взаимоотношениях и как следствие - неадекватные самооценки: завышенные или заниженные. Таким образом, проблема взаимоотношений в группе сверстников, как собственно и в других социальных группах ближайшего окружения определяет адекватность оценочных отношений между её членами.

Кроме того, ближайшее окружение влияет на половую идентичность. Младший школьник знает о своей половой идентичности, и стремиться утвердить её в своём поведении, видах деятельности, в интересах и увлечениях. Источники половой идентификации в современном мире очень разнообразны, в которых содержатся бесконечное число знаний и смыслов, определяющих формирование психологических установок на половое развитие. Результатами данного процесса отражаются в поведении, самооценках, т.е. «Я – концепции». Вообще, идентифицируя себя с определенной группой или отдельной категорией людей, человек показывает свою значимость данной категории, связывает с ней определенные потребности: признание ими интересов, увлечений, так и потребность в их оценке своих достижений, поддержке при неудачах. В младшем школьном возрасте чаще всего такой категорией являются взрослые люди, но, может быть, группа сверстников. Таким образом, младший школьник и познает себя, задает планку для своего развития, утверждает себя, чувствует свою самостоятельность и уверенность в себе.

Уверенность или неуверенность в себе складывается у ребенка под влиянием оценок окружающих и результатов собственной деятельности, когда определенная самооценка поддерживается окружающими и у ребенка возникает потребность в её сохранении. Выражением этой потребности является некоторый устойчивый уровень притязаний. Соотношение самооценки и уровня притязаний дает возможность признать свои удачи, неудачи, соотнести желаемое с реальными результатами. При очень большом несоответствии между уровнем притязаний и самооценкой, школьник не осознает истинных причин своих неудач, обвиняет в этом всех, кроме себя. Это заставляет его эмоционально реагировать, т.е. наступает состояние «аффекта неадекватности» у младшего школьника, как пишет М.С. Неймарк, это состояние неустойчивое и быстро проходит, при этом пересматривается уровень притязаний, т.к. младшему школьнику необходимо чувствовать себя успешным. Чаще всего состояние аффекта неадекватности, как подчеркивает автор, вызвано первыми легкими успехами [26,222].

Объективные условия формирования личности, а значит и самооценки, включают в себя макро-, мезо - и микрофакторы [43,37]. Их влияние на формирование личности посвящено много работ не только в области психологии, но и других наук: социологии, этнологии, педагогики, истории и др.

В области развития детского самосознания интерес представляют работы как зарубежных, так и отечественных психологов. Оптимальным условием полноценного и здорового функционирования психики человека, как любой саморазвивающейся системы, является, по Б.Г. Ананьеву «обеспечение открытого взаимодействия или диалога на всех этапах и уровнях развития человека» [46,143]. Среди феноменов самосознания личности, одним из центральных феноменов является «диалогичность самосознания»

Не мало важное условие для развития самооценки ребенка – школьная жизнь. Она наполнена оценочными отношениями. Их особенность в том, что они включены в различные виды деятельности, поведения, а также и сама личность ученика. Особенно большое влияние на становление «Я – концепции» оказывает оценка результатов учебной деятельности. Именно от осознания успехов, достижений, возможностей в этом виде деятельности складывается вся система оценочных отношений к себе и другим людям, которыми опосредованы многие поступки детей. Таким образом, оценка учебной деятельности перестраивает мотивационо-потребностную сферу младшего школьника, эмоционально-ценностного отношения к себе, т.е. источником для возникновения адекватных и неадекватных самооценок. Кроме того, от самооценок учебной деятельности зависят и самооценки и других видов деятельности, самооценка может доминировать в качестве доминирующего мотива своей деятельности и поведения. Знать уровень притязания и самооценку необходимо, чтобы правильно воздействовать на него. От того, как ребенок реагирует на оценку окружающих, в соответствии с полученной оценкой он строит своё взаимодействие с ними.

От того уровня притязаний и самооценки, которые имеет младший школьник, зависят представления о своём будущем. Хотя младший школьник и живет сегодняшнем днем, основы его нравственного и профессионального самоопределения закладываются именно в этом возрасте. По мнению А.М. Прихожан: «… во временных представлениях своего «Я» сосредоточено полноценное ощущение себя во времени жизни, ощущение своего измерения, взросления» [35,23]. В работах А.И. Липкиной приводятся суждения детей младшего школьного возраста о своем будущем, содержание которых определяется уровнем самооценок [30,34]. Временные аспекты являются, по мнению В.В. Мухиной, «более поздним образованием самосознания ребенка», но его основы закладываются именно в младшем школьном возрасте, а они обусловлены проявлением равносторонних интересов, увлечений, на которые направляется активность ребенка [38,57].

В школьном возрасте число факторов, влияющих на самооценку, заметно расширяется. У детей в возрасте от 9 до 12 лет продолжает формироваться стремление на все иметь свою точку зрения. У них также появляются суждения о собственной социальной значимости – самооценка. Однако к 12-13 годам у ребенка складывается новое представление о самом себе, когда самооценка утрачивает зависимость от ситуаций успеха-неуспеха, а приобретает стабильный характер. Самооценка теперь выражает отношение, в котором образ самого себя относится к «идеальному Я».

В исследованиях многих ученых показано, что уже на ранних этапах онтогенеза человеку необходимо для его психологической жизни взаимодействие с другим человеком [28;39;44]. На ранних этапах развития ребенка в процессе общения в семье закладывается его общий фундамент установки к миру социальных отношений, собственному «Я», на становление самопознания и самоотношения.

Формирование самооценки может рассматриваться как результат усвоения ребенком определенных отношений к нему родителей. Еще в работах Э. Эриксона стержнем концепции развития личности выступает «чувство Я» или идентичность. Важнейшим средством выработки «чувства Я» является родительская забота и любовь [37,56].

В исследованиях отечественных психологов систематизированы виды родительских отношений, которые можно представить как «многообразные, независимые измерения».

  • любовь – враждебность;

  • автономия – контроль,

Она складывается благодаря развитию самосознания и обратной связи с теми из окружающих, чьим мнением они дорожат. Высокая оценка обычно бывает у детей в том случае, если родители относятся к ним с заинтересованностью, теплотой и любовью. Семейная атмосфера, влияние родителей, общее чувство поддержки играет большую роль в формировании самооценки. Присутствие в семье обоих родителей играет решающую роль в развитии адекватной самооценки [2,3]. Именно родители обеспечивают удовлетворение практически всех потребностей ребенка. Ребенок, вырастая в семье, начинает вести себя по отношению к другим людям так же, как родители ведут себя по отношению к нему [52,43].

Образ и самооценка, внушаемые ребенку в семье, могут быть как положительными, так и отрицательными. Родители и другие взрослые могут воздействовать на формирование самооценки и самоуважение ребенка, не только внушая ему свой собственный образ, но и «вооружая» его конкретными оценками и стандартными выполнениями тех или иных действий. Если эти планы, действия, стандарты и оценки реалистичны, то ребенок повышает самоуважение и формирует позитивный «образ Я», если же планы и цели не реалистичны и требования завышены, то это может привести к потере веры в себя, потере самоуважения [39,57]. В родительских отношениях на этом этапе на первый план выходит самостоятельность ребенка в новой социальной структуре (школе). Свои отношения родители строят уже по учебной модели и прибегают преимущественно к объяснительной стратегии поведения. Таким образом, семья несет на себе функцию развития самосознания ребенка на протяжении всей его жизни, начиная с младенчества. Ребенок младшего возраста и его воспитатели противостоят друг другу как две враждующие силы. Родители хотят того, чего не хочет ребенок; ребенок хочет того, чего родители не хотят. Ребенок всем своим существом стремится к достижению своих целей; все, что могут сделать родители — это прибегнуть к обещаниям, угрозам и силовым методам. Цели диаметрально противоположны. Тот факт, что победу обычно одерживают родители, следует приписывать только их преимуществу в силе.

Младший школьный возраст – начало школьной жизни. На протяжении всего периода продолжается устойчивое, равномерное развитие, как физическое, так и психическое. Г. С. Абрамова выделяет в данном возрасте следующие задачи – построение отношений как семейных, так и дружеских и выполнение новых социальных функции [1]. Учебная деятельность становится для него ведущей, в большей степени она и определяет основные линии развития ребенка. От учебной деятельности, ее результативности непосредственно зависит развитие личности младшего школьника. Школьная успеваемость является важным критерием оценки ребенка как личности со стороны взрослых и сверстников. Его школьные удачи или неудачи отражаются на самооценке, его самоуважении и самопринятии. Участие родителей в жизни ребенка определяет дальнейшие пути развития «образа Я». Таким образом, можно сказать, что формирование самооценки является одной из важнейших задач развития, приходящихся период младшего школьного возраста, и, в то же время, одним из сложных, охватывающих все стороны психической жизни ребенка.


Глава 2. Детско–отцовские отношения как фактор развития ребенка


2.1 Отцовство как психологический феномен


Исследования, проводимые в области исследования воспитания детей в семье, уделяют огромное значение отношениям ребенка и матери, роли матери, влияние материнства на развитие личности женщины, влияние матери на развитие ребенка. Эти исследования имеют самый широкий спектр направленности: от исследования беременности до исследования принятия матерью ребенка [2]. Особенности же отцовства, эмоционально-волевой сферы и ценностно-смысловые аспекты мало изучены, хотя данные вопросы являются актуальными и практически значимыми. Формирование отцовского чувства и роли отца занимает в основном теоретический аспект.

Традиционно отцовство определяют, как врождённое чувство, которое побуждает мужчину поступать в отношении своего ребёнка (или своих детей) с сопереживающей ответственностью [56]. Одной из сфер, ярко обнаруживающих различия мужского и женского, является сфера реализации родительских функций и ролей. Отцовская и материнская роли не тождественны по своей сути и содержанию. Считалось, что связано это как с биологическим, так и социальным полом (гендером) каждого из родителей. Феномен отцовства изучается психологами в зависимости от теоретического подхода к половой роли отца [13,11]. Культ мужчины был всегда культом силы и суровости, а «невостребованные», подавленные чувства сплошь и рядом атрофируются.

