Правовая природа ценных бумаг (31623)

Посмотреть архив целиком

21



Содержание


Введение

Глава 1. Сущность ценных бумаг

1.1 Понятие и признаки ценных бумаг

1.2 Право на бумагу и право из бумаги

1.3 Проблема «бездокументарных ценных бумаг»

Глава 2. Классификация ценных бумаг

2.1 Способ легитимации как основание деления ценных бумаг

2.2 Бумаги публичной достоверности и бумаги, не обладающие публичной достоверностью

2.3 Классификация ценных бумаг по иным основаниям

Глава 3. Характеристика отдельных видов ценных бумаг

3.1 Бумаги на предъявителя

3.2 Ордерные бумаги

3.3 Именные бумаги

3.4 Ректа-бумаги

Заключение

Библиографический список



Введение


Актуальность темы исследования. Переход Российской Федерации от централизованного государственного планирования хозяйственной деятельности к становлению сбалансированной системы рыночной экономики обусловил возрождение института ценных бумаг. Эффективное использование этого института невозможно без его теоретического осмысления.

Теория ценных бумаг тщательно разрабатывалась в русской дореволюционной цивилистике, а также в работах, изданных в период НЭПа. Что касается современных отечественных цивилистов, то до начала 90-х гг. XX века они практически не занимались исследованием ценных бумаг. Это объясняется тем, что в советский период отечественной истории ценные бумаги использовались незначительно. Во внутреннем обороте они были представлены государственными облигациями, чеками и сберегательными книжками, во внешнем - векселями и коносаментами.

В результате рыночных преобразований в нашей стране появились новые виды ценных бумаг. Процесс приватизации государственных предприятий вызвал к жизни приватизационные чеки. Создание акционерных обществ привело к появлению акций. Облигационные займы стали осуществляться не только от имени государства, но и от имени других участников гражданского оборота, в том числе субъектов Российской Федерации, муниципальных образований и корпораций. Векселя превратились в повседневное орудие кредитования и расчетов. В банковской практике получили применение депозитные и сберегательные сертификаты. Крупный товарный оборот начал опосредствоваться складскими документами. Возникновение этих видов ценных бумаг сопровождалось принятием посвященных им нормативных актов, а также появлением монографий и статей, в которых решались вопросы, связанные с использованием этих документов в гражданском обороте.

Действующее российское законодательство о ценных бумагах, в общем и целом опирается на теоретические разработки отечественных и зарубежных цивилистов. Вместе с тем оно не свободно от некоторых недостатков. Так, например, предусмотренная в Федеральном законе «О рынке ценных бумаг» конструкция «бездокументарных ценных бумаг» не согласуется с присущим ценным бумагам началом презентации. Закрепленная в ст. 145 ГК РФ классификация ценных бумаг не охватывает их отдельные виды, в частности именные акции и именные облигации акционерных обществ. Легальная формулировка переводного векселя как бумаги, удостоверяющей обязательство плательщика (абз. 1 ст. 815 ГК РФ), вступает в противоречие с Положением о переводном и простом векселе. Некоторые вопросы, касающиеся ценных бумаг, не получили законодательного разрешения. Несовершенство законодательства о ценных бумагах создает дополнительные трудности для участников гражданского оборота и судебных органов, занимающихся его применением.

Отмеченные обстоятельства свидетельствуют о необходимости дальнейшего исследования правовой природы ценных бумаг с учетом работ предшественников и предписаний западноевропейских правопорядков о ценных бумагах.

Степень научной разработанности раскрывают труды отечественных цивилистов. Основная масса источников представлена работами М.М. Агаркова, С.М: Бараца В.А. Белова, Н.Г. Вавина, А.В. Власовой, А.В. Вошатко, А.Н. Гейне, В.М. Гордона, В.В. Грачева, О.С. Иоффе, В.Д. Каткова, Е.А. Крашенинникова, Д.А. Медведева, Н. Нерсесова, И.Б. Новицкого, А.П. Сергеева, Е.А. Суханова, Е.Ю. Трегубенко, П.П. Цитовича, Б.Б. Черепахина, Г.Ф. Шершеневича и др.

Объект исследования правоотношения, возникающие в связи с использованием ценных бумаг в гражданском обороте.

Предметом исследования выступает российское гражданское законодательство (институт ценных бумаг и сопряженные с ним институты вещного и обязательственного права).

Целью работы является исследование правовой природы ценных бумаг и разработка рекомендаций по совершенствованию действующего законодательства о ценных бумагах и практики его применения. Эта цель достигается посредством решения следующих взаимосвязанных задач:

  • выявление сущности ценных бумаг;

  • проведение классификации ценных бумаг по различным основаниям;

  • исследование основания обязывания составителя ценной бумаги;

  • характеристика предъявительских, ордерных, именных и обыкновенных именных ценных бумаг.

Методологической основой исследования выступают категории материалистической диалектики, частно-научные методы познания, теория регулятивных и охранительных гражданских правоотношений.

Структура работы. Работа состоит из введения, трех глав, заключения и билиографического списка.



Глава 1. Сущность ценных бумаг


1.1 Понятие и признаки ценных бумаг


Понятие ценной бумаги выявляется в результате анализа функций, выполняемых в гражданском и торговом обороте юридическими документами. Документ, который удостоверяет какое-либо субъективное гражданское право, может иметь для него различное значение1.

Некоторые документы служат средством доказывания права в судебном процессе. В этом случае документ выполняет в отношении права только удостоверительную функцию и не играет никакой роли в его динамике. Соответствующее право здесь возникает, существует и прекращается независимо от наличия документа2. В качестве примера таких доказательственных документов можно назвать долговую расписку (п. 2 ст. 808 ГК РФ).

Иногда закон ставит документ и право в такое отношение, при котором составление документа необходимо не только для доказательства существования права, но и для его возникновения. Так, например, залоговое право не может возникнуть без документа о залоге (ст. 339 ГК РФ). Равным образом права сторон по договору купли-продажи недвижимости возникают лишь при условии составления письменного документа (ст. 550 ГК РФ). Поскольку составление такого рода документов является необходимым условием действительности сделок, которые влекут возникновение соответствующих прав, их, называют конститутивными документами3.

Наконец, документ может иметь значение при осуществлении удостоверенного им права. Целый ряд документов (вексель, облигация, акция и т.д.) характеризуются тем, что осуществление прав по этим документам невозможно без предъявления документа. Так, в соответствии с п. 2 ст. 879 ГК РФ чек подлежит оплате плательщиком при условии предъявления его к оплате в срок, установленный законом. Для истребования вклада (депозита), право, на получение которого удостоверено сберегательным (депозитным) сертификатом, вкладчик (держатель сертификата) должен предъявить сертификат в кредитную организацию (п. 17 Положения о сберегательных и депозитных сертификатах кредитных организаций, утвержденного письмом Центрального Банка Российской Федерации от 10 февраля 1992 г. № 14-3-204). Согласно абз. 1 п. 1 ст. 158 КТМ РФ5 груз, перевозка которого осуществляется на основании коносамента, выдается перевозчиком в порту выгрузки при предъявлении коносамента. Такие презентационные документы именуются ценными бумагами.

С учетом сказанного ценную бумагу можно определить как документ, предъявление которого необходимо для осуществления воплощенного в нем субъективного гражданского права6.

Любая ценная бумага характеризуется тремя основными признаками.

Во-первых, ценная бумага - это всегда обособленный документ. Касаясь данного признака, Г.Ф. Шершеневич отмечал: «Внешним образом ценная бумага проявляется как документ, имеющий отдельное существование. Если право имеет следы в книгах, напр. по текущему счету, то ценной бумаги нет, потому что не существует особого документа»7. С точки зрения этого признака к ценным бумагам не относятся так называемые «бездокументарные ценные бумаги».

Во-вторых, ценная бумага воплощает в себе определенное субъективное гражданское право. Для понятия ценной бумаги не имеет значения, какое право в ней воплощено. Содержание ценных бумаг могут составлять обязательственные, вещные или корпоративные права.

В-третьих, ценная бумага характеризуется не просто овеществлением в ней субъективного права, а особой связью между бумагой и правом, которая состоит в том, что для осуществления выраженного в бумаге права необходимо ее предъявление лицу, которое может или должно произвести исполнение по бумаге. С точки зрения этого признака к ценным бумагам не относятся документы, имеющие в отношении удостоверенных ими прав лишь доказательственное или конститутивное значение. Кроме того, ввиду их принципиальной несовместимости с началом презентации не являются ценными бумагами так называемые «бездокументарные ценные бумаги».

По вопросу о признаках ценных бумаг в цивилистической литературе были высказаны и иные точки зрения. Остановимся на некоторых из них.

По мнению В.В. Чайкина, «применение сложных средств коммуникации, компьютерной техники на рынке ценных бумаг (фондовая биржа) полностью исключает необходимость предъявления ценных бумаг для реализации, предусмотренного в них права»8.

Против начала презентации как имманентного признака ценных бумаг, хотя и с иной мотивировкой, выступает Д.А. Медведев. В обоснование своей позиции автор ссылается на то, что существуют и такие ценные бумаги, как, например, акции и облигации акционерных обществ, исполнение по которым в виде выплаты дивидендов или процентов якобы гарантируется и без предъявления бумаги обязанному лицу9. Согласиться с этим утверждением нельзя.

Облигации акционерных обществ могут быть предъявительскими или именными, а акции — только именными ценными бумагами (абз. 3 п. 2 ст. 25, абз. 8 п. 3 ст. 33 Федерального закона «Об акционерных обществах»10). Предъявительские облигации характеризуются тем, что легитимация их держателя в качестве субъекта права из бумаги определяется одним лишь фактом презентации бумаги акционерному обществу. При этом акционерное общество может исполнить лежащую на нем обязанность, в частности по уплате процентов, только в отношении предъявителя бумаги11. Именные акции и облигации легитимируют своего держателя в качестве субъекта выраженных в них прав, если его имя названо в предъявленной им бумаге и, кроме того, внесено в книгу (реестр) акционерного общества12. Именные акции и облигации акционерных обществ передаются посредством трансферта по акционерной книге, который совершается на основании заявления отчуждателя, сопровождаемого предъявлением бумаги акционерному обществу. Поскольку каждая передача именной акции и облигации сопровождается внесением соответствующей записи в реестр акционерного общества, надлежащим образом легитимированный держатель бумаги может не предъявлять ее при каждом акте осуществления выраженного в ней права (например, при получении дивидендов или процентов), а акционерное общество вправе чинить исполнение, довольствуясь легитимацией держателя акции или облигации на основании одной лишь записи в акционерной книге. Однако наличие такой возможности у акционерного общества не означает исключения из общего правила о необходимости предъявления ценной бумаги для осуществления, выраженного в ней права: в этом случае для осуществления права на получение дивидендов и процентов достаточным оказывается то предъявление бумаги, которое имело место при совершении первоначальной записи в реестре акционеров или при трансферте13.

Негативное отношение к началу презентации выражает также И.В. Редькин. По его мнению, «признак презентации, характеризующий ценные бумаги в их классическом варианте, теряет свое значение в отношении современных модификаций» (т.е. в отношении «бездокументарных ценных бумаг»)14. Однако этот вывод не соответствует действительности. «Бездокументарные ценные бумаги» лишены начала презентации не потому, что ценные бумаги в современных условиях не обладают этим свойством, а потому, что сами «бездокументарные ценные бумаги» не имеют ничего общего с ценными бумагами, поскольку они не совместимы ни с началом презентации, ни с другими признаками ценных бумаг.

В.А. Белов предлагает относить к числу традиционных признаков ценной бумаги оборотоспособность и публичную достоверность документа15.

Согласиться с этим нельзя. Признак оборотоспособности (транзитивности) ценных бумаг в определенной мере позволяет отграничивать их от легитимационных документов (билетов денежно-вещевой лотереи, проездных билетов, именных сберегательных книжек16 и др.). Хотя последние и могут в отдельных случаях переходить из рук в руки, это не дает основания считать их транзитивными документами. Легитимационные бумаги предназначены не для обращения, а лишь для облегчения должнику определения личности лица, в отношении которого он должен совершить определенные действия17. Что же в таком случае не позволяет зачислить транзитивность в разряд признаков ценной бумаги? Дело в том, что существуют ценные бумаги, которые не обладают оборотоспособностью. Классическим примером такой бумаги мы увидим ниже, не заслуживает трактовки в качестве имманентного свойства ценной бумаги является именной чек, который согласно п. 2 ст. 880 ГК РФ не подлежит передаче и в то же время в силу ст. 143 и п. 1 ст. 877 ГК РФ обладает статусом ценной бумаги.

То же самое следует сказать и о публичной достоверности18. Как мы увидим в дальнейшем, этим свойством обладают только предъявительские, ордерные и именные ценные бумаги. Обыкновенные именные ценные бумаги (именные векселя, именные депозитные и сберегательные сертификаты, именные коносаменты и т.д.) публичной достоверности лишены19. Это свидетельствует о невозможности отнесения публичной достоверности к имманентным признакам всякой ценной бумаги.

Ссылаясь на ст. 143 ГК РФ, В.А. Белов выделяет такой признак ценных бумаг, как отнесение документа к числу ценных бумаг федеральным законом о ценных бумагах или в установленном им порядке20. Едва ли это верно.

Во-первых, все существенные признаки любого понятия отражаются в его определении. Легальная дефиниция ценной бумаги не указывает на необходимость поименования ценной бумаги в качестве таковой федеральным законом или в установленном им порядке. Следовательно, выделяемый В.А. Беловым признак не является существенным.

Во-вторых, смысл предписания ст. 143 ГК РФ состоит в ограничении воли сторон сделать составленную бумагу о субъективном гражданском праве необходимой для его осуществления, т.е. ценной бумагой. Это предписание рассчитано не на развитую рыночную экономику, а на период становления в России рынка ценных бумаг. В развитых правопорядках не существует исчерпывающего перечня ценных бумаг. Поэтому участники оборота могут создавать документы, хотя и не названные законом в качестве ценных бумаг, но обладающие всеми признаками последних.

В-третьих, сам законодатель не всегда соблюдает требование ст. 143 ГК РФ. Так, например, в Федеральном законе «Об ипотеке (залоге недвижимости)» закладная названа ценной бумагой. Этот закон не является «законом о ценных бумагах», о котором идет речь в ст. 143 ГК РФ. Однако никто не сомневается в том, что закладная есть ценная бумага21.

Таким образом, предписание ст. 143 ГК РФ носит временный и формальный характер. Оно не имеет отношения к понятию ценной бумаги и поэтому не должно фиксироваться в ее определении.

Рассмотрев существующие в отечественной цивилистике мнения относительно признаков ценной бумаги, обратимся к ее легальной дефиниции; Абзац 1 п. I ст. 142 ГК РФ гласит: «Ценной бумагой является документ, удостоверяющий с соблюдением формы и обязательных реквизитов имущественные права, осуществление или передача которых возможны только при его предъявлении». Это определение страдает, по меньшей мере, четырьмя недостатками.

Во-первых, указание на имущественный характер прав, удостоверенных ценными бумагами, делает определение слишком узким: оно не охватывает содержания акций. Будучи корпоративной ценной бумагой, акция воплощает в себе не имущественное право, а личное неимущественное право членства в корпорации, из которого проистекают как имущественные, так и неимущественные права акционера22.

Следуя мнению разработчиков ГК РФ, об имущественном характере удостоверенного ценной бумагой субъективного гражданского права, разработчики Федерального закона «Об акционерных обществах» рассматривают подтвержденные акциями права в качестве обязательственных (абз. 1 п. 1 ст. 2). Однако удостоверенное акцией отношение между акционером и акционерным обществом не является по своей природе обязательственным правоотношением. Обязательства призваны опосредствовать исключительно имущественные отношения23. Между тем в момент приобретения права на акцию акционеру еще не принадлежат какие-либо имущественные права в отношении; акционерного общества. Для их возникновения требуется наличие дополнительных юридических фактов или их составов. Так, для возникновения у акционера права на получение дивидендов необходимо принятие органом акционерного общества решения о выплате дивидендов и включение акционера в список лиц, имеющих право на получение дивидендов (п. 3 и 4 ст. 42 Федерального закона «Об акционерных обществах»). Для возникновения у акционера права; на ликвидационный остаток необходимо принятие решения о ликвидации акционерного общества, наличие имущества у акционерного общества после завершения расчетов с кредиторами и некоторые другие юридические факты (ст. 21-23 Федерального закона «Об акционерных обществах»). С момента приобретения права на акцию у ее держателя возникают только некоторые неимущественные права по отношению к обществу (право на получение информации о деятельности общества, право на участие в управлении делами общества и др.). Но эти права, носящие корпоративный характер, не являются обязательственными правами. Сказанное позволяет утверждать, что акция воплощает в себе не обязательственное субъективное право, а право членства в корпорации.

Во-вторых, в легальной дефиниции ценной бумаги используется некорректное словосочетание «обязательные реквизиты». Слово «реквизит» в переводе с латыни означает требуемое ив соединении с прилагательным «обязательный» образует недопустимое с точки зрения русского языка и правил законодательной техники «масляное масло».

В-третьих, заключенная в абз. 1 п. 1 ст. 142 ГК РФ формулировка не согласуется с теми нормативными правовыми актами, которые позволяют признать документ ценной бумагой и при отсутствии в нем некоторых реквизитов (см., напр., п. 1 ст. 878 ГК РФ, ст. 2 и 76 Положения о переводном и простом векселе, утвержденного постановлением ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1937 г. № 104/134124).

В-четвертых, необходимость предъявления: документа для передачи удостоверенного им права необоснованно отнесена к числу признаков ценной бумаги. В науке гражданского и торгового права «предъявление ценной бумаги» традиционно рассматривается как акт ее презентации, который совершается, как правило, в отношении обязанного по бумаге лица и необходим лишь для осуществления, выраженного в ней права. Что касается приобретения этого права новым приобретателем, то в ряде случаев одним из элементов необходимого для этого юридико-фактического состава выступает не презентация бумаги, а ее вручение (traditio) приобретателю. Но и необходимость вручения бумаги приобретателю как элемент юридико-фактического состава приобретения права из бумаги нельзя назвать признаком ценной бумаги, поскольку она предписана лишь для некоторых видов ценных бумаг. Так, основанием приобретения права, выраженного в ценной бумаге на предъявителя, является юридико-фактический состав, включающий в себя соглашение о переходе права собственности на предъявительскую бумагу и ее вручение приобретателю. Для приобретения права, удостоверенного ордерной ценной бумагой, также требуется вручение бумаги ее приобретателю25. Однако право из обыкновенной именной ценной бумаги передается в порядке, установленном для уступки требований (цессии)26, и переходит от цедента к цессионарию в момент вступления в силу договора уступки. В отношении ректа-бумаг действует принцип: право на бумагу следует праву из бумаги. Если удостоверенное ректа-бумагой право переходит к другому лицу, то последнее приобретает право собственности на бумагу независимо от того, была ли передана ему бумага.

Таким образом, содержащееся в абз. 1 п. 1 ст. 142 ГК РФ определение ценной бумаги страдает целым рядом недостатков и нуждается в корректировке. Следует отметить, что в отечественном законодательстве встречались и более удачные формулировки понятия ценной бумаги. Так, в п. 1 ст. 31 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 г. ценная бумага определялась как «документ, удостоверяющий имущественное право, которое может быть осуществлено только при предъявлении подлинника этого документа». Исключив из этой дефиниции указание на имущественный характер удостоверенного ценной бумагой права и излишнее слово «подлинника», мы получим теоретически выдержанное определение понятия ценной бумаги.


