Современный танец как средство внешней и внутренней гармонизации личности (71001)

Посмотреть архив целиком

19













СОВРЕМЕННЫЙ ТАНЕЦ КАК СРЕДСТВО ВНЕШНЕЙ И ВНУТРЕННЕЙ ГАРМОНИЗАЦИИ ЛИЧНОСТИ


Введение


Актуальность темы. Именно в двадцатом веке танец стал современным искусством, приобрел новый смысл и новую роль. Разумеется, у него сохранились все остальные возможности. Это по-прежнему зрелище, приятное времяпрепровождение, социальный ритуал и т.д., но именно как современное искусство, актуальное художественное высказывание он оформился недавно. Существуют и другие линии развития танца. Он становится спортом (спортивные и бальные танцы), он становится частью терапии (танцтерапия), основой социальной (молодежной) самоидентификации (хип-хоп и т.д.), но к современному искусству они не относятся.

Хореография - средство эстетического воспитания широкого профиля, её специфика определяется разносторонним воздействием на человека. Решая те же задачи эстетического и духовного развития и воспитания детей, что и музыка, танец даёт возможность физического развития, что становится особенно важным при существующем положении со здоровьем подрастающего поколения. Тренировка тончайших двигательных навыков, которая проводится в процессе обучения хореографии, связана с мобилизацией и активным развитием многих физиологических функций человеческого организма: кровообращения, дыхания, нервно-мышечной деятельности. Понимание физических возможностей своего тела способствует воспитанию уверенности в себе, предотвращает появление различных психологических комплексов.

Современные танцы с их стремительными ритмами, необычными и сложными положениями тела хорошо тренируют выносливость, вестибулярный аппарат, систему дыхания и сердце.

К сожалению, в нашей стране словосочетание "современный танец" может означать все, что угодно.

Эта линия танца появилась в нашей стране не так давно и проходит достаточно непростой путь развития. Мне представляется, что многие проблемы его развития связаны не только с внешними причинами (отсутствие финансирования, образовательной системы, инфраструктуры), но с внутренними - недостаточно ясным пониманием танца именно как современного искусства, требующим адекватной системы художественного мировосприятия и мышления.

Если считать, что танец - это язык (текст), то большая часть того, что происходит на современной танцевальной сцене (по крайней мере, считающей себя таковой) - это попытка говорить на чужом языке, когда тебя очаровывает само звучание доселе незнакомых звуков, но соединяешь ты их по законам известного тебе языка.

Спонтанность - это отсутствие прогнозируемой структуры, непрерывность без повторений, опора на пустоту, поток творчества. Структура - заранее заданная конструкция, свод правил, карта, предшествующая территории. Структура танца детализирована в хореографии, спонтанность является безусловным атрибутом импровизации. Импровизация исходит из мечты о безусловной свободе и демиургической жажды человека. Этот изначальный посыл практически никогда не доходит до адекватного воплощения, становясь по ходу дела "игрушкой в бисер", обусловленной конкретным культурным контекстом. Импровизация всегда существовала внутри какой-либо стилистики, будь то пение акына или hip-hор'овый battle. Танцевальная импровизация как явление современного искусства оформилась только в эпоху постмодерна как возможность игры с пространством, перегруженным культурными смыслами и стилевыми конструкциями.

Процессуальное определение - импровизация как умение слышать свое тело, пространство и партнеров - скорее отсылает к состоянию импровизатора, но ничего не может сказать о процессе и результате.

Импровизация, с другой стороны, сама по себе не является презумпцией истинного творчества. Она, как мы уже видели, может исходить из очень разных предпосылок, требует особой подготовленности (или открытости) зрителя; можно назвать это также тусовочностью или включенностью в культурный контекст.

Чудо в импровизации, т.е. значимый акт творения в момент "здесь и сейчас", "разделенная благодать" (С.Пэкстон) более вероятна в импровизации, но не гарантирована. Человек может заниматься импровизацией, потому что не владеет хореографией, или потому, что желает точности и правды выражения. Человек может заниматься хореографией потому, что боится импровизации, боится другого уровня открытости (самому себе, конечно).

Импровизация - это соединение осознанного выбора и спонтанной реакции. Она включает периоды непрерывной концентрации и удивительной моменты магии, которые никогда не повторятся. Отвечая на воображение, интеллект, стиль, и энергию каждого человека, танцоры находят пути прорыва через стереотипы мышления и движения, которые ограничивали их.

Предмет исследования – танец.

Объект исследования – внутренняя и внешняя гармонизация личности, достигаемая посредством танца.

Цель работы: рассмотреть современный танец как средство внешней и внутренней гармонизации личности.

Задачи:

  • Рассмотреть гармонию танца;

  • Изучить современный танец как средство гармонизации психических процессов;

  • Рассмотреть понятие контактной импровизации;

  • Выявить роль современного танца в развитии личности человека.

Гипотеза исследования – джаз-танец является средством внутренней и внешней гармонизации личности.

Теоретической базой исследования послужили работы таких авторов как В. Лабунской, В.В. Козлова, Т.А. Шкурко, В.Л. Круткина, М.А. Бебик. Также в работе были использованы труды зарубежных авторов: К. Рудестам, А. Старк, К. Хендрикс, В. Гленн. Особого внимания заслуживает диссертация С.Н. Куракиной «Феномен танца».

При написании работы были использованы методы сравнения и анализа.

Практическая значимость работы заключается в обобщении полученной информации, в возможности эффективного использования выводов и рекомендаций исследования в практике работы по хореографии.

Дипломная работа состоит из двух глав, введения, заключения, также включает в себя список литературы, состоящий из тридцати восьми источников.


1. Современный танец как средство развития личности и формирование ее базовой культуры


Хореография — искусство танца. В это понятие входят народные, бытовые танцы, классический балет.

Как и другие виды искусства, хореография отражает социальные процессы, взаимоотношения людей. Специфика ее состоит в том, что чувства, переживания человека она передает в пластической образно-художественной форме.

Хореография родилась на заре человечества. Еще в первобытном обществе существовали танцы, изображавшие трудовые процессы, танцы магического характера, ритуальные, воинственные. В них первобытный человек обращается к силам природы.

Дошедшие до нас танцы прежних времен рассказывают о жизни, быте и нравах различных народов.

С изменением социального строя, условий жизни людей менялись характер и тематика искусства, в том числе и народной хореографии.

Русский народ танцевал с незапамятных времен. Плавные, торжественные хороводы славили явления природы, олицетворением которых были Ярило и другие языческие божества. Раздольная, свободная русская пляска, изобиловавшая замысловатыми коленцами, родилась из самого характера русского народа. Из нее возникли пляски первых российских профессиональных актеров-скоморохов [5, C. 112].

Еще в XVIII веке передовые деятели искусства того времени, а позднее, в XIX веке, великие представители русской культуры А. С. Пушкин, В.Г.Белинский, Н. В. Гоголь понимали танец как искусство содержательное, реалистически выразительное, способное воплощать серьезные мысли. Где, как не в песне и танце, выражаются душа народа, его самобытность.

Танец передает мысли, чувства и переживания человека в своеобразной для каждого народа национальной форме. Эта форма рождается конкретным содержанием, на которое накладывают свой отпечаток политические, экономические и географические условия жизни в той или иной стране. Так, у каждого народа складывается свой стиль танца, отражающий особенности определенной эпохи [18, C. 32].

Танец является одним из наиболее древних видов искусства. Он возник в недрах народного творчества и живет в народе.

Н. В. Гоголь писал: «Посмотрите, народные танцы являются в разных углах мира: испанец пляшет не так, как швейцарец... русский не так, как француз, как азиатец. Даже в провинциях одного и того же государства изменяется танец. Северный русс не так пляшет, как малороссиянин, как славянин южный, как поляк, как финн: у одного танец говорящий, у другого бесчувственный; у одного бешеный, разгульный, у другого спокойный; у одного напряженный, тяжелый. У другого легкий, воздушный. Откуда родилось такое разнообразие танцев? Оно родилось из характера народа, его жизни и образа занятий. Народ, проведший горделивую и бранную жизнь, выражает ту же гордость в своем танце; у народа беспечного и вольного та же безграничная воля и поэтическое самозабвение отражается в танцах; народ климата пламенного оставил в своем национальном танце ту же негу, страсть и ревность» [29, C. 103].

И географическое положение, и образ жизни влияют на танец, на его содержание и характер исполнения. Задачей педагога является, глубоко изучив и прочувствовав подлинно народный танец, воссоздать его на сцене, обогатить своей творческой фантазией, учитывая законы сцены и композиции.

Система дополнительного образования, при правильной ее организации и ценностном подходе к проблеме воспитания имеет огромный потенциал для создания той благотворной почвы, тех условий, которые необходимы для свободного творчества растущей личности. Посещение детьми различных студий, школ танцев и домов творчества определяется по принципу добровольности, поэтому необходимо создать такую атмосферу, чтобы у ребенка появилось желание приходить снова и снова.

Формирование личности ребенка – это, прежде всего, формирование его характера. Типические, закрепленные в характере, свойства влияют и на опыт личности, и на ее направленность, и на поведение человека в целом [17, C. 122]. Развитие характера протекает в непосредственной зависимости от степени вовлеченности ребенка в ту или иную деятельность. Одним из способов развития у ребенка таких качеств как активность, дисциплинированность, самостоятельность, внутренняя свобода и уверенность в себе являются занятия в различных спортивных и танцевальных студиях.

Для того чтобы ребенок имел возможность эффективно самореализоваться, добиться цели он должен быть вовлечен в деятельность, значимую для него. Для того чтобы поднять ребенка на новый уровень произвольности, необходимо, опираясь на его эмоциональное отношение, интересы, желания найти такое средство, которое станет побудителем собственной активности ребенка, и будет мотивировать его действия, связанные с расширением знаний, формированием нужных умений и навыков, позволяющих заниматься самостоятельной творческой деятельностью. Именно таким стимулом и является фольклор.

Личность есть только там, где есть свобода и творчество. Это – важнейшее требование к условиям ее формирования.

Ростислав Захаров писал: «Педагог-наставник, обучая танцу, тренируя тело ученика, формирует и его взгляды, его духовный облик, его внутренний мир, его позиции и не только в искусстве, а и в жизни. Ведь в искусстве отражается жизнь, и поэтому, беседуя о нем с молодежью, нельзя не говорить при этом об окружающей нас жизни. Личность человека, как известно, складывается из его субъективного отражения объективной действительности. Каждый человек может выбирать из этой действительности то, что он захочет. Одни — оптимисты, другие — пессимисты. Оптимисты видят мир в более позитивных красках. Какова психика художника, такое и отражение найдет в его искусстве действительность: в жизнеутверждающем, оптимистическом звучании и унылом, беспросветном. Психический склад художника, его мировоззрение — вот что определяет акт рождения искусства» [8, C. 89].