Как влияют исторические и социокультурные вариации на реальную функцию отцовского вклада в воспитание детей? Ответить на этот вопрос нелегко. С середины 20в. в связи с изменением положения женщины в обществе наметился поворот к «новому отцовству». Женщину перестала удовлетворять замкнутая жизнь, ограниченная определённым кругом семейных интересов, и экономический интерес заставил её заняться производственной деятельностью. В свою очередь, оплачиваемая работа предоставила женщине некоторую автономию. Эта ситуация явилась причиной осознания мужчинами своей новой роли, усиления их ответственности за семью и детей [32,136].

Мысль о слабости и неадекватности «современных отцов» — один из самых распространенных стереотипов общественного сознания второй половины XX в., причем этот стереотип является в известной степени транскультурным, «перекидываясь» с Запада на Восток и игнорируя различия социальных систем [13,11].

Верно, что отцы проводят со своими детьми значительно меньше времени, нежели матери, причем лишь незначительная часть этого времени расходуется непосредственно на уход и общение с детьми. Но мужчины никогда сами не выхаживали детей. Современные отцы в этом отношении не только не уступают прежним поколениям, но даже превосходят их тем, что особенно в нетрадиционных семьях, основанных на принципе равенства полов, берут на себя гораздо больший круг таких обязанностей, которые раньше считались исключительно женскими [23,37].

Почему же людям кажется, что отцовский вклад в воспитание снижается? Помимо других причин сказывается ломка традиционной системы долевой стратификации. Если пренебречь частными межкультурными различиями, в традиционной патриархальной семье отец выступает как кормилец, персонофикация власти и пример для подражания, наставник. По мнению И.С. Кона ломка традиционной системы половой стратификации приводит к изменению, гендерных ролей, вклада отца в воспитание [22,48]. Психоаналитический подход говорит о том, что мать дает любовь и принятие, отец – любовь условную, за выполнение каких-либо предписаний и одновременно защиту. Но фактически мы имеем дело с двумя разными социальными институтами — отцовством и материнством [24,117]. Биосоциальный подход кажется в данном случае более плодотворным, нежели чисто социологический. Биосоциальный подход, по словам России, не утверждает генетического предопределения полового разделения труда, он указывает лишь, что биологические предпосылки формируют то, чему мужчины и женщины учатся и насколько легко они овладевают той или иной деятельностью. Иными словами, врожденные свойства формируют рамки, в которых происходит социальное научение, и влияют на легкость, с какой мужчины и женщины обучаются (или разучиваются) поведению, которое общество считает нормативным для их пола [22,51].

Существует формула М. Мид: «отцы — это биологическая необходимость, но социальная случайность» — не просто юмористическое высказывание [24,117].

Если материнство, как правило, предполагает не только зачатие и рождение, но и выкармливание, выращивание потомства, то отцовский вклад у многих видов сводится практически к акту оплодотворения. Как уже говорилось выше, участие самцов в выращивании потомства и дифференциация отцовских и материнских функций тесно связаны с видовыми особенностями, в частности с длительностью периода роста: и созревания и экологическими условиями.

Традиционные гендерные роли сдерживают развитие личности и реализацию имеющегося потенциала, выступают барьером в развитии индивидуальности [25,67]. Следование гендерным ролям часто связано с механизмами долженствования. По мнению К.А. Абульхановой-Славской, самореализация и самовыражение невозможно, если деятельность выполняется на основании чувства долга [13,13]. В подобной ситуации не учитываются личностные интересы, теряется чувство «Я», формируется покорность и зависимость. Подобные самоощущение и самовосприятие не соответствует идеям самореализации и свободного выбора.

В современной городской семье эти традиционные ценности отцовства заметно ослабевают под давлением таких факторов, как женское равноправие, вовлечение женщин в профессиональную работу, тесный семейный быт, где для отца не предусмотрено пьедестала, и пространственная разобщенность труда и быта. Сила отцовского влияния в прошлом коренилась, прежде всего, в том, что он был воплощением власти и инструментальной эффективности [32,137].

В патриархальной крестьянской семье отец не ухаживал за детьми, но они, особенно мальчики, проводили много времени, работая с отцом и под его руководством. В городе положение изменилось. Как работает отец, дети не видят, а количество и значимость его внутрисемейных обязанностей значительно меньше, чем у матери.

По мере того как «невидимый родитель», как часто называют отца, становится видимым и более демократичным, он все чаще подвергается критике со стороны жены, а его авторитет, основанный на внесемейных факторах, заметно снижается [24,118].

Это подводит нас к самому сложному и спорному вопросу теории родительства, — насколько вообще заменяемы и обратимы отцовские и материнские роли и каково соотношение их биологических и социокультурных детерминант?

Наблюдение за поведением родителей по отношению к новорожденным в естественной среде показывают, что, хотя психофизиологические реакции мужчин и женщин на младенцев весьма сходны, их поведенческие реакции различны: женщина тянется к ребенку, стремится приласкать его, тогда как мужчина отстраняется и часто испытывает при тесном контакте с младенцем эмоциональный дискомфорт. Чрезвычайно интересные результаты получены в ходе наблюдений за взаимодействием матерей и отцов с грудными детьми. Мать, даже играя с ребенком, старается, прежде всего, успокоить, унять его; материнская игра — своего рода продолжение и форма ухода за ребенком. Напротив, отец и вообще мужчина предпочитает силовые игры и действия, развивающие собственную активность ребенка [26,471].

Небезразличны для понимания специфики материнского и отцовского стиля отношений и такие, предположительно врожденные черты, как повышенная эмоциональная чувствительность женщин, их предрасположенность быстрее реагировать на звуки и лица, тогда как мужчины отличаются лучшим пространственным восприятием, хорошим двигательным контролем, остротой зрения и более строгим разделением эмоциональной и когнитивной реактивности [22,52].

Традиционный подход, ограничиваясь рассмотрением биологической роли отца, отмечает обособленность его от ребёнка, поскольку контакты с ребёнком были временными и отстранёнными по сравнению с материнскими. Желание мужчины быть отцом, создать семью, исследователи объясняли тем, что мужчина, вступая в брак, обеспечивает себе многие права и определённый статус в обществе, которых лишены неженатые мужчины [13,12]. Эти права подразумевали и наличие детей, поскольку только женатым людям предоставлялось законное право иметь их. Дети рассматривались как имеющие ценность сами по себе, поскольку приносили эмоциональное удовлетворение и создавали чувство внутреннего равновесия; к бездетности относились отрицательно.

Отец заботился о семье как об экономической единице, определял семейную политику, брачную стратегию, решал вопросы наследования, и отношением отца к этим обязательствам определялся его престиж (при этом он стоял в стороне от отношений «мать — ребёнок»). Желание человека быть отцом идентифицировалось с образом и поведением собственного отца, но отцовство не предусматривало ежедневный уход за ребёнком и последующее его воспитание [24,122].

Для большинства мужчин желание иметь детей является чем-то само собой разумеющимся. Они могут относиться к детям как источнику радости, удовольствия, видеть в них будущих товарищей. Дети для мужчин — последующая после женитьбы естественная ступень в браке. Однако «стать отцом» и «быть отцом» — не одно и то же, так как переход к активной воспитательной деятельности у мужчин не связан автоматически с рождением ребёнка, многие мужчины не допускают мысли, что они будут вовлечены в кропотливую ежедневную работу по уходу за детьми. На пробуждение отцовских чувств наряду с индивидуальными чертами характера мужчины и межличностными отношениями в семье влияет также и память о собственном отце, в зависимости от того, уделял ли он своему сыну внимание или был в семье сторонним наблюдателем [53,24].

Многие современные отцы, исправляя ошибки своих отцов, хотят быть эмоционально ближе к своим детям, однако беда в том, что они часто не находят моделей для своего поведения в той среде, в которой они выросли. Правильное отношение к девочкам, девушкам, женщинам должно закладываться с детства, а поддерживаться и формироваться всю жизнь. В воспитании отношения к женщине самую большую роль играет пример родителя – отца. Все слова отца об уважении к женщине моментально теряют смысл, если он сам проявляет грубость по отношению к жене [32,134].

Однако существует опыт «одиноких отцов». В Англии, по подсчетам Т. Хипгрейва, отцы составляют 12% всех одиноких родителей [13,13]. Одиноких отцов и одиноких матерей характеризует ряд общих особенностей: более ограниченная социальная жизнь, несколько более демократический стиль семейкой жизни и наличие определенных трудностей при вступлении в новый брак. Наряду с этим у них есть свои специфические социально-психологические трудности. Одинокие отцы получают больше помощи со стороны друзей и родственников, зато у них сильнее, чем у одиноких матерей, сужается круг социального общения. Если одинокие матери испытывают трудности с дисциплинированней детей, то отцы озабочены недостаточной эмоциональной близостью с ними, особенно с дочерьми.

Но хотя в обоих случаях неполная семья создает трудности (разного порядка), отсутствие одного из родителей не исключает возможности нормального развития ребенка и какой-то компенсации недостающего отцовского или материнского влияния.

Феномен отцовства. Первые психологические и социологические исследования, убедительно показавшие значение отца как воспитательного фактора, были посвящены не столько отцовству, сколько эффекту безотцовщины. Сравнивая детей, выросших с отцами и без оных, исследователи обнаружили, что «невидимый», «некомпетентный» и часто невнимательный родитель на самом деле очень важен [24,120]. Во всяком случае, его отсутствие весьма отрицательно сказывается на детях. Дети, выросшие без отцов, часто имеют пониженный уровень притязаний. У них, особенно у мальчиков, выше уровень тревожности и чаще встречаются невротические симптомы. Мальчики из неполных семей труднее налаживают контакты со сверстниками. Отсутствие отца отрицательно сказывается на учебной успеваемости и самоуважении детей, особенно мальчиков [47,106]. Таким мальчикам труднее дается усвоение мужских половых ролей и соответствующего стиля поведения, поэтому они чаще других гипертрофируют свою маскулинность, проявляя агрессивность, грубость, драчливость и т. д. Наличие статистической связи между отсутствием или слабостью отцовского начала и гипермаскулинным или агрессивным поведением (насилие, убийства и т. п.) демонстрируют и кросскультурные исследования [23,52].