1.2 Право на бумагу и право из бумаги


Необходимость предъявления ценной бумаги для осуществления воплощенного в ней права предполагает зависимость между бумагой и соответствующим правом27. В германской цивилистической литературе существовала теория, представители которой усматривали особую связь между бумагой и удостоверенным ею правом в том, что распоряжение правом осуществляется посредством распоряжения бумагой. Ценной бумагой признавался только такой документ, который подчинялся действию принципа: право из бумаги следует праву на бумагу. Следуя этой теории, мы должны были бы исключить из числа ценных бумаг, например, именной сберегательный (депозитный) сертификат (п.1 и 2 ст. 844 ГК РФ) и вексель с негативной ордерной оговоркой (абз. 2 ст. 11 Положения о переводном и простом векселе), поскольку передача выраженных в этих бумагах прав осуществляется путем уступки требования (цессии) и не опосредствуется передачей права собственности на бумагу. Эта теория, исключающая из разряда ценных бумаг ректа-бумаги (обыкновенные именные ценные бумаги) с присущим им принципом следования права на бумагу праву из бумаги, не получила признания в цивилистике.

Ценная бумага как телесная вещь и право из бумаги как бестелесная вещь тесно связаны между собой. Зависимость, существующая между ценной бумагой и удостоверенным ею правом, приводит к тому, что приобретение этого права предполагает и приобретение права на бумагу. Только тот, кто имеет право на бумагу, имеет и право из бумаги. Действие данного принципа означает, что лицо, приобретшее право собственности на ценную бумагу, становится и субъектом удостоверенного ею права. При этом существенно важно иметь в виду, что право из бумаги не передается приобретателю бумаги, а возникает в его лице вновь как законное следствие приобретения им права собственности на бумагу28. Тем самым приобретение права на бумагу является деривативным (производным), так как основывается на праве предыдущего держателя бумаги, а приобретение права из бумаги - оригинарным (первоначальным), поскольку оно не зависит от права из бумаги, существовавшего у предшественника29. Оригинарным характером приобретения права из бумаги объясняется, невозможность противопоставления добросовестному приобретателю бумаги, подверженной действию вышеназванного принципа, возражений, основанных на отношениях обязанного по бумаге лица к предыдущим держателям бумаги (ст. 17 Положения о переводном и простом векселе).

Принцип следования права из бумаги праву на бумагу действует лишь в отношении бумаг публичной достоверности, т.е. предъявительских, ордерных и именных ценных бумаг. Что касается ректа-бумаг, то они подчиняются действию противоположного принципа.

Дело в том, что права, удостоверенные обыкновенными именными ценными бумагами, передаются в порядке, установленном для уступки требований (п. 2 ст. 146 ГК РФ). Уступленное право переходит от цедента к цессионарию в момент вступления в силу договора уступки. Это означает, что соглашение о переходе права на ректа-бумагу и ее вручение цессионарию не входят в юридико-фактический состав приобретения права из ректа-бумаги. Такое приобретение опирается лишь на один юридический факт - договор уступки права требования, удостоверенного ректа-бумагой. Однако без владения бумагой цессионарий не сможет осуществить право из бумаги. Поэтому закон обязывает цедента передать цессионарию документы, удостоверяющие право требования (п. 2 ст. 385 ГК РФ). Отсюда следует, что переход права собственности на ректа-бумагу является законным следствием приобретения удостоверенного ею права. Тем самым приобретение права из бумаги, так же как и связанного, с ним права на бумагу, является деривативным, в силу чего обязанное по бумаге лицо может противопоставить ее приобретателю все возражения, которые оно имело против его предшественника (ст. 386 ГК РФ).

Не проводя различия между принципом «право на бумагу следует праву из бумаги» и принципом «право из бумаги следует праву на бумагу», В.А. Белов говорит: «Право собственности или иное вещное право на документ, претендующий на статус ценной бумаги (право на бумагу), должно быть таким образом связано с правом, инкорпорированным в нем (право из бумаги), что без него оно не может быть ни осуществлено, ни передано. Кратко это можно сформулировать, как «право из бумаги следует за правом на бумагу». Верно и обратное утверждение. Правоценность, воплощенное в документе, претендующем на статус ценной бумаги (право из бумаги), должно быть, таким образом, связано с вещным правом на документ (правом на бумагу), что без него оно не может быть ни осуществлено, ни передано. Краткая сентенция - «право на бумагу следует за правом из бумаги»30. Нетрудно видеть, что в приведенных рассуждениях заложен логический порок, Если первое обстоятельство (приобретение права из бумаги) предполагает второе обстоятельство (приобретение права на бумагу), то нельзя утверждать, что при тех же самых условиях второе обстоятельство предполагает первое. В противном случае ни одно из этих обстоятельств никогда бы не появилось.

Кроме того, В.А. Белов абстрагируется от принципиального различия, существующего между бумагами публичной достоверности, с одной стороны, и обыкновенными именными ценными бумагами, с другой стороны. Приобретение права из бумаги публичной достоверности опосредствуется приобретением права на бумагу. Отсюда принцип: право из бумаги следует праву на бумагу» Что касается ректа-бумаг, то выраженные в них права передаются в порядке, установленном для уступки требований. При этом приобретение права из бумаги автоматически влечет за собой и приобретение права на бумагу. Отсюда принцип: право на бумагу следует праву из бумаги.

Действие принципа следования права из бумаги праву на бумагу и принципа следования права на бумагу праву из бумаги приводит к тому, что собственник бумаги и субъект выраженного в ней права всегда совпадают в одном лице. Понятие «субъект права из бумаги» необходимо отличать от понятия «надлежащим образом легитимированный держатель бумаги»31. Легитимированный держатель ценной бумаги может и не быть субъектом права на бумагу и управомоченным по ней лицом. Так, например, вор, укравший бланкоиндоссированный вексель, не является собственником, бумаги и, следовательно, субъектом воплощенного в ней права, хотя и может осуществить право из бумаги, предъявив ее обязанному лицу32. На смешении понятий «субъект права из бумаги» и «надлежащим образом легитимированный держатель бумаги» основана ошибочная теория, представители которой полагают, что субъектом права по бумаге на предъявителя выступает каждый ее владелец.

Право на бумагу и право из бумаги нормально имеют одну и ту же судьбу. Если право на ценную бумагу, обладающую свойством публичной достоверности, переходит к новому приобретателю, то прежний собственник бумаги вместе с правом на бумагу утрачивает и право из бумаги. Уступка права, выраженного в ректа-бумаге, влечет за собой переход права на бумагу к новому кредитору.

Однако собственник ценной бумаги может утратить право на бумагу (например, вследствие ее уничтожения) без того, чтобы оно перешло к новому приобретателю. Из указанной выше взаимосвязи права на бумагу и права из бумаги должно было бы следовать, что с утратой права на бумагу право из бумаги либо прекращается (в случае уничтожения бумаги публичной достоверности), либо больше не может быть осуществлено (в случае уничтожения ректа-бумаги). Утрата владения ценной бумагой также делала бы невозможным осуществление удостоверенного ею права. Но в этом заключалось бы необоснованное благоприятствование обязанному по бумаге лицу. Поэтому закон предоставляет утратившему ценную бумагу лицу возможность добиться объявления данной бумаги утратившей силу и заменить ее другим средством легитимации.

Статья 148 ГК РФ гласит: «Восстановление прав по утраченным ценным бумагам на предъявителя и ордерным ценным бумагам производится судом в порядке, предусмотренном процессуальным законодательством». Содержащаяся в этой статье формулировка о восстановлении прав по утраченным ценным бумагам не имеет под собой достаточных теоретических оснований. Как справедливо отмечает Е.А Крашенинников, необходимость в восстановлении права, удостоверенного утраченной ценной бумагой, существовала бы лишь в том случае, если бы управомоченное по бумаге лицо в результате утраты бумаги утратило и удостоверенное ею право или если бы действие решения об объявлении утраченной бумаги утратившей силу состояло в уничтожении принадлежащего заявителю права из бумаги33. Однако при утрате (уничтожении) ценной бумаги этого не происходит. Собственник ценной бумаги, лишившись владения бумагой (например, вследствие ее хищения), не утрачивает тем самым ни права собственности на бумагу» ни права из бумаги34. Вынесенное по его заявлению решение об объявлении утраченной ценной бумаги утратившей силу также ничего не меняет в материально-правовом положении заявителя: он продолжает оставаться у правом оченным по отношению к обязанному по ценной бумаге лицу. Действие этого решения состоит лишь в том, что оно уничтожает легитимационную силу утраченной ценной бумаги и обосновывает формальную легитимацию заявителя в качестве управомоченного по ценной бумаге лица35. С учетом сказанного ст. .148 ГК РФ было бы желательно изложить в такой редакции: «Утраченные ценные бумаги на предъявителя и ордерные ценные бумаги могут быть объявлены судом утратившими силу в порядке, предусмотренном процессуальным законодательством»36.


1.3 Проблема «бездокументарных ценных бумаг»


После того как мы рассмотрели понятие и признаки ценной бумаги, обратимся к анализу воспринятой российским законодателем конструкции «бездокументарных ценных бумаг».

Конструкция ценных бумаг в форме «записей на счетах» была введена Положением о выпуске и обращении ценных бумаг и фондовых биржах в РСФСР, утвержденным постановлением Правительства РСФСР от 28 декабря 1991 г. № 7837. Ныне действующий ГК РФ гласит, что в случаях, определенных законом или в установленном им порядке, лицо, получившее специальную лицензию, может производить фиксацию прав, закрепляемых именной или ордерной ценной бумагой, в том числе в бездокументарной форме (абз. 1 п. 1 ст. 149). При этом доказательств закрепления прав, удостоверенных ценной бумагой, в компьютеризированном реестре достаточно для их осуществления и передачи (п. 2 ст.. 142 ГК РФ).

Как явствует из указанных статей, ГК РФ, во-первых, допускает возможность особой фиксации; прав, закрепляемых; именной или ордерной ценной бумагой, в бездокументарной (компьютерной) форме, и, во-вторых, называет фиксируемые таким образом права условным термином - «без документарные ценные бумаги». В то же время ГК РФ не говорит о том, что так называемые «бездокументарные ценные бумаги» являются разновидностью ценных бумаг в строгом смысле этого слова. Более того, содержание указанных выше статей ГК РФ позволяет сделать вывод о недопустимости отождествления понятий «ценные бумаги» и «бездокументарные ценные бумаги». Ведь фиксация в бездокументарной форме возможна только в отношении права, закрепляемого именной или ордерной ценной бумагой (абз. 1 п..1 ст. 149 ГК РФ), а упомянутые в п. 2 ст. 142 ГК РФ доказательства достаточны для осуществления и передачи прав, удостоверенных ценными бумагами. Таким образом, «бездокументарные ценные бумаги» не заменяют собой классические ценные бумаги, а дополняют их; «бездокументарная ценная бумага» есть особый способ фиксации права из ценной бумаги. Если бы разработчики ГК РФ исходили из тезиса о тождестве ценных бумаг и «бездокументарных ценных бумаг», то заключенное во втором предложении п. 1 ст. 149 ГК РФ предписание утратило бы всякий смысл.

Однако Федеральный закон «О рынке ценных бумаг»38 допускает существование «бездокументарных ценных бумаг», т.е. эмиссионных именных ценных бумаг бездокументарной формы выпуска (ч. 11 ст. 2, ч. 1, 6 ст. 16), при которой права владельца удостоверяются в системе ведения реестра - записями на лицевых счетах у держателя реестра или в случае учета прав в депозитарии - записями по счетам депо в депозитариях (ч. 11 ст. 2, ч. 2 ст. 28). Тем самым признается, что «бездокументарные ценные бумаги» являются разновидностью ценных бумаг в строгом смысле этого слова.

Непоследовательность российского законодателя в трактовке «бездокументарных ценных бумаг» привела к дискуссии об их правовой природе.

Одни авторы предпринимают попытки отождествить бездокументарный способ фиксации прав с ценными бумагами со всеми вытекающими отсюда юридическими последствиями39. Другие авторы справедливо исходят из того, что «бездокументарные ценные бумаги» не имеют ничего общего с ценными бумагами в собственном смысле этого слова40. Действительно, «бездокументарная ценная бумага» в силу своих физических свойств не обладает ни одним из признаков ценной бумаги. Она не является документом; поскольку нет документа, нет и воплощения в нем субъективного гражданского права; по той же причине «бездокументарную ценную бумагу» невозможно предъявить обязанному лицу для реализации соответствующего права. Это свидетельствует о том, что конструкция «бездокументарных ценных бумаг» качественно отличается от конструкции ценных бумаг и не может быть приравнена к последней.

Установив несовместимость бездокументарной формы фиксации прав с ценными бумагами, посмотрим, возможно, ли применение к ней правил, установленных для ценных бумаг, на чем настаивает российский законодатель (абз. I п. 1 ст. 149 ГК РФ). В противоположность ценной бумаге запись в реестре не может выступать ни объектом вещных прав, ни объектом гражданско-правовых сделок (ее нельзя продать, подарить и т.д.)41. К такой записи неприменимы положения о способах передачи ценных бумаг, поскольку она вообще не может быть передана другому лицу: передается лишь субъективное гражданское право, подтвержденное записью в реестре, в порядке, предусмотренном гражданским законодательством для передачи прав. При этом одна запись в реестре просто уничтожается и заменяется другой.

Таким образом, к отношениям управомоченного по «бездокументарной ценной бумаге» и обязанного лица нормы о ценных бумагах применяться не могут, а сама конструкция «бездокументарных ценных бумаг» как несовместимая с понятием ценных бумаг подлежит исключению из действующего гражданского законодательства.



Глава 2. Классификация ценных бумаг


2.1 Способ легитимации как основание деления ценных бумаг


Традиционно ценные бумаги подразделяют на предъявительские, ордерные и именные. Однако основание такой классификации нельзя считать вполне выясненным.

Большинство исследователей производят это деление в зависимости от способа обозначения в бумаге управомоченного по ней лица42. Согласно этому взгляду именной ценной: бумагой является бумага, составленная на имя определенного лица, ордерной бумагой — составленная приказу определенного лица и бумагой на предъявителя - составленная на предъявителя или: такая бумага, в которой не указывается конкретное лицо, которому следует произвести исполнение. Между тем деление ценных бумаг на виды в зависимости от способа обозначения субъекта права по бумаге не может быть проведено достаточно последовательно43.

Во-первых, в некоторых случаях в предъявительской бумаге может содержаться как обозначение имени кредитора по бумаге, так и указание на предъявителя. Так, например, законодательства государств, присоединившихся к Женевской конвенции 1931 г., устанавливающей Единообразный закон о чеках, допускают составление чеков на предъявителя с альтернативной предъявительской оговоркой. Чек, выданный в пользу определенного лица с пометкой «или предъявителю» либо с равнозначной пометкой, рассматривается как чек на предъявителя44.

Во-вторых, альтернативная предъявительская оговорка может быть использована и при составлении ордерных ценных бумаг. Поскольку вексель должен содержать наименование того, кому или приказу кого должен быть совершен платеж (п. 6 ст. 1, п. 5 ст. 75 Положения о переводном и простом векселе), в российской правовой системе недопустимо выставление векселей на предъявителя. Поэтому, если: в векселе наряду с наименованием ремитента содержится оговорка «или предъявителю этого векселя», то такой вексель не является предъявительским, а слова «или предъявителю этого векселя» следует рассматривать в качестве ордерной оговорки («или его приказу»)45.

В-третьих, не все ордерные бумаги содержат наряду с наименованием первого приобретателя бумаги ордерную оговорку, которая указывает на возможность определения субъекта права по бумаге его приказом. Некоторые ордерные бумага являются таковыми в силу закона, т.е. могут содержать только имя первого приобретателя без указания на его возможность назначить субъекта права по бумаге своим приказом и тем не менее предоставлять ему эту возможность. Типичным примером таких бумаг является вексель (абз. 1 ст. 11, абз. 1 ст. 77 Положения о переводном и простом векселе).

Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 г. проводили классификацию ценных бумаг на предъявительские, ордерные и именные в зависимости от способа передачи бумаги. В п. 2 ст. 31: Основ указывалось, что предъявительская ценная бумага передается другому лицу путем вручения, ордерная ценная бумага — путем совершения надписи, удостоверяющей передачу, именная ценная бумага - в порядке, установленном для уступки требований, если законодательством не предусмотрено иное. Однако способ передачи бумаги также не может быть положен в основу классификации ценных бумаг.

Главным возражением против деления ценных бумаг на виды по этому критерию является тот факт, что ордерные бумаги (например, векселя), снабженные бланковым индоссаментом, могут переходить от одного субъекта к другому путем простого вручения, т.е. способом, присущим ценным бумагам на предъявителя, оставаясь при этом ордерными ценными бумагами. Кроме того, исходя из этого критерия, невозможно отграничить ордерные бумаги, передаваемые, как. правило, путем индоссамента, от обыкновенных именных ценных бумаг, передаваемых путем, цессии, поскольку цессия прав по обыкновенным именным ценным бумагам также может быть совершена в форме передаточной надписи - индоссамента. Так, например, уступка прав, подтвержденных именными векселями и именными коносаментами, обычно оформляется совершенной на самой бумаге именной передаточной надписью.

При отнесении отдельных бумаг к тому или иному виду российское законодательство исходит не из способа обозначения в бумаге управомоченного по ней лица и не из способа их передачи, а руководствуется каким-то иным присущим им признаком, который выражает их качественную определенность и поэтому имеется у всех бумаг данного вида. В качестве такого признака выступает способ легитимации держателя бумаги, в качестве субъекта выраженного в ней: права46. С этой точки зрения известные нашему законодательству ценные бумаги делятся на следующие виды.

Ценные бумаги на предъявителя, к которым, в частности, относятся, предъявительский коносамент (абз. 4 п. 1 ст. 158 КТМ РФ) и сберегательная книжка на предъявителя (абз. 1 п. 1 ст. 843 ГК РФ), характеризуются тем, что для легитимации держателя бумаги в качестве субъекта воплощенного в ней права достаточно одного только факта предъявления бумаги - Обязанное лицо может чинить исполнение по бумаге любому предъявителю без дальнейшей проверки его легитимации, не опасаясь ответственности за исполнение ненадлежащему лицу.

Ордерные ценные бумаги, как, например, ордерный вексель и коносамент, выданный приказу отправителя или получателя, легитимируют своего держателя, если его имя заключает собой непрерывную цепь передаточных надписей, учиненных на предъявленной им бумаге (абз- 1 ст. 16, абз. 1 ст. 77 Положения о переводном и простом векселе, абз. 3 п. 3 ст. 880 ГК РФ, абз. 3 п.. 1 ст. 158 КТМ РФ). Если последняя передаточная надпись является бланковой, то легитимированным будет каждый предъявитель ордерной бумаги; оборотная сторона которой содержит непрерывную цепь передаточных надписей, заканчивающуюся бланковой передаточной надписью.

Именные ценные бумаги, к которым принадлежат именные акции поименные облигации, легитимируют своего держателя, если он назван в качестве управомоченного лица в предъявленной им бумаге и в таком же качестве записан в книге (реестре) обязанного лица (абз. 3 п. 2 ст. 25, абз. 8 п. 3). Субъектом права по бумаге на предъявителя является не всякий, а лишь тот ее держатель, который обладает правом собственности или иным вещным правом; на бумагу. Незаконный владелец бумаги (например, лицо, укравшее предъявительскую бумагу у собственника) не становится носителем выраженного в ней права, хотя и может реализовать его, предъявив бумагу должнику.

