Бородинское сражение (21592-1)

Посмотреть архив целиком

Бородинское сражение

От автора

Все дальше в глубь истории уходит грозный 1812 год. Прошло уже 189 лет « со времен Бородина ». Теперь это далекая страница истории. С тех пор в мире многое произошло, многое изменилось. Но героический подвиг, совершенный нашими предками в Отечественной Войне 1812 года во имя защиты нашей Родины от иностранных завоевателей, и теперь вызывает у людей восхищение и благородное чувство национальной гордости.

Для меня побудительным стимулом исследования тех далеких событий послужил не только интерес, вызванный прочтением многих литературных произведений, но и потому, что Бородинское сражение во многом, по моему мнению, повлияло на дальнейший ход Войны. Лев Николаевич Толстой в « Войне и Мире » писал, что « прямым следствием Бородинского сражения было беспричинное бегство Наполеона из Москвы, возращение по Старой Смоленской дороге, погибель пятисоттысячного нашествия и погибель наполеоновской Франции... » .

Было нелегко писать о Бородинском сражении. Необходимое множество литературы — научной, мемуарной, художественной, в которой авторы по-разному трактовали и оценивали события и поступки государственных и военных деятелей, потребовало ее внимательного изучения, анализа и переоценки.

Как говорил А. И. Клибанов, « нет отечественной историографии без любви к отечеству » . Конечно, это верно. Но истинный патриотизм, как подчеркивал В. Г. Белинский, « Обнаруживается не в одном восторге от хорошего, но и в болезненной враждебности к дурному, неизбежно бывающему... во всяком отечестве » . Наш советский патриотизм к тому же включает в себя непременно классовый подход к оценке любого, отечественного или зарубежного, явления, будь то прошлое или настоящее. Ложно понятое, одностороннее (порой до курьеза, а то и до конфуза) заостренное патриотическое чувство уводит исследователей с классовых позиций к националистической либо шовинистической чванливости, к заведомому искажению правды, к историографическому очковтирательству. Характерный не только для научной, но и для учебной литературы неописуемый разнобой в цифрах, иллюстрирующих соотношение сил и потери сторон, объясняется не в последнюю очередь псевдопатриотическим стремлением подсчитать любую цифирь « в нашу » пользу.

Пришлось « порыться » в различных документальных материалах, рассредоточенных в различных библиотеках и фондах, изучить подлинные приказы, топографические карты, диспозиции сражения, переписку как официальную, так и личную - словом разобраться во всем том, что взятое воедино позволит мне объективно представить весь ход сражения и его последствия.

Описание Бородинского сражения будет всегда несовершенным, какая бы кисть или перо не предприняли начертать оное. Если бы на сей битве находился Гомер или Тассо, то и они не нашли бы безопасного места, откуда могли делать свои наблюдения и обозревать все страшные картины сего кровопролитнейшего сражения. Тут не было места ни для любопытных, ни для историков, ни для живописцев. Я скажу только, что тысяча восемьсот человек, приобвыкших к войне, выросших в оной, целых двадцать лет военным ремеслом, так сказать, существовавших, покоривших четырнадцать государств, распространивших страх во всех концах Европы, под представительством счастливейшего и дерзостнейшего из полководцев, должны были оспаривать победу у ста двадцати тысяч истинных христиан.

В продолжение одиннадцати с половиною часов огонь и меч, действуя попеременно, истребили семьдесят пять тысяч человек и более тридцати пяти тысяч лошадей. Ядра, картечь, пули, ружья, копья, сабли, штыки - все во сей день стремилось к истреблению и сокрушению человечества. Чугун и железо, сии металлы, самое время переживающие, оказывались недостаточными дальнейшему мщению. Раскаленные пушки не могли уже выдерживать действия пороха и, с ужасным треском лопаясь, предавали смерти заряжавших их артиллеристов. Смерть летала по всем рядам.

Целые батареи переходили по несколько раз от одних рук в другие. Земля исчезла: она вся была покрыта окровавленными трупами. Чрезмерный жар отнимал последние силы. Казалось, что сия полоса России превращена волшебным каким-то действием в адскую обитель. Пальба, звуки, радостные восклицания победителей, часто повторяемые « Ура! » , вопли умирающих, ржание лошадей, крики командования и отчаяния, на девяти разных европейских языках произносимые, - все сие смешивалось, придавало ужасный сей картине действие, которое никакое перо изобразить не в силах. Дым огнестрельных орудий, смешиваясь с парами крови человеческой, составили вместе облако, помрачившее само солнце, и благодатная токмо ночь, ускорив в сей день свою темноту, положило ужасной сей сече конец.

Накануне генерального сражения

1. Назначение Кутузова главнокомандующим.