Но как ни серьезны подобные данные, это — лишь косвенные свидетельства. У неполных семей помимо отсутствия отца имеются и другие проблемы: материальные трудности, суженный круг внутрисемейного общения, от которого немало зависят воспитательные возможности. Женщин - мать, лишенная мужской поддержки, часто психологически травмирована, что отражается и на ее отношении к детям. Имитируя отцовскую строгость и требуя от детей дисциплины, некоторые одинокие матери больше заботятся о формальном послушании, успеваемости, вежливости и т. п., нежели об эмоциональном благополучии ребенка. Другие, напротив, прямо признают свое бессилие. Третьи чрезмерно опекают детей, особенно единственных, пытаясь оградить их от всех действительных и воображаемых опасностей. Хотя такое невротическое чувство кажется бескорыстным и даже жертвенным, оно крайне эгоистично и отрицательно сказывается на ребенке. Чрезмерно опекаемый, заласканный ребенок сплошь и рядом вырастает пассивным, физически и морально слабым или же начинает бунтовать. Как показывают психологические исследования, сильная зависимость от матери часто сочетается с чувством враждебности к ней. Иногда дети просто идеализируют отсутствующего отца [13,11].

Отец также подвержен психологическим кризисам, и в том случае, если у самого отца не решены проблемы детской привязанности к собственному отцу и матери, у него возрастает риск психопатологических нарушений [23,71].

Поэтому проблемы связанные с феноменом отцовства являются очень актуальными и требуют более глубокого анализа, с целью разработки профилактических мероприятий.

Итак, в данном параграфе мы рассмотрели филогенетические предпосылки отцовства, исторические изменения института отцовства, влияние культуры на особенности отцовства.

Таким образом, социальные стереотипы отцовства представляют собой достаточно разнообразную систему представлений и нормативных требований общества в том, что именно должен делать отец. Можно сказать, что отцовство является одной из важнейших задач развития, приходящихся на период взрослости, и, в то же время, одним из сложных феноменов, охватывающих все стороны психической жизни человека, что обуславливает трудности в его изучении.

Резюмируя все сказанное выше можно сделать вывод о том, что отцовство является комплексным феноменом, связанным со всеми аспектами жизнедеятельности человека, в том числе и с личностным развитием.



2.2 Детско-отцовские отношения и развитие личности ребенка


Психологические и социологические исследования показывают большое значение роли отца в развитии и воспитании ребенка (И.М. Марковская, И.С. Кон, Т.Н. Мартынова, Н.А. Коркина) [32;43;24]. Они подтверждают тот факт, что роль отца в социализации личности ребенка чрезвычайно велика.

Многие исследователи изучали влияние отцовского примера на развитие ребенка. Так, например, А Адлер подчеркивал роль отца в формировании у ребенка социального интереса [26,349]. Данные исследований Г. Крайг говорят о том, что отцы, державшие ребенка на руках сразу после рождения, вырастают более отзывчивыми в социальном плане. Значительная роль в развитии личности ребенка принадлежит любви отца [26,211]. Д.С. Акивис в своей работе “Отцовская любовь” отмечает, что любящий отец нередко более эффективный воспитатель, чем женщина. Отец меньше опекает детей, предоставляет ребенку больше самостоятельности, воспитывая в нем самодисциплину [10,33]. Позитивные отношения с отцом связаны с такими качествами детей эмоциональная уравновешенность, оптимизм, высокий самоконтроль, хорошее понимание социальных нормативов, более успешное овладение требованиями окружающей среды.

Отечественные педагоги и психологи постоянно подчеркивают роль отца в половой социализации ребенка. И.С. Кон обращает внимание на то, что отцы даже в большей степени, чем матери, приучают детей к половым ролям, а в воспитании сына отцу принадлежит особая роль [20,71]. Островская Л.Ф. пишет, что образцы поведения отца, копируемые ребенком, формируют нравственный облик, способы поведения мальчика [44,52]. Р. Кемпбел отмечает, что у добрых отцов вырастают мужественные сыновья, в то время как у сверхмаскулинных, женоподобные. Схожие результаты были получены в исследованиях Р. Бернса [4,37]. Д. Виткин указывает, что маленький мальчик пользуется отцовской моделью поведения. Если отец выражает свое недовольство агрессивно, то и его сын будет пытаться поступать подобным же образом. Если отец скрывает свое раздражение под маской молчания, то и сын будет считать это нормой мужского поведения.

По поводу становления мальчиков и девочек пишет Н.С. Каган, что требования к маскулинности мальчиков в целом жестче, чем к феминности девочек, и мальчики в процессе средовой социализации испытывают большее средовое давление [32,137]. В последние десятилетия наметились довольно тревожные сдвиги в этой области. Жесткость требований к маскулинности обрела преимущественно декларативный характер. Ведь если проследить, кто является основными социализаторами в главных институтах социализации (семья, детский сад, школа, ВУЗ и т.д.), то мы заметим, что на протяжении почти всей жизни основным примером для подражания является женщина. Мальчик в ходе феминизированного воспитания переходит из одних женских рук в другие (мать - воспитательница – учительница – женщина-начальник), и какими бы ни были призывы воспитания, сколько бы мальчик не слышал от женщины, каким должен быть мужчина, он воспитывается, прежде всего, как “удобный в обращении” для женщин. Именно поэтому роль отца в половой социализации особенно мальчиков действительно значительна [22,53].

Социально принято, что мать учит ребенка жить в доме, отец помогает ему выйти в мир, другими словами, мать ответственна за эмоциональные привязанности, а отец за эмоциональную независимость. На наш взгляд, подобная задача отцов ничуть не проще задачи матерей, а наверно даже сложнее и ответственнее. Но, как мы определили раньше, отношение к институту отцовства в современном обществе и, особенно в нашей стране очень неоднозначное. Современные мужчины, в большинстве случаев, не представляют стабилизирующего фактора в семье. И в связи с тем, что отцы являются очень важными социализаторами в жизни ребенка, и в то же время отцовский инстинкт не является столь сильным и безусловным как у матери, необходимо готовить современных мужчин к принятию роли отца.

Оценивая потенциальный уровень и реальную степень родительского влияния, нужно учитывать множество автономных факторов.

  1. Возраст ребенка. В раннем детстве ключевой фигурой,

  2. как правило, бывает мать. Затем с ней сравнивается и иногда

  3. перевешивает ее влияние отец. Позже их обоих «теснят» сверстники и общественные институты социализации [21,162].

  4. Пол ребенка. Как уже было показано, родители по-разному и с разным успехом воспитывают детей своего и противоположного пола, причем для мальчиков внесемейное окружение важнее, чем для девочек.

  5. Наличие других агентов социализации, как внутри семьи,

  6. так и вне нее [21,162].

По мнению И. Лангмейера, З. Матейчека, роль отца представляет собой определенный пример поведения, источник уверенности и авторитета. Отец способствует «ориентировке на будущую профессию» и создает социально полезные цели и идеалы» [13,11].

Личные качества отца, в число которых входит любовь к своим детям, оказывают значительное влияние, на развитие ребенка. Любовь отца дает ребенку ощущение особого эмоционально – психологического благополучия, которое не может в полной мере обеспечить одинокая женщина – мать [24,122].

Лишь отец способен сформировать у ребенка способность к инициативе и противостоянию групповому давлению. Чем больше ребенок привязан к матери (по сравнению с отцом), тем менее активно он может противостоять агрессии окружающих. Чем меньше ребенок привязан к отцу, тем ниже самооценка ребенка, тем меньше он придает значение духовным и социальным ценностям, по сравнению с материальными и индивидуалистическими. [24,122]. Существует несколько подходов к рассмотрению роли отца. Представителями психоаналитического направления [4, 98] выполнено большое количество работ по исследованию роли отца. В основном изучается роль отца в психосексуальном развитии ребенка, отец, таким образом, является важнейшей фигурой в жизни ребенка четырех лет. З. Фрейд выделял следующие важнейшие аспекты взаимоотношений отца и ребенка: 1) отец – воплощение силы, как объект восхищения и любви; 2) отец как объект реализации потребности в безопасности и защите; 3) отец как авторитет, который наказывает за проступки и, таким образом, регулирует поведение, а в дальнейшем и моральные установки человека [12,95]. Любовь матери – безусловная любовь, принятие и теплота - обеспечивает чувство безопасности, удовлетворяет потребность в принятии (Маслоу), создает базу для развития [34,37]. Ребенок может исследовать мир только тогда, когда уверен, что в любой момент может вернуться к матери. Об этом говорят исследования и теоретические посылки Э. Эриксона, К.Хорни, Д. Винникотта, М. Кляйн, Л.И. Божович, М.И. Лисиной и др. Отец же несет социализирующую функцию, кроме удовлетворения потребности в безопасности, стабильности и надежности существования. Его любовь условна и, таким образом, дает ребенку возможность социализироваться, отец передает социально-культурные нормы, традиции и следит за их соблюдением. Быть отцом – это быть носителем истины, нормы в семье [13,13]. Так как мать безоценочна, за социализацию отвечает отец. Когда отец – носитель нормы, с ним связано чувство опоры, надежности и уверенности у других членов семьи.

Представители бихевиорального направления рассматривают отцовство с точки зрения выполнения предписаний данной социальной роли. Причем классический бихевиоризм видел в отце только важнейший элемент среды, который усиливал или пресекал определенные реакции ребенка, таким образом, воспитывая правильные реакции. Представители необихевиоризма говорят о том, что отец является еще и моделью, наблюдая за которой, ребенок учится [4,183].

