Особенности перевода правовых документов (43523)

Посмотреть архив целиком

Размещено на http://www.allbest.ru/











Дипломная работа

На тему: "Особенности перевода правовых документов"




Содержание


Введение

1. Теоретические основы юридического перевода

1.1 Понятие, функции и роль юридического перевода

1.2 Основные виды правовых документов и требования к ним

1.3 Стилистическая характеристика правовых документов

2. Особенности перевода правовых документов

2.1 Перевод правовых документов как разновидность специального перевода

2.2 Адекватность перевода как основное условие воспроизведения функциональной направленности текста

2.3 Особенности перевода правовых документов на материале брачного контракта

Заключение

Список использованной литературы

Приложение

юридический перевод стилистический контракт



Введение


На протяжении жизни человек сталкивается с различными ситуациями, требующими обращения к профессиональному юристу. Зачастую документацию приходится воспроизводить на иностранном языке, например, для получения рабочей вакансии за границей, поступления в зарубежный вуз, успешного проведения деловых операций, приобретения права проживания в том или ином государстве. В этом случае не обойтись без услуг профессионального переводчика.

Перевод документов физических и юридических лиц можно охарактеризовать, как "перевод текстов, относящихся к области права и используемых для обмена юридической информацией между людьми, говорящими на разных языках". Поскольку право является предметной областью, связанной с социально-политическими и культурными особенностями страны, юридический перевод правовых документов представляет собой непростую задачу, считается одним из самых сложных видов перевыражения текста в среде переводчиков, т.к. для адекватной передачи юридической информации язык юридического перевода должен быть особо точным, ясным и достоверным.

Тексты юридического характера обладают высокой степенью переводимости, имеют "клишированную форму, и информация, содержащаяся в них, должна оформляться раз и навсегда установленным образом, согласно строгим конвенциям" [1, с.282]. Однако было бы ошибочно полагать, что для успешного перевода достаточно в совершенстве освоить терминологию и правила оформления подобного вида текстов. В действительности оказывается, что этого мало. На примере юридического перевода правовых документов можно совершенно точно утверждать, что необходимо ещё и досконально разбираться в культурных особенностях носителей исходного языка, в специфических конструкциях, присущих только им.

Особенности перевода правовых документов в настоящее время все чаще привлекают внимание исследователей. Сегодняшняя особенная актуальность вопросов сравнительного анализа языков в правовой сфере, а также методологии и техники перевода текстов правовых документов обусловлена значительными изменениями, произошедшими в сфере политических и экономических международных отношений в последние десятилетия.

Язык права подразумевает специализированность лексики, которая охватывает широкий спектр правовых отраслей и институтов. При переводе правовых документов необходимо учитывать существующую разницу в законодательствах стран, особенности русского и английского юридического дискурса.

Перед переводчиком встает проблема адекватной передачи содержания правовых документов при переводе с одного языка на другой. Как следствие, возникает необходимость в переводческих трансформациях, в частности, лексических, поскольку язык права обладает особой лексикой и имеет определенное терминологическое наполнение.

Отсутствие должной проработанности темы дипломной работы в научной литературе, ее многоаспектность, а также важность результатов исследования для переводоведения, объясняют ее актуальность.

Цель данной работы заключается в изучении особенностей перевода правовых документов.

В соответствии с целью работы определены задачи:

1. рассмотреть понятие, функции и роль перевода;

2. определить основные виды правовых документов;

3. изучить стилистическую характеристику правовых документов;

4. проанализировать особенности перевода правовых документов;

5. сделать выводы.

Теоретическая значимость данной работы заключается в том, что общая проблематика перевода правовых документов малоизучена, но крайне нуждается в изучении.

Практическая значимость заключается в использовании результатов исследования дипломной работы в практической деятельности переводчиков в области юридических переводов, а также на учебных курсах лекций в ВУЗах по теории и практике перевода.

Научная новизна обусловлена тем, что в отличие от проблем перевода, юридический язык изучен сравнительно мало, а перевод правовых документов еще меньше. В настоящее время существует определенный пробел на стыке языкознания и правовых наук, поскольку нет должного взаимодействия между специалистами в данных областях. Но, несмотря на недостаточность исследований, тема взаимодействия языка и права в последнее время приобретает все большую актуальность, и в лингвистике выделилось особое направление – правовая лингвистика или юрислингвистика.

Практическая значимость работы обусловлена возможностями использования полученных данных в практической деятельности переводчиков, а также в курсах лекций в ВУЗах по теории и практике перевода.

Данная дипломная работа состоит из введения, двух глав, заключения и списка использованной литературы.

Во введении обоснована актуальность темы работы, определены теоретическая и практическая значимости исследования, а также сформулирована цель и приведены задачи, решение которых запланировано в процессе написания дипломной работы.

В первой главе рассмотрены теоретические аспекты перевода, виды правовых документов, а также приведена стилистическая характеристика правовых документов.

Вторая глава посвящена вопросам особенностей перевода правовых документов, в ее рамках изучен перевод правовых документов как разновидность специального перевода, а также изучена актуальность перевода как основа воспроизведения функциональности правовых документов.

В заключении обобщены результаты исследования проведенного в дипломной работе, сделаны выводы и подведены итоги.




1. Теоретические основы юридического перевода



1.1 Понятие, функции и роль юридического перевода


Определение понятия "перевод" довольно спорно и отчасти проблематично, так как перевод достаточно многогранен и обладает специфическими аспектами, которые необходимо зафиксировать в его определении. Ученые-лингвисты дают различные трактовки понятия перевод". Например, А.В. Федоров, знаменитый филолог, лингвист, автор множества научных трудов, под переводом понимает, "во-первых, процесс, совершающийся в форме психического акта и состоящий в том, что речевое произведение (текст или устное высказывание), возникшее на одном – исходном языке (ИЯ), пересоздается на другом – переводящем языке (ПЯ); во-вторых, результат этого процесса, т.е. новое речевое произведение на ПЯ".

По мнению И.С. Алексеевой, преподавателя перевода, переводчика- практика, перевод есть не что иное, как "перевыражение или перекодирование текста, порожденного на одном языке, в текст на другом языке", если рассматривать язык, как некую систему кодов.

Профессор Л.К. Латышев считает, что перевод – "один из видов человеческой деятельности, наиболее совершенный вид языкового посредничества". Все эти определения по-своему удачны и дают представление о сути переводческой деятельности. [2, c.36]

Профессия переводчика - одна из самых древних, ведь уже при первых контакты между людьми, говорящими на разных языках, возникала потребность в услугах так называемого "толмача". Благодаря труду переводчиков мы имеем возможность читать произведения всемирно известных талантливых писателей, узнавать новости, общаться с иностранными партнерами.

Таким образом, профессия переводчика постоянно доказывает свою нужность людям.

Бытует мнение, что для перевода достаточно иметь филологическое образование и малейшее знание языка, но это вовсе не так, ведь труд переводчика - процесс тяжелый, творческий. Знания переводчика накапливаются годами, словарный запас пополняется каждодневно, а уж на приобретение переводческих навыков будущий переводчик тратит огромное количество времени.

Принято считать, что переводчик - это нечто вроде обслуживающего персонала, отсюда непонимание сути самой профессии, восприятие переводчика "как неизбежного зла" [1, c.27], как простого наемного работника, с которым можно обращаться как угодно, низкая оплата и неудовлетворительные условия труда. Чтобы развенчать это неверное представление, достаточно упомянуть, что благоприятный исход переговоров, споров, международных встреч - в руках переводчика, который способен сгладить определенные негативные моменты или немного резкие высказывания коммуникантов, и, наоборот, в его власти усугубить неприязнь контактирующих сторон. Здесь следует также вспомнить и о процессе перевода, чтобы доказать, что деятельность переводчика - на самом деле тяжелый труд. "Процесс перевода неизбежно распадается на два момента. Чтобы перевести, необходимо прежде всего понять, уяснить, проанализировать, критически оценить услышанное. Далее нужно найти, выбрать соответствующие средства перевыражения текста на переводящем языке (слова, сочетания, грамматические формы)". [3, c.17]

Таким образом, к труду переводчика следует относиться с уважением, пониманием и терпением, ведь для того, чтобы перевести простейший текст, от переводчика требуются определенные усилия, умственное напряжение, иногда даже вдохновение, что само по себе заслуживает похвалы.

Понятие "перевод" охватывает обширный круг деятельности. Он может выступать как в письменной – перевод стихов, художественной литературы, деловых бумаг, статей и выступлений деятелей политики, науки и культуры, газетной публицистики, религиозных текстов, так и в устной форме, например, перевод речи оратора во время пресс-конференции, переговоров, делового совещания с целью преодоления языкового барьера в случае, когда коммуниканты говорят на разных языках. "Перевод способствует обмену информацией" [1, c.8], а, как известно, тот, кто обладает информацией, "правит" миром. Иными словами, информация - "база прогресса человечества". [1, c.8] На современном этапе развития цивилизации человек стремится к быстрому обогащению информацией, на что и направлен процесс перевода. Таким образом, мы можем сделать вывод, что информативная функция перевода является одной из самых важных.

С давних времен перевод помогал людям наладить контакт, лучше понять друг друга, преодолеть культурный барьер, т.е. в данном случае речь идет о "преодолевающей функции". [1, c.9] Зачастую на переводчика возлагается функция консультанта по межкультурной коммуникации. Переводчик стремится дать наиболее полное объяснение неясных для коммуникантов аспектов чужой культуры.

Во все времена перевод способствовал становлению наиболее высокого уровня развития цивилизации: "в античности он содействовал преемственности греческой и римских культур, в Средние века распространению христианства, во все последующие столетия взаимообогащению искусства, науки, литературы, материальной и бытовой культуры различных народов мира". [1, c.8] В наше время переводческая деятельность во всех своих разновидностях приобрела невиданный ранее размах благодаря возрастающей интенсивности международных контактов, что дает нам основание назвать XXI столетии "веком перевода". [3, c.15] Переводятся различные типы текстов, которые могут отличаться, как и языковой уникальностью, так и универсальным характером. Например, характерной особенностью научных текстов является обширное использование терминологической лексики, тогда как лексический фон остальной лексики - нейтрален, преобладают безличные, неопределенно-личные предложения, сложные слова, настоящее время глагола. Музыковедческий, т.е. посвященный теории и истории музыки, музыкальному творчеству, текст отличается некоторой архаичностью, производит впечатление возвышенного, т.к. изобилует "устаревшими словами, архаичными инверсиями, эмоционально-оттеночными словами ("великолепный", "виртуозный", "превосходный")". [1, c.276-277] Ведущим признаком газетно-журнального текста, основная цель которого - сообщить новые сведения, является "клишированность средств языкового выражения ( "демографический взрыв", "мрачные прогнозы", "кризис доверия"), обилие модных слов, часто иностранного происхождения ("маргинальный", "офис", "маркетинг", "пиар")". [1, c.284] Наконец, переходя к теме перевода текстов юридического характера и документации физических и юридических лиц, можно сказать, что характерной чертой данного вида текстов является "преобладание канцелярского стиля" [1, c.282] - обилие канцелярских клише, некоторая консервативность лексики, сложный, громоздкий синтаксис, большое количество модальных слов с предписывающей семантикой ("имеет право", "обязан соблюдать"), преобладание глагольных форм настоящего времени. "Задача подобных текстов - сообщить реципиенту объективную достоверную информацию и (иногда) предписать некие действия". [1, c.282] Тексты документов, как правило, переводятся по готовой модели, поскольку при переводе преобладают однозначные эквиваленты и трансформации.

Особенности взаимосвязи языка и права с давних пор интересуют языковедов и правоведов.

Диалог этих научных сфер, начавшийся в Германии ещё в начале 19 века, с того момента всё более расширялся, подпитываясь новыми общественно значимыми темами. Например, в 70-х годах 20 века укреплению сотрудничества правоведения и лингвистики значительно способствовало "требование общества создать понятный гражданам язык ведомственных учреждений" [4, c.75] в 80-х и 90-х годах обсуждение новых формулировок законодательства, обеспечивающих равноправие мужчин и женщин, проходило при участии лингвистов.

В последние годы одним из важнейших факторов в развитии этого диалога является процесс правовой гармонизации в Европейском Союзе" [5, c.114], а также развитие торговли и новых средств коммуникаций, вследствие чего, в частности, растёт внимание к вопросам межъязыковой коммуникации в сфере права.

Вопросами языка и права занимается раздел науки, называемый в научной литературе "legal linguistics" ("правовая лингвистика"). Немецкий ученый-лингвист Адальберт Подлех "правовой лингвистикой" называл "совокупность всех методов и результатов исследований, которые касаются вопросов связи языка и правовых норм, и отвечают требованиям современной лингвистики". Современное понимание правовой лингвистики значительно расширилось, так как "изменились требования современной лингвистики, прошедшей за эти годы долгий путь развития". [6, c.23] В связи с этим изменилось соотношение правоведения и языковедения в изучении языковых вопросов в правовой сфере и значительно возросла роль лингвистических исследований в этой области. "Гейдельбергская научно-исследовательская группа по вопросам правовой лингвистики определяет эту область исследований как "научно-теоретическую и повседневно-практическую сферу соприкосновения методического восприятия языка в юриспруденции и лингвистического анализа языка в значении практической семантики" [7, c.61].

Опираясь на классификацию научно-исследовательской группы по изучению языка права Берлинско-Бранденбургской академии наук, можно выделить следующие важнейшие области исследования сферы языка и права в науке:

1. Коммуникация в суде - языковое поведение сторон перед судом. Это широкое направление исследований включает, в частности, вопросы риторики, стилистики, лингвистики текста, а также различные чисто языковые аспекты, например, социальные и диалектные различия в языковом поведении участников коммуникации;

2. Юридическая аргументация - способы и возможности выражения юридических аргументов "средствами естественного языка с учётом его многозначности, вариантности и неопределённости". [6, c.32] Юридическая логика рассматривается тем самым через призму возможностей и свойств языка;

3. Судебная лингвистика - изучение и разработка в правовой практике технических приёмов расследования при помощи лингвистики и проч.;

4. Языковые нормы в праве – "правовые предписания в отношении речи в суде, требования к юридическим переводам, вопросы языковых обозначений, например, в сфере права на имя, права торговых знаков и т.д.". [6, c.33]

5. Правовая сила языковых действий - действительность законов и правовых норм, "виды их языковой маркированности", а также частные случаи языковых действий, например, "критерии инвективности" и т.д. [6, c.34];

6. Критерии трактовки текстов – "взаимодействие собственно языковых закономерностей и внеязыковых критериев" [6, c.35], позволяющих уточнить значение текста, таких как правовая культура, коммуникативная ситуация, объём знаний участников коммуникации и т.д.;

7. Языковые требования к юридическим формулировкам, в частности, в связи с требованием понятности и однозначности. "Систематическая разработка языковых критериев соотношения языковой формы юридического текста и его понятности и однозначности". [6, c.34]

Вопросы о том, является ли язык права особым языком и является ли этот специальный язык внутренне единым, составляют одну из традиционных областей исследований правовой лингвистики.

