Проблемы квалификации преступления, предусмотренного ст. 158 УК РФ (кражи) (32739)

Посмотреть архив целиком

14



СОДЕРЖАНИЕ


ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЯ, ПРЕДУСМОТРЕННОГО СТ.158 УК РФ (КРАЖА)

1.1 Объективные признаки кражи

1.2 Субъективные признаки кражи

ГЛАВА 2. АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЯ, ПРЕДУСМОТРЕННОГО СТ. 158 УК РФ (КРАЖИ)

2.1 Квалифицированные виды преступления, предусмотренного ст. 158 УК РФ (кражи)

2.2 Отграничение кражи от смежных составов

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ



ВВЕДЕНИЕ


Актуальность темы выпускной квалификационной работы не вызывает сомнений. Происходящие в России радикальные изменения в политической, социальной и духовной сферах жизни общества оказывают существенное влияние на состояние и структуру преступности. Рост общественных противоречий, связанных прежде всего с перераспределением собственности и имущественным расслоением населения, вызвал резкое увеличение масштабов преступности, которая не только претерпела количественные изменения, но и приобрела негативные качественные характеристики. Собственность выступает как одна из главнейших и центральных социальных ценностей. Укрепляя, развивая и защищая различные формы собственности, государство тем самым обеспечивает экономическое процветание общества и благосостояние отдельных граждан.

Сейчас задача состоит в том, чтобы усилить охрану всех видов собственности, обеспечить в соответствии с законом суровое наказание лиц, злостно посягающих на имущество собственника, добиваться полного возмещения материального ущерба, причиненного преступлением. В современном уголовном праве России собственность признается одним из важных правоохраняемых объектов. Охрана собственности от преступных посягательств провозглашена одной из задач Уголовного кодекса РФ (ч.1 ст.2). Обращение к понятию собственности в уголовном праве приобретает особую актуальность и в связи с важностью адекватного научного понимания этого блага в качестве объекта самостоятельной группы общественно опасных посягательств, ответственность за которые предусмотрена статьями главы 21 "Преступления против собственности" УК РФ.

Среди всех преступлений против собственности кража - одно из самых распространенных преступлений, и с каждым годом наблюдается тенденция к увеличению числа хищений, совершенных путем кражи. Кража - самое часто встречаемое в следственной и судебной практике преступление настоящего времени, предметом которого может быть любое имущество, имеющее какую-либо стоимость и в создание которого вложен человеческий труд. Преступники похищают все, что можно быстро и выгодно продать или употребить, замечено, что определенное влияние на выбор конкретных предметов хищения имеет “спрос” на них у лиц, занимающихся скупкой и перепродажей краденного, и как показывает практика все чаще предметом кражи выступает дорогостоящее имущество, в результате изъятия которого собственнику причиняется ущерб в крупном или особо крупном размере. Таким образом, необходимость углубленного изучения данного состава преступления, его особенностей и различий от смежных составов преступлений, очевидна.

Следует отметить, что исследованием уголовно-правовых аспектов кражи занимались такие ученые, как С. Н. Абельцев, Г. А. Аванесов, Ю. М. Антонян, Н. А. Бекбергенов, Г. Н. Борзенков, Б. В. Волженкин, В. В. Векленко, О. В. Вербовая, В. А. Владимиров, В. В. Ераксин, В. Н. Кудрявцев, Н. Ф. Кузнецова, Н. К. Котова, И. В. Корзун, Ю. И. Ляпунов, Р. Н. Судакова, В.А. Серебрякова, С. А. Солодовников, А. П. Севрюков, К. Х. Халиков, в работах которых нашли отражение и соответствующие проблемы кражи.

Объектом исследования в рамках выпускной квалификационной работы выступает кража – состав преступления, предусмотренный ст. 158 УК РФ. Предметом исследования являются нормы уголовного права, регулирующие вопросы, связанные с кражей; теоретические воззрения; судебная практика.

Цель настоящей работы состоит в том, чтобы на основе уголовного законодательства, научной литературы и правоприменительной практики комплексно, всесторонне исследовать уголовную ответственность за кражу. Для достижения указанной цели поставлены следующие задачи: проанализировать состав преступления, предусмотренного ст. 158 УКРФ; рассмотреть объективные и субъективные признаки кражи; отграничить данное преступление от смежных составов; изучить квалифицированные виды преступления.

По структуре выпускная квалификационная работа состоит из введения, двух глав, разбитых на параграфы, заключения и списка использованных источников.


ГЛАВА 1. УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЯ, ПРЕДУСМОТРЕННОГО СТ.158 УК РФ (КРАЖА)


1.1 Объективные признаки кражи


Объективная сторона данного преступления заключается в краже, под которой понимается тайное хищение чужого имущества. Понятие хищения дано в пункте 1 примечания к статье 158 УК РФ: под хищением понимаются совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинивших ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества. Объективная сторона кражи, поскольку речь идет о материальном составе преступления, содержит три основных элемента: а) тайные действия по изъятию и обращению чужого имущества в пользу виновного или других лиц; б) последствия этих действий в виде причинения ущерба собственнику или иному владельцу имущества; в) причинная связь между действиями виновного и наступившими последствиями.

Как отмечается в литературе, с объективной стороны хищение совершается незаметно и ненасильственно. В теории и практике выработаны критерии, одновременное установление которых дает основание говорить о незаметности совершенного хищения. Таких критериев два: объективный и субъективный. Установление первого из них означает выяснение отношения к факту совершаемого виновным хищения со стороны лиц, в ведении или под охраной которых находится имущество, а также посторонних лиц (к последним, при определенных обстоятельствах, могут быть отнесены также родственники и близкие лица виновного)0.

Как правило, кража совершается в отсутствие собственника или лица, в ведении которого находится имущество, незаметно для посторонних (напри-

мер, квартирная кража или кража, связанная с незаконным проникновением в помещение либо иное хранилище). Кража может быть совершена в присутствии владельца, если он не замечает действий преступника, например карманная кража. Если присутствующее при незаконном изъятии чужого имущества лицо не сознает противоправность этих действий либо является близким родственником виновного, который рассчитывает на то, что в ходе изъятия имущества он не встретит противодействия со стороны указанного лица, содеянное следует квалифицировать как кражу0.

Согласно Постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое" как тайное хищение чужого имущества (кража) следует квалифицировать действия лица, совершившего незаконное изъятие имущества в отсутствие собственника или иного владельца этого имущества либо посторонних лиц или хотя и в их присутствии, но незаметно для них. В тех случаях, когда указанные лица видели, что совершается хищение, однако виновный, исходя из окружающей обстановки, полагал, что действует тайно, содеянное также является тайным хищением чужого имущества0.

Таким образом, объективная сторона кражи характеризуется тайным способом. Как судебная практика, так и уголовно-правовая теория считают хищение тайным, если оно совершено в отсутствие потерпевшего или посторонних (для преступника) лиц либо хотя и в их присутствии, но незаметно для них. Если же потерпевший или посторонние лица видели, как преступник похищал чужое имущество, но сам виновный этого не осознавал, считая, что действует тайно, такое хищение следует квалифицировать как кражу. Приведем два примера.

Ш. был осужден районным судом за грабеж. Ему вменялось, что он, познакомившись в кафе с К., после распития с ним коньяка, выйдя из кафе, воспользовался тем, что К. сильно опьянел, под аркой дома снял у него с пальца золотой перстень, надел его себе на палец и пытался скрыться, но был задержан работниками милиции. По протесту заместителя председателя Верховного Суда Российской Федерации, в котором ставился вопрос о переквалификации действий Ш. на статью УК об ответственности за кражу, дело было рассмотрено президиумом городского суда, который протест удовлетворил, указав следующее. Открытое хищение имущества совершается в присутствии потерпевшего, лиц, в ведении или под охраной которых находится имущество, либо посторонних, когда виновный сознает, что эти лица понимают характер его преступных действий, но игнорирует данное обстоятельство. Как установлено в судебном заседании, К. в момент хищения его перстня был сильно пьян и не помнит обстоятельств, при которых это произошло. Ш., в свою очередь, также полагал, что потерпевший не осознает факт похищения его имущества. Согласно показаниям свидетелей, они проходили мимо арки дома, где находились потерпевший и Ш., и случайно увидели, как Ш. снимал перстень с руки К. Каких-либо данных о том, что Ш. сознавал, что его преступные действия замечены посторонними лицами, не имеется. При таких обстоятельствах действия Ш. должны быть квалифицированы как кража0.

П. районным судом признан виновным в открытом похищении чужого имущества и грабеже. П. пришел в киоск, чтобы купить хлеб. Воспользовавшись тем, что продавщица Б. отвернулась к лоткам с хлебом, он похитил лежавший на прилавке возле окошечка калькулятор, принадлежащий Б., и скрылся. Заместитель председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос о переквалификации его действий с грабежа на кражу. Президиум Верховного Суда Республики Бурятия протест удовлетворил, указав следующее. Как следует из материалов дела, П. и в ходе предварительного следствия, и в судебном заседании утверждал, что взял калькулятор с прилавка в тот момент, когда продавщица отвернулась и не видела его действий, после этого сразу ушел, никаких окликов не слышал. Потерпевшая Б. показала, что калькулятор был похищен, когда она отвернулась к лоткам с хлебом. Она окликнула П., но он скрылся. Таким образом, объективных доказательств того, что П. знал, что потерпевшая видела его действия, по делу не имеется. Согласно ст. 49 Конституции Российской Федерации все сомнения, устранить которые не представляется возможным, толкуются в пользу обвиняемого. Согласно закону виновный при грабеже сознает, что изъятие имущества происходит открыто. Если субъект преступления ошибочно считает, что совершает хищение тайно, хотя в действительности был замечен потерпевшим или посторонними лицами, то содеянное нельзя считать грабежом. Изъятие имущества при таких обстоятельствах квалифицируется как кража. Поэтому действия П. следует квалифицировать как тайное хищение чужого имущества0.

Отметим, что хищение является тайным, если оно совершено: - в отсутствие кого бы то ни было; - в присутствии потерпевшего или посторонних лиц, но незаметно для них; - в присутствии указанных лиц, наблюдающих изъятие имущества, но не понимающих характера совершаемых действий и значения происходящего; - в присутствии каких-либо лиц, наблюдающих действия преступника, понимающих и правильно оценивающих их характер, но не обнаруживающих себя, благодаря чему преступник остается в убеждении, что он действует тайно; - в присутствии каких-либо лиц, наблюдающих действия преступника, понимающих и правильно оценивающих их характер и не скрывающих своего присутствия, но не являющихся для преступника посторонними в том смысле, который позволял бы говорить об открытости его действий0.

