Криминологическая характеристика личности насильственного преступника (28782)

Посмотреть архив целиком


Оглавление


Введение

Глава I. Личность преступника в криминологической науке

§ 1. К вопросу становления учений о личности насильственного преступника

§ 2. Понятие и структура личности преступника

§ 3. Криминологическая классификация личности преступников

§ 4. Использование криминологических типологий личностей преступников

Вывод по I главе

Глава II. Характеристика личности насильственного преступника

§ 1. Деформация направленности личности преступника как криминогенная предпосылка его преступного поведения

§ 2. Роль мировоззрения в формировании преступного поведения

§ 3. Социальные условия и причины возникновения криминального насилия

§ 4. Личность преступника, совершающего преступления, сопряженные с другими преступлениями

Выводы по II главе

Заключение

Список источников и литературы



Введение


Актуальность темы исследования. Актуальность исследования личности насильственного преступника в настоящее время обусловлена тем, что насилие стало наиболее острой, злободневной проблемой современного российского общества. Насильственная преступность это не просто совокупность насильственных преступлений, это угроза национальной безопасности страны, угроза конституционным правам граждан, страх значительного числа граждан за свою жизнь и здоровье. Конституцией Российской Федерации закреплено право каждого россиянина на жизнь, охрану здоровья, достоинство личности, свободу и личную неприкосновенность, а также неприкосновенность частной жизни (ст. ст. 20-23), при этом законодательно закреплено, что основные права и свободы человека принадлежат каждому от рождения (ст.17). Задачами основного уголовного закона России являются: охрана прав и свобод человека и гражданина, собственности, общественного порядка и общественной безопасности, а также предупреждение преступлений (ст.2 УК РФ). Таким образом, законодательно признан приоритет охраны наиболее ценного объекта уголовно-правовой охраны - человека.

В настоящее время количественно-качественные характеристики насильственной преступности остаются неблагоприятными, поэтому личность насильственного преступника является объектом пристального внимания ученых-криминологов. Статистические данные о преступности в России свидетельствуют об устойчивом росте в последние годы преступлений насильственной направленности. Кроме того, совершенно верно подмечено, что еще десятилетие назад традиционными для отечественной преступности были: бытовые убийства и изнасилования, грабежи и разбои, хулиганства. Ныне же - если убийство, то непременно заказное,... разбой, несомненно, с использованием огнестрельного оружия1. Действительно, среди современных насильственных преступлений наиболее устойчивую и значительную часть составляют убийства, умышленное причинение вреда здоровью, истязания, изнасилования, разбои, насильственные виды грабежа, сопряженное с насилием хулиганство. В структуре всей преступности рассматриваемые преступления составляют около 20%2.

В последние годы изменился и тип преступника, совершающего насильственные преступные посягательства. Его отличают особая дерзость, цинизм, жестокость, криминальный расчет и хладнокровие в период подготовки и момент совершения преступного посягательства, уверенность в безнаказанности.

Об актуальности исследования личности насильственного преступника и проблемы насилия свидетельствует многочисленные исследования по данной проблематике криминологов, правоведов, социологов, как в России, так и за рубежом3. Проблеме насильственной преступности и личности преступника, в том числе насильственного, уделяли внимания в своих научных трудах такие ученые как Н.Х. Айнетдинова, Ю.М. Антонян, М.М. Бабаев, А.А. Бакин С.Е. Борисова, И.В. Виноградов, Л.М. Землянухина, Е.В. Кирюшатова, Д.В. Кондрашов, О.А. Кулешов, В.И. Омигов, Е.А. Писаревская, М.А. Пушкарев, Л.А. Рычкалова, Е.В. Уткина. Однако, несмотря на теоретическую и практическую значимость указанных исследований, специального изучения требует личность современного насильственного преступника, ее особенности, классификация и типология. Уточнения требует понятие личности насильственного преступника и место в системе общего учения о личности преступника.

Иногда, когда говорят о насильственной преступности, имеют в виду совокупность таких преступлений, при совершении которых насилие является элементом мотивации, а не просто средством достижения цели4. Поэтому особого рассмотрения требуют индивидуальные, психологические особенности личности насильственного преступника, очевидные и скрытые мотивы его преступного поведения. Характерологические особенности личности насильственного преступника проявляются в широком диапазоне совершаемых им преступлений: от сопряженного с насилием хулиганства до совершения убийств. Значительная часть современных насильственных преступников вооружена, и это характеризует преступника как профессионала, обладающего специфическими навыками и умениями (например, использование современных видов оружия). Немаловажную роль в изучении личности насильственного преступника играет исследование его поведения в ситуации преступления, его взаимодействии с потерпевшим. Автор полагает, что распространенность насильственных преступлений, их высокая общественная опасность и недостаточная эффективность противодействия со стороны правоохранительных органов, делают актуальным осуществление глубокого анализа личности современного насильственного преступника, выявлении ее новых криминологических черт. Все вышеизложенное свидетельствует об актуальности криминологического исследования личности современного насильственного преступника и делает насущным разработку предупредительных мер, позволяющих эффективно противостоять насильственной преступности.

Цели исследования состоят в изучении личности современного насильственного преступника, выработке понятия и типологии личности современного насильственного преступника, исследовании криминологических характеристик лиц, совершивших насильственные преступления, выделении новых криминологических черт личности современного насильственного преступника, разработке общих и индивидуальных мер предупреждения насильственной преступности.

Основные задачи исследования вытекают из указанных целей и могут быть представлены следующим образом:

определение понятия личности современного насильственного преступника и ее качественных характеристик (современных признаков-отличий);

определение места личности насильственного преступника в общем учении о личности преступника;

осуществление типологии личности современного насильственного преступника;

исследование криминологических характеристик лиц, совершивших насильственные преступления;

установление основных типов криминальной ситуации в механизме насильственных преступлений;

установление основных факторов, детерминирующих насильственную преступность; выявление общих и частных детерминант преступного поведения современного насильственного преступника;

определение основных мер предупреждения насильственной преступности и индивидуальных мер воздействия на личность насильственного преступника.

Объектом исследования является личность современного насильственного преступника, отношения, возникающие в связи с совершением им насильственных преступных посягательств и их предупреждением.

Предметом исследования являются статистические данные, характеризующие состояние и динамику современной насильственной преступности, судебно-следственная практика по делам об убийствах, умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, разбоях, грабежах, изнасилованиях, хулиганстве; детерминанты насильственной преступности, меры ее предупреждения.

Методология исследования. Общую методологическую основу работы составили общенаучные методы исследования: логический, системно-структурный, сравнительного анализа; частно-научные методы: статистический, социологический - опрос граждан, анкетирование, изучение и анализ документов. Исследование базируется на основных положениях криминологии и уголовного права в сочетании с последними достижениями научной мысли в юридической, социологической, философской, психологической областях.

Научная новизна исследования заключается в том, что автором предпринята попытка комплексного исследования личности современного насильственного преступника. Дается определение личности современного насильственного преступника, выделяются ее основные черты, представлена криминологическая характеристика лиц, совершивших насильственные преступные посягательства, представлена типология личности современного насильственного преступника, выделяются основные типы ситуации в механизме насильственных преступлений, анализируются основные детерминанты преступного поведения личности насильственного преступника, разработаны общие и индивидуальные меры предупреждения и профилактики насильственных преступлений.

Теоретическая и практическая значимость исследования определяется тем, что в нем комплексно исследована личность современного насильственного преступника, дается определение личности современного насильственного преступника, ее типология. Основные предложения и выводы, результаты эмпирического исследования могут быть использованы при дальнейшем исследовании личности насильственного преступника в системе общего учения о личности преступника, при разработке государственных программ предупреждения насильственной преступности, профилактики преступного поведения. Материалы исследования могут использоваться в учебном процессе высших учебных заведениях юридического профиля.

Структура определена целями и задачами исследования и состоит из введения, двух глав, заключения, списка источников и литературы.


Глава I. Личность преступника в криминологической науке


§ 1. К вопросу становления учений о личности насильственного преступника


Проблема изучения насилия и связанного с ним агрессивного поведения занимает одно из ведущих мест в научных исследованиях отечественных и зарубежных ученых5. Ее истоки можно обнаружить в трудах античных мыслителей. Так, жители греческих городов-государств приглашали врача-философа Гиппократа для оценки психического состояния граждан, совершающих не только нелепые поступки, но и проявляющих повышенную агрессивность, чрезмерную жестокость, склонность к насилию. Если ученики Пифагора стояли на "биологических" позициях ("мы предрасположены к добродетелям и к порокам так же, как к здоровью и к болезни, и это зависит в большей степени от наших родителей и от составных частей нашего тела, чем от нас самих"6), то Гиппократ отрицал влияние "порочной" наследственности, подчеркивая роль внешних факторов (воспитания, ближайшего окружения, климата и т.д.). Научные концепции Гиппократа не имеют законченного цельного изложения применительно к психологии и судебной психиатрии. В таких работах, как "Внутренние болезни", "Эпидемические болезни", "О священной болезни" и особенно в "Афоризмах", по мнению Ю.В. Каннабиха, "разбросаны отдельные намеки, наблюдения, теории... Кое-что противоречит одно другому, так как, несомненно, представляет собой мысли не одного человека"7.

Гиппократ, Платон, Аристотель сформулировали основные понятия о "болезнях души", разграничив общественно опасное деяние душевнобольного человека и насильственные действия антисоциального индивида. Важно отметить, что в античности была предпринята попытка связать рисунок поведения человека с индивидуально-личностными особенностями, т.е. с темпераментом, характером, интеллектом, воспитанием и т.д. 8

Период Средневековья характеризовался регрессом научного мировоззрения. Исключением является деятельность католического священника Пелагия, Августина Блаженного и крупнейшего представителя католического богословия, схоластики Ф. Аквинского. По мнению Ф. Аквинского, разум ставит лишь цели для деятельности человека, движущей же силой является воля. Богослову принадлежит идея разделения божественной воли и божественного закона. Если ранее основания права сводили непосредственно к справедливой воле Бога, находя в ней непосредственное оправдание правовым нормам, то Ф. Аквинский в своей работе "Сумма богословия" вводит понятие божественного "естественного закона". Естественный закон раскрывается разуму в различении добра и зла. Принципы вечного естественного закона воплощены в естественном праве. Исходя из своего учения о разуме и воле, мыслитель определяет человеческий закон как требование разума, устанавливаемое по воле того, кто стоит во главе государства; божественные же законы устанавливаются разумной волей Бога. Учением о естественном законе закладываются предпосылки столь важной для эпохи Нового времени и не потерявшей своей актуальности по сей день теории "естественного права". В трактовке Ф. Аквинского, естественный закон не является обычаем, поскольку он есть нечто установленное разумом. Предписания этого закона достаточно многочисленны, но все они имеют единую общую основу: делать добро и избегать зла, насилия. Естественный закон, таким образом, предписывает добродетельные поступки9.

В изданной в 1532 г. "Каролине" уже имелись точные указания о необходимости приглашения сведущих лиц для проведения судебно-медицинских исследований. Устав предусматривал обязательный осмотр мертвых тел, однако изучению личности преступника и его жертвы в нем не уделялось никакого внимания10.

В 1624 г. старший советник суда католической церкви Павел Заккиас в работе "Судебно-медицинские вопросы" сформулировал основные принципы судебной психиатрии и акцентировал внимание на криминалистических методах изучения личности. Он, в частности, указывал, что успешное расследование преступлений предполагает обязательную оценку личностных особенностей таких участников судопроизводства, как обвиняемые, свидетели, потерпевшие. Изучение личности участников судопроизводства предполагало использование только научно обоснованных (в рамках той эпохи) методов и приемов. Полученная в результате изучения информация должна четко документироваться11.

Однако для И. Канта был характерен весьма своеобразный взгляд на преступное поведение лиц с психическими аномалиями. Знаменитый философ в § 49 своей "Антропологии" утверждает: "Если человек преднамеренно причинил другому несчастье, и возникает вопрос, виновен ли он и в какой мере, т.е. если надо установить, был ли он в эту минуту душевнобольным или душевно здоровым, - тогда суд должен направить это дело не на медицинский, а на философский факультет. Вопрос, обладал ли обвиняемый при совершении преступного действия способностью суждения, есть вопрос всецело психологический"12. Таким образом, по мнению И. Канта, экспертиза преступников должна находиться в ведении философов и психологов.

Правовая мысль XIX в. по своему содержанию является плюралистической, так как в ней переплетаются концепции и идеи разных правовых систем, комплексно сочетаются установки идеализма и материализма, рационализма и иррационализма, она содержит величайшие догадки и не менее великие ошибки. К иррационалистическому направлению прежде всего относятся учения Ф. Ницше13. По справедливому наблюдению Л.В. Сердюка, Ф. Ницше обосновывал идею необходимости и даже полезности насилия в человеческом обществе как в международных масштабах (в форме войн), так и в межличностных отношениях, и даже насилие каждого человека к самому себе, изгоняя лень, смирение, нигилизм и другие собственные психологические пороки. Сама жизнь, по мнению Ф. Ницше, в сущности, в основных своих проявлениях действует путем насилия и не может быть вовсе мыслима помимо этого характера14.