"Так как язык права является не только семиотической системой, но и неотделимой частью правовой системы с её традициями, особенностями логики и функциями, то особенности этого языка естественным образом вытекают из особенностей самого права" [8, c.48], среди которых в первую очередь приводятся следующие:

- Высокая степень абстракции юридических понятий.

В отличие от специальных областей, как например, техники или естествознания, где термины обозначают конкретные предметы и могут быть изображены по крайней мере графически, что позволяет достаточно легко определить содержание понятия и соотнести понятие с его языковым обозначением, "язык права выражает абстрактные понятия и связи между ними". [8, c.51] Отсюда вытекает вторая особенность языка права, тесная связь языка и права.

"Правовые понятия и нормы могут быть выражены только посредством языка". [6, c.35] Язык является единственным "рабочим инструментом" юриста, инструментом, который должен быть хорошо приспособлен для работы с "рабочим материалом", то есть с системой правовых отношений, чтобы обеспечить её функционирование. Таким образом, "язык права должен быть, с одной стороны, единым, чтобы обеспечить единство внутри правовой системы". [8, c.54] С другой стороны, он должен быть применим для различных целей, то есть в различных сферах юридической деятельности.

Существуют различные мнения о том, насколько язык права можно считать единым. В пользу этого предположения свидетельствует тот факт, что юристы, то есть основные носители этого языка, получают одинаковое образование на основе единого языка. Кроме того, "во всех областях права язык правовой практики опирается на единый язык закона" [8, c.54] Аргументом против этого утверждения могут служить различные критерии, по которым язык права можно структурировать. Это и различия между правовыми институтами, в которых средством коммуникации является язык права, и различные уровни знаний и компетентности участников этой коммуникации (при этом не следует упускать из виду, что граница между объёмом юридических знаний юриста и неюриста может быть размыта), и множество способов коммуникации (например, устная или письменная) и другие аспекты. "Многие работы последних лет опирались на предложенную В. Отто классификацию "слоев" юридического языка" [9, c.73], то есть его внутренней структуры:

1. язык законов: общие, абстрактные правовые нормы, предназначенные законодателем как для специалистов, так и для неюристов;

2. язык судебных решений;

3. язык юридической науки и экспертиз: комментарии и обсуждение специальных вопросов специалистами для специалистов;

4. язык ведомственного письменного общения: формуляры, памятки, повестки и т.д.;

5. административный жаргон: неофициальное обсуждение специальных и полуспециальных вопросов специалистами.

Эти "языковые слои" отличаются друг от друга мерой необходимости точного, подробного и краткого выражения понятий в языке.

"Попытки структурировать юридический язык часто предпринимаются в языковедении и терминоведении, так как вопрос о структуре языка тесно связан с его функциями, а соответственно, с задачами и целями его исследования". [6, c.46] Поэтому существует множество точек зрения и критериев рассмотрения вопроса внутренней структуры языка права.

Среди особенностей юридического языка, наиболее часто подвергающихся критике со стороны лингвистов, многие исследователи приводят следующие:

- употребление юридических терминов, совпадающих со словами естественного языка (например, "терминологизированных слов": possession (владение, обладание), item (вещь, объект)) [8, c.67];

- употребление "неопределённых выражений" (public interest (интересы общественности) [8, c.67];

- употребление архаизмов;

- "компактный стиль (сложные номинальные группы, пассивные конструкции, запутанные синтаксические конструкции и "непросматриваемые" сложноподчинённые предложения и др.)" [9, c.114].

В этой связи следует обратить внимание на то, что причины возникновения проблем понимания между юристами и неюристами в правовой и административной области заключаются не в лексике и языковых структурах, а скорее в абстрактности специальных юридических понятийных взаимосвязей.


1.2 Основные виды правовых документов и требования к ним


Как отмечалось выше, перевод юридических текстов и в частности правых документов, как объектов юридического перевода, представляет собой довольно сложный процесс, объяснить который можно необходимостью применения особых подходов при переводе.

Также сложность перевода правовых документов обусловлена несколькими факторами:

1. Специфичность юридического "языка", наличие сложных и запутанных юридических формулировок и клише, очень громоздкие и архаичные фразы и обороты (американцы придумали специальное слово для обозначения заумного юридического стиля: legalese)

2. Необходимость понимания для адекватного перевода, во многих случаях требующая юридического образования или обширных специальных правовых познаний у переводчика (в частности, англо-саксонская система права, построенная на понятии прецедента, коренным образом отличается от континентальной правовой системы, принятой и в России, что зачастую приводит к полному отсутствию эквивалентных понятий в русском языке)

3. Высокая цена ошибки, то есть, большая ответственность, лежащая на переводчике

4. Комплексный характер, т.е. сопряженность перевода с сопутствующими юридическими услугами, такими как нотариальное заверение перевода и легализация (апостиль), причем эти услуги оказывают не переводчики, а нотариусы и юристы, действия которых лежат вне сферы контроля переводческих агентств, несущих, тем не менее, ответственность за результат. [10, c.24]

В зависимости от типа переводимых документов, перевод правовых документов можно разделить на следующие виды:

1. перевод личной документации:

  • перевод паспорта, перевод трудовой книжки, перевод свидетельства о заключении брака;

  • перевод свидетельства о расторжении брака;

  • перевод свидетельства о рождении;

  • перевод свидетельства о смерти;

  • перевод брачного договора;

  • перевод согласия на выезд несовершеннолетнего ребенка и т.д.;

2. перевод деловой документации:

  • перевод договора купли-продажи;

  • перевод договора страхования;

  • перевод страхового полиса;

  • перевод договора аренды;

  • перевод договора лизинга;

  • перевод трудового договора;

  • перевод кредитного договора и соглашения;

  • перевод международных соглашений и контрактов;

  • перевод финансового поручения и гарантии;

  • перевод бухгалтерской и финансовой отчетности;

  • перевод сертификатов и свидетельств;

  • перевод лицензии;

  • перевод доверенности;

  • перевод печати

  • перевод технической документации и т.д.;

3. перевод процессуальных документов:

перевод протоколов судебных заседаний;

перевод судебных решений;

перевод исковых заявлений;

перевод ходатайств и т.д.

4. перевод нормативно-правовых актов законодательства;

5. перевод дипломатических документов;

6. перевод прочих правовых документов.

Для адекватной передачи информации, изложенной в исходном тексте правового документа, перевод должен быть абсолютно ясным, точным и максимально достоверным. В некоторых случаях перевод текстов юридической направленности считают подвидом технического перевода. Но, к примеру, если переводчик допустит незначительную ошибку в описании характеристик, серьезных последствий не будет, в отличие от ошибки в переводе доверенности или нотариального свидетельства.

К числу особенностей перевода правовых документов относиться то, что переводимый документ во всех случаях организован в соответствии с правовой системой страны, в которой он был составлен. Юридические формулировки и специфические термины также отражают особенности своей правовой системы. Но все-таки, переводимый документ предназначен для использования в другой стране с характерными именно для нее юридическими формулировками, и их перевод должен быть выполнен максимально точно. Для переводчика это может стать сложной задачей, так как полностью соответствующие оригиналу лексические эквиваленты иногда просто отсутствуют. При переводе документов нужно учитывать, что текстовые конвенции в языке оригинала часто зависят от культурных и ментальных особенностей и иногда, при буквальном переводе, полностью теряют вложенный в них смысл. Поэтому переводчик должен одинаково хорошо разбираться в юридическом праве своей страны и страны, которая является носительницей языка. [11, c.143]

Основные требования к содержанию перевода правовых документов заключаются:

  • однозначность используемых слов и терминов;

  • нейтральный тон изложения;

  • соблюдение лексических, грамматических, стилистических норм, обеспечивающих точность и ясность перевода;

  • смысловая достаточность и лаконичность текста.

Невыполнение этих требований, с одной стороны, затрудняет работу с документами, а с другой – лишает или снижает их юридическую и практическую значимость.

Смысловая точность перевода правового документа в значительной степени обусловлена точностью словоупотребления, то есть использованием слов согласно их значениям. Слово в тексте документа должно употребляться только в одном значении, принятом в юридической практике. В связи с этим затруднения в употреблении могут вызывать слова–паронимы (слова, близкие по звучанию, родственные, однокоренные слова, различающиеся значением).

Крайне нежелательно использование в текстах правовых документов профессионализмов. Область применения профессионализмов – это, как правило, устная речь, их использование в в документах является стилистической ошибкой.

При употреблении терминов в правовых документах необходимо следить за тем, чтобы термин был понятен как автору, так и адресату. Если термин является малоупотребительным и его значение может быть непонятным, следует прибегнуть к одному из предлагаемых способов:

  • привести официальное определение термина, например: factoring – продажа права на взыскание долгов;

  • уточнить, расширить содержание термина словами нейтральной лексики, например: failure to comply with the contract due to force majeure - невыполнение договора вызвано форс-мажорными обстоятельствами (ливневыми дождями размыло пути сообщения с заводом);

  • убрать термин и заменить его общепонятным словом или выражением.

Трудности в переводе правового документа может вызвать неоправданное использование заимствование слов. Наиболее типичная ошибка немотивированное употребление иноязычных слов ИЯ вместо уже существующих в ПЯ для обозначения понятий привычных слов, например:

  • паблисити вместо реклама;

  • эксклюзивный вместо исключительный.

В документах не должны употреблять слова и выражения, вышедшие из употребления (архаизмы и историзмы), хотя это присуще английским текстам юридической тематики.[10, c.95]

Основное требование к информационному насыщению документа – это целесообразное количество включаемой коммуникативной задачи – убедить, побудить, привлечь внимание, выразить несогласие и так далее. Избыточность, разнородность включаемой в документ информации затрудняет его восприятие, а следовательно, снижает его эффективность.


1.3 Стилистическая характеристика правовых документов


Рассматривая стилистическую характеристику правовых документов, язык которых относиться к подгруппе официально-делового стиля, необходимо кратко рассмотреть сам официально деловой стиль, так как его основные особенности и характеристики присущи и юридическому стилю текстов.

Рассматривая само понятие "официально-деловой стиль", необходимо отметить, что, прежде всего это язык делового общения, который используется главным образом при составлении управленческих документов. К нему в полной мере применимы нормы литературного языка, однако он обладает и своими ярко выраженными особенностями.

В ряду книжных стилей официально-деловой стиль очерчен наиболее четко. Он обслуживает правовую и административную деятельность при общении в государственных учреждениях, в суде, при деловых и дипломатических переговорах: деловая речь обеспечивает сферу официально-деловых отношений и функционирует в области права и политики. Официально-деловой стиль реализуется в текстах законов, указов, приказов, инструкций, договоров, соглашений, распоряжений, актов, в деловой переписке учреждений, а также в справках юридического характера и т.п. Несмотря на то, что этот стиль подвергается серьезным изменениям под влиянием социально-исторических сдвигов в обществе, он выделяется среди других функциональных разновидностей языка своей стабильностью, традиционностью, замкнутостью и стандартизованностью.

Деловой стиль - это совокупность языковых средств, функция которых - обслуживание сферы официально-деловых отношений, т.е. отношений, возникающих между органами государства, между организациями или внутри них, между организациями и частными лицами в процессе их производственной, хозяйственной, юридической деятельности. И далее: "Широта этой сферы позволяет различать, по меньшей мере, три подстиля (разновидности) делового стиля:

1) собственно официально-деловой (канцелярский);

2) юридический (язык законов и указов);

3) дипломатический".

Рассмотрим особенности юридического подстиля официально-делового стиля на примере правовых документов. [12, c.68]

Основные особенности юридического стиля изложения - это точность, исключающая возможность каких бы то ни было инотолкований и неясностей; сужение диапазона используемых речевых средств; языковой стандарт - стремление к выражению мысли единообразным способом, применение для этого готовых языковых формул-клише; высокая степень повторимости (частотность) отдельных участков текстов документов. Названные черты отражаются в оформлении деловых бумаг и правовых документов: характере композиции, расположении частей текста, выделении абзацев, рубрикации, шрифта и т.п.

Рассмотрим эти особенности.

  1. Необходимыми качествами правовых документов являются полнота и своевременность информации, точность, лаконизм формулировок. Основная задача переводчика правового документа - предельно четко перевести сведения, имеющие правовую силу. Нейтральный тон изложения является нормой делового этикета. Поэтому за пределами юридической речи оказываются, например, формы, обладающие эмоционально-экспрессивной окрашенностью (существительные и прилагательные с суффиксами субъективной оценки, междометия). Использование разговорных, просторечных, диалектных и других слов и фразеологических оборотов в юридической речи недопустимо.

  2. Ограничение типов языковых единиц, используемых в текстах правовых документах, и общая регламентация их формы обуславливают другую важнейшую особенность юридической речи - высокую частотность отдельных языковых форм на определенных участках текстов правовых документов. В правовых документах, как правило, не допускается использование неологизмов (даже образованных по традиционным моделям), если они не имеют терминологического смысла и могут быть заменены общелитературными словами. Если же они употребляются, то нуждаются в пояснениях в тексте (обычно в скобках). "Специальная лексика", наоборот, используется очень широко. Это понятие связано с теми группами слов, которые относятся к какой-либо профессии или роду деятельности. В специальную лексику включают термины, профессионализмы и профессионально жаргонные слова. [13, c.9]

Термины - это такие слова или сочетания слов, значение которых строго обусловлено в пределах данной специальности.