Таким образом, тайность хищения оценивается, исходя из двух критериев: объективного, т.е. внешнего по отношению к преступнику (отсутствие очевидцев преступных действий или наличие обстоятельств, при которых присутствующие лица не сознают или заведомо не имеют объективной возможности осознавать преступный характер действий, на что похититель и рассчитывает), и субъективного, т.е. внутреннего, основанного на определенных объективных предпосылках убеждения лица в том, что совершаемое им незаметно или непонятно для окружающих. Решающим для установления тайности является субъективный критерий - представление виновного о том, что имущество изымается им незаметно0. Отсюда стремление виновного завладеть имуществом тайно, даже если его действия оказались заметными для других лиц, не дает оснований квалифицировать содеянное как открытое хищение, если сам похититель, исходя из окружающей обстановки, не сознавал факта его обнаружения и считал, что он действует скрытно. И наоборот, тайное похищение отсутствует тогда, когда преступник был убежден, что его действия очевидны для владельца имущества или посторонних лиц, хотя в действительности они остались незамеченными.

Помимо «тайности» похищаемого имущества к характерному признаку кражи относится и ненасильственный способ хищения. Поэтому в тех случаях, когда тайному изъятию имущества предшествовало насилие или кража сопровождалась насилием, содеянное не может быть квалифицировано как кража. Например, потерпевшее лицо было заперто в помещении, отвезено в другое место, приведено в бессознательное состояние и т.д. Указанные действия в зависимости от характера примененного посягательства могут быть квалифицированы соответственно по ст. 161 и (или) ст. 162 УК.

Противоправность указывает на то, что кража происходит при отсутствии действительного или предполагаемого права лица на изымаемые предметы. По этому признаку можно также отграничивать кражу от самоуправства (ст. 330 УК). Безвозмездность означает, что изымаемое или обращаемое имущество не оплачивается виновным или оплачивается не полностью, или взамен его лицо не представляет нечто равнозначное. Безвозмездность отграничивает кражу от эквивалентного изъятия, сопряженного с возмещением стоимости изъятого имущества. Возмездное изъятие встречается при злоупотреблении должностными полномочиями и самоуправстве (эквивалентами могут быть работа, услуги, деньги, равноценные предметы и др.). Изъятие – это извлечение (исключение, выделение) имущества из фактического владения собственника. Изъятие всегда сопряжено с обращением чужого имущества в пользу виновного или других лиц. Обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц при краже является логическим продолжением изъятия.

Для хищения обязательно, чтобы поведение виновного было направлено на обращение имущества в пользу виновного или других лиц. В противном случае деяние не будет являться хищением, даже если оно причинило материальный ущерб собственнику этого имущества. Этот признак отличает хищение от неправомерного завладения автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения (ст. 166), а также от умышленного уничтожения или повреждения имущества (ст. 167).

Под ущербом, причиняемым собственнику или иному владельцу имущества, понимается реальный материальный ущерб в размере стоимости изъятого и (или) обращенного в пользу виновного или других лиц имущества. В размер ущерба не включается упущенная выгода. Стоимость имущества, ставшего предметом хищения, исчисляется в зависимости от обстоятельств приобретения его собственником из цены на момент совершения преступления. При отсутствии цены стоимость имущества определяется на основании заключения экспертов0. Рассмотрим пример из судебной практики. Так, Тверским районным судом Центрального административного округа г. Москвы Б. осужден по ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 158 УК за то, что пытался украсть из торгового зала магазина шнурки для ботинок стоимостью 18 руб. и тюбик крема для обуви стоимостью 36 руб., но при выходе из торгового зала был задержан. Президиум Московского городского суда прекратил уголовное дело против Б. в связи с отсутствием состава преступления на том основании, что содеянное Б. лишь формально подпадает под признаки кражи чужого имущества, но в силу малозначительности не представляет общественной опасности0.

Традиционно объектом кражи в юридической литературе называют отношения собственности: частной, государственной, муниципальной, общественной и смешанной. Л.В. Новикова пишет: «Родовым объектом кражи являются общественные отношения в сфере экономики, а видовым – собственность»0. По мнению А.П. Севрюкова, «родовым объектом кражи являются общественные отношения в сфере экономики. Видовым - собственность. Непосредственный объект кражи может быть простым либо сложным, если содержит не только основной, но и дополнительный непосредственный объект0.

Собственность - экономико-правовое понятие (категория), правовое содержание которого раскрывается в гражданском законодательстве. В соответствии с п. 1 ст. 209 ГК РФ содержание права собственности образуют права владения, пользования и распоряжения своим имуществом.

В своей совокупности эти права означают (п. 2 ст. 209 ГК РФ), что собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц, в том числе отчуждать свое имущество в собственность другим лицам, передавать им, оставаясь собственником, свои права владения, пользования и распоряжения имуществом, отдавать имущество в залог и обременять его другими способами, распоряжаться им иным образом. Конституция предусматривает признание и защиту равным образом всех форм собственности (ч. 2 ст. 8). От преступных посягательств охраняются не только собственники, но и любые добросовестные владельцы имущества0.

Предмет кражи – это чужое имущество. Как отмечается в литературе, чтобы отвечать требованиям предмета преступного посягательства, имущество должно обладать следующими признаками: 1) быть движимым; 2) быть предметами материального мира, которые извлечены из естественного природного состояния и в которые вложен труд человека; 3) обладать определенной экономической ценностью; 4) должно быть чужим0. В целом же в теории уголовного права принято выделять три признака, характеризующих имущество как предмет кражи: материальный, экономический и юридический.

Предметом кражи могут быть только вещи материального мира. Прежде всего, это вытекает из правомочий собственника (п. 1 ст. 209 ГК РФ), содержание которых определяется в большей мере натуральными свойствами объекта (числом, количеством, весом, объемом и т. д.), иными словами, вещными свойствами. Для права собственности исходным является правомочие владения как физического обладания вещью, от которого, по сути, зависит содержание и других правомочий собственника (пользования и распоряжения). Право владения может осуществляться только в отношении материальной вещи, ограниченной в пространстве. В этой связи следует достаточно четко различать имущество как гражданско-правовую категорию и имущество, выступающее в качестве предмета кражи, как категорию уголовно - правового характера. Попытки провозгласить предметом кражи имущество вообще, как о нем говорит ст. 128 ГК РФ, ошибочны.

Имущество, лишенное материального признака, например электрическая энергия, интеллектуальная собственность, компьютерная информация, не может выступать в качестве предмета кражи. Следовательно, преступное воздействие на подобные виды имущества не может образовать состав кражи. При определенных обстоятельствах это может расцениваться как, например, причинение имущественного ущерба собственнику путем обмана или злоупотребления доверием (ст. 165 УК РФ), нарушение авторских и смежных прав (ст. 146 УК РФ), неправомерный доступ к компьютерной информации (ст. 272 УК РФ).

Представляется, что предметом кражи может быть только движимое имущество, т.е. имущество, которое может перемещаться в пространстве без потери его потребительских свойств и целевого назначения. Иное дело, мошенничество (ст. 159 УК РФ), предметом которого наряду с движимым имуществом вполне может выступать и недвижимое имущество. Однако из этого правила есть одно исключение, на которое вполне справедливо обратил внимание профессор Н. Шурухнов. По его мнению, предметом кражи может выступать и недвижимость, при том непременном условии, что ее передвижение в пространстве возможно осуществить без особых потерь потребительской стоимости и целевого назначения имущества. В качестве иллюстрации такой кражи он приводит пример с хищением многолетних насаждений (плодовых деревьев) с садового участка0.

Имущество, выступающее в качестве предмета кражи, всегда обладает определенной экономической ценностью, которая, как правило, выражается в его стоимости, цене. Из этого следует, что предметом кражи могут быть только такие вещи материального мира, которые перестали быть частью природы, извлечены из естественного состояния с затратой труда и потому могут иметь денежную оценку, обладают товарно-материальной ценностью. Поэтому необходимо отличать кражу от преступлений экологического порядка, где предмет выступает критерием такого разграничения.

«В самом деле,- пишет профессор Ю. Ляпунов, - по некоторым категориям преступлений без четкого уяснения социально - экономической и правовой природы предмета посягательства практически невозможно правильно установить то социальное благо, на которое в действительности было направлено преступное деяние. Именно такими преступлениями являются экологические преступления. Изменение социально - экономической сущности предмета посягательства существенно меняет юридическую окраску совершенных виновным действий. В частности, изменения в экономическом содержании предмета, «перемещение» его из категории природных богатств, естественных ресурсов в категорию товарно-материальных ценностей имеет своим правовым следствием отнесение содеянного к числу преступлений против собственности»0.

Из этого высказывания следует исключительно важное положение. Не являются предметом кражи природные ресурсы, а также предметы, в которые не вложен труд человека (лес, дикие животные и рыба в естественном состоянии и др.). Так, в случае незаконной добычи рыбы содеянное квалифицируется по ст. 256 УК РФ. Разумеется, если рыба выращена в искусственном водоеме, то ее незаконная добыча должна расцениваться как хищение. Это обусловлено признанием такой рыбы предметом хищения, поскольку в ней уже содержится овеществленный человеческий труд.

Не могут признаваться предметом кражи документы неимущественного характера и документы, не являющиеся носителями стоимости, хотя и дающие право получения имущества (доверенности, жетоны, квитанции, накладные, долговые расписки, страховые полисы, завещания и т.п.). Документы, являющиеся эквивалентом денег или иных материальных ценностей (лотерейные билеты, на которые пал выигрыш, почтовые марки, талоны на горючее и смазочные материалы и т.д.), наоборот, предметом кражи могут быть.

Предметом кражи могут быть деньги, валютные ценности и ценные бумаги. Последние олицетворяют собой стоимость и являются эквивалентом денежного выражения имущества. К числу ценных бумаг гражданское законодательство относит: государственные облигации, облигации, векселя, чеки, депозитные и сберегательные сертификаты, коносаменты, акции, приватизационные ценные бумаги и другие документы, которые законами о ценных бумагах или в установленном законом порядке отнесены к ценным бумагам (ст. 143 ГК РФ). Ценные бумаги могут быть именными, ордерными и на предъявителя. Представляется, что предметом кражи могут быть только ценные бумаги на предъявителя. Хищение остальных ценных бумаг представляет собой приготовление к мошенничеству и, следовательно, кражи не образует. Наконец, предметом кражи можно, на наш взгляд, признать и пластиковые карточки (электронные деньги), которые получили достаточно широкое распространение в последнее время.

Предметом хищения может быть только чужое имущество. Этот признак отражает юридическую характеристику имущества. Чужим признается имущество, не находящееся в собственности или законном владении виновного. Чужим для виновного следует признать и такое имущество, которое находится в совместной с потерпевшим собственности. Если лицо тайно изымает свое собственное имущество, находящееся, скажем, в неправомерном владении третьего лица, состав кражи отсутствует. При достаточных к тому условиях содеянное может быть расценено как преступление против конституционных прав и свобод человека и гражданина0. Что касается краж имущества, изъятого из гражданского оборота (радиоактивные материалы, оружие, боеприпасы, взрывные устройства, взрывчатые вещества, наркотические средства, психотропные вещества), то они образуют самостоятельные составы преступлений, ответственность за совершение которых предусмотрена соответственно ст. ст. 221, 226, 229 УК.