В современной теории и в мировой законодательной практике имеет место достаточно широкое толкование насилия. Насилие - физическое или психическое воздействие одного человека на другого, нарушающее гарантированное Конституцией РФ право граждан на личную неприкосновенность. Физическое насилие выражается в непосредственном воздействии на организм человека: побои, телесные повреждения, истязания различными способами (в том числе с применением каких-либо предметов и веществ) и т.д. Психическое насилие заключается в воздействии на психику человека путем запугивания, угроз (в частности, угроз физической расправой), чтобы сломить волю потерпевшего к сопротивлению. Насилие может быть отягчающим уголовную ответственность обстоятельством (при совершении преступления с особой жестокостью или издевательством над потерпевшим), способом совершения преступления (например, убийства, угона воздушного судна) либо конститутивным (квалифицирующим) признаком состава преступления (например, при изнасиловании) 15. Очевидно, что термины "насилие" и "криминальная агрессия" имеют много общего, но рамки последней гораздо шире, так как криминальная агрессия выходит за пределы уголовно-правовых запретов.

Рассматривая проблему личности насильственного преступника, необходимо отразить общее понимание феноменов агрессии и агрессивности в современной науке. Л.М. Барденштейн, Ю.Б. Можгинский абсолютно правильно отмечают, что, говоря об общих подходах к определению агрессии, следует подчеркнуть, что в большинстве случаев они являются результатом синтеза общебиологических, психологических и философских теорий. Не случайно наиболее полно взгляды на природу агрессии мы находим у представителей психоанализа, биологической науки, у психологов. В концептуальном плане выделяются две на первый взгляд противоположные точки зрения на природу человеческой агрессивности: рассмотрение агрессии в качестве положительного, конструктивного, созидательного начала и ее понимание как деструктивной, разрушительной силы. Однако такое дихотомическое разделение взглядов на природу феномена весьма условно16.

Согласно А. Басу агрессию принято разделять на несколько дихотомических категорий: физическая и вербальная, прямая и косвенная, активная и пассивная. Физическая агрессия предполагает нанесение жертве телесного ущерба с использованием произвольной мускулатуры нападающего или оружия. Вербальная агрессия осуществляется в форме словесных угроз или распространения оскорбительных высказываний. Прямая агрессия возникает при непосредственном контакте агрессора и жертвы, косвенная связана с "заочным" созданием препятствий жизнедеятельности объекта агрессии, распространением о нем клеветы и отрицательных высказываний. Активная агрессия выражается в словесных и физических нападках, в то время как пассивная выступает в форме отказа выполнять требования, разговаривать с "объектом" агрессии. В свою очередь, другой исследователь С. Фешбач ввел понятие враждебной и инструментальной агрессии. Мотив враждебных агрессивных действий состоит в причинении страданий жертве; инструментальная агрессия служит способом достижения определенной цели. Мотив нанесения прямого физического ущерба в этом случае отсутствует. Примером инструментальной агрессии могут служить преступления, при которых основным мотивом является нажива, а физическое насилие является лишь "инструментом" достижения поставленной цели. Вместе с тем, по наблюдениям А. Бандуры, деление агрессии на инструментальную и враждебную носит умозрительный характер. И в том, и в другом случае действия агрессора направлены на достижение определенной цели. Можно видеть, что при враждебной агрессии причинение страданий жертве является не чем иным, как ее целью. Целесообразно выделять адаптивную и дезадаптивную роль агрессии, что нашло отражение в работах Э. Фромма и Г. Аммона17.

Указанных позиций придерживаются отечественные судебные психиатры и психологи-эксперты, акцентируя внимание на изучении наиболее значимых факторов микросоциального окружения, основных личностных и патохарактерологических особенностей у лиц, совершивших насильственные преступления. Выраженность агрессивности как у психически здоровых, так и у душевнобольных (в рамках вменяемости) насильственных преступников различна (выделяются низкий, средний и высокий уровни агрессивности). Высокий уровень агрессивности более характерен для лиц, совершивших преступления против личности. Он характеризуется наличием широкого диапазона стимулов, провоцирующих агрессивные акты, затрагивающих как значимые, так и менее значимые отношения личности, с преобладающей мотивацией нападения. Высокоагрессивные субъекты с психическими аномалиями, как правило, сами являются инициаторами агрессогенных ситуаций. У преступников, страдающих психопатией, шизофренией, эпилепсией, наблюдается отчетливое доминирование крайне разрушительных форм поведения, сочетающих в себе элементы физической, вербальной агрессии (в том числе и против собственности). Алкоголизация, прием наркотиков, обострение основного психического заболевания приводят к возрастанию частоты и тяжести агрессивных действий у низко - и среднеагрессивных личностей18. Психолого-психиатрическая экспертиза позволяет раскрыть структуру личности подэкспертного, т.е. четко выявить содержание, иерархию мотивационных образований. Комплексная судебная медико-психологическая экспертиза позволяет определить роль соматической болезни в механизме криминальной агрессии. Таким образом, комплексный подход к проблеме агрессивного поведения преступника позволяет выявить его индивидуально-личностные особенности, что способствует применению более широкого спектра всех уровней профилактических мер в дальнейшем.


§ 2. Понятие и структура личности преступника


Личность преступника всегда была и остается одной из центральных проблем всех наук криминального профиля и, в том числе, такого раздела юридической психологии как криминальная психология, а также для науки криминологии.

Понятие личности в психологической и правовой науках не всегда совпадают по своему значению. В правовых исследованиях понятие личность обычно употребляется в более узком смысле. Когда юрист говорит о личности преступника, то имеет в виду, прежде всего, те черты, которые делают человека субъектом криминального поведения и которые для него типичны и существенны в соответствии с его правовым положением, абстрагируясь от остальных. Понятие личности преступника в большей мере условное, поскольку его действия преступными могут считаться только в зависимости от действующего законодательства19.

Понятие "личность преступника" в правовом аспекте - многогранная, с ярко выраженным междисциплинарным характером, конструкция. Это вполне объяснимо, так как оно изучается не только психологами, но и юристами, занятыми разработкой вопросов, относящихся к уголовному праву и процессу, криминологии и криминалистике.

Личность человека, виновно совершившего общественно опасное деяние, запрещенное законом под угрозой привлечения к уголовной ответственности, выражает его социальную сущность, сложный комплекс характеризующих его свойств, связей, отношений, его нравственный и духовный мир, взятые в развитии, во взаимодействии с социальными условиями, с психологическими особенностями, в той или иной мере повлиявшими на совершение им преступления20.

В науке уголовного права под личностью преступника понимается вменяемое лицо, достигшее к моменту совершения преступления определенного, указанного в уголовном законе возраста. Поэтому о личности преступника можно говорить, когда имеется в виду субъект преступления, то есть, лицо, совершившее преступление, что, как правило, находит свое подтверждение в приговоре суда, вступившего в законную силу.

Уголовно-правовая "модель" личности преступника (то есть, указание на принятое преступником решение совершить преступление как на "внутреннюю причину" преступления) имеет определенное распространение и в криминологии. Отчасти это объясняется исторически: криминология в 50-х годах двадцатого столетия, как часть науки уголовного права и наиболее очевидным представлялось описание преступления, содержащееся в уголовном законе, где его "движущими силами" являются предвидение последствий преступного акта, желание (или сознательное допущение) их наступления, то есть, воля и сознание21.

Правовая природа личности преступника включает в себя целый комплекс социально-демографических, социально-ролевых (функциональных), социально-психологических признаков, которые в той или иной мере связаны с преступным деянием, характеризуют его общественную опасность, объясняют причины его совершения22.

Такой утвердившийся в юридической литературе подход побуждает дополнить понятие личности применительно к субъекту преступления рядом признаков, которые в общей психологии не рассматриваются. Именно поэтому юридическая психология изучает более широкий аспект характеристик личности человека, совершившего преступление, обращая внимание не только на его нравственные качества, знания, навыки, привычки, формы психического отражения, темперамент, но и на физическую сущность лица как человеческого индивида, его возраст, психическую способность к вменению, некоторые его функционально-ролевые признаки, например должностное положение, особые обязанности или особое положение по отношению к потерпевшему и т.д., а также психологическую характеристику личности преступника во всем сложном комплексе интеллектуальных, эмоционально-волевых и других его качеств.

Все эти качества, признаки, особенности личности имеют достаточно емкое содержание. Например, возраст не сводится только лишь собственно к самому факту достижения лицом уголовно-правовой дееспособности, а рассматривается как особенность, связанная со многими социальными функциями и проявлениями личности.

В уголовном праве наряду с термином "личность преступника" употребляются и иные выражения: лицо, совершившее преступление; субъект преступления; личность виновного23. Так, последнее из этих выражений охватывает те же признаки и свойства, что и личность преступника, но с некоторым уточнением. В последнем случае акценты расставляются на таких особенностях личности субъекта, его поведения, которые имеют большее отношение к оценке степени вины в содеянном, помогают объяснить причины совершенного им преступления, имеют значение для определения меры его ответственности и тяжести наказания за содеянное.

В криминологии личность субъекта, совершившего преступление, изучается в целях оказания помощи правоохранительным органам:

при принятии решений уголовно-правового, уголовно-процессуального характера (при квалификации противоправных действий, при избрании меры пресечения обвиняемому, при определении меры наказания подсудимому с учетом характера совершенного преступления и особенностей его личности);

в выборе оптимальных тактических решений, тактических комбинаций и приемов воздействия на подозреваемого, обвиняемого (подсудимого) в различных следственных ситуациях;

в ходе установления некоторых обстоятельств, подлежащих доказыванию, в частности мотивов преступления, обстоятельств, характеризующих личность обвиняемого (подсудимого), потерпевшего и др.;

при изучении причин совершенных преступлений (по видам преступных посягательств, по лицам, участвовавшим в их совершении и т.д.);

в целях определения мер воспитательного воздействия на личность тех, кто совершил преступление и нуждается в перевоспитании24.

С точки зрения научно-практического применения понятие личности преступника подразделяется на составные части (структурные элементы или подсистемы). Такой структурный анализ делает более удобным проведение различных исследований личности правонарушителей.

В настоящее время наиболее широкое распространение получил подход к изучению личности преступника, предполагающий наличие в ней следующих двух наиболее крупных подсистем, объединяющих различные более мелкие признаки, отдельные характеристики личности, а именно: социально-демографической и социально-психологической подсистем личности преступника25.

Социально-демографическая подсистема личности преступника. Она включает: пол, возраст, семейное положение, образование, профессиональную принадлежность, род занятий, социальное, материальное положение, наличие судимости (иных связей с криминальной средой). Сюда же относятся признаки, характеризующие личность преступника с точки зрения выполнения им определенных функционально-ролевых обязанностей.

Понятно, что все эти признаки сами по себе (пожалуй, разве только за исключением судимости) не могут характеризовать конкретного субъекта как человека, обязательно склонного к совершению преступлений. Однако в сочетании с другими особенностями его личности они позволяют сформировать о нем более целостное представление.

Более того, анализ социально-демографических признаков, присущих лицам, совершившим преступления, проводимый в масштабах страны, отдельного региона, в той или иной деятельности людей, позволяет определять наиболее важные направления в предупредительной работе среди различных групп, слоев населения, работников той или иной сферы народного хозяйства.

Например, как справедливо отмечает Д.В. Кондрашов, среди преступников значительно больше мужчин, чем женщин. Наибольшей криминогенной активностью отличаются представители возрастных групп от 25 до 29 лет, затем следуют 18-24-летние, 14-17-летние и, наконец, 30-45-летние. Основная масса таких преступлений, как убийства, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, разбои, грабежи, кражи, хулиганства, изнасилования, совершаются лицами до 30 лет. Многие из тех, кто совершал хулиганство, разбойное нападение, грабежи, кражи, часто меняли место работы, периодически имели длительные перерывы в трудовой деятельности, т.е. не занимались общественно полезным трудом. Самый низкий уровень образования зарегистрирован у лиц, виновных в совершении насильственных, насильственно-корыстных преступлений, хулиганства; наиболее высокий - у совершивших должностные преступления и хищения путем присвоения, растраты или злоупотребления доверием и т.д. 26

Наибольшая криминогенная активность лиц более молодого возраста во многом объясняется не только их большей активностью, но и в значительной мере социальной незрелостью их личности, еще не завершившимся процессом социализации, низким уровнем культуры, отношений и поведения, примитивностью интересов, ценностных ориентации, отсутствием устойчивых жизненных планов. Таких лиц отличает отрицательное или безразличное отношение к выполнению гражданских обязанностей добросовестно трудиться, заботиться о воспитании детей и т.п. "Преобладающей части преступников присуща та или другая степень отчужденности, оторванности от трудового или учебного коллектива, от неформальных групп, которые объединяют лиц с положительным поведением. Они ориентированы преимущественно на деятельность и одобрение в неформальных группах с негативной направленностью"27.

Все перечисленные выше, как и другие, подробно изученные криминологами социально-демографические признаки, безусловно, имеют тесную связь с определенными психологическими (социально-психологическими) качествами человека, его психикой. Например, низкий образовательный уровень во многом бывает, связан с невысоким интеллектом человека, а трудности социальной адаптации - с низким уровнем его эмоциональной устойчивости, повышенной импульсивностью, агрессивностью и т.д. Таким образом, анализ социально-демографических признаков помогает лучше понять процесс социализации, формирования у людей под влиянием социальных условий различных психологических особенностей, на которые нужно обращать внимание в ходе расследования преступлений.