Исследователи семейной психологии рассматривают семью как систему, в которой каждый элемент взаимосвязан со всеми другими, и нормальное функционирование которой невозможно без какого-либо ее элемента. Все члены семьи находятся во взаимосвязи друг с другом и взаимовлияют друг на друга. Зная вклад каждого члена семьи в систему, можно сказать, что семья как система будет нестабильна или неустойчива, при отсутствии любого из компонентов [53,27].

Непосредственно участие отца в воспитании ребенка невозможно переоценить: оно необходимо для формирования полноценной гармоничной личности ребенка.

Таким образом, отношение отца к ребенку оказывает влияние на его личностное развитие. Отношения в диаде «отец – ребенок» влияет на стабильность семьи и самочувствие каждого из ее членов, при этом отношения отца и ребенка не изолированная сфера, их отношения важны для функционирования всей системы. Е. П. Ильин подтверждает, что дети, которые близки с отцом, обладают значительно более высокой самооценкой и стабильностью образа Я, в сравнении с теми, кто описывает свои отношения с отцом как отчужденные [18,45]. Дети, отцы которых принимают активное участие в их воспитании, вырастают более отзывчивыми в социальном плане. Исследования привязанности родителей и младенцев показало, что отцы, проводившие с детьми много времени и позитивно настроенные по отношению к ним, имели младенцев, более прочно привязанных к родителям [26,372]. Изучение годовалых детей показало, что дети “вовлеченных ” отцов, оставаясь с незнакомцем, плакали и страдали меньше, чем дети “менее вовлеченных” отцов [26]. Помимо этого, взаимодействие отцов с детьми способно улучшить физическое самочувствие малышей, их восприятие, отношение с окружающими уже с очень раннего возраста[26,374].

Личные качества отца оказывают значительное влияние на развитие ребенка. Присутствие отца дает ребенку ощущение особого эмоционально – психологического благополучия, которое не может в полной мере обеспечить женщина. Игры с отцом, в отличие от игр матери, которая ухаживает за ребенком и дает ему чувство безопасности и тепла, помогает развитию моторики ребенка [26,372]. Кроме того, родители, особенно отец, дисциплинируют детей, ставя определенные рамки поведения, одобряя одни поступки и наказывая за другие. Это важно, так как именно родители удовлетворяют потребности ребенка, так как он взаимодействует с окружающей средой сначала только через родителей, которые в этом случае являются проводниками общественных ценностей.


Глава 3. Эмпирическое исследование взаимосвязи детско-отцовских отношений и самооценки ребенка младшего школьного возраста


3.1 Организация и методы исследования


В соответствии с целью данной работы и поставленными задачами для проверки гипотез нами было проведено эмпирическое исследование на базе средней общеобразовательной школы №5 г. Гурьевска в период с января по март 2006 года.

В исследовании приняли участие 60 человек, 30 диад «ребенок – отец». Средний возраст мужчин составил 26,5 лет, в основном испытуемые являются служащими (90%), с высшим, среднетехническим и средне-специальным образованием. Средний возраст детей 7,3 года. Количество семей, имеющих девочек – 17, мальчиков – 13. Из них в 23% случаев в семье более чем один ребенок, и в 77% ребенок в семье единственный. Каждая семья является полной.

Использовались следующие методики:

1. «Опросник для изучения взаимодействия родителей с детьми» И.М. Марковской [33,31];

2. Проективная методика «Рисунок семьи» [36;8];

3. Проективная методика «Рисунок Я и мой ребенок»;

4. Методика Дембо – Рубинштейн в модификации В.Г.Щур «Лестница» [7, 251];

5. Методика Рене Жиля «Фильм-тест» [7,102].

1. Методика И.М. Марковской «Опросник для изучения взаимодействия родителей с детьми» позволяет диагностировать детско-родительские отношения и взаимодействия методом шкалирования [33,31]. Методика ориентирована на то, чтобы вопросы были понятны не только родителям, но и детям, их содержание рассчитано на семьи с различным составом и жизненным опытом, а утверждения подходят и к отцу, и к матери. Взрослый вариант опросника содержит 60 вопросов и имеет аналогичную детскому варианту структуру.

При заполнении опросника родителя и детям предлагается оценить степень согласия с каждым утверждением по пятибалльной системе: 1 балл – совершенно не согласен; 5 баллов – совершенно согласен, это утверждение абсолютно подходит.

Опросник имеет две формы: подростковый вариант и вариант для родителей дошкольников и младших школьников.

В опроснике «Взаимодействие родитель – ребенок» (ВВР), вариант для родителей дошкольников и младших школьников представлены следующие 10 шкал.

1-я шкала: нетребовательность – требовательность родителя. Данные этой шкалы показывают тот уровень требовательности родителя, который проявляется во взаимодействии родителя с ребенком. Чем выше показания по этой шкале, тем более требователен родитель, тем более высокого уровня ответственности он ожидает от ребенка.

2-я шкала: мягкость – строгость родителя. По результатам этой шкалы можно судить о суровости, строгости мер, применяемых к ребенку, о степени принуждения ребенка к чему–либо.

3-я шкала: автономность – контроль по отношению к ребенку. Чем выше показатели по этой шкале, тем выраженнее контролирующее поведение по отношению к ребенку.

4-я шкала: эмоциональная дистанция – эмоциональная близость ребенка к родителю. Эта шкала отражает представление родителя о близости к нему ребенка. Сравнивая данные родителя и данные ребенка, можно судить о точности представлений родителей, о переоценке или недооценке близости к нему ребенка.

5-я шкала: отвержение – принятие ребенка родителем. Эта шкала отражает базовое отношение родителя к ребенку, его принятие или отвержение личностных качеств и поведенческих проявлений ребенка. Принятие ребенка как личности является важным условием его благоприятного развития, его самооценки.

6-я шкала: отсутствие сотрудничества – сотрудничество. Наличие сотрудничества между родителями и детьми как нельзя лучше отражает характер взаимодействия. Сотрудничество является следствием включенности ребенка во взаимодействие, признания его прав и достоинств. Оно отражает равенство и партнерство в отношении родителей и детей.

7-я шкала: тревожность за ребенка

8-я шкала: непоследовательность – последовательность. Последовательность родителя является важным параметром взаимодействия. В этой шкале отражается, насколько последователен и постоянен родитель в своих требованиях, в своем отношении к ребенку, в применении наказаний и поощрений.

9-я шкала: воспитательная конфронтация в семье.

10-я шкала: удовлетворенность отношениями ребенка с родителем. По данным этой шкалы можно судить об общей степени удовлетворенности отношениями между родителями и детьми как с той, так и с другой стороны. Низкая степень удовлетворенности может свидетельствовать о нарушениях в структуре детско-отцовских отношений, возможных конфликтах или об обеспокоенности сложившейся семейной ситуацией.

В этом варианте заменены некоторые вопросы, которые оказались бы неадекватными для детей этого возраста, и И.М. Марковская заменяет две шкалы опросника. В подростковом варианте 7-я шкала – «несогласие – согласие между ребенком и родителем». Эта шкала описывает характер взаимодействия между родителем и ребенком и отражает частоту и степень согласия между ними; 9-я шкала – «авторитетность родителя». Результаты этой шкалы отражают самооценку родителя в сфере его влияния на ребенка, насколько его мнения, поступки, действия являются авторитетными для ребенка, какова их сила влияния. Такая замена объясняется тем, что показатели этих шкал могут дать ценную информацию для психолога – консультанта, к которому родители обращаются за помощью и которому необходимо иметь более полную информацию о характере воспитания в семье. Кроме того, замена 7-й и 9-й шкал вызвана отсутствием параллельной формы для детей, так как в этом возрасте детям достаточно трудно отвечать на вопросы, связанные с их отношениями к родителям, а без сравнения с детскими данными шкалы согласия и авторитетности утрачивают свою диагностическую ценность.

2. Проективная методика «Рисунок семьи».

Данная методика входит в группу проективных методик для оценки внутрисемейных отношений. Она основана на анализе и интерпретации рисунков [8,116]. Методика, как правило, применяется для обследования детей. Рисуночные методики являются одними из наиболее распространенных среди проективных методик. Качественный анализ рисунка проводится с учетом их формальных и содержательных аспектов.

Идея использовать технику рисунка для диагностики внутрисемейных отношений возникла у целого ряда исследователей. Подробная схема проведения обследования и интерпретации результатов впервые была разработана именно для используемого нами теста.

Согласно, В.Вульфу, в рисунках анализируются: последовательность рисования членов семьи, их пространственное положение, наличие попусков отдельных членов семьи, отличия в формах и пропорциях отдельных фигур [7,375]. Последовательность указывает на значимость данного члена семьи. Пропуск члена семьи часто выражает стремление избавиться от эмоционально неприемлемого лица. Если величина изображения фигур не соответствует реальной иерархии, то такое восприятие относят за счет степени субъективной доминантности и значимости. Также обращают внимание на интерпретацию различий в рисовании отдельных частей тела, исходя из возможности переживаний, связанных с их функциями.

В работах В.Хьюлса были предложены интерпретационные схемы «Рисунка семьи» методики, базирующиеся на самом процессе рисования (использование цветов, вычеркивания, сомнения, сопутствующие проявления, комментарии).

Л. Корман, анализирует: графическое качество (характер линий, пропорции фигур, аккуратность, использование пространства); формальная структура (динамичность рисунка, расположение членов семьи); содержание (анализ смысла рисунка).

При анализе наших рисунков мы будем использовать все перечисленные параметры.

3. Проективная методика «Рисунок Я и мой ребенок»

Данная методика относится к экспрессивной группе проективных методик – рисование на свободную или заданную тему. Методика предложена для выполнения отцам. Заданием данной методики нарисовать на альбомном листе себя и своего ребенка. Для интерпретации результатов будут использованы критерии оценки, методики «Рисунок семьи». По результатам методики мы будем судить об отношениях между родителем и ребенком.

