Господа Головлевы (72934)

Посмотреть архив целиком

ВВЕДЕНИЕ


Михаил - Евграфофич Салтыков – Щедрин – уникальное явление в отечественной и мировой литературе. Степень воздействия его творчества на общественное сознание, на духовное состояние русского общества второй половины XIX и XX века чрезвычайно велика. Страстный обличитель социального зла, беспощадный сатирик, он стал учителем многих писателей нового века, переживших революцию (Е.И. Замятин, В.В. Маяковский, М.А. Булгаков, А.П. Платонов) и явившихся свидетелями реанимации застарелых болезней российской государственности (бюрократизм, головотяпство, взяточничество), видоизменившихся, принявших другую личину, но оставшихся неизменными по сути.

Салтыков – Щедрин порою подчеркнуто социологичен в своей творческой позиции. Он пристально интересовался уходом с исторической арены дворян - душевладельцев, к которым генетически принадлежал и сам. Пафос его произведений направлен против крепостного права. В лучших традициях писателей – народников, со многими, из которых был дружен (Н.А. Некрасов, Г.И. Успенский), писатель оплакивал бесправие русского мужика, одновременно восхищаясь нравственно – духовным потенциалом русского народа.

Но, настойчиво обращаясь к социально-политической проблематике, осмеивая российский деспотизм, точно улавливая исторически конкретные закономерности своей поры, изобличая косность, неподвижность, откровенную тупость монархического режима, уничтожению которого весьма способствовала близкая по духу Салтыкову русская интеллигенция леворадикального крыла, тем не менее в своей прозе писатель достигал высот общечеловеческих, создавал типы


4


общезначимые, характеры общенациональные, взывая к совести и чести людей всех времен. А совесть и честь – категории нравственного, а не социального порядка.

В плане концентрированно выраженного нравственно-духовного философского подтекста, таящегося за видимым социально- бытовым сюжетом, большой интерес представляет роман Салтыкова – Щедрина «Господа Головлевы» (1880).

Произведение было подготовлено всем предшествующим творчеством сатирика, художественно оформленным под влиянием общественно-литературных факторов эпохи 70-х годов ХIХ века. Именно эти факторы напряженной социально-политической, духовной - культурной жизни пореформенной России продиктовали Салтыкову-Щедрину необходимость пересмотра обычных, традиционных взглядов на роман-ведущий жанр литературы ХIХ столетия. Под романом подразумевалась развернутая повествовательная форма, включающая в себя прежде всего изображение интимного мира человеческой личности, семейно-бытовых и любовных коллизий. Эти существенные черты и признаки «Семейственного» романа, как такового, были перенесены на понятия жанра в целом. Одним из первых, кто заметил эту видовую узость жанра, был Салтыков- Щедрин. Он, в частности, писал: «Мне кажется, что роман утратил свою прежнюю почву с тех пор, как семейственность и все, что принадлежит ей, начинает изменять свой характер. Роман (по крайней мере в том виде, каким он являлся до сих пор) есть по преимуществу произведение семейственности. Драма его зачинается в семействе, не выходит оттуда и там же заканчивается».1


1Тюнькин К. Салтыков – Щедрин. Жизнь замечательных людей. Серия биография Москва,1989. с. 492.

5


Но, имея в виду напряженную общественную жизнь страны, сатирик очень точно замечает: «Драма начинает требовать других мотивов: она зарождается где-то в пространстве и там кончается »1, то есть она связывается писателем с обстоятельствами несемейного характера.

Художник был свидетелем бурного процесса изменений в жизни страны: Россия вырвалась из реакционной неподвижности николаевского времени, она переживала эпоху реформ революционного брожения, и истоки драмы меняли свою социально-нравственную географию. Такие перемены усложняли и социальную дефиницию человека.

Свое определение «человека» сатирик черпал не из узко-семейственного или любовного мира, а из той широкой социально-общественной и бытовой сферы, которая была проникнута пошлыми эгоистическими побуждениями и низменными целями « <…> лжи, обмана, коварства, надежды разочарования». «Все это кишит вокруг нас, в том обществе, среди которого мы живем, - сокрушается Салтыков, - а в литературе нашей все-таки нет даже признаков чего-нибудь похожего на общественный роман…» (IX;438).2. «Господа Головлевы» блистательно реализовали идейно-эстетические признаки такого «общественного романа». В нем по-новому поставлена проблема художественного психологизма, когда личность интересна «не индивидуальными особенностями, а своим общественными качествами, своею способностью воплощать в себе элементы той или другой стороны общественной

1 Тюнькин К. Салтыков-Щедрин. Жизнь замечательных людей. Серия биография. Москва,1989 с 498.

