Назначение наказания по совокупности преступлений (29246)

Посмотреть архив целиком

20



Содержание


Введение 3

I. Совокупность преступлений как вид множественности 7

1. Понятие и виды совокупности преступлений, отличие совокупности от сложного единичного преступления 7

2. Виды совокупности преступлений 13

3. Отличие совокупности от других видов множественности преступлений 17

II. Правила назначения наказания по совокупности преступлений 22

1. Реализация принципов уголовного права при назначении наказания по совокупности 22

2. Стадии назначения наказания по совокупности 34

3. Способы объединения наказания, их юридическая природа и критерий применения 41

4. Основное и дополнительное наказание 46

5. Максимальный предел 49

6. Особенности назначения наказания по ч. 5 ст. 69 УК РФ 53

Заключение 57

Список используемой литературы 59












Введение


За время существования человеческого общества, в нем за многие годы, выработались определенные нормы взаимоотношений, которые в итоге переродились в нормы права. Со временем в праве выделились различные отрасли, сформировались меры ответственности и принуждения в рамках каждой из них. На ряду с дисциплинарной, административной, гражданской ответственностью сложился институт уголовной ответственности, в рамках которого сосредоточены наиболее жесткие меры государственного принуждения, среди которых по мимо имущественных мер, есть меры связанные с лишением свободы, запретом заниматься определенной деятельностью. Указанные меры, в конечном счете, могут изменить всю жизнь человека, или даже лишить его жизни.

Важным фактором в данном вопросе является то, что обеспечить цели стоящие перед уголовным наказанием может лишь такое наказание, которое адекватно содеянному, которое наиболее полно отражает общественную опасность совершенного деяния. Еще в самом начале XX века известный русский ученый Николай Степанович Таганцев писал: «Прежде всего каждое преступное деяние в отдельности, в особенности важное и сложное, уже своей жизненной обстановкой приковывает наше внимание: как часто толпа просиживает дни в зале заседаний, неустанно следя за различными фазисами развертывающейся перед ней жизненной драмы».0

Очевидно, что механизм назначения уголовных наказаний должен быть наиболее полно проработан, чтобы избежать возможных ошибок и, тем более, злоупотреблений.

Необходимо отметить и то, что особого внимания вопрос о назначении наказания по совокупности заслуживает еще в силу того, что, во-первых, удельный вес осужденных которым наказание назначается по совокупности преступлений или по нескольким приговорам, довольно значителен и составляет примерно одну треть от общего числа осужденных (здесь приведены данные по состоянию на 1982 год).0 Практика применения УК РСФСР показала, что около 12-13% лиц совершивших преступления были осуждены по совокупности преступлений0, это составляет примерно половину от числа осужденных которым наказание назначено по совокупности преступлений и приговоров. Причем данный объем осужденных по совокупности преступлений и совокупности приговоров на протяжении последних лет оставался достаточно стабильным. И, как указывает профессор Малков В. П. в своей статье «Погашение и снятие судимости при осуждении по совокупности преступлений и приговоров», с введением в действие Уголовного кодекса РФ 1996 года он возрос и составил в 1997 году 52,2 %, в 1998 году 51,4 % к общему числу осужденных.0 Во-вторых, как указывают многие авторы, при назначении наказания по совокупности возникает ряд сложных вопросов (квалификация, сложение наказаний и т. д.), при решении которых нередко допускаются ошибки в судебной практике. Следовательно разработка указанных вопросов весьма актуальна в теоретическом и практическом плане.0

Для правильного понимания структуры моей работы, необходимо обозначить подход, с точки зрения которого я буду исследовать вопрос о назначении наказания по совокупности преступлений. Данный вопрос можно рассматривать с двух сторон. Во-первых, это квалификация преступлений по совокупности, и во вторых, это назначение наказания по совокупности. Ряд авторов придерживается точки зрения, что эти вопросы должны исследоваться комплексно, то есть вопросы назначения наказания нужно рассматривать неразрывно с вопросами квалификации.0 Другие полагают, что назначение наказания по совокупности преступлений может быть самостоятельной темой для исследования.0

Я считаю, что в данном случае нет принципиального спора, так как никто из сторонников той или иной точки зрения не говорит о том, что его мнение единственно правильное. Вопрос заключается лишь в той цели которую преследует автор. В моем случае целью работы является изучение механизма назначения наказания, соответственно это я и буду исследовать. Вопросы квалификации будут затронуты по стольку, поскольку это необходимо для работы над темой моей работы.

Основными проблемными вопросами касающимися данной темы являются: а) недостаточно четкая регламентация законодателем механизма назначения наказания по совокупности, б) значительное усложнение этого механизма (например, по сравнению с УК РСФСР) в стремлении к индивидуализации наказания, в) отсутствие стройной теоретической основы в данном вопросе, что в конечном итоге приводит к изменению действующих норм.

Понятие совокупности преступлений включено в мою работу для того, чтобы можно было грамотно им оперировать, разобравшись со всеми его гранями.

В своей работе я попытаюсь выстроить механизм назначения наказания по совокупности преступлений, основываясь не только на нормативных актах, напрямую регламентирующих этот процесс, но и на всем уголовном законодательстве в целом, его принципах, постараюсь учесть теоретические изыскания авторов, работающих над этой темой.

Среди таких авторов необходимо отметить В. П. Малкова, А. С. Никифорова, Ю. Н. Юшкова, а так же красноярских исследователей А. С. Горелика, Г. Н. Хлупину, В. В. Питецкого.

Важно обратить внимание и на то, что первая глава моей работы по объему значительно меньше второй, это связанно с тем, что первая глава выполняет вспомогательную функцию, а основной материал изложен во второй.























I. Совокупность преступлений как вид множественности


1. Понятие и виды совокупности преступлений, отличие совокупности от сложного единичного преступления


Понятие совокупности преступлений дается в действующем законодательстве, а именно в ст. 17 Уголовного кодекса Российской Федерации. С момента вступления в силу указанного нормативного акта (впервые опубликован в «Собрании законодательства» от 17. 06. 1996 № 25) данная статья подвергалась изменениям два раза принятием Федеральных законов от 08. 12. 2003 № 162-ФЗ и от 21. 07. 2004 № 73-ФЗ.

Обратимся к дефиниции приведенной в ч. 1 ст. 17 УК РФ: «Совокупностью преступлений признается совершение двух или более преступлений, ни за одно из которых лицо не было осуждено за исключением случаев, когда совершение двух или более преступлений предусмотрено статьями Особенной части настоящего кодекса в качестве обстоятельства, влекущего более строгое наказание». История формирования такого определения подсказывает, что рождалось оно в муках. В первоначальной редакции УК РФ среди видов множественности преступлений называлась и неоднократность (ст. 16 УК РФ – утратила силу ФЗ от 08. 12. 2003 № 162-ФЗ). Но законодатель исключил из действующего законодательства институт неоднократности и расширил понятие совокупности дополнив его объем неоднократностью. Так из первоначального текста ч. 1 ст. 17 были исключены слова: «предусмотренных различными статьями или частями статьи настоящего кодекса». Эти изменения, и плюс исключение из статей Особенной части квалифицирующего признака неоднократности породило некоторые проблемы для квалификации преступлений. Например, обратимся к ст. 105 Уголовного кодекса РФ, а именно к квалификации убийства двух и более лиц (п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ). Пленум Верховного Суда РФ указывает, что ответственность наступает за убийство двух и более лиц, если действия виновного охватывались одним умыслом и были совершены, как правило, одновременно0.

Это положение помогало отграничивать такое убийство от убийства, совершенного неоднократно. Однако вопрос о том, как квалифицировать несколько убийств, если они не охватывались единым умыслом остается не достаточно четко регламентированным.

С определенной долей вероятности можно предположить, что для решения именно этой проблемы разработаны изменения, внесенные Федеральным законом РФ от 21 июля 2004 г. в ст. 17 УК РФ. С вступлением в силу этих изменений, совокупностью преступлений, как указывалось выше, признается совершение двух или более преступлений, ни за одно из которых лицо не было осуждено, за исключением случаев, когда совершение двух или более преступлений предусмотрено статьями Особенной части УК РФ в качестве обстоятельства, влекущего более строгое наказание.

Таким образом, поскольку в п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ в качестве обстоятельства, влекущего более строгое наказание, предусмотрено убийство двух и более лиц, то совершение, скажем, двух убийств, казалось бы, не требует, исходя из приведенного правила, квалификации содеянного по совокупности. Тем не менее, дополнение ст. 17 УК РФ указанием на исключение из правила не устранило вопрос о том, следует ли при решении вопроса о квалификации деяний по совокупности принимать во внимание наличие либо, напротив, отсутствие единого умысла на убийство этих лиц.

«Разнесение» убийств двух и более лиц по пунктам ч. 2 ст. 105 УК РФ до изменений, внесенных Федеральным законом от 8 декабря 2003 г., проводилось на основании учения о множественности преступлений. Совершено одно преступление (пусть убийство и нескольких лиц – тогда вменялся п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ) или несколько (тогда деяние квалифицировалось по п. «н» ч. 2 ст. 105 УК РФ), определялось в зависимости от установления наличия либо отсутствия единого умысла. То есть если говорить об убийстве двух лиц – требовалась доказанность возникновения у виновного желания причинить смерть второму человеку до окончания объективной стороны лишения жизни первой жертвы.

П. Яни пишет, что: «и ныне необходимо ссылаться при квалификации на соответствующее правило, из чего «вытекает» ограничение положения ст. 17 УК, введенного Федеральным законом от 21 июля 2004 г. Это ограничение состоит в том, что, даже учитывая нынешнюю редакцию данной нормы, совокупность исключена лишь тогда, когда убийство двух лиц охватывалось единым умыслом. В противном случае, т.е. при «разъединенном» умысле, содеянное в принципе нельзя признать одним преступлением»0.

Этот пример наглядно демонстрирует тот факт, что законодательная регламентация института совокупности не отвечает всем требованиям в полной мере, в связи с этим, можно предположить, что мы станем свидетелями еще многих перемен (причем, в полнее возможно, что принципиальных) в действующем законодательстве.

Итак, понятие совокупности преступлений установленное законодателем в ч. 1 ст. 17 УК РФ мы обозначили.

Видам совокупности посвящен второй раздел настоящей главы, в связи с этим я не буду рассматривать в этом разделе идеальную совокупность.

Еще мы должны помнить о конкуренции норм, где о совокупности не может быть и речи. Часть 3 ст. 17 выводит конкуренцию общей и специальной нормы за рамки понятия совокупности, указывая, что если преступление предусмотрено общей и специальной нормами, совокупность преступлений отсутствует и уголовная ответственность наступает по специальной норме.

В качестве примера можно привести ст. 105 УК РФ, которая является общей нормой по отношению к ст. ст. 106, 108 УК РФ.

Для полной картины нужно отграничить совокупность не только от иных видов множественности (раздел 3 настоящей главы), но и от сложных единичных преступлений. Я полагаю, что нужно рассмотреть отграничение совокупности от продолжаемого преступления и преступления с двойной формой вины (так называемая учтенная в законе совокупность).

Выделим отличия продолжаемого преступления от совокупности преступлений. При продолжаемом преступлении совершается одно преступление, а при совокупности два. Но возникает серьезный вопрос как отличить преступление совершаемое путем нескольких схожих самостоятельных действий от совокупности, если объективная сторона может быть абсолютно идентичной. Верховный Суд РФ в своих постановлениях указывает, что главную роль будет играть субъективная сторона. Рассмотрим пример. Попробуем отграничить продолжаемую кражу от совокупности преступлений. В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое», говорится, что продолжаемое хищение состоит из ряда тождественных преступных действий, совершаемых путем изъятия чужого имущества из одного и того же источника, объединенных единым умыслом и составляющих в своей совокупности единое преступление.0 Здесь приводится ряд конкретных обстоятельств при наличии которых совершенные действия будут квалифицироваться как одно преступление. Я считаю, что перечисленные здесь признаки продолжаемой кражи должны присутствовать все. Об этом говорит сама формулировка. При отсутствии хотя бы одного из них содеянное следует квалифицировать как совокупность преступлений. Утверждать, что основным критерием дифференциации продолжаемого преступления и совокупности преступлений является субъективная сторона мне позволяет следующее: при наличии всех обязательных признаков необходимых для длящегося преступления, но при отсутствии единого умысла, мы действия виновного лица будем квалифицировать по совокупности преступлений, а если мы установим наличие единого умысла, то будем квалифицировать содеянное как единичное преступление.