4. Методика Дембо – Рубинштеина в модификации В.Г.Щур «Лестница». Цель этой методики – исследование уровня самооценки младшего школьника и систему оценивания детей отцами. Принцип методики Дембо – Рубинштейна сопоставление себя с окружающими по заданному критерию (добрый, умный, красивый, сильный, здоровый, аккуратный). Однако вместо отрезка прямой В.Г Щур предлагает использовать лесенку с десятью ступеньками.

Процедура исследования для детей состоит в том, что каждый испытуемый на лесенке соответствующей определенной категории самооценки должен отметить значком «Я» ту ступеньку, на которой он находится. Далее он должен значком «В» взрослые) отметить ту ступеньку, на которой по его мнению находятся близкие ему взрослые люди. Методика состоит в том, что ребенок должен обозначить свои показатели на отрезках в параметрах «умный», «сильный», «красивый», «добрый». Далее для отцов была проведена такая же процедура, их заданием было отметить ступеньку, на которой, по их мнению, находится их ребенок. Таким образом, по результатам мы сможем определить не только самооценку, но и понять, соответствует ли она восприятию отцами своих детей.

  1. Методика Рене Жиля «Фильм – тест».

Методику «Фильм – тест» нельзя отнести к числу чисто проективных, она представляет собой форму, переходную между анкетой и проективными тестами. Стимульный материал этой методики состоит из 42 картинок с изображением детей и детей и взрослых, направленных на выявление особенностей поведения в разнообразных жизненных ситуациях, актуальных для ребенка и затрагивающих его отношения с другими людьми. Рисунки схематичны, изображают, скорее, соотношение позиций людей, нежели их эмоциональный настрой, что, по мнению И.Н.Гильяшевой и Н.Д.Игнатьевой, “облегчает идентификацию испытуемого с тем или иным персонажем, позволяет предположить у него любое эмоциональное выражение лиц.

Методика дает возможность описать систему личностных отношений ребенка, складывающуюся из двух групп переменных:

1. Показатели, характеризующие конкретно-личностные отношения ребенка с другими людьми. В нашем случае нас интересуют отношения ребенка с отцом.

2. Показатели, характеризующие особенности самого ребенка: любознательность; стремление к доминированию в группе; стремление к общению; социальная адекватность.

Ребенку показывают картинку и предлагают на ней найти для себя место среди изображаемых людей: он либо занимает свободное среди персонажей место, либо идентифицирует себя с одним из них. А в приводимых словесных описаниях ситуаций ребенку предлагают выбрать из перечня типичных форм поведения то, которое наиболее подходит ему самому. Традиционно с помощью этой методики пытаются получить информацию об отношении ребенка к окружающим его людям и способам их взаимодействия и выяснить наиболее характерные варианты поведения в типичных для ребенка ситуациях. На основе этой информации судят о достаточно широком круге личностных особенностей ребенка: степени любознательности, выраженности стремления к контактам с людьми, отгороженности от них, к доминированию или ведомости, активности или пассивности, степени социальной адаптированности, фрустрированности, агрессивности. Отношение к определенному лицу выражается количеством выборов данного лица, исходя из максимального числа заданий, направленных на выявление соответствующего отношения. Последовательно переходя от одной картинки к другой, мы восстанавливаем определенный (не обязательно достоверный) ряд жизненно важных обстоятельств его жизни, ряд его отношений к взрослым, сверстникам и существенным для него событиям. Затем, заняв ребенка «рисунком семьи» предъявляем картинки отцу и просили показать, “на какой из стульев сел бы ваш ребенок”, “среди каких ребят он поставил бы себя” и т.д. Иными словами, мы просим родителя угадать те позиции, которые мог бы выбрать их ребенок. И тогда мы получаем новую содержательно развернутую картину понимания отцом отношений с ребенком. Иногда они отмечают возможность расхождений реальных позиций ребенка и позиций желательных: “На словах-то он вам скажет, что идет впереди идущих, а на самом деле всегда остается в числе последних”.

Чтобы облегчить задачу регистрации ответов ребенка и родителей, мы подготовили бланк с прямоугольными окошками, пронумерованными соответственно листам “Фильм-теста”. На этом бланке в каждом из окошек мы регистрировали в виде точки пространственную ориентацию той позиции, на которую указывал ребенок, а затем его родители. Таким образом, мы получали возможность наглядно оценить степень совпадения и несовпадения ответов ребенка и родителей.


3.2 Описание результатов исследования


При проведении методики Марковской И.М. «Взаимодействие родителя и ребенка» (ВВР), были получены результаты, по которым можно судить об особенностях взаимоотношений отца и ребенка.

Усредненные показатели по шкалам опросника ВВР, полученные при опросе 30 мужчин нашей выборки, позволили сделать выводы о том, что показатель требовательности родителя равен 18,9925. Что при переводе в процентили составляет – 95%. Мы можем говорить о том, что данной группе отцов характерна такая черта, как повышенная требовательность к своим детям. Они ожидают более высокого уровня ответственности от ребенка.

Показатель строгости родителя 19,5, что составляет 92%, говорит о том, что отцы в большей мере относятся к своему ребенку со строгостью, устанавливают правила и жесткость во взаимоотношениях.

В отношениях с детьми отцам выборки присущ контроль за ребенком (показатель равен 16,5 – 75%). Данная шкала характеризуется высоким показателем. Отцам данной выборки присущ повышенный контроль к своим детям. Подобный контроль может проявляться в мелочной опеке, навязчивости, ограничительности. Автономность отца в отношении с ребенком проявляется в данном случае в авторитарном отношении к воспитанию. Взаимодействие основывается на позициях излишнего внимания, и даже деспотичности. Отец вникает в жизнь и проблемы ребенка: его интересуют увлечения ребенка, круг его знакомств,

Эмоциональная близость ребенка к родителю 19,43333 – 45%. По данным этой шкалы мы можем судить о представлении близости родителя к ребенку, о принятии родительской роли, стремлении к контакту с ребенком, предпочтение детских качеств в ребенке.

Принятие ребенка родителем 20,08333 – 91%. Показатель этой шкалы высокий, что говорит о том, что отцы принимают личностные качества ребенка, его поведенческие проявления. Отражает интегральное эмоциональное отношение к ребенку. Содержание шкалы говорит о том, что родителю нравится ребенок таким, каков он есть. Отец уважает индивидуальность ребенка, симпатизирует ему. Стремится проводить больше времени с ребенком, одобряет его интересы и планы.

В системе «сотрудничество с ребенком» ребенок включается во взаимодействие с отцом, он признает его права и достоинства (29,36667 – 65%). В нашем случае мы можем говорить о том, что в отношениях отца и ребенка присутствует равенство и партнерство. Отец заинтересован в делах и планах ребенка, старается помочь ему, Высоко оценивает интеллектуальные и творческие способности ребенка, испытывает чувство гордости за него. Отец поощряет инициативу и самостоятельность ребенка, старается быть с ним на равных.

Показатель тревожности за ребенка равен 20,66667, что составляет 71%, родитель стремится удовлетворить все потребности ребенка, оградить его от трудностей и неприятностей жизни. Отец постоянно ощущает тревогу за ребенка.

По показателю последовательности во взаимоотношениях с ребенком 19,5 – 65%, можно говорить о последовательности отца в своих требованиях и отношениях, в применении наказаний и поощрений. Их непоследовательность может проявляться лишь в случаях эмоциональной неуравновешенности (причины не связанные с взаимоотношениями с ребенком).

Воспитательная конфронтация в семье 18,93 – 94%. Усредненные результаты по этой шкале показывают, что отцы нашей выборки в большей степени берут на себя обязанности воспитателя ребенка, они проявляют повышенную тревожность, как за психическое здоровье детей, так и за их физическую безопасность.

Удовлетворенность отношениями отца с ребенком 21,06667 – 81%. Высокая степень удовлетворенности отношениями с детьми говорит о положительной сложившейся семейной ситуации, в структуре детско-отцовских отношений нет нарушений.

В результате обобщения данных, было получено четыре наиболее значимых показателя: принятие ребенка отцом, требовательность и строгость отца в отношениях с ребенком, воспитательная конфронтация в семье.

Исходя из полученных результатов, можно делать вывод о том, что отцы, принимавшие участие в нашем исследовании, наряду с повышенным контролем, требованием безоговорочного послушания и дисциплины ребенка, проявляют сотрудничество и кооперацию в отношениях со своими детьми. Они поощряют инициативу и самостоятельность ребенка, стараются встать на его точку зрения в спорных вопросах.

Следующим этапом нашего эмпирического исследования стало проведение методики Дембо-Рубинштейн в модификации В.Г. Щур «Лестница». Принцип измерения самооценки традиционный: сопоставление себя со всем человечеством, которое мы разделили по заданным критериям (умный, красивый, добрый, авторитет у сверстников, дружный, сильный, а также добавили категорию – аккуратный; категория здоровья использовалась как тренировочная). Однако вместо отрезка прямой В.Г. Щур предлагает использовать лесенку с десятью ступеньками.

Проведя исследование, мы получили данные оценивания самих себя младших школьников и их отцов. Сопоставив их оценки, мы можем говорить о том, насколько адекватны оценки детей и насколько они совпадают с результатами отцов. Результаты количественных данных, отражающих уровни самооценки, представлены в таблице 1.

ребенок отцовство личность психологический

Таблица 1

Усредненные показатели самооценок детей и усредненные показатели оценки отцами своих детей

Шкалы оценивания

Показатели оценивания

Низкая

Средняя

Высокая

Завышенная

«умный»

СМ 13,2

О -

3,7

3,7

26,4

27,3

56,7

69,0

«добрый»

СМ 7,5

О 3,7

5,7

5,6

30,1

17

56,7

73,7

«авторитет у сверстников»

СМ 3,7

О 15,1

7,5

5,6

22,6

11,3

66

68

«аккуратный»

СМ 7,5

О 3,7

7,5

3,7

28,3

17,2

56,7

75,4

«сильный»

СМ 13,2

О 3,7

3,7

1,8

26,4

7,5

56,7

87

«дружный»

СМ 4,3

О 13,4

10,6

3,4

9,9

17,6

75,2

64,6

«красивый»

СМ 2,8

О 1,9

26,7

37,3

36,4

44,2

34,1

16,6

«здоровый»

СМ 9,5

О 2,4

28,3

14,2

52,3

34,5

9,9

48,9

Примечание: «СМ» – самооценка детей; «О» – оценивание отцов. В таблице данные указаны в процентах.