Исследования Ю.М. Антоняна показывают: импульсивность, тенденция поступать по первому побуждению под влиянием эмоций, застревание аффекта (ригидность), подозрительность, злопамятность, уход в себя, стремление к соблюдению дистанции между собой и окружающим миром наиболее характерны лицам, наносящим тяжкий вред здоровью, и совершающим грабежи, разбойные нападения, убийства и изнасилования28.

Кроме того, как утверждает А.Н. Пастушеня, в некоторых случаях личность человека, совершившего противозаконное деяние, может не иметь существенных отличий по криминогенно значимым признакам от личности законопослушных граждан. Например, нельзя не учитывать возможность совершения преступлений в результате неадекватного восприятия и оценки субъектом ситуации, когда он полагает, что его действия правомерны (т.е. добросовестно заблуждается), либо не знает правового запрета или дозволения (при отсутствии возможности получить информацию) 29.

Тем не менее личность преступника отличается от личности законопослушного человека негативным содержанием ценностей и устойчивыми психологическими особенностями, сочетание которых имеет криминогенное значение и специфично именно для преступников.

Систематизация личностных черт позволяет разработать различные типологии личности преступника. Смысл создания этих типологий состоит в том, чтобы оказать помощь правоохранительным органам в изучении лиц данной категории, установлении причин совершаемых ими преступлений, разработке наиболее эффективных тактико-психологических приемов разоблачения преступной деятельности и оказании последующего воспитательного воздействия на личность.

Перечисленные негативные качества формируются в крайне отрицательных условиях микросреды, а именно: в условиях пониженного социального контроля, лишения положительных эмоций в детстве, отчуждения от семьи и социально положительных групп. В жизнедеятельности насильственных преступников агрессивное поведение постоянно оказывалось предпочтительным - формировалась устойчивая готовность к нанесению ущерба другим людям.

Следует сказать, что в поведении насильственных преступников часто выражены так называемые аффектогенные мотивы30. Они обнаруживаются в личностно значимых и эмоционально насыщенных ситуациях; связаны с проявлением отрицательных эмоций и чувств - страха, ревности, гнева, ненависти, выплеск которых приводит к агрессивным и жестоким действиям.

Так, в агрессивной действующей толпе массовые беспорядки и хулиганство совершаются под влиянием эмоционального заражения, подражания асоциальным примерам и внушающего воздействия со стороны лидера толпы.

Совершение насильственных действий (в том числе несовершеннолетними лицами) связано во многом с мотивами самоутверждения на социально-психологическом уровне, необходимо для сохранения определенного статуса в значимой группе сверстников.

Различные категории личности преступников обладают своими отличительными личностными особенностями, которые поддаются анализу и обобщению, и успешно используются в интересах правоохранительной деятельности.

В то же время при всей значимости представленных в литературе результатов психологических исследований личности преступника еще не сложилась концепция, раскрывающая данную личность в совокупности ее проявлений.

Психологические феномены личности преступника изучаются без должного учета психологической структуры (механизма) преступного деяния, недостаточно учитывается соотношение социальной роли преступника и роли жертвы в конкретной ситуации. Остаются малоизученными связи психологических свойств разных сфер личности преступника: интеллектуальной, эмоциональной и волевой.


§ 3. Криминологическая классификация личности преступников


Для того, чтобы максимально корректно решить сложные вопросы классификации и типологии преступников, что имеет большое научное и практическое значение, необходимо, в первую очередь, определить принципиальные методологические подходы к этим приемам научного познания.

В юридической литературе и в диссертационных исследованиях по криминологии пестрота критериев выделения тех или иных групп преступлений чрезвычайно обширна. В качестве критериев классификации преступлений можно встретить самые разнообразные признаки: сферы человеческой деятельности, социальные слои, и группы населения: региональные и территориальные особенности, виды населенных пунктов, подведомственность предприятий, непосредственные объекты и предметы посягательства: формы преступной деятельности, время года и суток; стойкость общественно опасной ориентации, должностное (служебное) положение; местожительства, пол, возраст, психическое состояние преступников и т.д. Заметим при этом, что авторы, ведя поиск тех или иных особенностей групп преступлений и преступников, всякий раз, как правило, находят искомые особенности31.

С научной точки зрения в этом нет ничего невероятного: установленные особенности есть не что иное, как проявление универсального взаимодействия всех явлений и процессов. Связь между ними и преступным поведением могут быть прямыми и косвенными, постоянными и временными, существенными и несущественными, необходимыми и случайными, причинными и сопутствующими (корелляциоными и др.) 32.

Классификация преступников может быть построена по различным основаниям, среди которых следует выделить две большие группы признаков:

социологических (социально-демографических);

правовых.

К первой группе следует отнести: пол, возраст, уровень образования, уровень материальной обеспеченности, социальное положение, наличие семьи, социальное происхождение, занятость общественно полезным трудом, род занятий, наличие специальности, место жительства.

Ко второй - характер, степень тяжести совершенных преступлений, совершение преступлений впервые или повторно, в группе или в одиночку, длительность преступной деятельности, объект преступного посягательства, форма вины33.

Отдельную группу составляют признаки, характеризующие состояние здоровья преступников. В этой связи вполне целесообразно выделять здоровых лиц, а также лиц, страдающих соматическими или психическими расстройствами.

Безусловно, приведенный перечень признаков (критериев) классификации преступников не является исчерпывающим и может быть дополнен другими. Однако совершенно ясно одно: говорить о личности преступника как о социальном типе можно лишь в том случае, если она отличается каким-либо признаком, которого нет у представителей других социальных типов. Таким признаком, свойством является его общественная опасность, заключающаяся в возможности нанесения вреда тем отношениям, которые охраняет государство34.

Личность преступника как явление типологического порядка есть носитель наиболее общих, устойчивых, существенных социально-психологических черт и свойств. Специфика личности как типа заключается именно в том, что в ней имеются особенности, которые выступают в качестве внутренних психологических причин преступного поведения. Ведь любое преступление, в какой бы форме оно не совершалось, не есть случайное по отношению к личности. В своей основе оно подготовлено развитием его социальных, нравственных, социально-психологических свойств. В качестве таковых выступают жизненный опыт человека, наполненный социальным содержанием, а также черты духовного мира, предопределяющие в конфликтных ситуациях выбор общественно опасного варианта поведения35.

Личность преступника является закономерной социальной фигурой для конкретного общества настолько, насколько закономерно существование преступности на данном этапе развития этого общества. Поэтому можно говорить о личности преступника как временном социальном типе только в связи с преступностью, представляющей собой преходящее социальное явление. Это временный тип, как и преступность в целом, обладает, однако, устойчивыми чертами и свойствами, позволяющими выделить его в качестве самостоятельного36.

Следовательно, типология личности преступника должна подчиняться одной общей задаче, она должна изучаться для того, чтобы знать причины и механизм преступного поведения в целях его предупреждения37.

В основу типологии личности можно положить субъективные, внутренние причины преступного поведения. Это не означает игнорирования иных, внешних социальных факторов, способствующих совершению преступлений. Но если речь идет о личности преступника, нужна типология именно личности, а не упомянутых факторов.

С учетом сказанного, дополнительно можно выделить отдельные типы личности преступника, например по мотивам личного обогащения. Однако, представляется, что само по себе стремление к повышению материального достатка не является противоправным; в данной ситуации важно выявить, какие средства для достижения этой цели избираются - законные или криминальные.

Такой тип личности традиционно называется корыстным, но, думается, это, скорее всего, моральная оценка; понятие корысти обозначает здесь общую направленность личности и избираемые средства деятельности, а не только сам по себе мотив. Поэтому выделение корыстного типа приемлемо лишь с такой оговоркой. Этот тип объединяет всех лиц, совершивших преступления (любые) по мотивам личного обогащения. Чаще всего - это кражи, грабежи, разбои, хищения, мошенничество, ряд должностных преступлений38.

Следует подчеркнуть, что среди виновных в корыстных (прежде всего в хищениях государственной собственности) и должностных преступлениях заметно выделяется группа, совершающая такие действия из престижных побуждений, то есть, для того, чтобы занять в жизни более высокое социальное, в первую очередь, должностное положение, завоевать авторитет среди окружающих, быть все время на виду и т.д. Это часто сопровождается неправильным пониманием производственных и иных нужд своего предприятия или учреждения. Корысть, понимаемая в смысле личного обогащения, если она здесь есть, выступает в качестве дополнительного мотива39.

Давно установлено, что иногда кражи, грабежи, разбои, хулиганство и некоторые другие преступления совершаются для того, чтобы завоевать авторитет в группе, закрепиться в ней, если членство в группе представляется ценным. Подобные мотивы весьма характерны для преступников молодежного возраста, причем и здесь мотивы личного обогащения не всегда являются ведущими.

Гораздо сложнее определить тип личности преступников, совершающих так называемые корыстно-насильственные преступления, например разбои и грабежи. Для решения этого вопроса необходимо исходить из того, какие мотивы преступления были главными. Так, если разбой совершался с целью обогащения, то субъекта следует отнести к корыстному типу. Но практика показывает, что некоторые разбойные нападения, например, организуются лидерами соответствующих преступных групп не для обогащения этих лидеров, а для того, чтобы сплотить их участников, еще больше подчинить своему влиянию. Стало быть, такие преступления могут совершаться из некорыстных побуждений40.

Мотивы насильственных преступлений (убийства, причинения вреда здоровью, изнасилования) и хулиганства достаточно разнообразны. Вообще назвать насилие мотивом ошибочно, потому что совершать насильственные действия ради них самих могут лишь психически больные, невменяемые люди. Понятие насилия во многом отражает внешний характер действия, а не только его внутреннее содержание. Преступления против личности могут совершаться по мотивам личного обогащения, поэтому виновных следует относить к корыстному типу. Некоторые убийства и причинение вреда здоровью совершаются из хулиганских побуждений, по мотивам ревности и мести. Лица, действия которых направляются указанными стимулами, могут быть отнесены к насильственному типу, а виновные в изнасиловании и других половых преступлениях на почве сексуальных побуждений - к сексуальному.

Таким образом, среди основной массы преступников по мотивационным критериям четко выделяются следующие типы:

а) корыстный;

б) престижный;

в) насильственный;

г) сексуальный.

Однако следует подчеркнуть, что такое выделение носит весьма условный характер.

Разумеется, могут быть выделены и другие типы. Легко заметить в приведенной типологии, что вид преступлений не всегда совпадает с типом личности преступника. Так, виновный в убийстве (являющемся насильственным преступлением по мотивам личного обогащения) должен быть отнесен к корыстному типу.

Мотив - весьма важный, но не единственный признак для типологии преступников. Их типологические группы могут быть построены и по характеру антиобщественной направленности и ценностных ориентаций. В связи с этим в можно выделить группы, которым свойственны:

негативно-пренебрежительное отношение к личности и ее важнейшим благам: жизни, здоровью, телесной неприкосновенности, чести, спокойствию, достоинству и т.д. Подобное отношение лежит и в основе умышленных агрессивно-насильственных преступлений - убийств, причинение вреда здоровью, изнасилований, оскорблений и т.д., а также большинства случаев хулиганства;

корыстно-частнособственнические тенденции, связанные с игнорированием права на все виды собственности. Это характерно для совершения хищений, краж, мошенничества, взяточничества и иных корыстных преступлений;

индивидуалистическое отношение к различным социальным установлениям и предписаниям, к своим общегражданским, служебным, семейным и прочим обязанностям. Подобные антисоциальные черты определяют совершение ряда хозяйственных преступлений, преступлений против порядка управления, правосудия, воинских преступлений и пр.;

легкомысленно-безответственное отношение к установленным социальным ценностям и своим обязанностям по отношению к ним, проявляющееся в различных неосторожных преступлениях.