Данное умозаключение подтверждают примеры из судебной практики. Например, Президиум ВС РФ указал, по одному из дел, что «Одни и те же действия виновного необоснованно квалифицированы по ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 2 ст. 105 УК РФ и ч. 1 ст. 105 УК РФ (убийство и покушение на убийство).

Установлено, что, после того как потерпевшая К. сообщила К-ну о своей беременности и потребовала деньги, угрожая в противном случае заявить о ее изнасиловании К., последний ударил потерпевшую бутылкой по голове и несколько раз ногой по лицу. Когда потерпевшая потеряла сознание, К. накинул потерпевшей на шею петлю и привязал к ручке створки печи. В результате механической асфиксии потерпевшая скончалась на месте происшествия.

Судебно-медицинской экспертизой установлено, что в состоянии беременности потерпевшая не находилась.

Суд первой инстанции квалифицировал эти действия К. по ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 2 ст. 105 УК РФ и ч. 1 ст. 105 УК РФ, то есть как покушение на причинение смерти потерпевшей, заведомо для него находящейся в состоянии беременности, и умышленное причинение смерти потерпевшей.

Суд кассационной инстанции оставил приговор без изменения.

Заместитель Генерального прокурора РФ в надзорном представлении просил изменить судебные решения, исключить из осуждения К. ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Президиум Верховного Суда РФ удовлетворил надзорное представление прокурора по следующим основаниям.

Согласно ч. 2 ст. 17 УК РФ совокупностью преступлений может быть признано одно действие (бездействие), содержащее признаки преступлений, предусмотренных двумя или более статьями Уголовного кодекса.

Из приговора видно, что одни и те же действия К. суд квалифицировал и как убийство, и как покушение на убийство, то есть по различным частям одной статьи УК РФ.

Президиум Верховного Суда РФ исключил из судебных решений осуждение К. по ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 2 ст. 105 УК РФ, поскольку умысел К. на лишение жизни потерпевшей был полностью реализован и в результате его действий наступила смерть потерпевшей.

Таким образом, квалификация действий К. как покушения на убийство является излишней».0 Очевидно, что в приведенном примере умыслом виновного охватывалось одно длящееся преступление.

Теперь отделим совокупность от преступления с двойной формой вины. В преступлениях с двойной формой вины преступление совершается умышленно, но в составе таких преступлений закреплены определенные вредоносные последствия (помимо тех, которые совершены умышлено) которые наступили по неосторожности. Фактически в таких составах включены два самостоятельных деяния, но, тем не менее, это одно преступление и юридически является самостоятельным отдельным составом преступления. В связи с этим данный вид составов не формально называют учтенной в законе реальной совокупностью. А юридически ответственность при совершении таких деяний (например ч. 3 ст. 211 УК РФ) наступает как за единичное преступление. Совершение таких преступлений не может квалифицироваться по совокупности преступлений. Да и такая ошибка не может быть совершена, так как назначить наказание по совокупности преступлений при попытке квалифицировать один состав по совокупности не удастся – наказание всего одно, предусмотренное частью статьи УК РФ.

В данной части я привел определение совокупности преступлений и проиллюстрировал тот факт, что проблемы с определением объема этого понятия решены еще не полностью. Причем сложностей возникает гораздо больше чем описано здесь. Но не будем забывать, что понятие совокупности в данной работе необходимо лишь для того, чтобы адекватно работать с вопросами назначения наказания по совокупности преступлений. Я полагаю, что для полной картины необходимо подробнее определить виды совокупности, и отличие совокупности от других видов множественности.


2. Виды совокупности преступлений


Как было отмечено выше, совокупность имеет два вида. Это реальная и идеальная совокупность преступлений. Обратимся к понятию реальной совокупности. Исходя из нормативного определения можно вывести следующее: при реальной совокупности, лицо отдельными, самостоятельными действиями совершает два или более преступления, причем существует еще одно условие, ни за одно из совершенных преступлений лицо не должно быть ранее осуждено.

Рассмотрим пример, допустим что Н. совершил в январе 1999 года преступление предусмотренное ч. 1 ст. 163 УК РФ, затем, в июле того же года он совершил преступление предусмотренное ч. 1 ст. 131 УК РФ. В сентябре он был осужден (наказание было назначено по совокупности преступлений) к лишению свободы, но в октябре 2000-го года, когда Н. отсидел уже один год, выяснилось, что он в декабре 1998-го года совершил еще одно преступление, предусмотренное ч.1 ст. 112. В этом случае, суд должен рассматривать все эти три преступления по совокупности. То есть взять наказания назначенные за каждое из двух последних преступлений, назначить наказание за самое первое, и потом, руководствуясь ст. 69 УК РФ назначить наказание по совокупности, хотя за два последних преступления Н. уже был осужден. Отбытое Н. наказание будет зачтено по ч. 5 ст. 69 УК РФ (зачет наказания по данной части выделен в отдельный вопрос моей работы). Применение института совокупности преступлений здесь вызвано тем, что фактически все три преступления, фактически были совершены до первого осуждения Н. В приведенном выше примере нас не должны смущать даты, так как изменения внесенные в 2003 и 2004 гг. ни как не отразились на актуальности этого примера.

Реальная совокупность имеет ряд общих черт с идеальной совокупностью. Как при идеальной, так и при реальной совокупности совершается несколько преступлений и для квалификации применяется несколько норм. Но по мнению профессора Ю. А. Красикова, линия преступного поведения в большей степени проявляется в реальной совокупности0. Я считаю, что с этим следует согласиться, так как при идеальной совокупности есть лишь одно действие, хотя оно и квалифицируется по двум статьям, при реальной же совокупности, лицо совершает преступления вне всякой связи между ними, что с точки зрения криминологической опасности личности гораздо серьезней (при одинаковой тяжести самих преступлений).

Исходя из выше сказанного, можно сформулировать признаки реальной совокупности.

Во-первых, должна отсутствовать судимость за любое из преступлений входящих в совокупность (с учетом приведенного выше примераго выше тщих в отсутствовать судимость за любоеизнаки реальной совокупности.ости гораздо серьезней ()совершает преступления ).

Во-вторых, преступления входящие в реальную совокупность совершаются различными, несвязанными между собой действиями (бездействием).

В-третьих, преступления составляющие реальную совокупность, могут квалифицироваться как по разным статьям или частям статьи, так и по одной и той же части (не будем забывать изменения внесенные в декабре 2003), следовательно реальная совокупность может быть образована как разными так и однородными преступлениями.

Нужно отметить, что при совершении лицом длящегося преступления идеальная совокупность может быть не всегда. Иногда совокупность длящихся преступлений может быть реальной. Например, гражданин К. незаконно хранит огнестрельное оружие (ст. 222 УК РФ) и в то же время злостно уклоняется от уплаты средств на содержание детей (ст. 157 УК РФ). Здесь имеет место реальная совокупность, а не идеальная, так как во-первых, эти два преступления никак не связаны между собой (совершены различными действиями), а во-вторых, длящееся преступление считается совершенным с момента действий начавших это преступление.

Теперь обратимся к понятию идеальной совокупности. Как уже говорилось, оно дается в ч. 2 ст. 17 УК РФ.

Идеальная совокупность преступлений характеризуется единым преступным деянием, которое причинно обуславливает наступление общественно опасных последствий и объекты посягательство могут быть различны, а могут быть и однородны. Причем объекты посягательства не должны соотносится как часть и целое, а должны состоять из различных общественных отношений0.

Отметим некоторые признаки идеальной совокупности.

Во-первых, в основе преступлений входящих в идеальную совокупность лежит одно деяние, во-вторых, эти деяния совершаются одновременно. Однако, я считаю, что следует согласиться с Г. Н. Хлупиной которая считает признак одновременности производным, а потому излишним: если оба преступления совершены одним и тем же действием, естественно, что они одновременны0.

Рассматривая понятие идеальной совокупности, нельзя не обратиться к еще одной важной проблеме. При квалификации преступлений серьезные трудности представляет дифференциация идеальной совокупности и составной нормы. Составные нормы, иногда их именуют учтенной в законе идеальной совокупностью, можно разделить на два вида: во-первых оба входящих в норму состава абсолютно конкретно определены, во вторых один из составов описан с помощью признака высокой степени абстракции0.

С квалификацией преступлений предусмотренными составными нормами первого вида, особых проблем не возникает, тут можно действовать согласно правилу, предложенному А. С. Гореликом, он считает, что следует применять составную норму, так как она полнее отражает преступное поведение и общественную опасность деяния0. В. Н. Кудрявцев предлагает следующий критерий отграничения идеальной совокупности от составной нормы. Если объект посягательства и вредные последствия охватываются одной нормой, то это есть идеальная совокупность учтенная в законе, то есть составная норма, если же объект преступного посягательства и причиненный или возможный вред не охватываются одной нормой Особенной части Уголовного кодекса, то назначение наказания должно основываться на применении института совокупности преступлений.0

Нужно отметить, что все эти правила применимы лишь тогда, когда одна из частей нормы не описывается с помощью признака высокой степени абстракции. Как поступить в таком случае? Здесь необходимо обратиться к статье В. В. Питецкого «О разграничении идеальной совокупности преступлений и составной нормы в уголовном праве», в ней приводится критерий такого разграничения, и более того, предлагается механизм разграничения таких норм в зависимости от тяжести совершенных преступлений. Мы остановимся лишь на критерии. В качестве критерия приводится размер санкции составной нормы и норм в нее входящих. Наиболее аргументированной представляется позиция, согласно которой санкция составной нормы должна быть выше санкций норм в нее входящих.0 В данном случае мы должны квалифицировать деяние по составной норме. Если же санкции норм, входящих в составную норму, выше или равны, то такое деяние нужно квалифицировать по совокупности. Для более подробного изучения механизма разграничения таких норм и аргументов в поддержку данной позиции можно обратиться к указанной выше статье В. В. Питецкого. Мы же перейдем к следующему вопросу.


3. Отличие совокупности от других видов множественности преступлений


Для того, чтобы полностью очертить понятие совокупности преступлений, его нужно отграничить от других видов множественности.

Выделим возможные виды множественности и само понятие множественности преступлений. Итак, множественность преступлений это сочетание в поведении одного и того же лица нескольких деяний, предусмотренных уголовным законом, причем каждое из деяний должно содержать самостоятельный состав преступления.

Обратимся к видам множественности. Во время действия УК РСФСР (в прочем, как и сейчас) в теории не было единого мнения на этот счет, его и не могло быть. Дело в том, что закон четко не определял виды множественности преступлений. В УК РСФСР мы можем найти лишь статьи о совокупности преступлений ст. 40 (Назначение наказания за совершение нескольких преступлений), и определение рецидивиста ст. 24 (Особо опасный рецидивист).0 Более того, такие понятия как множественность, неоднократность вообще не упоминались в кодексе. Теоретикам уголовного права приходилось самим выстраивать понятия различных видов множественности на основе указанных выше статей. Выделялись такие виды как совокупность (реальная, идеальная), повторность (неоднократность, систематичность, совершение преступлений в виде промысла) и рецидив (общий, специальный, особо опасный). Другие авторы не соглашались с такой позицией, например, В. П. Малков считал, что такого рода классификации основаны на нескольких разноуровневых критериях, что в некоторых случаях приводит к соподчиненности некоторых видов. Сам В. П. Малков выделял лишь две формы: повторность и идеальную совокупность0.

Очевидно, что с точки зрения современного законодательства такая позиция неприемлема.

УК РФ 1996 года четко определил возможные виды множественности. Надо обратить внимание, что исключенная из текста закона неоднократность не исчезла совсем, а не много видоизменившись перешла в ст. 17 и превратилась в совокупность преступлений.

Так до декабря 2003 года ст. 16 УК РФ неоднократностью называла совершение двух и более преступлений, предусмотренных одной статьей или частью статьи кодекса. В Особенной части, во многих статьях, присутствовал такой квалифицирующий признак как неоднократность. В п. 3 ст. 16 УК РФ содержалось указание на то, что в случае если в статье особенной части был такой квалифицирующий признак, то применялся соответствующий пункт статьи Особенной части. С «трансформацией неоднократности в совокупность» в ст. 17 УК РФ появилось указание на то, что в случае если совершение двух и более преступлений (предусмотренных одной статьей или частью статьи) предусмотрено статьями особенной части в качестве обстоятельства, влекущего более строгое наказание, совокупность не применяется и ответственность наступает по квалифицирующему пункту или части статьи Особенной части.