2 Салтыков- Щедрин М.Е Собрание сочинений в 20т. Москва, 1965-1977.

Т.9, с.438./ Далее цитаты даны по этому изданию, в скобках первая цифра означает том, вторая страницу./


6


жизни… Живые лица берутся ею / беллетристикой / только для иллюстрации известного момента общественного настроения или для олицетворения вновь нарождающихся общественных форм».1

Взгляды Щедрина на человеческий характер и на процесс формирования личности противоречили идеалистическим воззрениям, господствовавшим в обществе. Он, как и подавляющее большинство русской интеллигенции леворадикального крыла, подчеркивал решающую роль социальной среды, общественных отношений, подвластным и всесторонним воздействием которых формируется человеческая личность, определяются ее мораль, образ жизни и поведение. Писатель отвергал концепцию извечной порочности человека: люди не могут иметь и не имеют от природы «злого сердца», «преступную волю» они приобретают в определенных условиях жизни. Источник зла не в дурной природе человека, а в социальных условиях его жизни. Эта святая вера «Ордена русской интеллигенции » в возможность превращения «свинцовых мерзостей» человеческой натуры в «золотые нравы» с помощью изменения жизненных обстоятельств обусловила своеобразный характер психологического анализа в творческом методе Салтыкова.

Учитывая внешние «угнетающие» обстоятельства, воздействующие на человека, писатель вместе с тем придает огромное значение развитию в нем (вне зависимости от условий его жизни) таких базисных духовно-нравственных понятий, как совесть и стыд: «Как хотите, а в каждом человеке есть зародыш совести. Совесть эта может бездействовать только до тех пор, покуда не выступит вперед анализ, а вместе с ним и сознательность » (VII; 622-623).


1 Николаев Д. М.Е. Салтыков-Щедрин: Жизнь и творчество. М., 1985. с.47.


7


Поэтому в творчестве Салтыкова – Щедрина применяются довольно разнообразные способы психологического раскрытия нравственных пробуждений (сознания, совести, стыда) в отрицательных персонажах. С другой стороны, средствами психологического анализа будет ярко обнажена своеобразная диалектика «оподления души», то есть духовного умерщвления людей господствующего класса. Этот страшный процесс умирания человека в человеке является одной из главных тем романа «Господа Головлевы».

Произведение посвящено анализу катастрофического процесса разрушения священных для русского общества, но не вызывающих симпатий у Салтыкова, принципов семьи, собственности, государства: «Барская семья, жившая на крепостном труде и взиравшая на весь мир с точки зрения своего сословного превосходства, семья, для самой себя специально создававшая «институты», теперь лежит перед нами уже в развалинах».1 Тема, заявленная «неистовым» Щедриным, развевающаяся параллельно и одновременно и у Л.Н. Толстого в «Анне Карениной», и у Ф.М. Достоевского в «Братьях Карамазовых»,2 станет магистральной в литературе и философии рубежа эпох и первой трети ХХ века.




1 Покусаев Е. Революционная сатира Салтыкова – Щедрина. М., 1963.с.378

2 Там же, с 390-391.






8

Глава 1. Мир усадьбы в романе «Господа Головлевы »


В литературе ХIХ века обозначалось одна из разновидностей повествовательной прозы – усадебная повесть. По мнению В.Г. Щукина, у ее истоков стоял Н.М. Карамзин как автор «Рыцаря нашего времени», однако лишь эпоха романтизма придала ей окончательный вид. Составной частью усадебная повесть вошла в «Евгения Онегина» (главы со второй по шестую). Корифеем же следует считать, конечно, Тургенева, который обратился к этому жанру в сороковых годах («Дневник лишнего человека», «Три портрета ») и достиг, используя отработанные поэтические приемы, клише и шаблоны, высокого уровня художественного совершенства в «Рудине», «Дворянском гнезде», « Накануне» и «Первой любви».1

Усадьба являлась хранительницей глубоких смыслов и духовных ценностей. Её существенной особенностью была постоянная память о прошлом, живое присутствие традиции, о которой напоминали портреты и могилы предков, семейные придания. Все это приучало мыслить ретроспективно и сентиментально. Реальный исторический хронотоп усадьбы благоприятствовал возникновению эмоциональной лирической атмосферы «дворянских гнезд».






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.