Не могут быть предметом хищения природные богатства в их естественном состоянии. В этой связи хищение следует отграничивать от экологических преступлений. Так, завладение теми деревьями, которые срублены и приготовлены к складированию, сбыту или вывозу другими лицами, следует квалифицировать как хищение чужого имущества. А в соответствии с п. 18 указанного Постановления действия лиц, виновных в незаконном вылове рыбы, добыче водных животных, выращиваемых различными предприятиями и организациями в специально устроенных или приспособленных водоемах, либо завладение рыбой, водными животными, отловленными этими организациями, или находящимися в питомниках, в вольерах с дикими животными, птицей, также подлежат квалификации как хищение чужого имущества0.

Кража окончена, если имущество изъято и виновный имеет реальную возможность им пользоваться или распоряжаться по своему усмотрению (например, обратить похищенное имущество в свою пользу или в пользу других лиц, распорядиться им с корыстной целью иным образом). Если организатор, подстрекатель или пособник непосредственно не участвовали в совершении хищения чужого имущества, содеянное исполнителем преступления не может квалифицироваться как совершенное группой лиц по предварительному сговору. В этих случаях в силу части 3 статьи 34 УК РФ действия организатора, подстрекателя или пособника следует квалифицировать со ссылкой на статью 33 УК РФ0.

Как уже отмечалось выше, кража считается оконченной с того момента, когда виновный завладел чужим имуществом и приобрел реальную возможность пользоваться и распоряжаться им по своему усмотрению. Так, Ж. в состоянии алкогольного опьянения тайно похитил из секции универмага рулон фотообоев, но выйдя за пределы секции, был задержан с похищенным сотрудниками милиции и осужден за оконченную кражу. Президиум городского суда переквалифицировал его действия на покушение на кражу, указав следующее. Из материалов дела видно, что похитив рулон фотообоев, Ж. вышел из секции универмага и был задержан непосредственно в магазине на четвертом этаже у лестницы. Хотя Ж. преступным путем завладел рулоном фотообоев, однако фактически распорядиться чужим имуществом реальной возможности у него не было. Он не осознавал того, что в момент совершения преступления за его действиями наблюдал сотрудник милиции, контролировавший его поведение вплоть до момента задержания. За пределы здания универмага Ж. не вышел, даже не покинул четвертый этаж, где расположена секция, в которой он совершил преступление. Он был задержан практически сразу после выхода из секции, в связи с чем предпринять какие-либо действия, направленные на реализацию изъятого имущества, не мог. При таких обстоятельствах действия Ж. подлежат квалификации как покушение на совершение кражи, поскольку они непосредственно были направлены на совершение преступления, которое он не довел до конца по причинам, не зависящим от его воли (задержание сотрудниками милиции.


1.2 Субъективные признаки кражи


Выяснение субъективных признаков преступления может значительно повлиять на квалификацию посягательства как преступного.

Субъектом кражи может быть только физическое и вменяемое лицо (гражданин РФ, иностранец или лицо без гражданства), совершившее запрещённое уголовным законом общественно опасное деяние и достигшее к моменту совершения преступления возраста уголовной ответственности.

Интересной представляется точка зрения А.И. Бойцова, который считает, что помимо общих признаков, характеризующих субъекта хищения, существуют дополнительные (специальные) признаки. Он пишет: "Любое хищение по определению предполагает специального субъекта - несобственника, юридически противостоящего собственнику и обязанного воздерживаться от нарушения его имущественных прав уголовно-противоправным способом". Такой признак А.И. Бойцов именует как "признак несобственника, характеризующий субъекта кражи как лицо, не обладающее никакими правомочиями в отношении изымаемого имущества"0.

Таким образом, субъект данного преступления – это физическое вменяемое лицо, достигшее 14-летнего возраста и не обладающее никакими правомочиями по управлению, распоряжению, пользованию, владению, доставке или хранению того имущества, которым данное лицо решило завладеть. Установление пониженного возраста уголовной ответственности за большинство форм хищения обусловлено высокой общественной опасностью этих деяний, которая доступна для осознания

подростками, а также относительной распространенностью данных преступлений среди совершаемых подростками.

Как замечает по этому поводу А.П. Севрюков, установление ответственности за кражу не с шестнадцати, а с четырнадцати лет связано с рядом обстоятельств. Во-первых, кражи как вид преступления сегодня довольно широко распространены среди несовершеннолетних, в силу чего их совокупный объем представляет значительную опасность для общества. Во-вторых, социальная опасность кражи понятна несовершеннолетнему, достигшему четырнадцатилетнего возраста, следовательно, он в полной мере осознает необходимость воздержания от совершения кражи. В-третьих, ответственность за кражу, наступающая в четырнадцать лет, ориентирована на предупреждение более серьезных преступлений со стороны несовершеннолетних, которые могут быть совершены, если своевременно не остановить их в стремлении путем совершения краж постепенно оказаться зависимым от преступного мира0.

Практика борьбы с преступлениями среди несовершеннолетних свидетельствует о том, что источником их нередко является отрицательное воздействие взрослых правонарушителей. Совершеннолетнего участника кражи, вовлекшего в преступление несовершеннолетнего, следует привлекать к уголовной ответственности по совокупности преступлений, предусматривающих ответственность за совершенное совместно хищение и вовлечение несовершеннолетних в преступную деятельность, т.е. по соответствующей части ст.158 и 150 УК РФ.

Женщины, как свидетельствует практика, все чаще берут на себя не только пособническую роль, но и становятся подстрекателями, организаторами и исполнителями краж, а иногда действуют и самостоятельно, одни или в группе. Их, как правило, отличает стойкая антисоциальная установка, глубокое нравственное падение, духовная опустошенность, страсть к алкоголю, половая распущенность. Среди них весьма значителен процент рецидива. Все эти качества присущи, как показало исследование, женщинам, совершающим кражи с незаконным проникновением в жилище граждан. Эти особенности требуют специальных мер предупреждения женской преступности0.

Согласно Постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое", если лицо совершило кражу посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости или других обстоятельств, его действия (при отсутствии квалифицирующих признаков) следует квалифицировать по ч. 1 ст. 158 УК РФ как непосредственного исполнителя преступления (в соответствии с ч. 2 ст. 33 УК РФ).

Субъективная сторона преступления – внутренняя характеристика преступления, отражающая психическое отношение преступника к совершенному им преступлению. Признаки субъективной стороны – вина, мотив, цель и эмоциональное состояние лица во время совершения преступления (аффект). Признаки делятся на обязательные (вина) и факультативные (мотив, цель и эмоциональное состояние).

Субъективная сторона кражи характеризуется виной в форме прямого умысла и корыстной целью. Невозможно похитить что-либо по неосторожности0. Лицо осознает, что тайно завладевает чужим имуществом, и желает этого, преследуя цель обогащения (своего или близких ему лиц). Прямой умысел при совершении кражи заключается в том, что виновный осознает общественную опасность своих тайных действий по противоправному и безвозмездному изъятию и обращению чужого имущества в свою пользу или пользу других лиц, предвидит возможность или неизбежность наступления последствий в виде причинения таким образом прямого ущерба собственнику либо иному владельцу похищаемого имущества и желает их наступления. Следовательно, кража совершается только по прямому умыслу, который может быть как заранее обдуманным, так и внезапно возникшим.

В само содержание умысла входит осознание всех обстоятельств, образующих объективные признаки преступления. Ответственность наступает, когда лицо сознает: а) что завладевает чужим имуществом; б) что оно не имеет право на это имущество; в) что завладевает им безвозмездно; г) что совершает завладение при наличии либо отсутствии тех обстоятельств, с которыми связана повышенная ответственность (по предварительному сговору группой лиц и т.д.)0. Таким образом, одним из обязательных является установление на основе анализа всей совокупности действий преступников, их содержания и направленности, наличия умысла на завладение чужим имуществом.

Корыстная цель заключается в стремлении получить фактическую возможность владеть, пользоваться и распоряжаться чужим имуществом как своим собственным, т.е. потребить его или лично использовать другим способом, а также продать, подарить или на иных основаниях передать другим лицам. При удовлетворении личных материальных потребностей самого похитителя наличие корыстной цели не вызывает никаких сомнений. Но корыстная цель имеется и в тех случаях, когда похищенное имущество передается другим лицам, в обогащении которых виновный заинтересован по различным причинам (при передаче похищенного имущества родным или близким виновного либо лицам, с которыми у него имеются имущественные отношения, например передача в счет погашения долга, или с которыми после передачи похищенного возникают имущественные отношения, например сдача в аренду)0.

Корыстная цель указывает, во-первых, на умышленный характер преступления. Здесь необходимо подчеркнуть, что корыстной является именно цель, а не мотив. Вызвать у лица решимость совершить хищение могут следующие некорыстные мотивы: престижного характера - зависть, стремление проявить смелость, самостоятельность, испытать риск; подражательного характера - солидарность, ложное чувство товарищества, следование примеру; альтруистического характера - желание оказать помощь, показать щедрость, глубину чувства перед знакомыми, близкими. Наличие некорыстных мотивов, побуждающих к совершению хищения, не меняет направленности цели, она остается корыстной, если лицо в результате обогащается или незаконно удовлетворяет потребности других лиц.

Корыстная цель при хищении предполагает незаконное удовлетворение материальных потребностей виновного или третьих лиц за счет чужого имущества, т.е. принадлежащего собственнику или иному владельцу. Корыстная цель представляет собой также один из критериев отграничения хищения от злоупотребления полномочиями, злоупотребления должностными полномочиями, уничтожения или повреждения имущества, самоуправства, вандализма и др.

Необходимо отметить, что не образуют состава кражи противоправные действия, направленные на завладение чужим имуществом не с корыстной целью, а, например, с целью его временного использования с последующим возвращением собственнику либо в связи с предполагаемым правом на это имущество.0 Так, гражданин Шварц распивал спиртные напитки с потерпевшим Плесовских и, воспользовавшись тем, что Плесовских заснул, тайно похитил сумку, в которой находились документы на имя потерпевшего: паспорт, военный билет, доверенность на право управления автомобиля и технический паспорт на данный автомобиль. Шварц решил воспользоваться данной ситуацией и съездить к родственникам и затем вернуть машину владельцу.

В действиях виновного признаков хищения нет. Так как он завладел имуществом без цели хищения, желая временно воспользоваться им, его действия не могут рассматриваться как кража (отсутствует состав преступления).0

В заключение обобщим признаки субъективной стороны кражи. Она совершается с прямым умыслом и корыстной целью. При этом сознанием субъекта должны охватываться следующие моменты: 1) имущество является чужим; 2) лицо не имеет права распоряжаться этим имуществом; 3) имущество изымается против воли собственника; 4) изъятие происходит тайно; 5) изъятие осуществляется ненасильственно.


ГЛАВА 2. АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЯ, ПРЕДУСМОТРЕННОГО СТ. 158 УК РФ (КРАЖИ)


2.1 Квалифицированные виды преступления, предусмотренного ст. 158 УК РФ (кражи)


В ч. 2 ст. 158 УК РФ предусматриваются квалифицированные составы преступления – кража, совершенная: а) группой лиц по предварительному сговору; б) с незаконным проникновением в помещение либо иное хранилище; в) с причинением значительного ущерба гражданину; г) из одежды, сумки или другой ручной клади, находившихся при потерпевшем.