Абзац 2 п. 3 ст. 879 ГК РФ предписывает: «При оплате индоссированного чека плательщик обязан проверить правильность индоссаментов, но не подписи индоссантов». Однако легитимация держателя ордерного чека основывается не на правильности индоссаментов, а на их непрерывном ряде (абз. 3 п. 3 ст. 880 ГК РФ). Поэтому содержащиеся в абз. 2 п. 3 ст. 879 ГК РФ слова «правильность индоссаментов» следовало бы заменить словами «непрерывность ряда индоссаментов».

Обыкновенные именные ценные бумаги (ректа-бумаги), примером которых могут служить векселя, содержащие негативную ордерную оговорку (ч. 2 ст. 11 Положения о переводном и простом векселе), и именные сберегательные (депозитные) сертификаты (п. 2 ст. 844 ГК РФ, п. 3, 16 Положения о сберегательных и депозитных сертификатах кредитных организаций), легитимируют своего держателя, если он назван в тексте предъявленной им бумаги или является лицом, до которого бумага дошла в порядке цессии (уступки требования)47.

Таким образом, разделение ценных бумаг на виды в зависимости от способа легитимации держателя бумаги приводит не к традиционной трехчленной, а к их четырехчленной классификации. Но именно трехчленная - классификация закреплена в ст. 145 ГК РФ. Пункт 1 этой статьи гласит: «Права, удостоверенные ценной бумагой, могут принадлежать: 1) предъявителю ценной бумаги (ценная бумага на предъявителя); 2) названному в ценной бумаге лицу (именная ценная бумага); 3) названному в ценной бумаге лицу, которое может само осуществить эти права или назначить своим распоряжением (приказом) другое управомоченное лицо (ордерная ценная бумага)»48. Нетрудно видеть, что в основе данной классификации лежит способ обозначения в бумаге управомоченного по ней лица. Однако мы уже знаем, что способ обозначения субъекта права по бумаге не может быть положен в основание классификации ценных бумаг, так как не позволяет провести ее достаточно последовательно. В самом деле, руководствуясь закрепленной в п.1 ст. 145 ГК РФ классификацией ценных бумаг, придется заключить, что именные и обыкновенные именные ценные бумаги ничем не отличаются друг от друга и объединяются в одну категорию ценных бумаг - бумаг, составленных на имя определенного лица. Кроме того, мы вынуждены будем признать, что некоторые ордерные ценные бумаги (например, простые и переводные векселя) относятся к числу именных ценных бумаг, ибо они составляются на имя определенного лица и обычно не содержат указания на возможность передачи бумаги по индоссаменту.

Сказанное, однако, не означает, что используемый в абз. 3 ст. 145 ГК РФ термин «именная ценная бумага» охватывает как именную, так и обыкновенную именную ценную бумагу. При обращении к п. 2 ст. 146 ГК РФ; который предписывает, что права, удостоверенные именной ценной бумагой, передаются в порядке, установленном для уступки требований (цессии), становится ясным, что за содержащимся в абз. 3 ст. 145 ГК РФ словосочетанием «именная ценная бумага» скрывается обыкновенная именная ценная бумага, поскольку цессия является способом передачи, присущим не именным, а обыкновенным именным ценным бумагам. Что же касается именных бумаг, то их регламентация не нашла своего отражения в ГК РФ49.


2.2 Бумаги публичной достоверности и бумаги, не обладающие публичной достоверностью


В теории ценных бумаг большое внимание уделяется присущему многим из них свойству публичной достоверности. Публичной достоверностью обладают те ценные бумаги, содержание которых безусловно определяет права их добросовестного приобретателя50. Тот, кто приобретает такую бумагу, добросовестно доверяя ее содержанию, приобретает выраженное в ней право таким; каким оно является согласно этому содержанию. Благодаря этому исключается возможность противопоставления требованию добросовестного приобретателя бумаги возражений, основанных на личных отношениях обязанного лица к предшествующим владельцам документа. Обязанное по бумаге лицо может противопоставить добросовестному держателю ценной бумаги, обладающей публичной достоверностью, только ограниченные возражения, а именно:

  1. возражения, которые касаются действительности бумаги. К ним относятся, например, ссылки на то, что бумага подложна, составлена недееспособным лицом либо не содержит всех предусмотренных законом реквизитов;

  2. возражения, вытекающие из содержания бумаги. К этой категории возражений относятся, в частности, ссылки обязанного по бумаге лица на несвоевременность предъявления требования по бумаге, а также на содержащуюся в бумаге отметку о произведенном частичном исполнении;

  3. возражения, принадлежащие обязанному лицу непосредственно против предъявителя. К возражениям этого рода относятся: а) возражения, ставящие под вопрос правоприобретение данного предъявителя (например, ссылка на то, что он недобросовестно приобрел бумагу у недееспособного лица); б) возражения, посредством которых должник оспаривает право предъявителя распоряжаться бумагой, несмотря на его качество собственника (например ссылка на то, что предъявитель находится в конкурсе и бумага принадлежит к конкурсной массе); в) возражения, препятствующие реализации существующего у предъявителя права из бумаги (например, ссылка должника на предоставленную ему предъявителем отсрочку платежа); г) возражения, посредством которых должник прекращает принадлежащее предъявителю право требования или уменьшает размер своего долга (например, возражение о зачете между требованием по бумаге и встречным требованием должника к ее предъявителю)51.

Публичная достоверность ценной бумаги имеет значение только в отношении лица, добросовестно приобретшего бумагу у предыдущего владельца. Действие публичной достоверности и обусловленного ею начала ограничения возражений не распространяется на первоначального, а также на недобросовестного приобретателя документа. Поэтому в случае предъявления бумаги ее первоначальным приобретателем возможны все возражения, вытекающие из правоотношений между обязанным по бумаге лицом и: ее презентантом (п..9 Обзора практики разрешения споров, связанных с использованием векселя в хозяйственном обороте, утвержденного Информационным письмом Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25 июля 1997 г. № 1852).

Возражения, вытекающие из отношений обязанного по бумаге лица к ее предыдущим владельцам, могут быть противопоставлены держателю бумаги лишь в том случае, если он, приобретая бумагу, действовал сознательно в ущерб должнику (ст. 17 Положения о переводном и простом векселе), т.е. злоумышленно приобрел бумагу с целью отсечь соответствующие возражения должника. Простая осведомленность приобретателя о существовании у обязанного лица известного возражения по отношению к предыдущему владельцу бумаги не является достаточным основанием для того, чтобы это возражение могло быть обращено против такого приобретателя53.

Как мы уже знаем, предъявительская ценная бумага легитимирует своего держателя в качестве субъекта выраженного в ней права одним только фактом предъявления бумаги обязанному лицу. Допущение возможности противопоставления требованию добросовестного держателя бумаги возражений, основанных на отношениях обязанного по бумаге лица с ее предыдущими владельцами, приведет к тому, что держатель бумаги в обоснование своего требования должен будет ссылаться также и на права своих предшественников. Но этот вывод не согласуется с присущим предъявительским бумагам способом легитимации их держателей. Неприемлемость приведенного допущения свидетельствует о том, что ценные бумаги; на предъявителя обладают свойством публичной достоверности.

Ордерная ценная бумага легитимирует своего держателя, если его имя заключает собой непрерывную цепь передаточных надписей, учиненных на предъявленной: им бумаге. Если допустить, что обязанное по бумаге лицо может противопоставить добросовестному держателю бумаги возражения, вытекающие из его отношений к предыдущим владельцам бумаги, то держатель будет вынужден обосновывать свою легитимацию ссылкой на права своих предшественников. В этом случае указание закона на необходимость непрерывного ряда передаточных надписей оказалось бы лишенным всякого смысла. Поэтому ордерные ценные бумаги должны считаться бумагами публичной достоверности.

Именная ценная бумага легитимирует своего держателя в качестве субъекта выраженного в ней права, если его имя названо в предъявленной им бумаге, а также внесено в книгу (реестр) обязанного лица. Предположим, что обязанное лицо может выдвинуть в отношении надлежащим образом легитимированного держателя бумаги возражения, основанные на своих отношениях к его предшественникам. Тогда держателю для обоснования своей легитимации придется, прибегнуть к ссылке на права, предыдущих держателей-бумаги. В результате этого запись в книге обязанного лица окажется пустой формальностью и выпадет из той совокупности фактов, которая согласно действующему законодательству является необходимой и достаточной для легитимации держателя именной ценной бумаги, в качестве субъекта выраженного в ней права. Неприемлемость подобного вывода позволяет утверждать, что публичная достоверность свойственна всем именным ценным бумагам.

Ректа-бумага есть ценная бумага, которая легитимирует своего держателя в качестве субъекта воплощенного в ней права, если он назван в качестве управомоченного в самой бумаге или является лицом, до которого бумага дошла в порядке общегражданской цессии. Поскольку право, выраженное в обыкновенной именной ценной бумаге, передается в порядке уступки требования, должник вправе выдвигать против требования нового кредитора возражения, которые он имел против первоначального кредитора к моменту получения уведомления о переходе прав по обязательству к новому кредитору (ст. 386 ГК РФ). Допущение таких возражений с необходимостью вытекает из самой природы обыкновенной именной ценной бумаги. Сказанное означает, что в отличие от предъявительских, ордерных и именных ценных бумаг ректа-бумаги не обладают публичной достоверностью54.

Отсутствие у обыкновенных именных ценных бумаг свойства публичной достоверности служит основанием того, что их не всегда относят к числу ценных бумаг. Между тем ректа-бумаги подпадают под определение ценных бумаг, сформулированное в абз. 1 п. 1 ст. 142 ГК РФ, и, следовательно, являются разновидностью последних55.

Наличие публичной достоверности у предъявительских, ордерных и именных ценных бумаг и ее отсутствие у ректа-бумаг не нашли своего прямого отражения в действующем законодательстве. В литературе бытует мнение, будто публичная достоверность ценных бумаг закреплена в абз. I п. 2 ст. 147 ГК РФ56. Но это мнение ошибочно. Содержащееся в этом абзаце предписание касается лишь ограничения возражений должника по абстрактной ценной бумаге и не имеет никакого отношения к публичной достоверности.


2.3 Классификация ценных бумаг по иным основаниям


Классификации ценных бумаг по способу легитимации держателя бумаги, в качестве субъекта выраженного в ней права и по признаку наличия или отсутствия у бумаги свойства публичной достоверности являются основными. В то же время деление ценных бумаг на виды возможно и по иным основаниям.

1.Ценные бумаги, подчиняющиеся действию принципа следования права из бумаги праву на бумагу, и бумаги, подчиняющиеся действию противоположного принципа. В зависимости от характера взаимосвязи права на бумагу и права из бумаги выделяют ценные бумаги, в отношении которых действует принцип: «право из бумаги следует праву на бумагу», и ценные бумаги, в отношении которых действует принцип: «право на бумагу следует праву из бумаги». К первой категории ценных бумаг относятся бумаги публичной достоверности, ко второй — бумаги, не обладающие этим свойством.

2. Абстрактные и каузальные ценные бумаги. Выдача ценной бумаги всегда преследует определенную хозяйственную цель. В ценной бумаге может содержаться указание на ту каузальную сделку, в связи с которой была выдана бумага. Но текст ценной бумаги может быть сформулирован также совершенно независимо от лежащей в основании ее выдачи каузальной сделки. В первом случае ценная бумага будет каузальной (например, сберегательный сертификат, акция и т.д.), во втором - абстрактной (например, вексель, чек и т.д.). Большинство ценных бумаг являются каузальными бумагами57.

Е.А. Суханов полагает, что любая ценная бумага характеризуется «абстрактностью закрепленного в ней обязательства, поскольку отказ от его исполнения обязанным лицом со ссылкой на отсутствие основания или его недействительность не допускается (п. 2 ст. 147 ГК РФ)»58. Этот взгляд покоится на неразличении автором абстрактности ценной бумаги, с одной стороны, и публичной достоверности бумаги и обусловленного ею начала ограничения возражений, с другой стороны. Как справедливо указывал М.М. Агарков, «ограничение возражений зависит не от абстрактности бумаг, а от способа легитимации ее держателя, в качестве субъекта выраженного в ней права»59, в соответствии с которым ценная бумага либо наделяется, либо не наделяется публичной достоверностью. Как уже отмечалось, предъявительские, ордерные и именные ценные бумаги суть бумаги публичной достоверности. Поэтому должник по такой бумаге может противопоставить правомерному держателю только такие возражения, которые касаются действительности бумаги, вытекают из ее содержания или полагаются ему непосредственно против предъявителя. Обыкновенные именные ценные бумаги не обладают публичной достоверностью. Поэтому помимо указанных возражений должник может выдвигать против обращенного к нему требования по бумаге возражения, которые были обоснованы в лице предыдущих держателей бумаги.

При каузальных ценных бумагах публичной достоверности ссылка обязанного лица на отсутствие основания выдачи бумаги или на его недействительность допускается только в тех пределах, которые даны содержанием ценной бумаги. Исключение составляет тот случай, когда презентантом бумаги выступает участник сделки, лежащей в основании выдачи бумаги, т.е. ее первый держатель. Его требованию об исполнении по ценной бумаге могут быть противопоставлены любые возражения, основанные на каузальной сделке. Это объясняется тем, что начало ограничения возражений, присущее ценным бумагам публичной достоверности, не распространяется на первоначального приобретателя бумаги. При абстрактных ценных бумагах публичной достоверности ссылка должника на каузальное отношение недопустима, так как оно не получило выражения в тексте бумаги. Исключение составляет случай предъявления бумаги к исполнению участником каузальной сделки. При ценных бумагах, не обладающих публичной достоверностью, независимо от того, являются ли они абстрактными или каузальными, возможные возражения обязанного лица ничем не ограничены. Поэтому оно может отказать в исполнении по ценной бумаге, сославшись на отсутствие основания ее выдачи либо на его недействительность.

3. Эмиссионные и неэмиссионные ценные бумаги. Эмиссионные ценные бумаги характеризуются тем, что они размещаются выпусками и имеют равные объем, и сроки осуществления прав внутри одного выпуска вне зависимости от времени приобретения ценной бумаги (ч. 1 ст. 2 Федерального закона «О рынке ценных бумаг»). Ценные бумаги, не обладающие указанными признаками, являются неэмиссионными.

Порядок выпуска, обращения и погашения эмиссионных ценных бумаг помимо ГК РФ регламентируется Федеральным законом «О рынке ценных бумаг», который устанавливает требования к содержанию и оформлению решения о выпуске эмиссионных бумаг, государственной регистрации их выпуска и т.д. На неэмиссионные ценные бумаги указанный Федеральный закон не распространяется.

4. Государственные, муниципальные и частные ценные бумаги. В зависимости от того, от чьего имени выпускаются ценные бумаги, последние подразделяются на государственные, муниципальные и частные бумаги. Государственными признаются ценные бумаги, выпущенные от имени Российской Федерации или субъекта Российской Федерации. Муниципальными являются ценные бумаги, выпущенные от имени муниципального образования. Ценные бумаги, выпущенные от имени физического или юридического лица, называются частными.

Отношения, связанные с выпуском и обращением государственных и муниципальных ценных бумаг, помимо ГК РФ и Федерального закона «О рынке ценных бумаг» регулируется Федеральным законом «Об особенностях эмиссии: и обращения государственных и муниципальных ценных бумаг». Специфика осуществления прав, выраженных в государственных или муниципальных ценных бумагах; определяется бюджетным законодательством Российской Федерации.

Государственный, муниципальный или частных статус обязанного по бумаге лица имеет значение при отнесении бумаги к тому или иному виду. Так, например, именные облигации, выпущенные от имени частных лиц, муниципальных образований или субъектов Российской Федерации, представляют собой именные ценные бумаги, а именные облигации, выпущенные от имени Российской Федерации, являются ректа-бумагами.

5. Обязательственно-правовые, вещно-правовые и корпоративные ценные бумаги. В основании этого деления лежит характер права, удостоверенного ценной бумагой. Содержание обязательственно-правовой бумаги составляет право требования, вещно-правовой бумаги - право собственности или иное вещное право, корпоративной бумаги - право членства в корпорации.

6. Товарные и денежные бумаги. В зависимости от того, что является объектом правоотношения по ценной бумаге, различают товарные (например, коносаменты и варранты) и денежные ценные бумаги (например, векселя и чеки). Практическое значение данной классификации заключается, в частности, в том, что передаточная надпись на денежной ордерной бумаге обладает, а передаточная надпись на товарной ордерной бумаге не обладает гарантийной функцией.



Глава 3. Характеристика отдельных видов ценных бумаг


3.1 Бумаги на предъявителя


Как мы уже установили, ценная бумага представляет собой документ, предъявление которого необходимо для осуществления воплощенного в нем субъективного гражданского права. Это определение обнимает собой предъявительские, ордерные, именные и обыкновенные именные ценные бумаги. Обладая общей для всех ценных бумаг презентационной природой, названные виды ценных бумаг существенно отличаются друг от друга по целому ряду признаков. Рассмотрим подробно каждый из этих видов ценных бумаг.

Для того чтобы сформулировать определение предъявительской бумаги, в нем не нужно отражать все ее признаки. Необходимым и достаточным является указание в дефиниции только на существенный признак, т.е. тот признак, который присутствует у любой ценной бумаги на предъявителя и в то же время отсутствует у других видов ценных бумаг. Как мы уже знаем, таким признаком не может служить ни способ обозначения субъекта права по бумаге, ни способ передачи бумаги, ни присущее ценным бумагам на предъявителя свойство публичной достоверности. Существенным признаком ценных бумаг на предъявителя выступает присущий им способ легитимации держателя бумаги в качестве субъекта удостоверенного ею права. С этой точки зрения ценная бумага на предъявителя представляет собой такую ценную бумагу, которая легитимирует своего держателя в качестве субъекта выраженного в ней права одним фактом предъявления бумаги лицу, которое может или должно предоставить исполнение по бумаге60.

Вопрос о понятии ценной бумаги на предъявителя не получил однозначного решения в юридической литературе.

В работе «О бумагах на предъявителя с точки зрения гражданского права» Н.О. Нерсесов писал: «Под бумагами на предъявителя разумеются такие документы, право требования по которым принадлежит не тому или другому определенному лицу, заранее обозначенному в самом документе, а всякому предъявителю его»61. Эту дефиницию следует отклонить как необоснованную. Управомоченным по предъявительской бумаге лицом, вопреки противоположному утверждению Н.О. Нерсесова, является не всякий, а лишь тот ее предъявитель, который обладает вещным правом на бумагу. Незаконный владелец бумаги (например, вор, укравший бумагу у собственника) не становится носителем выраженного в ней права, хотя и может реализовать его, предъявив бумагу обязанному лицу. Держатель предъявительской ценной бумаги, совершивший акт ее презентации, — это формально легитимированное по бумаге лицо, которое имеет фактическую возможность получить исполнение бумаге. Такой держатель может быть действительным субъектом права из бумаги, но может им и не быть.

