Роль описания природы в романах Джейн Остен "Гордость и предубеждение" и Шарлотты Бронте "Джейн Эйр" (73483)

Посмотреть архив целиком












Роль описания природы в романах Джейн Остен «Гордость и предубеждение» и Шарлотты Бронте «Джейн Эйр»














ВЛАДИКАВКАЗ 2005


СОДЕРЖАНИЕ


Введение

Глава 1. Основные литературные течения XVIII и XIX вв.

1.1. Романтизм

1.2. Критический реализм

Глава 2. Судьбы и творчество английских писательниц-романистов

2.1. Джейн Остен (1774-1817)

2.2. Шарлота Бронте (1816-1855)

Глава 3. Роль описания природы в романах

3.1. В «Гордости и предубеждении»

3.2. В «Джейн Эйр»

3.3. Сравнительный анализ двух романов

Заключение

Литература


ВВЕДЕНИЕ


Тема выбранного нами дипломного исследования концентрируется вокруг роли описания в романах Ш. Бронте «Джейн Эйр» и Д. Остен «Гордость и предубеждение». Эта тема вызвала интерес, поскольку, несмотря на то, что литературные критики относят романы обеих писательниц к критическому реализму, в романе «Джейн Эйр» неоднократно прослеживается влияние романтизма. И неудивительно, что роль описания в романах носит разный характер. Если у Ш. Бронте мы постоянно наталкиваемся на описания природы, то Д. Остен явно обходит их стороной.

Романисты обращались к субъективному, а реалисты – к объективному, они не приукрашивали действительность, а романистам нравилось приукрасить действительность, сделать ее более живой, выразительной. Целью романистов не было изображение реальной действительности, а искание идеальной правды.

Если «Джейн Эйр» - это синтез романтизма и реализма, то «Гордость и предубеждение» - это явный критический реализм, причем это касается не только изображения людей, но и названий мест, встречающихся в романе.

Целью дипломного исследования является: выявить роль описания для определения ее влияния на характер и судьбу главных героев.

Задачи дипломного исследования:

  1. Найти описания природы в романах, определить их значение и частоту употребления.

  2. Провести стилистический анализ описаний природы.

  3. Сделать сравнительный анализ двух романов.

Актуальность данной темы состоит в том, что мировая литература всегда находилась в поле зрения читателей и критиков. Рассмотреть литературное произведение под разным углом зрения представляется интересным и занимательным, тем более, что описания дают нам более полную картину произведения и выражают мысли, чувства, эмоции писателя, его отношение ко времени, в котором он живет, к своим героям.

Описания дают нам ценную информацию, через них писатель добивается понимания того, что он хотел сказать, выразить, заставить читателя прочувствовать, взбудоражить его воображение.

Например, описание интерьера дает нам представление о социальном положении действующего лица, его вкусах, привычках, материальном достатке. Описание внешности заставляет задуматься, как писатель относится к своему герою – с симпатией или антипатией, имеет ли вообще внешность значение для выявления внутреннего мира человека.

Описания природы не только расширяют повествование, они дают нам понимание того, насколько для писателя важен внешний мир, насколько он широк и многообразен.

Стилистический анализ описания природы представляется важным для изучающих иностранный язык, ведь язык автора произведения может сказать о многом: о его образовании, к какому литературному течению принадлежит, насколько для него важны стилистические приемы.

Интерпретировать не только описания, но и литературный текст является полезным, с точки зрения обогащения знаний по языку, ведь часто этимология слова, его какая-то составная часть (суффикс, приставка) могут сказать многое. При анализе необходимо учитывать и грамматические конструкции, которые указывают на время, состояние, продолжительность того или иного действия. Каждая отдельная часть речи несет свою смысловую нагрузку.

Описания природы в романе Ш. Бронте насыщены стилистическими приемами и выразительными средствами: метафорами, эпитетами, сравнениями, аллюзиями, поэтизмами. А вот у Д. Остен в этом плане «бедный» язык, часто упоминание о природе или ее сезонном состоянии выражено одним словом (winter, shrubbery). У нее нет ярких, образных эпитетов. Чаще всего это определения, выраженные прилагательными.

Дипломное исследование состоит из введения, трех глав и заключения, и списка литературы.

Объектами нашего исследования являются романы «Джейн Эйр» и «Гордость и предубеждение». Предметом является описания природы в романах.

Первая глава отражает основные характеристики двух важных литературных течений – романтизма и реализма.

Во второй главе даются биографии Джейн Остен и Шарлотты Бронте.

А в третьей главе идет стилистический анализ описаний природы и определение их влияния на характер и судьбу главных героев.