Понятие группы лиц, совершающих преступление по предварительному сговору, определено в ч.2 ст.35 УК РФ, в которой указано, что преступление признается таковым, если в нем участвовали два или более лиц, заранее договорившихся о совместном совершении преступления. Выделяют следующие признаки группы лиц, совершивших преступление по предварительному сговору: 1) группа должна состоять по меньшей мере из двух человек, являющихся субъектами преступления; 2) участники группы должны совершить хищение совместно; 3) между лицами, входящими в группу, должен состояться предварительный сговор о совместном совершении преступления.

Группа должна состоять по меньшей мере из двух человек, являющихся субъектами преступления. Максимальный состав группы законом не ограничен. Важным в характеристике этого признака является указание на то, что все входящие в группу лица должны быть субъектами преступления, т.е. быть вменяемыми и достигшими возраста уголовной ответственности.

Участники группы должны совершить кражу совместно. Этот качественный признак означает, что все лица, входящие в группу, должны быть соисполнителями0. Соисполнительство, в свою очередь, предполагает, что лица совершают действия, входящие в объективную сторону состава преступления. При этом необязательно, чтобы каждый выполнил всю объективную сторону совместно с другими. Достаточно, чтобы в пределах действий, описанных в диспозиции конкретной статьи, лицо совершило вместе с другими лицами какую-либо ее часть.

Между лицами, входящими в группу, должен состояться предварительный сговор о совместном совершении преступления. При этом сговор признается предварительным, если договоренность о совершении преступления достигнута до начала его непосредственного осуществления, т.е. до начала выполнения действий, входящих в объективную сторону конкретного хищения. Последняя стадия преступной деятельности, на которой возможен сговор, - приготовление к совершению хищения, поскольку на стадии покушения уже начинает выполняться объективная сторона состава.

Заранее – означает до начала выполнения объективной стороны преступления. Именно этот признак обусловливает более высокую степень опасности данного группового посягательства.Обычно такой сговор происходит относительно места, времени или способа совершения преступления. Эта форма соучастия может считаться как соисполнительством, так и соучастием в тесном смысле, т.е. с разделением ролей, однако в последнем случае должно быть не менее двух соисполнителей. Такая форма соучастия повышает опасность совершения преступления и учитывается в качестве отягчающего обстоятельства0.

Таким образом, чтобы квалифицировать кражу по признаку совершения его группой лиц по предварительному сговору, необходимо установить, во-первых, что оно было совершено двумя и более лицами и, во-вторых, что между ними состоялся предварительный сговор на совместное его совершение. Такое понятие группы основывается прежде всего на законе, который имеет в виду не просто соучастие в совершении вымогательства, а совершение его совместными действиями группы лиц. Иными словами, совместное групповое совершение вымогательства предполагает выполнение участниками таких действий, которые содержат в себе признаки объективной и субъективной сторон данного состава.

Предварительный сговор на совместное совершение преступления группой лиц может касаться самых различных сторон посягательства: характера предполагаемого преступления, места и времени, способа и средства его совершения и т.п. В содержание предварительного сговора также входит соглашение о совместности действий в совершении преступления. Способ соглашения, может быть, достигнут самым различным путем (словесный, письменный, молчаливое согласие и т.п.), однако юридического значения для квалификации преступления это не имеет. Здесь необходимо установить только наличие сговора, который может касаться самых основных признаков задуманного преступления, так как только его можно назвать соглашением на совершение конкретного преступления. Предварительным признается сговор, состоявшийся между соучастниками до начала выполнения объективной стороны хищения либо вымогательства оружия, а его началом принято считать момент, когда виновный приступает к выполнению действий, образующих объективную сторону преступления. Этот момент приходится, как правило, на стадию покушения. Поэтому предварительным должен признаваться сговор, состоявшийся не позже, чем на стадии приготовления к преступлению0.

Совместность при групповом преступлении понимается как сложение действий и усилий субъектов для достижения единого результата. Для квалификации вымогательства по данному признаку достаточно, чтобы каждый из виновных осуществил хотя бы одну исполнительскую функцию - часть действий, направленных на достижение общей групповой цели. При этом может иметь место и распределение ролей. В групповых посягательствах на собственность, в том числе при краже, встречаются факты, когда отдельные участники преступления в процессе его совершения выхо­дят за пределы действий, обусловленных заранее. Подобные случаи являются эксцессом исполнителя. В данном случае участники несут ответственность лишь за те преступления, которые охватывались их сознанием и на совершение которых они давали предварительное согласие0.

Незаконное проникновение в помещение или иное хранилище. Под помещением понимаются строения и сооружения независимо от форм собственности, предназначенные для временного нахождения людей или размещения материальных ценностей в производственных или иных служебных целях. Под хранилищем имеются в виду хозяйственные помещения, обособленные от жилых построек, участки территории, магистральные трубопроводы, иные сооружения независимо от форм собственности, которые предназначены для постоянного или временного хранения материальных ценностей (примечание 3 к ст. 158).

Под незаконным проникновением в жилище, помещение или иное хранилище следует понимать противоправное тайное или открытое в них вторжение с целью совершения кражи, грабежа или разбоя. Проникновение в указанные строения или сооружения может быть осуществлено и тогда, когда виновный извлекает похищаемые предметы без вхождения в соответствующее помещение. При квалификации действий лица, совершившего кражу по признаку "незаконное проникновение в жилище" следует руководствоваться примечанием 3 к статье 158 УК РФ, где разъяснены понятия "помещение" и "хранилище". Решая вопрос о наличии в действиях лица, совершившего кражу, признака незаконного проникновения в помещение или иное хранилище, необходимо выяснять, с какой целью виновный оказался в помещении (хранилище), а также когда возник умысел на завладение чужим имуществом. Если лицо находилось там правомерно, не имея преступного намерения, но затем совершило кражу, в его действиях указанный признак отсутствует. Этот квалифицирующий признак отсутствует также в случаях, когда лицо оказалось в помещении или ином хранилище с согласия потерпевшего или лиц, под охраной которых находилось имущество, в силу родственных отношений, знакомства либо находилось в торговом зале магазина, в офисе и других помещениях, открытых для посещения гражданами0.

Нельзя квалифицировать кражу по признаку проникновения, если она совершена, например, с подоконника открытого окна без вторжения в помещение и применения каких-либо приспособлений для завладения имуществом0. Если лицо проникло в помещение без цели совершения кражи, а затем совершило ее, то данное деяние также нельзя квалифицировать как кражу, совершенную с проникновением в помещение0.

При квалификации действий лица, совершившего кражу или грабеж, по признаку причинения гражданину значительного ущерба следует, руководствуясь примечанием 2 к ст. 158 УК РФ, учитывать имущественное положение потерпевшего, стоимость похищенного имущества и его значимость для потерпевшего, размер заработной платы, пенсии, наличие у потерпевшего иждивенцев, совокупный доход членов семьи, с которыми он ведет совместное хозяйство, и др. Квалификация деяния как преступления по п. "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ может иметь место только в том случае, если одежда, сумка и другая ручная кладь (бумажник, пакет, рюкзак, чемодан, в том числе и передвигающийся на собственных колесиках и пр.) находились при потерпевшем (на нем, рядом с ним). Видимо, следует квалифицировать по п. "г" и кражу материальных ценностей из детской коляски, если таковая находилась при потерпевшем0.

Особо квалифицированными составами являются кража, совершенная: а) с незаконным проникновением в жилище; б) из нефтепровода, нефтепродуктопровода, газопровода; в) в крупном размере.

В силу Примечания к ст. 139 УК РФ, под жилищем понимаются индивидуальный жилой дом с входящими в него жилыми и нежилыми помещениями, жилое помещение независимо от формы собственности, входящее в жилищный фонд и пригодное для постоянного или временного проживания, а равно иное помещение или строение, не входящие в жилищный фонд, но предназначенные для временного проживания. Проникновение в жилище должно пониматься так же, как и проникновение в помещение или иное хранилище. В любом случае цель кражи обязательно должна предшествовать вторжению. Как указала Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в определении по делу К., "возникновение умысла на хищение после того, как виновный оказался в квартире, исключает квалификацию его действий по признаку проникновения в жилище"0.

В случае признания лица виновным в совершении хищения чужого имущества путем незаконного проникновения в жилище дополнительной квалификации по ст. 139 УК, предусматривающей ответственность за нарушение неприкосновенности жилища, не требуется, поскольку такое незаконное действие является квалифицирующим признаком кражи. Также не требуют дополнительной квалификации действия виновного и по ст. 167 УК, если, незаконно проникая в жилище с целью совершения кражи, лицо взламывает замки, двери, решетки и т.п. Вместе с тем, если в процессе совершения хищения лицо умышленно уничтожило или повредило имущество, содеянное при наличии к тому оснований необходимо дополнительно квалифицировать по ст. 167 УК.

Понятия "нефтепровод, нефтепродуктопровод, газопровод", введенные в УК Федеральным законом от 30.12.2006 N 283-ФЗ "О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и статью 151 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации"0, содержат все признаки "хранилища" при совершении хищения. Предыстория появления указанных изменений хорошо известна, причины усиления уголовной ответственности за кражи из магистральных трубопроводов вполне объяснимы и логичны. Многочисленные врезки в магистральные трубопроводы, массовое хищение нефтепродуктов стали обычным явлением. Создавая серьезную угрозу безопасности страны и людей, причиняя огромный вред как экономике, так и экологии, эти

преступления не относились к категории тяжких либо особо тяжких преступлений, а по сути приравнивались к банальной карманной краже (ч. 2 ст. 158 УК РФ). Соответственно и меры наказания за них были не адекватными общественной опасности. Можно было украсть цистерну нефти и получить за это условное наказание. Исходя из вышеизложенных обстоятельств, в УК РФ были внесены изменения0.

На наш взгляд, магистральные трубопроводы являются средством перевозки груза, видом транспорта (в отличие от хранилища). С этой точки зрения понятие хранилища, определенное в примечании к ст. 158 УК РФ, нуждается в уточнении. Поэтому мы полагаем, что данное примечание следует сформулировать в следующей редакции: "Под хранилищем понимаются хозяйственные помещения, обособленные от жилых построек, участки территории, иные сооружения, независимо от форм собственности, которые предназначены для постоянного или временного хранения материальных ценностей, а также трубопроводы, в связи с транспортировкой по ним газа, нефти и других нефтепродуктов".

Крупным размером кражи признается стоимость имущества, превышающая двести пятьдесят тысяч рублей, а особо крупным – миллион рублей. Решая вопрос о квалификации действий лиц, совершивших хищение чужого имущества в составе группы лиц, группы лиц по предварительному сговору либо организованной группы по признаку "причинение значительного ущерба гражданину" либо по признаку "в крупном размере", следует исходить из общей стоимости похищенного всеми участниками преступной группы.

И, наконец, самыми опасными видами кражи законодатель называет кражу, совершенную: а) организованной группой; б) в особо крупном размере.