А.П. Сергеев определяет предъявительскую бумагу как ценную бумагу, «где не указывается конкретное лицо, кому надлежит произвести исполнение»62. Приведенное определение опирается на классификацию ценных бумаг в зависимости от способа обозначения в бумаге управомоченного по ней лица. Как уже отмечалось, деление бумаг на виды по данному критерию не может быть проведено последовательно. Поэтому предложенное А.П. Сергеевым определение не имеет под собой достаточных теоретических оснований.

К ценным бумагам на предъявителя относятся, в частности, следующие бумаги.

  1. Предъявительской ценной бумагой является сберегательная книжка на предъявителя (абз. 1 п. 1 ст. 843 ГК РФ).

  2. Пункт 2 ст. 844 ГК РФ допускает предъявительские сберегательные и депозитные сертификаты.

  3. Регламентируя реквизиты чека, ст. 878 ГК РФ не называет в их числе наименование чекодержателя и тем самым признает допустимость чеков на предъявителя.

  4. Федеральный закон «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)»63 возлагает на указанную организацию эмиссию наличных денег в виде банковских билетов (банкнот) и металлической монеты (ст. 29). Банкноты сочетают в себе юридическую природу предъявительских ценных бумаг и денежных знаков. «В отношении эмитента банковский билет служит обязательственной бумагой на предъявителя..., так как банк обязуется обеспечить своими активами предъявленные ему банкноты: В отношении третьих лиц банкнота фигурирует в качестве обычных бумажных денег»64. Из предписания ч. 1 ст. 30 Федерального закона «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)»: «Банкноты ... являются безусловными обязательствами Банка России и обеспечиваются всеми его активами» вытекает, что банковские билеты предоставляют своим владельцам право разменять их на определенную часть активов банка, причем срок начала размена банкнот должен быть установлен особым законодательным актом.

  1. Предъявительской ценной бумагой является коносамент, составленный на предъявителя (ст. 146, абз. 4 п. 1 ст. 158 КТМ РФ). Коносаменты относятся к числу товарораспорядительных документов, передача которых приравнивается к передаче представленных ими товаров (п. 3 ст. 224 ГК РФ).

  2. В случаях, предусмотренных законом или иными правовыми актами, договор займа может быть заключен путем выпуска и продажи облигаций (абз. 1 ст. 816 ГК РФ). Облигации являются эмиссионными ценными бумагами, т.е. бумагами, которые размещаются выпусками и имеют равные объем, и сроки осуществления прав внутри одного выпуска вне зависимости от времени приобретения ценной бумаги (ч. 1, 3 ст. 2. Федерального закона «О рынке ценных бумаг»). Облигация может быть предъявительской или именной. На практике облигационные займы в большинстве случаев принимают форму бумаг на предъявителя.

  1. К предъявительским ценным бумагам относятся простые складские свидетельства (п. 1 ст. 917 ГК РФ).

  2. Ценные бумаги, предусматривающие периодическую выплату дохода в виде дивидендов или процентов, обычно сопровождаются купонами на предъявителя. Купоны дополняют основную бумагу, но сами по себе являются особыми ценными: бумагами, которые «самостоятельно воплощают побочное право»65.

Согласно абз. 1 п. 3 ст. 930 ГК РФ договор страхования имущества в пользу выгодоприобретателя может быть заключен без указания имени или наименования выгодоприобретателя. Заключившему такой договор страхователю выдается страховой полис на предъявителя (абз. 2 п. 3 ст. 930 ГК РФ), который является по своей природе легитимационной бумагой66. Некоторые авторы, в частности Е.А. Суханов67, относят страховой полис на предъявителя к предъявительским ценным бумагам. При этом упускаются из виду следующие обстоятельства. Во-первых, право требовать выплаты страхового возмещения возникает у выгодоприобретателя лишь после наступления страхового случая, а не в момент приобретения им права собственности на страховой полис. Во-вторых, закон предоставляет страховщику возможность защищаться против требования о выплате страхового возмещения возражениями, которые не могут причитаться должнику по предъявительской ценной бумаге (в частности, страховщик может отклонить предъявленное ему требование, сославшись на неисполнение выгодоприобретателем обязанности предусмотренной п. 1 ст. 961 ГК РФ). В-третьих, хозяйственная цель составления страхового полиса на предъявителя состоит не в повышении оборотоспособности требования о выплате страхового возмещения, а в освобождении лица, приобретшего застрахованное имущество, от необходимости повторного заключения договора страхования имущества.

Содержанием ценной бумаги на предъявителя служит воплощенное в ней субъективное гражданское право. Действующему российскому законодательству известны только обязательственные бумаги на предъявителя, некоторые из которых (предъявительский: коносамент и простое складское свидетельство) имеют вещно-правовое действие.

В связи с неточной формулировкой п. 1 ст. 877 ГК РФ следует остановиться на вопросе о содержании чека.

Пункт 1 ст. 877 ГК РФ гласит: «Чеком признается ценная бумага, содержащая ничем не обусловленное распоряжение чекодателя банку произвести платеж указанной в нем суммы чекодержателю». Это предписание не соответствует п. 1 ст. 142 ГК РФ, согласно которому содержанием ценной бумаги может выступать только субъективное гражданское право. Закон признает чек ценной бумагой (ст. 143, п. 1 ст. 877 ГК РФ). Следовательно, чек удостоверяет или, выражаясь иначе, содержит в себе не распоряжение, а определенное субъективное гражданское право. Как справедливо отмечает Е.А. Крашенинников, для определения того, какое субъективное право содержится в чеке, «важно не упускать из виду следующие моменты: а) чек выражает в себе обязательство, связанное с уплатой денег; б) кредитором по этому обязательству является чекодержатель, а должником из числа двух других обозначенных в чеке лиц может выступать только чекодатель, так как по российскому чековому законодательству плательщик не несет перед чекодержателем никаких обязанностей; в) материальным объектом подтвержденного чеком обязательства может служить лишь чековая, а не регрессная сумма, ибо последняя представляет собой материальный объект охранительной обязанности чекодателя, которая ... не входит в содержание чека»68. Отсюда следует, что чек воплощает в себе направленное против чекодателя право требовать уплаты указанной в нем суммы. Удостоверенное чеком обязательство чекодателя не является условным69. Однако сохранение этой обязанности поставлено в зависимость от отменительного условия, в качестве которого выступает платеж со стороны плательщика. Сообразно с этим чек может быть определен как ценная бумага, удостоверяющая ничем не обусловленное, но существующее под отменительным условием обязательство чекодателя уплатить чековую сумму чекодержателю, которое отпадает вследствие совершения платежа лицом, назначенным в качестве плательщика70.

Российское гражданское право не знает ценных бумаг на предъявителя с исключительно вещно-правовым содержанием. Но ему известны товарораспорядительные документы на предъявителя (предъявительские коносаменты и простые складские свидетельства), которые соединяют в себе природу обязательственно-правовой и вещно-правовой бумаги71.

В основании обязывания составителя ценной бумаги на предъявителя лежит фактический состав, в который входят два элемента: 1) наличие правильно составленной бумаги и 2) возникновение права собственности или иного вещного права на бумагу у другого, нежели составитель, лица.

Будучи ценной бумагой публичной достоверности, предъявительская бумага подчиняется действию принципа «право из бумаги следует праву на бумагу». Поэтому приобретение права из бумаги на предъявителя предполагает приобретение права на бумагу.

Приобретение права собственности на предъявительскую бумагу и тем самым права из бумаги опирается на фактический состав, который включает в себя два элемента: 1) соглашение о переходе права собственности на бумагу и 2) передачу бумаги приобретателю. В своей совокупности эти элементы образуют договор о передаче бумаги.

Договор о передаче бумаги является; абстрактной сделкой72. Это означает, что его действительность не зависит от отсутствия или недействительности лежащей в основании передачи каузальной сделки (например, договора купли-продажи бумаги на предъявителя).

Передачей признается фактическое вручение бумаги приобретателю, а равно сдача в организацию связи для пересылки приобретателю, если бумага была отчуждена без обязательства доставки (абз. 1 п. 1 ст. 224 ГК РФ). Если бумага отчуждается с обязательством доставки, право собственности на бумагу возникает в лице приобретателя, лишь по получении им бумаги от организации связи. Передачи бумаги не требуется: 1) если ко времени ее отчуждения она уже находится во владении приобретателя; 2) если приобретенная бумага оставляется по соглашению сторон во владении отчуждателя. В первом случае приобретатель становится собственником бумаги с момента заключения сторонами отчуждательной сделки (п. 2 ст. 224 ГК РФ), во втором - с момента достижения ими соглашения об оставлении бумаги у отчуждателя.

Пункт 1 ст. 146 ГК РФ предписывает, что «для передачи другому лицу прав, удостоверенных ценной бумагой на предъявителя, достаточно вручения ценной бумаги этому лицу». Эта формулировка лишена необходимой точности. Во-первых, воплощенное в предъявительской бумаге право не передается держателем бумаги ее новому приобретателю, а возникает в его лице вновь вследствие приобретения им права собственности на бумагу. Во-вторых, одно только вручение бумаги новому приобретателю не может перенести на него право собственности на бумагу. Приобретатель станет собственником бумаги лишь в том случае, если к передаче бумаги присоединится соглашение сторон о переходе права собственности на бумагу, заключенное между ее прежним держателем и приобретателем документа.

Некоторые авторы утверждают, что воплощенное в предъявительской, бумаге требование может быть передано посредством его уступки. Согласиться с этим утверждением нельзя. Допущение передачи бумаги на предъявителя путем общегражданской цессии, не ограничивающей возможность должника противопоставлять цессионарию возражения ex persona cedentis (ст. 386 ГК РФ), подорвало бы оборотоспособность предъявительских ценных бумаг и создало большие неудобства для их приобретателей.

Удостоверенное предъявительской бумагой право принадлежит собственнику бумаги. Поэтому он вправе потребовать исполнения по бумаге. Но и неуправомоченный держатель бумаги (например, лицо, укравшее бумагу у собственника) имеет возможность легитимироваться в качестве субъекта права из бумаги и осуществить его, не будучи носителем права, на бумагу. Таким образом, реализовать право из бумаги на предъявителя может как управомоченное, так и неуправомоченное на это лицо.

Предъявительская бумага легитимирует своего держателя одним фактом предъявления бумаги. Поэтому обязанное по бумаге лицо может чинить исполнение любому предъявителю без дальнейшей проверки его легитимации. При этом оно не должно спрашивать, распоряжается ли предъявитель своим или чужим правом, пользуется ли он бумагой правомерным или неправомерным способом. Если должник отказывается от исполнения, ссылаясь на то, что предъявитель бумаги не представил доказательств своей, управомоченности, он считается допустившим просрочку со всеми вытекающими отсюда последствиями73.

Должник может отказаться от исполнения, если он в состоянии доказать, что предъявитель бумаги не имеет права распоряжаться бумагой. Если должник сомневается в существовании у презентанта права распоряжения документом, он не должен отказывать ему в исполнении. Даже тогда, когда должнику достоверно известно, что предъявитель является неуправомоченным лицом, но он не в состоянии подтвердить это средствами доказывания, он может чинить ислолнение по бумаге, так как нельзя требовать, чтобы он рисковал проиграть процесс с ее предъявителем. Но если: должник, имея возможность доказать неуправомоченность предъявителя, исполняет свою обязанность с намерением причинить вред действительному субъекту права из бумаги, то он нарушает принцип добросовестности. Такое исполнение не освобождает его от обязанности по бумаге перед настоящим кредитором и дает последнему право предъявить к должнику требование о возмещении вреда74.

Предъявительские ценные бумаги относятся к числу бумаг, обладающих свойством публичной достоверности, и, следовательно, подлежат действию правила, ограничивающего возражения должника против требования добросовестного приобретателя бумаги.

Необходимость презентации предъявительской бумаги для осуществления воплощенного в ней права приводит к тому, что местом исполнения обязательства по бумаге выступает место жительства (место нахождения) должника. Это означает, что вытекающий из предъявительской бумаги долг является не доставляемым должником, а изымаемым кредитором долгом. В изъятие из правила абз. 5 ст. 316 ГК РФ он представляет собой изымаемый долг даже тогда, когда удостоверенное бумагой обязательство связано с уплатой денег75.

Утраченная ценная бумага на предъявителя может быть объявлена судом утратившей силу в вызывном (амортизационном) производстве.

Причиной отсутствия предъявительской ценной бумаги у заявителя может быть не только ее утрата, но и уничтожение. Поэтому вызывное производство должно применятся в отношении как утраченных, так и уничтоженных ценных бумаг на предъявителя76. Под утраченной ценной бумагой на предъявителя следует понимать бумагу, о месте нахождения которой неизвестно ее держателю. Вид утраты остается безразличным. Если прежний держатель знает, у кого находится бумага, он может предъявить к владельцу виндикационый иск (ст. 301 ГК РФ). В этом случае вызывное производство недопустимо. Однако если место нахождения незаконного владельца бумаги неизвестно, то бумага может быть амортизирована. Уничтоженной является бумага, которая полностью разрушена (например, сожжена) или так повреждена, что больше не способна удостоверять право из бумаги (например, текст бумаги залит тушью). Если предъявительская бумага случайно разорвана, но держатель еще может соединить части в единое целое, то она не считается уничтоженной. При разрушении одного из реквизитов ценной бумаги держатель не является вынужденным к проведению вызывного производства, если он может доказать содержание первоначального га бумаги. Вызывное производство урегулировано гл. 34 ГПК РФ. Управомоченным на подачу заявления является тот, кто вправе осуществить право из бумаги. В заявлении должны быть указаны признаки утраченной или уничтоженной бумаги, наименование лица, выдавшего бумагу, а также изложены обстоятельства, при которых бумага была утрачена или уничтожена, и просьба заявителя о запрещении лицу, выдавшему бумагу, производить по ней исполнение (ст. 295 ГПК РФ).

В ст. 300 ГПК РФ соответствующее решение суда именуется решением о признании утраченной предъявительской или ордерной ценной бумаги недействительной и о восстановлении прав по ней. Это наименование должно быть отклонено по следующим; соображениям. Во-первых, недействительной в точном смысле этого слова может быть признана только сделка, ибо недействительность есть неспособность сделки вызвать желаемый ее сторонами правовой эффект, на достижение которого она была направлена. Поскольку ценные бумаги, как и другие объекты гражданских прав (например, дрова), не являются сделками, их нельзя признать недействительными. Во-вторых, утрата (уничтожение) ценной бумаги не ведет к прекращению выраженного в ней права; поэтому никакой необходимости в восстановлении прав по утраченным предъявительским и ордерным бумагам не существует. В-третьих, ввиду того, что причиной отсутствия бумаги у ее бывшего держателя может выступать не только утрата бумаги, но и ее уничтожение, амортизации должны подлежать как утраченные, так и уничтоженные предъявительские и ордерные ценные бумаги. С учетом изложенного содержащееся в гл. 34 ГПК РФ словосочетание «о признании недействительными утраченных ценной бумаги на предъявителя или ордерной ценной бумаги и о восстановлении прав по ним» следовало бы заменить словами «об объявлении утраченной или уничтоженной ценной бумаги на предъявителя или ордерной ценной бумаги утратившей силу».


3.2 Ордерные бумаги


Ордерной называется ценная бумага, которая легитимирует своего держателя в качестве субъекта выраженного в ней права, если на нем заканчивается непрерывный ряд передаточных надписей, совершенных на предъявленной, им бумаге.

В основе этого определения лежит способ легитимации держателя ордерной ценной бумаги. Для его легитимации одного факта предъявления бумаги недостаточно; требуется непрерывная цепь совершенных на бумаге передаточных надписей, последняя из которых указывает на предъявителя. Если последний индоссамент выполнен в бланке, то легитимированным является любой предъявитель бумаги. Но и в этом случае для легитимации держателя бумаги необходима непрерывность цепи передаточных надписей, Если ряд индоссаментов прерван, то держатель бланкоиндоссированной ордерной бумаги не будет легитимирован в качестве субъекта воплощенного в ней права, несмотря на совершенный им акт презентации бумаги.

Представленному определению противостоят иные дефиниции ордерной ценной бумаги. Остановимся на некоторых из них.

Н.И. Нерсесов писал: «Ордерные бумаги суть такие, где наряду с определенным заранее кредитором сделана оговорка «по его приказу», так что должник заранее дает обещание исполнить обязательство, как перед первоначальным кредитором, так и перед последующими владельцами, получившими документ от первого»77. Под эту формулировку не подпадают ордерные векселя, не содержащие ордерной оговорки.

Определение О.А. Красавчикова гласит: «Ордерные ценные бумаги — это такие ценные бумаги, в которых указывается первый приобретатель, являющийся управомоченным в момент ее составления»78. Исходя из приведенной дефиниции ордерные бумаги не могут быть отграничены от именных и обыкновенных именных ценных бумаг (например, именных облигаций и именных чеков), которые также содержат в себе наименование первого приобретателя бумаги. Что касается утверждения автора, будто первый приобретатель ордерной бумаги становится управомоченным по бумаге в момент ее составления, то оно совершенно ошибочно: указанное лицо приобретает право из бумаги в момент приобретения им права собственности на бумагу.

Действующее российское законодательство предусматривает следующие виды ордерных ценных бумаг.

1. Ордерными ценными бумагами являются векселя, в которые векселедатель не включил негативную ордерную оговорку, т.е. слова «не приказу» или какое-либо равнозначащее выражение (например, «без индоссирования»). При наличии такой оговорки вексель представляет собой обыкновенную именную ценную бумагу.

О принадлежности ордерного векселя к числу ордерных ценных бумаг свидетельствует ст. 16 Положения о переводном и простом векселе, которая гласит: «Лицо, у которого находится переводный вексель, рассматривается как законный векселедержатель, если оно основывает свое право на непрерывном ряде индоссаментов, даже если последний индоссамент является бланковым». Абзац I ст. 77 указанного Положения распространяет это предписание на простые векселя:

2. К ордерным бумагам относятся ордерные чеки, которые в абз. 1 п.3 ст. 880 ГК РФ ошибочно названы «переводными чеками». Согласно действующему российскому законодательству ордерным чеком признается чек, выписанный приказу определенного лица. Ссылаясь на ст. 7 Положения о чеках от 13 февраля 1992 г., В.В. Витрянский утверждает, что ордерным чеком является также чек, выписанный на определенное лицо без оговорки «приказу»79. Однако это Положение утратило силу с 1 марта 1996 г. (абз. 4 ст. 2 Федерального закона «О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации»). Не существует в нашем законодательстве и предписания, аналогичного предписанию абз. 1 ст. 14 Единообразного закона о чеках 1931 г. Поэтому в условиях российского правопорядка чек, выписанный на определенное лицо без оговорки «приказу», должен признаваться именным чеком.

О принадлежности ордерного чека к числу ордерных ценных бумаг свидетельствует абз. 3 п. 3 ст. 880 ГК РФ, в силу которого лицо, владеющее ордерным чеком, полученным по индоссаменту, считается его законным владельцем, если оно основывает свое право на непрерывном ряде индоссаментов.