Понятие совокупности преступлений было рассмотрено выше, поэтому в данной части я не буду его приводить еще раз. Обратимся к понятию рецидива преступлений. Статья 18 УК РФ дает следующие определение: рецидивом преступлений признается совершение умышленного преступления лицом, имеющим судимость за ранее совершенное умышленное преступление. В частях 2 и 3 данной статьи приводятся виды рецидива (опасный и особо опасный). Федеральный закон № 162-ФЗ от 08. 12. 2003 внес некоторые изменения, но понятия рецидива они не коснулись, а затронули лишь механизм определения степени опасности.

Изменения внесенные в Уголовный кодекс указанным выше законом, на мой взгляд, устранили одно из важных теоретических противоречий. Когда в кодексе была ст. 16 (Неоднократность преступлений) между понятием неоднократности и рецидивом была некоторая соподчиненность. В статье 16 УК РФ не было указания на отсутствие судимости за совершенные преступления, поэтому объемы понятий пересекались. Сейчас же законодатель устранил это противоречие, так как неоднократность фактически перешла в совокупность, где есть четкое указание на отсутствие осуждения за совершенные ранее преступления.

Итак, опираясь на действующее законодательство нам нужно разграничить лишь рецидив и совокупность, что абсолютно не сложно. Ключевым моментом в разграничении этих видов множественности является наличие судимости и отделять их стало очень просто. Вот что значит корректное закрепление понятий в законе!

Важно отметить, что только вступивший в законную силу обвинительный приговор приобретает такие свойства, как обязательность и преюдициальность, и обращается к исполнению. До вступления в законную силу он таковыми правовыми последствиями не обладает и может быть обжалован или опротестован в кассационном порядке. Случаи совершения лицом нового преступления после провозглашения приговора, но до его вступления в законную силу, должны рассматриваться по правилам статьи о совокупности приговоров.

О рецидиве в таких ситуациях говорить не приходится, так как отсутствует обязательный признак – судимость.

После вступления в законную силу приговор может быть изменен или отменен надзорной инстанцией. В случаях совершения до отмены приговора повторного преступления также не будет рецидива преступлений, поскольку отмененный кассационной или надзорной инстанцией обвинительный приговор означает, что судимость не существовала и, следовательно, последующее преступление не образует рецидива.

Н. Коротких указывает, что говоря о судимости как обязательном признаке рецидива, необходимо иметь в виду не просто обвинительный приговор, вступивший в силу, а приговор, которым виновному назначено наказание независимо от его вида и размера. Есть ли рецидив в тех случаях, когда закон предусматривает возможность применения к лицам, совершившим преступления, не уголовного наказания, а иных мер уголовно-правового воздействия? Общеизвестно, что применение принудительных мер воспитательного воздействия или принудительных мер медицинского характера исключает судимость0.

В литературе встречаются и другие точки зрения, на мой взгляд, более необоснованные. Так, 3. Незнамова утверждает, что «в уголовном праве лицо считается осужденным с момента провозглашения приговора, даже до вступления его в законную силу. Именно с данного момента и может возникнуть рецидив преступлений». Это утверждение противоречит ч. 1 ст. 86 УК РФ, в соответствии с которой лицо, осужденное за совершение преступления, считается судимым со дня вступления обвинительного приговора суда в законную силу до момента погашения или снятия судимости. Правильное уяснение этого вопроса имеет большое практическое значение, поскольку судимость до ее погашения влечет за собой ряд правовых последствий.0

Так же нужно отличать совокупность преступлений и совокупность приговоров. Различие есть принципиальное. Статью 70 УК РФ мы можем применить лишь в том случае, если лицо уже было осуждено за первое преступление которое входит в рассматриваемое множество. При совокупности этого быть не может (но не будем забывать если о первом преступлении стало известно уже после осуждения за следующие). А в вопросе разграничения совокупности приговоров и рецидива ключевым моментом будет являться момент исполнения наказания. Если наказание еще не исполнено, то мы должны применять совокупность приговоров, а если наказание исполнено, но судимость не снята или не погашена будет иметь место рецидив преступлений.

Как в своих работах указывает Г. Н. Хлупина, необходимо отличать совокупность преступлений от конкуренции норм0. При конкуренции, разумеется, совершается лишь одно преступление, тогда как при совокупности преступлений, как минимум два. Приводя данное отличие совокупности от конкуренции, нужно понимать, что конкуренция не имеет никакого отношения к множественности и приводится лишь для более полной картины. Теперь, когда мы в общих чертах очертили некоторые границы термина совокупность преступлений, можно перейти к основным вопросам моей работы, которые непосредственно посвящены назначению наказания по совокупности преступлений.



II. Правила назначения наказания по совокупности преступлений


1. Реализация принципов уголовного права при назначении наказания по совокупности


Статья 2 Конституции Российской Федерации говорит, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства0.

Данная статья главенствующего закона ориентирует все отраслевые нормативные акты на достижение определенной цели – защиты прав и свобод человека и гражданина. Принципы (основные исходные положения, согласно Советскому энциклопедическому словарю0), закрепленные в законодательстве служат основой всех содержащихся в нем норм. В связи с этим крайне важно проследить отражение и действие общеправовых и отраслевых принципов при назначении наказания по совокупности.

Задачи, стоящие, именно перед уголовным правом, решаются так же на основе его принципов, в соответствии с которыми строится как его система, так и в целом уголовно-правовое регулирование. В юридической науке правовые принципы обычно увязываются с идеями, фиксирующими представление о том, каким право должно быть, об идеале как цели права.

В главе первой Уголовного кодекса РФ изложены принципы уголовного права, которые во многом перекликаются с общеправовыми. В законе называются принцип законности (ст. 3 УК РФ), принцип равенства граждан перед законом (ст. 4 УК РФ), принцип вины (ст. 5 УК РФ), принцип справедливости (ст. 6 УК РФ) и принцип гуманизма (ст. 7 УК РФ).

Обратимся к первому из них.

Принцип законности – конституционный принцип уголовного права. Статья 15 Конституции гласит: «Органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию Российской Федерации и законы». Согласно ч. 2 ст. 54 Конституции никто не может нести ответственность за деяние, которое на момент его совершения не признавалось правонарушением. Применительно к уголовному праву это конституционное положение трансформируется в первую очередь в принцип «нет преступления без указания о том в законе» (уголовном). Он означает, что к уголовной ответственности может быть привлечено лишь лицо, совершившее запрещенное уголовным законом общественно опасное деяние. Наказание за совершенное преступление также назначается в пределах, установленных уголовным законом.

Согласно принципу законности аналогия преступлений и наказаний в российском уголовном праве не допускается. Аналогией закона называется восполнение пробела в праве, когда закон применяется к случаям, прямо им не предусмотренным, но сходным тем, которые непосредственно регулируются этим законом. Восполнение любых пробелов в уголовном праве относится к исключительной компетенции законодателя. Суд, прокурор, следователь, органы дознания не вправе признавать преступлением деяние, находящееся за рамками УК РФ, в том числе путем применения наиболее близкой к совершенному деянию статьи УК РФ0.

Все, что сказано выше о принципе законности особенно важно при назначении наказания. Это вызвано тем, что уголовно-правовое регулирование в основном сводится к наказанию и его назначению. При применении усложненных механизмов назначения наказания, таких как совокупность возникает еще больше сложностей, так как, за частую не все аспекты бывают урегулированы.

Так в ч.2 ст. 69 УК РФ (до 1998 года) нерешенным был вопрос о том, по каким правилам и в каких пределах следует назначать наказание по совокупности преступлений, одно из которых является преступлением небольшой тяжести, а другое преступлением средней тяжести, тяжким или особо тяжким. Данная ситуация не разрешалась и ч. 3 ст. 69 УК РФ0. Отсюда следует придти к выводу, что окончательное наказание по совокупности преступлений, следовало определять путем поглощения менее строго наказания более строгим, либо путем полного или частичного сложения назначенных наказаний в пределах максимального срока или размера наказания, предусмотренного за наиболее тяжкое из совершенных преступлений. В пользу такого подхода говорит правило, согласно которому все неустранимые сомнения должны толковаться в пользу подсудимого. Данная позиция была предложена Верховным Судом РФ0.

Нужно понимать, что принципы, прописанные в законе, не являются декларативными нормами, а имеют непосредственное действие. Не может не вызывать одобрения (разумеется речь идет не об одобрении вынесения незаконного приговора) тот факт, что порой приговоры судов пересматриваются в связи с нарушением принципов права.

Иное означало бы, что реализация осужденным своего права на обжалование приговора, то есть на обращение в вышестоящий суд за защитой нарушенных, по его мнению, этим актом его прав и свобод, может повлечь ухудшение его положения, а это противоречило бы гарантированному ст. 46 Конституции Российской Федерации праву гражданина на судебную защиту его прав и свобод и назначению уголовного судопроизводства, сформулированному в ст. 6 УПК РФ.

Формулировка принципа законности предлагаемая законодателем в тексте уголовного закона достаточно конкретна. Думается, что принцип законности следует распространять не только на аспекты указанные в ст. 3 УК РФ, но и на весь круг вопросов разрешаемых при применении права. Так, очевидно, принцип законности, уже на уровне общеотраслевого принципа, распространяет свое действия на весь круг вопросов разрешаемых на всех этапах применения уголовного права, это и правильная квалификация содеянного, назначение наказаний с учетом всех требований общей части УК РФ. Особую актуальность принцип законности приобретает в уголовно-процессуальной сфере, где малейшие нарушения зачастую приводят к грубым нарушениям уголовного закона. Как указывалось выше, порою пробелы законодательства восполняются применением аналогии закона или права, что является грубым нарушением принципа законности.

Теперь обратимся к принципу равенства граждан пред законом (ст. 4 УК РФ). Данный принцип является общеотраслевым, он закреплен в Конституции РФ. В моей работе я не буду подробно раскрывать этот принцип, в связи с тем, что его значение полностью понятно. Обращу внимание лишь на тот факт, что в вопросах назначения наказания, может сложиться мнение, что принцип равенства граждан перед судом и законом противоречит принципу индивидуализации наказания. Д. В. Качурин в своих работах указывает на то, что устанавливая наказания за совершение преступлений, законодатель в большинстве случаев не учитывает характеристики личности виновного, так как одним из принципов уголовного права является принцип равенства граждан перед законом. Согласно данному принципу (ст. 4 УК РФ) «лица, совершившие преступления, равны перед законом и подлежат уголовной ответственности независимо от пола, расы, национальности, а также других обстоятельств»0. Я считаю, что во взаимодействии двух указанных выше принципов нет никаких противоречий. Они действуют в различных плоскостях при назначении наказания. Доводы приводимые Качуриным Д. В. не совсем правильны. Я полагаю, что законодатель введя требование об учете характеристик личности виновного и иных индивидуализирующих факторов не создал противоречий связанных с принципом равенства всех перед законом. Дело в том, что в идеале, при совершении двух преступлений разными лицами, в случае если преступления абсолютно идентичны и личности преступников абсолютно идентичны наказания так же будут абсолютно одинаковы. Но одинаковых преступлений, как и преступников не существует, у них у всех есть индивидуализирующие признаки, которые в свою очередь учитываются для всех одинаково (например наличие малолетних детей всем учитывается как смягчающие обстоятельство), по равным для всех правилам, в чем и проявляется принцип равенства всех перед законом.

С принципом вины закрепленном в статье пятой Уголовного кодекса РФ все понятно и его рассмотрение в рамках моей работы я считаю неуместным.

Следующим принципом, закрепленным в ст. 6 УК РФ это принцип справедливости. Закон и его применение судом должны быть справедливы. Для кого-то 100 или 2250 руб. не деньги, но для очень многих граждан страны это значительные суммы. Обладание охотничьим ружьем добропорядочным гражданином не вызывает особых опасений, но наличие его у бандита крайне опасно, причем гораздо более опасно, нежели уголовно наказуемые осуществляемые им незаконно ношение газового оружия или хранение пистолета – самоделки0.

Принцип справедливости есть проявление в уголовном праве этической категории справедливости. Она характеризует соотношение определенных явлений с точки зрения распределения добра и зла между людьми: соотношение между ролью людей (классов, социальных групп) и их социальным положением; соотношение между деянием и воздаянием (частный случай этого явления – соотношение между преступлением и наказанием); правами и обязанностями. Соответствие между характеристиками первого и второго порядков оценивается в этике как справедливость, несоответствие – как несправедливость0.