Признак совершения кражи организованной группой (п. "а" ч. 4 ст. 158 УК) означает, что ее участники объединились в устойчивую группу для совершения нескольких преступлений (необязательно краж) либо одного, но сложно-

го по исполнению и поэтому требующего серьезной, как правило, длительной организационной подготовки. Понятие «организованной группы» регламентировано ч. 3 ст. 35 УК РФ: «Преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений». Сформулируем признаки организованной группы в хищении: 1) организованная группа должна включать в свой состав по меньшей мере двух человек, обладающих всеми признаками субъекта преступления; 2) организованная группа должна обладать признаком устойчивости; 3) лица, входящие в группу, должны заранее объединиться для совершения одного или нескольких преступлений.

Группа должна характеризоваться устойчивостью. Устойчивость - это оценочная категория, свидетельствующая о более высокой, по сравнению с простой группой и группой лиц по предварительному сговору, степени ее общественной опасности. Специфика организованной группы как раз и заключается в ее устойчивости, которая очень сложно определяется терминологически. На практике совершается много ошибок при определении признака устойчивости. Так, Верховный Суд РФ указал по делу Нуреева: "Квалификация действий осужденных за грабеж изменена: квалифицирующий признак - совершение преступления организованной группой заменен квалифицирующим признаком - совершение преступления группой лиц по предварительному сговору. Согласно закону преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений. Основным отличительным критерием этого квалифицирующего признака от признака - совершение преступления группой лиц по предварительному сговору - является устойчивость группы. По данному делу группа состояла из четырех человек, и суд, постановляя приговор, пришел к выводу, что она не обладала устойчивостью"0.

Лица, входящие в группу, должны заранее объединиться для совершения одного или нескольких преступлений. По сути дела, этот признак организованной группы означает, что ее члены, создавая группу, предполагали, что она будет устойчивой группой, которая позволит объединить усилия всех для единой цели - совершения одного (очень редко и сложного по исполнению) или нескольких преступлений0.

И последнее в анализе этого квалифицирующего признака кражи: лицо должно осознавать факт своего вхождения именно в организованную группу, т.е. в устойчивую и заранее объединившуюся для совершения одного или нескольких преступлений. Если это осознание по каким-либо причинам отсутствует, вменение признака "организованная группа" конкретному лицу невозможно; это лицо привлекается к уголовной ответственности за совершение преступления группой лиц по предварительному сговору.

Хищение в особо крупном размере (п. "б" ч. 4 ст. 158, ч. 4 ст. 159, ч. 4 ст. 160, п. "б" ч. 3 ст. 161 УК РФ) - это хищение имущества, стоимость которого превышает 1 млн. руб. (примечание 4 к ст. 158 УК РФ). Максимальный размер особо крупного хищения может быть сколь угодно большим; современное законодательство никаких ограничений для него не устанавливает.

Как хищение в крупном или особо крупном размерах должно квалифицироваться совершение нескольких хищений чужого имущества, общая стоимость которых превышает, соответственно, 250 тыс. или 1 млн. руб., если они совершены одним способом и при обстоятельствах, свидетельствующих об умысле совершить хищение в крупном (особо крупном) размере.

Крупный или особо крупный размер хищения может быть в конкретном случае образован совокупной стоимостью имущества, изъятого в несколько приемов; при этом стоимость похищенного за один раз имущества крупной или особо крупной не является. Подобные хищения квалифицируются как единое хищение в крупных или особо крупных размерах только в том случае, если есть признаки продолжаемого хищения: при умысле на хищение имущества в крупном или особо крупном размере виновный осуществляет завладение имуществом по каким-либо причинам в несколько приемов.

Обычно при этом совпадают способы отдельных хищений, есть один потерпевший, имущество изымается из одного места и т.д. В то же время потерпевшие могут быть и разными; это не суть важно при наличии других обстоятельств, свидетельствующих о продолжаемом хищении. Так, последовательное изъятие имущества из нескольких дач, принадлежащих разным лицам, совершенное в одно и то же время, одним способом, с использованием в качестве средства, облегчающего вывоз имущества, грузового автомобиля, если стоимость изъятого имущества в сумме превышает 250 тыс. руб., должно признаваться крупным хищением0.


2.2 Отграничение кражи от смежных составов


Для правильного применения уголовно-правовой нормы об ответственности за кражу в деятельности правоохранительных органов необходимо четко представлять, в чем заключается отличие этого состава преступления от других смежных составов и правильной квалификации при совокупности с указанным составом. От правильной квалификации зависит объем обвинения, справедливость уголовного наказания. Она предполагает точное и полное определение: во-первых, признаков совершенного деяния; во-вторых, признаков уголовно-правовой нормы, необходимых для сопоставления с признаками деяния.

Отграничение кражи от грабежа. Грабеж содержит все объективные и субъективные признаки хищения, так как является одной из его форм. В отличие от кражи при грабеже изъятие имущества происходит открыто. Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 27.12.2002 N 29 разъяснил, что "открытым хищением чужого имущества, предусмотренным статьей 161 УК РФ (грабеж), является такое хищение, которое совершается в присутствии собственника или иного владельца имущества либо на виду у посторонних, когда лицо, совершающее это преступление, сознает, что присутствующие при этом лица понимают противоправный характер его действий независимо от того, принимали ли они меры к пресечению этих действий или нет".

Если присутствующие при совершении преступления лица не осознают противоправность связанных с этим действий либо являются близкими родственниками или соучастниками виновного, который рассчитывает в связи с этим на то, что изъятие имущества останется тайным, налицо не грабеж, а кража.

Действия виновного квалифицируются как грабеж, если он, намереваясь совершить тайное хищение, будучи застигнутым на месте совершения преступления, продолжил изъятие имущества на глазах у потерпевшего или других лиц.

Перерастание кражи в грабеж при изложенных обстоятельствах возможно только до полного завладения имуществом и получения возможности им распоряжаться, так как с этого момента кража считается оконченной. Если виновный считает, что он совершает хищение тайно, не видит или не осознает, что за его действиями наблюдают, преступление квалифицируется как кража.

Захват или другие действия, направленные на завладение чужим имуществом из хулиганских побуждений, с целью его уничтожения по различным мотивам или временного использования, а также в связи с действительным или предполагаемым правом на это имущество, не образуют состава грабежа, но могут в зависимости от обстоятельств дела квалифицироваться как хулиганство, уничтожение имущества, самоуправство и др.

Таким образом, грабеж отличается от кражи по объективной и субъективной сторонам состава преступления. Если кража - это тайное похищение, то грабеж - открытое завладение чужим имуществом. При этом решающее значение имеет субъективное отношение к способу завладения чужим имуществом. Однако иногда преступление, начатое как кража, может перерасти в грабеж или разбой. Для наличия последних составов достаточно установить, что насилие или угроза его применения являлись средством завладения либо удержания чужого имущества.

Отграничение кражи от мошенничества. Одной из возможных ошибок, способной привести к неверной квалификации хищений, является неточное представление о линиях разграничения между такими формами хищения как кража и мошенничество. Ошибки в применении закона в такого рода случаях определяются, как правило, тем, что иногда при совершении краж виновный прибегает к обману, вводя в заблуждение лиц, владеющих имуществом, либо входит к ним в дочерние, чтобы облегчить себе доступ к имуществу и совершить затем тайное хищение. В подобных ситуациях возникает своеобразная конкуренция между нормами закона, определяющими признаки хищения путем кражи и признаки такой формы хищения, как мошенничество.0

Кража относится к той разновидности способов хищения, которую в литературе нередко именуют похищением имущества. Специфика любого хищения состоит в том, что изъятие имущества виновный осуществляет путем его захвата, помимо или против воли лица, в обладании которого оно находится. Так, при совершении кражи изъятие имущества производится тайно и, следовательно, помимо и без всякого участия воли этих лиц, незаметно для них и без их ведома.

Для мошенничества же характерен как бы добровольный акт передачи имущества. При совершении мошенничества виновный в отличие от похитителя воздействует не на само имущество, а на сознание потерпевшего, склоняя его путем обмана или злоупотребления доверием к передаче имущества в пользу мошенника. Виновный завладевает имуществом (или приобретает право на имущество) путем обмана или злоупотребления доверием собственника или лица, в ведении которого либо под охраной которого находится имущество. В уголовном праве обманом принято считать как сознательное искажение истины (активный обман), так и умолчание об истине (пассивный обман).

Намерено искажая факты действительности, виновный вводит потерпевшего в заблуждение относительно их истинности, а при умолчании сознательно

пользуется заблуждением, возникшим независимо от виновного. В обоих случаях потерпевший под влиянием заблуждения сам передает имущество мошеннику. Внешне такая передача выглядит как добровольная, однако эта "добровольность" мнимая, поскольку обусловлена обманом.0

В мошенническом обмане следует различать форму и содержание. Содержание обмана составляют разнообразные обстоятельства, относительно которых преступник вводит в заблуждение потерпевшего (при активном обмане), либо факты, сообщение которых удержало бы лицо от передачи имущества (при пассивном обмане). Обман может касаться отдельных предметов (их существования, тождества, качества, количества, размера, цены и т.д.), личности (т.е. тождества либо различных свойств и правовых характеристик личности виновного или других граждан), различных событий и действий.0 Содержание мошеннического обмана часто составляют так называемые ложные обещания, когда мошенник в целях завладения имуществом обманывает потерпевшего относительно своих действительных намерений. Обманывая соответствующее лицо, мошенник внушает ему ложное убеждение, что, претендуя на получение имущества, он (мошенник) действует на законных основаниях. Примером может служить завладение деньгами, полученными в качестве аванса по договору, который мошенник не имеет намерения выполнить. Ложное обещание - это не просто искажение "фактов будущего", но и одновременно ложное сообщение о своих подлинных намерениях в настоящем.

От кражи мошенничество отличается способом совершения преступления. При краже также может быть использован обман или злоупотребление доверием, однако не в качестве способа хищения, а для того, чтобы облегчить завладение чужим имуществом. Так, например, как кража квалифицированы действия Б., которую потерпевшая В. попросила присмотреть за вещами на вокзале, пока она сходит в туалет. Воспользовавшись этим, Б. похитила вещи В.

Специфика мошеннического способа хищения состоит в том, что виновный завладеет имуществом при посредстве действий лиц, обладающих этим имуществом. Ответственность за мошенничество наступает в случае, если доказано что завладение чужим имуществом было путём обмана. Так, Тимуршина состояла на учёте в центре занятости и получала соответствующее пособие. Она выступила учредителем ООО «Ариес», однако, ни на какой должности в ООО не состояла, ни зарплаты, ни дивидендов не получала. Североморским городским судом Мурманской

области Тимуршина была осуждена по ч.1 ст.159 УК РФ. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда приговор отменила. Так как при таких обстоятельствах в действиях Тимуршиной состава мошенничества при получении ею пособия по безработице не содержится.0

При мошенничестве потерпевший лично предает в собственность или владение мошеннику свое имущество. При краже изъятие чужого имущества происходит помимо воли потерпевшего. Примером использования обмана при краже могут служить действия Г., который, взяв для примерки костюм, переоделся в него и незаметно выйдя из магазина, скрылся. Кроме этого, мошенничество в отличие от других форм хищения включает в себя такое деяние, как приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием, тогда как кража могут совершаться только в виде хищения0.