3. Закон допускает коносаменты, составленные приказу отправителя или получателя (ст. 146 КТМ РФ). Такие коносаменты являются ордерными ценными бумагами. М.М. Агарков считал, что коносаменты, составленные на имя определенного получателя, также представляют собой ордерные бумаги80. По справедливому замечанию Е.А. Крашенинникова, этот вывод не находит подтверждения в действующем законодательстве81. Абзац 2 п. Г ст. 158 КТМ РФ гласит, что по именному коносаменту груз выдается в порту выгрузки получателю, который указан в коносаменте, или лицу, которому коносамент передан по именной передаточной надписи или в иной форме в соответствии с правилами, установленными для уступки требования. Под «именной передаточной надписью» здесь понимается надпись, оформляющая договор цессии. Это подтверждается сопоставлением названного абзаца с непосредственно следующим за ним абзацем. Согласно абз. З п. 1 ст. 158 КТМ РФ держатель ордерного коносамента, снабженного именными передаточными надписями, является легитимированным лицом, если его имя указано в последней из непрерывного ряда передаточных надписей. В отличие от этого абз. 2 п. 11 ст. 158 КТМ РФ не содержит указания о том, что держатель именного коносамента, дошедшего до него по именной передаточной надписи, легитимируется способом, характерным для ордерных ценных бумаг. Легитимация такого держателя основывается на тех же фактах, которые бы легитимировали его в случае оформления передачи ему требования из коносамента не именной передаточной надписью, а иным образом в соответствии с правилами, установленными для уступки требования (например, путем составления особого письменного акта о передаче без пометки на самом коносаменте). Поэтому перевозчик не может выдать груз, предъявителю именного коносамента, не проверив действительность всех, последовательных передач, по которым коносамент дошел до предъявителя. Отсюда явствует, что именной, коносамент есть не что иное, как ректа-бумага82.

О принадлежности коносамента, составленного приказу отправителя или получателя, к числу ордерных ценных бумаг свидетельствует абз. 3 п. 1 ст. 158 КТМ РФ, в котором говорится, что по ордерному коносаменту, снабженному передаточными надписями, перевозимый на его основании груз выдается «лицу, указанному в последней из непрерывного ряда передаточных надписей, или предъявителю коносамента с последней бланковой надписью».

4. Ордерными ценными бумагами являются двойное складское свидетельство и его составные части: складское свидетельство и залоговое свидетельство (варрант). Действующее законодательство не содержит прямого указания о том, что двойное складское свидетельство представляет собой ордерную бумагу. Однако это вытекает из сопоставления ст. 915 ГК РФ с п. 3 ст. 146 ГК РФ.

В зависимости от характера воплощенного в ней субъективного гражданского права ордерная ценная бумага может быть обязательственно-правовой или вещно-правовой бумагой. При этом ряд обязательственных ордерных бумаг имеют вещно-правовое действие.

К обязательственным ордерным бумагам, не имеющим вещно-правового действия, относятся ордерные векселя и ордерные чеки.

Все цивилисты сходятся в том, что простой вексель, удостоверяет обязательство векселедателя уплатить определенную денежную сумму 55. Разногласия начинаются при определении, обязательства, удостоверенного переводным векселем.

В абз. 1 ст. 815 ГК РФ говорится, что переводный вексель удостоверяет обязательство плательщика. Но это утверждение не соответствует действительности. Согласно абз. 1 ст. 28 и абз. I ст. 29 Положения о переводном и простом векселе один лишь факт выдачи тратты ремитенту не возлагает на плательщика обязанность по уплате вексельной суммы. Трассат принимает на себя обязательство оплатить переводный вексель посредством акцепта. До момента возвращения им акцептованной тратты лицу, предъявившему ее к акцепту, плательщик находится вне вексельных отношений и не является обязанным по векселю лицом83. Таким образом, если бы тратта удостоверяла обязательство плательщика, то пришлось бы признать, что до ее акцепта она не подтверждает никаких прав и обязанностей и, следовательно, не является ценной бумагой. Однако этот вывод противоречит действующему законодательству. В силу абз. 1 ст. 11 Положения о переводном и простом векселе переводный вексель может быть передан посредством индоссамента сразу же после его выдачи первому векселеприобретателю. При этом индоссамент, как сказано в абз. 1 ст. 14 Положения о переводном и простом векселе, «переносит все права, вытекающие из переводного векселя»84. Отсюда явствует, что право требования по векселю существует у ремитента до того, как вексель будет акцептован плательщиком. Но если ремитент является носителем удостоверенного траттой права, то должен существовать и субъект корреспондирующей этому праву юридической обязанности. А таким субъектом: из числа двух других указанных в тратте лиц может выступать только векселедатель, поскольку плательщик становится вексельным, должником не ранее возвращения, им акцептованного векселя лицу, предъявившему его к акцепту. Сказанное свидетельствует о несостоятельности легальной дефиниции переводного векселя. В литературе, придерживаясь формулировки Г.Ф. Шершеневича, мы должны были бы заключить, что удостоверенная траттой обязанность возникает у векселедателя лишь в результате отказа трассата акцептовать или оплатить предъявленный ему вексель. Однако этот вывод противоречит абз. 1 ст. 47 Положения о переводном и простом векселе, который приурочивает возникновение данной обязанности к моменту выдачи векселедателем векселя первому векселеприобретателю. Кроме того, приведенная формулировка покоится на смешении Г.Ф. Шершеневичем двух разных обязанностей векселедателя: возникающей в момент выдачи векселя и удостоверенной им регулятивной обязанности уплатить определенную денежную сумму и появляющейся вследствие неакцепта или неплатежа со стороны трассата охранительной обязанности уплатить регрессную сумму. При различении этих обязанностей становится ясным, что в первой части рассматриваемой формулировки речь, по существу, идет об охранительной обязанности векселедателя, а не о той обязанности, которая удостоверена переводным векселем. Поэтому, будучи перевернутой, с головы на ноги, эта формулировка укладывается в формулу «если-то»: «если трассат отказывается акцептовать или оплатить акцептованный им вексель, то векселедержатель вправе требовать от векселедателя уплаты регрессной суммы, а векселедатель обязан уплатить ее векселедержателю». Но эта формула, описывающая гипотезу и диспозицию соответствующей охранительной нормы, не имеет отношения к содержанию переводного векселя85.

По мнению В.А. Белова, тратта представляет собой оферту трассанта, адресуемую трассату, о заключении с ним договора об уплате в пользу третьего лица (векселедержателя). С момента акцепта оферты этот договор обосновывает право векселедержателя требовать исполнения по нему в соответствии с его условиями86. Представленное мнение вызывает целый ряд возражений.

Во-первых, если тратта является офертой, то к ней должны применяться нормы гражданского законодательства об оферте. Согласно абз. 2 п. 2 ст. 435 ГК РФ оферта может быть отозвана. В отличие от этого отзыв тратты невозможен. Пытаясь устранить отмеченное несоответствие, В.А. Белов говорит: «...оферта представляет собой предложение, которое, по общему правил у, невозможно отозвать в течение некоторого срока (статья 436 ГК РФ), что вполне соответствует безотзывной природе предложе признает ее охранительный характер, а абз. 2 ст. 70 того же Положения устанавливает для регрессного требования векселедержателя против векселедателя годичную давность и тем самым манифестирует о том, что оно представляет; собой притязание. В-третьих, придерживаясь рассматриваемого взгляда, придется заключить, что до возникновения регрессной обязанности векселедателя, т.е. до отказа трассата акцептовать или оплатить вексель, последний не удостоверяет никакого обязательства и, следовательно, не является ценной бумагой, в силу чего не может быть ни передан посредством индоссамента, ни амортизирован. Однако ни один из этих выводов не соответствует действующему законодательству и практике его применения.

Далее, оферта есть выражение воли на заключение договора (абз. 1 п. 1 ст. 435 ГК РФ) и, следовательно, относится к принятию предложения адресатом как к желаемому действию. Между тем тратта может содержать оговорку трассанта, направленную на исключение акцепта (абз. 2 ст. 22 Положения о переводном; и простом векселе).. Отсюда следует, что, оставаясь верным своей трактовке тратты, В.А. Белов должен согласиться с нелепым выводом, будто в неподлежащей акцепту тратте выражено как положительное, так и отрицательное отношение трассанта к ее возможному принятию трассатом.

Во-вторых, если бы между векселедателем и акцептовавшим вексель трассатом был заключен договор об оплате векселя в пользу третьего лица (векселедержателя), то трассат мог бы противопоставить требованию векселедержателя об оплате векселя все возражения, которые он имеет против векселедателя (п. 3 ст. 430 ГК РФ). Однако вексельное законодательство запрещает акцептовавшему вексель трассату заявлять против добросовестного векселедержателя возражения, основанные на своих личных отношениях к векселедателю или к предшествующим векселедержателям (ст. 17 Положения о переводном и простом векселе).

В-третьих, рассматриваемое мнение приводит к неприемлемому выводу, будто до его акцепта переводный вексель не является ценной бумагой. Пытаясь исключить данный вывод, автор утверждает, что уже с момента выдачи векселя он удостоверяет «обязательство векселедателя гарантировать уплату денег плательщиком»87. Но это существующее лишь в представлении

К числу обязательственно-правовых ордерных ценных бумаг с вещно-правовым действием принадлежат ордерный коносамент, двойное складское свидетельство и одна из его составных частей - складское свидетельство.

В коносаменте выражено право требовать выдачи груза после завершения перевозки (п. 1 ст. 158 КТМ РФ). Передача вещного права на представленный коносаментом груз осуществима лишь посредством передачи коносамента. Двойное складское свидетельство воплощает в себе право требовать выдачи товара по окончании хранения. Передача вещного права на представленный двойным складским свидетельством товар возможна только путем передачи двойного складского свидетельства.

Отделенные друг от друга составные части двойного складского свидетельства могут обращаться: как самостоятельные ордерные ценные бумаги; Складское свидетельство, отделенное от залогового свидетельства, удостоверяет право требовать выдачи товара, которое может быть осуществлено лишь при условии погашения кредита, выданного по залоговому свидетельству (п. 2 ст. 914 ГК РФ). Что касается вещно-правового действия этой обязательственной бумаги, то оно аналогично вещно-правовому действию двойного складского свидетельства с той лишь особенностью, что посредством распоряжения складским свидетельством его держатель распоряжается не свободным, а обремененным залогом правом собственности на товар88.

Залоговое свидетельство, отделенное от складского свидетельства, является вещно-правовой ордерной бумагой. Оно воплощает в себе право залога на товар в размере выданного по залоговому свидетельству кредита и процентов по нему (п. 3 ст. 914 ГК РФ). В случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обеспеченного залогом обязательства залогодержатель может предъявить варрант товарному складу и удовлетвориться из стоимости заложенного товара. При уступке права требования по основному обязательству держатель залогового свидетельства может передать новому кредитору право собственности на залоговое свидетельство, в силу чего последний приобретет выраженное в варранте право залога на товар. Если держатель варранта уступит новому кредитору право требования по обеспеченному залогом обязательству, но не передаст ему право собственности на варрант, то выраженное в варранте право залога на товар прекратится, варрант утратит характер ценной бумаги, а право требовать выдачи товара со склада, воплощенное в складском свидетельстве, отделенном от залогового свидетельства, станет, безусловно, осуществимым.

Обязанность составителя ордерной ценной бумаги опирается на фактический состав, который включает в себя два элемента: 1) наличие правильно составленной бумаги и 2) возникновение права собственности или иного вещного права на бумагу у другого, нежели составитель, лица.

Ордерная ценная бумага передается либо через индоссамент (абз. 1 п. 3 ст. 146 ГК РФ), либо через уступку воплощенного в ней требования (абз. 1 п. 1 ст. 382 ГК РФ). Если ордерная бумага снабжена бланковым индоссаментом, она может передаваться путем простого вручения (п. 3 ст. 14 Положения о переводном и простом векселе).

Обычным средством передачи ордерных ценных бумаг является индоссамент (абз. 1 п. 3 ст. 146 ГК РФ). Индоссамент есть помещенная на ордерной бумаге отметка индоссанта о передаче бумаги, через которую индоссант объявляет, что исполнение по бумаге должно быть произведено не ему, а индоссату. Однако для приобретения индоссатом права собственности на бумагу и связанного с ним права из бумаги одного лишь учинения такой отметки недостаточно. Помимо индоссамента требуются соглашение о переходе права собственности на ордерную бумагу и передача бумаги приобретателю, которые образуют договор о передаче бумаги.

Соглашение о переходе права собственности на ордерную ценную бумагу подчиняется предписаниям гражданского права. Поэтому оно может быть оспоримым (например, вследствие порока воли). В случае эффективного оспаривания соглашения отчуждателем бумаги он вправе отказать своему непосредственному преемнику (индоссату) в удовлетворении регрессного требования89. Поскольку право из ордерной бумаги следует праву собственности на бумагу, стороны не могут оговорить, что передача бумаги в собственность индоссата не должна привести к приобретению им права из бумаги. Такая оговорка являлась бы ничтожной.

О том, что признается передачей бумаги, а также о случаях, когда необходимость в передаче отпадает, было сказано выше.

Таким образом, в случае передачи ордерной ценной бумаги через индоссамент приобретение права собственности на бумагу и тем самым права из бумаги опирается на фактический состав, который включает в себя три элемента: 1) учиненный на бумаге индоссамент; 2) соглашение о переходе права собственности на бумагу; 3) передачу бумаги приобретателю.

Держатель обязательственной ордерной бумаги может уступить воплощенное в ней право путем общегражданской цессии (абз. 1 п. 1 ст. 382 ГК РФ). Ордерные бумаги подпадают под действие общих правил о приобретении права собственности на движимые вещи. Следовательно, право собственности на ордерную бумагу может быть приобретено добросовестным приобретателем и при неуправомоченности отчуждателя. Поэтому для уступки ордерной ценной бумаги и выраженного в ней права помимо цессионного договора требуется передача бумаги приобретателю90.

Кредитором по ордерной бумаге может быть только ее собственник. Поэтому уступка права, выраженного в ордерной бумаге, не будет завершена до тех пор, пока цессионарий не приобретет право собственности на документ. Приобретение права собственности на ордерную ценную бумагу опосредствуется договором о передаче бумаги, заключенным между ее отчуждателем и приобретателем бумаги. Таким образом, в случае передачи ордерной ценной бумаги через уступку приобретение права собственности на бумагу и тем самым права из бумаги основывается на фактическом составе, который включает в себя три элемента: 1) цессионный договор; 2) соглашениео переходе права собственности на ордерную бумагу; 3) вручение бумаги цессионарию. При наличии указанных элементов цессионарий приобретает право собственности на бумагу. В момент приобретения этого права, который совпадает с передачей бумаги, уступка считается завершенной, в силу чего подтвержденное право, следуя вещному праву на бумагу, переходит к цессионарию91.

Субъектом права из ордерной бумаги является обладатель права собственности или иного вещного права на бумагу. Это положение не нашло отражения в действующем гражданском законодательстве. По смыслу подп. 3 п. 1 ст. 145 ГК РФ субъектом права, удостоверенного ордерной бумагой, является «названное в бумаге лицо, которое может само осуществить это право или назначить своим распоряжением (приказом) другое управомоченное лицо». Нетрудно видеть, что в этой формулировке смешиваются понятия «субъект права по ордерной бумаге» и «надлежащим образом легитимированный держатель ордерной бумаги», которые не совпадают друг с другом. Так, например, лицо, укравшее бланкоиндоссированную тратту, не становится ее собственником и управомоченным по бумаге лицом. Однако оно является легитимированным держателем бумаги (абз. 1 ст. 16 Положения о переводном и простом векселе), в силу чего может получить исполнение от плательщика.

Собственник ордерной бумаги вправе осуществить право из бумаги, предъявив ее лицу, которое может или должно чинить исполнение по бумаге. Но реализовать право из бумаги может также и легитимированный держатель бумаги, не являющийся собственником документа. В последнем случае осуществление права может быть как правомерным (например, если бумага предъявляется препоручительным индоссатом), так и неправомерным (например, если предъявителем бланк о индоссированной ордерной бумаги выступает лицо, укравшее ее у собственника).

Обязанное по бумаге лицо может чинить исполнение легитимированному держателю бумаги и не будет нести ответственности, если предъявитель не был собственником бумаги или не был уполномочен последним на осуществление удостоверенного ею права. Надлежащим образом легитимированным держателем ордерной бумаги признается лицо, до которого бумага дошла по непрерывной цепи индоссаментов (абз. 1 ст. 16 Положения о переводном и простом векселе, абз. 3 п. 3 ст. 880 ГК РФ, абз. 3 п. 1 ст. 158 КТМ РФ). Цепь индоссаментов является непрерывной, если индоссамент каждого индоссанта следует за именным индоссаментом, в котором он обозначен в качестве индоссата, или за бланковым индоссаментом. Недействительность одного из включенных в цепь индоссаментов не вредит предъявителю бумаги, так как важна лишь формальная непрерывность передаточных надписей.

Ордерные ценные бумаги объявляются судом утратившими силу при тех же предпосылках и в том же порядке, что и предъявительские бумаги.


3.3 Именные бумаги


Именной бумагой называется ценная бумага, предъявитель которой легитимирован в качестве субъекта выраженного в ней права, если его имя обозначено как в самой бумаге, так и в книге (реестре) обязанного лица92. Из приведенной дефиниции видно, что для легитимации держателя именной ценной бумаги помимо предъявления бумаги требуется наличие двух условий: во-первых, необходимо, чтобы имя держателя было обозначено в бумаге в качестве ее первоначального или последующего приобретателя; во-вторых, имя держателя должно быть записано в книге (реестре) обязанного лица. При отсутствии хотя бы одного из этих условий предъявитель именной ценной бумаги не является легитимированным по ней лицом.

В литературе встречаются отклоняющиеся от сформулированной дефиниции определения именной ценной бумаги.

Так, А.П. Сергеев пишет: «Именной ценной бумагой признается документ, выписанный на имя конкретного лица, которое только и может осуществить выраженное в нем право»93. Это определение страдает целым рядом недостатков. Во-первых, «на имя конкретного лица» выписываются также ордерные (например, двойные складские свидетельства и ордерные векселя), и обыкновенные именные ценные бумаги (например, именные депозитные и сберегательные сертификаты). Во-вторых, именная ценная бумага легитимирует своего держателя в качестве субъекта права из бумаги, если он обозначен в качестве управомоченного как в предъявленной им бумаге, так и в книге (реестре) обязанного лица. Поэтому предъявитель именной бумаги, хотя бы и поименованный в ней, но не указанный в книге (реестре) обязанного лица, не является легитимированным по бумаге лицом и, следовательно, не может осуществить выраженное в ней право. В-третьих, осуществить право из именной бумаги может не только лицо, на имя которого она выписана, как утверждает А.П. Сергеев, но и (при условии надлежащей легитимации) последующие приобретатели бумаги.

Предлагаемое М.М. Агарковым определение гласит: «Именной ценной бумагой является такая ценная бумага, которая легитимирует своего держателя в качестве субъекта выраженных в ней прав, если он назван в качестве такового как в тексте бумаги, так и в соответствующей книге обязанного лица»94. Эта дефиниция, фиксируя присущий именной бумаге способ легитимации, не учитывает то обстоятельство, что при передаче данной бумаги наименование ее нового приобретателя указывается не только в книге (реестре) обязанного лица, но и в самой бумаге, однако уже не в ее тексте. Поэтому нельзя говорить, что именная бумага легитимирует своего держателя, если он назван «в тексте бумаги».

Действующему российскому законодательству известны два вида именных ценных бумаг: именные акции акционерных обществ (абз. 3 п. 2 ст. 25 Федерального закона «Об акционерных обществах», ч. 2 ст. 2 Федерального закона «О рынке ценных бумаг») и именные облигации (ч. 3, 8 ст. 2 Федерального закона «О рынке ценных бумаг»).