Обычно термины закреплены за одной специальностью. Однако они могут переходить из одной отрасли знания в другую, сохраняя свое первоначальное значение или обогащаясь новыми смысловыми оттенками. Термины, нашедшие широкое употребление в разных областях знания, теряют свой узкоспециальный характер. Нередко они переходят в разряд "книжных" слов, которые не закреплены за какой-либо узкой сферой употребления или каким-либо отдельным видом письменной речи. [14, c.94]

Профессионализмы обычно общепонятны и в пределах той или иной специальности общеупотребительны. [15, c.15]

В правовых документах нельзя употреблять архаичные канцеляризмы. Неуместны в них и многие новые профессионализмы, особенно в тех случаях, когда мысль может быть выражена словами общелитературного употребления или с помощью "узаконенных" терминов.

Профессионально-жаргонная лексика может рассматриваться как форма профессионального просторечия. Употребление таких слов допустимо лишь в особых условиях - для достижения стилистических, изобразительных целей.

Рассматривая синонимы, необходимо помнить, что ошибки при их употреблении нередко происходят оттого, что многозначное слово может быть синонимично другому только в одном из своих значений. Например, характерное для деловых текстов слово request (запрос) в одном из значений синонимично слову demand (требование) (обязательно в форме множественного числа): demands (запросы)/ demands (требования) покупателей. В то же время оно не имеет присущего слову demands (требования) значения "норма, порядок, которым кто - что-либо должно соответствовать".

Употребление фразеологизмов в юридической речи подчиняется исторически сложившимся правилам, закрепленным традицией и обязательным для всех. Ошибки могут быть в лексическом составе фразеологизма, в его грамматическом оформлении, а также в стилистическом плане. В юридическом подстиле используются устойчивые выражения книжного характера или стилистически нейтральные фразеологизмы, лишенные экспрессивности. [13, c.16]

Одним из распространенных недостатков официального стиля является тавтология. Это повтор однокоренных слов в пределах одного словосочетания. Эта стилистическая ошибка делает юридический текст тяжелым и затрудняет его понимание.

Сопоставление юридических, научных, публицистических (газетных) и художественных текстов позволяет выделить и некоторые грамматические особенности юридического подстиля официально-делового стиля.

1. Преимущественное использование простых предложений (как правило, повествовательных, личных, распространенных, полных). Вопросительные и восклицательные предложения практически не встречаются.

Из сложных предложений более распространены бессоюзные и сложноподчиненные с придаточными изъяснительными, определительными, условными, причины и цели. Широкое употребление конструкций с отыменными предлогами позволяет избегать употребления сложноподчиненных предложений с придаточными причины, цели, условными. Придаточные части места и времени вообще малоупотребительны

2. Использование предложений с большим числом слов, что обусловлено:

1) распространенностью предложений, очень часты, например, конструкции с последовательным подчинением однотипных падежных форм;

2. обилием предложений с однородными членами (их число даже в линейно записанных фразах может достигать двадцати и более). [16, c.131]

В правовых документах часто применяются сокращенные слова и аббревиации. Основной принцип сокращения - сокращенные слова и аббревиации не должны осложнять понимание текста или вести к двойному толкованию.

Стандартизация юридической речи (прежде всего языка типовой правовой документации) - одна из наиболее приметных черт юридического подстиля. Процесс стандартизации развивается в основном в двух направлениях:

а) широком использовании готовых, уже утвердившихся словесных формул, трафаретов, штампов;

б) в частой повторяемости одних и тех же слов, форм, оборотов, конструкций, в стремлении к однотипности способов выражения мысли в однотипных ситуациях, в отказе от использования выразительных средств языка. [17, c.204]

С процессом стандартизации юридической речи тесно связан и процесс фразеологизации ее. Это можно проследить на примерах употребления в многочисленной правовой документации вербономинантов (глагольно-именных словосочетаний), которые в деловом языке становятся универсальным средством и часто используются вместо параллельных им собственно глагольных форм. Вербономинанты широко проникают в юридический язык в связи с тем, что в некоторых случаях их использование становится обязательным (по-другому сказать нельзя): prevent rejection (допустить брак), perpetrate a crime (совершить преступление), take a position (занять должность), assign responsibility (возложить ответственность). Их значение может не совпадать со значением параллельных им глаголов: сочетание провести соревнование не тождественно глаголу соревноваться. Вербономинанты не только называют действие, но и выражают определенные дополнительные смысловые оттенки, точно квалифицируют те или иные явления. Например, совершить наезд - терминологическое словосочетание, являющееся официальным наименованием определенного вида дорожных происшествий.

Другими особенностями юридического подстиля являются точность, императивность, объективность и документальность, конкретность, официальность, лаконичность.

Языковые средства юридического подстиля в правовых документах образуют относительно замкнутую систему, основу которой составляют специфические единицы трех уровней: лексического, морфологического и синтаксического.

На лексическом уровне, кроме общеупотребительных и нейтральных слов, можно выделить:

а) слова и словосочетания, употребляющиеся преимущественно в юридических документах и закрепляющиеся в административно-канцелярской речи (proper (надлежащий), due (должный), bondsman (поручитель), protect the rights and freedoms (охранять права и свободы), ensure equality (обеспечивать равноправие) и т.п.);

б) термины, профессионализмы и словосочетания терминологического характера, что обусловлено содержанием правовых документов (наиболее частотными являются термины: collection (взимание), laws (законодательство), respondent (ответчик), ratify (ратифицировать), applicant (заявитель) и др.). [18, c.79]

Многие из слов с окраской юридического подстиля образуют антонимические пары: plaintiff - defendant (истец – ответчик), punished - justified (наказан – оправдан), aggravating - mitigating (отягчающие - смягчающие (обстоятельства)) и т.п.

Специфическими чертами отличается и фразеология официально-делового стиля. Здесь нет образных фразем, нет оборотов со сниженной стилистической окраской и т.д. Зато очень широко представлены стилистически нейтральные и межстилевые фразеологизмы.

Также следует отметить сугубо именной характер юридического подстиля правовых документов. Одно и то же существительное в текстах документов может повторяться даже в рядом стоящих предложениях и не заменяться местоимением. В разговорной речи или в художественном тексте подобное употребление квалифицировалось бы как тавтология (неоправданное повторение одного и того же слова). В юридическом же подстиле такие повторы функционально обусловлены, так как с их помощью удается избежать неверных толкований.

В правовых документах широко употребляются имена существительные, которые называют людей по признаку, обусловленному каким-либо действием или отношением: employer (наниматель), plaintiff (истец), defendant (ответчик), witness (свидетель), applicant (заявитель) и т.д. Употребление существительных, обозначающих должности и звания, в этом стиле возможно только в форме мужского рода.

Числительные в правовых документах пишутся цифрами, за исключением таких денежных документов, как счета, доверенности, расписки и т.д.[15, c.16]

Особенностью стиля правовых документов является также преимущественное употребление инфинитива по сравнению с другими глагольными формами.

Императивность речи, предполагающая последующие обязательные действия адресата, требует в данном стиле полноты и точности выражения. Этим во многом и объясняется усложненность синтаксиса правовых документов, в котором отражается тенденция к детализации и классификации, к рассмотрению в единстве констатирующей и предписывающей сторон, причинно-следственных и условно следственных отношений.[9, c.117]

Синтаксические особенности рассматриваемого стиля тесно связаны с лексическими и морфологическими.

Особенностью синтаксиса указанного стиля является также преобладающее использование косвенной речи. К прямой речи прибегают лишь тогда, когда законодательные акты и другие документы цитируются дословно.

Некоторую синтаксическую усложненность юридического подстиля компенсируют клише и стандартизация. Иногда овладение ими требует специального обучения. При необходимости массового употребления клише используются отпечатанные бланки и определенные формы, которые даются в специальных справочниках.

Помимо всех указанных особенностей, рассматриваемому стилю присущи и некоторые другие признаки. Например, большую роль играют рубрикация и абзацное членение текстов, а также так называемые реквизиты (постоянные элементы): наименование документа, указание адресата и автора, изложение сути дела, дата и подпись автора (лица или организации) и т.п. Переводящему тот или иной документ необходимо правильно перевести сумму реквизитов, их взаимосвязь и последовательность изложения. Это и образует форму правового документа. [13, c.29]

Перечисленные отличительные языковые черты стиля правовых документов органически вписываются в письменную сферу употребления этого стиля, являются объективным фактом языка, их применение в текстах документов закономерно и закреплено традицией. [15, c.19]

Приведены выше характеристики стиля правовых документов неполны без упоминания о legalese – "особым стилем, специфическими формулировками и конструкциями, на основе которых построено большое количество документов" [19, c.132].

Так как, юридической перевод всегда сопряжен с определенными трудностями – в частности, невозможно перевести нормативный акт, договор и иные документы, не разбираясь в тонкостях использования английской юридической терминологии.

Как раз здесь и сталкиваются специалисты-переводчики с legalese. Legalese - английский термин, который обычно используется как синоним к понятию юридического стиля изложения. "Это особый юридический язык, особенная манера построения фраз и предложений, которая для лиц, несведущих в тонкостях английской юридической терминологии, зачастую кажется лишенной смысла" [19, c.133].

Юридическая манера изложения считается особенно формальной. Этот формализм проявляется в длинных многосложных предложениях, громоздких оборотах и специфической терминологии.

Legalese чаще всего используется при составлении нормативных правовых актов и судебных решений, однако иногда этот формализм можно встретить и в повседневном общении юристов.

Стоит отметить, что "сегодня все более популярным становится the Plain English movement – тенденция к использованию обычного, повседневного английского языка вместо legalese" [21, c.17]. Тем не менее, английские юристы признают, что невозможно полностью отказаться от использования legalese в юридической теории и практике.

В защиту традиционного юридического стиля приводятся следующие аргументы.

"Выработанная веками терминология практически полностью исключает возможность неправильного толкования документов" [8, c.67]. Legalese – более точный и менее двусмысленный, чем общепринятый английский. Тем не менее, "зачастую тексты, написанные в стиле legalese, содержат настолько громоздкие и витиеватые конструкции, что они становятся еще более двусмысленными, нежели написанные общедоступным языком" [13, c.53].

Другим аргументом в пользу legalese является то, что необходимость предусмотреть все возможные ситуации в данном случае важнее сжатости формулировок и краткости изложения. "Использование громоздких юридических конструкций обусловливается необходимостью точно определять юридические явления". Юридическая терминология должна быть четкой, а формулировки не должны содержать неясности или двусмысленности. В противном случае "образуются так называемые" "legal loopholes" – лазейки, пробелы в законодательстве". Более того, до сих пор существует огромное количество документов и прецедентов, которые были составлены в стиле legalese и которые до сих пор являются источником английского права. Переписывание, адаптирование документов – очень непростое и долговременное занятие. А если при этом приходится изменять стиль изложения, то этот процесс может затянуться в два-три раза. При этом зачастую "сложно сохранить и абсолютно точно передать вложенное в конкретную фразу или слово смысловое значение без обращения к помощи legalese". Английскому legalese присущи следующие черты:

  1. использование слов и выражений, которые "не несут никакой смысловой нагрузки в обычном, повседневном понимании" [Власенко 2006: 163]. Тем не менее, в legalese они имеют конкретное значение, например:

  • nemo dat (nemo dat quod not habet) - принцип, согласно которому никто не может передать или продать то, правами собственности на что он не располагает;

  • replevin - иск о возвращении владения движимой вещью, виндикационный иск.

  1. использование слов и выражений, которые помимо обычного, повседневного смысла имеют еще и особенное юридическое значение, в частности:

  • nuisanсe (tort of nuisanсe) – деликт, основанный на нарушенном праве лица спокойно владеть собственностью;

  • сonsideration (valuable сonsideration) - встречное удовлетворение; один из необходимых элементов договора для того, чтобы тот мог быть принудительно осуществлен в судебном порядке.

  1. использование формальной лексики, которая считается устаревшей и очень редко употребляется в повседневном общении:

  • hereinafter – далее по тексту, в дальнейшем;

  • aforesaid – ранее упомянутый.

  1. построение очень длинных предложений, "содержащих большое количество оборотов, дополняющих либо характеризующих первоначальное утверждение" [22, c.165]:

  • "For the authority of these maxims rests entirely upon general reception and usage; and the only method of proving, that this or that maxim is a rule of the common law, is by showing that it hath been always the custom to observe it" [23, c.78].

  1. частотность употребления таких модальных глаголов, как shall, will:

  • "[…] the generality of subsection above shall not be taken to be prejudiced by any enactment […]" или "[…] he shall be removed from office as a justice of the peace in accordance with section 6 of this Act […]"[ 23, c.94].

  1. обилие пассивных конструкций:

  • "It may be true that such parts of the common law […] are based upon, or (are) consistent with, ideas and values […]" [23, c.80].

В силу перечисленных выше особенностей legalese и важности этого явления в достижении эквивалентности перевода правовых документов убеждает в необходимости его изучения.

Таким образом, рассмотренная стилистическая характеристика правовых документов в юридическом подстиле официально-делового стиля занимает одно из важных мест, что представляет огромный интерес для изучения и анализа.

Выводы

Подводя итоги можно вынести в качестве выводов следующее.

Юридический перевод считается одним из наиболее сложных видов перевода. Во многом это обусловлено тем, что при переводе юридических текстов как с русского языка на иностранный, так и наоборот обычных навыков переводчика недостаточно. Юридический перевод не может быть осуществлен корректно без использования специальных познаний в соответствующей области права, без знания специфики конкретного вида правоотношений. Необходимо ориентироваться в действующем законодательстве, а также владеть специальной лексикой и знать об особенностях использования иностранной юридической терминологии в конкретном контексте.

Перевод документов, как правило, выполняется в письменном виде – в этом случае необходимо постоянное наличие переводимого документа у переводчика в процессе работы. Зачастую, "для перевода договоров и документов специализированной тематики необходима работа по редактированию текстов документа (юридический перевод) и помощь носителя языка для проверки соответствия деловым нормам написания".