Недаром существуют такие понятия, как концепция и композиция. Так вот, концепция — это есть то, что сформировано мыслью, разумом, психикой человека, это внутренняя форма будущего произведения и является своего рода программой будущей внешней формы — композиции.

Композиция же — это то, что уже сочинено, будь то музыка, драма, опера или балет. И вот бывает так, что концепция, может, и очень хороша, но не хватило таланта, в композиции это не получилось.

Бывает и иначе: композиция превосходна, а концепция оказалась с гнилым зернышком. На первый взгляд не разберешься: вроде бы все красиво, все нравится, и аплодируем, а чему, спрашивается, красивости танца, технике исполнения? Вот поэтому необходимо обратить внимание учеников, прежде всего на идею, которая лежит в основе каждого танца, и сделать это возможно с использованием фольклора, так как именно различные формы фольклора ближе всего детям. От общей культуры и знаний педагога во многом зависит мировоззрение, моральные и эстетические принципы его учеников.

Танцевальная часть мировой культуры хип-хоп

Зародился в Нью-Йорке в 1969 году под названием «Good Foot», когда Джеймс Браун продемонстрировал публике свой знаменитый танец «Get on the Good Foot». Брейк-данс - зрелищная танцевальная часть хип-хоп-культуры. В переводе с английского – ломаный танец. Делится на Botton (нижний, брейкинг) и Top (верхний). Первый весьма травмоопасен и требует хорошей физической подготовки. Включает сложные акробатические элементы: вращение на голове, прыжки на руках со сменой опоры, обороты на руках или на одной руке на 360, 720 и более градусов, вращение ног вокруг своего тела с опорой на руки и т.д. Второй больше требует развитой пластики и артистизма – например, waving имитирует волны, проходящие по всему телу и его отдельным частям, а в таком стиле как king tut между телом и руками, плечом и предплечьем, предплечьем и запястьем дозволены только прямые углы.

В настоящее время эстетика брейк-данс активно используется в мировом шоу-бизнесе.

Пионеры танца никогда не использовали для его обозначения термин «брейкдансинг». Это слово появилось в восьмидесятых годах, когда танец превратился в феномен средств массовой информации. David Toop (1991) описывает брейкдансинг как адаптацию брейка - танца, популярного до того, как его заместил фрик, рожденный композицией Chic «Le Freak» в 1978 году, но вновь развившегося благодаря деятельности Crazy Legs, Frosty Freeze и Rock Steady Crew. Также он отмечает, что «слово брейк или брейкинг – это музыкальный и танцевальный термин, у которого древнее прошлое. Некоторые старые мелодии, например, «Buck Dancer's Lament», содержали двухтактовую музыкальную паузу в каждых восьми тактах – своего рода перерыв, вставляемый для того, чтобы танцоры имели возможность продемонстрировать серию импровизированных танцевальных степов». Однако в документальном фильме «The Freshest Kids» пионер хип-хопа Kool Herc утверждает, что название «брейкинг» произошло от сленгового термина «брейк», означающего, что у кого-то «съезжает крыша» - как у тех танцоров, которых заводит драйвовый ритм.

В своем первоначальном виде брейкдансинг имел три отличные друг от друга формы: брейкинг, дансинг и поппинг. Брейкинг зачастую ассоциируется с поппингом, который, однако, отличается от него и является элементом фанковых стилей, разввшихся независимо от брейкинга в Калифорнии в последней четверти двадцатого века. Сейчас каждое телодвижение в танце относится к тому или иному стилю, технике или жанру брейкинга. Другие стили танца, имеющие связь с брейкингом – это апрок, локинг, таттинг, бугалу и ликвидинг. Однако все эти стили – не то же самое, что брейкдансинг, хотя их часто объединяют друг с другом.

Брейкдансинг – слишком молодое явление, чтобы считать его народным танцем. Кроме того, уличные танцы являются живой и развивающейся формой искусства, а народные танцы в существенной мере ограничиваются традициями. В начале своего существования брейкдансинг был социальным танцем, но в последние годы благодаря средствам массовой информации превратился в танец исполнительный.

Брейкдансеры часто называют любое танцевание, происходящее на поверхности, «даунроком», в противоположность «апроку» или «топроку». Танцоры обычно начинают выступление с топрока и затем спускаются на нижний уровень, исполняя «6-степ» или другую комбинацию перехода. После этого они могут исполнить комбинации пауэрмувов (пауэрмув – атлетическое движение, выполняемое за счет силы, например, прыжки или вращения тела на руках). Завершив демонстрацию техник, брейкдансер обычно заканчивает танец «фризом», застывая в причудливом положении. Быть успешным брейкдансером означает обладать стайлом.

Искусство танца и боя, которые совмещены в одно и существуют в музыкальном мире африканских ритмов.

История капоэйры туманна. Есть множество гипотез о том, откуда капоэйра взялась. Самая логичная версия: португальцы вывозили из Африки (Анголы, Мозамбика, Конго) в Бразилию рабов, которые ее и создали. Есть мнение, что беглые рабы придумали капоэйру для защиты своих поселений, «киломбос». Есть мнение, что капоэйру придумали не беглые, а те, которым бежать не удавалось, но которые того очень хотели: чтобы угнетатели ничего не заподозрили, они маскировали боевое искусство под танец. Затем в течение долгого времени капоэйру отождествляли с воровством, убийством и грабежами: так происходило из-за ее популярности у городских бродяг Бразилии. И, хотя то было уже не искусство танца-борьбы, все, что напоминало капоэйру, находилось под запретом. К двадцатым годам двадцатого века капоэйра «ушла в подполье» и совсем стала походить на танец. В тридцатом году случился военный переворот, изменивший культурную обстановку, а в тридцать втором открылась первая официальная школа капоэйры. С тех пор она стала плодиться и размножаться в Бразилии, а после и по всему миру.

Капоэйристы называют свое занятие игрой. Участники игры образуют круг («роду», то есть солнце), играют на музыкальных инструментах и поют. В центре роды находятся двое импровизирующих танцоров. Их танец выглядит как плавная нить движений, среди которых стойки на руках, голове, «колеса», сальто. Физического контакта между танцорами, как правило, нет, удары руками нетрадиционны (руки используются для опоры и защиты), ноги часто оказываются вверху, над телом. Участники круга поочередно сменяют танцующих. С убыстрением музыки танец, становясь все более динамичным, развивается к кульминации.

Основное место поединков капоэйристов называется рода. Здесь происходят схватка соперников и показательные выступления бойцов-танцоров. Музыканты задают ритм, играя на беримбау (бразильский струнный инструмент), пандейро (бубен) и отабаку (барабан) – капоэйра без живого музыкального сопровождения – вроде футбола без мяча. В круг выходят два участника, садятся подле музыкантов и начинают игру. Со стороны все походит на продуманный и срежиссированный танец-схватку, который сопровождается парными акробатическими элементами. В этом состоит главная особенность капоэйра: происходящее – скорее не «драка», а танцевальная импровизация, в которой соперники-партнеры даже не касаются друг друга. Задача игрока при таком раскладе - не потерять ритма, опередить и предугадать движения противника, вывести его из равновесия.

Несмотря на то, что капоэйра как боевое искусство во многом схожа с карате, джиу-джитсу или другими единоборствами, она в то же время уникальна. Некоторые движения в капоэйра похожи, например, на удары карате или даже заимствованы у него, но выполняются совсем по-другому: ведь капоэйра больше похожа на танец и не подразумевает полного физического контакта с соперником.

Если не принимать во внимание боевую составляющую, капоэйру можно считать яркой разновидностью современного танца. Многие ее движения позаимствовал нижний брейк.

Создатели свободного танца мыслили его не только как новое слово в искусстве, но и как новую культуру движения и сознания – культуру ХХ века. Их замыслы были предельно смелыми и широкими. Они мечтали о том, что танец даст универсальный язык для общения людей всех национальностей, станет прообразом совместного социального действия. Эти идеи возникли в разных уголках мира в одно и то же время, в начале ХХ века. Пространством, где разворачивались основные события из истории свободного танца, была Центральная и Западная Европа. Здесь создавали свои центры Айседора Дункан, Эмиль Жак-Далькроз, Рудольф Штайнер и Рудольф Лабан. В это движение оказались вовлечены и артисты, танцоры, художественная интеллигенция из России.

Все создатели свободного танца видели в нем не искусство для искусства – то есть феномен элитарной культуры – а часть культуры демократической, массовой, в лучшем смысле этого слова, культуры будущего. Поэтому все они были миссионерами, пропагандистами и воспитателями. Дункан в 1921 г. без колебаний оставила Париж и приехала в голодающую Россию по приглашению большевистского правительства – учить свободному танцу детей рабочих. Стефанида Руднева и Гептахор видели в музыкальном движении средство обогащения и просветления личности. Создавать Нового человека Гептахор начал с себя – его участники жили коммуной, в соответствии со своими идеалами, а затем посвятили себя детям, создав уникальные методики для развития личности ребенка.

В первые послереволюционные годы Руднева и ее единомышленники уже вели уроки в гимназиях и школах по своему методу, названному ими «музыкальным движением». Вскоре они официально зарегистрировали студию и двухгодичные курсы при ней и в начале 1920-х гг. дали в Петрограде много концертов. Студия просуществовала до середины 1930-х гг. – до сталинской культурной революции, когда хитоны вышли из моды и были заменены на пионерские галстуки. Но Рудневой и ее единомышленникам – Л.С. Генераловой, О.К. Поповой, Э.М. Фиш и др., – удалось сохранить музыкальное движение, преподавая его (иногда под названием ритмики) в школах, детских садах и домах культуры.

Музыкальное движение существует и сейчас: его преподает уже третье поколение учеников Стефаниды Рудневой, им занимаются в Москве и Петербурге в нескольких центрах и студиях. Занятия проходят в группах, всегда под живую музыку, в качестве музыкального материала используются специально подобранные музыкальные фрагменты (музыка может быть разной, хотя исторически метод был разработан на классике и фольклоре). Движение должно отражать характер выбранного музыкального фрагмента – контрастность, текучесть, порывистость и т.д., – иначе говоря, занимающийся должен найти в музыке угадывающееся там движение. Как правило, никто из новичков не может этого сделать, поэтому Гептахор разработал специальный тренаж. Правильное выполнение упражнения заключается не в копировании двигательной формы, а в ее воссоздании, для чего занимающийся должен услышать, прочувствовать и присвоить – «взять внутрь» – музыкальное произведение. Упражнения тренажа разделены по уровню сложности на три группы – от таких, в которых связь музыки с движением лежит на поверхности, - до тех, где она далеко не очевидна. Поднимаясь с одного уровня на другой, занимающийся в одно и то же время осваивает и содержание все более сложных музыкальных фрагментов и более сложные движения. Важная часть метода – самостоятельные работы занимающихся – их собственная пластическая интерпретация предлагаемых музыкальных произведений. В созданной Гептахором пластике подчеркиваются центральные характеристики музыки – дыхательность, текучесть, пружинность. Гептахор показал, что через пластический жест можно развить музыкальность: научиться понимать выразительность музыки и тем самым проникнуть в ее глубинную суть, которая сама восходит к движению. В то же время, музыкальное движение – это дорога к свободному танцу – то есть танцу для тех, кто чувствует себя свободным.