Уголовно-правовое содержание принципа справедливости заключается в том, что наказание или иная мера уголовно-правового воздействия, примененная к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, т.е. соответствовать тяжести преступления, конкретным обстоятельствам совершения преступления и особенностям личности преступника. Этот принцип означает максимальную индивидуализацию ответственности и наказания. Возможность реализации этого принципа заключается в самом содержании уголовного закона. Так, санкции статей Особенной части УК РФ носят относительно-определенный (предусматривают наказание в определенных пределах) или альтернативный (предусматривают не одно, а несколько видов наказания) характер. Еще более широкие пределы индивидуализации ответственности виновного установлены в статьях Общей части УК РФ (например, в ст. 61, 62, 64, 73 – 85), которые позволяют при наличии определенных обстоятельств существенно смягчить ответственность и наказание виновного либо освободить его от уголовной ответственности и наказания. На стадии назначения наказания по совокупности преступлений действие принципа справедливости еще больше осложняется. Как правило, при совокупности преступлений мы имеем дело с несколькими преступными действиями, несколькими потерпевшими. Количество общественных отношений где должна восторжествовать справедливость возрастает, ввиду чего действие принципа справедливости становится разноуровневым. Я считаю что принцип справедливости должен действовать как на стадии назначения наказания за отдельно взятые преступления, так и на стадии назначения наказания по совокупности преступлений.

Следующим принципом прямо закрепленным в уголовном законе является принцип гуманизма (ст. 7 УК РФ). Данный принцип, будучи уголовно-правовым выражением этической категории, исходит из признания ценности человека как личности, уважения его достоинства, стремления к благу человека как цели общественного прогресса. Уголовно-правовое содержание этого принципа специфично и предполагает его конкретизацию в двух взаимосвязанных и взаимообусловленных аспектах. Во-первых, проявление гуманизма в отношении к человеку как важнейшему объекту уголовно-правовой охраны личности (ч. 1 статьи) и, во-вторых, специфическое проявление гуманизма по отношению к преступнику (ч. 2 статьи).

Положение об обеспечении уголовным законодательством безопасности человека означает указание на приоритетную задачу УК РФ – охрану человека, его жизни, здоровья, достоинства, прав и свобод, собственности от преступных посягательств.

В ч. 2 статьи 7 УК РФ закрепляется гуманность наказания преступника и применения к нему иных мер уголовно-правового характера. Эта сторона гуманизма проявляется в исключении жестоких, мучительных и позорящих человеческое достоинство мер воздействия. Последнее основано на Конституции: «Никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию» (ст. 21). Поэтому строгие меры наказания, применяемые к опасным преступникам (например, длительные сроки лишения свободы), сочетаются как с применением наказаний, не связанных с изоляцией от общества, так и с развитием института условного осуждения, институтов освобождения от уголовной ответственности и наказания, применяемых к лицам, совершившим менее опасные преступления. Принцип гуманизма предполагает также установление в уголовном праве и применение минимума принудительных мер, необходимых для защиты личности, общества и государства от преступных посягательств и предупреждения преступлений0.

Как видно из текста закона принцип гуманизма трактуется достаточно узко. Я же считаю, что принцип гуманизма распространяет свое действие на все этапы привлечения лица к уголовной ответственности. Данная позиция разделяется многими авторами научных работ. Так, например, В. И. Сергеев, исследуя вопросы расследования преступлений пишет, что нередко при расследовании преступлений следователь устанавливает, что руководители или собственники предприятий вынуждены нарушать налоговое законодательство, чтобы таким способом выкраивать средства для выплат контролирующим их лицам («крыше»). Если подобные действия доказываются материалами оперативно-розыскных мероприятий или следствия, то представляется, что в зависимости от обстоятельств действия руководителей или собственников предприятия, исходя из принципов справедливости и гуманизма (ст. 6, 7 УК РФ), могут быть квалифицированы или по ст. 39 (крайняя необходимость), или по ст. 40 УК РФ (физическое или психическое принуждение). Или в крайнем случае по ст. 199, но с последующим освобождением виновных от уголовной ответственности.

Действия же вымогателей, склоняющих руководителей или главного бухгалтера к совершению налогового преступления (уговоры, угрозы и другие способы физического или психического принуждения), должны квалифицироваться по совокупности (вымогательство и соучастие в уклонении от уплаты налогов с организаций)0.

В теории уголовного права можно выделить некую двусторонность данного принципа. Причем эти стороны прямо противопоставлены друг другу. С одной стороны наказание должно быть гуманно по отношению к преступнику. Но с другой стороны, слишком мягкое наказание, назначенное за совершенное преступление, не будет гуманно по отношению к обществу и в особенности к потерпевшему.

При назначении наказания по совокупности, основным критерием тяжести наказания (не за конкретное преступление) является установленный максимальный предел наказания. Нужно отметить, что данный вопрос, как видно из плана моей работы, будет исследован ниже.

Отдельно взятый принцип гуманизма, хоть и содержит некоторые противоречия не представляет особой сложности для реализации. Но как справедливо писал А. С. Горелик, суть проблемы не столько в размере наказания (возможно лучше снизить общий предел наказания по совокупности (написано в 1991 году), сколько в соотношении принципов неотвратимости наказания и гуманизма: первый из них требует, чтобы предел наказания по совокупности был больше, чем за отдельные преступления (фактически это исключает полное сложение наказаний), а второй чтобы сложение наказаний не было беспредельным. Только при сочетании этих требований можно создать непротиворечивую систему назначения наказания за одно и несколько преступлений0.

Обратимся теперь к принципу индивидуализации наказания.

К. Маркс писал: «Если понятие преступления предполагает наказание, то действительное преступление предполагает определенное наказание».0

Данное утверждение очень обстоятельно доказывается в трудах Ю. Б. Мельниковой0.

Пленум Верховного Суда РФ также придерживается данной позиции и указывает на это в своем Постановлении от 11 июня 1999 года № 40 «О практике назначения судами уголовного наказания»: «при решении вопроса о назначении наказания по совокупности … должны учитываться как характер и степень общественной опасности каждого из преступлений в отдельности, личность виновного, обстоятельства смягчающие и отягчающие наказание, так и повышенная опасность всех совершенных преступлений в их совокупности»0.

Проф. А. С. Горелик, на мой взгляд, совершенно справедливо прослеживает действие принципа индивидуализации на всех стадиях назначения наказания по совокупности.0 На стадии назначения наказания за отдельно взятые преступления, пишет он, должны учитываться индивидуальные особенности именно данного деяния, а не общая оценка подобных деяний отраженная в санкции за них. Следовательно, в конкретном случае более тяжкое (с точки зрения санкции) преступление может оказаться менее опасным и повлечет более мягкое наказание по сравнению с тем, которое назначено за деяние со сравнительно менее строгой санкцией. УК РФ 1996 в ч. 3 ст. 60 тоже обращает внимание на такие индивидуализирующие моменты как личность преступника, характер общественной опасности содеянного и так далее. Так же А. С. Горелик отмечал, что индивидуализация наказания происходит и на этапе назначения наказания по совокупности: «при определении совокупного наказания учету подлежит сочетание тех же факторов, что и при назначении наказаний за определенные преступления, но лишь в пределах, в которых они, проявились во всей совокупности, создали какое-либо новое свойство, которое в таком виде отсутствовало в каждом преступлении. Это сочетание и становиться основанием для индивидуализации окончательного наказания, при чем запрет повторного учета одних и тех же обстоятельств не нарушается, поскольку предметом оценки при определении размера наказания по совокупности являются такие факторы, которые ранее, при назначении наказания за каждое отдельное преступление, не учитывались»0.

Характер общественной опасности представляет собой ничто иное, как качественную характеристику совершенного преступления, которая определяется в зависимости от ценности объекта преступного посягательства. Так, например, убийство (ст. 105 УК РФ), бесспорно, является более опасным преступлением, нежели кража (ст. 158 УК РФ) или вандализм (ст. 214 УК РФ), поскольку жизнь человека представляет собой наивысшую социальную ценность.

Степень общественной опасности выражает количественную характеристику преступления, при помощи которой происходит дифференциация преступлений, квалифицируемых по одной и той же статье Особенной части УК РФ. Определение степени общественной опасности может зависеть от различных обстоятельств, например от размера причиненного преступлением вреда. В этом случае мошенничество, предусмотренное частью 1 ст. 159 УК РФ, является менее опасным преступлением, нежели мошенничество, совершенное группой лиц по предварительному сговору, а равно с причинением значительного ущерба гражданину. В зависимости от способа совершения преступления убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку, предусмотренное частью 1 ст. 105 УК РФ, обладает меньшей общественной опасностью по сравнению с тем же деянием, совершенным общеопасным способом (п. «е» часть 2 указанной статьи). Для определения степени общественной опасности преступления важна также форма вины (умысел, неосторожность), роль лица в совершении преступления, а также иные обстоятельства, учитываемые судом при назначении наказания.

О степени криминализации личности свидетельствует не только характер совершенного преступления, но и поведение виновного до, а также после совершения преступного деяния, его социальные и психофизиологические особенности. В связи с этим подлежат выяснению такие обстоятельства, как состояние здоровья, темперамент и волевые качества виновного, его возраст и образование, особенности поведения в семье и по месту работы, законопослушность и т.д., причем все эти сведения учитываются судом при назначении наказания за совершение любого преступления.

Назначая наказание, суд также должен учитывать смягчающие и отягчающие обстоятельства (ст. ст. 61, 63 УК РФ). Характеризуя преступление, а также личность самого виновного, указанные обстоятельства способны повлиять не только на вид, но и на меру назначенного судом наказания.

Помимо этого, следует отметить, что согласно части 3 статьи 60 УК РФ в числе общих начал назначения наказания содержится упоминание о необходимости учета влияния назначенного судом наказания на исправление осужденного, а также на условия жизни его семьи. При этом последнее обстоятельство может быть для виновного как положительным (например, в случае наличия на иждивении виновного престарелых родителей или малолетних детей и т.д.), так и отрицательным (злоупотребление виновного спиртными напитками, наркотическая зависимость, жестокое обращение с членами семьи и т.д.). Только в случае учета всей совокупности указанных обстоятельств назначенное судом наказание будет законным и справедливым.

Анализ судебной практики судов в части реализации требований закона об общих началах назначения наказания показывает, что суды не всегда руководствуются изложенными выше правилами. В итоге это приводит к назначению несправедливого наказания. Значительная часть ошибок связана с нарушением требования ч. 3 ст. 60 УК РФ о том, что при назначении наказания необходимо учитывать обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание.

«Военная коллегия изменила приговор Восточно-Сибирского окружного военного суда в отношении В., осужденного по ч. 1 ст. 105 и ч. 3 ст. 337 УК РФ по совокупности преступлений к десяти годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, указав следующее. Поскольку В. совершил убийство из мести за причиненные ранее ему физические и психические страдания, то есть в связи с неправомерными действиями потерпевшего, это обстоятельство в соответствии с п. «з» ч. 1 ст. 61 УК РФ должно учитываться в качестве смягчающего наказание. Однако суд его не указал в приговоре и не учел в качестве обстоятельства, смягчающего наказание. Военная коллегия внесла изменения в приговор, снизив назначенное В. по ч. 1 ст. 105 УК РФ наказание до 8 лет лишения свободы, и по совокупности совершенных преступлений окончательное наказание осужденному определила в виде лишения свободы в исправительной колонии строгого режима сроком на девять лет».0

Очевидно, что в данной части моей работы освещены далеко не все проблемы и нюансы реализации принципов уголовного права на стадии назначения наказания по совокупности преступлений, однако, я полагаю, что вышеприведенный объем информации будет достаточен, для того чтобы грамотно исследовать сам механизм назначения наказания по совокупности преступлений и объединения наказания в его рамках.


2. Стадии назначения наказания по совокупности


Переходя к вопросам, непосредственно составляющим механизм назначения наказания по совокупности я буду начинать их изучение с нормативной базы. Часть первая ст. 69 УК РФ говорит, что наказание назначается отдельно за каждое совершенное преступление. Причем эта норма носит императивный характер. Еще в советском уголовном праве закреплялось данное требование. Чем вызвано закрепление такого требования законом? Ведь при нарушении такого порядка приговор может быть просто отменен.

Итак, как видно, при совокупности преступлений назначение наказаний состоит как бы из двух стадий: 1) определение наказания за отдельные преступления квалифицированные по разным нормам закона, и 2) назначение совокупного (окончательного) наказания.

Постараемся очертить некоторые причины выделения двух стадий. Во- первых, как я уже отмечал выше двух одинаковых преступлений, ровно как и обстоятельств их совершения не бывает. Следовательно при совокупности у каждого из входящих в нее преступлений есть отдельные особенности помимо квалифицирующих признаков. Например, отягчающие или смягчающие обстоятельства, обстоятельства предусмотренные статьями 64, 66, 67, 62, 68. Очень часто, суды соблюдают данное требование лишь формально, и в итоге, предположим предвидя, что на стадии назначения наказания по совокупности может быть применен способ поглощения, специально завышают наказание за одно из преступлений входящих в совокупность. Такая практика представляется не допустимой, так как противоречит принципу справедливости. Ведь, в такой ситуации, наказание за одно преступление без основательно завышается.