В настоящее время переводят массу правовых документов, к числу которых относятся личные правовые документы (паспорта, свидетельства, аттестаты и т.д.), процессуальные документы (заявления, судебные решения и т.д.), деловая документация (договора, лицензии, патенты и т.д.), законодательные документы (законы, постановления, конвенции и т.д.), дипломатические документы и т.п.

Как у любого другого вида текстов, у правовых документов, как единиц языка существует стилистическая принадлежность и определенные стилистические особенности на синтаксическом, морфологическом, лексическом и прочих уровнях. Особенно интересным явлением видится выделение специфической лексики под названием legalese, которая является свойственной только юридическим текстам стилистической характеристикой.




2. Особенности перевода правовых документов



2.1 Перевод правовых документов как разновидность специального перевода


Как известно, специализированные переводы являются самыми трудными и обладают определенными особенностями. Многие ошибочно полагают, что для успешного перевода достаточно в совершенстве знать терминологию той или иной тематики. Но в действительности оказывается, что этого мало. Например, переводчик, осведомленный в юридической терминологии, с легкостью переведет такие сочетания, как therapy, peaсe officer, profiling, police discreteness, health screening, которые в юридическом тексте имеют значения перевоспитание, офицер полиции, психологическое тестирование заключенных, полномочия полиции, медицинское обследование.

Однако не всегда легко найти эквивалент какому-либо фиксированному сочетанию или встретившемуся термину. "Главным образом, проблемы у переводчика текста юридической направленности возникают из-за того, что в языке перевода отсутствуют словесные конструкции, которые достаточно точно могли бы описать термины исходного языка" [9, с.27]. Кроме того, "зависимость текста от культурных особенностей и менталитета народа, а также от его сложившейся правовой системы, может привести к тому, что смысл текста в исходном языке не будет соответствовать смыслу в языке перевода даже при абсолютно дословной интерпретации" [9, с. 29]. Поэтому переводчику приходится обогащать свои знания путем изучения возможных лексических эквивалентов слов и целых фраз.

Рассмотрим перевод таких словосочетаний, как limited divorce, indeterminate sentence, Department of the Interior, Index crimes, Crime index, sensibility training, verbal judo. Во всех этих случаях, словосочетания обозначают реалии, не существующие в практике русской судебно-правовой системы и потому требующие компенсировать объективную неточность перевода культурологическим комментарием. Так, limited divorce - это раздельное проживание супругов по решению суда, indeterminate sentence - это приговор суда с неопределенным сроком тюремного заключения, когда реальный срок пребывания в тюрьме определяется тюремной администрацией или специальной комиссией, принимающими во внимание поведение заключенного, состояние его здоровья и другие обстоятельства.

Department of the Interior, переводимое как Департамент (Министерство) внутренних дел, обязательно "предполагает уточнение, что в США и Казахстане - это органы, наделенные разными полномочиями: в США Департамент внутренних дел отвечает за состояние дорог, охрану окружающей среды, соблюдение экологических законов и потому не является силовым правоохранительным ведомством".

Crime Index - это список из 8 наиболее тяжких преступлений, среди которых 4 типа преступлений против личности (murder, sexual assault, robbery, aggravated assault) и 4 - против собственности (burglary, larceny, car theft, arson). Соответственно, Index сrimes - это перечисленные выше типы преступлений. Данный пример интересен тем, что "наглядно демонстрирует несовпадение некоторых норм уголовного правосудия в США и Республике Казахстан" [9, с.36]. Так, при переводе юридических текстов у специалистов возникает недоумение, почему такие тяжкие с точки зрения нашего законодательства преступления, как kidnapping of children (похищение детей), all drug offenses (все преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков), unlawful use of weapons (незаконное применение оружия), не входят в число так называемых "индексных" (то есть, наиболее тяжких) преступлений.

Понимание и, следовательно, представление эквивалентного перевода таких словосочетаний, как sensibility training или verbal judo требуют от переводчика "не просто лингвистической компетенции, но и проникновения в сферу профессиональной культуры полиции" [24, с.47]. Это наиболее трудные случаи для переводчика общей подготовки, не специализирующегося на переводе какого-то определенного вида текстов, поскольку собственно лингвистический контекст не помогает найти эквивалентный перевод. Так, sensibility training - это курс обучения общению полицейского с различными группами людей в кризисных ситуациях (ведение переговоров с террористами; опрос потерпевших, находящихся в состоянии психологической травмы, и т.д.). Verbal Judo, часто переводимое как словесное дзюдо, требует уточнения, типа "методика применения определенных языковых средств с целью достижения полицейским результатов в общении с людьми".

Безусловный интерес представляют терминологические словосочетания, которые обозначают реалии, "несвойственные русскоязычной юридической практике, но представляющие определенный интерес для специалистов и потому активно дискутируемые в профессиональной среде юристов" [25, с.1 41]. Примером таких словосочетаний являются plea/charge bargaining, plea bargain, которые переводятся на русский язык как судебный торг. Однако такой перевод требует переводческого комментария, который "должен пояснить, что это своего рода досудебный процесс переговоров между судьей, адвокатами обвиняемого и потерпевшего" [26, с.188] о том, что в случае признания своей вины в совершении преступления обвиняемый может рассчитывать на более мягкий приговор суда или вообще избежать судебного преследования. Практика судебного торга широко распространена в американском правосудии, она имеет как своих сторонников, так и ярых противников. "В последние годы она явно заинтересовала российских юристов как способ уменьшить нагрузку на суды и судей" [9, с. 43]. Часто при переводе этого словосочетания переводчики дают неполный, на мой взгляд, вариант - мировое соглашение, что существенно сужает суть американской правовой реалии.

На примере юридического перевода можно совершенно точно утверждать, что необходимо ещё и досконально разбираться в культурных особенностях носителей исходного языка, в специфических конструкциях, присущих только им.

Еще одна трудность юридических переводов, как и других специализированных, заключается в необходимости иметь глубокие познания в исследуемой области и разбираться в деталях, дабы "выстроить предложения в логически связанный текст без противоречий и недопонимания" [8, с.78]. Данная область требует также и особой точности в формулировках, нельзя какую-то фразу переводить "приблизительно по смыслу". Даже мелкие ошибки и неточности в переводе текста могут привести к неправильному толкованию его смысла и, как следствие, "побудить к каким-либо неправильным действиям" [27,с.154], например, к предъявлению судебного иска. Безусловно, необходимо также учитывать и разницу в законодательствах стран. Однако все это мы рассмотрим более подробно в следующей главе.

Юридические переводы выполняют преимущественно профессионалы, имеющие образование в области юридического права. "Тексты исходного и целевого языков рассматриваются в абсолютно разных правовых системах, следовательно, в них должны использоваться разные формулировки, характерные для каждого из языков" [24, с.46]. Однако при этом эти формулировки должны быть понятны обеим сторонам и нести в себе одинаковый смысл. В результате "переводчику необходимо разбираться не только в юридическом праве своей страны, но и страны – носительницы исходного языка" [24, с.47].

Все эти факторы в совокупности определяют особенности юридического перевода и доказывают, что юридическая область требует от переводчиков особой точности, глубоких знаний и является для них одной из самых сложных. И именно это объясняет относительно высокую стоимость таких переводов среди других, в том числе и узкоспециализированных.

В последнее время чрезвычайно актуальными стали исследования языка в плане его взаимодействия с культурой. "Развитие лингвокультурологического направления обусловливается стремлением к осмыслению феномена культуры как специфической формы существования человека и общества в мире" [28, с.14]. Именно перевод является посредником в процессе постижения и понимания разных культур, в осуществлении контактов и общении между ними. "Рассмотрение факторов перевода любого текста в условиях межкультурной коммуникации строится с учетом основных особенностей языковой культуры, типа и механизма социального кодирования родного (русского) и иностранного (английского) языков" [28, с.21] . Такой подход позволяет выявить новую точку зрения на решения практических задач, связанных с проблемами перевода в частности юридического текста. Главенствующую роль в этой связи играет не только обладание социальными знаниями правовых норм, юридической терминологии, судебно-процессуальных систем, но и личностные качества переводчика, так как перевод любого текста предполагает взаимодействие суверенных национальных языков, и, соответственно, культурных концептов. "Для достижения адекватного перевода необходимо владеть спецификой образов и связанных с ними программ деятельности тех типов культур, между которыми ведется коммуникация" [29, с.78]. .

Исследовательским путем доказано, что те или иные фрагменты действительности, связи и отношения находят отражение в языке как общественном явлении. Примером этого может служить судебная речь, которая является различающим фактором между национальными культурами. Так, в США судебно-юридическая тематика является основной составной частью массовой культуры этой страны.

Американский гражданин на подсознательном уровне верит в "справедливость и стабильность" своей правоохранительной системы. Нам же, для достижения максимально приближенного и адекватного восприятия чужой лингвокультурной общности, необходимо стать участником коммуникативного процесса, посредством текстов-переводов соответствующей юридической (правовой) тематики. Именно перевод является одной из форм взаимодействия культур, он дает известное представление о чужой культуре.

По мнению чешских лингвистов В. Матезиуса и В. Прохазки, перевод – это не только замена языка, но и функциональная замена элементов культуры. Такая замена не может быть полной, поскольку требование "перевод должен читаться как оригинал" [30, с.183] едва ли выполнимо, так как оно подразумевает полную адаптацию текста к нормам другой культуры.

Само понятие взаимодействия культур подразумевает наличие общих/частных элементов, и несовпадений/совпадений, которое позволяет отличить одну лингвокультурную общность от другой. "Любой переводчик, работая с юридическим текстом, должен учитывать требования узуса – языковые привычки носителей языка перевода, не нарушая привычное восприятие правового документа" [24, с. 58]. Расхождения лингво-этнического характера между носителями иностранного языка и языка перевода "могут носить как культурно-исторический, так и актуально-событийный характер" [31, с.174].

Наиболее полное общение между разноязычными коммуникантами осуществляется путем создания на языке перевода текста, коммуникативно равноценного иноязычному оригиналу, то есть, путем его перевода. Во время перевода юридического текста достижение адекватности возможно лишь, когда сам переводчик владеет "юридической грамотностью", причем как на иностранном, так и на родном языке. Знание основ законодательства и особенно соответствующей правовой терминологии должны быть on the tip of his tongue.

Проиллюстрируем сказанное на примере "юридического дискурса" [32, с.59], который представляет собой все многообразие судебно-процессуальной системы государства. Разные страны имеют свои различные юридические системы. Язык каждой нации содержит собственные юридические термины. К примеру, английский язык "обслуживает" юридические системы США, Великобритании, а немецкий язык – ФРГ, Швейцарии, Австрии. Лингвистическая эквивалентность юридических понятий часто не достижима. На сегодняшний день для европейцев унифицирована "Хартия о правах человека", а для государств-членов Европейского сообщества – документы, положения и решения этой международной организации. Вследствие чего в языках существует ряд приблизительных эквивалентов. Например:

Everyone has the right to life, liberty and security of person.

Каждый человек имеет право на жизнь, свободу и личную неприкосновенность.

Everyone has the right to own property alone as well as in association with other.

No one shall be arbitrarily deprived of his property.

Каждый имеет право как на единоличное владение собственностью, так и в компании с другими.

Никто не может быть дискреционно лишен его собственности.

Everyone has the right to rest and leisure, including reasonable limitation of working hours and periodic holidays with pay.

Каждый имеет право на отдых и досуг, включая разумное ограничение рабочего времени и оплачиваемый периодический отпуск.

Юридический язык - это, можно сказать, "государственный язык". Данное правило является очень важным, его нельзя нарушать. Самая большая проблема в этом случае – невозможность в некоторых случаях найти точный, адекватный перевод с одного языка на другой. Это затрудняет работу переводчика, создает определенные препятствия в использовании иноязычного юридического документа.

"Различные виды парапереводческой деятельности в неодинаковой степени сохраняют близость к переводу" [2, с.13] и, соответственно, воспроизводят оригинал с большей или меньшей полнотой. Так как достижение идеального перевода является не совсем возможным, то переводчику приходится идти на разного рода компромиссы.

"Степень же реального приближения двуязычной коммуникации с переводом к коммуникации одноязычной, естественно, зависит от мастерства переводчика, но также и от ряда объективных обстоятельств. К таковым, в последнюю очередь, относятся свойства переводимого текста и способ выполнения перевода" [2, с.17]. Например, юридический документ является особым переводом, где язык должен обеспечивать реализацию общественного предназначения и соответствия правовому казусу.

Как уже упоминалось, юридический документ, иной письменный носитель переводной юридической информации, имеет текстовые особенности, своеобразное языковое выражение. Текст большинства документов имеет ровный и спокойный стиль, не вызывающий дополнительных ассоциаций и не отвлекающий от сути документа. Нейтральное изложение юридических норм повышает эффективность правового регулирования.

"Качество юридического перевода определенным образом влияет на эффективность правоприменения, степень регламентации конкретных отношений" [8, с.96].

По мнению Л.К.Латышева нередко требуются поправки на норму и узус и преинформационный запас носителей языка перевода. Тогда переводчик прибегает к трансформациям. При выполнении перевода правовых документов особое внимание должно уделяться лексической безэквивалентности, так как во всех языках существуют слова и устойчивые словосочетания иностранного языка, не имеющие более или менее полных соответствий в виде лексических единиц. Переводчику очень полезно иметь представление о такого рода явлениях.

Например, большинству русскоязычных не известны такие явления, как primaries – предварительные выборы, определяющие кандидатов в президенты от двух политических партий в США:

Before voting every citizen must register in accordance with the laws of his state. This gives him the right of participating in primaries.

Перед голосованием каждый гражданин должен зарегистрироваться в соответствии с законами своего штата. Это дает ему право принять участие в предварительных выборах.

Venire – категория лиц, могущих исполнять функции присяжных:

The juries are selected from a larger panel of citizens, commonly known as the venire.

Судебные присяжные выбираются из более широкого круга граждан, обычно известного как категория лиц, могущих исполнять функции присяжных.

Vior dire – допрос присяжных для выявления их возможной предубежденности:

The prospective jurors are generally subject to further interrogation about their possible biases. This examination is known as vior dire.

Предполагаемые присяжные обычно подвергаются дальнейшему допросу на предмет их возможной предубежденности. Эта процедура носит название vior dire.