По отношению потерпевшего к факту перехода имущества к преступнику мошенничество в какой-то мере сближается с кражей. В обоих случаях лицо не осознает того, что незаконно лишается имущества. Между ними, однако, есть принципиальное различие, позволяющее отграничить тайное похищение чужого имущества от похищения его путем обмана или злоупотребления доверием. Это различие прослеживается также в характеристике субъективной стороны действий потерпевшего при мошенничестве. Потерпевший добровольно и сознательно передает имущество (находящееся в собственности либо в законном владении) преступнику (например, жертвы упомянутых выше финансовых пирамид простаивали днями и ночами для того, чтобы вручить свои деньги преступникам-аферистам, надеясь на скорый их возврат в гораздо большем размере), чего нет при краже как тайном похищении имущества0. Так, вывод о наличии в действиях Е. и Б. состава мошенничества суд мотивировал тем, что они знали, что покупатель похищенной ими автомашины (Р.), заплатив деньги, собственником автомашины не станет. Однако по смыслу закона мошенничество как одна из форм хищения предполагает незаконное безвозмездное обращение с корыстной целью чужого имущества в свою собственность. В данном случае этот признак отсутствует. По делу установлено, что Р., заплатив 2 млн. руб., приобрел автомобиль стоимостью 32497 тыс. руб. (неденоминированных). Е. и Б. реализовали похищенную автомашину по явно заниженной цене, т.е., завладев деньгами Р., предоставили ему возмещение. При таких обстоятельствах в действиях Е. и Б. отсутствует состав мошенничества.0

Не может рассматриваться как мошенничество передача имущества, совершенная малолетним или душевно больным либо лицом, не способным в полной мере контролировать свои действия в результате сильного опьянения, поскольку эти лица не в состоянии правильно оценить совершаемые ими действия. В подобных случаях содеянное должно рассматриваться, в зависимости от характера конкретно совершенных действий, как кража или как грабеж0.

Как кражу следует расценивать и обман, совершенный с целью получения доступа к имуществу и последующим тайным завладением им. Например, лицо, выдающее себя за носильщика и похитившее переданное ему для переноса имущество, должно нести ответственность за кражу, поскольку в данном случае нет добровольной передачи потерпевшим своего имущества виновному.

Таким образом, основное различие кражи и мошенничества заключается в следующем: Кража во всех случаях совершается тайно; при отсутствии согласия и ведома потерпевшего по поводу изъятия вещи, а изъятие имущества преступником в результате мошенничества основывается на обмане или злоупотреблении доверием потерпевшего; Объект кражи - любое движимое имущество, в создание которого вложен человеческий труд, а объектом мошенничества, кроме вышеперечисленного имущества, может быть и право на имущество. Уголовная ответственность за совершение кражи наступает с 14 лет, за мошенничество с - 16 лет.

Отграничение кражи от присвоения или растраты. Ответственность присвоение и растрату устанавливает ст.160 УК РФ. При любой из этих форм посягательства нарушаются не только отношения собственности, но и предоставленные лицу полномочия по распоряжению, управлению, хранению имущества. В этом повышенная опасность и сходство данных форм хищения, предопределившее их законодательную характеристику в одной статье и более строгую наказуемость, чем кражи.

Отличие присвоения и растраты от кражи и других форм хищения заключается в том, что преступник завладевает имуществом, которое ему вверено для хранения, реализации, ремонта, обработки, перевозки, временного пользования и т.д., а значит, находится в его правомерном владении, либо виновный в силу служебного положения наделен правом отдавать распоряжения по поводу использования данного имущества, которое таким образом находится в его ведении. Переход от правомерного владения к неправомерному и характеризует момент совершения преступления: при простом удержании - момент, когда преступник должен был возвратить имущество, но не сделал этого; при растрате - момент отчуждения или потребления имущества. Налицо должны быть все другие объективные и субъективные признаки хищения (изъятие и (или) обращение имущества в свою пользу или в пользу других лиц, корыстная цель, безвозмездность, противоправность).

Характеризуя отличие присвоения (растраты) от кражи, Пленум ВС СССР в Постановлении от 11.07.72 г. N 4 разъяснял: «Как присвоение либо растрата вверенного или находящегося в ведении государственного или общественного имущества должно квалифицироваться незаконное безвозмездное обращение в свою собственность или в собственность другого лица имущества, находящегося в правомерном владении виновного, который в силу должностных обязанностей, договорных отношений или специального поручения... осуществлял в отношении этого имущества полномочия по распоряжению, управлению, доставке или хранению (кладовщик, экспедитор, агент по снабжению, продавец, кассир и другие лица). Хищение государственного или общественного имущества, совершенное лицом, не обладающим указанными выше полномочиями, но имеющим к нему доступ в связи с порученной работой либо выполнением служебных обязанностей, подлежит квалификации как кража»0.

Касаясь отграничения присвоения (растраты) от кражи необходимо отметить, что действия водителя, совершившего хищения вверенного ему имущества для транспортировки (доставки) на основании товарно-транспортной накладной либо иного документа с указанием количества (веса) продукции, надлежит квалифицировать как присвоение либо растрату. Водитель осуществляет правомочия в отношении вверенного ему имущества не в связи с занимаемой должностью, а выполняя свои производственные функции по его перевозке и доставке. Следовательно, действия водителя нельзя квалифицировать как растрату чужого, вверенного ему имущества с использованием своего служебного положения0.

Уголовная ответственность за присвоение и растрату наступает лишь при установлении умысла виновного на хищение чужого имущества, вверенного ему. Так, И. был признан виновным в хищении вверенного ему чужого имущества с использованием своего служебного положения путём присвоения, совершенном группой лиц по предварительному сговору. Приговор суда был отменён, дело прекращено за отсутствием в действиях осужденных состава преступления. Так как судом было установлено, что И. , работая председателем комитета по управлению архивами администрации Волгоградской области, направил М. – ведущего специалиста как частное лицо в институт переподготовки и повышения квалификации Академии государственной службы. Поскольку средств на обучения у комитета не имелось, И. оформил на работу в комитет сестру М. , которая фактически не работала. Зарплату за неё получала М. И. , возместив М. затраченные ею средства на обучения по повышению квалификации, не имел никакой корыстной заинтересованности.0

Вместе с тем хищение этого имущества, совершенное лицами, которые не обладали указанными выше правомочиями, но имели доступ к данному имуществу в связи с выполняемой работой, следует квалифицировать как кражу.

В случае, если в хищении, совершенном по предварительному сговору, участвовало хотя бы одно лицо, которому это имущество было вверено или в ведении которого оно находилось, действия всех лиц подлежат квалификации по ч.2 ст.160 УК РФ, если собственнику не был причинен крупный ущерб.

Следует отличать хищение в форме присвоения от временного позаимствования имущества лицом, в ведении которого оно находилось. Если обстоятельства дела свидетельствуют, что лицо незаконно воспользовалось чужим имуществом временно, имея намерение в дальнейшем возвратить взятое имущество или его эквивалент, то содеянное может быть квалифицировано при соответствующих условиях как самоуправство (ст. 330 УК) или как злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285 УК). О направленности умысла виновного можно судить исходя из количества взятого имущества, наличия реальной возможности возвратить его или погасить недостачу, попыток путем подлога или другим способом скрыть свои действия и т.д.

Злоупотребление должностного лица служебным положением, заключающееся в незаконном безвозмездным обращении с корыстной целью имущества собственника в свою собственность или в собственность других лиц, должно рассматриваться как хищение и квалифицироваться по ч.3 ст.160 УК РФ. В данном случае использование должностным лицом своего служебного положения явилось средством противоправного изъятия имущества в свою собственность или в собственность третьих лиц.

Таким образом, основные различия рассматриваемых преступлений заключается в следующем: - хищение имущества собственника путем присвоения (растраты или злоупотребления служебным положением) совершается специальным субъектом - лицом, которому это имущество было вверено; субъектом кражи может быть любое лицо, посягающее на чужую вещь; - предметом преступного посягательства при растрате (присвоении) может быть не любое имущество, а только вверенное похитителю собственником для определения целей; а предметом кражи может быть любое чужое имущество, в создание которого вложен человеческий труд; - уголовная ответственность за совершение кражи наступает с 14 лет; а за совершение преступления, предусмотренного ст.160 УК РФ – с 16 лет.

Отграничение кражи от неправомерного завладения автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения. Неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения (угон) относится к числу корыстных имущественных преступлений.

До настоящего времени в разграничении угона и кражи транспортных средств имеются определенные сложности. Дело в том, что состав такого преступления, как кража, сконструирован так, что для привлечения к уголовной ответственности необходимо установление признаков его предмета, а именно чужого имущества, то есть не находящегося в собственности или законном владении виновного (ст. 158 УК РФ). УК РФ не выделяет конкретные виды имущества, которые могут быть предметом кражи. Так, по мнению С.И. Улезько, имущество – это предметы материального мира, в которые вложен человеческий труд, наделенные свойством меновой стоимости (ее денежным выражением - ценой)0. В соответствии с ч. 2 ст. 15, ч. 2 ст. 46 ГК РФ под имуществом понимаются отдельные вещи или их совокупность. По смыслу ч. 1 ст. 302, ч. 1 ст. 3 - 7 ГК РФ понятие "имущество" включает вещи, деньги и ценные бумаги.

Исходя из вышеуказанного, можно заключить, что предметом кражи, то есть тайного хищения чужого имущества, можно признать любое транспортное средство. Действующее законодательство существенно сблизило по своим характеристикам названные составы и предусмотренное за их нарушение наказание. Однако как показывает практика, отграничить угон от хищения автотранспортных средств бывает непросто. Непосредственным объектом преступления, предусмотренного ст. 166 УК, так же как и ст.158 УК, являются общественные отношения, касающиеся владения, пользования и распоряжения имуществом, т.е. отношения собственности.

Решающее значение для разграничения кражи и угона имеет субъективная сторона преступления. Основными доказательствами направленности прямого умысла виновного на кражу транспортного, по мнению В.Д. Корма, средства являются: принятие мер к сокрытию транспортного средства (например, в арендованном гараже, на стоянке, предприятии); наличие фиктивных документов на право владения транспортным средством, измененных идентификационных номеров на кузове, двигателе; разукомплектование и переоборудование транспортного средства; продажа транспортного средства или его частей, а также использование последних для ремонта аналогичного транспорта; продолжительность времени эксплуатации транспортного средства0.

Ситуации, когда угонщик транспортного средства задержан в момент перемещения на нем, когда он оставил транспортное средство в гараже или у своего дома, когда он застигнут у транспортного средства, которое он не смог эксплуатировать по техническим причинам, схожи с хищениями. При таких обстоятельствах трудно четко разграничить угон и хищение. При устоявшейся в теории и на практике характеристике корыстной цели, необходимой для вменения хищения, ее в подобных ситуациях практически невозможно доказать. Представляется, что данный факт послужил не последним доводом для обоснования криминализации угона транспортных средств, что не может считаться правильным. Ведь на практике в рассматриваемых ситуациях вопрос о квалификации действий лиц, завладевших транспортным средством, может решаться упрощенно в зависимости от показаний угонщика и волеизъявления работника милиции. Кстати, как в материалах уголовных дел, так и в обвинительных приговорах за угон транспортных средств в качестве обоснования квалификации приводится одна и та же фраза: «имея умысел на неправомерное завладение транспортным средством без цели хищения»0.