Полученные результаты говорят, что показатель завышенной самооценки доминирует над показателями адекватной («высокой» и «средней») самооценки и «низкой» или заниженной самооценки по всем измеряемым качествам. Показатель «высокой» самооценки также преобладает над «средней» и «низкой самооценками». Это характерно как для самих детей, так и для их отцов. Таким образом, испытуемые дети завышают свои возможности по всем выделенным измерениям.

Особенно самооценка завышена по шкале «Авторитет у сверстников» и шкале «Дружный». Мы предполагаем, что испытуемые дети подменяют смысл данных понятий на «умение дружить» или завышают его в связи с тем, что переоценивают свое превосходство над сверстниками.

Как показано в работах И.Ю.Кулагиной и В.С. Мухиной [23; 32], младшему школьнику свойственно переоценивать свои возможности больше, чем недооценивать, что мы и наблюдаем у наших испытуемых. В литературе самооценка различных компонентов личности может находиться на разных уровнях адекватности, зрелости, отражая при этом знания и отношения к ним [41,75]. Когда дети ставят себе «высокие» и «завышенные» самооценки по всем вышеперечисленным измерениям, мы наблюдаем, что, в их оценивании взрослых людей также доминируют высокие оценки и отсутствуют показатели «низкой» оценки (по шкале «Умный»). Взрослый чаще всего судит об отношениях со сверстниками по рассказам детей, по количеству окружающих его друзей.

При оценивании «Ума», младший школьник руководствуется успехами в учебе и других видах продуктивной деятельности, т.е. оценками учителя (отличник признается умным, неуспевающий – глупым). Отец склонен давать завышенную оценку по этому показателю. Так отцы склонны преувеличивать способности своих детей в силу того, что. При оценивании шкал «Добрый», «Сильный» ребенок опирается на субъективные переживания личных взаимоотношений с каждым из членов своей группы, т.е. «завуалированного эмоционального отношения» школьника к реальному человеку [39]. Отцы по этим показателям также имеют субъективное мнение.

При оценивании по шкале «Здоровый» как дети, так и отцы склонны к завышенным показателям. Дети могут оценивать свое состояние ситуативно – «сейчас я здоров, значит я здоровый». Отцы чаще всего склонны к оцениванию только физического здоровья ребенка.

При оценивании по шкале «Красивый» дети чаще всего ссылаются на внешние атрибуты: одежда и иные предметы (портфель, канцелярские товары и т. д.). Отцы дают завышенные оценки по этому показателю. Мы можем предположить, что это связано с субъективным видением своего ребенка. Как пишет Л.Б. Шнейдер «каждый родитель видит своего ребенка хоть в чем-то, но лучше других» [45].

Проведенная методика позволила нам проанализировать степень расхождения между самооценкой и оценкой полученной от отцов.


Примечание: 1- умный; 2-добрый; 3-авторитет у сверстников; 4-аккуратность; 5- сильный; 6 – дружный; 7 – красивый; 8 – здоровый.

Рис. 1 Степень расхождения между самооценкой ребенка и оценкой, полученной от отцов


Сопоставляя результаты измерения самооценки и оценивания отцами, мы наблюдаем наличие положительной самооценки. Как отмечает Л.И. Божович, самооценка младшего школьника имеет достаточно ситуативный характер, самооценка возникает у ребенка под влиянием оценок окружающих и результатов собственной деятельности [5,78]. Таким образом, получая удовлетворяющую оценку от окружающих, у ребенка возникает потребность в её сохранении, выражением которой является некоторый устойчивый уровень притязаний. Из рисунка 1 видно, что самооценка ребенка и оценка его отцом, в целом, различаются незначительно: наблюдаются высокие показатели по шкалам умный, добрый, авторитет у сверстников, сильный, дружный, красивый. Как дети, так и взрослые дают низкие показатели по шкалам аккуратность и здоровье, причем дети по этой шкале склонны давать ситуативную оценку.

Таким образом, по результатам методики «Лестница» мы можем сделать вывод о том, что отец склонен давать ребенку высокую оценку. При рассмотрении частных случаев выделяется следующая закономерность: при высокой оценке качеств отцом своего ребенка, самооценка ребенка также находиться на высоком уровне. То есть мы можем сделать вывод о том, что отцы влияют на формирование мнения детей о себе.

Следующим этапом нашей работы было проведение проективных методик. Наиболее четко прослеживаются семейные роли по методикам «Рисунок семьи» и «Рисунок Я и мой ребенок». Задачи исследования: определить роль отца в развитии личности ребенка; проследить взаимоотношения родителя и ребенка. При сопоставлении полученных рисунков мы сможем сделать вывод о том, совпадает ли видение себя ребенком с тем, как оценивает его отец. При обработке полученных рисунков особо учитывались следующие показатели (приложение 1):

- состав семьи в соотношении с составом семьи обследуемого;

- взаимное расположение членов семьи, последовательность выполнения задания;

- особенности положения отца, по отношению к ребенку;

- внутрисемейные контакты с отцом.

По первому параметру можно судить о том, кого ребенок включает в свою семейную зону. Полученные данные свидетельствуют о том, что лишь в 1 случае ребенок не рисует отца. Это можно объяснить тем, что отец не играет важной роли в жизни семьи. Его присутствие в семье заменяет другой человек – бабушка, дедушка, дядя и т.д. Отсутствие отца на рисунке – один из симптомов психического дискомфорта ребенка и признак конфликтных взаимоотношений с отцом. Так на рисунке Вовы Т. 7,3 года (приложение 2) изображены все члены семьи, включая бабушку, дедушку и двоюродных братьев (члены семьи не проживают в данной семье), однако образ отца на рисунке отсутствует. Ребенок объясняет это тем, что папа не получился. Он попытался нарисовать его, но потом стер ластиком. Отношение ребенка к отцу, по-видимому, амбивалентно, то есть отношения отца и ребенка не сформированы. Отсутствие на рисунке отца сообщает о том, что его роль в жизни семьи не значительна и его присутствие умалимо. Включение в рисунок людей, фактически не являющихся членами семьи, показывает на отсутствие ощущения своей семьи как устойчивой единицы, рисуя посторонних, ребенок пытается заполнить вакуум в чувствах, недополученных в семье.

По взаимному расположению членов семьи и особенностям положения отца и ребенка, мы можем судить о тесноте контактов ребенка с отдельными членами семьи (в нашем исследовании мы уделяем особое внимание отцу). На рисунке Любы Г. 7 лет (приложение 2) мы наблюдаем, плотное расположение всех членов семьи, они держатся за руки, кисти рук прорисованы, однако она рисует семью в рамке. Этот рисунок дает нам информацию о тесных семейных связях и благополучной системе отношений (прорисовывание кистей), но по рисунку можно судить и об изолированности семьи от окружающего мира (наличие рамки). Можно полагать, что у Любы наиболее тесный контакт с бабушкой – они находятся на одной линии, держась за руки. Другую группу составляют мама и папа. По ее мнению их общение между собой преобладает над общением с дочерью. Отец и мать доминируют в отношениях.

В процентном соотношении все рисунки можно разделить по группам.

1). Роль отца в семье главенствующая, отец – руководитель. Что составило 34%. Дети рисуют фигуру отца сравнительно больше других, она доминирующая, возвышается над остальными, место расположения в центре листа, со смещением вверх. Образ отца тщательно прорисовывается, что говорит о его значимости и главенствующем положении в семье. Так, Дима Р. 7,2 лет (приложение 2), изобразил своего отца настолько высоким, что тот не поместился на листе. Себя ребенок рисует в стороне от всех, уменьшенного размера, что говорит о заброшенности. На рисунке Димы особенно большой изображена голова отца, размер которой в наибольшей мере отражает степень значимости персонажа. На основании этого мы можем сделать вывод, что Дима оценивает его как значимого члена семьи. При изображении себя и отца проявилась ярко выраженная эмоциональная нагрузка (фигуры заштрихованы с сильным нажимом). На рисунке у отца не нарисованы кисти рук, что сигнализирует об отсутствии или недостаточности общения.

На рисунке отца Димы Р. (приложение 2) мы видим две фигуры, фигура отца сравнительно больше ребенка. Отец изображен с поднятой кистью вверх. Такое положение интерпретируется как признак агрессивности. Изображенные фигуры похожи друг на друга, что указывает на то, что отец хочет, чтобы сын был похож на него.

На рисунке Маши Г. 7,1 лет (приложение 2) отец изображен в центре листа, его фигура сравнительно больше других. Подобное расположение свидетельствует о представлении его большей значимости для ребенка. Одна рука поднят в верх указательным пальцем. Как объяснила девочка: «это папа говорит мне, что надо сделать». Себя девочка изображает, играющей в коробке с игрушками. Мама нарисована в другом углу листа в небрежном изображении, о чем можно судить как об отсутствии эмоциональной привязанности или конфликтном отношении. Присутствие большого количества предметов, говорит о недостаточности эмоционального общения. На рисунке отца Маши Г.мы видим изображение дочери, сидящей за столом, рядом с ней стоит отец с книгой. Сопоставляя рисунки отца и ребенка, мы наблюдаем авторитарность отца.