Solicitorповеренный, солиситор (ведет дела клиентов, подготавливает дела для адвокатов):

A solicitor, acting under a general retainer, has an implied authority to accept service of process for his client…

Солиситор, действующий на основании общего договора с адвокатом, имеет подразумеваемое полномочие брать на себя обслуживание клиента в ходе судебного разбирательства…

Здесь следует также рассмотреть перевод терминологических словосочетаний-фразеологизмов, содержащих явно выраженный культурологический компонент значения. "Для создания эквивалентного перевода переводчик просто должен знать эти единицы, поскольку значение таких словосочетаний полностью переосмыслено и потому не мотивированно" [9, с.49]. Так, Miranda rule/warning, переводимое как право человека не давать показания в отсутствие адвоката, широко используется в юридических текстах. Для большинства американцев это словосочетание воспринимается как единое целое, и уже вряд ли многие помнят о судебном прецеденте 1966 г., когда Верховный суд штата Аризона признал недействительными признания обвиняемого по имени Миранда, полученными от него полицейскими в отсутствие адвоката. С тех пор в практике американского правосудия "правило Миранды" действует повсеместно и не ассоциируется с конкретным судебным процессом.

Интересными для перевода представляются фразеоматические выражения, не зафиксированные в современных английских словарях, - three strikes law, three strikes justice, three strikes offender. Их русские переводы законы трех ударов, правосудие трех ударов, правонарушитель, осужденный по закону трех ударов, являются буквальными и требуют от переводчика "культурологического комментария" [33, с.159]. Эти словосочетания являются метафорически переосмысленными единицами и соотносятся с правилами игры в бейсбол, согласно которым, игрок, получающий три штрафных удара, выбывает из игры ("Three strikes - and you are out"). По американскому законодательству, разработанному и принятому в ряде штатов в конце 80-х годов XX века и действующему до сих пор, человек, имеющий две предыдущих судимости и нарушающий закон в третий раз, получает чрезвычайно строгое наказание, вплоть до смертной казни или пожизненного заключения, как правило, несоразмерное тяжести правонарушения.

Проанализируем перевод словосочетаний достаточно большой протяженности, которые в силу частого употребления функционируют в усеченном виде, причем грамматически и семантически ключевое слово настолько предсказуемо, что оно опускается как в письменном, так и устном профессиональном тексте. "Русский перевод, однако, требует восстановления опущенного и подразумеваемого слова" [9, с.57]. Например, Rules of evidence - правила сбора, хранения и представления вещественных доказательств; Drug Institute - институт по борьбе с незаконным оборотом наркотиков; Financial Fraud institute - институт по борьбе с финансово-экономическими преступлениями; driving under the influence (DUI) - вождение автотранспортного средства в состоянии алкогольного опьянения и т.д.

Следует отметить, что переводчик может столкнуться и с обратной ситуацией, когда английская фраза содержит слова, которые принято не переводить на русский язык. Например, the United Nations High Commission for Human Rights - комиссия ООН пo правам человека.

Необходимо также упомянуть случай перевода сокращений, принятых и широко используемых в данной профессиональной среде. Как и в любом узкопрофессиональном общении, подобные единицы употребляются не только в письменных, но и устных текстах. Например, DUI/DWI - Driving under the influence/ driving while intoxicated (вождение автомобиля в нетрезвом состоянии); ROR - release on recognizance (освобождение с подпиской о невыезде), GBMI - guilty but mentally ill (виновный, но требующий принудительного психиатрического лечения в период отбывания срока исполнения наказания).

Некоторые трудности представляет перевод словосочетаний, имеющий различный смысл в британском и американском вариантах английского языка. "Такие случаи не столь многочисленны в юридических текстах, однако некорректный перевод зачастую существенно искажает смысл оригинального текста" [9, с.69]. Так, и в британском, и в американском вариантах есть словосочетания Attorney General, однако при их переводе следует учитывать, какой вариант английского языка используется в конкретном случае. В США должности Генерального прокурора и Министра юстиции совмещаются одним лицом, в то время как в Великобритании эти должности занимают разные чиновники. Аналогично обстоит дело и с переводом словосочетания Solicitor General - заместитель Генерального прокурора / заместитель министра юстиции.

Из данных примеров можно увидеть, что "способы перевода юридических документов могут варьироваться и комбинироваться" [24, с.109], в зависимости от присутствия в тексте языка перевода юридической терминологии, строения предложения, наличия союзов и вводных слов, лингвокультурологической особенности иноязычного текста и т.п. Также следует помнить, что существует масса документов, которые предназначены не для юристов, а для людей, которые могут не понять юридическую терминологию и лексику. Таким образом, при переводе теста юридической направленности переводчику следует помнить об этнокультурных различиях правовых систем русскоязычных и англоязычных стран, стараясь сохранить семантико-структурную близость перевода оригиналу.

Перевод документов необходим "как для процедуры легализации различных видов документов, так и для нотариального заверения". [34, c.27]

Перевод документов, как правило, выполняется в письменном виде – в этом случае необходимо постоянное наличие переводимого документа у переводчика в процессе работы. Зачастую, "для перевода договоров и документов специализированной тематики необходима работа по редактированию текстов документа (юридический перевод) и помощь носителя языка для проверки соответствия деловым нормам написания". При переводе договоров и различных учредительных документов применяется особая форма для скрепления страниц оригинала и перевода.

Особенности перевода договоров и документов перед процедурой легализации заключаются в следующем. Страны назначения в основном принимают к рассмотрению документы, которые переведены на государственный язык этой страны. Но перевод документов может быть произведен как до легализации, так и после нее – следует просто знать, что перевод договоров и документов будет необходим в любом случае. [34, c.48] Сам документ можно перевести до легализации и затем легализовать его вместе с обычным или юридическим переводом. Перевести документ можно после легализации или в Республике Казахстан или в стране назначения – многое зависит от того, какие требования к переводу документов предъявляет страна назначения.

Рассмотрим пример перевода юридического текста с английского языка на русский.

Для начала приведем текст оригинала на английском языке:

All remedies, rights, undertakings, obligations and agreements contained herein shall be separable and cumulative but none of them shall be in limitation of any other remedy, right, undertaking or agreement of either party. This agreement shall be governed and construed in accordance with the laws of Germany. Any legal suit, action or proceeding against any party hereto arising out of or relating to this agreement shall be instituted only in the courts of Stuttgart, Germany.

All notices and demands hereunder shall be given in writing.

Проанализируем полученный перевод:

Все положения, права, соглашения, обязательства и договоренности содержащиеся в этом договоре могут быть как отделимыми, так и совокупными, но ни одно из них не должно ограничивать любое другое положение, право, соглашение, обязательство или договор любой стороны. Этот договор регулируется и рассматривается в соответствии с законами Германии. Любой юридический иск, действие или возбуждение уголовного дела против любой стороны, возникающие в связи и в отношении этого договора должны подаваться или рассматриваться в суде Штутгарта, Германия. Все уведомления или требования должны быть оформлены в письменном виде.

Данный перевод содержит все характеристики, соответствующие юридическому стилю изложения и может считаться адекватным. Под адекватным (точным, правильным) мы имеем в виду наиболее приемлемый вариант перевода. Текст насыщен специфической юридической терминологией ("remedy", "undertaking", "legal suit") включает в себя слова и выражения, которые помимо обычного, повседневного смысла имеют еще и особенное юридическое значение ("void", "proceeding"), изобилует пассивными конструкциями и модальными формами с предписывающей семантикой ("shall be governed and construed", " shall be given in writing"), архаизмами ("herein", "hereto", "hereunder"). И источник, и реципиент - административные органы, которым документ нужен для подтверждения прав и полномочий соответствующих лиц.

Рассмотрим следующий пример:

If any term, provision, covenant, or condition of this agreement is held by a court of competent jurisdiction to be invalid, void or unenforceable, the rest of the agreement shall remain in full force and effect to the greatest extent permitted by law and shall in no other way be affected, impaired or invalidated.

Если любое условие, положение, отдельная статья договора или условие будут признаны судом соответствующей юрисдикции юридически недействительными, ничтожными или не могущими служить основанием для иска, остальные пункты договора должны сохранять полную силу и действовать в максимальной степени, разрешенной законом, и не должны затрагиваться другим способом, меняться или лишаться юридической силы.

Таким образом, проведенный анализ перевода правовых документов показал, что специфика юридических текстов диктует необходимость применения переводческих трансформаций, в большей части случаев перевода возможно использование калькирования, но также распространены заимствование, адаптация и прочие методы перевода.

Немаловажным является и то, что в силу своей информативности, правовые документы надлежит переводить максимально точно, наиболее приближенно по смыслу к тексту оригинала. Здесь и возникает вопрос об адекватности и эквивалентности перевода как основном условии воспроизведения функциональной направленности переводимого текста,




2.2 Адекватность перевода как основное условие воспроизведения функциональной направленности текста


Адекватность в данной дипломной работы трактуется, исходя из неповторимости юридического текста правовых документов, и, как следствие, принципиальной невозможности достижения абсолютной эквивалентности исходного и конечного текстов, как относительная равноценность реконструкции семантической модальности текста оригинала, то есть речь идёт о воссоздании концептуальной, субъективно-оценочной специфичности планов содержания и выражения исходного текста.

Проблема текста - одна из центральных проблем переводоведения. Именно текст является предметом анализа на первом этапе перевода, связанном с интерпретацией оригинала, и именно текст является предметом синтеза на его заключительном этапе. Поэтому эта проблема привлекает к себе пристальное внимание теоретиков перевода. Так, по мнению Ю.Т. Зотова, теоретическое осмысление процесса перевода должно строиться на учёте тесной связи герменевтики и лингвистики текста, ибо в основе перевода лежит возможность органического соединения герменевтического анализа текста как целого и системного анализа на основе лингвистических критериев [35, с.49]. В основе разрабатываемой Т.А. Казаковой теории перевода текста лежит представление о форме текста как о выражении коммуникативной интенции отправителя, реализуемой через посредство языка. [36, c.114] Анализируя исходный текст, переводчик ставит перед собой вопрос: какую цель преследует отправитель и использует для этого языковые средства? Понимание текста основывается на осознании его целостности. При этом важно не только сказанное, но и подразумеваемое: не только сказанное ранее, но и просто известное, "я" говорящего, его социальный статус, фоновые знания и др.

В этой связи уместно вспомнить слова В.Н. Комиссарова о роли подтекста, запланированного создателем текста. Выдвигаемое им положение о "содержательно-подтекстовой информации" как об органической части смыслового содержания текста, имеет самое непосредственное отношение к переводу [37, с.42].

На основании сказанного выше об эксплицитных и имплицитных компонентах смысла текста, о роли различных факторов в его формировании Ю.Т. Зотов делает важный для теории перевода вывод о многоплановости и "сверх-суммарности" смыслового содержания текста. При этом под сверхсуммарностью подразумевается несводимость смысла текста к сумме смыслов его конституентов. Отсюда, однако, не следует, что, анализируя исходный текст как сверхсуммарное целое, можно в какой-то мере пренебречь семантическим анализом его конституентов. Дело в том, что раскрывающие содержание текста рекурентные смысловые признаки (семантически связанные друг с другом лексемы) образуют определённые плоскости текста, в которых реализуется многоплановая структура его смысла. Именно в результате интеграции отдельных элементов в языковом и внеязыковом контекстах образуется то "приращение информации", которое лежит в основе "сверхсуммарности" смысла текста. [35, с.158]

Учёт семантики текста ставит по-новому для переводоведения и вопрос об учёте значений отдельных лексем. Их значение рассматривается не как фиксированный срез определённого набора семантических признаков, а как "гибкая совокупность сем, изменчивые сочетания которых проецируются в плоскость текста" [99, с.93-104].

Анализ подобных лингвистических явлений неразрывно связан с теорией когезии, то есть с изучением внутритекстовых связей, обеспечивающих континуум текста - логическую последовательность, (темпоральную и / или пространственную) взаимозависимость отдельных сообщений, фактов, действий и пр. [24, с.73].

Итак, вследствие того, что "семантическая технология перевода должна быть изоморфна семантической технологии исходного текста" [9, с.28], переводчик попадает в зависимость от принципов организации текста оригинала, что ведёт к необходимости учёта различных факторов, находящихся в ведении лингвистики текста.

Следуя дедуктивной логике целесообразен переход на более низкий иерархический уровень системы языка, и здесь можно отвести особое место рассмотрению проблемы грамматических трансформаций как одного из интралингвистических факторов, играющих существенную роль в реализации адекватного перевода.

Основная особенность грамматического аспекта перевода состоит в жёстко детерминированных отношениях между системами языка-источника и языка-приемника, которые в большинстве случаев предписывают вполне однозначное решение той или иной конкретной переводческой задачи. Возникающие в процессе перевода трансформации грамматических элементов текста являются, следовательно, системно обусловленными. Их общим свойством является то, что выбор соответствующей грамматической единицы в языке-приемнике совершается автоматически и какие-либо отклонения от предписываемых межсистемными отношениями соответствий, как правило, исключены.

Виды грамматических трансформаций чрезвычайно разнообразны, и, видимо, трудно дать исчерпывающий их список: грамматические проявления настолько многочисленны и специфичны, что всегда оставляют место для нового неожиданного варианта перевода. В принципе, они, очевидно, могут быть сведены к следующим четырём типам: добавления, опущения, перестановки, замены, что позволяет условно разделить их в соответствии с грамматическими уровнями на синтаксические и морфологические.

К синтаксическим можно отнести грамматические преобразования, ведущие к изменению синтаксических структур: добавления, опущения, перестановки, частично замены.

В целом, можно сделать вывод, что проблема достижения адекватности перевода юридических текстов обусловлена сложной природой данного феномена, находящегося в зависимости от целого ряда факторов как интралингвистического, так и экстралингвистического характера, что, несомненно, воплощается в специфике деятельности переводчика, осуществляющего их необходимую интеграцию в процессе разного рода грамматических преобразований.

По теории непереводимости полноценный перевод с одного языка на другой вообще невозможен вследствие значительного расхождения выразительных средств разных языков; перевод является лишь слабым и несовершенным отражением оригинала, дающим о нем весьма отдалённое представление.