Степ сегодня танцуют под хип-хоп и R&B.

Но, правильно будет не «степ», а «тэп» (tap dance – по-американски). Он появился в Америке как сплав танцев чернокожих рабов и ирландской жиги. Вырос и окреп вместе с джазом. Потом стал частым гостем черно-белого кино, модных салонов и бродвейских мюзиклов. Был привезен в Россию, где его демонстрировали даже при царском дворе. А потом назвали буржуазным танцем и ощутимо «наступили на ноги» нашим степистам. Со временем и сами капиталисты подзабыли этот немного хулиганский и в то же время элегантный танец.

Степ изменился и не ушел с танцевальной сцены.

На урок степа полезно сходить всем танцорам (независимо от направления). И не ради интереса или расширения кругозора, а для пополнения своей танцевальной базы. Ведь степ – танец подвижный. Не в том смысле, что много двигаешься. А в смысле, что его можно «переложить» на любой современный стиль: будь-то R&B или хип-хоп. В степе можно отыграть ногами какой угодно ритм.

В степе, как ни в каком, наверное, другом танце важны «технические моменты». А именно: обувь, покрытие пола и так называемая «подзвучка».

Контактная импровизация - форма движения в танце, в дуэте. Два человека двигаются вместе, в соприкосновении, поддерживая спонтанный телесный, физический диалог через кинестетические чувственные сигналы распределения веса и инерции. Тело, по мере осознавания ощущений инерции, веса и баланса учится расслабляться, освобождаться от излишка мышечного напряжения и отказываться от некоторого количества намерений и волевых установок дли того, чтобы не противоречить естественному ходу вещей, находиться в "потоке", использовать то, что под рукой. Такие навыки как падение, перекатывание и нахождение вверх ногами исследуются телом и ведут его к осознаванию своих естественных двигательных возможностей. Несложные и ясные дуэтные упражнения позволяют парам исследовать и фокусировать внимание на специфических отношениях, с которыми приходится иметь дело в свободной импровизации - поддерживать и принимать вес другого тела, отдавать ему свой вес, прыгать на него, лежать и кататься по нему. Однажды эти простые упражнения и ощущения вводятся в сферу органического движения тела, становятся легко доступными ему, при этом возникает возможность выражения огромной сущностной энергии самого тела. Становится очень важным развивать ловкость, чувства баланса, чтобы они могли работать в динамике, при физической дезориентации и гарантировать безопасность, полагаясь при этом на один только инстинкт самосохранения, выживания. Спорт и игры развивают возможности органического движения к пику. "Контакт" называют арт-спортом. Контактная импровизация с убеждением доказывает, что сфера органического движения тела не имеет ограничения и богата возможностями для выражения всего себя, всего существа [4, C. 199].

Контактная импровизация - это путь, способ быть вместе и взаимодействовать на чисто физическом уровне. В таком танце необходимо постоянное усилие концентрации на физических, телесных ощущениях момента изменения веса, равновесия и неподвижности. Сила и частота этого усилия концентрации становятся стимулом здорового взаимодействия с другим человеком в танце. Простота формы в контактной импровизации - это дар. Это ценно тем, что это - возможность танцевать, импровизировать вместе. Помогать силам инерции и гравитации - возможно только с чувством юмора и неизменным смирением, принятием действительности, как она есть - значит обнаружить, открыть истинное "Я", истинное существование, раскрывая природу истинного общения.

Сущность такого танца есть концентрация и внимание, только это должно вести танцора, только через это постоянное усилие мы можем продолжать танцевать [15, C. 190].

Некоторые принципы контактной импровизации.

1. Движение следует за смещением точки контакта между телами партнеров. Преобладают движения, связанные с прикосновении двух тел, поиском взаимных пространственных траекторий при взаимодействии с весом тела партнера. Танец направляется ощущениями партнеров, их намерением сохранить или не сохранять физический контакт и продолжать поиск взаимной опоры.

2. Чувствовать кожей. Почти постоянный физический контакт между партнерами направлен на использование всей поверхности тела для поддержки собственного веса и веса партнера.

3. Перетекание. Внимание направлено на сегментацию тела и движение одновременно в нескольких направлениях. Последовательное включение частей тела в сочетании с их посылом в нескольких различных направлениях. Постоянное смещение веса на соседние сегменты расширяет возможности импровизации и смягчает падения и перекаты. Сегментация тела и множественность направлений создает эффект суставчатости движения. В отличие от традиционных техник танца модерн, где так же используются подобные приемы, но акцент делается на одном направлении или простой противофазе, в контактной импровизации часто используется свободный поток инерции вне жесткого контроля.

4. Ощущение движения изнутри. Ориентация и внимание на внутреннем пространстве тела. Вторичное внимание на форме тела в пространстве. Контактные импровизаторы большую часть времени проводят, концентрируя внимание внутри тела с целью восприятия тончайших изменений веса и обеспечения безопасности себя и партнера. Мастера, для которых восприятие гравитации стало частью их натуры, могут чаще, чем начинающие, сознательно проецировать свое тело в пространство. В то же время, даже в сольной импровизации "контактер" часто сохраняет внутренний центр внимания и поглощенность движением.

5. Использование сферического пространства (360 градусов). Трехмерные траектории в пространстве, спиральные, искривленные округлые линии тела. Эти траектории тесно связаны с физическими задачами поднятия веса и падений с минимальным усилием. Подъем по дуге требует меньше мышечных усилий, а падение по дуге уменьшает удар.

6. Следование за инерцией, весом и потоком движения. Свободный, набирающий силу поток движения в сочетании с попеременным активным и пассивным использованием веса. Контактные импровизаторы часто подчеркивают важность непрерывности движения, когда заранее не известно, куда оно может привести их. Они могут активно тянуть, толкать или поднимать партнера, следуя порыву энергии, или пассивно позволять инерции увлекать их.

7. Подразумеваемое присутствие зрителей. Сознательная неформальность презентации, в форме практики или джема. Приближенность к аудитории, сидящей обычно в кругу, без формально обозначенной сцены. Особенно в ранние годы танец контактной импровизации уже происходил, когда зрители только входили в зал, так что начало представления было неопределенным. В контактном джеме или выступлении чаще всего отсутствует специальный сценический свет, декорации, мизансцены, костюмы.

8. Танцор - обычный человек. Принятие поведенческого или естественного положения вещей; танцоры, как правило, избегают движений, четко идентифицируемых с традиционными техниками танца и не делают различий между повседневными движениями и танцевальными. Они поправляют одежду, смеются. Кашляют, причесываются, если это необходимо, прямо на сцене, как правило, не смотрят на зрителей.

9. Позволить танцу случиться. Хореографические структуры организованные в последовательность дуэтов, иногда трио или больших групп и почти непрерывное физическое взаимодействие танцоров. Такие элементы хореографии, как организация пространства, выбор темы движения, использование драматических жестов очень редко используются намеренно. Но хореографические формы все же возникают из динамики смены участников и неизбежно возникающих настроений и состояний в процессе импровизации.

10. Каждый одинаково важен. Отсутствие внешних знаков различия между танцорами, таких, как порядок выхода, продолжительность танца, костюм. Качество движения в контактной импровизации усиливает этот эффект [25, C. 141].

Расцветший в двадцатом веке, главным образом в Штатах и Германии, танец модерн своей экспериментальностью походит на современное искусство и музыку. Он появился в конце девятнадцатого века; его пионеры в Штатах – Айседора Дункан (Isadora Duncan), Рут Сен-Дени (Ruth St. Denis), и Тед Шон (Ted Shawn), в Германии – Рудольф фон Лабан (Rudolph Von Laban) и Мари Вигман (Mary Wigman). Каждый из этих людей бунтовал против консервативной и поверхностной классики, против мелочности зрелищных танцев.

Сен-Дени и Шон создали компанию Денишон (Denishawn Company), которая повысила интерес к модерну в США. Их деятельность дала жизнь второму поколению танцоров и хореографов танца contemporary, среди которых наиболее знаменитые - Марта Грэм (Martha Graham), Дорис Хамфри (Doris Humphrey) и Чарльз Вайдман (Charles Wiedman). Общим для всех танцовщиков модерна было стремление посредством тела вдохновить зрителя и внушить ему новое понимание танца.

Модерн фокусирует внимание на балансировке и использовании тела для создания формы в пространстве, классический балет сосредоточен на линиях. Модерн стремится к использованию ломаных движений и ассиметричных фигур. В основе этого - атлетизм, а не плавные, легкие черты, присущие балету.

Балет использует традиционную технику, в которой есть установленный список движений и определенное название для каждого па. Модерн же, с другой стороны, мастерит танцевальные движения из повседневных действий человека, таких как ходьба, сгибание или поднимание. Несмотря на то, что число таких движений ограничено, хореография модерна и сегодня стремится к новаторству.

Рут Сен-Дени была первой американской танцовщицей, которая из традиций и приемов варьете создала серьезный концертный танец. Она обращала внимание на связь танца с географическими и культурными регионами.

Рудольф фон Лабан был танцовщиком, хореографом и танцевальным теоретиком. Он разработал Labanotation, универсальную систему для всех танцевальных форм, в которой движения тела танцора обозначаются различными символами.

В основе хореографии Мари Вигман лежали эмоциональные концепции. Она работала над такими идеями, как честность и ложь в человеческих отношениях, выраженные посредством танца.

Марта Грэм, мать модерна, обнаружила тесную взаимосвязь между движениями тела и эмоциями. Например, положение, при котором спина согнута и плечи опущены, указывает на страх и печаль.

Стиль Дорис Хамфри основывался на падениях и сохранениях равновесия (или балансе и дисбалансе). В ее танцах последовательность движений образовывала некое развивающееся действие, которое заканчивалось падением. Как правило, действие разворачивалось синхронно с вдохом и выдохом. Одна из ее наиболее известных хореографических работ - Water Study. В этой постановке танцоры используют ритм дыхания для движения вверх и вниз, подобного движению волн океана.