ГЛАВА 1. Основные литературные течения XVIII и XIX вв


1.1. Романтизм


Романтизм (франц. romantisme), идейное и художественное направление в европейской и американской духовной культуре конца 18- первой половины 19 вв. Французское romantique означало в 18 в. «странное», «фантастическое», «живописное». В начале 19 в. слово «романтизм» становится термином для обозначения нового литературного направления, противоположного классицизму.

В современном литературоведении термину «романтизм» нередко придают и другой, расширительный смысл. Им обозначают противостоящий реализму (в широком смысле) тип художественного творчества, в котором решающую роль играет не воспроизведение действительности, а ее активное пересоздание, воплощение идеала художника. Такому типу творчества присуще тяготение к демонстративной условности формы, к фантастике, гротеску, символике.

Романтизм – в традиционном, конкретно-историческом значении этого слова – явился как бы высшей точкой антипросветительского движения, прокатившегося по всем европейским странам; его основная социально-идеологическая предпосылка – разочарование в буржуазной цивилизации, в социальном, политическом и научном прогрессе.

Неприятие буржуазного образа жизни, протест против пошлости и прозаичности, бездуховности и эгоизма буржуазных отношений, наметившиеся в недрах самого просветительства и нашедшие первоначальное выражение в сентиментализме и предромантизме, обрели у романтиков особую остроту. Действительность, реальность истории оказалась неподвластной «разуму», иррациональной, полной тайн и непредвиденностей, а современное мироустройство – враждебным природе человека и его личностной свободе. Тем не менее, отвергая механистичность и рационализм просветителей, романтики сохраняют с ними преемственную связь. Понятие «естественного человека», взгляд на природу как великое благое начало, стремление ко всеобщей справедливости и равенству остаются для романтиков основополагающими.

Разочарование в обществе, которое предвещали, обосновывали и проповедовали (как самое «естественное» и «разумное»!) лучшие умы Европы, постепенно разрослось до «космического пессимизма», принимая общечеловеческий, универсальный характер, оно сопровождалось настроениями безнадежности, отчаяния, «мировой скорби» («болезнь века»).

Возможности социального совершенствования казались утраченными навсегда; мир предстал «лежащим во зле»: материальный мир затемнен силами распада, в человеке воскресает «древний хаос», в практике торжествует «мировое зло». Внутренняя тема «страшного мира» (с его слепой властью материальных отношений, иррациональностью судеб, тоской вечного однообразия повседневной жизни), прошла через всю историю романтической литературы, воплотившись наиболее явственно в специфическом «черном жанре» – А. Радклиф, в «драме рока» – Г. Клейст, З. Вернер, а также в произведениях Дж. Байрона, Э. По.

Однако реализм глубоко осмыслил и ярко выразил идеи и духовные ценности полярные «страшному миру». По замечанию Ф. Шеллинга, у ранних немецких романтиков человеческий дух был раскован, считая себя вправе всему существующему противополагать свою действительную свободу и спрашивать не о том, что есть, но что возможно. От реализма в целом неотделим провозглашенный и пережитый «энтузиазм» – чувство сопричастности развивающемуся и обновляющемуся миру, включенности в стихийно-безостановочный поток жизни, в мировой исторический процесс, ощущение скрытого богатства и неисчерпаемых возможностей бытия. Глубине и всеобщности разочарования в действительности, в возможностях цивилизации и прогресса полярно противополагается тяга к «бесконечному», к идеалам абсолютным и универсальным. Романтики мечтали не о частичном усовершенствовании жизни, а о целостном разрешении всех ее противоречий. Страстная, всезахватывающая жажда обновления и совершенства – одна из важных особенностей романтического миросозерцания.

Разлад между идеалом и действительностью, характерный и для предшествующих поколений, приобретает в романтизме необычайную остроту и напряженность, что составляет сущность так называемого романтического двоемирия. При этом в творчестве одних романтиков преобладала мысль о господстве в жизни непостижимых и загадочных сил, о необходимости подчиняться судьбе (поэты «озерной школы» У. Вордсворт, С.Т. Колридж, Р. Саути). В творчестве других (например, Байрон, П.Б. Шелли) преобладали настроения борьбы и протеста против царящего в мире зла.

Одной из характерных форм противопоставления идеала и действительности была так называемая романтическая ирония. Первоначально она означала ограниченность всякой исторической действительности, кроме жизни и мира в целом, несоизмеримость безграничных возможностей бытия с эмпирической реальностью. Впоследствии в ней отразилось сознание неосуществимости романтических идеалов и даже взаимовраждебности мечты и жизни.


Случайные файлы

Файл
110542.rtf
CBRR4204.DOC
12293.rtf
133268.rtf
43478.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.