Другая точка зрения, которой придерживается большинство исследователей, легшая в основу деятельности многих профессиональных переводчиков, заключается в том, что любой развитый национальный язык является вполне достаточным средством общения для полноценной передачи мыслей, выраженных на другом языке. Это тем более справедливо в отношении русского языка - одного из самых развитых и богатых языков мира. Практика переводчиков доказывает, что любое произведение может быть полноценно (адекватно) переведено на русский язык с сохранением всех стилистических и иных особенностей, присущих данному автору.

Конечно, все элементы формы и содержания не могут быть воспроизведены с точностью. При любом переводе неизбежно происходит следующее:

Какая-то часть материала не воссоздается и отбрасывается.

Какая-то часть материала дается не в собственном виде, а в виде разного рода замен/ эквивалентов.

Привносится такой материал, которого нет в подлиннике.

Поэтому лучшие переводы, по мнению многих известных исследователей, которое мы целиком поддерживаем, могут содержать условные изменения по сравнению с оригиналом - и эти изменения совершенно необходимы, если целью является создание аналогичного оригиналу единства формы и содержания на материале другого языка, однако от объема этих изменений зависит точность перевода - и именно минимум таких изменений предполагает адекватный перевод.

Следовательно, целью адекватного перевода является точная передача содержания и формы подлинника при воспроизведении особенностей последней, если это позволяют языковые средства, или создание их адекватных соответствий на материале другого языка.

Юридический стиль как особый функциональный стиль речи характеризуется известными интернациональными чертами, которые являются следствием универсальности решаемых им задач - служить инструментом коммуникативного общения в юридической среде, средством документирования правовых норм. В то же время для русской юридической коммуникации характерны и определенные национальные особенности, которые наиболее отчетливо проявляются на фоне доминирующего в современном мире американского английского языка. [37, c.144]

1. Смысловая однозначность высказывания в значительной степени обусловлена точностью словоупотребления, что предполагает использование лексем в их прямых, денотативных значениях. В связи с этим затруднения в употреблении у говорящих вызывали и вызывают паронимы и синонимы. В русском деловом общении, как известно, не рекомендуется использовать жаргонную, просторечную, разговорную лексику, архаизмы, историзмы и фразеологизмы. Поскольку английский язык стилистически менее структурирован, чем русский, в англоязычном деловом общении недифференцированно используются языковые формы, относящиеся как к юридическому, так и к разговорному стилям.

Трудности в восприятии русского юридического текста может вызывать неоправданное использование заимствованных слов. Русский язык, в отличие от большинства других языков мира (например, финского, венгерского, китайского и др.), всегда был открыт для иностранных заимствований, которые на протяжении тысячелетия происходили своеобразными волнами (из греческого, латыни, немецкого, голландского, французского, английского, тюркских языков).

Заимствования второго типа (headhunter – "охотник за головами" (сотрудник коллекторского бюро), solicitor – адвокат, поверенный и мн. др.) часто просто вызваны стремлением "неофитов", которые недавно в массовом порядке приступили к изучению английского языка и регулярно бывают за рубежом, как можно чаще употреблять новые для них слова вместо русских, чтобы таким способом как бы приблизиться к доминирующему в современном однополярном мире англоязычному "деловому сообществу". Очевидно, что поток подобных заимствований - варваризмов - только засоряет русский язык, что вызывает оправданные протесты как со стороны языковедов, так и широкой общественности, взывающей к государственным инстанциям с требованиями проводить более целенаправленную политику в сфере языка.

2. В связи с общим падением уровня владения русским языком у отечественных политиков и юристов, как известно, вызывает трудности склонение числительных, использование форм степеней сравнения прилагательных, вариантов падежных и предложно-падежных форм, согласование слов в словосочетаниях и предложениях, использование предлогов с причинным и целевым значением, причастных и деепричастных оборотов. Для преодоления этих трудностей рекомендуются специальные занятия по грамматической стилистике, которые давно ведутся в группах иностранных учащихся [27, c.265].

3. В области синтаксиса современного русского юридического языка отмечается повышенная частотность пассивных, безличных и определенно-личных предложений. В английском языке у этих и других русских конструкций прямых эквивалентов нет, что, как оказалось, в условиях американизации мира имеет и экстралингвистические последствия. В наше время сопоставительная типология языков стала предметом околонаучных спекуляций, заключающихся, главным образом, в возвеличивании собственного языка и культуры с одновременным принижением остальных. В работах такого рода конкретные аргументы и результаты исследований фактического материала подменяются поверхностными умозаключениями, якобы доказывающими неполноценность, ущербность, архаичность языкового типа, который противостоит, в частности, английскому языку.

Так, сопоставительные исследования языков показали, что сфера употребления актива и пассива в том или ином языке напрямую связана с его синтетическим или аналитическим строем, а не с "активностью" или "пассивностью" носителей этого языка. В современном английском языке пассив выполняет больше функций и поэтому более распространен, чем в русском [25, c.104-108], хотя во второй половине двадцатого века американцы приложили немало усилий, чтобы "изгнать" пассив из употребления.

Таким образом, основным выводом исследования адекватности, проведенного в данном подпункте, является то, что точная передача смысла оригинала нередко связана с необходимостью отказа от дословности, но с выбором адекватных смысловых соответствий.

В заключение отметим, что под влиянием американского английского языка в условиях глобализации в практике русского делового общения наметилась тенденция к размыванию стилистической нормированности используемых лексических и грамматических языковых средств, к нарушению интонационной оформленности высказывания. Думается, что отказываться от известных норм русского официально-делового стиля целесообразно только при общении с иностранными партнерами, поскольку эффективность диалога с ними подчас зависит от знания и учета коммуникативных особенностей языка страны-адресата.




2.3 Особенности перевода правовых документов на материале брачного контракта


Для получения полного представления о практике и особенностях переводы правовых документов произведем перевод брачного договора с английского языка на русский с последующим проведением переводческого анализа методов перевода и примененных трансформаций.


We, the undersigned’s the Mr. ___________________________

The Mrs. ____________________________, "spouses" called further, voluntary, by a mutual consent marrying, with a view of settlement of the mutual rights and duties, both in marriage, and in case of its cancellation, have concluded the present marriage contract as follows:

Мы, нижеподписавшиеся господин___________________________

госпожа ____________________________, именуемые далее "супруги", добровольно, по взаимному согласию вступая в брак, в целях урегулирования взаимных прав и обязанностей, как в браке, так и в случае его расторжения, заключили настоящий брачный договор о нижеследующем:


Обратим внимание на осуществленную перестановку слова spouses-супруги в конец фразы "именуемые далее супруги", далее необходимо применение добавления в виде слова "вступая", так как в исходном варианте данное уточнение не было предусмотрено. Далее в процессе перевода было необходимо адаптировать фразу, переведенную как "как следует" согласно требованиями к составлению русскоязычных правовых документов и привести ее к виду "о нижеследующем".



1. THE CONTRACT SUBJECT:

1. ПРЕДМЕТ ДОГОВОРА:

Subject of the present contract are property rights of spouses, the rights and duties concerning children who were born in marriage, mutual relations of spouses, as well as a responsibilities.

Предметом настоящего договора являются имущественные права супругов, права и обязанности в отношении детей, родившихся в браке, взаимоотношения супругов, ответственность супругов.


В данном предложении также как в предыдущем потребовалось применение добавления в переведенный текст в виде слова "являются" в первой части предложения, что было необходимым для выделения предмета договора в виде имущественных прав супругов. Далее, в конце предложения также была произведена замена слова "responsibilities" - "ответственность", что более характерно для стиля юридических текстов в русском языке.


2. MUTUAL RELATIONS OF SPOUSES:

2. ВЗАИМООТНОШЕНИЯ СУПРУГОВ:

2.1. Marriage relations of spouses are under construction according to principles of monogamy, voluntariness of the marriage union of the man and the woman, equality of spouses in a family, rendering mutual moral and material support, display of mutual respect and care to each other.

2.1. Брачные отношения супругов строятся в соответствии с принципами единобрачия, добровольности брачного союза мужчины и женщины, равноправия супругов в семье, оказания взаимной моральной и материальной поддержки, проявления взаимного уважения и заботы.


Данный пункт договора переводиться методом калькирования, т.е. с сохранением исходной структуры. Вместе с тем, при переводе данного пункта брачного договора, в самом конце, была применена трансформация опущения, при которой в переведенный текст не были включены слова "to each other" - "друг к другу", потому как данное уточнение не характерно для юридического стиля русского языка.


2.2. Spouses are obliged to satisfy material, moral and physical requirements of each other.

2.2. Супруги обязаны удовлетворять материальные, моральные и физические потребности друг друга.


Данный пункт договора был переведен без применения переводческих трансформаций, путем простого перевода методом калькирования.


2.3. Spouses undertake not to force each other to any actions not compatible to their moral principles, breeding, a state of health.

2.3. Супруги обязуются не принуждать друг друга к действиям не совместимым с их моральными принципами, воспитанием, состоянием здоровья.


Переводя данный пункт, был использован метод калькирования вместе с применением опущения. Было опущено словосочетание "to any" - "любые", что позволило привести текст пункта договора в соответствие требованиям, предъявляемым к правовых документам на русском языке.


2.4. Spouses guarantee absence at them bad habits, such as the use of drugs, the alcohol, the perverted satisfaction of the physiological requirements, and undertake not to be on drugs, and do not use the alcoholic drinks not more once in a week in reasonable quantities.

2.4. Супруги гарантируют отсутствие у них вредных привычек, таких как употребление наркотиков, алкоголя, извращённое удовлетворение своих физиологических потребностей, и обязуются не употреблять наркотики, а алкогольные напитки употреблять не чаще 1-го раза в неделю в разумных количествах.


При переводе данного пункта договора, произведенного с применением калькирования, было произведено добавление, позволившее уточнить некоторые вопросы "своих физиологических потребностей". Как видно из переведенного текста, было добавлено слово "своих", которого в исходном варианте текста не было. При дальнейшем переводе была сделана перестановка слова "use" - "использовать, употреблять", с опущением предлога "do not" - "не".


2.5. The spouse undertakes not to force the spouse to carry out a heavy physical activity and to do not make any actions harmful to her health.

2.5. Супруг обязуется не принуждать супругу выполнять тяжёлую физическую работу, а так же не совершать действий вредных для её здоровья.


Перевод данного пункта потребовал применения замены слова "activity" - "деятельность" на слово "работа", так как словосочетание "физическая деятельность" неупотребимо в русском языке. Также было при помощи замены "and to" на более свойственное юридическому стилю русского языка "а так же".


2.6. The behavior of spouses should promote love and respect between them, to family strengthening, a birth and education of healthy children.

2.6. Поведение супругов должно способствовать любви и уважению между ними, укреплению семьи, рождению и воспитанию здоровых детей.



Перевод данного пункта не потребовал применения специальных переводческих трансформаций и был осуществлен методом калькирования.


3. THE RIGHTS AND DUTIES CONCERNING CHILDREN:

3.ПРАВА И ОБЯЗАННОСТИ В ОТНОШЕНИИ ДЕТЕЙ:

3.1. To children who were born in marriage, protection of their rights and legitimate interests from the side of their parents is guaranteed.

3.1. Детям, родившимся в браке, гарантируется защита их прав и законных интересов со стороны родителей.


Перевод данного пункта был произведен с применение трансформации перестановки, при которой словосочетание "is guaranteed" было переставлено спереди перечисления того, что гарантируется. Изменением конструкции данного предложения обосновано требованиями к структуре предложений юридического стиля русского языка. Отметим, что при переводе данного пункта был применен метод адаптивного перевода, т.е. полученный перевод был адаптирован под правила переводящего языка.


3.2. Parents and children living together, are owners of their property and free to use it at any time.

3.2. Родители и дети, проживающие вместе, владеют и пользуются имуществом друг друга.


При переводе данного пункта, сделанного при помощи метода адаптационного перевода, была использована трансформация опущения, при которой слова "are" - "являются" и "free" - "свободно, бесплатно" были опущены в переведенном тексте, фраза "at any time" также была опущена.



Применение данных трансформаций обусловлено тем, что исходная конструкция текста и использование в юридическом тексте опущенных слов нехарактерно для русской письменной речи.


3.3 In case of a mutilation or death of one or both spouses the property right of the dyed spouse’s passes to children born in marriage.

3.3. В случае увечья или смерти одного или обоих супругов детям, рождённым в браке переходит право собственности на имущество умершего супруга.


В данном пункте адекватность перевода потребовала применения трансформации перестановки, при которой слово "children" - "детям" было перенесено в середину предложения с его конца, что несколько усложнило его, но, вместе с тем, позволило выстроить его более логично и оконченно.


3.4. Parents are bear responsibility for physical, property, spiritual development of children.

3.4. Родители несут ответственность за физическое, имущественное, духовное развитие детей.


Перевод данного пункта брачного договора не потребовал применения переводческих трансформаций, позволив сохранить структуру и смысл оригинала.


3.5. The parental rights cannot be carried out in the contradiction with interests of the child. Parents should not harm physical and mental health of children.


3.5. Родительские права не могут осуществляться в противоречии с интересами ребёнка. Родители не должны причинять вред физическому и психическому здоровью детей.


При переводе данного пункта также был применен метод калькирования, трансформаций произведено не было.


3.6. Parents are obliged to contain the children. In case of divorce or separate residing of spouses, children have the right to worthy material maintenance from the side of their father since according to the marriage contract they remain to live with mother.

3.6. Родители обязаны содержать своих детей. В случае расторжения брака или раздельного проживания супругов, дети имеют право на достойное материальное обеспечение со стороны отца, т.к. согласно брачному договору они остаются проживать с матерью.


При переводе данного пункта договора также был применен метод калькирования, трансформаций произведено не было.


3.7. In case of divorce, separate residing of parents; children remain to live with mother.

3.7. В случае расторжения брака, раздельного проживания родителей, дети остаются проживать с матерью.


При переводе данного пункта договора также был применен метод калькирования, трансформаций произведено не было.


4. PROPERTY RIGHTS AND DUTIES OF SPOUSES:

4. ИМУЩЕСТВЕННЫЕ ПРАВА И ОБЯЗАННОСТИ СУПРУГОВ:


4.1. The property acquired by spouses during marriage, is the joint property of spouses irrespective of, on whose incomes it has been got.