Во-вторых, наличие двух стадий, помимо принципиальной оценки каждого деяния в качестве самостоятельного преступления, позволяет решить ряд практических задач. Отдельное назначение наказаний является базой для определения окончательного наказания по совокупности, подлежащего фактическому отбытию. Так же оно способствует возможности проверки и разрешению дел в кассационной и надзорной инстанциях, особенно когда они отменяют или изменяют приговор в части осуждения за одно из преступлений, в связи с чем остается к отбытию наказание за другое преступление либо пересматривается размер наказания по совокупности. Так М. был осужден за изнасилование П. и насильственные действия сексуального характера по п. «в» ч. 2 ст. 131 УК РФ на 8 лет лишения свободы, по п. п. «а», «в» ч. 2 ст. 132 УК РФ – на 9 лет лишения свободы, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ – на 10 лет лишения свободы.

Президиум вышестоящего суда, изменяя судебные решения, указал, что при назначении наказания судом неполно учтены данные о личности виновного и общественная опасность преступлений, снизил наказание М. по п. «в» ч. 2 ст. 131 УК РФ до 5 лет лишения свободы, по п. п. «а», «в» ч. 2 ст. 132 УК РФ – до 6 лет лишения свободы и по совокупности назначил на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ 7 лет лишения свободы.0

Часто размер наказания за одно преступление влияет на правовые последствия, определяемые относительно всего наказания по совокупности.

Нельзя забывать и о том, что порою совершается такое количество преступлений, что крайне сложно в конечном наказании отразить их общественную опасность. Например, нашумевшее в свое время дело Андрея Чикатило. В приговоре указывается тринадцать самостоятельных составов преступлений, причем квалифицированных. 0

Очевидно, что в такой ситуации одноступенчатая схема назначения наказания неизбежно приведет к нарушению большинства принципов уголовного права, так как будет не в силах адекватно отразить общественную опасность.

Говоря о важности выделения двух стадий необходимо понимать, что стадии имеют одинаковое значение, и при назначении наказания нельзя пренебрегать какой-либо из них. Относиться к одной из них как к первостепенной или второстепенной. И я подчеркивая важность какой-либо стадии в дальнейшем, ни в коем случае не хочу преуменьшить значение другой.

Особое значение первая стадия приобретает при назначении дополнительного наказания при совокупности преступлений.

Определим некоторые существенные стороны этого вида наказания. УК РФ не дифференцирует цели наказания в зависимости от его вида. По справедливому мнению М. Д, Шаргородского «все конкретные виды наказаний, входящие в систему наказаний, отличаются друг от друга не по конечной цели, которая перед ними поставлена, а по средствам ее достижения».0 Наказание применяется в целях восстановления социальной справедливости, а также в целях исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений (ч. 2 ст. 43 УК РФ).

Я считаю возможным согласиться с А. Л. Цветиновичем, который в своей монографии «Дополнительные наказания: функции, система, виды» указал на то, что роль дополнительного наказания заключается в том, что оно облегчает достижение совокупным наказанием стоящих перед ним целей. Среди функций дополнительного наказания следует выделить обеспечение индивидуализации наказания и усиление карательной функции основного наказания, в том случае, если оно назначено в максимальном размере. Следует понимать, что если основное наказание назначено не в максимальном размере, то усиление его карательной функции не уместно, так как есть еще резерв для ужесточения наказания. Но как только назначается максимальный размер основного наказания, то дополнительное сразу помимо первой функции начинает усиливать карательную характеристику наказания.0

Верховный Суд в своих постановлениях принятых как в советское0 (О судебном приговоре, п. 14; О практике назначения дополнительных наказаний, п. 13) так и в постсоветское время (О практике назначения судами уголовного наказания, п. 260) время определил следующее правило назначения дополнительных наказаний: дополнительное наказание не может быть определено по совокупности преступлений, если оно не назначено ни за одно из преступлений, входящих в совокупность. Современное законодательство содержит еще одно важное уточнение: когда за два и более преступлений наряду с основным наказанием назначается один и тот же вид дополнительного наказания, окончательный его срок или размер при частичном или полном сложении наказаний не может превышать максимального срока или размера, предусмотренного для данного вида наказания Общей частью УК РФ (п. 4 ст. 69).

Давайте попробуем разобраться, почему законодатель установил данные требования. Мне представляется, что такой порядок, помимо упомянутого выше практического значения имеет большую теоретическую значимость.

Исходя из принципа справедливости (ст. 6 УК РФ) мы можем утверждать, что лицо не может дважды нести уголовную ответственность за одно и то же преступление. Если же мы назначим по совокупности дополнительное наказание, которое не было назначено за отдельно взятое преступление, то мы фактически получим ситуацию, когда лицу были назначены наказания за каждое из совершенных преступлений (первая стадия назначения наказания по совокупности), а затем ему назначают дополнительное наказание, хотя за совершенные преступления ему уже были назначены наказания. Налицо повторное наложение уголовной ответственности. Может возникнуть вопрос, почему назначение дополнительного наказания по совокупности не противоречит принципу справедливости, если оно было сначала назначено за одно преступление, ведь для остальных преступлений, входящих в совокупность, оно будет фактически вторым. Дело в том, что совокупное наказание это комплексное наказание, которое должно, с одной стороны отражать степень общественной опасности всей группы деяний, а с другой стороны основываться только на наказаниях за совершенные преступления.

Большую роль при назначении наказания по совокупности играет правильное определение вида исправительного учреждения. При решении данного вопроса следует руководствоваться ст. 58 УК РФ (важно помнить, что с 9 марта 2001 года она получила новую редакцию), а так же постановлением пленума Верховного суда РФ от 12 ноября 2001 года «О практике назначения судами видов исправительных учреждений». В виду ограниченного объема работы, я не буду подробно расписывать все возможные здесь варианты, а лишь остановлюсь на наиболее важных и сложных моментах.

Во-первых, п. 3 упомянутого выше постановления говорит об обязанности судов сначала назначить окончательное наказание по совокупности, а затем уже определить вид исправительного учреждения. При применении ст. 58 у суда могут возникнуть некоторые сложности при определении исправительного учреждения лицу совершившему преступление как умышленно, так и по неосторожности. Если в данном случае умышленные преступления являются преступлениями небольшой или средней тяжести, а лицо ранее не отбывало наказание в виде лишения свободы, отбывание наказания в исправительном учреждении назначается в порядке предусмотренном п. а ч. 1 ст. 58 УК РФ. То есть наказание должно отбываться в колонии-поселении, либо, указав причины, суд может назначить колонию общего режима.0

В случае осуждения лица ранее не отбывавшего лишения свободы, по совокупности преступлений, в которую входят преступления небольшой и (или) средней тяжести, а так же тяжкие преступления, и наказание за тяжкие не связанно с лишением свободы, а за преступления

небольшой или средней тяжести- лишение свободы, вид режима определяется в соответствии с пунктом «а» ст. 58.

Важно еще отметить, что при наличии оснований, указанных в части второй статьи 58 УК РФ, лицу, осужденному к лишению свободы по совокупности преступлений, в том числе за тяжкое преступление на срок свыше пяти лет, отбывание наказания в тюрьме может быть определено на часть срока наказания, назначенного за это преступление. Лицу, осужденному при особо опасном рецидиве преступлений, отбывание наказания в тюрьме может быть определено на часть срока наказания назначенного по совокупности преступлений.

Довольно часто на практике суды допускают ошибки при назначении наказания, подменяя принцип частичного сложения наказания принципом полного сложения. Так, например, «судебные решения изменены, поскольку судом допущена ошибка при назначении осужденному окончательного наказания по совокупности совершенных им преступлений.

По приговору суда Ежов признан виновным в получении взятки путем вымогательства в крупном размере и осужден по п. п. «в», «г» ч. 4 ст. 290 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к четырем годам лишения свободы с конфискацией имущества - 310 долларов США и 5420 руб., по ч. 4 ст. 222 УК РФ к шести месяцам лишения свободы. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений назначено четыре года и шесть месяцев лишения свободы с конфискацией имущества - 310 долларов США и 5420 руб.

Суд обоснованно применил при назначении окончательного наказания Ежову по совокупности совершенных преступлений требования ч. 3 ст. 69 УК РФ.

При этом суд указал в приговоре: «На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно определить Ежову меру наказания в виде лишения свободы на срок четыре года и шесть месяцев с конфискацией имущества - 310 долларов США и 5420 руб. и с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима».

Согласно ч. 3 ст. 69 УК РФ если хотя бы одно из преступлений, совершенных по совокупности, является преступлением средней тяжести, тяжким или особо тяжким преступлением, то окончательное наказание назначается путем частичного или полного сложения наказаний.

Однако вопреки избранному самим судом принципу частичного сложения назначенных наказаний суд фактически применил принцип полного сложения назначенных наказаний, что нельзя признать соответствующим требованиям закона.

Президиум Верховного Суда РФ изменил судебные решения и окончательно на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ назначил Ежову наказание по совокупности преступлений, предусмотренных п. п. «в», «г» ч. 4 ст. 290, ч. 4 ст. 222 УК РФ, путем частичного сложения наказаний в виде четырех лет и одного месяца лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества - 310 долларов США и 5420 руб».0

Как видно из вышеизложенного, важное значение для справедливого назначения наказания по совокупности, имеет механизм объединения наказаний. Следующая часть это главы посвящена именно этому.


3. Способы объединения наказания, их юридическая природа и критерий применения


Разработка новых и совершенствование имеющихся способов объединения наказания, на мой взгляд, крайне важна. Это вызвано тем, что наказание назначенное лицу должно полностью отражать опасность совершенных им преступлений. В ином случае цель наказания может быть не достигнута. Причем, нужно отметить, что совершенных преступлений входящих в совокупность может быть и пять, и шесть и более. И доля таких преступников (совершающих большое количество преступлений до осуждения) высока. Посмотрим на статистику. Возьмем группу наиболее способную для совершения преступлений, как с точки зрения психических качеств, так и с точки зрения физических. Это лица в возрасте от 25 до 35 лет. Среди них: осужденных за два преступления – 12.1 %, за три – 16.9 %, за четыре – 17.0 %, за пять – 27.5 % и осужденных за шесть и более – 27.5 %.0

Из этих цифр видно, что доля лиц в отношении которых необходимо применять способы объединения наказаний достаточно велика.

Действующий Уголовный кодекс РФ знает несколько способов объединения наказания, которые существуют с момента его принятия и сохранились во всех его последующих редакциях. Фактически менялись основания применения этих способов, а сами способы не изменялись.

Первоначально наказание назначается за каждое из преступлений, входящих в совокупность, с соблюдением всех принципов уголовной ответственности, а затем назначается окончательное наказание по совокупности преступлений.

Итак, ст. 69 УК РФ указывает следующие способы объединения наказания: поглощение менее строгого наказания более строгим, частичное сложение наказаний и полное сложение наказаний.

Определим суть каждого из них. Поглощение менее строго наказания более строгим наказанием. Согласно ч. 2 ст. 69 УК РФ данный способ объединения наказаний может быть применен лишь в том случае, когда преступления совершенные по совокупности, являются преступлениями небольшой и средней тяжести. Нужно выделить еще одну возможность когда может быть применен способ поглощения менее строго наказания более строгим. Хотя часть третья статьи 69 УК РФ предусматривают только способ сложения наказаний, бывают исключения из этого правила. Например, при назначении лицу наказания за отдельное преступление не в виде лишения свободы на определенный срок (п. «л» ст. 44 УК РФ), а виде пожизненного лишения свободы (п. «м» ст. 44 УК РФ) способ частичного сложения наказания не может быть применен. Так как пожизненное лишение свободы в любом случае поглотит менее строгое наказание в виде лишения свободы на определенный срок. В данном случае применяется так называемый способ поглощения наказания. Во всех остальных случаях применяется полное или частичное сложение наказаний. Суть способа поглощения состоит в том, что совокупное наказание, назначенное лицу, будет равным наказанию за наиболее тяжкое преступление из совершенных, причем именно назначенное, а не предусмотренное. Важно отметить, что количество совершенных преступлений не имеет значения, формально их может быть и десять и двадцать, а суд в праве будет применить способ поглощения менее строго наказания более строгим.