А.В. Смирнов предлагает классификацию преступников по степени их общественной опасности, криминогенной зараженности, ее выраженности и активности:

особо опасные преступники (активные антисоциальные) - многократно судимые рецидивисты, устойчивая преступная деятельность которых носит характер активной оппозиции обществу, ее ценностям и нормам; они настойчиво вовлекают в такую деятельность других лиц (коррупционеров; общеуголовных преступников, в числе которых особо необходимо выделить профессиональных преступников (для которых уголовно-наказуемые действия являются единственным или главным источником средств к существованию и пр). Для особо опасных преступников типично то, что благоприятные для совершения преступлений ситуации они активно создают сами41;

десоциализированные опасные преступники (пассивные асоциальные) - лица, "выпавшие" из системы нормальных связей и общения, длительное время ведущие паразитическое, часто бездомное, существование. Это бродяги, профессиональные нищие, тунеядцы. Многие из них алкоголики. В отличие от особо опасных преступников они, в основном, пассивны и как бы "плывут по течению". Ситуацию для совершения корыстных правонарушений сами обычно не создают, а используют складывающиеся. Как и особо опасные преступники, представители этого типа устойчивы в своих установках и противоправном поведении;

неустойчивые преступники - лица, совершающие преступления (порой неоднократно) не в силу стойких антиобщественных установок и представлений, а в связи с включенностью в жизнедеятельность некоторых групп отрицательной направленности, ведения образа жизни на грани социально приемлемого и антиобщественного. Они отличаются частичной криминогенной зараженностью, в которой сочетаются черты личности преступника и особенности личности законопослушного гражданина. Наиболее распространенными представителями этого типа являются правонарушители, совершающие в нетрезвом состоянии мелкие хищения и кражи, хулиганство, реже - грабежи, разбои, некоторые насильственные преступления. При существенном изменении жизненных обстоятельств в лучшую сторону и эффективного воспитательного воздействия они способны воздержаться от противоправных действий;

ситуативные преступники - лица, общественная опасность личности которых выражена в поведении незначительно, но, тем не менее, имеется и проявляется в соответствующих ситуациях. Преступления совершаются ими не потому, что конкретные ситуации имеют решающее значение, а в силу личностных психологических особенностей, из-за которых они попадают в жесткую зависимость от ситуации и в результате недостаточного нравственного воспитания не находят социально приемлемого способа ее решения. К числу ситуативных относится значительная часть насильственных преступников, а также лиц, совершивших корыстные преступления в объективно сложных жизненных обстоятельствах, например, при материальных затруднениях и пр. 42

Для успешной профилактики преступлений необходимо знать все те индивидуальные особенности, в первую очередь, мотивы, которые могут стимулировать преступные действия данной личности и поэтому должны стать объектом особого внимания. В этой сфере деятельности может возникнуть необходимость выявить и все те личностные черты, опираясь на которые можно предотвратить неблагоприятное развитие событий, то есть, максимально использовать знания о личности в профилактических целях. Некоторые из такого рода проблем возникают в работе по раскрытию и расследованию преступлений43.

Так, выдвижение и проверка обоснованных гипотез о мотивах совершенного преступления могут помочь в установлении и розыске преступника, а учет его личностных особенностей - успешному проведению отдельных следственных действий (допросов, очных ставок и т.д.).

Объем сведений о конкретном человеке должен быть достаточным для данной цели, но следует предостеречь от чрезмерного накопления материала, который нельзя использовать. Иными словами, информация должна быть не избыточной, но обязательно достоверной. Сведения о личности можно получить различными путями: из материалов оперативно-розыскного характера, бесед с самим интересующим лицом, с его знакомыми и родственниками, наблюдением за его поведением, материалов уголовного дела и т.д.


§ 4. Использование криминологических типологий личностей преступников


Понятие "личность преступника" является многогранным и изучается различными специалистами - философами, социологами, психиатрами, педагогами, юристами и психологами. Криминальная психология при изучении личности преступника учитывает положения других наук.

По мнению ряда авторов44, анализ личностных качеств преступника объясняет истоки преступного поведения и выявляет причины формирования устойчивых криминогенных свойств личности, а также позволяет более точно установить мотивы преступления. Знания криминальной психологии позволяют оптимально выбирать тактику и приемы правомерного воздействия на подозреваемого и обвиняемого.

Изучив качества личности, обусловившие преступление, можно отнести преступника к определенному типу, категории и соответственно прогнозировать вероятность совершения им преступлений в будущем, выбирать меры реагирования на совершенное преступление. Криминальная психология личности помогает разработать меры психологического характера, направленные на предупреждение и пресечение преступлений.

Психологическая характеристика личности преступника учитывается при принятии решений уголовно-правового и уголовно-процессуального характера, например при квалификации противоправных действий, избрании меры пресечения обвиняемому, определении меры наказания подсудимому с учетом характера совершенного преступления и особенностей его личности.

Знание личностных качеств, обусловивших преступление, позволяет более грамотно организовать процесс воспитания преступника в исправительных учреждениях и принимать обоснованное решение об условно-досрочном освобождении.

Изучение психологии личности преступника поможет в разработке системы мероприятий, направленных на подготовку людей к адекватному поведению в криминогенных ситуациях, профилактику виктимного поведения и психологическую поддержку жертв преступлений.

Разработка проблемы личности преступника имеет важное значение не только для развития криминологической науки. В практической деятельности по предупреждению преступлений учет личностного фактора играет едва ли не решающую роль, которая проявляется в следующих основных направлениях:

при статистическом анализе преступности по лицам;

при изучении причин и условий совершения конкретных преступлений;

при проведении индивидуально-воспитательной работы службами и подразделениями органов внутренних дел;

в деятельности судов при назначении наказания;

в оперативно-розыскной деятельности.

По нашему мнению, статистический анализ играет в практическом применении знаний о личности преступника одну из главных ролей, так как он дает возможность смоделировать криминологический портрет современного преступника. Это мужчина молодого возраста, невысокого уровня образования и социального статуса, холостой или разведенный, уклоняющийся от общественно полезной деятельности, весьма часто находящийся в нетрезвом состоянии в момент совершения преступления, которое совершает в составе группы, и ранее уже привлекавшийся к ответственности.

Причины и условия совершения конкретных преступлений во многом связаны с личностью обвиняемого. В связи с этим необходимо тщательное изучение социальной микросреды формирования личности (семьи, ближайшего окружения, досуга) и конкретной ситуации совершения преступления. Представление, которое выносит следователь, должно отражать полученную информацию и иметь четкий адрес профилактических предписаний. И здесь знание генезиса личности преступника, ее криминологических особенностей помогает отображать из полученной в ходе следствия информации самое существенное о причинах и условиях совершенного преступления.

Приведем пример из судебной практики.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе председательствующего С., судей Т. и К. рассмотрела в судебном заседании 21 ноября 2005 года дело по кассационным жалобам потерпевшей К., Ш. на приговор Пермского областного суда от 24 августа 2005 года, которым В., 7 февраля 1987 года рождения, уроженец и житель г. Перми, несудимый, осужден по ст. ст.30 ч.3, 105 ч.2 п. п. "а-г" УК РФ на 8 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Приговором также постановлено взыскать с В. в пользу Ш.20 тыс. руб. компенсации морального вреда, 12434 руб.04 коп. за стационарное лечение потерпевшей в пользу Пермского областного фонда обязательного медицинского страхования.

Заслушав доклад судьи Т., мнение прокурора Г., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия установила, что В. признан виновным в покушении на умышленное причинение смерти своей беременной сожительницы К., ее подруги Ш., которая может сообщить о совершенном преступлении.

Преступления совершены 11 марта 2005 года в г. Перми при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе потерпевшая Ш. не согласна с назначенным В. наказанием, считает его слишком суровым, просит учесть, что осужденный хорошо к ней относился, она отказывается от морального и материального ущерба.

В кассационной жалобе потерпевшая К. просит о снижении В. наказания, ссылаясь на то, что кроме осужденного ей и общему ребенку некому помогать.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Вина В. в содеянном не оспаривается и подтверждена исследованными в суде и приведенными в приговоре доказательствами.

При назначении наказания В. судом в полной мере учтены, как общественная опасность содеянного, так и данные о личности осужденного, все смягчающие его наказание обстоятельства. Судом учтено и мнение самих потерпевших не лишать осужденного свободы.

Таким образом, суд назначил В. справедливое наказание и оснований для его снижения, о чем просят потерпевшие не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст.388 УПК РФ, судебная коллегия определила: приговор Пермского областного суда от 24 августа 2005 года в отношении В. оставить без изменения, кассационные жалобы потерпевших К., Ш. - без удовлетворения45.

Таким образом, приведенный пример показывает, что результаты анализа личности преступника самым непосредственным образом применяются при вынесении приговора и назначении наказания.

При решении задач профилактики правонарушающего поведения и исправления преступника целесообразно использовать типологический метод изучения личности. Используя различные типы личности и их относительные характеристики, можно определить, к какому типу относится конкретный правонарушитель. Затем, зная в принципе, какие меры профилактики предпочтительны для конкретных типов личности, можно более обоснованно и целенаправленно проводить конкретную индивидуально-воспитательную работу. В ходе этой работы необходимо оценивать промежуточные результаты и с их учетом корректировать процесс применения профилактических мер46.

Последовательность действий можно выразить следующими последовательными шагами:

изучение;

определение типа личности;

применение профилактических мер;

оценка промежуточных результатов;

применение скорректированных мер.

При назначении судами справедливого и обоснованного наказания личность виновного играет самостоятельную и важную роль. Использование типологии личности в процессе назначения наказания подводит научную базу под субъективное усмотрение суда и минимизирует "разнобой" в карательной практике судебных органов. Учет личности виновного при назначении наказания имеет много общего с порядком проведения индивидуально-воспитательной работы. Отличие состоит в том, что в процессе назначения наказания нет двух последних звеньев оценки промежуточных результатов и корректировки воспитательных мер. Вместо классификатора профилактических мер используются разработанные шкалы уголовно-правовых санкций47.

В последние годы в деятельности правоохранительных органов стал применяться метод формирования психологического розыскного портрета. Этот метод основан на положении о том, что в преступлениях, прежде всего. Особо тяжких (например, сексуальных убийствах), проявляется психология и психопатология преступника. На основе детальной проработки оперативных и следственных материалов составляется портрет предполагаемого преступника, в котором указывается, что он обладает такими-то психологическими и физическими качествами, такими-то социальными характеристиками (уровень образования, культуры и проч), криминальным опытом, отличается такими-то особенностями привычек обыденного поведения и т.п. подчеркнем, что данный метод особенно эффективен при расследовании серийных преступлений48.


Вывод по I главе


Личность преступника является составным элементом предмета криминологии. Значимость исследования личности преступника состоит, прежде всего, в том, что преступление как акт человеческого поступка и волеизъявления конкретного лица в значительной степени производно от его сущностной характеристики и особенностей. Образно говоря, преступление и преступник являются теми клеточками своеобразного организма преступности, изучение и познание которых способны дать криминологический материал для последующей организации и осуществления предупреждения преступлений.

Личность преступника, с одной стороны, - понятие общесоциологическое, с другой - юридическое. Это означает, что личность преступника нельзя рассматривать в отрыве от социальной сущности человека, вне связи со всей системой общественных отношений, участником которых он является. Под их воздействием формируется не только его социальный облик как целостное единство конкретного лица, но и образующие его нравственно-психологические черты и свойства (взгляды, убеждения, ценностные ориентации, жизненные ожидания, интеллектуальные и волевые свойства). Это происходит независимо от того, воспринимает или осознает индивид данный процесс. Поэтому личность преступника следует воспринимать как продукт реальной действительности (хотя и нежелательный, и даже враждебный по отношению к обществу), имеющий свою социальную природу.

Таким образом, под личностью преступника понимается лицо, совершившее преступление, в котором проявилась его антиобщественная направленность, отражающая совокупность негативных социально значимых свойств, влияющих в сочетании с внешними условиями и обстоятельствами на характер преступного поведения.

В определении личности преступника в качестве существенной характеристики выступает совокупность отрицательных черт и свойств. Именно эта совокупность социальных свойств и признаков личности, их содержание, соотношение социально-положительных и социально-отрицательных элементов дают наиболее полное представление о тех, кто совершает преступление, а также помогает понять, оценить как сам поступок, так и лицо, его совершившее.

С уголовно-правовых позиций о личности преступника можно говорить только тогда, когда лицо совершило преступление и признано судом виновным. Пределы существования личности преступника строго определены законом и заканчиваются с момента отбытия наказания и погашения судимости.

Общее же понятие личности преступника является достаточной абстрактной категорией и используется в основном в качестве рабочего инструментария в процессе научного анализа соответствующих лиц.


Глава II. Характеристика личности насильственного преступника


§ 1. Деформация направленности личности преступника как криминогенная предпосылка его преступного поведения


В настоящее время юридическая наука обнаруживает в себе значительное количество зарубежных и отечественных концепций в области криминологии, криминалистики, уголовного права и юридической (криминальной) психологии, предлагающих различные подходы к изучению и анализу личности преступника, его преступного поведения, а также его поведенческих предпосылках. Особое внимание исследователями уделяется вопросам мотивационной структуры личности преступника, возникновению у него преступных намерений.

Главной проблемой здесь, безусловно, является поиск причинно-следственной связи преступного поведения и ответа на сакраментальный вопрос о мотивах преступного поведения.

Формирование мотива является основным звеном поведения человека. Мотив преступления можно охарактеризовать как побуждения (состояния) индивида, которые вызывают его активность, направляют и стимулируют противоправное действие (бездействие) 49.

Мотивы преступлений чрезвычайно разнообразны. Юридическая наука обнаруживает значительное количество различных классификаций преступных мотивов. Выделяются исключительно психологические (глубинные) мотивы антисоциального поведения: мотивы самоутверждения (статусные), защитные, замещающие, игровые мотивы, мотивы самооправдания. Но данный подход, также как и многие другие, имеет свою ограниченность и больше напоминает психоаналитические умозаключения, при которых психологизация достигает некоторого абсурда. Например, сложно назвать поступок человека, в котором не был бы заключен элемент (мотив) самоутверждения.