Чарльз Вайдман был выдающимся танцором и хореографом своего времени среди мужчин. Он также считался одним из пионеров американского модерна. Одним из главных его вкладов в развитие мира танца было создание кинетической пантомимы.

Создателями джаз-танца были африканцы и афро-американцы. Принципы джаз-танца закладывались вне музыкального направления джаза и в общем не имеют к нему отношения, поэтому необходимо разделять джаз как музыкальное направление и как танцевальную технику. Традиционные африканские музыкальные инструменты, как правило, ударные: настроенные на разную высоту звука барабаны, ксилофон размером в несколько метров, погремушки и трещотки. Завывание саксофона гораздо ближе к традиционным песням Франции, нежели Африки.

Черный человек, по словам известного путешественника Джоффри Говарда, это тот, кто свои эмоции и настроения передает посредством танца. Рождение или смерть, свадьба или похороны - черный человек танцует. Без танца он не в состоянии прожить и недели. При этом под танцем подразумевается ритм. О хорошем танцовщике в Африке говорят: "Он имеет хорошие уши". Конечно, на ритм накладываются зачастую вполне определенные па, однако вся входящая в транс толпа и тем более - солист постоянно импровизируют.

Практически каждое селение в Черной Африке содержит группу профессиональных танцоров, с репертуаром, в который входит и уникальный танец данной местности, костюмами и т.д. С этим, вероятно, связано то, что, когда в девятнадцатом веке Европа начала интересоваться африканской культурой, романтизируя и поэтизируя ее, Африка смогла удовлетворить спрос. А потомки ввезенных в Америку черных рабов стали распространителями африканских ритмов на своей новой родине. Они, в свою очередь, осваивали европейские музыкальные инструменты и гармонии.

Рок-н-ролл - стиль популярной джазовой музыки, возникший в США в начале 50-х годов. Происходит от соединения “ритм-энд-блюза” - вида негритянского музыкального искусства и “хилл билли” - сельского американского фольклора. Оригинальный ритмико-интонационный комплекс рок-н-ролла, заимствованный из англосаксонского и негритянского фольклора, оказал большое влияние на вокально-танцевальную музыку, явившись одной из основ так называемой поп–музыки. Музыкальный размер 4/4; темп - от умеренно-быстрого до быстрого. Рок-н-ролл - первая форма рок - музыки. В первые десять лет своего существования (1955-64 гг.) он утвердился как музыка для тинэйджеров (подростков). Рок-н-ролл был музыкой для танцев с характерным ритмом. Рок-музыка - дитя джаза, его негритянский ритм-энд-блюзовой ветви, из которой родился танцевальный рок-н-ролл. Этот первоначальный период сменился золотым веком тинэйджерской музыки (с 1964-67 гг.). В результате слияния ритмики и активности тинэйджерского рок-н-ролла с мелодичностью поп-музыки, соул, фолком и более ценными образцами фольклора и классики возник рок.

Рок-н-ролл (англ. - раскачиваться и вертеться) - парный бытовой импровизированный танец американского происхождения, получивший широкую известность в середине 50-х г. ХХ в., отличается крайней экспрессивностью, хореографическими поддержками и нарочитой небрежностью по отношению к партнерше. Возможно, вышеприведенное определение применимо к танцу тех лет, но совершенно не подходит к акробатическому рок-н-роллу начала XXI века. Головокружительная акробатика в сочетании с бешеным темпом и сложнейшим танцем - вот что такое современный рок-н-ролл.

Днем рождения танцевального рок-н-ролла считается 12 апреля 1954 года – день, когда на экраны США вышел фильм с участием Билла Хейли и его знаменитой мелодией «Рок вокруг часов» («Rock around the clock »). Под звуки этой песенки на экране зрители увидели танцующий дуэт, это было первое парное исполнение рок-н-ролла, и новый вариант танца, вслед за кино-героями, начала танцевать сначала вся Америка, а за тем и Европа. С 60-х годов стали проводиться самостоятельные конкурсы исполнителей танцевального рок-н-ролла. Прошло несколько лет и в начале 70-х годов произошло событие в корне изменившее всю дальнейшую историю его развития. Швейцарец Рене Сагарра объединил специфические рок-н-ролльные танцевальные движения в единый законченный рисунок и тем самым «изобрел» современный спортивный рок-н-ролл. Этот новый вариант был взят на вооружение немецкой ассоциацией учителей танцев, и с тех пор рок-н-ролл стал уже не просто дискотечным танцем, а красивым и сложным видом спорта [19, C. 177].


1.1 Личность. Внутренняя и внешняя гармонизация


Танцевально-двигательная терапия является областью психотерапии. Как отдельное направление она оформилась примерно в 50-70-х годах 20 столетия, в начале в США, а затем - в 60-80-х годах в Великобритании, Германии и Израиле. В 80-90-х годах ТДТ получила свое развитие в других странах Европы, Азии, в Австралии и в России. Официальным годом рождения ТДТ в России можно считать 1995, когда была создана Ассоциация Танцевально-Двигательной Терапии (АТДТ) в Москве. Понятно, что неофициально все началось гораздо раньше...

ТДТ - это междисциплинарная область: она существует на стыке психотерапии и танцевального искусства. Кроме того, ее питают многие другие области знания. Среди них: анатомия, физиология, психофизиология, кинезиология, нейропсихология, самые разные теории движения и танца, психология и т.д., - т.е. практически все, что можно отнести к областям знания о теле, движении, танце, психике, о творческом процессе и творческом выражении [14, C. 155].

Танцевально-двигательная терапия (ТДТ) - это метод психотерапии, в котором тело является инструментом, а движение процессом, помогающим клиентам пережить, распознать и выразить свои чувства и конфликты. Телесные движения человека рассматриваются как отражение его внутренней психической жизни и взаимоотношений с окружающим миром. Танцевальная терапия базируется на предпосылке, что тело и психика взаимосвязаны. Танц-терапевты убеждены, что ментальные и эмоциональные проблемы представлены в теле в виде мышечных зажимов и ограничивающих двигательных паттернов. Человеку, который обращается к танц-терапевту, не обязательно иметь опыт движения и танца. Здесь акцент ставится на том, как человек чувствует свое тело и движение, а не на том, насколько хорошо он владеет танцевальной техникой и как он выглядит во время танца.

Танцевально-двигательная терапия предназначена:

  • для тех, чьи проблемы связаны с телесностью: проблемы, связанные с образом тела, с общим ощущением скованности, напряжения и мышечными зажимами в разных частях тела, или тревогой по поводу близости, физического контакта и доверия.

  • для всех, кто испытывает эмоциональные трудности, конфликты, находится в стрессе.

  • для тех, кто не доволен собственным телом (весом, размерами, формой) или своим телесным поведением (переедания, "зажатость", повышенная склонность к травмам и т.д.).

  • для тех, для кого некоторые чувства или переживания оказываются слишком сильными, или же поглощающими настолько, что трудно подобрать слова, чтобы сказать о них, или для тех, кто избегает собственных чувств и не может подобрать точных слов, чтобы вербализовать свои чувства, желания, потребности.

  • для людей, переживающих стрессовый или кризисный период в своей жизни, который связан с разного рода потерями (смерть близких, развод и т. д.) или кардинальным изменением своей жизни.

  • для людей, которые обеспокоены тем, что их проблемы не решаются слишком долго, что жизнь будто ходит по кругу, или же они испытывают общее состояние, что в жизни "все идет не так" [13, C. 115].

Это может быть как индивидуальная работа, так и работа в группе.

Исходя из целей дальнейшего изложения, хотелось бы подробнее рассказать об основных факторах развития танцевальной терапии.

Во-первых, после второй мировой войны многие инвалиды, ветераны войны, нуждались в физической и эмоциональной реабилитации. Танцевальная терапия стала дополнительным методом лечения стационарных пациентов, многие из которых не могли говорить, и поэтому к ним невозможно было применить лечебное вербальное воздействие.

Вторым фактором, способствовавшим росту интереса к танцевальной терапии, явилось открытие в 50-х г. транквилизаторов. Доступность и широкое применение лекарств помогли разработать и применять к хроническим пациентам психиатрических клиник новые программы вмешательства в психические процессы, предусматривающие более активное лечение. Танцевальная терапия явилась альтернативным лечебным методом по отношению к этим программам.

Третьим фактором в развитии танцевальной терапии в 60-е гг. стало движение тренинга человеческих отношений, которое способствовало разработке экспериментальных методов расширения самосознания и работы с группами. Наконец, исследования невербальной коммуникации, в частности анализ коммуникативного поведения человеческого тела, вызвали интерес к новым программам танцевальной терапии. Одним из стимулов к этим исследованиям стала попытка обучения интуитивному мышлению путем обращения внимания на развитие функции правого полушария [8, C. 89].

Психоаналитическая теория также оказала влияние на движение танцевальной терапии. Вильгельм Райх, Карл Юнги в меньшей степени Гарри Стэк Салливанвнесли свой особый вклад в рассматриваемую область.

Любое наше переживание, будь то порыв гнева или любви, выражается в напряжении какой-либо группы мышц. На тесной связи эмоциональных переживаний и напряжений мышц построена известная биоэнергетическая теория телесной терапии Вильгельма Райхаи Александра Лоуэна. Суть этой теории в том, что психические травмы, получаемые человеком в течение жизни, находятся в так называемом мышечном панцире, тормозящим свободное выражение эмоций. Энергия, которая тратилась на поддержание мышечного зажима, после отреагирования вовне начинает свободно проходить по всем частям тела. Часто показанием успешности терапии может служить способность к более глубокому любовному, сексуальному переживанию

Сегодня танцевальные терапевты стараются снизить мышечное напряжение и увеличить подвижность участников группы. Юнг подчеркивал терапевтическую ценность артистических переживаний, которые он называл "активным воображением". Он был убежден, что артистические переживания, выраженные, например, в танце могут извлечь неосознанные влечения и потребности из бессознательного и сделать их доступными для катарсического освобождения и анализа. Акцентирование Юнгом роли символической активности и творческой экспрессии для психотерапевтического воздействия оказало влияние на движение танцевальной терапии. Танцевальная терапия может рассматриваться как первичное средство поощрения невербального взаимодействия и между клиентом и терапевтом, и между участниками. В настоящее время все больший интерес приобретают занятия в группах танцевальной терапии и довольно часто клиенты (будь то подросток или взрослый человек) формулируют запрос о развитии самопринятия, самоактуализации, уверенности в себе, в межличностных взаимодействиях.