4.1. Имущество, нажитое супругами во время брака, является совместной собственностью супругов, независимо от того, на чьи доходы оно было приобретено.


При переводе данного пункта договора также был применен метод калькирования, трансформаций произведено не было.


4.2. The property concerns the general property of spouses acquired by spouses during marriage, and as incomes of each of spouses of their labor activity, enterprise, and intellectual activity. Possession and using property is carried out in consent.

4.2. К общему имуществу супругов относится имущество нажитое супругами во время брака, а так же доходы каждого из супругов от трудовой, предпринимательской, интеллектуальной деятельности. Владение и пользование имуществом осуществляется по обоюдному согласию.


Переводя данный текст, пришлось применить адаптационный метод перевода, так как дословный перевод показал полное несоответствие структуры оригинала требованиям, предъявляемым к текстам правовых документов на русском языке. Таким образом, первая часть пункта подверглась кардинальному изменению, что потребовало применение трансформации замены. Так фраза исходного текста "the property concerns the general property of spouses", дословный перевод которой "проблемы собственности общего имущества супругов" была заменена на фразу "к общему имуществу супругов относиться". Второе предложение данного пункта брачного договора, в процессе перевода, потребовало использования трансформации дополнения, при которой в переведенный текст была добавлена уточняющая фраза "по обоюдному", что позволило привести предложение и пункт в целом к виду, характерному для правовых документов на русском языке.


4.3. Jewelries or precious adornments, products from the natural fur, got by spouses during the marriage, and in case of its cancellation by the property of that spouse to whom these things have been got and who used them.

4.3. Ювелирные украшения, изделия из натурального меха, приобретённые супругами во время брака, являются во время брака и в случае его расторжения собственностью того супруга, кому были приобретены эти вещи и кто ими пользовался.


При переводе данного пункта договора была применена трансформация добавления, суть которой заключалась в уточнении прав на отдельные виды имущества. Так из исходного текста "and in case of its cancellation" - "а в случае его расторжения", не было ясно кто является собственником перечисленных видов имущества во время брака, для чего в перевод была добавлена фраза "являются во время брака и в случае его расторжения", что позволило уточнить перевод, подогнав его под требования к текстам правовых документов на русском языке.


4.4. Each of spouses has the right to use the property of other spouse belonging to him/her before the marriage.

4.4. Каждый из супругов имеет право пользоваться имуществом другого супруга, принадлежавшим ему до вступления в брак.


При переводе данного пункта договора также был применен метод калькирования, трансформаций произведено не было.



4.5. Spouses have the right to dispose of the general property by a mutual consent. For fulfillment of transactions the preliminary consent of other spouse is necessary.

4.5. Супруги вправе распоряжаться общим имуществом по взаимному согласию. Для совершения сделок необходимо предварительное согласие другого супруга.


При переводе данного пункта договора также был применен метод калькирования, трансформаций произведено не было.


4.6. Spouses are obliged to abstain from the conclusion of risky transactions. Risky transactions are understood as transactions, impracticable obligations on which can lead to loss of a considerable part of joint property, or to essential reduction of incomes of family budget.

4.6. Супруги обязаны воздерживаться от заключения рискованных сделок. Под рискованными сделками понимаются сделки, невыполнимые обязательства, по которым может привести к утрате значительной части совместного имущества, либо к существенному сокращению доходов супругов.


При переводе данного пункта договора также был применен метод калькирования, трансформаций произведено не было.


5. RESPONSIBILITY OF SPOUSES:

5. ОТВЕТСТВЕННОСТЬ СУПРУГОВ:

5.1. Each of spouses bears responsibility concerning the obligations taken up to the creditor within property belonging to it.


5.1. Каждый из супругов несёт ответственность в отношении принятых на себя обязательств перед кредитором в пределах принадлежащего ему имущества.


При переводе данного пункта договора также был применен метод калькирования, трансформаций произведено не было.


5.2. On the general property collecting can be turned only under the general obligations of spouses.

5.2. На общее имущество взыскание может быть обращено лишь по общим обязательствам супругов.


При переводе данного пункта договора также был применен метод калькирования, трансформаций произведено не было.


5.3. Each spouse is obliged to observe the rights and the legitimate interests of other spouse established by the present marriage contract and the law, both in marriage, and after its cancellation. Otherwise the sanctions provided by the marriage contract and the law are applied.

5.3. Каждый супруг обязан соблюдать права и законные интересы другого супруга, установленные настоящим брачным договором и законом, как в браке, так и после его расторжения. В противном случае применяются санкции, предусмотренные брачным договором и законом.


При переводе данного пункта договора также был применен метод калькирования, трансформаций произведено не было.


5.4. The guilty party bears responsibility for infringement of each point of the marriage contract at a rate of US 1000$.


5.4. За нарушение каждого пункта брачного договора виновная сторона несёт ответственность в размере 1 000 долларов США.


При переводе данного пункта брачного договора, был применен метод адаптационного перевода, и была использована трансформация перестановки, при которой фраза "for infringement of each point of the marriage contract" была перенесена в самое начало предложения, тем самым были достигнуты требования, предъявляемые к текстам русскоязычных правовых документов.


5.5. Numerous infringements of conditions of the marriage contract conduct to divorce. The guilty party pays indemnification to the suffered spouse at a rate of US 100000$.

5.5. Неоднократное нарушение условий брачного договора ведёт к расторжению брака. Виновная сторона оплачивает компенсацию пострадавшему супругу в размере 100 000 долларов США.


При переводе данного пункта договора также был применен метод калькирования, трансформаций произведено не было.


6. FINAL REGULATIONS:

6. ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ:

6.1 The present contract comes into force from the moment of its signing by spouses.

6.1 Настоящий договор вступает в силу с момента его подписания супругами.


При переводе данного пункта договора также был применен метод калькирования, трансформаций произведено не было.


6.2 Spouses in the right in consent at any moment to enter into the additional agreement to the present contract. Unilateral refusal of execution of the present contract is not supposed. Disputes and disagreements dare by negotiations. In a case if the parties will not come to the consent, disputes are resolved in a judicial order.

6.2 Супруги в праве по обоюдному согласию в любой момент заключить дополнительное соглашение к настоящему договору. Односторонний отказ от исполнения настоящего договора не допускается. Споры и разногласия решаются путем переговоров. В случае если стороны не придут к согласию, споры разрешаются в судебном порядке.


При переводе данного пункта договора также был применен метод калькирования, трансформаций произведено не было.


6.3 Expenses connected with the certificate of the present contract are paid by the Mr.___________________________.

6.3 Расходы, связанные с удостоверением настоящего договора оплачивает господин ___________________________.

Mr. _____________________________

Господин _____________________________

Mrs. _____________________________

Госпожа _____________________________


Проведенный переводческий анализ перевода брачного договора показал, что в процессе перевода правовых документов в основном используется метод калькирования, что объясняется повышенными требованиями к сохранению смысла исходного текста, а также желательностью сохранения исходной конструкции текста.

Также в результате проведенного анализа было установлено, что зачастую при переводе правовых документов с английского языка на русский язык находят применение переводческие трансформации, такие как опущение, замена, добавление, замена. Наиболее часто применяемыми являются трансформации замены, опущения и добавления, из них наиболее часто употребляемой является трансформация замены, при которой производиться замена понятия или термина не имеющего эквивалента в переводящем языке на наиболее близкие по смыслу термин или понятия.

Выводы

Рассматривая перевод правовых документов как разновидности специального перевода можно сделать следующие выводы.

Для успешного перевода юридических текстов и текстов правовых документов в частности недостаточно совершенных знаний терминологии присущей данного рода тексам, необходима также осведомленность в самой сфере применения юридических текстов, что позволит переводчику наиболее точно подобрать эквивалент какому-либо фиксированному сочетанию или встретившемуся термину.

На примере юридического перевода можно совершенно точно утверждать, что необходимо ещё и досконально разбираться в культурных особенностях носителей исходного языка, в специфических конструкциях, присущих только им.

Лингвистическая эквивалентность юридических понятий используемых в юридических текстах и правовых документах часто недостижима.

Правовой документ, либо иной письменный носитель переводной юридической информации, имеет текстовые особенности, своеобразное языковое выражение. Текст большинства документов имеет ровный и спокойный стиль, не вызывающий дополнительных ассоциаций и не отвлекающий от сути документа. Нейтральное изложение юридических норм повышает эффективность правового регулирования.

Некоторые трудности представляет перевод словосочетаний, имеющий различный смысл в британском и американском вариантах английского языка.

Изучение требования к адекватности перевода юридических текстов и правовых документов показало, что подлинно адекватным мы считаем перевод, который исчерпывающе передает замысел автора в целом, все смысловые оттенки оригинала и обеспечивает полноценное формальное и стилистическое соответствие ему. Такой перевод может быть создан путем творческого применения реалистического метода отражения художественной действительности оригинала, должен происходить не простой подбор соответствий, а подбор наилучших языковых средств для воспроизведения художественных элементов подлинника.

Было выяснено, что в числе основных требований к адекватности перевода значатся:

1. Точность. Переводчик обязан донести до читателя полностью все мысли, высказанные автором. При этом должны быть сохранены не только основные положения, но также нюансы и оттенки высказывания. Заботясь о полноте передачи высказывания, переводчик, вместе с тем, не должен ничего добавлять от себя, не должен дополнять и пояснять автора. Это также было бы искажением текста оригинала.

2. Сжатость. Переводчик не должен быть многословным, мысли должны быть облечены в максимально сжатую и лаконичную форму.

3. Ясность. Лаконичность и сжатость языка перевода, однако, нигде не должны идти в ущерб ясности изложения мысли, легкости ее понимания. Следует избегать сложных и двусмысленных оборотов, затрудняющих восприятие. Мысль должна быть изложена простым и ясным языком.

4. Литературность. Как уже отмечалось, перевод должен полностью удовлетворять общепринятым нормам русского литературного языка. Каждая фраза должна звучать живо и естественно, не сохраняя никаких намеков на чуждые русскому языку синтаксические конструкции подлинника. Ввиду значительного расхождения в синтаксической структуре английского и русского языков, как отмечалось выше, редко оказывается возможным сохранить при переводе форму выражения подлинника. Больше того, в интересах точности передачи смысла зачастую бывает необходимым при переводе прибегнуть к изменению структуры переводимого предложения в соответствии с нормами русского языка, т.е. переставить или даже полностью заменить отдельные слова и выражения, хотя замена даже одного слова другим весьма существенна. В переводе же не одно, а все слова заменяются другими, принадлежащими, помимо всего, к иной языковой системе, которая отличается своей особой структурой речи - порядок слов в предложении, слова, принадлежащие к одному синонимическому ряду, как правило, существенно отличаются в разных языках смысловыми оттенками. Таковы основные требования, предъявляемые к адекватному переводу.

5. Переводческий анализ особенностей перевода правовых документов, на материале брачного договора, проведенный в данной главе позволил выявить часто используемые методы перевода, а также переводческие трансформации, позволяющие наиболее точно и адекватно произвести перевод правовых документов.





Заключение


Юридический перевод и перевод правовых документов в частности являются одним из наиболее востребованных видов перевода на данный момент, постоянно растет спрос на услуги переводчиков, специализирующихся именно в этой области.

Перевод правых документов, как объектов юридического перевода, представляет собой сложный процесс, в котором необходимо применение особых подходов при переводе.

Также сложность перевода правовых документов обусловлена несколькими факторами:

1. Специфичность юридического "языка", наличие сложных и запутанных юридических формулировок и клише, очень громоздкие и архаичные фразы и обороты.

2. Необходимость понимания для адекватного перевода, во многих случаях требующая юридического образования или обширных специальных правовых познаний у переводчика.

3. Высокая цена ошибки, то есть, большая ответственность, лежащая на переводчике

4. Комплексный характер, т.е. сопряженность перевода с сопутствующими юридическими услугами, такими как нотариальное заверение перевода и легализация (апостиль).

Выявленные стилистические особенности правовых документов, приведенные в данной работе, показали наличие определенных стилистических особенностей на синтаксическом, морфологическом, лексическом и прочих уровнях. Особенно интересным явлением видится выделение специфической лексики под названием legalese, которая является свойственной только юридическим текстам стилистической характеристикой.

Проанализировав весь вышеизложенный материал, нам представляется возможным сделать следующие выводы, которые по нашему мнению имеют большую практическую значимость, т.к. являются стержневым моментом при работе с юридическими текстами и являются основой знаний специалиста.

В настоящей работе была предпринята попытка проанализировать особенности перевода правовых документов, а предметом анализа послужили юридические тексты этих документов.

С этой целью был переведен брачный договор, который стал основой для практического исследования используемых в процессе перевода правовых документов трансформаций и методов перевода. Так было установлено, что все 4 вида переводческой трансформации в равной степени использованы в при переводе. Графически распределение переводческих трансформаций в тексте переведенного брачного договора представлено на рисунке 1.


Рисунок 1. Процентное соотношение каждого вида трансформации в общей массе трансформаций использованных при переводе брачного договора


Также проведенный переводческий анализ перевода брачного договора показал, что в процессе перевода правовых документов в основном используется метод калькирования, что объясняется повышенными требованиями к сохранению смысла исходного текста, а также желательностью сохранения исходной конструкции текста.