О том, что именные акции и именные облигации принадлежат к числу именных ценных бумаг, свидетельствуют абз. 8 п. 3 ст. 33 и п. 2 ст. 44 Федерального закона «Об акционерных обществах», которые возлагают на акционерное общество обязанность обеспечить ведение реестров акционеров и облигационеров, а также ч. 8 ст. 2 Федерального закона «О рынке ценных бумаг», согласно которой для осуществления права, удостоверенного в эмиссионной именной ценной бумаге, в частности, именной акции и именной облигации, необходима идентификация держателя бумаги с лицом, поименованным в реестре владельцев ценных бумаг.

Часть 1 ст. 16 Федерального закона «О рынке ценных бумаг» предписывает: «Именные эмиссионные ценные бумаги могут выпускаться только в бездокументарной форме, за исключением случаев, предусмотренных федеральными законами». Это предписание, исключающее именные акции и именные облигации из числа ценных бумаг в собственном смысле этого слова вступает в противоречие со ст. 143 ГК РФ. Из расположения этой статьи в структуре гл. 7 ГК РФ явствует, что она содержит перечень не бездокументарных, а документарных ценных бумаг и, следовательно, не требует для выпуска упомянутых в ней бумаг, в том числе именных акций и облигаций, издания специального федерального закона. Указанное выше противоречие между ст. 143 ГК РФ и ч. 1 ст. 16 Федерального закона «О рынке ценных бумаг» должно разрешаться с учетом формулировки абз. 2 п. 2 ст. 3 ГК РФ: «Нормы гражданского права, содержащиеся в других законах, должны соответствовать настоящему Кодексу». Таким образом, действующий ГК РФ не исключает возможности выпуска эмиссионных именных ценных бумаг в документарной форме, что свидетельствует о необходимости разработки общей теории этого вида ценных бумаг.

В зависимости от того, какое субъективное гражданское право выражено в именной ценной бумаге, последняя может быть бумагой с. корпоративным или обязательственно-правовым содержанием.

Корпоративной бумагой является именная акция. В ней воплощено право членства в корпорации, из которого проистекают многочисленные корпоративные права акционера: право голоса, активное и пассивное избирательное право на занятие должностей в обществе, право вносить предложения, право знакомиться с данными бухгалтерского учета и отчетности и другой документацией акционерного общества, право участвовать в распределении прибыли и др. Право членства есть личное неимущественное право акционера. Несмотря на то, что субъекты торгового оборота приобретают акции для удовлетворения своих имущественных интересов (как правило, для получения дивидендов), удостоверенное акцией право членства не является имущественным, так как не имеет своим объектом никакого конкретного материального блага.

Акция и выраженное в ней право членства неделимы. Если право собственности на акцию приобретают несколько лиц, то они рассматриваются как единый акционер. В связи с этим следует признать, что закрепленная в п. 3 ст. 25 Федерального закона «Об акционерных обществах» конструкция дробных акций не согласуется с основами учения об акционерных обществах95.

К числу именных ценных бумаг с обязательственно-правовым содержанием относится именная облигация, в которой воплощено право требовать предоставления указанной в ней денежной суммы или иного имущественного эквивалента (абз. 2 п. 1 ст. 816 ГК РФ). Содержание облигаций не изменяется от того, что требования по некоторым из них обеспечены залогом, в том числе залогом ипотечного покрытия, поручительством, банковской, государственной или муниципальной гарантией (ст. 27.2 - 27.5 Федерального закона «О рынке ценных бумаг», абз. 3 ст. 2 Федерального закона «Об ипотечных ценных бумагах»96), поскольку соответствующие обеспечительные права, хотя и принадлежат облигационеру в качестве побочных прав, связанных с воплощенными в облигациях требованиями, но не удостоверяются этими облигациями.

Основанием обязывания составителя именной ценной бумаги служит фактический состав, который слагается из двух элементов: 1) наличия правильно составленной бумаги и 2) возникновения права собственности или иного вещного права на бумагу у другого, нежели составитель, лица.

Именные ценные бумаги являются оборотоспособными. Вопрос о способе передачи этих бумаг в российском законодательстве не разрешен. Мировой законодательной практике известны два способа передачи именных бумаг.

Первый способ, закрепленный во французском законодательстве, состоит в том, что передача именной бумаги совершается посредством трансферта на основании заявления отчуждателя, сопровождающегося предъявлением самой бумаги, с последующим учинением реестродержателем соответствующей отметки на самой бумаге97, В случае закрепления этого способа передачи в российском законодательстве приобретение права собственности на бумагу и тем самым права из бумаги будет основываться на фактическом составе, включающем в себя три элемента: 1) соглашение о переходе права собственности на бумагу; 2) внесение записи о передаче бумаги новому приобретателю в книгу (реестр) обязанного лица (трансферт); 3) передачу бумаги приобретателю. Учинение реестродержателем отметки о переходе именной бумаги к новому владельцу на самой бумаге необходимо только для легитимации приобретателя бумаги в отношении обязанного по ней лица. Рассматривая достоинства этого способа передачи, М.М: Агарков писал: «Трансферт по заявлению отчуждателя ценен, прежде всего, благодаря тому, что каждая передача права собственности на бумагу проходит через книгу обязанного лица. Благодаря этому очень упрощаются правоотношения между сторонами. Отчуждатель знает своего контрагента-приобретателя, на основании сделки с которым он делает заявление о трансферте. Обязанное лицо принимает заявление о трансферте от отчуждателя, который означен у него в книге как субъект права по бумаге. Приобретатель получает бумагу от отчуждателя, легитимацию которого ему легко проверить путем справки в книгах обязанного лица. Благодаря отсутствию промежуточных звеньев, не отмеченных, в книге, бумага обладает публичной достоверностью в отношении каждого ее собственника, так как каждый из них легитимирован способом, специфически присущим именной бумаге»98.

Другой способ передачи именных бумаг, воспринятый в германском и швейцарском законодательствах, заключается в том, что бумага передается отчуждателем приобретателю по передаточной надписи (индоссаменту), трансферт же совершается на основании заявления приобретателя. В этом случае приобретатель становится собственником бумаги и управомоченным по ней лицом при наличии фактического состава, состоящего из трех элементов: 1) соглашения о переходе права собственности на бумагу; 2) учинения на бумаге передаточной надписи (индоссамента); 3) передачи бумаги приобретателю. При данной системе передачи трансферт не обусловливает возникновение у приобретателя права на бумагу и требуется только для его легитимации в отношении обязанного лица, что позволяет приобретателю бумаги производить ее дальнейшее отчуждение без участия обязанного лица. Если приобретатель бумаги предъявляет ее для совершения трансферта, то обязанное лицо может приводить против требования о трансферте возражения, основанные на своих отношениях к предшественникам приобретателя, которые не были обозначены в реестре. После совершения трансферта указанные выше возражения не могут быть противопоставлены приобретателю бумаги. Однако трансферт не защищает приобретателя от возражения, что он не является преемником предшествующего обозначенного в реестре лица, в силу чего последний трансферт был учинен неправильно, так как учиненное обязанным лицом «исполнение неправильно занесенному в книгу держателю бумаги не освобождает его от ответственности перед последним правильно означенным в ней лицом»99.Таким образом, применение этого способа передачи именных ценных бумаг серьезно ограничивает их публичную достоверность, а, следовательно, и оборотоспособность.

Как уже отмечалось, российское гражданское законодательство не регламентирует порядок передачи именных ценных бумаг, поскольку предписания Федерального закона «О рынке ценных бумаг» рассчитаны только на передачу бездокументарных именных бумаг, которые не могут выступать объектом права собственности, а следовательно, и соглашения о переходе права собственности на такие «бумаги». С учетом рассмотренных выше способов передачи именных ценных бумаг в российском законодательстве следовало бы закрепить тот способ их передачи, который воспринят французским правом100.

Этот способ был предусмотрен ч. 3 ст. 29 первоначальной редакции. Федерального закона «О рынке ценных бумаг», в которой говорилось, что «право на именную документарную ценную бумагу переходит к приобретателю: в случае учета прав приобретателя на ценные бумаги в системе ведения реестра — с момента передачи ему сертификата ценной бумаги после внесения приходной записи по лицевому счету приобретателя; в случае учета прав приобретателя на ценные бумаги у лица, осуществляющего депозитарную деятельность, с депонированием сертификата ценной бумаги у депозитария с момента внесения приходной записи.

Некоторые считают, что именные ценные бумаги и удостоверенные ими права передаются в порядке общегражданской цессии101. Такое решение вопроса, основанное на неточной формулировке п. 2 ст. 146 ГК РФ, которая не проводит различия между именными и обыкновенными именными ценными бумагами, неприемлемо по чисто практическим соображениям. Если бы именные бумаги передавались посредством уступки, то обязанное по бумаге лицо, поскольку договор уступки заключается без его содействия, не принимало бы участия в передаче бумаги. Следовательно, уступка бумаги вызывала бы те же самые нежелательные последствия, что и ее передача посредством передаточной надписи, а именно, уничтожение публичной достоверности этой бумаги и ограничение ее оборотоспособности. Поэтому передача именных ценных бумаг посредством цессии не может получить законодательного признания

Надлежащим образом легитимированный держатель именной ценной бумаги может осуществить воплощенное в ней право, счету депо приобретателя, предъявив бумагу обязанному лицу. Однако присущий именной бумаге способ легитимации приводит к тому, что ее легитимированный держатель может не предъявлять бумагу при каждом акте осуществления выраженного в ней права.

Иные вопросы, связанные с осуществлением права из именной бумаги, решаются так же, как и в отношении предъявительских ценных бумаг

Установленный ст. 148 ГК РФ порядок амортизации не распространяется на именные ценные бумаги. Для восстановления утраченной или уничтоженной именной бумаги управомоченному лицу необходимо письменно заявить о ее утрате или уничтожении обязанному лицу с указанием реквизитов нуждающейся в амортизации бумаги: После проверки по записи в реестре принадлежности бумаги заявителю ему выдается: дубликат бумаги, причем никаких публикаций о вызове держателя не требуется. Соответствующие правила следовало бы закрепить в российском гражданском законодательстве, которое решает рассматриваемый вопрос, только в отношении именных: облигаций акционерных обществ, предписывая, что «утерянная именная облигация возобновляется обществом за разумную плату» (абз. 8 п. 3 ст. 33 Федерального закона «Об акционерных обществах»).


3.4 Ректа-бумаги


Обыкновенной именной бумагой, или, что одно и то же, ректа-бумагой, называется ценная бумага, которая легитимирует своего держателя, если он назван в качестве управомоченного в тексте предъявленной им бумаги или является его правопреемником на основании общих норм гражданского права102.

Представленному определению противостоят иные определения обыкновенных именных ценных бумаг.

Действующее российское законодательство предусматривает следующие виды ректа-бумаг.

1. К ректа-бумагам относится вексель, в котором векселедатель поместил негативную ордерную оговорку (абз. 2 ст. 11 Положения о переводном и простом векселе). Вексель, снабженный негативной ордерной оговоркой, может быть передан лишь с соблюдением формы и с последствиями обыкновенной цессии (абз. 2 ст. 11 Положения о переводном и простом векселе)103. Поэтому он легитимирует своего держателя, если последний назван в тексте предъявленного им векселя или является лицом, до которого бумага дошла в порядке цессии, т.е. способом, присущим не именным, а обыкновенным именным ценным бумагам. Отсюда вытекает, что вексель с негативной ордерной оговоркой есть ректа-бумага104.

  1. КТМ РФ допускает выдачу именных коносаментов, т.е. коносаментов, выписанных на имя определенного получателя (ст. 146). Груз, перевозка которого осуществляется на основании именного коносамента, выдается перевозчиком в порту выгрузки при предъявлении оригинала коносамента получателю, который указан в коносаменте, или лицу, которому коносамент передан по именной передаточной надписи или в иной форме в соответствии с правилами, установленными для уступки требования (абз. 1, 2 п. 1 ст. 158 КТМ РФ). Сказанное свидетельствует о том, что именной коносамент представляет собой обыкновенную именную ценную бумагу.

  2. Ректа-бумагой является именной чек, предусмотренный п. 2 ст. 880 ГК РФ. Именным признается чек, составленный на определенное лицо с оговоркой, из которой следует, что эмитент поручает плательщику выплатить чековую сумму только указанному в чеке лицу, а также чек, который выписан на определенное лицо без оговорки «приказу».

  3. Российскому законодательству известны именные сберегательные и депозитные сертификаты (п. 2 ст. 844 ГК РФ, абз. 2 п. 3 Положения о сберегательных и депозитных сертификатах кредитных организаций). Удостоверенные ими права передаются в порядке, установленном для уступки требований. Легитимированным держателем таких сертификатов выступает лицо, до которого бумага дошла в порядке цессии (абз. 1 п. 16, абз. 4 п. 17 Положения о сберегательных и депозитных сертификатах кредитных организаций). Это означает, что именные депозитные и сберегательные сертификаты кредитных организаций являются обыкновенными именными ценными бумагами105.

  1. Ректа-бумагами являются именные ценные бумаги Российской Федерации, по которым реестр их владельцев не ведется (абз. 2 ст. 4 Федерального закона «Об особенностях эмиссии и обращения государственных и муниципальных ценных бумаг»106).

  2. К числу ректа-бумаг относится закладная (п. 2 ст. .13 Федерального закона «Об ипотеке (залоге недвижимости)»107). Это вытекает из п. 3 ст. 48 данного закона, в силу которого «владелец закладной считается законным, если его права на закладную основываются на сделке по передаче прав по закладной и последней отметке на закладной, произведенной предыдущим владельцем».

С точки зрения характера удостоверенных ректа-бумагами прав, они распадаются на обязательственные и вещно-правовые бумаги.

К ректа-бумагам с обязательственно-правовым содержанием относятся именные векселя, именные чеки, именные сберегательные и депозитные сертификаты, а также именные ценные бумаги Российской Федерации. Именные коносаменты, удостоверяя обязательственные права, обладают вещно-правовым действием.

Вещно-правовой ректа-бумагой является закладная, которая воплощает право залога на недвижимость. Правда, в.п. 2 ст. 13 Федерального закона «Об ипотеке (залоге недвижимости)» говорится, что закладная удостоверяет два субъективных права: 1) право на получение исполнения по денежному обязательству, обеспеченному ипотекой; .2) право залога на имущество, обремененное ипотекой. Однако обеспечиваемое и обеспечивающее его право ввиду их различной правовой природы не могут воплощаться в одной ценной бумаге.

Составитель обыкновенной именной ценной бумаги обязывается по ней перед лицом, которому он не выдавал бумагу, в силу того, что это лицо приобрело право из бумаги по общим правилам гражданского права, в частности в порядке уступки требования. Таким образом, основанием его обязывания служит фактический состав, включающий в себя два элемента:1) наличие правильно составленной бумаги и 2) приобретение указанным выше лицом права из бумаги в общегражданском порядке (в порядке наследования, цессии и т.д.).

Обыкновенные именные ценные бумаги, как правило, оборотоспособны и могут передаваться от одного лица к другому путем уступки воплощенных в них требований (п. 2 ст. 146, абз. 1 п. 1 ст. 382 ГК РФ).

Как уже отмечалось, ректа-бумаги подчиняются действию принципа: право на бумагу следует праву из бумаги. Несмотря на то, что эти бумаги являются движимым имуществом, их передача не может осуществляться по вещно-правовым принципам, т.е. путем соглашения о переходе права собственности на бумагу и ее передачи приобретателю. В случае передачи ректа-бумаги переход права собственности на бумагу является следствием перехода права из бумаги.

Уступка требования из ректа-бумаги представляет собой договор, посредством которого кредитор (цедент) передает свое требование другому лицу (цессионарию). С точки зрения цедента этот договор является распорядительной сделкой108. Его нельзя смешивать с договором, который обосновывает обязанность совершить уступку (например, с договором купли-продажи ректа-бумаги). Договор уступки есть самостоятельная абстрактная сделка, не совпадающая с лежащей в ее основании каузальной сделкой.

Право, выраженное в ректа-бумаге, переходит от цедента к цессионарию с момента вступления в силу договора уступки. Для передачи права вручения бумаги не требуется. Этот вывод основывается на ложном представлении, будто на обыкновенные именные бумаги распространяется принцип, действующий в отношении других видов ценных бумаг: «право из бумаги следует праву на бумагу». Однако для ректа-бумаг действует противоположный принцип: «право на бумагу следует праву из бумаги». Это означает, что собственником ректа-бумаги выступает только управомоченное по ней лицо. Переход права собственности на ректа-бумагу является следствием, а не условием уступки выраженного в ней права.

Уступка права из ректа-бумаги может оформляться путем составления самостоятельного документа о передаче без пометки на самой бумаге либо соответствующей записью на бумаге. Эта запись совершается на оборотной стороне бумаги в виде передаточной надписи цедента или двустороннего соглашения, подписанного цедентом и цессионарием (п. 16 Положения о сберегательных и депозитных сертификатах кредитных организаций).

В пункте 7 Обзора практики разрешения споров, связанных с использованием векселя в хозяйственном обороте, утвержденного Президиумом Высшего Арбитражного Суда РФ, указывается, что передаточная надпись на: ректа-векселе, имеющая форму индоссамента, не может служить доказательством передачи права в общегражданском порядке. Едва ли это верно. Будучи гражданско-правовым договором, уступка считается совершенной, если между сторонами достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора (абз. 1 п. 1 ст. 432 ГК РФ). Поэтому для доказательства совершения уступки необходимо установить, что воля к сделке была выражена как цедентом, так и цессионарием. Но этим положениям отнюдь не противоречит возможность оформления уступки передаточной надписью, подписанной одним: лишь цедентом. В данном случае обладание - цессионарием ректа-бумагой, снабженной передаточной надписью цедента, следует рассматривать как доказательство того, что цессионарий выразил волю к совершению уступки. Кроме того, мнение Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ не согласуется с абз. 2 ст. 148 КТМ РФ, который исходит из допустимости оформления уступки путем передаточной надписи, учиненной на передаваемом именном коносаменте.

Для того чтобы держатель ректа-бумаги смог реализовать выраженное в ней право, он должен легитимировать себя в качестве управомоченного, т.е. должен предъявить бумагу должнику, а также доказать, что он либо идентичен с названным в бумаге кредитором, либо является его правопреемником, либо управомочен им на осуществление права по бумаге.

Должник освобождается от обязанности по бумаге только через исполнение легитимированному предъявителю. Если предъявленная должнику бумага снабжена передаточными надписями, он не может ограничиться проверкой формальной (внешней) правильности этих надписей, а должен проверять подлинность каждой из них. Отклоняющееся предписание, направленное на облегчение проверки легитимации цессионария, установлено в отношении именных сберегательных и депозитных сертификатов. В силу абз. 4 п. 17 Положения о сберегательных и депозитных сертификатах кредитных организаций должник по соответствующему сертификату проверяет «непрерывность ряда договоров уступки требования», но не обязан исследовать подлинность договоров об уступке, посредством которых предъявитель сертификата удостоверяет себя в качестве правопреемника названного в сертификате кредитора.

Так как обыкновенные именные ценные бумаги не обладают публичной достоверностью, обязанное лицо может противопоставить требованию по бумаге не только возражения, касающиеся действительности бумаги, вытекающие из ее содержания или принадлежащие ему непосредственно против предъявителя, но и возражения, основанные на его личных отношениях с предшественниками предъявителя бумаги (ст. 386 ГК РФ).