1.2 Влияние джаз-танца на внутреннюю и внешнюю гармонизацию личности


Основные принципы джаз-танца подобны принципам джаза в музыке. Это, возможно, и стало причиной единого названия. Итак, основные принципы: импровизация, полиритмия, полицентрия (последние два сродни музыкальной полифонии). Менее значимые принципы джаз-танца, отчасти вытекающие из первых трех: изоляция, контракция-релиз, коллапс (сброс), импульс, волна.

Полиритмия предполагает, что разные части тела движутся в разных ритмах. Полицентрия предусматривает возникновение движения в различных частях тела. Движение может исходить из головы, плеча, колена, очень часто посредством импулься. Полицентрия безусловно требует владения техникой изолированного движения для каждой части тела.

Контракция-релиз - не столько принципы джаза, сколько характерная пара движений, по сути своей противоположных друг другу. Контракция - это искажение, например, прямой линии позвоночника в том или ином его отделе. Контракция - не сжатие (мышечный зажим нарушает ток энергии и потому противен любой танцевальной технике, хотя, безусловно, может быть использован как выразительное сценическое средство), а напротив, удлинение.

Джаз очень многообразен. В литературе называют мюзикл-джаз - облегченное направление, позволяющее танцовщику петь одновременно с исполнением танца, балет-джаз, бродвейский джаз и др.

Известные джазовые танцовщики (например, Матт Матокс во Франции, Гас Джордан и Луиджи в США), организовавшие свои школы джаз-танца, часто становились родоначальниками нового направления. Ими были созданы определенные подходы к обучению танцу, выработаны наборы движений и их сочетаний, придающие своеобразный колорит постановкам каждой джазовой школы. И появлялись термины "техника Матт Матокса", "Луиджи-джаз", "Саймонс-джаз".

Джаз вобрал в себя экзерсис классического танца (в джазе параллельные позиции ног сосуществуют с выворотными, а руки теряют присущую классике округлость и приобрели вид одной или нескольких прямых линий), движения и приемы танца модерн, народного танца. Здесь мы приходим к этно-джазу с его наиболее известными разновидностями афро-джаза и латина-джаза, стилю, который на следующем витке спирали возвращается к истокам и приглашает к новой интерпретации безрассудных плясок из Черной Африки, зажигательной самбы и тягуче-мечтательной румбы [10, C. 152].

Итак, танец является великолепным средством интеграции физического, эмоционального и интеллектуального планов человека. Современный танец является самым простым средством для знакомства с состоянием «здесь и сейчас», что само по себе уже влияет на процесс гармонизации.


2. Современный танец как средство внешней и внутренней гармонизации личности



2.1 Психологический подход к современному танцу



Гармония танца. Каждый вид искусства, постигая благодаря своей образной специфике те или иные сферы объективной реальности, уже в силу этого обстоятельства обладает своими, только ему присущими закономерностями. Прежде всего, здесь надо отметить свое особое художественное пересоздание мира, свойственное только данному искусству, объективно заложенное в системе его изобразительно-выразительных средств. То, что характерно для музыки, отлично от того, что постигается поэзией или живописью. Однако ограниченность в непосредственном отражении, свойственная каждому искусству, в действительности оборачивается его многозначностью, постижением сущности. [4, С.122.]

Мир танца диктует свои законы отображения действительности, основанные не на буквальном соответствии жизненного и художественного материала, а на степени верности метафорическому, поэтическому отражению жизни. Танец, в силу своих изобразительно-выразительных возможностей более, чем другой вид искусства, чужд натуралистической подробности, житейской повседневности, обыденной достоверности. Язык танца - это прежде всего язык человеческих чувств и если слово что-то обозначает то танцевальное движение выражает, и выражает только тогда, когда находясь в сплаве с другими движениями, служит выявлению всей образной структуры произведения.

Обобщенность и многозначность танцевальной пластики требует применения особых законов отображения действительности, состоящих в поэтической условности хореографических образов. Секрет воздействия танца состоит в силе выражения человеческих дерзаний, в передаче чувств высокого накала, в отвлечении от всего мелкого и случайного

Хореографические образы, как правило, несут в себе отображение этапных, ключевых моментов жизни, и благодаря своей высокой опосредованности и взволнованной приподнятости они оказываются способными постигнуть ее сущность.

Уже в эпоху верхнего палеолита танцы в связи с разделением труда делятся на мужские и женские, и успех исполнения этих танцев напрямую связывается с определенными мужскими (например, сила) и женскими (способность к репродукции) качествами. Таким образом, танец становится знаком как социальных, так и индивидуальных характеристик человека.

Эта мысль в наиболее яркой форме представлена в работах известного немецкого ученого К. Закса, основателя психологического подхода к танцу. По его мнению, «танец составляют не отдельные разрозненные движения, а движения, прежде всего, выражающие всю сущность индивидуума».

Таким образом, с точки зрения психологического подхода танец - это текст, который мы понимаем как совокупность знаков, имеющих пространственно-временную структуру и несущих информацию о состояниях, чертах характера и отношениях личности. Именно на этом принципе построен «новый танец» А. Дункан, который определяется ею как «движение, в совершенстве выражающее данное индивидуальное тело, данную индивидуальную душу»[7, С.140.].

Кроме биологического, социокультурного и психологического подходов к танцу, в литературе можно встретить идеи космического смысла танца, которые основаны на понимании танца как «движения особого рода» , выражающего ритмы Вселенной, ритмы самой Жизни.

Таким образом, можно сделать вывод, что танец - это сложный и многогранный феномен, который может быть понят только в единстве биологического, психологического, социокультурного и философско-космологического аспектов. Исходя из этого, танец можно определить, как

1. Форму невербального катарсиса. С этой точки зрения танец выполняет ряд функций, а именно

    1. функцию катарсического высвобождения сдерживаемых, подавляемых эмоций, в том числе - социально нежелательных;

    2. функцию моторно-ритмического выражения избыточной энергии;

    3. как результат первых двух - функцию саморегуляции.

2. Спонтанные движения человека, имеющие пространственно-временную структуру и выражающие всю сущность исполнителя: его характер, состояния, отношения.

Таким образом, с психологической точки зрения, танец является элементом спонтанного невербального поведения человека и является пусковым механизмом процессов интерпретации в общении. Функции танца в этом контексте следующие: [6, С.43.]

  • функция показателя активного эмоционального состояния партнера;

  • функция создания образа партнера по танцу;

  • функция индикации сложившихся отношений между партнерами и их изменений.

3.Социокультурный феномен, в котором находят свое выражение «особо значимые психопластические интонации общества, отражаются социальные мотивы».

Именно с этой точки зрения изучение танца, по словам К. Закса, приобретает особое значение для изучения истории развития человечества.

4.Символ Жизни и Всемирного движения. Психотерапевтический подход к танцу основан на биологических и социально-психологических функциях танца, а также на понимании роли танца в развитии человечества. Таким образом, групповая психотерапия танцем является психологическим процессом, в ходе которого профессионально подготовленный терапевт использует танец как форму самовыражения и невербального общения в специально созданных группах с целью развития личности и системы отношений. Несмотря на то, что в литературе встречаются упоминания об индивидуальной танцевальной психотерапии, групповая психотерапия все же предпочтительнее, что связано с феноменом так называемого «кругового танца» и с тем, что групповой опыт выдвигает проблемы согласования и отношений, невозможные в индивидуальных занятиях.

В настоящее время наиболее развиты 3 школы танцевальной психотерапии: американская, английская, немецкая. Но и эти три направления не исчерпывают всего многообразия танцевальной психотерапии. Так, в рамках американской и английской танцевальной психотерапии существуют психодинамический и не-психодинамический подходы. Отличие этих подходов - в различных теоретических основаниях. Базу психодинамического подхода составляют психоанализ 3. Фрейда и теория коллективного бессознательного К. Юнга. Акцент в данном случае ставится на исследовании сознательных и бессознательных аспектов психики, проявляющихся в движении и танце.

Не-психодинамическое направление возникло на базе определенных практических результатов и выводов, полученных профессиональными танцорами в процессе реального танцевального взаимодействия. Пионер танцевальной психотерапии танцовщица Мэрион Чейз вводит в практику два основных метода - «кинестетическая эмпатия», т. е. эмпатическое принятие партнера, отзеркаливание его движений, и «ритмическая групповая активность», которые в дальнейшем используются в целях диагностики и коррекции отношений в паре и группе.

В одной из своих последних работ Бонни Микумс сообщает о найденных корреляциях между «ритмической синхронностью движений» и уровнем эмпатии, а также между «копированием» движений в паре и взаимной идентификацией [10, С.45.]

Ее терапевтическая работа с диадами «мать-ребенок», характеризовавшимися нарушенными взаимоотношениями, концентрировалась на исследовании временных и пространственных параметров танцевальной интеракции, поощрении ритмической синхронной интеракции и использовании «концепции диалога» в танцевальных интеракциях

Использование ритмической синхронизации и копирования в качестве методов коррекции отношений связано, на наш взгляд, с пониманием «невербальной интеракции» как процесса «согласования, подстройки, переноса программ невербального поведения» каждого из партнеров и учетом социально-психологических и физиологических функций ритма. Выделяют следующие функции ритма:

  • функцию облегчения ритмической координации и кооперации с другими;

  • функцию стимуляции спонтанного движения;

  • функцию энергетизации скелетно-мышечной системы;

  • функцию уменьшения тревожности, сопротивления, напряжения и агрессии.

Немецкое направление танцевальной психотерапии более единообразно. Гуманно-структурированная танцевальная терапия (ГТТ) развивается в рамках концепции Гюнтера Аммона «гуманистическая структурология», которая базируется на позитивном определении бессознательной личности и на теории многомерной личности с интегрированными измерениями в здоровье и дезинтегрированными в болезни. Для Г. Аммона цель ГТТ - в интеграции различных измерений личности. Фундаментальными аспектами ГТТ являются:

  • индивидуальный спонтанный танец, выражающий внутреннее состояние;

  • коммуникация через тело и движения партнера;

  • обратная связь группы, данная танцору после его танца.

  • Как отмечает М. Бергер, «различные подходы в танцевальной терапии имеют тенденцию быть эклектичными, так как они не полностью интегрированы в теоретическую концепцию человека».

Но у всех танцевальных психотерапевтов, и это их объединяет, существует общее понимание танца, который называется «основным танцем» («basic dance»)B литературе: «Танец - это спонтанная трансформация внутреннего мира в движение, в процессе которой будет пробужден творческий потенциал и потенциал изменения старого образа жизни».

Отличие между различными направлениями танцевальной психотерапии, на наш взгляд, лишь в расстановке акцентов на следующих целях: [3]

  • Наиболее полное самовыражение личности.

  • Стимуляция творческости личности.