Когда я писал о принципах уголовного права и их действии на стадии назначения наказания по совокупности, я указывал на то, что такое наказание не полностью соответствует принципу справедливости. Это действительно так. Назначая наказания за отдельно взятые преступления, судья не может (это грубое нарушение) учитывать количество и тяжесть совершенных преступлений в совокупности (иначе, это будет нарушение принципа индивидуализации наказания), а обязан назначать наказание за отдельное преступление по тем же правилам, что и при единичном преступлении. И если, назначая конечное наказание по совокупности преступлений, суд применит способ поглощения возникнут следующие проблемы: 1) наказание будет не справедливым, так как функция воздаяния будет не выполнена, а именно потерпевшие по другим преступлениям (наказание за которые поглощено) не получать удовлетворения. 2) назначенное наказание за несколько преступлений будет равно наказанию которое назначено за одно преступление, соответственно фактически все остальные преступления будут депенализированы, хотя формально – юридически все будет законно и правильно.

На мой взгляд данная проблема может быть решена путем закрепления в законе минимальной обязательной доли наказания за каждое преступление (в зависимости от степени тяжести, или скажем от максимального или минимального предела закрепленного в статье Особенной части УК РФ) которая должна войти в конечное наказание назначенное по совокупности преступлений. Такой способ как поглощение менее строгого наказания должен быть исключен как несоответствующий действующему законодательству. Порочным он является и с точки зрения криминологии, где для превенции преступлений используется правило о неотвратимости наказания.

Его существование в УК РФ было оправданно при наличии института неоднократности. Однако, устранение из УК РФ ст. 16 (неоднократность преступлений); исключение из определения совокупности преступлений (ст. 17 УК) такого признака совокупности, как совершение двух или более преступлений, предусмотренных различными статьями или частями статьи настоящего Кодекса; исключение названного квалифицирующего признака из всех квалифицированных составов Особенной части УК РФ, а также реформирование признаков рецидива значительно изменяют содержание понятия и характер структурных элементов института множественности преступлений. Фактическое разрушение института совокупности преступлений, сложившегося в судебной практике и признанного в теории уголовного права, при допустимости применения при назначении наказания принципа поглощения менее тяжкого наказания более суровым (ч. 2 ст. 69 УК) создает опасность формирования правовых условий для безнаказанности совершения многих преступлений небольшой и средней тяжести.

Учитывая эту опасность, законодатель Федеральным законом от 21 июля 2004 г. № 73-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации» внес существенное исправление в ч. 1 ст. 17 УК РФ, дополнив ранее действовавшую редакцию понятия совокупности преступлений: «Совокупностью преступлений признается совершение двух или более преступлений, ни за одно из которых лицо не было осуждено» указанием на то, что исключением при этом являются случаи, когда совершение двух или более преступлений предусмотрено статьями Особенной части УК РФ в качестве обстоятельства, влекущего более строгое наказание.

Итак, если все преступления, совершенные по совокупности, являются преступлениями небольшой и средней тяжести, то окончательное наказание назначается путем поглощения менее строгого наказания более строгим либо путем частичного или полного сложения назначенных наказаний. При этом окончательное наказание не может превышать более чем наполовину максимальный срок или размер наказания, предусмотренного за наиболее тяжкое из совершенных преступлений. Это положение ч. 2 ст. 69 УК РФ и является критерием применения принципа поглощения наказаний.

Если же хотя бы одно из преступлений, совершенных по совокупности, является тяжким или особо тяжким преступлением, то окончательное наказание назначается путем частичного или полного сложения наказаний. При этом окончательное наказание в виде лишения свободы не может превышать более чем наполовину максимальный срок наказания в виде лишения свободы, предусмотренный за наиболее тяжкое из совершенных преступлений. Как видим, способ сложения наказаний может применяться практически при назначении наказания за совокупность любых преступлений.

Способ сложения наказаний менее противоречивый с точки зрения теории уголовного права. Суть его заключается в том, что наказания назначенные за отдельные преступления складываются.

Кроме того, возможно одновременное применение принципов поглощения и сложения наказаний.

Полное сложение имеет место тогда, когда окончательное наказание составляет сумму назначенных за отдельные преступления. Полное сложение наказаний – это обыкновенное арифметическое действие, не вызывающие каких-либо трудностей в применении.

Несколько иначе обстоит дело с применением частичного сложения. При частичном сложении окончательное наказание должно быть меньше суммы наказаний, но не может быть равным и тем более меньшим любого из наказаний, назначенных за отдельные преступления. Если, например, за одно преступление назначено два года лишения свободы, а за другое три года лишения свободы, то при применении частичного сложения окончательное наказание не может быть выше пяти лет, то есть суммы наказаний, но должно быть больше трех лет, то есть самого высокого наказания, назначенного за отдельное преступление.

Представляется в корне неверной позиция судей которые проводят частичное сложение наказаний следующим образом: допустим есть два наказания три и пять лет лишения свободы, они берут год от одного и , к примеру полтора от другого, в итоге получается два с половиной года. Можно привести пример, хотя он и относится ко времени действия УК РСФСР он все еще актуален. Неправильно был применен способ частичного сложения наказаний по делу Т. Народный суд назначил Т. лишение свободы по части первой ст. 156 УК РСФСР сроком на один год, по ст. 172 УК РСФСР сроком на три года, а по совокупности преступлений два года, сославшись при этом на то, что был применен способ частичного сложения наказаний0.


4. Основное и дополнительное наказание


В УК РФ все виды наказаний делятся на основные и дополнительные, но при этом проведена четкая дифференциация их относительно той или иной группы.

Так, обязательные работы, исправительные работы, ограничение по военной службе, ограничение свободы, арест, содержание в дисциплинарной воинской части, лишение свободы на определенный срок, пожизненное лишение свободы и смертная казнь применяются только в качестве основных видов наказаний.

Такой вид наказания, как лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград, применяется только в качестве дополнительного наказания.

Штраф и лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью может назначаться в качестве основного и дополнительного вида наказания.

За совершение каждого отдельного преступления может быть назначено только одно основное наказание, а дополнительное наказание применяется в тех случаях, когда это специально оговорено в санкции статьи Особенной части УК РФ или когда такая необходимость возникает в случае, указанном в ч. 3 ст. 47 УК РФ.

Если дополнительное наказание указано в санкции статьи Особенной части УК РФ в качестве альтернативы, то суд вправе как применять, так и не применять указанное дополнительное наказание, мотивируя назначение наказания в целом. Если дополнительное наказание указано в санкции статьи как обязательное (ч. 2 ст. 162 УК РФ), суд обязан его применить. Если же суд сочтет возможным не применять дополнительное наказание по таким делам, то это обстоятельство должно быть изложено в описательно-мотивировочной части приговора, а в резолютивной части приговора должна быть сделана ссылка на ст. 64 УК РФ.

Указанные правила применения дополнительных наказаний носят императивный характер и сформулированы достаточно четко, однако иногда становятся источником неправильного применения закона при вынесении приговора. Например некто С. по приговору суда осужден по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 161 УК РФ к 2 годам лишения свободы, и ст. 214 к штрафу в 20.000 рублей. На основании ст. 73 УК РФ данную меру наказания постановлено считать условной с испытательным сроком 2 года. На период испытательного срока в соответствии с ч. 5 ст. 73 УК РФ на С. возложена обязанность предпринимать меры к трудоустройству, а также возложена обязанность по выполнению общественных работ в количестве 30 часов.

Судебная коллегия по уголовным делам областного суда оставила приговор без изменения.

Президиум областного суда оставил без удовлетворения протест прокурора, в котором ставился вопрос об исключении из судебных решений указания о наложении на С. обязанности принять меры к трудоустройству и выполнения общественных работ в количестве 30 часов.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ оставила без рассмотрения протест прокурора об исключении из приговора указания о возложении на осужденного обязанности по бесплатному выполнению общественных работ в количестве 30 часов.

Президиум Верховного Суда РФ удовлетворил аналогичный протест прокурора по следующим основаниям.

Действительно, ч. 5 ст. 73 УК РФ предусматривает, что при назначении условного осуждения суд может возложить на условно осужденного исполнение определенных обязанностей, как предусмотренных данной статьей, так и других, способствующих его исправлению.

Однако согласно ст. 44 и ч. 1 ст. 45 УК РФ обязательные работы являются видом наказания и применяются только в качестве основного вида наказания.

По смыслу закона (ст. 45 УК РФ) за совершение каждого отдельного преступления может быть назначено только одно основное наказание, а дополнительное наказание применяется в тех случаях, когда это специально оговорено в санкции статьи Особенной части Уголовного кодекса РФ или когда такая необходимость возникает в случае, указанном в ч. 3 ст. 47 УК РФ.

Как видно из приговора, С. по ч. 1 ст. 161 УК РФ судом назначено наказание в виде лишения свободы, которое также является основным. Кроме того, такого наказания, как обязательные работы, санкция названного закона не содержит; из чего исходил суд при назначении осужденному данного вида наказания, из приговора не видно, так как свое решение он не мотивировал.

Доводы президиума областного суда (который оставил без удовлетворения аналогичный протест прокурора) о том, что на С. возложена обязанность выполнения бесплатных общественных работ продолжительностью в два раза меньше минимальной продолжительности такого наказания, как обязательные работы, в связи с чем они одним из видов наказания не являются, не основаны на законе.

В то же время возложение на С. обязанности по принятию мер к трудоустройству не противоречит требованиям закона0.

Применительно к совокупности преступлений, а вернее к назначению наказания по совокупности преступлений нужно отметить, что общие правила относительно основных и дополнительных наказаний распространяются и на назначение наказания по совокупности преступлений.

Нужно помнить, что нормы ст. 47 УК РФ применимы только при назначении наказания за отдельно взятое преступление, а при назначении наказания по совокупности дополнительное наказание может быть назначено лишь в том случае, если оно было назначено за одно из преступлений. В случае, если по одному из преступлений входящих в совокупность лицо будет признано в последствии (после вынесения приговора) невиновным, а дополнительное наказание было назначено именно за него, такое дополнительное наказание будет исключено из окончательного совокупного наказания.


5. Максимальный предел


Важную роль при объединении наказаний играет размер максимального предела. С внесением изменений в ст. 69 в 2003 году ситуация с максимальным пределом поменялась. По ч. 2 (преступления небольшой и средней тяжести) максимальный предел стал 7,5 лет (окончательное наказание не может превышать более чем на половину максимальный срок или размер наказания предусмотренного за наиболее тяжкое из совершенных преступлений. Преступления средней тяжести – до 5 лет лишения свободы (ст. 15 УК РФ)).

Необходимо учесть правило ч. 4 ст. 56 УК РФ, в соответствии с которым в случае частичного или полного сложения сроков лишения свободы при назначении наказаний по совокупности преступлений максимальный срок лишения свободы не может быть более двадцати пяти лет.

В целом, следует признать данные изменения положительными, поскольку они соответствуют принципу индивидуализации наказания.

Говоря о максимальном пределе, следует отметить еще некоторые его виды. Это связанно с уголовной ответственностью несовершеннолетних. Согласно ст. 88 Уголовного кодекса Российской Федерации несовершеннолетнему не может быть назначено наказание в виде лишения свободы: а) совершившим преступления в возрасте до 16 лет – более шести лет, б) этой же категории несовершеннолетних, совершивших особо тяжкие преступления, а так же остальным несовершеннолетним – более десяти лет. Кстати, для несовершеннолетних максимальный предел, для первой, из указанных выше групп, снижен все тем же законом от 08. 12. 2003.

При назначении наказания в виде штрафа несовершеннолетнему, его сумма не может превышать пятидесяти тысяч рублей или дохода до шести месяцев.

При назначении наказания в виде исправительных работ их срок не может превышать одного года (ч. 4 ст. 88 УК РФ). Обязательные работы назначаются на срок до 160 часов. Арест может быть назначен сроком до четырех месяцев.

Нужно указать, что для дополнительных наказаний максимальный предел устанавливается п. 4 ст. 69 в размере предусмотренном Общей частью УК РФ для данного вида наказаний.

Немалое значения для практического определения максимальных размеров наказания по совокупности преступлений имеют и разъяснения Пленума ВС РФ и судебная практика. Поясним примерами.

Уголовный кодекс 1996 г. включает новую норму, содержащую впервые правило обязательного смягчения наказания за всякое неоконченное преступление. В частности, ч. 3 ст. 66 УК РФ определяет, что срок или размер наказания за покушение на преступление не может превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части за оконченное преступление. В п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 11 июня 1999 г. № 40 «О практике назначения судами уголовного наказания» специально обращается внимание судей на необходимость выполнения этого правила. Изучение судебной практики в части назначения наказания за неоконченную преступную деятельность показывает, что суды в ряде случаев не выполняют эти требования.