Закон не содержит общих предписаний, рассчитанных на амортизацию ректа-бумаг. Поэтому к ним по аналогии может быть применена ст. 148 ГК РФ. Это оправдывается тем, что все ценные бумаги (за исключением закладных), существующие в виде ректа-бумаг, могут выпускаться также в виде предъявительских или ордерных бумаг. Так, например, вексель обычно является ордерной ценной бумагой, если он не снабжен негативной ордерной: оговоркой, которая превращает его в ректа-бумагу. Поскольку в связи с утратой или уничтожением ректа-векселя его бывший держатель оказывается в том же положении, что и держатель утраченного или уничтоженного ордерного векселя, то нет никаких препятствий к тому, чтобы ст. 148 ГК РФ применялась по аналогии в случае утраты или уничтожения ректа-бумаг.

Согласно абз. 3 п. 18 Положения о сберегательных и депозитных сертификатах кредитных организаций прежний держатель утраченного именного сертификата вправе потребовать от кредитной организации выдачи дубликата. При неудовлетворении его требования он может обжаловать действия кредитной организации в судебном порядке. Эти предписания ухудшают правовое положение лиц, приобретших сберегательные или депозитные сертификаты посредством договора уступки, так как создают для цедента, уступившего право из сертификата, возможность добиться от кредитной организации выдачи дубликата соответствующей бумаги и распорядиться не принадлежащим ему правом из бумаги. Поэтому изложенные предписания следовало бы исключить из Положения о сберегательных и депозитных сертификатах кредитных организаций.



Заключение


Ценные бумаги представляют самостоятельный объект гражданского права Российской Федерации и во всех случаях обладает отличительными признаками.

Хозяйствование в условиях рыночной экономики потребовало возрождения и использования всего многообразия ценных бумаг. В свою очередь, появилась настоятельная потребность в четком правовом оформлении ценных бумаг и особенностей их оборота. В сфере правового регулирования отношений связанных с обращением ценных бумаг на современном временном этапе нормы Гражданского Кодекса РФ играют основополагающую роль, что немаловажно для обеспечения устойчивости и стабильности таких отношений в целом. Федеральные законы «О рынке ценных бумаг», «Об акционерных обществах», «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации», «О защите конкуренции на рынке финансовых услуг», а также некоторые другие регулирующих рассматриваемую сферу, составляют определенную систему регулирования правоотношений участников рынка ценных бумаг, что позволяет устранять многочисленные разночтения и споры. Большое значение приобретают нормативные акты, определяющие порядок обращения и режим отдельных видов ценных бумаг.

Гражданский кодекс РФ содержит определение ценной бумаги как документа, удостоверяющего с соблюдением установленной формы и обязательных реквизитов имущественные права, осуществление или передача которых возможны только при его предъявлении (п. 1 ст. 142).

Важно отметить, что при работе с ценными бумагами следует обращаться к специальному законодательству, которое наиболее полно регулирует такие вопросы. Как допуск тех или иных лиц на рынок ценных бумаг, порядок и условия лицензирования профессиональных участников. В последнее время появляется все больше нормативных актов, посвященных вопросам защиты прав и интересов инвесторов, а также усилению государственного контроля в данной сфере.

1. Ценные бумаги документы, предъявление которых необходимо для осуществления воплощенных в них субъективных гражданских прав. абз. 1 п. 1 ст. 142 ГК РФ нужно изложить в такой редакции: «Ценной бумагой является документ, предъявление которого необходимо для осуществления воплощенного в нем субъективного гражданского права.

2. Гражданский кодекс РФ не дает исчерпывающего перечня видов ценных бумаг, давая тем самым возможность для появления новых видов ценных бумаг, следует это закрепить непосредственно в Гражданском кодексе РФ.

Статья 143 ГК следует изложить в следующей редакции: «К ценным бумагам относятся документы, которые законами о ценных бумагах отнесены к числу ценных бумаг».

В виду разнообразия ценных бумаг по каждому из видов необходимо принятии федерального закона, который регулировал бы их оборот.

3.Так называемые «бездокументарные ценные бумаги» не отвечают признакам, закрепленным в легальном определении ценной бумаги (абз. 1 п. I ст. 142 ГК РФ), и поэтому не могут быть приравнены к ценным бумагам.

4. Проводимая в ст. 145 ГК РФ трехчленная классификация ценных бумаг по способу обозначения в бумаге управомоченного лица не обнимает все ценные бумаги, известные российскому законодательству. Более правильной является классификация, построенная на различии в способах легитимации, держателя бумаги, в качестве субъекта удостоверенного ею права. С этой точки зрения ценные бумаги делятся на четыре вида: предъявительские, ордерные, именные и обыкновенные именные бумаги (ректа-бумаги). Закрепленную в ст. 145 ГК РФ трехчленную классификацию ценных бумаг следует заменить четырехчленной классификаций, построенной по способу легитимации держателя бумаги, в качестве субъекта выраженного в ней права.

5. Ст. 148 ГК РФ необходимо изложить в следующей редакции: «Утраченные ценные бумаги на предъявителя и ордерные ценные бумаги могут быть объявлены судом утратившими силу в порядке, предусмотренном процессуальным законодательством».

Подводя итог, нужно подчеркнуть что, учение о ценных бумагах не является чем-то постоянным, оно все время находится в движении, в развитии, заимствуя и порождая новые формы и виды ценных бумаг.



Библиографический список


Нормативно-правовые акты

  1. Конституция Российской Федерации [Текст]: офиц. текст. // Российская газета. –1993. – № 237.

  2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) [Текст]: [федеральный закон № 51-ФЗ, принят 30.11.1994 г., по состоянию на 13.05.2008] // Собрание законодательства РФ. – 1994. – № 32. – Ст. 3301.

  3. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) [Текст]: [федеральный закон № 14-ФЗ, принят 26.10.1996 г., по состоянию на 24.04.2008] // Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 5. – Ст. 410.

  4. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть третья) [Текст]: [федеральный закон № 146-ФЗ, принят 26.11.2001 г., по состоянию на 29.04.2008] // Собрание законодательства РФ. – 2001. – № 49. – Ст. 4552.

  5. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации [Текст]: [федеральный закон № 138-ФЗ, принят 14.11.2002 г., по состоянию на 22.07.2008] // Собрание законодательства РФ. – 2002. – № 46. – Ст. 4532.

  6. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации [Текст]: [федеральный закон № 95-ФЗ, принят 24.07.2002 г., по состоянию на 22.07.2008] // Собрание законодательства РФ. – 2002. – № 30. – Ст. 3012.

  7. Кодекс торгового мореплавания Российской Федерации [Текст]: [федеральный закон № 81-ФЗ, принят 30.04.1999 г., по состоянию на 14.07.2008] // Собрание законодательства РФ. – 1999. – № 18. – Ст. 2207.

  8. Об ипотечных ценных бумагах [Текст]: [федеральный закон № 152-ФЗ, принят 11.11.2003 г., по состоянию на 27.07.2006] // Собрание законодательства РФ. – 2003. – № 46 (ч. 2). – Ст. 4448.

  9. О Центральном Банке Российской Федерации (Банке России) [Текст]: [федеральный закон № 86-ФЗ, принят 10.07.2002 г., по состоянию на 26.04.2007] // Собрание законодательства РФ. – 2002. – № 28. – Ст. 2790.

  10. О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг [Текст]: [федеральный закон № 46-ФЗ, принят 05.03.1999 г., по состоянию на 06.12.2007] // Собрание законодательства РФ. – 1999. – № 10. – Ст. 1163.

  11. Об особенностях эмиссии и обращения государственных и муниципальных ценных бумаг [Текст]: [федеральный закон № 136-ФЗ, принят 29.07.1998 г., по состоянию на 26.04.2007] // Собрание законодательства РФ. – 1998. – № 31. – Ст. 3814.

  12. Об ипотеке (залоге недвижимости) [Текст]: [федеральный закон № 102-ФЗ, принят 16.07.1998 г., по состоянию на 13.05.2008] // Собрание законодательства РФ. – 1998. – № 29. – Ст. 3400.

  13. Об акционерных обществах [Текст]: [федеральный закон № 208-ФЗ, принят 26.12.1995 г., по состоянию 29.04.2008] // Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 1. – Ст. 1.

  14. О рынке ценных бумаг [Текст]: [федеральный закон № 39-ФЗ, принят 22.04.1996 г., по состоянию на 06.12.2007] // Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 17. – Ст. 1918.

  15. О введении в действие положения о переводном и простом векселе [Текст]: [постановление ЦИК СССР и СНК СССР № 104/1341, от 07.08.1937 г.] // Собрание законов и распоряжений Рабоче-Крестьянского Правительства СССР. – 1937. – № 52. – Ст. 221.

  16. Положение "о сберегательных и депозитных сертификатах кредитных организаций" [Текст]: [Письмо ЦБ РФ № 14-3-20 от 10.02.1992 г., по состоянию на 29.11.2000] // Деньги и кредит. – 1992. – № 4. – С. 16.

  17. Об обслуживании и обращении выпусков федеральных государственных ценных бумаг [Текст]: [положение утв. ЦБ РФ № 219-П, от 25.03.2003 г.] // Вестник Банка России. – 2003. – № 40. – С. 21.

Научная и учебная литература

  1. Абрамова Е.Н. Практический комментарий вексельного законодательства Российской Федерации (постатейный) [Текст] – М., Волтерс Клувер. 2008. – 302 с.

  2. Агарков М.М. Основы банкового права. Учение о ценных бумагах. [Текст] – М., Статут. 2004. – 568 с.

  3. Агарков М.М. Ценные бумаги на предъявителя [Текст] / Очерки кредитного права. – М., ЮрИнфоР. 2005. – 624 с.

  4. Аргунов В.В. Восстановление прав по утраченным ценным бумагам (в судебном вызывном производстве) [Текст] // Юрист. – 2005. – № 11. – С. 28.

  5. Аргунов В.В. Вызывное производство в гражданском процессе [Текст] – М., Городец. 2006. – 432 с.

  6. Белов В.А. Копирование векселя [Текст] // ЭЖ-Юрист. – 2004. – № 9. – С.7.

  7. Белов В.А. О презентационной природе ценных бумаг и формальной легитимации их держателей [Текст] // Законы России: опыт, анализ, практика. – 2006. – № 7. – С. 38.

  8. Белов В.А. Ценные бумаги в российском гражданском праве. [Текст] – М., Юринформ. 2007. – 462 с.

  9. Белов В.А. Юридическая природа сделок с акциями, выпуск которых не прошел государственной регистрации [Текст] – М., Юрайт. 2004. – 346 с.

  10. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Договоры о банковском вкладе, банковском счете; банковские расчеты. Конкурс, договоры об играх и пари (Книга 5. В 2-х томах) (Том 2) [Текст] – М., Статут. 2006. – 702с.

  11. Бушев А.Ю. Вещь и право требования: к вопросу о допустимости виндикации бездокументарных ценных бумаг [Текст] // Арбитражные споры. – 2005. – № 1. – С. 21.

  12. Власова А.В. К дискуссии о вещных и обязательственных правах [Текст] // Юридический мир. – 2008. – № 2. – С. 29.

  13. Вошатко А.В. Спорные вопросы составления векселя [Текст] // Хозяйство и право. – 2003. – № 3. – С. 60.

  14. Вошатко А.В. Уступка прав из ректа-бумаг [Текст] // Очерки по торговому праву. – Ярославль. 1999. – Вып. 6. – С. 82.

  15. Гатин А.М. Гражданское право: учебное пособие [Текст] – М., Дашков и К. 2008. – 678 с.

  16. Гражданское право: в 2 т. Том I: учебник (издание шестое, переработанное и дополненное) / Под ред. Суханова Е.А. [Текст] – М., Волтерс Клувер. 2008. – 736 с.

  17. Гражданское право Т. 1. [Текст] / Под ред. Сергеева А.П., Толстого Ю.К. – М., Проспект. 2008. – 846 с.

  18. Гражданское право Т. 3. [Текст] / Под ред. Сергеева А.П., Толстого Ю.К. – М., Проспект. 2007. – 834 с.

  19. Грачев В.В. Акцепт векселя. [Текст] – СПб., Питер. 2008. – 218 с.

  20. Грачев В.В. Способ легитимации как основание классификации ценных бумаг [Текст] // Законы России: опыт, анализ, практика. – 2006. – № 7. – С. 16.

  21. Гудков Ф.А. Складские свидетельства и коносаменты [Текст] // ЭЖ-Юрист. – 2004. – № 2. – С. 5.

  22. Иоффе О.С. Советское гражданское право. [Текст] – Л., ЛГУ. 1958. – 652 с.

  23. Карабанова К.И. Закладная: некоторые проблемы правового регулирования [Текст] // Законодательство и экономика. – 2005. – № 12. – С. 15.

  24. Карабанова К.И. Ипотечные ценные бумаги: понятие и виды [Текст] // Законодательство и экономика. – 2004. – № 9. – С. 7.

  25. Козлов А.А. К вопросу о термине «ценные бумаги» [Текст] // Юридический мир. – 2008. – № 3. – С. 16.

  26. Кокин А.С. Товарораспорядительные бумаги в торговом обороте. [Текст] – М., Юрайт. 2008. – 268 с.

  27. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) (издание третье, переработанное и дополненное) [Текст] / Под ред. Абовой Т.Е., Кабалкина А.Ю. – М., Юрайт-Издат. 2007. – 836 с.

  28. Кочергин П. Защита доли приобретателя [Текст] // ЭЖ-Юрист. – 2005. – № 1. – С. 3.

  29. Крашенинников Е.А. Амортизация векселя [Текст] // Хозяйство и право. – 2000. – № 10. – С. 7.

  30. Крашенинников Е.А. Обыкновенные именные ценные бумаги [Текст] // Хозяйство и право. – 1996. – № 12. – С. 78.

  31. Крашенинников Е.А. Объявление векселя утратившим силу [Текст] // Кодекс-info. – 2001. – № 2. – С. 11.

  32. Крашенинников Е.А. О легальных определениях ценных бумаг [Текст] // Правоведение. – 1992. – № 4. – С. 38.

  33. Крашенинников Е.А. Осуществление прав по бумагам на предъявителя [Текст] // Хозяйство и право. – 1995. – № 9. – С. 55.

  34. Крашенинников ЕА. Понятие и виды предъявительских ценных бумаг [Текст] // Российский юридический журнал. – 1994. – № 2. – С. 28.

  35. Крашенинников Е.А. Ценные бумаги на предъявителя. [Текст] – М., Статут. 2005. – 468 с.

  36. Кредитные организации в России: правовой аспект [Текст] / Под ред. Павлодского Е.А. – М., Волтерс Клувер. 2006. – 438 с.

  37. Кузнецова Л.В. Обращение взыскания на ценные бумаги [Текст] // Закон. – 2006. – № 7. – С. 17.

  38. Кукушкин А.А. Проблемы виндикации бездокументарных ценных бумаг [Текст] // Банковское право. – 2006. – № 6. – С. 23.

  39. Ломакин Д. Правовое регулирование передачи акций [Текст] // Хозяйство и право. – 1996. – №9. – С. 17.

  40. Лун Л.А. Деньги и денежные обязательства в гражданском праве. [Текст] – М., Юристъ. 1999. – 438 с.

  41. Майфат А.В. Гражданско-правовые конструкции инвестирования: монография [Текст] – М., Волтерс Клувер. 2006. – 306 с.

  42. Макаров О.В. Современные проблемы теории ценных бумаг [Текст] // Современное право. – 2005. – № 4. – С. 27.

  43. Маковская А.А. Правовые последствия виндикации акций (Комментарий постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 5 сентября 2006 г. № 4375/06) [Текст] // Вестник гражданского права. – 2007. – № 1. – С. 26.

  44. Мальчиков А.С. Возможность присуждения к исполнению в натуре обязательства по конвертации облигаций [Текст] // Юридический мир. – 2008. – № 1. – С. 18.

  45. Медведев Д.А. Вопросы ценных бумаг [Текст] // Правоведение. – 1992. – № 1. – С. 115.

  46. Метелева Ю.А. Товарный оборот. Право. Практика. Тенденции регулирования [Текст] – М., ИД "Юриспруденция". 2008. – 468 с.

  47. Мурзин Д. Переворот в обороте ценных бумаг [Текст] // ЭЖ-Юрист. – 2005. – № 30. – С. 7.

  48. Нерсесов Н.О. Представительство и ценные бумаги в гражданском праве. [Текст] – М., Статут. 2000. – 486 с.

  49. Нерсесов. Н.И. Торговое право. [Текст] – М., Статут. 2006. – 672 с.

  50. Новоселова Л.А. Механизм реализации права выкупа собственных акций общества [Текст] // Арбитражные споры. – 2008. – № 2. – С. 17.

  51. Овсейко С. Чеки и чековое обращение: сравнительно-правовой анализ [Текст] // Банковское право. – 2003. – № 2. – С. 13.

  52. Потапенко О.П. Правовая природа акцепта векселя [Текст] // Кодекс-info. – 2001. – № 2. – С. 17.

  53. Редькин И.В. Классическая правовая модель ценных бумаг и ее современные модификации [Текст] // Российский юридический журнал. – 1994. – № 2. – С. 70.

  54. Решетина Е.Н. Правовая природа корпоративных эмиссионных ценных бумаг [Текст] – М., Городец. 2005. – 348 с.

  55. Ротко С.В. Передача прав по векселю посредством передаточной надписи - индоссамента [Текст] // Нотариус. – 2007. – № 5. – С. 15.

  56. Ротко С.В. Понятие, правовая природа и основная классификация акций [Текст] // Юрист. – 2006. – № 11. – С. 21.

  57. Ротко С.В., Тимошенко Д.А. Право собственности на бездокументарные эмиссионные ценные бумаги: вещное право или иное имущественное право? [Текст] // Нотариус. – 2007. – № 6. – С. 21.

  58. Ротко С.В., Тимошенко Д.А. Составление и выдача закладной [Текст] // Современное право. – 2008. – № 5. – С. 23.

  59. Серебровский В.И. Избранные труды. [Текст] – М., Статут. 2007. – 732 с.

  60. Синайский. В. И. Русское гражданское право. [Текст] – М., Статут, 2002. – 678 с.

  61. Советское гражданское право Т.1. [Текст] / Под ред. Красавчикова О.А. 3-е изд. – М., Высшая школа. 1985. – 768 с.

  62. Степанов Д. Вопросы теории и практики эмиссионных ценных бумаг [Текст] // Хозяйство и право. – 2002. – № 4. – С. 25.

  63. Суханов Е.А. Ценные бумаги: мировая практика и российское «новаторство» [Текст] // Экономика и жизнь. – 1994. –- № 15. – С. 22.

  64. Тарасов И.Т. Учение об акционерных компаниях. [Текст] – М., Статут. 2005. – 652 с.

  65. Тархов В.А., Рыбаков В.А. Собственность и право собственности (издание 3-е, дополненное) [Текст] – М., Юрист. 2007. – 568 с.

  66. Туктаров Ю. Секьюритизация: между догмой и реальностью [Текст] // Корпоративный юрист. – 2006. – № 7. – С.13.

  67. Хайбрахманов Р.Р. Понятие ценной бумаги в теории российского гражданского права [Текст] // История государства и права. – 2007. – № 7. – С.23.

  68. Чанкин В.В. Правовые проблемы формирования рынка ценных бумаг [Текст] / Правовые проблемы экономической реформы. – Ярославль., ЯрГУ. 1991. – 348 с.