  • Катарсическое высвобождение подавляемых эмоций и отношений.

  • Создание более положительного образа тела у участников группы. Принятие тела.

  • Развитие экспрессивного репертуара участников группы по пути гармонизации, астереотипизации, индивидуализации. Расширение сферы осознания членами группы своего тела.

  • Становление более индивидуализированного самовосприятия.

  • Развитие членов группы как субъектов невербального общения.

  • Коррекция системы отношений личности.

  • Коррекция отношений в группе.

Реализация поставленных целей в танцевальной терапии достигается с помощью следующих методических приемов:

  • Использование преимущественно спонтанного, неструктурированного танца для самовыражения и выражения отношений;

  • Целенаправленный выбор музыки (как терапевтом, так и самими участниками);

  • кинестетическая эмпатия;

  • ритмическая синхронизация,

  • экспериментирование с движением;

  • работа с «мышечным панцирем»,

  • целенаправленный выбор темы танцевального упражнения;

  • обратная связь

Все сказанное выше позволяет использовать танец не только как способ самовыражения, но и как средство диагностики и коррекции отношений в группе. На основании практического опыта и теоретического анализа результатов, накопленных в рамках танцевальной психотерапии и социально-психологического тренинга, нами была составлена программа танцевально-экспрессивного тренинга. В основу данной программы положены следующие представления:

  • О танце как специфической форме невербального общения и самовыражения.

  • О психотерапевтических и социально-психологических функциях танца.

  • О тесной взаимосвязи между образом, отношением и выражением (экспрессией).

Современный танец как средство гармонизации психических состояний и отношений. Находясь на стыке тысячелетий в условиях интенсивных и глобальных перемен, человечество ищет пути выхода из кризисных и конфликтных ситуаций. На первый план выступают вопросы быстрой и гибкой адаптации к быстро меняющимся условиям.

Интенсивность и глубина происходящих в обществе перемен отражается на эмоциональной сфере каждого человека. Поэтому сейчас как никогда человеку любого возраста и профессии необходимы знания об общении и эмоциях, а также овладение навыками и приобретение опыта их гармонизации[8, С.41].

В связи с этим интересной и перспективной является работа по гармонизации состояний и отношений и процесса общения через танец, ведь именно танец является интегратором всех аспектов человека.

Техники танцевальной терапии, как правило, основаны на спонтанном танце, в ходе которого высвобождаются и снимаются внутренние напряжения человека.

Очень хотелось бы рассказать об опыте применения структурированного танца, возможности использования которого в целях гармонизации психических состояний, отношений, а также процесса общения очень высоки.

Практически такая работа осуществляется через разработанные ведущим на основе бальных, народных, классических и современных танцев танцевальные композиции. Разработка таких танцевальных связок основана на соединении несложных основных движений конкретного вида танца. Каждая связка связана с определенным эмоциональным состоянием (нежности, полета, радости, печали, борьбы и т.д.).

Танцевальные композиции предполагают множество перемещений участников в пространстве относительно друг друга (что создает многообразие рисунка танца - смену структуры), а также включают в себя взаимодействие каждого участника с другими.

То есть, каждый участник находится в ситуации необходимости двигаться в соответствии не только со своим ритмом, но и ритмом музыки, ритмом других участников, а также держать во внимании все пространство и всех участников. Показателем того, что все эти критерии удерживаются группой во внимании, является смена ясных и четких рисунков танца.

Фактически такой процесс предполагает высокий уровень сонастройки, а потому требует высокой и продолжительной концентрации, а также поддержания эмоционального и волевого усилия продолжать процесс.

Разучивание данных связок (знакомство со структурой) осуществляется через призму чувствования своего тела, удержания во внимании других участников, также пространства, и направлено на повышение степени осознанности своих состояний и изменением отношений к миру природы, миру людей, к себе. [8, С.128.]

Характерной особенностью современного танца является знакомство с состоянием «здесь и сейчас», которое поддерживается уже самой включенностью участников в этот процесс. Это состояние связано с интеграцией интеллектуального, эмоционального и физического аспектов, его также можно назвать состоянием целостности. Именно опыт переживания такого состояния сам по себе приводит к гармонизации. Сохраняя данное состояние в своей памяти (в том числе, и в эмоциональной), человек может создавать это состояние в обычной жизни. Это, в свою очередь, влияет на эффективность процесса адаптации и на эффективность процесса общения.

Особое внимание направлено на работу с классом эмоциональных состояний, так как гармонизация именно этого класса психических состояний является залогом высокой устойчивости психики человека.

Работа со структурированным танцем позволяет достичь следующих целей:

  • открытие (появление нового опыта, расширения репертуара движений)

  • развитие осознания собственного тела (развитие чувствования своего тела, усиление контакта чувствования и вывода на сознательный уровень неосознанных переживаний)

  • реструктурирование (физическое реструктурирование движения и поз на нейромышечном уровне)

  • развитие коммуникативных навыков (чувствование партнера(ов), пространства).

Включение просмотра видеозаписи процесса и обсуждения полученного опыта позволяют выразить свои переживания и открытия на вербальном уровне, а также обогатить опыт каждого участника опытом других. Таким образом, прожитые состояния осознаются и остаются в эмоциональной памяти человека.

Использование современного танца с большим интересом воспринимается людьми всех возрастов: в работе охотно участвуют и дети 8-13 лет, и подростки, и молодежь, и людей более зрелого возраста (после 50 лет). Огромное значение имеет психологическая и танцевальная компетенция ведущего, а также его способность к импровизации. Невозможно создать композицию заранее: состав группы и ее состояние определяют работу на конкретное занятие.


2.2 Танцетерапия как средство гармонизации личности



Контактная импровизация. Современный человек значительно отошел от природы, которая никогда не освобождала нас от необходимости двигаться. Вся двигательная активность, человека, который не занимается никакими видами спорта, сводится к лежанию, стоянию, поездкам в транспорте, сидению на работе и у телевизора. В лучшем случае вечером "прогулка" по магазинам.

Такой режим ведет к недостатку кислорода в тканях, ухудшая деятельность организма. Отсутствие двигательной активности и большие нервные перегрузки, стрессы - основные причины практически всех заболеваний.

Человек, который начинает двигаться, танцевать становится более жизнеспособным, энергичным, здоровым. У него улучшается обмен веществ, работа сердечно-сосудистой и дыхательной систем, повышается иммунитет к различным заболеваниям. Более того, занятия нормализуют вес, улучшают фигуру, осанку, самочувствие, снимают утомление. Это не удивительно. Ведь движение - это накопление энергии, а не трата ее. Энергия -накапливается! [2, С.145.]

Существует ряд различных методик применения танцетерапии. Это, например, эвритмия, искусство движения с музыкой и речью, развитая в школах Рудолфа Штейнера для детей с целью обучения ритму, и Пять Танцев в вольном стиле Габриэллы Рота.

Обе эти формы терапии разработаны специально, чтобы поощрить самовыражение и творческий потенциал. Танец - это не только средство для выражения чувств, но также и средство достижения более высокого уровня сознания. И исполнение, и наблюдение за движениями танца ведет к определенной релаксации и трансформации сознания.

Танцетерапия стремится дать возможность каждому пациенту реализовать свои ощущения в непосредственном потоке самовыражения, представляющем собой скорее естественные, самопроизвольные и неограниченные движения, чем выполнение формальных танцевальных движений.

Танцетерапевты поддерживают и мотивируют лечение своих пациентов тем, что учат использовать эту форму искусства исцеления, чтобы подключиться к сфере бессознательного.

И многие из практикующих эту методику врачей считают, что суть целебного эффекта основана на подсознательном стимулировании в танце каналов энергии, что позволяет жизненной силе двигаться более свободно. Самый широкий круг разнообразных жизненных ситуаций тесно связан с этой терапией.

При этом музыка вовсе не является обязательным компонентом. Иногда в танце подчеркнуты творческие аспекты, иногда терапевтические.

Данная методика может быть полезна для людей, которые не в состоянии иным способом выразить волнующие их чувства, и почти всегда эффективна при лечении большинства психологических проблем, как умеренных, так и серьезных.

Теоретически при любой физической болезни, связанной с подвижностью, типа болезни Паркинсона, движение ци может оказаться полезным. Физические симптомы, связанные с различного рода стрессами, также могут быть сняты танцетерапией.

Особенно это заметно на занятиях оздоровительными танцами, целью которых является релаксация в движении.

Если человек движется в танце раскрепощено, расслаблено, осмысленно, то значение физических упражнений не ограничивается их воздействием на мышцы: они оказывают положительное влияние на сознание, развитие интеллекта, на эмоциональную и духовную деятельность человека, происходит снятие накопившихся стрессов.

Мало того, танцетерапия может внести вклад в решение серьезнейших проблем современного человечества.

Успехи медицины и общее повышение уровня жизни привели к тому, что человечество быстро "стареет". Существенно возрастает среди населения многих стран доля лиц пожилого и преклонного возраста.

Сохранение психической и физической активности людей старших возрастов становится одной из серьезнейших проблем. Чтобы старики были не обузой, а "золотым фондом" человечества, необходимо, чтобы они до глубокой старости "были молоды" душой и, желательно, телом. Наука доказала, что "вечная молодость" вполне реальна[12, С.231.].

Здесь, как всегда, впереди идут выдающиеся люди человечества, до преклонных лет поражавшие современников своими физическими и психическими возможностями. Гете, Демокрит, Толстой - список можно продолжить до внушительных размеров. Но "вечная молодость" доступна каждому! Наука работает в этом направлении.

Однако, уже сейчас существуют простые, эффективные и общедоступные методы. Например, занятие любым творчеством продлевает психическую молодость "до упора".

Танцетерапия еще эффективнее! По статистике, танцоры живут исключительно долго. Они до глубокой старости молоды и душой и телом. С этим все ясно и уже очень давно. Но в чем же проблема? Проблема - в изменении менталитета населения.

Возникновение и развитие танцевально-двигательной терапии

Корни танцевально-двигательной терапии восходят к древним цивилизациям. Возможно, люди начали танцевать и использовать движение как средство коммуникации задолго до возникновения языка. Делая экскурс в историю, мы видим, что танец был одним из способов жизни, общения, гармонизации человека.

Человеческую историю можно рассматривать не только как хронологию событий, но и как историю движения.

У Ван Камп есть 20 страниц определения танца, каждое из которых она критикует, указывая, чему оно не удовлетворяет. Следуя этой традиции, приведу 5 определений импровизации, указывая какой важный аспект каждое из них акцентирует:

1. Словарное

Импровизация/Improvisation (от jraT.improvisus непредвиденный, неожиданный, внезапный) - Метод творчества (в некоторых видах искусства), предполагающий создание произведения в процессе свободного фантазирования, экспромтом. В импровизации нет разделения функций сочинителя и исполнителя; они образуют органическое единство и осуществляются одновременно.