Приволжским окружным военным судом Д. был осужден по ч. 3 ст. 30 и п. «ж» ч. 2 ст. 105, п. «а» ч. 3 ст. 111, ст. 316 УК РФ и по совокупности преступлений окончательное наказание ему определено путем частичного сложения назначенных наказаний в виде лишения свободы в воспитательной колонии сроком на 9 лет. Военная коллегия, рассмотрев данное дело в кассационном порядке, в соответствии со ст. 66 УК РФ снизила назначенное указанному осужденному по ч. 3 ст. 30 и п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ наказание до 7 лет лишения свободы в воспитательной колонии. При этом в определении указывается, что в соответствии с требованием закона суду надлежало назначить наказание несовершеннолетнему Д. по ч. 3 ст. 30 и п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ в виде лишения свободы на срок не более 7 лет 6 месяцев (определение ВК № 3-058/01).0

В соответствии с положениями п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ смягчающим наказание обстоятельством признается активное способствование раскрытию преступления, изобличению других соучастников преступления и розыску имущества, добытого в результате преступления.

В протоколе явки Ильюты с повинной, на который суд сослался в приговоре как на достоверное доказательство, содержалась информация, изобличающая организаторов и пособников убийства потерпевшего, раскрывающая способ и мотивы преступления, уточняющая обстоятельства сокрытия следов преступления, которой органы следствия на тот момент не обладали.

В ходе предварительного следствия Ильюта принимал участие в следственном эксперименте, уточняя обстоятельства совершенного преступления, изобличая других соучастников.

В ходе очных ставок Ильюта принимал участие в следственном эксперименте, уточняя обстоятельства совершенного преступления, изобличая других соучастников.

В ходе очных ставок Ильюта изобличал соучастников в причастности к убийству.

По приговору суда Ильюта осужден по п. «в» ч. 3 ст. 162 и п. п. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ. На основании ст. 69 УК РФ окончательно по совокупности преступлений Ильюте назначено 16 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Президиум Верховного Суда РФ, рассмотрев надзорную жалобу осужденного Ильюты, изменил состоявшиеся судебные решения и смягчил назначенное ему наказание, указав следующее.

По смыслу уголовного закона активное способствование раскрытию преступления выражается в том, что виновный предоставляет органам следствия информацию, до того им неизвестную (указывает место нахождения орудий преступления, помогает в организации и проведении следственных действий, представляет вещественные доказательства и т.д.).

Само по себе активное способствование раскрытию преступления является достаточным для применения положений п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ. Изобличение других соучастников преступления и помощь в розыске имущества, добытого в результате преступления, являются формами способствования виновного раскрытию преступления.

Установленные по делу данные свидетельствовали об активном изобличении Ильютой других соучастников преступления.

Суд же не отразил степень способствования раскрытию преступления, ограничившись выражением «в определенной мере».

При таких обстоятельствах Президиум признал, что имелось смягчающее наказание Ильюты обстоятельство - активное способствование раскрытию преступления, предусмотренное п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ, которое следовало учесть при назначении наказания.

С учетом этого обстоятельства, а также престарелого возраста осужденного Ильюты (70 лет), состояния его здоровья (инвалидность I группы), положительных характеристик, отсутствия по делу отягчающих наказание обстоятельств наказание ему смягчено.0


6. Особенности назначения наказания по ч. 5 ст. 69 УК РФ


Начиная работу над этим вопросом я был уверен, что у судов не возникает особых проблем с применением этой нормы. Однако выяснилась совсем иная ситуация.

Практическое применение данной нормы выявило следующие варианты ее действия:

а) если по первому приговору лицо осуждено к условному наказанию, а по второму приговору – за преступление, совершенное до вынесения первого приговора, к реальной мере наказания, то в этом случае наказания по каждому из приговоров должны исполняться самостоятельно, поскольку судом не должно допускаться ухудшение положения виновного в связи с тем, что за ранее совершенное преступление он осуждается позднее;0

Правда и здесь возникают проблемы. Так в Обзоре практики Красноярского краевого Суда еще в 2002 году указывалось что «Продолжаются нарушения закона о назначении наказания по совокупности преступлений по правилам, предусмотренным ч. 5 ст. 69 УК РФ, в соответствии с которыми сложение не допускается, если в отношении условно осужденного лица будет установлено, что оно виновно еще и в другом преступлении, совершенном до вынесения приговора по первому делу. В таких случаях приговоры по первому и второму делу исполняются самостоятельно».0

Несмотря на приведенное выше указание Краевого Суда такие ошибки все равно имеют место быть. Уже в 2003 году Краевой Суд изменял приговоры по этим же основаниям. Например, Уярский районный Суд по делу С. осужденного приговором от 28 августа 2003 года по ч.1 ст. 105 УК РФ на 8 лет лишения свободы, на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ присоединил наказание по приговору от 27 января 2003 года назначенное условно. В кассационном порядке приговор изменен. Оба приговора постановлено исполнять самостоятельно.0

б) лицо осуждено по первому приговору, а затем по второму приговору, и наказание назначено по совокупности приговоров. После вынесения второго приговора выясняется, что осужденный виновен еще в одном преступлении, совершенном до вынесения второго приговора, но после постановления первого приговора. В этом случае правила ч. 5 статьи 69 УК применяются только при сложении наказаний за преступления, совершенные по второму и третьему приговорам, а затем следует назначить окончательное наказание по совокупности приговоров.

в) если будет установлено, что осужденный виновен в преступлениях, одни из которых совершены до, а другие – после вынесения первого приговора, то последовательность назначения наказания по второму приговору должна быть следующей:

- сначала назначается наказание по правилам ч. 2 или 3 комментируемой статьи за преступления, совершенные до вынесения первого приговора;

- затем в соответствии с ч. 5 комментируемой статьи назначается наказание по совокупности преступлений по первому приговору и за преступления, совершенные до вынесения первого приговора;

- затем назначается наказание по совокупности преступлений, совершенных после вынесения первого приговора, по правилам ч. 2 или 3 комментируемой статьи;

- затем назначается окончательное наказание по совокупности приговоров по правилам ст. 70 УК РФ.0

Хочется обратить внимание на тот факт, что многие суды не до конца оценивают всю сложность процесса назначения наказания по совокупности преступлений. Казалось бы, очевидный факт о необходимости самостоятельного исполнения приговоров в случае если лицо было осуждено к лишению свободы с отбыванием наказания условно вызывает затруднения. Причем даже после нескольких прямых указаний на это вышестоящих судебных инстанций.

Необходимо определить, что законодатель вкладывал в формулировку «по тем же правилам».

Данная формулировка существует еще с УК РСФСР (ч. З ст. 40). Пленум Верховного Суда СССР в своих постановлениях так же обращал на это внимание, прямо не использую формулировку «по тем же правилам», закреплял указанный в ст. 40 УК РСФСР порядок.0 В части 5 ст. 69 то же указывается на назначение наказания «по тем же правилам».

Основываясь на лексическом толковании можно предположить следующее. При назначении наказания по ч. 5 ст. 69 нужно действовать по правилам предусмотренным ст. 69. То есть, за первое преступление назначить отдельное наказание, затем в соответствии с ч. 2 или З, в зависимости от тяжести преступлений, определить совокупное наказание, не учитывая, что за него лицо уже отбыло определенную часть. А затем уже зачесть отбытую часть наказания и определить наказание к отбытию.

Не допустим вариант когда к наказанию назначенному по второму приговору будет присоединяться не отбытая часть первого. Определив окончательное наказание мы можем столкнуться с тем, что его размер и размер фактически отбытой части в сумме превысят максимальный предел.




Заключение



Подводя итог проделанной работе, хочется отметить, что предположение о возможных проблемах подтвердилось. Это недостаточно четкая регламентация института назначения наказания по совокупности, причем большинство проблем вызвано отсутствием четкого понятийного аппарата. Следующий проблемный момент заключается в постепенном усложнении механизма назначения наказания. Нужно, так же, обратить внимание на отсутствие бесспорной и общепринятой теоретической базы в вопросах квалификации преступлений совершенных в совокупности, а так же в вопросах назначения наказания. Большинство проблем в этой связи возникает из за противоречий возникающих при реализации принципов уголовного права. Понятно, что какой-либо принцип права не может реализовываться лишь в какой-то части, если есть принцип, то он должен действовать. На данный момент существующий механизм имеет несколько компромиссный характер. Реализуемые уголовно-правовые принципы в некоторой части ограничивают действие друг друга. Очень ярко это иллюстрируется при реализации принципа неотвратимости наказания и при применении способа поглощения наказания.

Вопросы назначения справедливого наказания имеют три стороны: наличие права наказать лицо совершившее преступление, характеристика наказания как меры (качественная характеристика) и характеристика наказания как процесса.0 Полноценный механизм назначения наказания должен обеспечивать реализацию принципа справедливости в трех указанных аспектах. Но при применении способа поглощения мы сталкиваемся с тем, что по отношению к потерпевшему это не справедливо, так как качественная характеристика назначенного наказания будет такая же как при совершении им одного преступления, в отношении другого лица.


В связи с выше сказанным представляется, что способ поглощения одним наказанием другого должен быть исключен. Ему на смену мог бы придти специальный способ сложения, где была бы предусмотрена минимальная доля для каждого наказания.

Сейчас Уголовный кодекс фактически нивелировал (в ряде случаев) ответственность за некоторые преступления входящие в совокупность. Хотя у двух преступлений, даже если они небольшой тяжести совокупная общественная опасность выше чем у одного. На мой взгляд, назначенное наказание по совокупности преступлений должно всегда отражать это, в том числе, если преступления входящие в совокупность имеют минимальную общественную опасность.

Для решения выделенных выше проблем необходим постоянный поиск при разработке теоретической базы. Но на практике многие исследователи, которые изучали институт множественности ранее, пока не отреагировали на внесенные изменения в УК РФ и их отношение к данным новеллам не ясно.

Как я уже говорил, в своей работе, я оцениваю внесенные в 2003 и в 2004 году изменения в ст. 17 и ст. 69 УК РФ положительно. Но проблемы все еще существуют. Наличие выявленных в моей работе теоретических противоречий, в конечном счете, и приводит правоприменителей к ошибкам.

Я полагаю, что в ближайшее время теоретики отреагируют на внесенные изменения, и мы станем свидетелями очередных изменений в институте назначения наказания по совокупности преступлений.



Список используемой литературы

Нормативные акты

  1. Конституция Российской Федерации (с изм. от 25.03.2004) // Российская газета от 25.12.1993, № 237, СЗ РФ от 29.03.2004, № 13, ст. 1110.

  2. Уголовный Кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 28.12.2004) // СЗ РФ от 17.06.1996, № 25, ст. 2954, СЗ РФ от 03.01.2005, № 1 (часть 1), ст. 13.

  3. Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практики по делам о преступлениях предусмотренных ст. 131, 132 УК РФ» от 15.06.2004 № 11 // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2004. – № 8.

  4. Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» от 27.12.2002 № 29 // БВС РФ. – 2003. – № 2.

  5. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 12 ноября 2001 «О практике назначения судами видов исправительных учреждений» п. 2, 3, 4, 14. // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2002. – № 1.

  6. Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» от 27.01.1999 № 1 // БВС РФ. – 1999. – № 3.

  7. Постановление Пленума Верховного суда РФ «О практике назначения судами Российской Федерации наказания в виде лишения свободы» от 25 октября 1996 г. № 8 // Российская газета от 05.11.1996, № 212.

  8. Уголовный кодекс РСФСР с приложением постатейно-систематизированных материалов. – М. 1984.

  9. Постановление Пленума Верховного Суда СССР «О практике назначения наказания при совершении нескольких преступлений и по нескольким приговорам» от 21 июля 1981 г. № 3 // Сборник постановлений пленума Верховного Суда СССР и Верховного Суда РФ. – М., 2005.

Специальная литература

  1. Горелик А. С. Конкуренция уголовно-правовых норм. / А. С. Горелик. – Красноярск. 1996.

  2. Горелик А. С. Наказание по совокупности преступлений и приговоров. / А. С. Горелик. – Красноярск, 1991.

  3. Губаева Т. Назначение наказания по совокупности преступлений / Т. Губаева, В. Малков // Российская юстиция. – 1998. – № 6.

  4. Кармашев С. Б. Восстановление справедливости как цель уголовного наказания. / С. Б. Кармашев. – Красноярск, 2004.

  5. Качурин Д. В. Общие начала назначения наказания / Д. В. Качурин // Российский судья. – 2002. – № 8.