2). Вторая группа 52% отец – партнер. Дети изображают отца рядом с собой в действии. Они либо играют вместе, либо идут. Как правило, первым изображается член семьи, наиболее значимый для ребенка и не обязательно главенствующий. Например, рисунок Вали П. 7,2 лет (приложение 2), мать нарисована в верхней части листа, сбоку, ее руки находятся по бокам – это подчеркивает ее главенствующую роль. Но в первую очередь девочка рисует отца, играющего с ней в мяч, что говорит о том, что его семейная функция не значима, но в данном случае он выступает как друг и партнер. Их место расположение в центре листа. При изображении матери используется штриховка ее платья, что говорит о напряженных отношениях с ней. Черты лица матери не прорисованы, хотя резко выделяются губы: напряженная эмоциональная атмосфера. Напротив, в изображении отца используются только плавные линии. На рисунке отца Вали П. представлены несколько сюжетов, на одну и ту же тему. Он и ребенок в действии: прогулка, занятие спортом, подготовка уроков, поход в кино. На каждом из эпизодов отец рисует ребенка на первом плане, черты лица, детали одежды прорисованы – эмоциональная привязанность, тесные эмоциональные контакты. Можно сказать, что рисунки отца и ребенка идентичны по динамике и несут одну и ту же смысловую нагрузку – партнерство в отношениях.

На рисунке Димы С. 7,4 года отражено стремление к общению с отцом: у него выражено экстравертная поза с широко расставленными руками (приложение 2). Отец изображен рядом с ним, другие члены семьи расположены в другой части листа. Размер фигуры отца визуально равен фигуре ребенка, вероятно ребенок пытается приблизить, уровнять с собой отца, они с ним находятся в одной группе. Ребенок показывает слабую эмоциональную привязанность с другими членами семьи. На рисунке мы наблюдаем, прорисовывание кистей рук, размер пальцев преувеличен у обеих фигур. Изображение подобным образом рук говорит о высокой удовлетворенности в общении с отцом, а прорисовывание ступней в своей фигуре свидетельствует о потребности в опоре. На рисунке отца Димы они изображены в общем действии, что говорит о тесных эмоциональных контактах. Наличие дома, крупнее других рисунков свидетельствует о замкнутости отца в семье, но рисование рядом с собой сына в совместной деятельности, говорит о его привязанности к нему.

3). Роль отца в семье не значительна, напряженные эмоциональные контакты, напряженные или конфликтные отношения с ребенком. Такие рисунки мы наблюдаем в 5% случаев. Фигура присутствует на рисунке, но ее изображение либо слишком мало по сравнению с другими, или она отсутствует вообще. Например, рисунок Витали Т. 7,3 года, на одной стороне листа он рисует мать, сестру и себя, отца же он рисует на другой стороне (приложение 2). Подобное представление отца на рисунке говорит о его малой значимости для ребенка, возможных конфликтах, негативном (амбивалентном) отношении.

Отец Витали отказался от выполнения методики «Рисунок Я и мой ребенок» сославшись на то, что не умеет рисовать. Подобная попытка отказа от выполнения методики говорит о тревожности, тенденции к уходу от трудностей, сниженной самооценке. В этом случае мы можем сделать вывод о незначительной роли отца в жизни ребенка, о том, что отец не участвует в тесных семейных.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что в нашей выборке отношения с отцов и детей в основном носят характер сотрудничества и партнерства. Наша гипотеза о том, что видение себя ребенком совпадает с тем, как видит и оценивает его отец, подтверждается, в силу того, что на рисунках мы наблюдаем сходные по сюжету и динамике рисунки.

Однако мы наблюдаем противоречие: по показателям методики И.М. Марковской наряду с повышенным контролем, авторитарностью отца, требованием безоговорочного послушания и дисциплины ребенка, они проявляют сотрудничество и кооперацию в отношениях с ним. Но при анализе рисунков наблюдается другая картина – отношения носят напряженный эмоциональный характер. Это можно объяснить тем, что, отвечая на вопросы опросника, отцы ссылаются на стереотипы и законы, сформированные в обществе о роли отца. Рисуя же своего ребенка, они бессознательно отражают в сюжете свои отношения с ребенком.

Методика Рене Жиля «Фильм – тест». Методика дает возможность описать систему личностных отношений ребенка, и получить развернутую картину понимания отцом отношений с ребенком. Таким образом, обнаруживая расхождения в восприятия мира, окружающего ребенка, с занимаемых им позиций и восприятия отцом внутреннего мира ребенка, мы получили результаты, характеризующие различную степень соответствия выборов ребенка и угадывания их отцами:

1) высокая степень совпадения в 80% и выше;

2) средняя степень совпадения в 50 — 79%;

3) низкая степень совпадения в 49% случаев и ниже.

После проведения методики мы получили следующие результаты в 21 паре «отец – ребенок» ответы совпали на 83%, что свидетельствует о хорошем и точном понимании ребенка, то есть отцов не надо выводить на проблемы ребенка: они достаточно точно ориентировались в каждой из них. У 7 испытуемых пар степень совпадения составила 51%. И лишь в 2-х случаях мы имеем низкую степень совпадения – 35%.

Приведем пример опроса отца и дочери. На основе ответов и решений девочки первый ряд и на основе ответов отца, второй ряд.


Таблица 2

Частота соответствия/несоответствия угадывания отцом позиций дочери

Номер вопроса

1 2 3 4 5 8 9 10 11 12 13 14 15 17 18 19 37 40 41 42

дочь

+

+

-

-

+

+

+

-

+

+

+

-

+

+

-

+

+

+

+

+

отец

+

+/-

-

-

+

+/-

+/-

-

+

+

+/-

-

+/-

+

-

+

+

+/-

+/-

+

Условные обозначения: Л — дочь Лена; “+” — полное соответствие “выборов” отца дочери (угадал); “+/–” — частичное соответствие “выборов” отца и дочери (что-то угадал, в чем-то ошибся); “–” — полное несоответствие “выборов”.


Таким образом, у отца было установлено 56 - 59% неверных оценок позиций своих дочерей. Были вскрыты проблемные области воспитания (ограниченность общения за стенами школы; ограниченность сферы игр в домашних условиях), приводящие к дефициту любознательности при относительно положительном микроклимате семьи. В беседе с отцом был установлен перекос ценностных ориентаций в вопросах воспитания. При явно выраженной любви папы к детям он все-таки уклонялся от участия в воспитании девочек, считая, что с него более чем достаточно и роли добытчика в семье; с детьми по-настоящему он занимался лишь в отпуске.

После проведения методики «Фильм-тест», полученные усредненные показатели, были подвергнуты сравнительному анализу по t-критерию Стьюдента. При этом достоверными считались различия с вероятностью ошибки p<=0,05.

Для того чтобы убедиться, что существует достоверная взаимосвязь между ответами детей и угадыванием родителем позиций, их детей, проанализируем усредненные показатели по группе отцов и группе детей.


Таблица 3

Таблица средних показателей по t-критерию Стьюдента группы отцов и группы детей

Показатели

Средние показатели по группе отцов

Средние показатели по группе детей

Уровень достоверности (различия достоверны при p<=0,05)

По методике «Фильм-тест»

13,70

12,6

0,018


Таким образом, нулевая гипотеза о сходстве выборочных средних принимает вид t<=tкр (при p=0,05). Критическое значение 0,018, то есть гипотеза о различии результатов в сравниваемых группах отвергается.

Наши исследования показали, что большинство детей младшего школьного возраста склонны давать себе высокие и завышенные самооценки, в силу того, что детям этого возраста свойственно переоценивать свои возможности больше, чем недооценивать.

Подводя итоги данного исследовании можно сказать, что в соответствии с поставленной целью и задачами работы для проверки первой гипотезы о том, что отец оказывает влияние на формирование адекватной самооценки ребенка, нами были выделены на основе анализа теоретической литературы и описаний практических исследований критерии развития самооценки, способы влияния отца на развитие самооценки. Данные проверки средних выборки по критерию Стьюдента свидетельствуют, что различия результатов в сравниваемых группах отсутствуют. Результаты проведенного исследования показывают, что второе предположение гипотезы о том, что видение себя ребенком совпадает с тем, как оценивает его отец, подтверждается.



Заключение


В соответствии с целью данной дипломной работы изучить и исследовать взаимосвязь детско-отцовских отношений и самооценки младшего школьника, а также с поставленными задачами, в первой главе мы рассмотрели основные линии когнитивного и физического развития младшего школьника. На основе теоретического анализа были выделены основные линии развития личности в период младшего школьного возраста, одной из которых является самооценка [9;31;48]. Важные новообразования в развитии самосознания, связанные с зарождением самооценки, происходят именно в этот период. Ребенок начинает более отчетливо осознавать собственные желания, отличающиеся от желания взрослых.

Во второй главе были рассмотрены основные подходы к изучению отцовства и выявлена его специфика. Дано определение феномену отцовства, выделены его филогенетические и исторические особенности. Был сделан вывод, что участие отца в воспитании ребенка невозможно переоценить, оно необходимо для формирования полноценной гармоничной личности, при условии четкого различения родительских ролей, оказывает положительное влияние на развитие детей, однако, отец должен выполнять свою функцию, а не выступать в роли заместителя матери.

Анализ литературы показал, что, несмотря на то, что проблема широко исследуется, единого мнения относительно структуры феномена отцовства, как и четкого определения не существует, так как данный феномен не исчерпывается такими понятиями, как роль, статус, чувства, мотивация, ценностно-мотивационная или потребностная сфера или самооценка.

Таким образом, следующие задачи: изучить основные линии развития ребенка младшего школьного возраста; проанализировать особенности формирования самооценки в младшем школьном возрасте; изучить отцовство как фактор развития личности ребенка в период младшего школьного возраста были решены через изучение теоретической литературы и описаний прикладных исследований, а также теоретического анализа источников, на основе чего были выдвинуты следующие гипотезы: 1). Отец оказывает влияние на формирование адекватной самооценки ребенка; 2) видение себя ребенком совпадает с тем, как оценивает его отец.