Да, и в танце еще нет разницы между материалом и творцом (каковая есть во всех других видах иск-ва). Здесь важен акцент на "здесь и сейчас", отсутствие пробела между замыслом и воплощением.

2. Американское

Импровизация означает выбор среди возможностей, присутствующих в данный момент, в противовес исполнению определенного материала, выбранного заранее (Синтия Новак).

К вопросу о случае и выборе. Кэннингхэм подчеркивал объективность случая (например, бросая кости для определения порядка танцевальных комбинаций), Пэкстон ищет равновесие между выбором и случаем, опираясь на естественные силы (гравитация, момент движения). Важно, что всегда всегда есть предшествующий материал, словарь движений и возможностями расширения в каждый момент.

3. Российско-процессуальное

Импровизация - умение слышать свое тело, пространство и партнеров и отвечать на него. Важна активность внимания, отзывчивость тела на сигналы, внешние и внутренние.

4. Европейское-интеллектуальное

Танцевальная импровизация - это форма мышления

Мышление - это то, что вы делаете, когда не знаете, что делать, (парафраз Жана Пиаже). Таким образом, импровизация - это то, что вы делаете, когда не знаете, что делать (Все это делает импровизацию эквивалентом мышления, но примененяемым к телу).

Перенос внимания с эмоциональной составляющей танца на волевую-интеллектуальную, что характерно для современного европейского танца в целом.

5. Мое, как бы психологическое

Поскольку танец потенциально вовлекает всю целостность человека в процесс, то тотальность, честность и прочая позволяют действительно быть не только разным, но и любым.

Импровизация развилась за последние двадцать пять лет в мощное явление в танце и театре. Театр Танца в церкви Джадсон и другие группы, чья работа была основана на импровизации, подобные "Second City", "Living Theatre", и "Open Theatre" возродили искусство импровизационного выступления. В истории западноевропейского театра импровизация занимала большое место. Трубадуры Средневековья и комедия делль'арте эпохи Возрождения были важными и общепринятыми видами театрального искусства того времени. Но недавний подъем импровизации, расцветшей в мятежные шестидесятые, не укладывался в нашу театральную традицию. Он разбивал правила профессионального этикета, нарушал традиционные формы и менял роль балетмейстера и драматурга. Артистический и политический status quo был поколеблен. Танец модерн в первой половине двадцатого столетия совершил определенные изменения в традиционном балете. В 1950-х, однако, оказалось, что в нем образовались собственные традиции. В то время Дженни Хантер и Энн Халприн работали с двигательной импровизацией на западном побережье Америки, а на востоке США Мерс Кэннигхэм совместно с Джоном Кэйджем вводили радикальные новшества в хореографию, которые были, в действительности, демократизацией танца. Кэннигхэм отказался от системы "звезд"; все танцоры на сцене были равны. Пространство было децентрализовано, равное значение придавалось всем его областям, зрители сами выбирали, на чем сосредоточиться. Главное отступление от правил хореографии традиционного танца модерн - танцорам была дана возможность выбора, что делать во время выступления. Там, где прежде приоритетное значение имели указания хореографа, теперь можно было удивляться и получать удовольствие от решений, принятых танцорами в данный момент. И танцоры, и аудитория более активно участвовали в выступлении[14, С.216.].

В начале шестидесятых композитор Роберт Данн провел курсы по композиции танца в студии Кэннигхэма. Он изучал музыкальную композицию с Джоном Кэйджем и использовал недирективный подход Кэйджа для обучения. Данн просил, чтобы студенты обсуждали не качество работы, а только структуру, формы, метод и материал, который при этом использовались. Легко можно представить, что появлялись качественно новые работы. Преобладал энергетический, антитрадиционный дух исследования. Возникало огромное число вопросов: идея фразирования, хореографические кульминационные моменты, техническое мастерство, логическая или драматическая непрерывность, разделение между исполнителями и аудиторией, и театральная трансформация. В июле 1962 г. студия представила выступление в мемориальной церкви Джадсон на площади Вашингтон в Нью-Йорке. Это было историческое начало новой эры в танце, эпохи нетрадиционных методов хореографии и использования импровизации, как в репетиционном процессе, так и в

Несколько танцоров театра Джадсон, которые стали авангардом танца постмодерн, продолжили работать с Ивонной Рэйнер в ее "Непрерывно меняющемся проекте". В 1970 г. Рэйнер решила сложить с себя обязанности руководителя театра. Она убеждала группу работать, импровизируя без лидера. Это продвинуло демократизацию танца еще на шаг дальше, удаляя балетмейстера. После этого образовался "Grand Union". С 1970 по 1976 гг. эта группа, в которую входили Транша Браун, Барбара Диллей, Дуглас Дран, Дэвид Гордон, Нэнси Льюис и Стив Пэкстон, показывала то, что Салли Бэйнс назвала экстраординарной и интересной комбинацией "танца, театра и сценического искусства, в продолжающемся исследовании природы танца и перфоманса". "Grand Union" был ареной, на который эти танцоры открывали и разрабатывали свои собственные методы и стили.

Последующие хореографические работы различных членов "Grand Union" несут отпечаток их предшествующего опыта в импровизации. Они высоко индивидуальны и часто показывают сам процесс создания танцев. Транша Браун ввела экспромтные разговорные инструкции, которые структурировали части перфоманса; Дуглас Данн добился участия аудитории, и физического и вербального; Дэвид Гордон мистифицировал зрителей, запутывая их - что спонтанно, а что предусмотрено постановкой; Стив Пэкстон стал одним из создателей "контактной импровизации". Также этим изменениям было свойственно признание особой силы и уникальности живого представления. Во всей этой работе процесс является более интересным, чем конечный результат. В отличие от произведений искусства, которые могут покупаться и продаваться, ил*дот выступлений, "зафиксированных" на телевидении и в кино, живой перфоманс - это явление момента: преходящее и эфемерное. Не остается ничего конкретного, когда перфоманс заканчивается, особенно в танце и несценарных театральных выступлениях. Люди, создающие новое в импровизационном танце и театре, оценили эту непосредственность.

В течение "периода Театра Джадсон" мир театра также подвергся революции. Как и в танце, имелась сильная реакция против традиционных установок и стремление изменить театр. Это выражалось в отказе от линейных форм повествования и письменного сценария. Эта реакция также утверждала новое взаимодействие между участниками и аудиторией. В Нью-Йорке в конце пятидесятых и начале шестидесятых годов, а после и в Европе Living Theatre Джулии Бек и Джудит Малины поддерживал импровизационный процесс театрального творчества и взаимодействия с аудиторией. Под влиянием Антонена Арто и Джона Кэйджа в 1960 г. Living Theatre показал "Замужнюю Девицу" Джексона МакЛау. Текст был создан посредством случайности; в каждом перфомансе неопределенные элементы образовывали непредсказуемые сочетания. Через их взаимодействие со зрителями, использование реального времени, и вовлечение в проблемы непосредственной, общей важности, Living Theatre уходил от иллюзорных действий на сцене к театру как способу побуждать к действиям в реальной жизни.

На первый взгляд, импровизация означает спонтанность творческого выражения и для большинства людей именно в этом состоит ее ценность. Поэтому возникает вопрос - можно ли научиться импровизировать и что это может дать?

На самом деле, большинство техник обучения импровизации (а в программах обучения современных танцоров есть такая дисциплина) построены на увеличении чувствительности к сигналам идущим_из.тела - его ощущений, его памяти, его тонкой малоосознаваемой жизни; на способности мгновенно реагировать на импульсы идущие из тела и сигналы из окружающего пространства и, реагируя, превращать их в историю, не всегда ясную и простую, но обладающую смыслом и своего рода красотой.

Правда, мне давно уже хотелось развенчать один из мифов, относящихся к импровизации - миф об абсолютной спонтанности. Полная спонтанность также невозможна, как и вечный двигатель: мы в любом случае обусловлены нашим прошлым опытом, мышечными зажимами и культурными табу. Возможно лишь ощущение полной спонтанности - экстатическое состояние свободы, которое достаточно редко подтверждается внешним наблюдением. Что с этим делать?

Мы не можем уйти от этой обусловленности, но нам доступно осознание этой обусловленности. Тогда появляется расстояние между мной и тем, что меня обуславливает, появляется возможность выбора, игры с этой обусловленностью. В этот момент и начинается настоящая спонтанность - при возможности открыто наблюдать за собой, при готовности к неожиданностям (не всегда приятным).

Поэтому для меня импровизация - это осознанная спонтанность.

Возвращаясь к терапевтическому и трансформационному контексту, можно отметить, что внутри него существует своего рода дихотомия, противоречие: осознанность/спонтанность. Эти качества и навыки обслуживаются разными школами и традициями. Спонтанность в большей степени связана с экстатическими практиками (шаманскими, раджнишевскими, суфийскими), а осознанность - с практиками внимательности и самонаблюдения (в первую очередь, буддистская традиция). Спонтанность определяется доверием - себе, своим чувствам, своим реакциям, а осознанность - рефлексией, беспристрастностью, равностным отношением, полнотой восприятия и отсутствием "фильтров восприятия". Использование техник импровизации позволяет соединять эти зачастую противоположные состояния и навыки, обретать большую целостность и полноту мироощущения и самовыражения[11, С.129].

Роль танца в гармонизации личности человека. Через эмоциональную сферу мы воспринимаем окружающий мир, а следовательно, от ее здоровья зависит не только наше мировоззрение, но даже здоровье физического тела и эфирного.

Проявления человека в танце, его манера исполнения, яркость, передача музыки, образа, эмоциональная окраска во многом зависят от состояния чувственной сферы и осознания человеком последней. Стиль танцовщицы может зависеть от темперамента человека. Меланхолик наверняка будет выразителен в медленных движениях и танцах, холерики предадут все буйство своей натуры в быстрых, зажигательных связках и комбинациях. [11, С.146.]

По манере исполнения, по внешнему виду танцора, по его глазам, по телу, рукам и т.д. можно судить о состоянии, в котором находится человек, можно судить, насколько танцор погружен в сам процесс танца.

Чем больше человек осознает себя в жизни, тем проще ему быть осознанным в процессе танца, легче понять, что творит его тело, что выражает, что пытается сказать и передать. Естественно, настоящий профессиональный танцор прежде всего несет задуманный образ, пытается донести всю его гамму, красоту и эмоциональное переживание.

Танец может выступать средством достижения гармонии в семье. Ко всему прочему, предложение потанцевать не так настораживает, как, скажем предложение пойти к психотерапевту. Вот несколько несомненных достоинств танца: танец - это общение, он может выполнять как диагностическую, так и терапевтическую функцию; в танце происходит отражение и переобучение.