  6. Китаев Н. Н. Неправосудные приговоры к смертной казни. Системный анализ допущенных ошибок. / Н. Н. Китаев. – С.-Пб., 2004.

  7. Комментарий к Уголовному кодексу РФ // Под. ред. В. М. Лебедева. – М., 2004.

  8. Коротких Н. Судимость как признак рецидива преступлений / Н. Коротких // Законность. – 2005. – № 1.

  9. Красиков Ю. А. Множественность преступлений (понятие, виды, наказуемость). / Ю. А. Красиков. – М., 1988.

  10. Кудрявцев В. Н. Теоретические основы квалификации преступлений. / В. Н. Кудрявцев. – М., 1963.

  11. Малков В. П. Множественность преступлений и ее формы по советскому уголовному праву. / В. П. Малков. – Казань. 1982.

  12. Малков В. П. Погашение и снятие судимости при осуждении по совокупности преступлений и приговоров / В. П. Малков // Российская юстиция. – 1998. – № 6.

  13. Малков В. П. Совокупность преступлений. / В. П. Малков. – Казань, 1974.

  14. Мельникова Ю. Б. Дифференциация ответственности и индивидуализация наказания. / Ю. Б, Мельникова. – Красноярск. 1989.

  15. Никифоров А. С. Совокупность преступлений. / А. С. Никифоров. – М., 1965.

  16. Питецкий В. В. О разграничении идеальной совокупности преступлений и составной нормы в уголовном праве / Материалы конференции: Уголовное законодательство: состояние и перспективы развития. – Красноярск. 2002.

  17. Сергеев В. И. Налоговые преступления: изменения в УК РФ не оправдали ожиданий / В. И. Сергеев // Налоговые споры. Теория и практика. – 2004. – № 6.

  18. Смоленцев Е. В. Назначение судом наказания при совокупности нескольких преступлений и по нескольким приговорам / Е. В. Смоленцев // Советское государство и право. – 1982. – № 9.

  19. Советский энциклопедический словарь. – М., 1987.

  20. Стручков Н. А. Назначение наказания по совокупности преступлений. / Н. А. Стручков. – М., 1957.

  21. Таганцев Н. С. Русское уголовное право. Лекции. Часть общая. В 2 т. – М., 1994. – Т. 1.

  22. Толмачев О. Нужно быть принципиальным в соблюдении принципов уголовного закон / О. Толмачев // Российская юстиция. – 2002. – №. 9.

  23. Уголовное право: Общая часть / Отв. ред. И. Я. Козаченко, 3. А. Незнамова. – М., 2000.

  24. Хлупина Г. Н. Квалификация нескольких преступлений: текст лекций. / Г. Н. Хлупина. – Красноярск. 1998.

  25. Цветинович А. Л. Дополнительные наказания: функции, система, виды. / А. Л. Цветинович. – Куйбышев, 1989.

  26. Шаргородский М. Д. Вопросы общего учения о наказании в теории советского уголовного права на современном этапе. / М. Д. Шаргородский. – М., 1967.

  27. Юшков Ю. Н. Назначение наказания по совокупности преступлений и приговоров. / Ю. Н. Юшков. – М., 1975.

  28. Яни П. Сопряженность не исключает совокупность / П. Яни // Законность. – 2005. – № 2.

Судебная практика

  1. Обзор судебной практики Верховного Суда РФ от 26.01.2005 «Обзор качества рассмотрения окружными (флотскими) военными судами уголовных дел по первой инстанции» // Консультант Плюс.

  2. Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за третий квартал 2004 года от 08.12.2004 // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2005. – № 4.

  3. Обзор судебной практики Верховного Суда РФ от 06.10.2004 // БВС РФ. – 2005. – № 1.

  4. Обзор кассационной и надзорной практики Судебной коллегии по уголовным делам Красноярского краевого Суда за 2003 год. // Бюллетень Управления Судебного департамента. – 2004. – № 25.

  5. Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за третий квартал 2002 года от 04.12.2002 // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2003. – № 3.

  6. Обзор кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Красноярского краевого Суда за 2001 год. // Бюллетень Управления Судебного департамента. – 2002. – № 11.

  7. Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 30 июня 1989 г. // Бюллетень Верховного суда СССР. – 1989. – № 6.

  8. Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 29 августа 1980 г. // Бюллетень Верховного суда СССР. – 1980. – № 7.

  9. Определение Президиума Верховного Суда РФ от 17.04.2003 № 1П-496/2002 // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2003. – № 7. – С. 56.


0 Таганцев Н. С. Русское уголовное право. Лекции. Часть общая. В 2 т. – М., 1994. – Т. 1. – С. 39.

0 Смоленцев Е. В. Назначение судом наказания при совокупности нескольких преступлений и по нескольким приговорам.// Советское государство и право.-1982. – № 9. – С. 81.

0 Губаева Т. Малков В. Назначение наказания по совокупности преступлений.// Российская юстиция. – 1998. – № 6. – С. 7.

0 Малков В. П. Погашение и снятие судимости при осуждении по совокупности преступлений и приговоров.// Российская юстиция. – 1998. – № 6. – С. 17.

0 Горелик А. С. Наказание по совокупности преступлений и приговоров. – Красноярск, 1991. – С. 3.

0 См. Никифоров А. С. Совокупность преступлений.- М.,1965. – С. 62; Малков В. П. Совокупность преступлений.- Казань, 1974. – С. 35.

0 См. Стручков Н. А. Назначение наказания по совокупности преступлений. – М., 1957. – С. 42; Горелик А. С. Назначение наказания по совокупности преступлений и приговоров. – Красноярск, 1975. – С. 29.

0 Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» от 27.01.1999 № 1 // БВС РФ. – 1999. – № 3.

0 Подробнее см. П. Яни. Сопряженность не исключает совокупность. // Законность. – 2005. – № 2. – С. 32.

0 Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» от 27.12.2002 № 29 // БВС РФ. – 2003. – № 2.

0 П. 2 Обзора судебной практики Верховного Суда РФ от 06.10.2004 // БВС РФ. – 2005. – № 1.

0 Комментарий к Уголовному кодексу РФ // Под. ред. В. М. Лебедева. – М., 2004. – С. 234.

0 Комментарий к Уголовному кодексу РФ // Под. ред. В. М. Лебедева. – М., 2004. – С. 245.

0 Хлупина Г. Н. Квалификация нескольких преступлений: текст лекций. – Красноярск. 1998. – С. 28.

0 Питецкий В. В. О разграничении идеальной совокупности преступлений и составной нормы в уголовном праве. / Материалы конференции: Уголовное законодательство: состояние и перспективы развития. – Красноярск. 2002. – С. 56.

0 Горелик А. С. Конкуренция уголовно-правовых норм. – Красноярск. 1996. – С. 23.

0 Кудрявцев В. Н. Теоретические основы квалификации преступлений. – М., 1963. – С. 28.

0 Питецкий В. В. Указ. соч. С. 56.

0 Уголовный кодекс РСФСР с приложением постатейно-систематизированных материалов. – М. 1984. – С. 361 – 363.

0 Малков В. П. Множественность преступлений и ее формы по советскому уголовному праву. – Казань. 1982. С. 44 – 46.

0 Коротких Н. Судимость как признак рецидива преступлений // Законность. – 2005. – № 1. – С. 37.

0 См.: Уголовное право: Общая часть / Отв. ред. И.Я. Козаченко, 3.А. Незнамова. – М., 2000. – С. 302.

0 Хлупина Г. Н. Квалификация нескольких преступлений: Текст лекций. – Красноярск. 1996. – С. 14.

0 Конституция Российской Федерации (с изм. от 25.03.2004) // РГ от 25.12.1993, № 237, СЗ РФ от 29.03.2004, № 13, ст. 1110.

0 Советский энциклопедический словарь. – М., 1987. – С. 1061.

0 Комментарий к Уголовному кодексу РФ // Под. ред. В. М. Лебедева. – М., 2004. – С. 38.

0 Губаева Т. Малков В. Назначение наказания по совокупности преступлений.// Российская юстиция. – 1998. – № 6. – С. 24.

0 «О практике назначения судами Российской Федерации наказания в виде лишения свободы»: Постановление Пленума Верховного суда РФ от 25 октября 1996 г. № 8 // Российская газета от 05.11.1996, № 212.

0 Качурин Д. В. Общие начала назначения наказания.// Российский судья. – 2002. – № 8. – С. 56.

0 Толмачев О. Нужно быть принципиальным в соблюдении принципов уголовного закон. //Российская юстиция. – 2002. – №. 9. – С. 35.

0 Комментарий к Уголовному кодексу РФ под. ред. В. М. Лебедева. – М., 2004. С. 42.

0См. подробнее: Комментарий к Уголовному кодексу РФ под. ред. В. М. Лебедева. – М., 2004. – С. 44.

0 В. И. Сергеев. Налоговые преступления: изменения в УК РФ не оправдали ожиданий. // Налоговые споры. Теория и практика. – 2004. – № 6. – С. 32.

0 А. С. Горелик Наказание по совокупности преступлений и приговоров.- Красноярск, 1991 – С. 37 - 47.

0 Маркс К. Полн. Собр. Соч. – М., 1967. – Т. 7. – С. 153.

0 Мельникова Ю. Б. Дифференциация ответственности и индивидуализация наказания. – Красноярск. 1989. – С. 73.

0 Российская газета, № 129, 07. 07. 1999.

0 Горелик А. С. Наказание по совокупности преступлений и приговоров.- Красноярск, 1991. С. 28.

0 Там же. С. 32.

0 Обзор судебной практики Верховного Суда РФ от 26.01.2005 «Обзор качества рассмотрения окружными (флотскими) военными судами уголовных дел по первой инстанции» // Консультант Плюс.

0. «О судебной практики по делам о преступлениях предусмотренных ст. 131, 132 УК РФ». Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 15.06.2004 № 11 // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2004. – № 8. – С. 25.


0 Н. Н. Китаев. Неправосудные приговоры к смертной казни. Системный анализ допущенных ошибок. – С.-Пб., 2004. – С. 253.

0 Шаргородский М. Д. Вопросы общего учения о наказании в теории советского уголовного права на современном этапе. – М., 1967. – С. 24.

0 Цветинович А. Л. Дополнительные наказания: функции, система, виды. – Куйбышев, 1989. – С. 18.

0 Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 30 июня 1989 г. // Бюллетень Верховного суда СССР. – 1989. – № 6.

Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 29 августа 1980 г. // Бюллетень Верховного суда СССР. – 1980. – № 7.

0 Постановление пленума Верховного Суда РФ от 11 июня 1999 г. // Российская газета от 07.07.1999, № 129.

0 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 12 ноября 2001 «О практике назначения судами видов исправительных учреждений» п. 2, 3, 4, 14. // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2002. – № 1.

0 П. 2 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за третий квартал 2002 года от 04.12.2002 // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2003. – № 3.

0 Красиков Ю. А. Множественность преступлений (понятие, виды, наказуемость). М. 1988. С. 75.

0 Юшков Ю. Н. Назначение наказания по совокупности преступлений и приговоров. – М., 1975. – С. 25.

0 Определение Президиума Верховного Суда РФ от 17.04.2003 № 1П-496/2002 // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2003. – № 7. – С. 56.

0 П. 3 разд. 2 Обзора судебной практики Верховного Суда РФ от 26.01.2005 // Консультант Плюс.

0 Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за третий квартал 2004 года от 08.12.2004 // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2005. – № 4.


0 П. 26 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11 июня 1999 г. «О практике назначения судами уголовного наказания» // Российская газета от 07.07.1999, № 129.

0 Обзор кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Красноярского краевого Суда за 2001 год. // Бюллетень Управления Судебного департамента. – 2002. – № 11. – С. 47.

0 Обзор кассационной и надзорной практики Судебной коллегии по уголовным делам Красноярского краевого Суда за 2003 год. // Бюллетень Управления Судебного департамента. – 2004. – № 25. – С. 53.

0 П. 17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11 июня 1999 г. «О практике назначения судами уголовного наказания» // Российская газета от 07.07.1999, № 129.

0 П. 7, 8 Постановления Пленума Верховного Суда СССР № 3 от 21 июля 1981 г. «О практике назначения наказания при совершении нескольких преступлений и по нескольким приговорам». // Сборник постановлений пленума Верховного Суда СССР и Верховного Суда РФ. – М., 2005. – С. 231..

0 Кармашев С. Б. Восстановление справедливости как цель уголовного наказания. – Красноярск, 2004. – С. 20.



Случайные файлы

Файл
89097.doc
10199-1.rtf
41428.rtf
referat_NATO.doc
RIM_PRAV.DOC