  69. Чуваков В.Б. Правовая природа ректа-бумаг [Текст] // Законы России: опыт, анализ, практика. – 2006. – № 7. – С. 10.

  70. Шевченко Г.Н. Акция как корпоративная ценная бумага [Текст] // Журнал российского права. – 2005. – № 1. – С. 24.

  71. Шевченко Г.Н. Документарные и бездокументарные ценные бумаги в современном гражданском праве [Текст] // Журнал российского права. – 2004. – № 9. – С. 9.

  72. Шевченко Г.Н. Эмиссионные ценные бумаги: понятие, эмиссия, обращение [Текст] – М., Статут. 2006. – 432 с.

  73. Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. [Текст] М., Статут. 2006. – 724 с.

  74. Шиловская Е.А. Первый российский опыт вексельного законодательства [Текст] // Банковское право. – 2008. – № 2. – С. 26.

Материалы юридической практики

  1. О некоторых вопросах, связанных с обращением взыскания на акции [Текст]: [Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 4 от 03.03.1999 г.]// Вестник ВАС РФ. – 1999. – № 4. – С. 26.

  2. Обзор практики разрешения споров, связанных с использованием векселя в хозяйственном обороте [Текст]: [информационное письмо Президиума ВАС РФ № 18 от 25.07.1997 г.] // Вестник ВАС РФ. – 1997. – № 10. – С. 34.

  3. Обзор практики принятия арбитражными судами мер по обеспечению исков по спорам, связанным с обращением ценных бумаг [Текст]: [информационное письмо Президиума ВАС РФ № 72 от 24.07.2003 г.]// Вестник ВАС РФ. – 2003. – № 9. – С. 42.


1 Агарков М.М. Основы банкового права. Учение о ценных бумагах. [Текст] – М., Статут. 2004. – С. 173-175; Крашенинников Е.А. Ценные бумаги на предъявителя. [Текст] – М., Статут. 2005. – С. 5,6.

2 Агарков М.М. Указ. соч. - С. 173.

3 Крашенинников Е. А. Указ. соч. - С. 5.

4 Положение "о сберегательных и депозитных сертификатах кредитных организаций" [Текст]: [Письмо ЦБ РФ № 14-3-20 от 10.02.1992 г., по состоянию на 29.11.2000] // Деньги и кредит. – 1992. – № 4. – С. 16.

5 Кодекс торгового мореплавания Российской Федерации [Текст]: [федеральный закон № 81-ФЗ, принят 30.04.1999 г., по состоянию на 14.07.2008] // Собрание законодательства РФ. – 1999. – № 18. – Ст. 2207.

6 Агарков М.М. Ценные бумаги на предъявителя [Текст] / Очерки кредитного права. – М., ЮрИнфоР. 2005. – С. 43; Крашенинников Е.А. О легальных определениях ценных бумаг [Текст] // Правоведение. – 1992. – № 4. – С.38.

7 Иоффе О.С. Советское гражданское право. [Текст] – Л., ЛГУ. 1958. – С. 186.

8 Чанкин В.В. Правовые проблемы формирования рынка ценных бумаг [Текст] / Правовые проблемы экономической реформы. – Ярославль., ЯрГУ. 1991. – С. 63.

9 Медведев Д.А. Вопросы ценных бумаг [Текст] // Правоведение. – 1992. – № 1. – С. 115.

10 Об акционерных обществах [Текст]: [федеральный закон № 208-ФЗ, принят 26.12.1995 г., по состоянию 29.04.2008] // Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 1. – Ст. 1.

11 Шевченко Г.Н. Эмиссионные ценные бумаги: понятие, эмиссия, обращение [Текст] – М., Статут. 2006. – С.69; Макаров О.В. Современные проблемы теории ценных бумаг [Текст] // Современное право. – 2005. – № 4. – С.27.

12 Чуваков В.Б. Правовая природа ректа-бумаг [Текст] // Законы России: опыт, анализ, практика. – 2006. – № 7. – С. 10; Кредитные организации в России: правовой аспект [Текст] / Под ред. Павлодского Е.А. – М., Волтерс Клувер. 2006. – С. 74 - 77.

13 Гражданское право: в 2 т. Том I: учебник (издание шестое, переработанное и дополненное) / Под ред. Суханова Е.А. [Текст] – М., Волтерс Клувер. 2008. – С. 237-239.

14 Редькин И.В. Классическая правовая модель ценных бумаг и ее современные модификации [Текст] // Российский юридический журнал. – 1994. – № 2. – С. 70.

15 Белов В.А. Юридическая природа сделок с акциями, выпуск которых не прошел государственной регистрации [Текст] – М., Юрайт. 2004. – С. 12.

16 Гражданское право Т. 3. [Текст] / Под ред. Сергеева А.П., Толстого Ю.К. – М., Проспект. 2007. – С. 760.

17 Белов В.А. О презентационной природе ценных бумаг и формальной легитимации их держателей [Текст] // Законы России: опыт, анализ, практика. – 2006. – № 7. – С. 38.

18 Грачев В.В. Способ легитимации как основание классификации ценных бумаг [Текст] // Законы России: опыт, анализ, практика. – 2006. – № 7. – С. 16.

19 Крашенинников Е.А. Обыкновенные именные ценные бумаги [Текст] // Хозяйство и право. – 1996. – № 12. – С. 78; Вошатко А.В. Уступка прав из ректа-бумаг [Текст] // Очерки по торговому праву. – Ярославль. 1999. – Вып. 6. – С. 82.

20 Белов В.А. Юридическая природа сделок с акциями, выпуск которых не прошел государственной регистрации [Текст] – М., Юрайт. 2004. – С. 69.

21 Ротко С.В., Тимошенко Д.А. Составление и выдача закладной [Текст] // Современное право. – 2008. – № 5. – С. 23.

22 Шевченко Г.Н. Акция как корпоративная ценная бумага [Текст] // Журнал российского права. – 2005. – № 1. – С. 24.

23 Новоселова Л.А. Механизм реализации права выкупа собственных акций общества [Текст] // Арбитражные споры. – 2008. – № 2. – С. 17; Ротко С.В. Понятие, правовая природа и основная классификация акций [Текст] // Юрист. – 2006. – № 11. – С. 21.

24 О введении в действие положения о переводном и простом векселе [Текст]: [постановление ЦИК СССР и СНК СССР № 104/1341, от 07.08.1937 г.] // Собрание законов и распоряжений Рабоче-Крестьянского Правительства СССР. – 1937. – № 52. – Ст. 221.

25 Майфат А.В. Гражданско-правовые конструкции инвестирования: монография [Текст] – М., Волтерс Клувер. 2006. – С. 66.

26 Мурзин Д. Переворот в обороте ценных бумаг [Текст] // ЭЖ-Юрист. – 2005. – № 30. – С. 7.

27 Мальчиков А.С. Возможность присуждения к исполнению в натуре обязательства по конвертации облигаций [Текст] // Юридический мир. – 2008. – № 1. – С. 18.

28 Метелева Ю.А. Товарный оборот. Право. Практика. Тенденции регулирования [Текст] – М., ИД "Юриспруденция". 2008. – С. 71.

29 Тархов В.А., Рыбаков В.А. Собственность и право собственности (издание 3-е, дополненное) [Текст] – М., Юрист. 2007. – С. 71.

30 Белов В.А. Ценные бумаги в российском гражданском праве. [Текст] – М., Юринформ. 2007. – С. 34.

31 Маковская А.А. Правовые последствия виндикации акций (Комментарий постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 5 сентября 2006 г. № 4375/06) [Текст] // Вестник гражданского права. – 2007. – № 1. – С. 26.

32 Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) (издание третье, переработанное и дополненное) [Текст] / Под ред. Абовой Т.Е., Кабалкина А.Ю. – М., Юрайт-Издат. 2007. – С.214.

33 Крашенинников Е.А. Амортизация векселя [Текст] // Хозяйство и право. – 2000. – № 10. – С. 7.

34 Аргунов В.В. Вызывное производство в гражданском процессе [Текст] – М., Городец. 2006. – С. 162.

35 Аргунов В.В. Восстановление прав по утраченным ценным бумагам (в судебном вызывном производстве) [Текст] // Юрист. – 2005. – № 11. – С. 28.

36 Крашенинников Е.А. Объявление векселя утратившим силу [Текст] // Кодекс-info. – 2001. – № 2. – С. 11.

37 СП РФ. - 1992. - №5. - Ст. 26.

38 О рынке ценных бумаг [Текст]: [федеральный закон № 39-ФЗ, принят 22.04.1996 г., по состоянию на 06.12.2007] // Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 17. – Ст. 1918.

39 Козлов А.А. К вопросу о термине «ценные бумаги» [Текст] // Юридический мир. – 2008. – № 3. – С. 16; Ротко С.В., Тимошенко Д.А. Право собственности на бездокументарные эмиссионные ценные бумаги: вещное право или иное имущественное право? [Текст] // Нотариус. – 2007. – № 6. – С. 21.

40 Бушев А.Ю. Вещь и право требования: к вопросу о допустимости виндикации бездокументарных ценных бумаг [Текст] // Арбитражные споры. – 2005. – № 1. – С. 21; Суханов Е.А. Ценные бумаги: мировая практика и российское «новаторство» [Текст] // Экономика и жизнь. – 1994. –- № 15. – С. 22.

41 Кукушкин А.А. Проблемы виндикации бездокументарных ценных бумаг [Текст] // Банковское право. – 2006. – № 6. – С. 23.

42 Степанов Д. Вопросы теории и практики эмиссионных ценных бумаг [Текст] // Хозяйство и право. – 2002. – № 4. – С. 25.

43 Грачев В.В. Способ легитимации как основание классификации ценных бумаг [Текст] // Законы России: опыт, анализ, практика. – 2006. – № 7. – С. 16.

44 Овсейко С. Чеки и чековое обращение: сравнительно-правовой анализ [Текст] // Банковское право. – 2003. – № 2. – С. 13.

45 Крашенинников Е.А. Ценные бумаги на предъявителя. [Текст] – М., Статут. 2005. – С. 32.

46 Крашенинников Е.А. Обыкновенные именные ценные бумаги [Текст] // Хозяйство и право. – 1996. – № 12. – С. 78.

47 Агарков М.М. Основы банкового права. Учение о ценных бумагах. [Текст] – М., Статут. 2004. – С. 196.

48 Кузнецова Л.В. Обращение взыскания на ценные бумаги [Текст] // Закон. – 2006. – № 7. – С. 17.

49 Шевченко Г.Н. Документарные и бездокументарные ценные бумаги в современном гражданском праве [Текст] // Журнал российского права. – 2004. – № 9. – С. 9.

50 Агарков М.М. Основы банкового права. Учение о ценных бумагах. [Текст] – М., Статут. 2004. – С. 199.

51 Крашенинников Е.А. Осуществление прав по бумагам на предъявителя [Текст] // Хозяйство и право. – 1995. – № 9. – С. 55.

52 Вестник ВАС РФ. – 1997. – № 10. – С. 34.

53 Кочергин П. Защита доли приобретателя [Текст] // ЭЖ-Юрист. – 2005. – № 1. – С. 3.

54 Карабанова К.И. Закладная: некоторые проблемы правового регулирования [Текст] // Законодательство и экономика. – 2005. – № 12. – С. 15.

55 Чуваков В.Б. Указ. соч. – С. 10.

56 Белов В.А. Ценные бумаги в российском гражданском праве. [Текст] – М., Юринформ. 2007. – С. 96.

57 Шевченко Г.Н. Эмиссионные ценные бумаги: понятие, эмиссия, обращение [Текст] – М., Статут. 2006. – С. 386.

58 Гражданское право: в 2 т. Том I: учебник (издание шестое, переработанное и дополненное) / Под ред. Суханова Е.А. [Текст] – М., Волтерс Клувер. 2008. – С. 315.

59 Агарков М.М. Основы банкового права. Учение о ценных бумагах. [Текст] – М., Статут. 2004. – С.206.

60 Крашенинников ЕА. Понятие и виды предъявительских ценных бумаг [Текст] // Российский юридический журнал. – 1994. – № 2. – С. 28.

61 Нерсесов Н.О. Представительство и ценные бумаги в гражданском праве. [Текст] – М., Статут. 2000. – С. 145.

62 Гражданское право Т. 1. [Текст] / Под ред. Сергеева А.П., Толстого Ю.К. – М., Проспект. 2008. – С. 266.

63 О Центральном Банке Российской Федерации (Банке России) [Текст]: [федеральный закон № 86-ФЗ, принят 10.07.2002 г., по состоянию на 26.04.2007] // Собрание законодательства РФ. – 2002. – № 28. – Ст. 2790.

64 Лун Л.А. Деньги и денежные обязательства в гражданском праве. [Текст] – М., Юристъ. 1999. – С. 54.

65 Крашенинников Е.А. Ценные бумаги на предъявителя. [Текст] – М., Статут. 2005. – С. 32.

66 Серебровский В.И. Избранные труды. [Текст] – М., Статут. 2007. – С. 417-421.

67 Гражданское право: в 2 т. Том I: учебник (издание шестое, переработанное и дополненное) / Под ред. Суханова Е.А. [Текст] – М., Волтерс Клувер. 2008. – С. 212-213.

68 Крашенинников Е.А. Ценные бумаги на предъявителя. [Текст] – М., Статут. 2005. – С. 52.

69 Там же. - С. 52.

70 Гатин А.М. Гражданское право: учебное пособие [Текст] – М., Дашков и К. 2008. – С. 103.

71 Кокин А.С. Товарораспорядительные бумаги в торговом обороте. [Текст] – М., Юрайт. 2008. – С. 38.

72 Абрамова Е.Н. Практический комментарий вексельного законодательства Российской Федерации (постатейный) [Текст] – М., Волтерс Клувер. 2008. – С. 69-70.

73 Крашенинников Е.А. Ценные бумаги на предъявителя. [Текст] – М., Статут. 2005. – С 79.

74 Там же. - С. 80, 81.

75 Крашенинников Е.А. Ценные бумаги на предъявителя. [Текст] – М., Статут. 2005. – С. 83.

76 Аргунов В.В. Восстановление прав по утраченным ценным бумагам (в судебном вызывном производстве) [Текст] // Юрист. – 2005. – № 11. – С. 28.

77 Нерсесов. Н.И. Торговое право. [Текст] – М., Статут. 2006. – С. 155.

78 Советское гражданское право Т.1. [Текст] / Под ред. Красавчикова О.А. 3-е изд. – М., Высшая школа. 1985. – С. 186.

79 Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Договоры о банковском вкладе, банковском счете; банковские расчеты. Конкурс, договоры об играх и пари (Книга 5. В 2-х томах) (Том 2) [Текст] – М., Статут. 2006. – С. 301.

80 Агарков М.М. Ценные бумаги на предъявителя [Текст] / Очерки кредитного права. – М., ЮрИнфоР. 2005. – С. 67.

81 Крашенинников Е.А. Ценные бумаги на предъявителя. [Текст] – М., Статут. 2005. – C. 166.

82 Гудков Ф.А. Складские свидетельства и коносаменты [Текст] // ЭЖ-Юрист. – 2004. – № 2. – С. 5.

83 Шиловская Е.А. Первый российский опыт вексельного законодательства [Текст] // Банковское право. – 2008. – № 2. – С. 26.

84 Потапенко О.П. Правовая природа акцепта векселя [Текст] // Кодекс-info. – 2001. – № 2. – С. 17; Грачев В.В. Акцепт векселя. [Текст] – СПб., Питер. 2008. – С. 54-55.

85 Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. [Текст] М., Статут. 2006. – С. 186.

86 Белов В.А. Копирование векселя [Текст] // ЭЖ-Юрист. – 2004. – № 9. – С. 7.

87 Белов В.А. Копирование векселя [Текст] // ЭЖ-Юрист. – 2004. – № 9. – С.7.

88 Синайский. В. И. Русское гражданское право. [Текст] – М., Статут, 2002. – С. 261; Власова А.В. К дискуссии о вещных и обязательственных правах [Текст] // Юридический мир. – 2008. – № 2. – С. 29.

89 Ротко С.В. Передача прав по векселю посредством передаточной надписи - индоссамента [Текст] // Нотариус. – 2007. – № 5. – С. 15.

90 Аргунов В.В. Вызывное производство в гражданском процессе [Текст] – М., Городец. 2006. – С. 60.

91 Решетина Е.Н. Правовая природа корпоративных эмиссионных ценных бумаг [Текст] – М., Городец. 2005. – С. 51.

92 Хайбрахманов Р.Р. Понятие ценной бумаги в теории российского гражданского права [Текст] // История государства и права. – 2007. – № 7. – С. 23.

93 Гражданское право Т. 1. [Текст] / Под ред. Сергеева А.П., Толстого Ю.К. – М., Проспект. 2008. – С. 267.

94 Агарков М.М. Основы банкового права. Учение о ценных бумагах. [Текст] – М., Статут. 2004. – С. 304.

95 Тарасов И.Т. Учение об акционерных компаниях. [Текст] – М., Статут. 2005. – С. 377.

96 Об ипотечных ценных бумагах [Текст]: [федеральный закон № 152-ФЗ, принят 11.11.2003 г., по состоянию на 27.07.2006] // Собрание законодательства РФ. – 2003. – № 46 (ч. 2). – Ст. 4448.

97 Агарков М.М. Основы банкового права. Учение о ценных бумагах. [Текст] – М., Статут. 2004. – С. 314-317.

98 Агарков М.М. Основы банкового права. Учение о ценных бумагах. [Текст] – М., Статут. 2004. – С. 317.

99 Агарков М.М. Основы банкового права. Учение о ценных бумагах. [Текст] – М., Статут. 2004. – С. 313.

100 Ломакин Д. Правовое регулирование передачи акций [Текст] // Хозяйство и право. – 1996. – №9. – С. 17.

101 Шевченко Г.Н. Документарные и бездокументарные ценные бумаги в современном гражданском праве [Текст] // Журнал российского права. – 2004. – № 9. – С. 9.

102 Агарков М.М. Основы банкового права. Учение о ценных бумагах. [Текст] – М., Статут. 2004. – С. 196.

103 Гражданское право: в 2 т. Том I: учебник (издание шестое, переработанное и дополненное) / Под ред. Суханова Е.А. [Текст] – М., Волтерс Клувер. 2008. – С. 316.

104 Вошатко А.В. Спорные вопросы составления векселя [Текст] // Хозяйство и право. – 2003. – № 3. – С. 60.

105 Карабанова К.И. Ипотечные ценные бумаги: понятие и виды [Текст] // Законодательство и экономика. – 2004. – № 9. – С. 7.

106 Об особенностях эмиссии и обращения государственных и муниципальных ценных бумаг [Текст]: [федеральный закон № 136-ФЗ, принят 29.07.1998 г., по состоянию на 26.04.2007] // Собрание законодательства РФ. – 1998. – № 31. – Ст. 3814.

107 Об ипотеке (залоге недвижимости) [Текст]: [федеральный закон № 102-ФЗ, принят 16.07.1998 г., по состоянию на 13.05.2008] // Собрание законодательства РФ. – 1998. – № 29. – Ст. 3400.

108 Туктаров Ю. Секьюритизация: между догмой и реальностью [Текст] // Корпоративный юрист. – 2006. – № 7. – С.13.


Случайные файлы

Файл
144481.rtf
27249-1.rtf
147661.rtf
ref_lgun.doc
30832-1.rtf