Можно согласиться с Ю.Н. Сотниковой, проблема заключается скорее в том, под каким углом зрения рассматривать личность преступника и в том числе мотивы его поведения50. Исследователей, в большинстве случаев, интересует преступник как субъект преступного деяния и реже как субъект, например, посткриминального или постпенитенциарного поведения, а тем более как объект коррекции и реадаптации. Такая дифференциация имеет огромное значение в спорных вопросах и научных подходах к пониманию, что такое личность преступника и какова мотивация его поведения.

Обратимся к судебной практике.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации рассмотрела уголовное дело по надзорной жалобе осужденного Ш. на приговор Новосибирского областного суда от 3 июня 1997 г., которым Ш., родившийся 23 июня 1967 года в с. Ревякино Путиловского района Сумской области, русский, с начальным образованием, ранее судимый 27 октября 1994 г. по ч.1 ст.218 и ч.3 ст.224 УК РСФСР к одному году лишения свободы, освобожден 4 апреля 1995 г. по отбытии наказания, осужден по ч.2 ст.222 УК РФ - к двум годам лишения свободы; по п. п. "а, б, в" ч.2 ст.146 УК РСФСР - к девяти годам лишения свободы с конфискацией имущества; по п. п. "а, е, н" ст.102 УК РСФСР - к одиннадцати годам лишения свободы; по совокупности преступлений на основании ст.40 УК РСФСР - к тринадцати годам лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием основного наказания в исправительно-трудовой колонии строгого режима.

В кассационном порядке дело не рассматривалось. В надзорной жалобе осужденного Ш. поставлен вопрос об отмене приговора.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ К., мнение прокурора Генеральной прокуратуры РФ Ш., полагавшей необходимым изменить приговор в отношении Ш., судебная коллегия установила:

Ш. признан виновным и осужден:

за незаконное приобретение в сентябре 1996 г., хранение и ношение огнестрельного оружия - самодельного огнестрельного пистолета калибра 5,45 мм и боеприпасов - 28 патронов калибра 5,45 мм, совершенные неоднократно;

за разбойное нападение на П., совершенное 14 ноября 1996 г. группой лиц по предварительному сговору, с применением оружия и предмета (ножа), используемого в качестве оружия, и с причинением П. тяжких телесных повреждений;

за умышленное убийство П., 1948 года рождения, совершенное 14 ноября 1996 г. группой лиц по предварительному сговору, из корыстных побуждений и с целью облегчить совершение преступления (разбоя) и скрыть его.

Преступления совершены им в г. Новосибирске при обстоятельствах, установленных приговором.

В надзорной жалобе осужденный Ш. просит отменить приговор и, не оспаривая правильности осуждения за разбой и незаконные действия с оружием, ссылается на то, что дополнительно к ст.162 УК РФ действия можно квалифицировать ст.105 УК РФ лишь в случае наличия умысла на убийство заранее, до начала реализации преступления, а в иных случаях квалификация должна быть по ч.2 ст.108 УК РСФСР (ч.4 ст.111 УК РФ). Считает, что неверно назначено наказание по совокупности преступлений, поскольку по ст.40 УК РСФСР предусматривался принцип поглощения наказаний. Полагает, что ему назначено чрезмерно строгое наказание.

Проверив материалы дела и обсудив доводы надзорной жалобы, судебная коллегия находит приговор в отношении Ш. подлежащим изменению по следующим основаниям:

виновность Ш. в незаконных приобретении, хранении, ношении огнестрельного оружия и боеприпасов и в разбойном нападении на П., совершенном группой лиц по предварительному сговору, с применением оружия и предмета, используемого в качестве оружия, и с причинением тяжких телесных повреждений подтверждается приведенными в приговоре доказательствами и не оспаривается в жалобе.

Квалификация действий Ш. по п. п. "а, б, в" ч.2 ст.146 УК РСФСР по указанным в приговоре признакам является правильной.

Вместе с тем, Федеральным законом РФ от 8 декабря 2003 г. из видов уголовного наказания исключена конфискация имущества, а из незаконных действий с огнестрельным оружием и боеприпасами исключен квалифицирующий признак их совершения - неоднократно. Указанный закон имеет обратную силу. При таких данных из осуждения Ш. по п. п. "а, б, в" ч.2 ст.146 УК РСФСР подлежит исключению назначение дополнительного наказания в виде конфискации имущества, а действия Ш. по незаконному обороту огнестрельного оружия и боеприпасов подлежат переквалификации с ч.2 ст.222 УК РФ на ч.1 ст.222 УК РФ как незаконные приобретение, хранение и ношение огнестрельного оружия и боеприпасов.

Виновность Ш. в умышленном убийстве П. из корыстных побуждений и группой лиц по предварительному сговору подтверждается совокупностью доказательств, собранных по делу, исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре.

Как установлено приговором и это не оспаривается в жалобе, при поездке к П.Ш. взял с собой заряженный пистолет, а неустановленное лицо - нож. В доме П.Ш. с расстояния до 2-х метров произвел в П. восемь выстрелов из пистолета, а неустановленное лицо нанесло удар ножом в грудь П.

Как пояснял потерпевший П., услышав выстрелы, он через дверной проем кухни увидел, что его отец закрывает себя от выстрелов руками. Сразу после выстрелов в зал забежали Ш. - с пистолетом в руке и "Роман" - с ножом в руке.

Из заключения судебно-медицинской экспертизы следует, что смерть П. наступила от множественных огнестрельных пулевых ранений головы и туловища и проникающего колотого ранения грудной клетки справа с повреждением внутренних органов.

В своем заявлении, именуемом "явкой с повинной", Ш. собственноручно указывал, что в доме П. к нему подошел один из приехавших с ним цыган и сказал, что его (П) нужно "убрать", как он понял - убить. После этого он произвел выстрелы из пистолета в область головы, туловища, живота.

При таких данных, с учетом приведенных показаний Ш. о наличии предварительного сговора на убийство, о наличии у него умысла на убийство П., совместных и согласованных действий Ш. по производству выстрелов в П. и неустановленного лица - по нанесению ножевого удара П., а также - с учетом количества выстрелов из огнестрельного оружия в П. в места расположения жизненно важных органов, причин смерти П. - вывод суда о наличии у Ш. умысла на лишение жизни П. и предварительного сговора на убийство соответствует материалам дела и является правильным.

Момент возникновения умысла на убийство - до начала разбойного нападения или в ходе него - не влияет на квалификацию действий виновного, которая производится в соответствии с направленностью умысла виновного51.

Квалификация действий Ш. по п. п. "а, н" ст.102 УК РСФСР как умышленное убийство, совершенное из корыстных побуждений, по предварительному сговору группой лиц является правильной.

Вместе с тем, по смыслу закона, если убийство совершено из корыстных побуждений, оно не может квалифицироваться одновременно по другому квалифицирующему признаку, связанному с мотивом убийства.

При таких данных из осуждения Ш. по убийству П. подлежит исключению п. "е" ст.102 УК РСФСР - совершение его с целью облегчить совершение преступления и скрыть его - как излишнее.

Основное наказание по п. п. "а, б, в" ч.2 ст.146 УК РСФСР (в виде лишения свободы) и наказание по п. п. "а, н" ст.102 УК РСФСР назначено судом Ш. в соответствии с требованиями закона, соразмерно содеянному им, с учетом данных о его личности, влияния назначенного наказания на его исправление и всех конкретных обстоятельств дела.

Несмотря на исключение из осуждения Ш. п. "е" ст.102 УК РСФСР, с учетом того, что объем преступных действий Ш. по убийству П. и данные о личности Ш. остались без изменения, а наказание ему по п. п. "а, н" ст.102 УК РСФСР назначено справедливое, судебная коллегия не находит оснований к смягчению Ш. наказания по п. п. "а, н" ст.102 УК РСФСР.

Назначение Ш. наказания в 11 лет лишения свободы за умышленное убийство другого человека из корыстных побуждений нельзя признать чрезмерно строгим, несоразмерным тому, что совершено самим Ш.

Ссылка в жалобе на незаконность назначения наказания по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний является несостоятельной. Статья 40 УК РСФСР предусматривала такой способ назначения окончательного наказания, и суд имел право и обоснованно применил этот способ назначения наказания.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

Получение заболевания осужденным при отбытии им назначенного наказания не может являться основанием отмены или изменения приговора. Суд принимает во внимание лишь обстоятельства, имеющиеся на время постановления приговора. Изменение этих обстоятельств в последующем на приговор не влияет, но может учитываться при определении условий содержания осужденного, условно-досрочного освобождения и подобных вопросов52.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст.407 и 408 УПК РФ, судебная коллегия определила: надзорную жалобу осужденного Ш. оставить без удовлетворения. Приговор Новосибирского областного суда от 3 июня 1997 года в отношении Ш. изменить.

Исключить назначение Ш. по п. п. "а, б, в" ч.2 ст.146 УК РСФСР дополнительного наказания в виде конфискации имущества. Переквалифицировать действия Ш. с ч.2 ст.222 УК РФ на ч.1 ст.222 УК РСФСР (в редакции Федерального закона РФ от 13 июня 1996 года), по которой назначить ему наказание в виде лишения свободы сроком на один год.

Исключить из приговора осуждение Ш. по п. "е" ст.102 УК РСФСР и считать его в этой части осужденным по п. п. "а, н" ст.102 УК РСФСР к лишению свободы сроком на одиннадцать лет.

На основании ст.40 УК РСФСР по совокупности преступлений, предусмотренных п. п. "а, н" ст.102, п. п. "а, б, в" ч.2 ст.146 УК РСФСР и ч.1 ст.222 УК РФ, окончательное наказание назначить Ш. путем частичного сложения наказаний в виде лишения свободы сроком на двенадцать лет десять месяцев с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

В остальной части тот же приговор в отношении Ш. оставить без изменения53.

Если говорить о преступнике как объекте исправления, то, конечно, целесообразно учитывать мотивы его поведения, например, с целью реадаптации. Но если мы рассматриваем преступника как личность, обладающую совокупностью социально-психологических качеств, как смягчающих и отягчающих его вину обстоятельств, которые, в конечном счете обусловили совершенное им преступление, то, вряд ли, психологические (глубинные) мотивы будут иметь целесообразность54.

В целях установления истины по уголовному делу, а также назначения справедливого наказания за содеянное, мотивацию личности преступника необходимо рассматривать не просто с точки зрения ее психологического понятия, а в ее уголовно-правовом значении. Основным критерием здесь будет являться степень общественной опасности деяния, а также ущерб, нанесенный потерпевшему, для которого важен факт самого преступления и не важен факт самоутверждения преступника в момент совершения преступления, или проекции на него своих комплексов неполноценности.

Использование психологического подхода в анализе генезиса преступления необходимо для формулирования ряда обстоятельств, смягчающих или отягчающих ответственность. При этом существуют определенные возможности для расширения перечня этих обстоятельств за счет конкретизированного указания на некоторые мотивы. Тем не менее, поддержим О.Д. Ситковскую в том, что: "…Психолог не компетентен участвовать в оценке мотивов, как имеющих или не имеющих "низменное" содержание. Он может дать содержательную оценку потребности, лежащей в основе мотива поведения, установить сам мотив как побуждение к определенным действиям. Оценить же мотивы с точки зрения морали и нравственности не входит в его компетенцию"55.

Для того чтобы понять мотивы преступного поведения и удовлетворить при этом запросы уголовной практики, необходимо вспомнить неоправданно забытый подход к изучению поведения личности, предложенный отечественными исследователями в 70-х гг. XX столетия (А.Н. Леонтьевым, В.С. Мерлиным, В.В. Мясищевым, К.К. Платоновым, С.Л. Рубинштейном и др.). Это концепция об основных социально обусловленных подструктурах личности, ведущей из которых является направленность, как система основных побудительных сил личности.

В юридической психологии под направленностью понимается система устойчивых побуждений человека, определяющая его социальную активность, избирательность отношений к различным явлениям, к той или иной социально полезной, либо напротив, антиобщественной деятельности.

Этими побуждениями являются потребности, взгляды, идеалы, убеждения, установки, ценностные ориентации, интересы и мировоззрение. При этом один из компонентов направленности доминирует, другие выполняют опорную роль. Эти внутренние компоненты направленности личности и являются действующей силой формирования мотивов.

Направленности принадлежит, пожалуй, системообразующая, приоритетная роль в правовой психологии личности. Она определяет избирательность активности и отношений личности в жизни и деятельности, включая и взаимоотношения с правовой системой. Они вовлекают в этот процесс и компоненты других психологических подструктур, влияя на степень, характер и способы их действия и направляя в линию правомерных или неправомерных устремлений. Никакие криминологические предпосылки в других подструктурах никогда не проявятся, пока не будут санкционированы направленностью, ее слабостями или деформациями, если они есть. Правонарушения, совершаемые даже психопатическими личностями, обусловлены не их психопатией как клиническим явлением, а только если она сочетается с криминогенной деформацией их направленности56.

В самом общем виде все компоненты направленности можно классифицировать на четыре группы:

1. Потребности и формы их проявлений: влечения и желания (стремления).

2. Интересы и интересы, переходящие в склонности.

3. Мировоззрение, проявляющееся в убеждениях, взглядах и идеалах.

4. Установки и их виды: стереотипы и ценностные ориентации.