Список использованной литературы


  1. Алексеева И.С. Введение в переводоведение. М.: Academia, 2006

  2. Латышев Л.К. Технология перевода. М., 2001

  3. Федоров А.В. Основы общей теории перевода. М.: Филология три, 2002

  4. Алексеева Л.М. Терминоведение и философия // Стереотипность и творче¬ство в тексте: Межвузовский сборник научных трудов. Вып. 6 / Отв. ред. М.П. Котюрова. Пермь, 2003

  5. Панкратова Е.А. Особенности межкультурной коммуникации специалистов юридического профиля // Языки профессиональной коммуникации: Материалы международной научной конференции/ Отв. ред. Е.И. Голованова. Челябинск, 2003

  6. Томсон Г.В. Курс юридического перевода (гражданское и торговое право). — М.: МГИМО, 2004

  7. Максименко Е.С. Национально-культурная специфика номинации универсальных правовых концептов, создающих научную картину мира, в английской и американской юридической терминологии // Языки профессиональной коммуникации: Материалы меж¬дународной научной конференции / Отв. ред. Е. И. Голованова. Челябинск, 2003

  8. Гамзатов М. Г. Техника и специфика юридического перевода: Сб. статей. - СПб., 2004

  9. Алимов В. В. Юридический перевод. Практический курс. Английский язык. - М.:КомКнига , 2005

  10. Бурукина О.А. Перевод английских юридических документов: учебник / О.А. Бурукина. - М.: Флинта: Наука, 2005

  11. Шугрина Е.С. Техника юридического письма. М., 2000

  12. Гальперин И.Р. Текст как объект лингвистического исследования /И.Р. Гальперин. - М., 1981

  13. Эльгер П.А. Исследование стилистических особенностей юридической документации на материалах англоязычных правовых документов. Диссертация. Караганда: Изд-во КарГУ им. Е.А. Букетова, 2007

  14. Гришенкова И.А. Требования к термину как единице, именующей понятие // Языки профессиональной коммуникации. Материалы международной научной конференции. М., 2006

  15. Берг Е.Б. Основные инструменты профессиональной коммуникации в правовой сфере (терминология, оценочные понятия, дефиниции) // Языки профессиональной коммуникации. Материалы международной научной конференции. М., 2006

  16. Власенко С. В. Перевод юридического текста: когнитивные особенности номинации и реалии-профессионализмы в языковой паре английский-русский//Филологические науки в МГИМО. Сборник научных трудов № 21 (37). М.: МГИМО, 2005

  17. Комиссаров В.Н. Современное переводоведение/ В.Н. Комиссаров

  18. Сыроваткин С.Н. Теория перевода в аспекте функциональной лингвистики/С.Н. Сыроваткин. - Калинин, 1978

  19. Меренок М.Ф., Алешанова И.В., Практика чтения и перевода юридической литературы. -М.: Лингва, 2003

  20. Арнольд И.В. Стилистика современного английского языка.-М.

  21. Вестник ИГЛУ. Вопросы теории и практики перевода. Сер. Лингвистика. - Иркутск : ИГЛУ, 2001 - № 6

  22. Власенко С. В. Договорное право: практика профессионального перевода в языковой паре английский-русский. — М.: Вольтерс Клувер, 2006

  23. Simpson, A.W.B. "The Common Law and Legal Theory." Oxford Essays in Jurisprudence. Oxford: Clarendon Press, 1973

  24. Федотова И.Г. Юридические понятия и категории в английском языке. Обнинск. 2000

  25. Гак В. Г.; Григорьев Б. Б. Теория и практика перевода. Москва

  26. Пыж A.M. Терминология права в художественном тексте: особенности перевода // Языки профессиональной коммуникации: Материалы международной научной конференции

  27. Бреус Е.В. Основы теории и практики перевода. Учебное пособие.

  28. Швейцер А.Д. Перевод и лингвистика/А.Д. Швейцер. - М., 1973.

  29. Баскакова М. А. Толковый юридический словарь: право и бизнес (русско-английский, англо-русский). — М.: Финансы и статистика, 2004

  30. Швейцер А.Д. Теория перевода. Статус. Проблемы. Аспекты/ А.Д. Швейцер. - М., 1988

  31. Брандес М.П. Стиль и перевод. М., 1988

  32. Комиссаров В.Н. Общая теория перевода. М., 1999

  33. Швейцер А.Д. Перевод в контексте культурной традиции // Литературный язык и культурная традиция. М., 1994

  34. Чтение и составление контрактов на английском языке [Текст]. Вып.1 / С.С.Шалыпина. - М. : [б. и.], 1991

  35. Зотов Ю.Т. Текст как бесконечномерное смысловое пространство / Ю.Т. Зотов // Лингвистика на пороге ХХ века. Итоги и перспективы. – М, 1995. - т.1

  36. Казакова Т. А. Практические основы перевода. Учебное пособие . - СПб .: Лениздат ; Издательство " Союз", 2000

  37. Комиссаров В. Н. Теория перевода (лингвистические аспекты). Учеб. пособие для ин-тов и фак- тов иностр. Яз./ - М. : Высш. шк., 2003

  38. Бородина А.И. О некоторых структурно-семантических тенденциях в английском терминообразовании // Вісник ХДУ. - Харків, 1997. - № 390

  39. Базылев В.Н., Сорокин Ю.А. Интерпретативное переводоведение/ В.Н. Базылев, Ю.А. Сорокин. - Ульяновск, 2000

  40. Швейцер А.Д. Эквивалентность и адекватность / А.Д. Швейцер // Коммуникативный инвариант перевода в текстах различных жанров: Сб. науч. тр. - М., 1989



Приложение

THE MARRIAGE CONTRACT


We, the undersigned’s the Mr. ___________________________

The Mrs. ____________________________, "spouses" called further, voluntary, by a mutual consent marrying, with a view of settlement of the mutual rights and duties, both in marriage, and in case of its cancellation, have concluded the present marriage contract as follows:

1. THE CONTRACT SUBJECT:

Subject of the present contract are property rights of spouses, the rights and duties concerning children who were born in marriage, mutual relations of spouses, as well as a responsibilities.

2. MUTUAL RELATIONS OF SPOUSES:

2.1. Marriage relations of spouses are under construction according to principles of monogamy, voluntariness of the marriage union of the man and the woman, equality of spouses in a family, rendering mutual moral and material support, display of mutual respect and care to each other.

2.2. Spouses are obliged to satisfy material, moral and physical requirements of each other.

2.3. Spouses undertake not to force each other to any actions not compatible to their moral principles, breeding, a state of health.

2.4. Spouses guarantee absence at them bad habits, such as the use of drugs, the alcohol, the perverted satisfaction of the physiological requirements, and undertake not to be on drugs, and do not use the alcoholic drinks not more once in a week in reasonable quantities.

2.5. The spouse undertakes not to force the spouse to carry out a heavy physical activity and to do not make any actions harmful to her health.

2.6. The behavior of spouses should promote love and respect between them, to family strengthening, a birth and education of healthy children.

3. THE RIGHTS AND DUTIES CONCERNING CHILDREN:

3.1. To children who were born in marriage, protection of their rights and legitimate interests from the side of their parents is guaranteed.

3.2. Parents and children living together, are owners of their property and free to use it at any time.

3.3 In case of a mutilation or death of one or both spouses the property right of the dyed spouse’s passes to children born in marriage.

3.4. Parents are bear responsibility for physical, property, spiritual development of children

3.5. The parental rights cannot be carried out in the contradiction with interests of the child. Parents should not harm physical and mental health of children.

3.6. Parents are obliged to contain the children. In case of divorce or separate residing of spouses, children have the right to worthy material maintenance from the side of their father since according to the marriage contract they remain to live with mother.

3.7. In case of divorce, separate residing of parents; children remain to live with mother.

4. PROPERTY RIGHTS AND DUTIES OF SPOUSES:

4.1. The property acquired by spouses during marriage, is the joint property of spouses irrespective of, on whose incomes it has been got.

4.2. The property concerns the general property of spouses acquired by spouses during marriage, and as incomes of each of spouses of their labor activity, enterprise, and intellectual activity. Possession and using property is carried out in consent.

4.3. Jewelries or precious adornments, products from the natural fur, got by spouses during the marriage, and in case of its cancellation by the property of that spouse to whom these things have been got and who used them.

4.4. Each of spouses has the right to use the property of other spouse belonging to him/her before the marriage.

4.5. Spouses have the right to dispose of the general property by a mutual consent. For fulfillment of transactions the preliminary consent of other spouse is necessary.

4.6. Spouses are obliged to abstain from the conclusion of risky transactions. Risky transactions are understood as transactions, impracticable obligations on which can lead to loss of a considerable part of joint property, or to essential reduction of incomes of family budget.

5. RESPONSIBILITY OF SPOUSES:

5.1. Each of spouses bears responsibility concerning the obligations taken up to the creditor within property belonging to it.

5.2. On the general property collecting can be turned only under the general obligations of spouses.

5.3. Each spouse is obliged to observe the rights and the legitimate interests of other spouse established by the present marriage contract and the law, both in marriage, and after its cancellation. Otherwise the sanctions provided by the marriage contract and the law are applied.

5.4. The guilty party bears responsibility for infringement of each point of the marriage contract at a rate of US 1000$.

5.5. Numerous infringements of conditions of the marriage contract conduct to divorce. The guilty party pays indemnification to the suffered spouse at a rate of US 100000$.

6. FINAL REGULATIONS:

6.1 The present contract comes into force from the moment of its signing by spouses.

6.2 Spouses in the right in consent at any moment to enter into the additional agreement to the present contract. Unilateral refusal of execution of the present contract is not supposed. Disputes and disagreements dare by negotiations. In a case if the parties will not come to the consent, disputes are resolved in a judicial order.

6.3 Expenses connected with the certificate of the present contract are paid by the Mr.___________________________.


Mr. _____________________________

Mrs. _____________________________



Брачный договор


Мы, нижеподписавшиеся господин___________________________

госпожа ____________________________, именуемые далее "супруги", добровольно, по взаимному согласию вступая в брак, в целях урегулирования взаимных прав и обязанностей, как в браке, так и в случае его расторжения, заключили настоящий брачный договор о нижеследующем:

1. ПРЕДМЕТ ДОГОВОРА:

Предметом настоящего договора являются имущественные права супругов, права и обязанности в отношении детей, родившихся в браке, взаимоотношения супругов, ответственность супругов.

2. ВЗАИМООТНОШЕНИЯ СУПРУГОВ:

2.1. Брачные отношения супругов строятся в соответствии с принципами единобрачия, добровольности брачного союза мужчины и женщины, равноправия супругов в семье, оказания взаимной моральной и материальной поддержки, проявления взаимного уважения и заботы.

2.2. Супруги обязаны удовлетворять материальные, моральные и физические потребности друг друга.

2.3. Супруги обязуются не принуждать друг друга к действиям не совместимым с их моральными принципами, воспитанием, состоянием здоровья.

2.4. Супруги гарантируют отсутствие у них вредных привычек, таких как употребление наркотиков, алкоголя, извращённое удовлетворение своих физиологических потребностей, и обязуются не употреблять наркотики, а алкогольные напитки употреблять не чаще 1-го раза в неделю в разумных количествах.

2.5. Супруг обязуется не принуждать супругу выполнять тяжёлую физическую работу, а так же не совершать действий вредных для её здоровья.

2.6. Поведение супругов должно способствовать любви и уважению между ними, укреплению семьи, рождению и воспитанию здоровых детей.

3.ПРАВА И ОБЯЗАННОСТИ В ОТНОШЕНИИ ДЕТЕЙ:

3.1. Детям, родившимся в браке, гарантируется защита их прав и законных интересов со стороны родителей.

3.2. Родители и дети, проживающие вместе, владеют и пользуются имуществом друг друга.

3.3. В случае увечья или смерти одного или обоих супругов детям, рождённым в браке переходит право собственности на имущество умершего супруга.

3.4. Родители несут ответственность за физическое, имущественное, духовное развитие детей.

3.5. Родительские права не могут осуществляться в противоречии с интересами ребёнка. Родители не должны причинять вред физическому и психическому здоровью детей.

3.6. Родители обязаны содержать своих детей. В случае расторжения брака или раздельного проживания супругов, дети имеют право на достойное материальное обеспечение со стороны отца, т.к. согласно брачному договору они остаются проживать с матерью.

3.7. В случае расторжения брака, раздельного проживания родителей, дети остаются проживать с матерью.

4. ИМУЩЕСТВЕННЫЕ ПРАВА И ОБЯЗАННОСТИ СУПРУГОВ:

4.1. Имущество, нажитое супругами во время брака, является совместной собственностью супругов, независимо от того, на чьи доходы оно было приобретено.

4.2. К общему имуществу супругов относится имущество нажитое супругами во время брака, а так же доходы каждого из супругов от трудовой, предпринимательской, интеллектуальной деятельности. Владение и пользование имуществом осуществляется по обоюдному согласию.

4.3. Ювелирные украшения, изделия из натурального меха, приобретённые супругами во время брака, являются во время брака и в случае его расторжения собственностью того супруга, кому были приобретены эти вещи и кто ими пользовался.

4.4. Каждый из супругов имеет право пользоваться имуществом другого супруга, принадлежавшим ему до вступления в брак.

4.5. Супруги вправе распоряжаться общим имуществом по взаимному согласию. Для совершения сделок необходимо предварительное согласие другого супруга.

4.6. Супруги обязаны воздерживаться от заключения рискованных сделок. Под рискованными сделками понимаются сделки, невыполнимые обязательства, по которым может привести к утрате значительной части совместного имущества, либо к существенному сокращению доходов супругов.

5. ОТВЕТСТВЕННОСТЬ СУПРУГОВ:

5.1. Каждый из супругов несёт ответственность в отношении принятых на себя обязательств перед кредитором в пределах принадлежащего ему имущества.

5.2. На общее имущество взыскание может быть обращено лишь по общим обязательствам супругов.

5.3. Каждый супруг обязан соблюдать права и законные интересы другого супруга, установленные настоящим брачным договором и законом, как в браке, так и после его расторжения. В противном случае применяются санкции, предусмотренные брачным договором и законом.

5.4. За нарушение каждого пункта брачного договора виновная сторона несёт ответственность в размере 1 000 долларов США.

5.5. Неоднократное нарушение условий брачного договора ведёт к расторжению брака. Виновная сторона оплачивает компенсацию пострадавшему супругу в размере 100 000 долларов США.

6. ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ:

6.1 Настоящий договор вступает в силу с момента его подписания супругами.

6.2 Супруги в праве по обоюдному согласию в любой момент заключить дополнительное соглашение к настоящему договору. Односторонний отказ от исполнения настоящего договора не допускается. Споры и разногласия решаются путем переговоров. В случае если стороны не придут к согласию, споры разрешаются в судебном порядке.

6.3 Расходы, связанные с удостоверением настоящего договора оплачивает господин ___________________________.


Господин _____________________________

Госпожа _____________________________

Размещено на Allbest.ru


Случайные файлы

Файл
80288.doc
7659-1.rtf
114602.rtf
96087.rtf
56284.rtf