Подобным образом «доказывается» отсутствие умысла на хищение и в ситуациях, когда с угнанного транспортного средства снимаются отдельные детали. Сопоставление материалов уголовных дел об угонах и хищениях транспортных средств при схожих обстоятельствах свидетельствует, что когда преступление обнаруживается в процессе снятия деталей, как правило, с недорогой машины, перемещенной на небольшое расстояние или неспрятанной (оставлена во дворе собственного дома) и т.д., и виновный утверждает, что хотел только использовать машину по ее назначению (доехать до определенного места, покататься), но завести ее не удалось или она «заглохла», действия лиц квалифицируются по совокупности как кража деталей и угон транспортных средств. Следует, правда, оговориться, что изученное количество дел о хищениях транспортных средств незначительно из-за небольшого удельного веса их среди всех хищений, что обусловлено низкой раскрываемостью подобных преступлений. Когда машина обнаружена в завуалированном месте или в разобранном виде, в материалах дела отмечается, что виновный, имея умысел, допустим, на кражу, «завел автомобиль и уехал на нем, тем самым похитив автомобиль стоимостью», действия виновных квалифицируются как хищение.

Сегодня действующее законодательство позволяет трактовать угон автомобиля по двум принципиально разным статьям УК РФ - 158 ("Кража") и 166 ("Неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения"). На мой взгляд, следует признать несостоятельным высказываемое отдельными юристами соображение о якобы целесообразности исключения из УК РФ состава угона, аргументируемое тем, что любой угон – это по существу то же хищение.

Угон «перерастает» в хищение, если умысел на хищение появляется уже после того, как машина угнана, но, вместе с тем, хищение не сужается (не «уменьшается») до пределов угона, если похититель, скажем, «передумал» похищать автомобиль (сильно шумит двигатель, «барахлит» ходовая часть, стало «как-то боязно»…) и бросает его «где придется»0.

Угоны без цели хищения происходят крайне редко, однако порой доказать умысел достаточно тяжело. Поэтому зачастую действия обвиняемых (подсудимых) переквалифицируются на угон, и воры спокойно избегают ответственности за совершение кражи, подвергаясь более мягкому наказанию. Несмотря на то, что вносившиеся ранее в ст. 166 УК РФ изменения значительно усилили максимальные санкции за совершение преступлений данного вида (с 3 до 5 лет лишения свободы), они оставили значительный выбор применяемых санкций (штраф в 120 тыс. руб., арест до 6 месяцев, лишение свободы на срок до 5 лет и т.д.). Подобная альтернатива приводит к тому, что преступнику выгоднее "пойти" за совершение угона, чем за кражу.

Калининградские депутаты предлагают снять данную коллизию, сократив перечень санкций ч. 1 ст. 166 УК (штраф до 250000 руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 2 лет либо лишение свободы до 5 лет) и дополнив ее ч. 2 квалифицирующим признаком "с причинением крупного ущерба". Таким образом, ужесточается наказание для лиц, действительно совершивших угон без умысла хищения, и при этом остается возможность избежать лишения свободы за угон недорогого автомобиля (такими преступлениями грешат несовершеннолетние). При этом хищение автомобиля стоимостью более 250 тыс. рублей (чем занимаются исключительно профи) автоматически квалифицируется как тяжкое преступление. Кроме того, для затруднения легализации краденых авто предлагается ужесточить санкции по ст. 326 УК ("Подделка или уничтожение идентификационного номера транспортного средства")0. На мой взгляд, следует поддержать эти предложения.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ


В ходе работы были сделаны следующие выводы:

Общественная опасность хищений чужого имущества (основная группа преступлений против собственности) определяется тем, что в своей массе они вносят дезорганизацию в экономическую жизнь страны, создают возможности для паразитического обогащения одних за счет других, негативно влияют на неустойчивых членов общества.

Одним из наиболее опасных преступных посягательств на частную собственность является кража. Это совершённое с корыстной целью противоправное безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившее ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества. Российское уголовное право уделяет много внимания ответственности за кражу, предусматривает широкий диапазон мер наказания преступника.

Объективная сторона кражи, поскольку речь идет о материальном составе преступления, содержит три основных элемента: а) тайные действия по изъятию и обращению чужого имущества в пользу виновного или других лиц; б) последствия этих действий в виде причинения ущерба собственнику или иному владельцу имущества; в) причинная связь между действиями виновного и наступившими последствиями. Кража является тайной, если она совершена: - в отсутствие кого бы то ни было; - в присутствии потерпевшего или посторонних лиц, но незаметно для них; - в присутствии указанных лиц, наблюдающих изъятие имущества, но не понимающих характера совершаемых действий и значения происходящего; - в присутствии каких-либо лиц, наблюдающих действия преступника, понимающих и правильно оценивающих их характер, но не обнаруживающих себя, благодаря чему преступник остается в убеждении, что он действует тайно; - в присутствии каких-либо лиц, наблюдающих действия преступника, понимающих и правильно оценивающих их характер и не скрывающих своего присутствия, но не являющихся для преступника посторонними в том смысле, который позволял бы говорить об открытости его действий.

Родовым объектом кражи являются общественные отношения в сфере экономики. Видовым – отношения собственности. Непосредственный объект кражи может быть простым либо сложным, если содержит не только основной, но и дополнительный непосредственный объект.

Субъектом кражи может быть только физическое и вменяемое лицо (гражданин РФ, иностранец или лицо без гражданства), совершившее запрещённое уголовным законом общественно опасное деяние и достигшее к моменту совершения преступления возраста уголовной ответственности.

Субъективная сторона кражи характеризуется виной в форме прямого умысла и корыстной целью. Корыстная цель заключается в стремлении получить фактическую возможность владеть, пользоваться и распоряжаться чужим имуществом как своим собственным, т.е. потребить его или лично использовать другим способом, а также продать, подарить или на иных основаниях передать другим лицам.

В ходе работы были сформулированы следующие предложения:

На наш взгляд, магистральные трубопроводы являются средством перевозки груза, видом транспорта (в отличие от хранилища). С этой точки зрения понятие хранилища, определенное в примечании к ст. 158 УК РФ, нуждается в уточнении. Поэтому мы полагаем, что данное примечание следует сформулировать в следующей редакции: "Под хранилищем понимаются хозяйственные помещения, обособленные от жилых построек, участки территории, иные сооружения, независимо от форм собственности, которые предназначены для постоянного или временного хранения материальных ценностей, а также трубопроводы, в связи с транспортировкой по ним газа, нефти и других нефтепродуктов".

Действующее законодательство позволяет трактовать угон автомобиля по двум принципиально разным статьям УК РФ - 158 ("Кража") и 166 ("Неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения"). На мой взгляд, следует признать несостоятельным высказываемое отдельными юристами соображение о якобы целесообразности исключения из УК РФ состава угона, аргументируемое тем, что любой угон – это по существу то же хищение.

Следует сократить перечень санкций ч. 1 ст. 166 УК (штраф до 250000 руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 2 лет либо лишение свободы до 5 лет) и дополнив ее ч. 2 квалифицирующим признаком "с причинением крупного ущерба". Таким образом, ужесточается наказание для лиц, действительно совершивших угон без умысла хищения, и при этом остается возможность избежать лишения свободы за угон недорогого автомобиля (такими преступлениями грешат несовершеннолетние). При этом хищение автомобиля стоимостью более 250 тыс. рублей (чем занимаются исключительно профи) автоматически квалифицируется как тяжкое преступление.


СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ


Нормативные правовые акты

  1. Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 г. // Российская газета. 1993. № 237. 25 дек.

  2. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (в последн. ред.) // СЗ РФ. 1996. № 25. Ст.2954.

Специальная литература

  1. Арсеньева М.И., Серебрякова В.А. Особенности формирования противоправного поведения женщин и некоторые аспекты его предупреждения // Вопросы борьбы с преступностью. М., 2002. Вып. 36.

  2. Багаутдинов Ф.Н., Гумаров И.Г. Уголовная ответственность за хищение из магистральных трубопроводов // Журнал российского права. 2008. N 2.

  3. Безверхов А.Г. Собственность и имущественные отношения в уголовном праве. // Законодательство. 2002. №12.

  4. Бойцов А.И. Преступления против собственности. СПб., 2008.

  5. Болотский Б.С. Проблемы квалификации преступлений. М.: МГУС, 2007.

  6. Бондарь Е.А. Уголовно-правовая характеристика мошенничества и связанных с ним преступлений в сфере финансовой деятельности // Финансовое право. 2005. №11.

  7. Борзенков Г.Н. Личная собственность под охраной закона. М.: Знание, 1985.

  8. Завидов Б.Д. Кража: уголовно-правовой анализ. М., 2008.

  9. Иванова Е. Берегись, автопреступник ! // ЭЖ-Юрист. 2007. N 37.

  10. Исмагилов Р.Г. Кража чужого имущества: уголовно-правовые и криминологические аспекты: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2001.

  11. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Отв. ред. В.М. Лебедев. М.: Юрайт-Издат, 2007.

  12. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / под ред. А.А. Чекалина, В.Т. Томина, В.В. Сверчкова. – М.: Юрайт-Издат, 2008.

  13. Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Под общ. ред. В.М. Лебедева. - М.: Норма, 2007.

  14. Корма В.Д. Проблемные вопросы уголовно-правовой и криминалистической характеристик угона и кражи транспортных средств // Российский следователь. 2005. N 12.

  15. Коротенко А.Н. Квалификация преступлений против собственности, граничащих со сферой менее опасных деяний // Российский судья. 2007. № 6.

  16. Криминология / Под ред. А.И. Долговой. М., 2007.

  17. Криминология: Учебник для вузов / Под ред. В.Д. Малкова. - М.: ЗАО «Юстицинформ», 2008.

  18. Курс уголовного права. Особенная часть. Том 4. Учебник для вузов / Под ред. Н.Н. Борзенкова и В.С. Комиссарова. - М: ЗЕРЦАЛО, 2008.

  19. Лопашенко Н.А. Новое Постановление Пленума Верховного Суда РФ по хищениям // Законность. 2003. № 3.

  20. Лопашенко Н.А. Преступления в сфере экономики: авторский комментарий к уголовному законодательству. Раздел VIII УК (постатейный). М.: Волтерс Клувер, 2008.

  21. Наумов, А.В. Практика применения Уголовного кодекса Российской Федерации: комментарий судебной практики и доктринальное толкование / Под ред. Г.М. Резника. – М.: «Волтерс Клувер», – 2008.

  22. Новикова Л.В. Особенности квалификации краж имущества пассажиров на железнодорожном транспорте // Российский следователь. 2007. N 17.

  23. Плохова В. Угон транспортных средств квалифицировать как хищение имущества // Российская юстиция. 2003. N 11.

  24. Постатейный комментарий к Уголовному кодексу российской Федерации / под ред. Н.А. Громова. М.: ГроссМедиа, 2008.

  25. Савкин Е.В. Кража: уголовно-правовые и криминологические аспекты: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Уфа, 2004.

  26. Севрюков А.П. Уголовно-правовая характеристика кражи // Адвокатская практика. 2003. № 2.