Эти компоненты направленности условно можно объединить в две большие группы побуждений (потребности, влечения, установки) и намерения (смыслообразующие мотивы, ценности). Критерии деформации в каждой группе компонентов направленности имеют свою специфику.

Главную роль в формировании мотивов преступного поведения играют деформированные потребности личности. Всякие потребности независимо от их нравственной окраски отражают зависимость человека от окружающих условий, его нужду в чем-либо необходимом. Они могут проявляться не только в состоянии, когда человеку не хватает чего-либо, но и в стремлении избавиться от всего того, что ему мешает. Осознанные субъектом потребности принимают форму желаний, которые при достаточно сильном волевом начале перерастают в стремления57.

Нужда, потребность, удовлетворение образуют цикл функционирования субъекта. Нужда представляет собой противоречие между необходимым и фактическим состоянием "тела" субъекта, отражающееся в виде эмоций, чувств, суждений недовольства ("Я голоден", "Я бесправен" и др.). Удовлетворение - это единство необходимого и фактического состояния "тела" субъекта, отражающееся в эмоциях, чувствах, суждениях удовлетворения ("Я сыт", "Я полноправен" и др.) 58.

Потребность представляет собой побуждаемое нуждой стремление к удовлетворению, представляющее мощный сознательно-психологический механизм регуляции человеческой деятельности. Это не деятельность, а именно механизм регуляции деятельности, в которой потребность реализуется.

Потребность может включать в себя:

1) представление, то есть, цель о благе, необходимом для удовлетворения;

2) совокупность интересов-целей, которые выступают средствами реализации потребности-цели;

3) программу оценочно-познавательных действий предметов среды для выбора среди них нужного блага;

4) программу потребительских действий и операций, превращающих предмет потребления в предмет удовлетворения59.

Продолжая градацию потребностей людей, следует отметить, что их также можно разделить на витальные (в продолжении рода, в сне, в пище и др.), материальные (в одежде, в жилье и др.), социальные (в безопасности, в уважении, в самоутверждении и др.), духовные (в добре, в справедливости, в красоте и др.).

Бесспорно, источником преступного поведения может быть далеко не всякая потребность. В большинстве случаев источником мотивации преступного поведения являются потребности материальные, потребности в социальном общении (самоутверждении) и, сексуальные потребности. При этом, нельзя однозначно утверждать, что для законопослушных граждан данные потребности являются менее значимыми, чем для преступника. Существенная разница заключается в деформации потребностей преступника, состоящая в негармонично развитых духовных и материальных потребностях, потребностях в самоутверждении, но исключительно противозаконными способами. Это гипертрофированные (завышенные) потребности, удовлетворения которых для всех граждан общество пока не обеспечивает, извращенные потребности, противоречащие интересам общества и развитию личности (алкоголь, наркотики и т.п.), неадекватные потребности социального характера (самоутверждение, сохранение престижа), ведущие к агрессивности и насилию над людьми60.

В случае блокирования личностно значимой потребности у субъекта может появиться состояние психической напряженности (фрустрации), стремление добиться удовлетворения этой потребности неправомерным путем. Конфликт личности с окружающими людьми, препятствующими удовлетворению данной потребности, может привести к противоправным действиям, послужить основой совершения того или иного преступления.

Еще одной категорией причин появления того или иного мотива является интерес. В самом общем виде интерес можно определить как сосредоточенность человека на определенном объекте в силу его личностной значимости, привлекательности для него. Устойчивый, глубокий интерес к чему-либо побуждает индивида к определенной общественно полезной либо, напротив, противоправной деятельности61.

В зависимости от индивидуального стремления субъекта к предметам, являющимися для него благами, представляется возможным особо выделить интересы материальные (пища, одежда, жилье и др.), экономические (деньги, драгоценности, акции и др.), политические (власть, статус, служебное положение и др.), религиозные (Бог, вера и др.), моральные (добро, долг, честь, справедливость и др.), эстетические (красота, комическое, трагическое и др.).

Если потребности бывают нормальными или извращенными, при этом удовлетворение последних приводит к конфликту личности и общества, то интересы сами по себе выступают причиной конфликта. Это могут быть противоречия между интересами людей и нормами поведения в обществе. Например, норма требует заботы о других, а экономический интерес толкает к наживе. Или противоречия между одинаковыми интересами разных субъектов, направленными на один и тот же предмет (власть, территорию и др.) 62.

Перед тем, как интересы и потребности перерастают в мотив преступления, личность преодолевает еще один внутренний барьер - ценностные ориентации. Ценности являются одним из центральных личностных образований и выражают субъективное отношение человека к социальной действительности, определяют содержательную сторону его направленности, составляют основу субъективного отношения к другим людям, к самому себе, основу мотивации жизненной активности, оказывают существенное влияние на все стороны деятельности субъекта, определяют восприятие индивидом социальной ситуации.

Ценностные ориентации стимулируют сложившиеся мотивы поведения, укрепляя социальную или антисоциальную линию поведения. В иных случаях они блокируют образование антиобщественного мотива поведения и тормозят антисоциальные потребности. Ценностные ориентации могут стать и самостоятельным мотивом поведения, например, по нравственным или идеологическим причинам.

Ценностные ориентации преступников деформированы в сторону гипертрофированного индивидуализма, стремления к личной корыстной выгоде или авторитарному подавлению окружающих. У них устойчива привычка действовать под влиянием именно сиюминутного побуждения, не задумываясь о праве и возможном наказании63.

При анализе антисоциального поведения личности часто используется такое понятие, как антиобщественная установка. Существует иерархически выстроенная природа установок как механизмов, определяющих направленность и устойчивость деятельности личности. Чаще используется понятие смысловая установка, представляющая собой выражение личностного смысла в виде готовности к определенным образом направленной деятельности, стабилизирует процесс деятельности в целом, придает деятельности устойчивый характер.

Установка относится к тем неосознаваемым внутренним регуляторам поведения, которые могут благодаря также неосознаваемым механизмам социализации (внушение, заражение, идентификация) формироваться в раннем детстве и проявлять себя в поведении взрослого человека. Установка дает представление о формировании системы внутренней регуляции, прежде всего, на ранних стадиях развития личности, что чрезвычайно важно для объяснения генезиса преступного поведения.

Таким образом, в процессе формирования асоциальных установок за счет многократных повторений происходит, во-первых, трансформация потребностей, на месте прежних формируются извращенные потребности, во-вторых, асоциальное действие закрепляется до уровня неконтролируемых сознанием автоматизмов, что свидетельствует о возникновении фиксированной установки.


§ 2. Роль мировоззрения в формировании преступного поведения


Особую роль в формировании генезиса преступного поведения играет мировоззренческая позиция, без которой невозможна правильная ориентация в "нормативной среде", как и в социальной среде в целом.

Мировоззрение представляет собой систему взглядов, убеждений человека, определяющих, если так можно выразиться, его моральный, идейно-нравственный облик. Структуру мировоззренческой основы личности составляют ее философские, социально-экономические, нравственные, правовые, эстетические взгляды. При этом мировоззрение не просто как система взглядов на жизнь, на свое место в обществе, на происходящие события, но и осмысление своей системы ценностей64. Мировоззренческая позиция, как и система ценностей усваивается человеком в различных социальных группах и во многом зависит от адаптированности личности к образу жизни, привычкам и требованиям этих групп. Искаженное миропонимание, которое существенно расходится с мировоззрением и моралью общества, ведет к образованию у человека потенциальных причин, под влиянием которых субъект избирает неправомерный способ удовлетворения своих потребностей65.

Мировоззрение человека проявляется через его убеждения. Убеждение выступает в двух значениях: во-первых, как синоним уверенности в истинности конкретного факта как существенный компонент мировоззрения; и, во-вторых, как наивысший уровень направленности в структуру которого входит не только мировоззрение, но и воля к борьбе за него. В этом случае убеждение - высший итог идеологического воспитания личности66.

В зависимости от потребностей, интересов, сформированных установок и системы мировоззрения (взглядов, идеалов, убеждений) можно выделить шесть основных типов направленности личности.

1. Интернализаторско-конформистская направленность доминирует у законопослушных граждан, а точнее правоисполнительных. Основой регуляции их поведения, а также выбора средств достижения личностных целей является личностная и социально-полезная (общественная) направленность. Их поведение соответствует системе их личностных ценностей, а единственной устрашающей санкцией становится чувство вины (совесть).

2. Интернализаторско-девиантная направленность доминирует в асоциальном или антисоциальном поведении, и характерна для лиц действующих в соответствии со своей внутренней позицией. Деликт подростка или правонарушение взрослого связан с желанием выразить свои убеждения, противопоставить себя обществу.

3. Идентификаторско-конформистская направленность доминирует у тех, кто ценит себя как члена конкретного общества. Их правопослушное или законопослушное поведение связано с тем, что их поведение соответствует их референтной (значимой) группе, и способствует их самоопределению. В этом случае первостепенное значение приобретают нормы референтной группы, даже в отсутствии каких-либо неформальных санкций.

4. Идентификаторско-девиантная направленность характерна для лиц, подверженных влиянию асоциальной или антисоциальной референтной группы. Они скорее будет ориентироваться на нарушающую закон референтную группу. Направленность носит деформированный характер по типу гипопроекции со стороны группы, или гиперпроектции с ее же стороны.

5. Податливо-конформистская направленность характерна для лиц, ориентирующихся на юридические санкции только ради получения вознаграждения или избежания наказания, и служит примером классического сдерживания. Их поведение можно назвать законопослушным, т.к основном сдерживающим фактором является страх наказания. В их сознании присутствует две противоположных установки (правовая и противоправная).

6. Податливо-девиантная направленность является ведущей у тех, кто убежден, что юридические санкции слабы и этим будет продиктована их антисоциальная установка67.

Таким образом, в соответствии с данной концепцией о порождающей функции направленности в формировании мотива вполне можно сделать вывод о существовании криминального мотива, под которым следует понимать "продукт мотивации, то есть, психической деятельности, конечной целью которой является формирование оснований асоциальной активности человека и побуждения к достижению выбранной криминальной цели"68.

В фундамент такого подхода легла концепция мотива как сложного интегрального психологического образования, разработанная А.Е. Ситниковым и А.В. Ермолиным, которые рассматривают следующие стадии формирования мотива:

1-я стадия - принятие человеком стимула, формирование потребности и первичного (абстрактного) мотива. В первую стадию входят желания, влечения, страсть;

2-я стадия - поисковая активность (внутренняя и внешняя) связанная с перебором возможных средств удовлетворения потребности в данных обстоятельствах. Вторая стадия связана со склонностями, интересами, уровнем притязаний, с учетом знаний, умений и качеств, с идеалами, убеждениями, установками и ценностями;

3 стадия - выбор конкретной цели и формирование намерения ее достичь. Третья стадия связана с побуждениями к достижению цели, стремлениями и намерениями69.

Деформация направленности может выражаться в нарушении выбора действия на стадии его инициации при принятии решения преступником. Это происходит при чрезмерном доминировании побуждений, и приводит к сужению выбора возможных целей. При этом, действия преступником расцениваются как единственно возможные.

К примеру, Ф.С. Сафуанов, рассматривая психологию криминальной агрессии, связывает такое поведение со следующими ограничениями:

а) ограничение выбора промежуточных целей. Промежуточные действия и операции, сообразные конечной цели, с психологической точки зрения нейтральны к уголовно-правовой их оценке, они могут включать как социально приемлемые, так и криминально-агрессивные поступки. Взаимодействие ситуативных и личностных факторов может обусловливать невозможность выбора правомерных способов реализации цели.

б) затруднения при необходимости изменения уже реализуемого действия или полного отказа от действия - при изменении объективного содержания ситуации. Динамика ситуации меняет смысл действия преступника и требует коррекции. Но психическое состояние преступника, обусловливающее игнорирование внешних изменений, может препятствовать нормальному контролю и коррекции своего агрессивного поведения70.

Таким образом, можно сделать ряд выводов.

Под личностью преступника следует понимать вменяемое лицо, достигшее к моменту совершения преступления определенного, указанного в уголовном законе возраста, а также комплекс присущих ему внешних и внутренних качеств, предопределивших его преступное поведение.

В свою очередь, преступник - это, во-первых, лицо, обладающее свободой выбора поведения, и, во-вторых, совершающее этот выбор из своих личных, частных интересов, сознательно принимающее отрицательное (порочное, опасное, порицаемое) решение. Именно поэтому в статус общеправового принципа возведена неотвратимость наказания за совершенное преступление, так как главная цель наказания - в максимальной степени повлиять на сознание человека таким образом, чтобы впредь он принимал исключительно правильные решения, воздерживался от совершения преступления.

При изучении личности преступника одну из центральных ролей играет процесс формирования мотива. Формированию мотива соответствует целая совокупность компонентов: потребностный блок, блок "внутренних фильтров", целевой блок. В перечень компонентов, образующих структуру мотива конкретного криминального поступка включены все компоненты направленности. Они являются основными детерминантами мотивационной структуры личности преступника, а их деформация определяет его преступное поведение71.