В семейных взаимоотношениях посредством танца человек может проследить и отрегулировать цикл развития семьи, распределение власти, супружеское общение, установки на брак, и т.д. В танце многие процессы выполняются парами. Но в этом, опять же, очень разные уровни взаимодействий - и не обязательно мужчины и женщины... Например, отец и ребенок, мать и дочь... Все эти отношения можно проигрывать, использовать и выражать в движении.

Танец - это совершенная форма игры. Очень многие сценарии отношений можно оптимизировать. В танце очень легко менять роли. Только что ты вел - и вот уже ведет твой партнер!

Только что было напряжение, конфликт - и вот уже все меняется! Восприятие отношений, которые есть в жизни семьи - не только восприятие, но и развитие... Умом мы понимаем, что любые отношения изменяются, живут во времени, в жизни же очень часто отношения фиксируются.

Танец - своеобразное напоминание и уму, и телу, что отношения постоянно нужно развивать.


Заключение


Мир танца диктует свои законы отображения действительности, основанные не на буквальном соответствии жизненного и художественного материала, а на степени верности метафорическому, поэтическому отражению жизни.

Танец, в силу своих изобразительно-выразительных возможностей более, чем другой вид искусства, чужд натуралистической подробности, житейской повседневности, обыденной достоверности. Язык танца - это прежде всего язык человеческих чувств и если слово что-то обозначает то танцевальное движение выражает, и выражает только тогда, когда находясь в сплаве с другими движениями, служит выявлению всей образной структуры произведения.

В настоящее время перед отечественной психологией и психопрактикой встает задача поиска новых эффективных, наиболее адекватных природе человека диагностических и психокоррекционных методов.

Таким методом является танец. На сегодняшний день традиционным является использование танца как средства выражения эмоций, снятия психологического напряжения, улучшения эмоционального состояния, стимулирования творческой активности и т. д.

Использование танца как средства диагностики и коррекции отношений в группе еще требует своего обоснования.

На настоящий момент существует весьма противоречивое представление о танце. Почти все исследователи сходятся в том, что танец -это ритмическое движение.

Ритму приписываются различные функции, вплоть до магических и космологических. Но дальше рассуждения ученых идут по различным направлениям. Так, одни полагают, что «происхождение танца, по-видимому, чисто сексуального характера», трактуя танец, как моторно-ритмическое выражение сексуальной энергии, как высвобождение эротизма.

Примыкают к этим взглядам и представления о генетической связи танцев людей и танцев животных. Но, как показывает Круткин В. Л., «движения человеческого тела сразу складываются как человеческие, мы нигде не найдем перестроение животных движений в человеческие».

Рассматривая, таким образом, танец как чисто человеческое приобретение, как особый социокультурный феномен, немецкий ученый К. Бюхер на основании большого количества этнографических материалов доказывает, что источником ритмических танцевальных движений первобытного человека является ритмический строй работы. Плеханов Г. В. также подчеркивает взаимосвязь первобытных плясок и технологических процессов того времени, соглашаясь, однако, с тем, что любовные пляски не могут быть объяснены с этой точки зрения и являются все же «выражением элементарной физиологической потребности и... имеют немало общего с любовной мимикой больших человекоподобных обезьян». В противовес этим взглядам И. Хейзинга рассматривает танец как наиболее чистую и совершенную форму игры. С этим нельзя согласиться, так как уже на ранних этапах развития человечества танец играл значительную роль в жизни общества. Как показывает исследование Э. А. Королевой, первобытный танец являлся не только способом психоэмоциональной разрядки и сонастройки членов племени, но и средством накопления, сохранения и передачи опыта подрастающему поколению, средством познания окружающей действительности и самопознания, средством общения между полами. Кроме того, танец приобретает знаковую функцию, становясь своеобразным социальным маркером, признаком принадлежности к тому или иному роду.

Таким образом, с точки зрения психологического подхода танец - это текст, который мы понимаем как совокупность знаков, имеющих пространственно-временную структуру и несущих информацию о состояниях чертах характера и отношениях личности. Именно на этом принципе построен «новый танец» А. Дункан, который определяется ею как «движение, в совершенстве выражающее данное индивидуальное тело, данную индивидуальную душу».

Кроме биологического, социокультурного и психологического подходов к танцу, в литературе можно встретить идеи космического смысла танца , которые основаны на понимании танца как «движения особого рода» , выражающего ритмы Вселенной, ритмы самой Жизни.

Таким образом, можно сделать вывод, что танец - это сложный и многогранный феномен, который может быть понят только в единстве биологического, психологического, социокультурного и философско-космологического аспектов. Исходя из этого, танец можно определить, как

1.Форму невербального катарсиса. С этой точки зрения танец выполняет ряд функций, а именно:

  • функцию катарсического высвобождения сдерживаемых, подавляемых эмоций, в том числе - социально нежелательных;

  • функцию моторно-ритмического выражения избыточной энергии;

  • как результат первых двух - функцию саморегуляции.

2.Спонтанные движения человека, имеющие пространственно- временную структуру и выражающие всю сущность исполнителя: его характер, состояния, отношения.

Таким образом, с психологической точки зрения, танец является элементом спонтанного невербального поведения человека и является пусковым механизмом процессов интерпретации в общении /см. 23/. Функции танца в этом контексте следующие:

  • функция показателя активного эмоционального состояния партнера;

  • функция создания образа партнера по танцу;

  • функция индикации сложившихся отношений между партнерами и их изменений.


Список литературы


  1. Бебик М.А. Использование танце-двигательной терапии в решении проблемы самопринятия. М., МГУ, 1997, 100с.

  2. Гельниц Г., Шульц-Вульф Г. Ритмика - музыкальная двигательная терапия, как основа психогигиенического подхода к ребенку. // Психогигиена детей М: Медицина, 1995. - С. 186-208.

  3. Герасимова И.А. Философское понимание танца // Вопросы философии. 1998. N 4. С.50-63.

  4. Гленн Вильсен. Психология артистической деятельности. Москва, Когито-центр, 2001.

  5. Гренлюнд Э., Оганесян Н.Ю. Танцевальная терапия. Теория, методика, практика. СПб.: Речь, 2004, 219с.

  6. Дункан А. Моя жизнь. Танец будущего. – М.: Книга, 2005 – 345с.

  7. Желателев Д.В. Образ тела в самосознании старшеклассника и оценка его педагогом. Автореферат диссертации канд. психол. наук. СПб., 1999. 16с.

  8. Захаров Р. Слово о танце. – М.: Молодая гвардия, 1989.

  9. Каган М. С. Морфология искусства.–М.: Искусство, 2004 – 324с.

  10. Кандинский В. В. О духовном в искусстве. - М.: Искусство, 2003 – 424с.

  11. Карла Л. Ханнафорд. Мудрое движение. Мы учимся не только головой. Пер. с англ. Москва, 1999. 238с.

  12. Кнастер Мирка. Мудрость тела. Москва, ЭКСПО, 2002.

  13. Козлов В.В., Гиршон А.Е., Веремеенко Н.И. Интегративная танцевально-двигательная терапия. М., 2005. 255 с.

  14. Круткин В. Л. Антология человеческой телесности. – Ижевск: Радуга, 2003 – 356с.

  15. Куракина С. Н. Феномен танца (социально-философский и культурологический анализ). Автореф. на соиск. учен. Степ. канд. философск. наук. - Ростов-на-Дону, 1994 – 70с.

  16. Лабунская В. А. Введение в психологию невербального поведения. Ростов-на-Дону, 2004 – 415с.

  17. Лабунская В.А. Экспрессия человека: общение и межличностное познание. Ростов-на-Дону: Феникс, 1999. 608с.

  18. Лабунская В.А., Шкурко Т.А. Развитие личности методом танцевально-экспрессивного тренинга // Психологический журнал. 1999. Т.20. №1. С.31-38.

  19. Мак-Нили Д. Прикосновение: глубинная психология и телесная терапия. М.: Институт Общегуманитарных Исследований, 1999. 144с.

  20. Менегетти А. Музыка души. Введение в музыкотерапию. – СПб.: Европа, 2006 – 432с.

  21. Назарова Л. Фольклорная арт-терапия. Спб, Речь, 2002. 231с.

  22. Никитин В.Н. Пластикодрама. Москва: Когито-центр, 2001. 56с.

  23. Никитин В.Н. Психология телесного сознания. Москва: Алтейа, 1998. 488с.

  24. П.Фейдимен Д., Фрейгер Р. Вильгельм Райх и психология тела // Личность и личностный рост. Выпуск 2. – М.: Исток, 2003 – 453с.

  25. Пасынкова Н. Б. Влияние музыкального движения на эмоциональную сферу личности//Психол. журнал. – 2002. – №4. – С. 142-146.

  26. Роджерс Н. Творчество как усиление себя //Вопросы психологии. - 1999.–№1.–С. 164-168.

  27. Рудестам К. Групповая психотерапия. - М.: Прогресс, 2005 – 478с.

  28. Руднева С.Д., Пасынкова Н. Б. Опыт работы по развитию эстетической активности методом музыкального движения// Психологический журнал. — 1992.–№3–С. 84-92.

  29. Руководство по телесно-ориентированной терапии. СПб: Речь, 2000. 256с.

  30. Старк А. и Хендрикс К. Танцевально-двигательная терапия. Пер. с англ. // Ярославль, 1994. 116с.

  31. Танцевально-двигательная терапия //Журнал практического психолога. Специальный выпуск №3, 2005.

  32. Фельденкрайз М. Искусcтво движения. Уроки мастера. Москва, ЭКСМО, 2003. 148с.

  33. Фельденкрайз М. Осознавание через движение: 12 практических уроков. М.- СПб, 2000. 160с.

  34. Фомин А.С. Танец: понятие, структура, функции. М.: Книга, 1990 32 с.

  35. Хрестоматия по телесно-ориентированной психотерапии. Сост. Баскаков В. // Москва, 2001, 238с.

  36. Черник Б.П., Фомин А.С. Образовательная выставка: перспективы участия – Новосибирск: Изд-во НГПУ, 2006 – 228с.

  37. Шкурко Т.А. Теоретическое обоснование использования танца как средства коррекции отношении в семье // Современная семья: проблемы и перспективы. - Ростов-на-Дону, 1998. – С. 67-68.

  38. Шкурко Т.А. Танцевально-экспрессивный тренинг. Спб: Речь, 2003. 192с.



Случайные файлы

Файл
61753.rtf
74941-1.rtf
ref-18308.DOC
100919.rtf
38790.rtf