  27. Севрюков А.П., Пономарев П.Г., Борбат А.В., Уканов К.Ш. Проблемы борьбы с хищениями в регионах России. М., 2008.

  28. Симакова И. Правовая характеристика психотропных веществ / И. Симакова // Уголовное право. 2004. № 2.

  29. Состояние преступности в России. М., ГИЦ МВД России. 2007.

  30. Судебная практика к Уголовному кодексу Российской Федерации. / Под ред. В.М. Лебедева и С.В. Бородина. М., 2008.

  31. Тарасова Ю. В. К вопросу о преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ // Российский следователь. 2007. N 20.

  32. Уголовное право России. Особенная часть / Отв. ред. Б.В. Здравомыслов. - М., 2008.

  33. Уголовное право России. Часть особенная: Учебник / Под ред. Л.Л. Кругликова. – М., 2006.

  34. Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть / Под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай, А.И. Рарога, А.И. Чучаева. М., 2008.

  35. Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть: Учебник / Под ред. А.И. Рарога. – М., 2007.

  36. Уголовное право. Особенная часть: Учебник / Под ред. Н.И. Ветрова. - М.: Новый Юрист, 2007.

  37. Шурухнов Н.Г. Расследование краж: Практическое пособие. М.: Юристъ, 1999.

  38. Щепалов С. Мошенничество - это умышленное причинение имущественного ущерба. // Российская юстиция. 2003. № 1.

  39. Щербаков А.А. Неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством (законодательство, юридическая характеристика, квалификация): Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2006.


Постановления Пленума Верховного Суда РФ, СССР и иная судебная практика


  1. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 (ред. от 06.02.2007) «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. № 2.

  2. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. № 14 (ред. от 06.02.2007) «О практике применения судами законодательства об ответственности за экологические правонарушения» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. № 1.

  3. Определение Верховного суда РФ от 30.11.2005 № 37-Д05-39 // Справочно-правовая система «Консультант Плюс: судебная практика».

  4. Определение Верховного Суда от 18.10.2004 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2005. № 1. С. 15.

  5. Определение Верховного Суда РФ от 12.03.1988 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1988. № 4. С. 42.

  6. Определение Верховного Суда РФ от 1 августа 2001 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2002. № 2. С. 17-18.

  7. Определение Верховного Суда РФ от 22.08.2000г.// Бюллетень Верховного Суда РФ. 2001. № 7.

  8. Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 12 февраля 2007 г. по делу Тимуршиной (извлечение) // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2007. № 12. С. 7-8.

  9. Бюллетень Верховного Суда РФ. 2007. N 6. С. 19.

  10. Бюллетень Верховного Суда РФ. 2001. N 8. С. 12.

  11. Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. N 9. С. 14.

  12. Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. N 9. С. 7.

  13. Бюллетень Верховного Суда РФ. 2005. № 7. С. 12.

  14. Бюллетень Верховного Суда РФ. 1994. N 11. С. 3-4.

  15. Постановление президиума Московского городского суда от 19.05.2001 г. по делу Гнездилова (извлечение) // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2002. №2. С. 20.

  16. Постановление президиума Волгоградского областного суда от 5 октября 2001 г. по делу И. и М. (извлечение) // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2002. № 7. С. 15.

  17. Постановление президиума Тюменского областного суда от 2 июля 1999 г. по делу Шварца (извлечение) // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. №2. С.21-22.

  18. Судебная практика по уголовным делам/ сост. Г.А. Есаков. М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2008.



0 См.: Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть / Под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай, А.И. Рарога, А.И. Чучаева. М., 2008. С. 256.

0 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Отв. ред. В.М. Лебедев. М.: Юрайт-Издат, 2007. С. 355.

0 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 (ред. от 06.02.2007) «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. № 2.

0 Бюллетень Верховного Суда РФ. 2001. N 8. С. 12.

0 Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. N 9. С. 14.

0 Бойцов А.И. Преступления против собственности. СПб., 2008. С.133.

0 Завидов Б.Д. Кража: уголовно-правовой анализ. М., 2008. С. 11.

0 см. абз. 4 п. 25 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. № 2.

0 Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. N 9. С. 7.

0 Новикова Л.В. Особенности квалификации краж имущества пассажиров на железнодорожном транспорте // Российский следователь. 2007. N 17.

0 Севрюков А.П. Уголовно-правовая характеристика кражи // Адвокатская практика. 2003. № 2. С.31.

0 Комментарий к Уголовному кодексу российской Федерации / под ред. А.А. Чекалина, В.Т. Томина, В.В. Сверчкова. М.: Юрайт-Издат, 2008. С.202.

0 См.: Наумов А.В. Практика применения Уголовного кодекса Российской Федерации: комментарий судебной практики и доктринальное толкование (постатейный) / под ред. Г.М. Резника. М.: Волтерс Клувер, 2008. С. 158.

0 Шурухнов Н.Г. Расследование краж: Практическое пособие. М.: Юристъ, 1999. С. 7.

0 Уголовное право. Особенная часть: Учебник / Под ред. Н.И. Ветрова. - М.: Новый Юрист, 2007. С. 471.

0 Севрюков А.П., Пономарев П.Г., Борбат А.В., Уканов К.Ш. Проблемы борьбы с хищениями в регионах России. М., 2008. С. 53.

0 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. № 14 (ред. от 06.02.2007) «О практике применения судами законодательства об ответственности за экологические правонарушения» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. № 1.

0 Постатейный комментарий к Уголовному кодексу российской Федерации / под ред. Н.А. Громова. М.: ГроссМедиа, 2008. С.331.

0 Бойцов А.И. Указ. соч. С. 278.

0 Севрюков А.П. Уголовно-правовая характеристика кражи // Адвокатская практика. 2003. № 2. С.31.

0 Арсеньева М.И., Серебрякова В.А. Особенности формирования противоправного поведения женщин и некоторые аспекты его предупреждения // Вопросы борьбы с преступностью. М., 2002. Вып. 36. С. 17 - 30.

0 См.: Болотский Б.С. Проблемы квалификации преступлений. М.: МГУС, 2007. С. 14.

0 Борзенков Г.Н. Личная собственность под охраной закона. М.: Знание, 1985. С. 25.

0 Уголовное право России. Особенная часть: Учебник / под ред. А.И. Рарога. М.: Юристъ, 2007. С. 76.

0 п. 7. Постановления Пленума ВС РФ от 27 декабря 2002г. №29: О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое.// Справочная правовая система «Гарант».

0 Постановление президиума Тюменского областного суда от 2 июля 1999 г. по делу Шварца (извлечение) // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. №2. С.21-22. Д. 2. Судебная практика по уголовным делам/ сост. Г.А. Есаков. М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2008.

0 См.: Лопашенко Н.А. Преступления в сфере экономики: авторский комментарий к уголовному законодательству. Раздел VIII УК (постатейный). М.: Волтерс Клувер, 2008. С.102.

0 Исмагилов Р.Г. Кража чужого имущества: уголовно-правовые и криминологические аспекты: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2001. С. 12.

0 См.: Гришаев П.И., Кригер Г.А. Соучастие по уголовному праву. М., 1959. С.68; Курс уголовного права. Общая часть. Том 1 :Учение о преступлении / Под ред. Н.Ф.Кузнецовой, И.М. Тяжковой. М.,1999.С. 416; Галиакбаров Р.Р. Борьба с групповыми преступлениями // Вопросы квалификации. Краснодар, 2005. С. 19.

0 Иванов Н.Г. Понятие и формы соучастия в советском уголовном праве. Саратов, 1991. С. 120-121.

0 П. 18 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. № 2.

0 Бюллетень Верховного Суда РФ. 1993. N 4. С. 14.

0 Бюллетень Верховного Суда РФ. 1993. N 11. С. 16.

0 См.: Завидов Б.Д. Кража: уголовно-правовой анализ. М.: Приор, 2008. С. 9.

0 Бюллетень Верховного Суда РФ. 1994. N 11. С. 3-4.

0 Собрание Законодательства РФ. 2007. N 1 (ч. 1). Ст. 46.

0 См.: Багаутдинов Ф.Н., Гумаров И.Г. Уголовная ответственность за хищение из магистральных трубопроводов // Журнал российского права. 2008. N 2. С. 64.

0 Бюллетень Верховного Суда РФ. 2005. № 7. С. 12.

0 Лопашенко Н.А. Новое Постановление Пленума Верховного Суда РФ по хищениям // Законность. 2003. № 3. С 25.

0 См.: Савкин Е.В. Кража: уголовно-правовые и криминологические аспекты: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Уфа, 2004. С. 15-17.

0 Курс лекций по уголовному праву РФ. Особенная часть. Том 3./ Под ред. Г.Н.Борзенкова, В.С.Комиссарова. М: ИКД: Зерцало, 2008. С.266.

0 Щепалов С. Мошенничество - это умышленное причинение имущественного ущерба. // Российская юстиция. 2003. № 1. С.33.

0 Щепалов С. Мошенничество - это умышленное причинение имущественного ущерба. //Российская юстиция. 2003. № 1. С.34

0 Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 12 февраля 2007 г. по делу Тимуршиной (извлечение) //БВС РФ. 2007. № 12. С. 7-8.

0 См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / под ред. А.А. Чекалина, В.Т. Томина, В.В. Сверчкова. М.: Юрайт-Издат, 2008. С. 173.

0 См.: Наумов А.В. Практика применения Уголовного кодекса Российской Федерации: комментарий судебной практики и доктринальное толкование / под ред. Г.М. Резника. М.: Волтерс Клувер, 2007; Никифоров Б.С. Уголовно-правовая охрана личной собственности в СССР. М., 1954. С. 142;

0 Определение Верховного Суда РФ от 22.08.2000г.// Бюллетень Верховного Суда РФ. 2001. № 7. С. 16.

0 Бондарь Е.А. Уголовно-правовая характеристика мошенничества и связанных с ним преступлений в сфере финансовой деятельности // Финансовое право. 2005. №11. С.28.

0 См.: Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Под общ. ред. В.М. Лебедева. М.: Норма, 2007. С. 123.

0 Постановление президиума Московского городского суда от 19.05.2001 г. по делу Гнездилова (извлечение) // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2002. №2. С. 20.

0 Постановление президиума Волгоградского областного суда от 5 октября 2001 г. по делу И. и М. (извлечение) // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2002. № 7. С. 15.

0 См.: Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть / Под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай, А.И. Рарога, А.И. Чучаева. М., 2008. С. 321.

0 Корма В.Д. Проблемные вопросы уголовно-правовой и криминалистической характеристик угона и кражи транспортных средств // Российский следователь. 2005. N 12. С. 38.

0 Плохова В. Угон транспортных средств квалифицировать как хищение имущества // Российская юстиция. 2003. N 11. С.52.

0 Щербаков А.А. Неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством (законодательство, юридическая характеристика, квалификация): Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2006. С. 21.

0 Иванова Е. Берегись, автопреступник ! // ЭЖ-Юрист. 2007. N 37. С.14.


Случайные файлы

Файл
158165.rtf
116395.rtf
89722.rtf
30265.rtf
161442.rtf