§ 3. Социальные условия и причины возникновения криминального насилия


Общественные отношения являются направляющим фактором поведения людей и складываются из межличностных, семейных, бытовых и других отношений, связанных с уровнем жизни членов общества. Несомненно, показатели уровня жизни влияют на позитивные либо негативные проявления в обществе, в результате чего изменяются не только общественные, но и межличностные отношения. При ухудшении положения дел в жизни людей, их поведение деформируется и проявляются криминально значимые признаки, действия, направленные на совершение преступления. Причинами возникновения подобных действий выступают в первую очередь семейно-бытовые, досугово-бытовые либо иные социально-психологические противоречия, связанные с социальными условиями. Прежде всего это соотношение рождаемости и смертности, состояние здоровья населения, проблемы браков и разводов, занятость населения, уровень культуры и образования, а также алкоголизм, наркомания, проституция, беспризорность. В связи с этим можно говорить о социально-экономических условиях, рассматриваемых в широком смысле, которые являются криминально значимыми и имеющими отрицательные последствия для государства и общества в целом. Несомненно, все более актуальным в этом плане становится не только криминологический анализ социальных условий, но и социальная детерминация.

В литературе отмечается, что не существует какой-то общей основной, главной причины, которая бы исчерпывающе объясняла возникновение преступности. Некоторые авторы указывают на негативные последствия социальных противоречий, что также включается в "систему общих причин преступности"72. Это положение нельзя критически оценивать, хотя более всего привлекает позиция о наиболее распространенных, типичных обстоятельствах, порождающих преступность и различные ее виды.А.И. Долгова пишет: "Указанные обстоятельства могут порождать различные виды преступности, по-разному определять ее качественные и количественные характеристики"73.

О детерминантах А.И. Долгова пишет как об объединяющих терминах для причин и условий. Ведь детерминация - это процесс обусловливания, определения. Сам процесс детерминации понимается как сложное взаимодействие различных форм связи, не только причинных, но также статистических и функциональных. Но доминирующим фактором считается причинность74.

Согласно положениям, разработанным С.Я. Лебедевым, определенные факторы стимулируют процессы развития насилия изнутри75. В последнее время насильственная преступность развивается и прогрессирует все более интенсивно. Подобная тенденция, по нашему мнению, связана прежде всего с ее обратной реакцией на изменение социальных условий и внешней среды. Как и всякому социальному явлению, насилию присущи свои внутренние механизмы развития. Насилие обладает своей историей и способностью оказывать обратное воздействие на порождающие его условия. По мнению Д.А. Шестакова, в данном случае действует схема, когда преступность выступает в качестве своей собственной причины, порождает саму себя, воспроизводит себя, создает и упрочняет почву, на которой произрастают преступления76. Схематично выразить общий механизм детерминации обществом насилия, его самодетерминацию, можно следующим образом:

1. Общество с его противоречиями, социальными конфликтами, проблемами порождает социальные отклонения преступного характера, в том числе криминальное насилие.

2. При неблагоприятных социальных условиях эти отклонения способны во взаимодействии с другими факторами обусловливать преступность и криминальное насилие, их развитие.

3. При этом в преступности нарастают организованность и криминальный профессионализм, развиваются преступные традиции и обычаи, уверенно прокладывает себе дорогу порно-, нарко-, алкогольный нелегальный теневой бизнес.

4. Происходит усугубление негативных социальных отклонений в обществе.

5. Идет активное вовлечение части населения в потребление наркотиков, алкоголя, занятие проституцией77.

Во всех этих случаях следует учитывать специфику криминального насилия, а при изучении детерминации этого насилия важен учет особенностей социального детерминизма. Главная его особенность заключается в том, что в обществе все связи выступают в форме отношений между людьми. Следует иметь в виду и взаимодействие между собой различных характеристик людей. Именно взаимодействие социальной среды и личности, причем в определенных условиях, и означает процесс причинности (порождения) криминального насилия и соответствующего преступного поведения.

Система факторов насильственных преступлений против личности - это система со сложнейшими взаимосвязями. Это своего рода комплекс явлений и процессов последующих социальных влияний на формирование и модификацию поведения. "Процессы и явления социально-психологической природы при определенных качественных модификациях становятся факторами, порождающими преступное насилие"78.

Задача, следовательно, состоит в том, чтобы структурировать комплекс этих явлений и процессов и показать их последствия, которые, в свою очередь, приводят к насилию. Данные проблемы исследуются как на общем, так и на индивидуальном уровне. Кроме того, указанные процессы, явления оцениваются по степени их влияния на социальные условия.


§ 4. Личность преступника, совершающего преступления, сопряженные с другими преступлениями


Один из наиболее распространенных подходов к пониманию личности преступника в отечественной науке состоит в том, что в понятие личности преступника включаются те характеристики, которые обусловливают совершение преступления, а следовательно, отличают преступника от законопослушного гражданина. Познать всю совокупность разнообразных свойств и характеристик личности преступника можно лишь на основе их научно обоснованной систематизации, определяемой структурой личности. В качестве основы для дальнейшего анализа мы будем использовать подход, согласно которому в структуре личности преступника выделяют социально-демографические, уголовно-правовые и нравственно-психологические характеристики.

Социально-демографическая характеристика личности преступника помогает разобраться в особенностях ее формирования. В ряду социально-демографических признаков, подлежащих изучению, особое значение имеют: пол, возраст, образование, социальное, семейное положение, профессиональная принадлежность и профессиональный статус, уровень материальной обеспеченности и др.

Убийцы, как и большинство насильственных преступников в целом, - преимущественно лица мужского пола молодого и среднего возраста. Доля женщин среди убийц с 2002 года составляет в среднем 10,5%, что несколько ниже, чем удельный вес женщин общем числе преступников (15%). Однако одна из негативных тенденций в демографической характеристике личности убийц, которая отмечается практически всеми исследователями, состоит в повышении доли участия женщин в насильственных преступлениях.

Криминологическими исследованиями установлено, что доля женщин среди осужденных за убийство возросла с 10,6% в 2006 г. до 11,3% в 2007 г. Причем если ранее практически единственной сферой проявления насилия у женщин была семейно-бытовая сфера, то сегодня наряду с этим женщины активно "осваивают" нетрадиционные для них виды насильственных преступлений, таких как убийства, сопряженные с разбоем, убийства из корыстных побуждений, терроризм79.

В возрастной характеристике убийц обращает на себя внимание достаточно резкое омоложение преступников. За 2005 - 2007 гг. удельный вес лиц в возрасте старше 50 лет среди убийц сократился на 4%, лиц в возрасте от 30 до 50 лет - на 6,5%; в то же время доля несовершеннолетних возросла на 36%, лиц в возрасте от 18 до 24 лет - на 12,3%, лиц в возрасте от 25 до 29 лет - на 15%. Специальные расчеты показывают, что начиная с 2005 г. наивысшие показатели коэффициента криминальной активности убийц демонстрирует группа лиц в возрасте 18 - 24 лет (младшая группа молодежи) 80.

В результате криминологических исследований было установлено, что 8% лиц, совершающих убийства, сопряженные с иными преступлениями, - женщины; а на долю лиц в возрасте 18 - 24 лет приходится 34% осужденных.

Имея в виду возраст, есть все основания полагать, что убийства совершаются преимущественно в период наивысшей социальной активности личности, который сопровождается в то же время наибольшим накоплением конфликтов как внутри самой личности, так и с окружающей средой. Высокие же показатели криминальной активности молодежи объясняются еще и тем, что с началом взрослости у человека окончательно или в большей степени развеиваются иллюзии по поводу себя самого, по поводу окружающих, по отношению к жизни в целом, желаемые социальные роли в которой можно "отвоевать" разными способами, в том числе и насилием. Именно в данном возрасте выясняется, в какой мере и как может человек управлять своим поведением, своими инстинктами, влечениями, страстями, насколько он усвоил социальные и нравственные нормы, стали ли они регуляторам его поведения.

По своему социально-экономическому статусу убийцы - преимущественно трудоспособные лица без определенных занятий. В среднем с 2002 года их удельный вес в общей массе лиц, осужденных за убийство, составляет 62%, причем он возрос с 61% в 2005 г. до 64% в 2007 г. Анализ уголовных дел показал, что доля лиц, не имеющих постоянного источника дохода и постоянного места работы, составляет 70% среди лиц, совершивших убийства, сопряженные с иными преступлениями81.

Эти данные напрямую коррелируют со сведениями об уровне образования исследуемой категории преступников.79,7% из них имеют только основное или полное общее образование и не приобрели хотя бы начальных профессиональных навыков. Сказанное остается справедливым и для специфических условий городов-мегаполисов, где концентрация лиц с высшим профессиональным образованием достаточно высока. Согласно результатам обобщения материалов уголовных дел 40% лиц, совершивших убийства, сопряженные с иными преступлениями, имели неполное среднее образование, еще 43% - полное среднее82.

Эти данные в очередной раз подтверждают известный вывод о том, что насилие свойственно чаще малообразованным, недостаточно развитым, некультурным людям. У них слабая критика собственного поведения, более узкий кругозор, примитивнее и грубее потребности и интересы, они менее сдержанны в своих стремлениях и желаниях, среди них более распространен культ грубой физической силы, что в совокупности, безусловно, способствует криминальному поведению.

По своему семейному статусу лица, совершающие убийства, сопряженные с иными преступлениями, - преимущественно неженатые (разведенные); таковых - 52%.

Еще одна характеристика, на которую стоит обратить внимание, особенно при анализе убийств в условиях мегаполиса, - место жительства преступника. В целом обобщенные данные по стране показывают, что подавляющее большинство убийц (в среднем 87,5%) относятся к категории постоянных жителей той местности, где совершено преступление. Собственно иностранцев среди убийц 2,2%, а лиц, проживающих в России, но не по месту совершения преступления - 7,1%. Вместе с тем специальные региональные исследования преступности в Москве свидетельствуют, что на долю приезжих (иностранцев, маятников-мигрантов, жителей других регионов России, лиц без определенного места жительства) приходится 29,2% совершенных в столице убийств. Эти данные подтверждаются результатами исследования, проведенного Е.В. Уткиным, который показал, что 35% лиц, совершивших в Москве убийства, сопряженные с иными преступлениями, не являются постоянными жителями г. Москва83.

Одной из значимых в криминологическом отношении особенностей лиц, совершающих убийства, сопряженные с иными преступлениями, следует признать определенную серийность их поведения. В подтверждение сказанного приведем авторитетные данные Ю.М. Антоняна, полученные им в результате опроса 120 человек, осужденных за убийство к пожизненному лишению свободы84. Согласно им почти каждый пятый убийца-насильник и каждый четвертый убийца-разбойник за свою преступную карьеру совершили более трех убийств; по два преступления совершили 38,5% убийц-насильников и более половины убийц-разбойников; только каждый пятый разбойник и чуть более 40% насильников ограничились одним преступлением. С увеличением количества совершаемых убийств напрямую связано увеличение показателей предшествующей судимости и групповой преступной деятельности у таких убийц. Важно подчеркнуть, что практически в каждом третьем убийстве, сопряженном с разбоем или изнасилованием, жертвами становилось одновременно два и более человека.

Как свидетельствуют приведенные данные, лица, совершающие убийства, сопряженные с иными преступлениями, по своим социально-демографическим признакам не обнаруживают существенного отличия от убийц как таковых. И все же, можно утверждать, что уголовно-правовая характеристика и социально-психологическая составляющая личности преступника и мотивы его деятельности дают основание рассматривать лицо, совершающее убийства, сопряженные с иными преступлениями, в качестве особого вида (типа) убийц. В этой связи важно установить соотношение этого типа с иными выделяемыми в криминологии типами личности убийц.

Как известно, в науке предлагаются различные варианты типологии личности убийцы. В.И. Омиговым разработана типология, основанная на степени выраженности, устойчивости антиобщественной (агрессивной, насильственной) направленности личности. В соответствии с чем им выделяются:

1) преступники с устойчивой и четко выраженной агрессивно-насильственной антиобщественной направленностью;

2) лица, характеризующиеся отрицательно, но направленность которых на совершение посягательств против личности явно не выражена;

3) случайные или ситуационные преступники85. Г.А. Аванесов (с соавторами), исходя из особенностей мотивации убийств, предлагает иную типологизацию, в рамках которой выделяет рациональный, импульсивный, озлобленный, патологический и конформистский типы личности убийц86.

Исследуемые преступники не относятся к группе случайных или ситуационных. Результатами проведенного исследования установлено, что с точки зрения уголовно-правовой характеристики для лиц, совершающих убийства, сопряженные с иными преступлениями, характерны:

1) достаточно высокий удельный вес повторности (включая рецидив преступлений), который имеется у 29% осужденных;

2) предумышленный характер деятельности, заранее обдуманный умысел, причем на совершение не одного, а нескольких преступлений, что находит отражение в уголовно-правовой квалификации содеянного;

3) весьма распространенный (особенно по сравнению с убийствами в целом) групповой, заранее согласованный характер совершения преступления (до 23%; этот показатель достигает еще больших величин в убийствах, сопряженных с похищением человека и захватом заложника) 87.