Прошло уже два месяца войны. Огромная территория оказалась захваченной врагом. В стране создалось крайне напряженное положение. Военные неудачи, недовольство нерешительностью Барклая-де-Толли крайне осложнили взаимоотношения внутри генералитета. Отношения между командующими армиями Барклаем-де-Толли и Багратионом в силу существовавших между ними разногласий во взглядах на способ ведения войны еще более обострились. В одном из своих писем к Ростопчину Багратион с горечью писал: « Я болен от непостижимых отступлений... » 1. « Куда вы бежите? Ей-богу, неприятель места не найдет, куда ретироваться. Они боятся вас, войско ропщет, все недовольны... Зачем побежали? Надобно наступать... А я бы тогда помог. Уже истинно еле дышу от досады, огорчения и смущения. Я, ежели выберусь отсюда, тогда ни за что не останусь командовать армией и служить. Стыдно носить мундир. Ей-богу, болен. А если наступать будете с первой армией, тогда я здоров... » (3 июля). « Ретироваться трудно и пагубно. Лишается человек духу, субординации и все в расстройку. Ежели вперед не пойдете, я не понимаю ваших мудрых маневров. Мой маневр — искать и бить » (7 июля) 2.

Обращаясь к царю, Багратион рекомендовал установить в армии твердое единоначалие. Он писал: « Порядок и связь, приличные благоустроенному войску, требуют всегда единоначалие, а и более в настоящем времени, когда дело идет о спасении отечества, я ни в какую меру не отклонюсь от точного повиновения тому, кому благоугодно подчинить меня » 3. Но когда все советы Багратиона оказались безрезультатными он вынужден был заявить: « Я никак вместе с министром не могу. Ради бога, пошлите меня куда угодно, хотя полком командовать в Молдавию или на Кавказ, а здесь быть не могу; и вся главная квартира немцами наполнена так, что русскому жить невозможно и толку никакого нет » 4.

До предела натянутые отношения между командующими не могли долго оставаться незамеченными. Генералы, а вслед за ними офицеры и солдаты видели и сознавали, что действия войск не связывались каким-либо заранее продуманным планом. Армия не получала вовремя подкреплений, формирование резервов проходило крайне медленно и в незначительном количестве, в тылу не были подготовлены серьезные оборонительные укрепления, опираясь на которые можно было бы остановить дальнейшее наступление противника.

Недовольство отступлением росло не только среди войск. Дворянство и купечество были также серьезно обеспокоены создавшимся положением. Напряженная военная обстановка повелительно диктовала необходимость принятия решительных мер. Александр I в тот критический момент растерялся, не знал, что делать, хотя было совершенно очевидно, что, прежде всего, нужен полководец, способный возглавить вооруженные силы России и смело решать важнейшие стратегические вопросы, связанные с ведением войны.

Такой полководец был. Народ и армия в один голос называли имя М. И. Кутузова — выдающегося и опытнейшего полководца, талантливого представителя школы А. В. Суворова.

Известие о вторжении наполеоновских войск в Россию застало Кутузова в его поместье Горошки Волынской губернии. И хотя был в отставке, он сбросил с плеч штатский сюртук, надел генеральский мундир и выехал в Петербург, несмотря на то, что его туда не звали. Но Кутузов как подлинный патриот понимал, что сейчас не время для личных обид. Он был готов отдать все свои силы и многолетний боевой опыт для защиты Отечества от порабощения.

В тревожные дни приехал Кутузов в Петербург. Один за другим прибывали курьеры с печальными известиями об оставлении нашими войсками Вильно, Риги, Минска, о подходе наполеоновских войск к Пскову, Витебску, Могилеву. Особенно заволновались петербургская знать и государственные сановники, узнав о возможном движении крупных сил наполеоновской армии через Псков, Нарву на Петербург.

12 июля Кутузов был приглашен на срочно созванное секретное заседание Комитета министров. Председатель комитета Н. И. Салтыков обратился к нему с просьбой взять на себя командование Нарвским корпусом и принять неотложные меры для защиты Петербурга.

Прибывший в Москву Александр I выслушал полную тревоги информацию о положении в Петербурге и в тот же день обратился к Кутузову с рескриптом: « Настоящие обстоятельства делают нужным составление корпуса для защиты Петербурга. Я вверяю оный вам » 5.

В распоряжение Кутузова было предоставлено всего пять эскадронов драгун, девять батальонов пехоты и три роты артиллерии общей численностью около 8 тыс. человек 6. Разумеется, это были ничтожные силы для обороны Петербурга. Для организации надежной защиты столицы было решено срочно привлечь ополчение. 17 июля 1812 г. волею дворянства Кутузов был избран начальником Петербургского ополчения. Он принял это предложение, но, зная неприязнь к нему царя, писал ему: « Принял я сие предложение и вступил в действие по сей части, но с таким условием, что, будучи в действительной Вашего императорского величества военной службе, ежели я вызван буду к другой комиссии или каким-либо образом сие мое упражнение Вашему императорскому величеству будет неугодно, тогда я должность сию оставить должен буду другому по избранию дворянства » 7.


Случайные файлы

Файл
114309.rtf
23152-1.rtf
140986.rtf
KEYS.DOC
187049.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.