В соответствии с задачами работы, для проверки первой гипотезы о том, что отец оказывает влияние на формирование адекватной самооценки ребенка, было проведено исследования с участием группы мужчин, имеющих детей младшего школьного возраста. Применялись следующие методики: методика И.М. Марковской «Опросник для изучения взаимодействия родителей с детьми», методика Дембо-Рубинштейн в модификации В.Г. Щур «Лестница». После проведения методики ВВР одним из значимых факторов мы выделили «эмоциональную связь с ребенком», которая представляет собой наполнение потребностно-эмоционального блока в структуре комплекса отцовства. Сопоставляя результаты измерения самооценки и оценивания отцами по методике «Лестница», мы наблюдали положительную взаимосвязь самооценки ребенка с оценкой отцов. Она заключается в том, что, получая удовлетворяющую оценку от окружающих, у ребенка возникает потребность в её сохранении, выражением которой является некоторый устойчивый уровень притязаний. Отец, как составляющее звено семьи, является условием для развития адекватной самооценки. Лишь он способен сформировать у ребенка способность к инициативе и противостоянию групповому давлению.

Для проверки второй гипотезы о том, что видение себя ребенком совпадает с тем, как оценивает его отец, нами были проведены проективные методики «Рисунок семьи» для детей, «Рисунок Я и мой ребенок» и методика Рене Жиля «Фильм-Тест». Полученные результаты проективных методик показали, что взаимодействия в диаде «отец – ребенок» свидетельствуют о хорошем и точном понимании ребенка отцом, то есть их не надо выводить на проблемы ребенка: они в основном достаточно точно ориентируются в каждой из них.

При анализе результатов исследования мы обнаружили следующее противоречие: одновременно с повышенным контролем, авторитарностью отца, требованием безоговорочного послушания и дисциплины ребенка, они проявляют сотрудничество, партнерство и кооперацию в отношениях с ним. Подобное противоречие мы можем объяснить одновременным существованием стереотипов о семейной роли отца, как кормильца, воплощения силы, как объект реализации потребности в безопасности и защите, и появившемся феномене «нового отцовства», когда у отцов появляется чувство озабоченности недостаточной эмоциональной близостью с ребенком.



Список литературы


1. Абрамова Г.С. Введение в практическую психологию. – 2-е изд. – М.: Академия, 1996. – 224с.

2. Архиреева И.В. Сравнительные особенности материнских и отцовских родительских позиций // Материнство. Психолого-социальные аспекты (норма и девиация): Материалы Всероссийской научно-практической конференции. - Иваново: Иван. Гос. Ун-т, 2002. – С.3-5.

3. Балин В.Д., Гайда В.К.. Практикум по общей, экспериментальной и прикладной психологии. – СПб.: Питер, 2000. – 560с.

4. Бернс Р. Развитие Я-концепции и воспитание. - М.: Просвещение, 1986. - 420с.

5. Би Х. Развитие ребенка. – СПб.: Питер, 2004. – 768с.

6. Божович Л.И. Личность и ее формирование в детском возрасте. - М.: Просвещение, 1968. - 464с.

7. Бурлачук Л.Ф., Морозов С.М. Словарь – справочник по психодиагностике. – 2-е изд. - СПб.: Питер, 2006. – 528с.

8. Венгер А.Л. Психологические рисуночные тесты. – М.: Владосс-пресс, 2003. – 160с.

9. Гамезо М.В., Герасимова В.С. Младший школьник. Психодиагностика и коррекция развития. - М.: Питер, 1995. – 248с.

10. Гильяшева И.Н., Игнатьева Н.Д. Межличностные отношения ребенка. - М., 1994. – 74с.

11. Дольто Ф.На стороне ребенка. – СПб., Петербург—XXI век, 1997. – 515с.

12. Дружинин В. Н. Психология семьи. – Екатеринбург, 2000. - 208с.

13. Евсеенкова Ю.В. Проблемы формирования чувства отцовства// Материнство. Психолого-социальные аспекты (норма и девиация): Материалы Всероссийской научно-практической конференции. - Иваново: Иван. Гос. Ун-т, 2002. – С.11-13.

14. Елисеев О.П. Практикум по психологии личности. – СПб.: Питер, 2000. – 560с.

15. Ефимкина Р.П. Детская психология. – СПб.: Питер, 1995. – 285с.

16. Захарова А.В., Андрющенко Т.Ю. Исследование самооценки младшего школьника в учебной деятельности // Вопросы психологии. – М., 1980. - №4. - С.90-99.

17. Захарова А. В., Боцманова М. Э. Формирование учебной деятельности школьников. - М., 1982. - 249с.

18. Ильин Е. П. Дифференциальная психофизиология мужчины и женщины. – СПб.: Питер, 2002.- 678с.

19. Кон И. С. В поисках себя: Личность и ее самосознание. - М.: Политиздат, 1984. - 335с.

20. Кон И. С. Открытие «Я». - М.: Политиздат, 1978. - 367с.

21. Кон И. С. Ребенок и общество: (Историко-этнографическая перспектива). – М.: Наука, 1988. – 269с.

22. Кон И. С. Сексуальная культура России: клубничка на березке. – М.: О.Г.И., 1997. – 460с.

23. Кон И.С. Этнография родительства. – М.: Наука, 1988. –

24. Коркина Н.А. Отцовство в современной семье // Материнство. Психолого-социальные аспекты (норма и девиация): Материалы Всероссийской научно-практической конференции. - Иваново: Иван. Гос. Ун-т, 2002. – С.117-124.

25. Кочубей Б.И. Мужчина и ребенок. - М.: Знание, 1990, - 265с.

26. Крайг Г. Психология развития. – СПб.: Питер, 2000. – 992с.

27. Кудряшова А.В. Лучшие психологические тесты. – Петрозаводск, 1992. – 253с.

28. Кулагина И.Ю. Возрастная психология (развитие ребенка от рождения до 17 лет). – М.: УРАО, 1998. – 176с.

29. Лисина М. И. Проблемы онтогенеза общения. – М.: Просвещение, 1986, - 144с.

30. Липкина А. И. Психология самооценки школьника. - М.: Просвещение, 1968. – 235с.

31. Люблинская А.А. Учителю о психологии младшего школьника. - М.: Просвещение, 1977. – 224с.

32. Марковская И.М. Мужские семейные роли в картине разных поколений// Материнство. Психолого-социальные аспекты (норма и девиация): Материалы Всероссийской научно-практической конференции. - Иваново: Иван. Гос. Ун-т, 2002. – С.135-139.

33. Марковская И.М. Практика групповой работы с родителями. – СПб., 1997.

34. Маслоу А. Самоактуализирующаяся личность/ А. Маслоу //Психология личности.: Тексты. – М.: МГУ, 1982. – 287с.

35. Матюхина М.В. Мотивация учения младших школьников. – М.: Педагогика, 1984. – 144с.

36. Маховер К. Проективный рисунок человека. – М.: Смысл, 1996. – 74с.

37. Морозова И.С. Психология когнитивного развития. – Кемерово: Кузбассвузиздат, 2003. – 132с.

38. Мухина В.С. Возрастная психология: феноменология развития, детство, отрочество. - М.: Просвещение, 1998, - 376с.

39. Нежнова Т. А. Динамика “внутренней позиции” при переходе от дошкольного к младшему школьному возрасту// Вестник Московского Университета. Сер. Психология. - 1988. - № 1. - С. 50 – 61.

40. Осницкий А. К.Выявление проблем ребенка и родителей с помощью "Фильм-теста" Рене Жиля//Вопросы психологии. – 1997. - №1. - С.55-65

41. Обухова Л.Ф. Детская (возрастная) психология. - М: Российское педагогическое агентство, 1996. – 374с.

42. Петровский А.В. Психология. Словарь. - 2-е изд. - М.: Политиздат, 1990. – 494с.

43. Поливанова К. Н. Психология возрастных кризисов. – М.: Академия, 2000. – 184с.

44. Реан А.А. Коростылева Л.А Психологические проблемы самореализации личности. – СПб.: СПУ, 1998. – 357с.

45. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. – СПб.: Питер Ком, 1998. – 688с.

46. Рыбалко Е.Ф. Возрастная и дифференциальная психология. – СПб.: Питер, 2001. – 224с.

47. Смирнова Е. О. Влияние формы общения со взрослыми на эффективность обучения школьников // Вопросы психологии. – М., - 1980. - № 5. С. 105 – 111.

48. Чеснокова И.И. Проблема самосознания в психологии. - М.: «Просвещение», 1977. - 142с.

49. Шабельников В. К. Функциональная психология. - М.: Просвещение, 2004. – 592с.

50. Шихи Г. Возрастные кризисы. – СПб.: Ювента, 1999. – 436 с.

51. Шнейдер Л.Б. Основы семейной психологии. – М: Московский психолого-социальный институт, 2003. – 928с.

52. Шнейдер Л. Б. Психология семейных отношений. Курс лекций. – М.: Апрель-Пресс, 2000. – 512с.

53. Эйдемиллер Э.Г. Психология и психотерапия семьи. – СПб: Питер, 2001. – 656с.

54. Эйдемиллер Э.Г., Добряков И.В., Никольская И.М. Семейный диагноз и семейная психотерапия. – СПб: Речь, 2003, - 336с.

55. Эльконин Б.Д. Введение в психологию развития. - М.: Просвещение, 1994, - 382с.

56. www.seksopedia/articles 394 shtm



Указатель таблиц и иллюстраций


1. Таблица 1. Усредненные показатели самооценок детей и усредненные показатели оценки отцами своих детей (в %)

2. Таблица 2. Частота соответствия/несоответствия угадывания отцом позиций дочери

4. Рисунок 1. Степень расхождения между самооценкой ребенка и оценкой, полученной от отцов



Приложение 1

Бланк обработки теста «Рисунок семьи»

Выделяемые признаки

Отметки о наличии признаков

1.

2.

3.

4.


5.

6.





7.

Общий размер рисунка

Количество членов семьи

Соответствующие размеры членов семьи

Расстояние между членами семьи. Наличие каких-либо признаков между ними.

Наличие животных

Вид изображения:

схематическое изображение

реалистическое

эстетическое в интерьере

на фоне пейзажа и т.д.

Степень проявления положительных эмоций, степень аккуратности



Размещено на Allbest.ru




Случайные файлы

Файл
53122.doc
99821.rtf
29458.rtf
102044.rtf
70807-1.rtf