Уже этого достаточно (даже не принимая во внимание аморальный, антиобщественный образ жизни преступников до момента совершения убийств) для констатации наличия определенной агрессивно-насильственной направленности у изучаемых убийц, причем степень устойчивости такой направленности может быть различной: от глубоко укоренившейся и доминирующей до выраженной неявно. В любом случае влияние ситуационных факторов на принятие решения о совершении убийства у указанных лиц минимально. Преступники совершают убийство не под влиянием неблагоприятной внешней ситуации, а в силу присущих им особых негативных личностных качеств и свойств. Что же касается криминогенной ситуации, то такие убийцы, как правило, создают ее сами, своими собственными действиями88.

Исследуемая группа убийц относится и к числу так называемых рациональных преступников. Как указывает Г.А. Аванесов, рациональный насильственный преступник решает при помощи насилия различные проблемы: корыстные, сексуальные, самоутверждения, развлечения. Именно разрешение этих проблем посредством убийства составляет смысл преступления, отражает его мотивы. "Рациональность" преступников в данном случае коррелирует с установленной ранее характеристикой применяемого ими насилия как инструментального. Причем убийство в данном случае выступает не только как средство (инструмент) достижения неких внешних целей (материального благополучия, сексуального удовлетворения, решения политических и иных задач), но и как средство разрешения внутриличностного конфликта самого преступника89. Если первая из указанных характеристик зачастую очевидна (именно она фигурирует в процессуальных документах и отражается на квалификации), то вторая, отражающая глубинный, личностный смысл убийства, как правило, скрыта, а ее установление требует проведения глубоких психологических исследований (в том числе и исследований сферы бессознательного).


Выводы по II главе


Процесс формирования личности всегда является достаточно противоречивым. В то же время, если этот процесс совершается в позитивном направлении, его результат будет благоприятен: рассогласованность и противоречия между личностью и средой, неизбежные в силу относительной самостоятельности человеческого существа, постепенно уменьшаются, сходят на нет, принимают такую форму, которая не препятствует активной деятельности человека.

Объективные данные, полученные из достоверных источников о личности преступника, о его социальном окружении имеют особое значение для проведения с ним индивидуальной профилактической работы. Воспитательно-профилактическое воздействие на правонарушителя осуществляется в зависимости от особенностей его личности, характера и направленности совершенных им в прошлом преступлений, его семейного положения, связей, привычек, наклонностей, особенностей его работы и других обстоятельств. Способы получения указанной информации известны (беседы, анкетирование, непосредственное наблюдение и др.). Более подробно они описаны в разделе, посвященном методике проведения индивидуальной профилактики. Изучение личности направлено на выявление типичных для различных категорий преступников антиобщественных взглядов, привычек, шаблонов поведения, условий нравственного формирования и характера их взаимодействия с окружающей социальной средой. При этом важно проводить комплексное изучение, включающее социологические, психологические и юридические средства и способы получения информации о личности преступника.

Основными источниками криминологической информации являются сами обследуемые, их родители, дети и другие члены семьи, знакомые и соседи, близкие друзья и приятели, сослуживцы и товарищи по работе, представители администрации и общественных организаций, материалы уголовных дел, уголовно-исполнительных учреждений. При изучении нравственно-психологических свойств личности преступника, его ценностных ориентаций и правосознания хорошие результаты дает применение специальных тестов.

В правоохранительных органах эта работа проводится в двух направлениях: изучение и анализ конкретной личности в связи с решением вопросов о привлечении к уголовной ответственности либо применении индивидуально-профилактического воздействия; изучение и анализ личности преступника для получения обобщенной, типичной характеристики различных категорий лиц, совершивших преступления.


Заключение


По результатам проведенного криминологического анализа личности преступника представляется возможным сделать ряд выводов и обобщений.

1. Под личностью преступника следует понимать вменяемое лицо, достигшее к моменту совершения преступления определенного, указанного в уголовном законе возраста, а также комплекс присущих ему внешних и внутренних качеств, предопределивших его преступное поведение.

В свою очередь, преступник - это, во-первых, лицо, обладающее свободой выбора поведения, и, во-вторых, совершающее этот выбор из своих личных, частных интересов, сознательно принимающее отрицательное (порочное, опасное, порицаемое) решение. Именно поэтому в статус общеправового принципа возведена неотвратимость наказания за совершенное преступление, так как главная цель наказания - в максимальной степени повлиять на сознание человека таким образом, чтобы впредь он принимал исключительно правильные решения, воздерживался от совершения преступления.

2. Личность человека, совершающего преступное деяние, имеет специфическую качественную особенность психического склада, которая выражает ее криминогенную сущность (сущность криминогенной потенции личности - совокупности ее криминогенных склонностей). Эта особенность психического склада выступает внутренней предпосылкой антиобщественного поведения индивида при определенных условиях или воздействиях на него и выражается в совокупности психических свойств (образований), которые являются существенными в детерминации указанного поведения. Они проявляются в совокупности психических функций в генезисе поведения, определяя его криминальное содержание.

3. Содержательной основой криминогенной склонности личности (как конкретного выражения ее криминогенной потенции) является личностная приемлемость преступного поведения, относительно определенного по своему характеру и своей обусловленности. Она выражается в субъективной допустимости или необходимости совершения антиобщественного деяния определенного вида против тех или иных социальных объектов с некоторыми пределами тяжести вреда, при определенном характере внешних условий (обстоятельств социальной ситуации включая поведение потерпевшего и воздействия на субъекта) и внутренних условий (фонового психического и функционального состояния), а также при осуществлении определенной социальной роли. Определенность личностно приемлемого преступного поведения раскрывает интериндивидную характеристику криминогенной склонности личности преступника.

4. При изучении личности преступника одну из центральных ролей играет процесс формирования мотива. Формированию мотива соответствуют следующие компоненты:

потребностный блок;

система внутренних ценностей человека (блок "внутренних фильтров");

целевой блок.

В перечень компонентов, образующих структуру мотива конкретного криминального поступка включены все компоненты направленности. Они являются основными детерминантами мотивационной структуры личности преступника, а их деформация определяет его преступное поведение.

5. Криминогенная склонность личности преступника характеризуется степенью внутренней необходимости (потенциальной) преступного поведения, которая проявляется в особенностях порождения актуальной готовности субъекта к преступному деянию при определенных с внешних условиях. Эти особенности порождения указанной готовности субъекта представляют:

внутренне причинно детерминированное формирование актуальной готовности к преступному деянию, что выражает его личностную приемлемость в условиях, не содержащих криминогенно мотивирующего влияния (в индифферентных или антикриминальных);

относительно равнозначное причинное влияние на формирование актуальной готовности к деянию внешних факторов и личностных предпосылок, что определяет личностную приемлемость преступного поведения в условиях стимулирующего, в том числе вынуждающего характера;

преимущественно внешне причинно детерминированное возникновение готовности, выражающее наличие личностных предпосылок ее формирования при оказании на субъекта психологического воздействия, т.е. недостаточную антикриминальную устойчивость личности.

6. Криминогенные склонности личности различаются:

по степени психологической зрелости личностной приемлемости преступного способа поведения - от зрелой приемлемости и готовности к использованию, представленной в психологических свойствах, реализующихся на различных уровнях механизма поведения, до отсутствия определенной позиции по отношению к преступному способу поведения;

по степени гармоничности-противоречивости приемлемости преступного способа - от сочетания его ценностно-смысловой и эмоциональной приемлемости и привычности использования до противоречивого соотношения психических свойств (образований), выражающих как приемлемость, так и неприятие данного способа;

по соотношению с приемлемостью использования правомерного варианта поведения в тех же условиях - от его неприятия до достаточно зрелой приемлемости, что выражает готовность личности к использованию юридически противоположных способов.

7. Личность преступника отличается от законопослушной личности своей общественной опасностью. Однако общественная опасность личности гражданина не предполагает фатальности преступного поведения. Это качество либо реализуется, либо не реализуется в его деятельности, что зависит как от самой личности, так и от внешних обстоятельств, способных препятствовать такому поведению.

8. В качестве критериев классификации преступлений выступают самые разнообразные признаки: сферы человеческой деятельности, социальные слои, и группы населения: региональные и территориальные особенности, виды населенных пунктов, подведомственность предприятий, непосредственные объекты и предметы посягательства: формы преступной деятельности, время года и суток; стойкость общественно опасной ориентации, должностное (служебное) положение; местожительства, пол, возраст, психическое состояние преступников и т.д.

8. Среди основной массы преступников по мотивационным критериям можно выделить следующие типы:

а) корыстный;

б) престижный,

в) насильственный

г) сексуальный.

9. Среднестатистический современный преступник в России - это мужчина в возрасте от 18 до 40 лет, имеющий среднее образование, не состоящий в официальном браке, городской житель, злоупотребляющий спиртными напитками, рано начавший преступную деятельность, сформированный преимущественно микросредой, допускавший девиантное поведение, неоднократно судимый, раскаивающийся и осуждающий содеянное.

10. Указанных позиций придерживаются отечественные судебные психиатры и психологи-эксперты, акцентируя внимание на изучении наиболее значимых факторов микросоциального окружения, основных личностных и патохарактерологических особенностей у лиц, совершивших насильственные преступления. Выраженность агрессивности как у психически здоровых, так и у душевнобольных (в рамках вменяемости) насильственных преступников различна (выделяются низкий, средний и высокий уровни агрессивности). Высокий уровень агрессивности более характерен для лиц, совершивших преступления против личности. Он характеризуется наличием широкого диапазона стимулов, провоцирующих агрессивные акты, затрагивающих как значимые, так и менее значимые отношения личности, с преобладающей мотивацией нападения. Высокоагрессивные субъекты с психическими аномалиями, как правило, сами являются инициаторами агрессогенных ситуаций. У преступников, страдающих психопатией, шизофренией, эпилепсией, наблюдается отчетливое доминирование крайне разрушительных форм поведения, сочетающих в себе элементы физической, вербальной агрессии (в том числе и против собственности). Алкоголизация, прием наркотиков, обострение основного психического заболевания приводят к возрастанию частоты и тяжести агрессивных действий у низко - и среднеагрессивных личностей.

11. Психолого-психиатрическая экспертиза позволяет раскрыть структуру личности подэкспертного, т.е. четко выявить содержание, иерархию мотивационных образований. Комплексная судебная медико-психологическая экспертиза позволяет определить роль соматической болезни в механизме криминальной агрессии. Таким образом, комплексный подход к проблеме агрессивного поведения преступника позволяет выявить его индивидуально-личностные особенности, что способствует применению более широкого спектра всех уровней профилактических мер в дальнейшем.

12. Практическая значимость исследований личности преступника в том, чтобы применить полученные о лицах, совершающих преступления при расследовании конкретных преступлений и назначения наказания преступнику.


Список источников и литературы


  1. Нормативно-правовые акты

  2. Конституция Российской Федерации, принята всенародным голосованием 12.12.1993 г.М., Проспект.44с.

  3. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ с изм. и доп. от 13 февраля 2009 г.М., ТД Велби.149 с.

  4. Научная литература и материалы периодической печати

  5. Айнетдинова Н.Х. Типичная информация о личности преступника и жертвы // Следователь. 2004. № 10.

  6. Алгазин И.И. К проблеме изучения личности преступника-наркомана как элемента криминалистической характеристики краж, совершенных в сельской местности // XXI век и наркотики. Выпуск 3. Омск, 2004.

  7. Антонян Ю.М. Личность преступника как объект научного изучения // Актуальные проблемы юридической науки и их отражение в учебном процессе.М., Норма, 2003.

  8. Арсанукаев И.С. Личность преступника, совершающего преступления, сопряженные с другими преступлениями // Российский следователь. 2007. № 19.

  9. Бакин А.А. История вопроса оценки личности обвиняемого с психическими аномалиями // История государства и права. 2008. № 8.

  10. Благов Е.В. Классификация покушения на преступление // Журнал российского права. 2005. № 8.

  11. Борисова С.Е. Психологические особенности личности преступника // Юридическая психология. 2007. № 3.

  12. Гришин Б.П. Характеристика личности преступников, совершающих захват заложников // Российский следователь. 2007. № 6.

  13. Есаков Г.А., Рагулина А.В., Юрченко И.А. Осознание как компонент интеллектуального элемента умысла: дискуссионные вопросы // Государство и право. 2008. № 2.

  14. Кирюшатова Е.В. Характеристика личности экономического преступника // Вестник Московского университета МВД России. 2007. № 2.

  15. Козакова Ю. К вопросу о личности преступника, совершающего корыстно-насильственные преступления при оказании услуг по перевозке пассажиров // Российский следователь. 2007. № 7.

  16. Кондрашов Д.В. Социально-демографические и нравственно-культурные особенности личности современного насильственного преступника // Материалы конференции "Уголовно-правовая политика России и стран СНГ".24-28 апреля 2007 г. Новосибирск, Издательство Новосибирского государственного университета, 2007.

  17. Крамар С.Д. Соотношение социального и биологического в личности преступника // Публично - и частноправовое регулирование в России. Барнаул, Изд-во Алтайского университета. 2003.

  18. Кудрявцев В.Н., Лунеев В.В. О криминологической классификации преступлений // Государство и право. 2005. № 6.

  19. Кулешов О.А. Этапы формирования преступной личности // Материалы конференции "Уголовно-правовая политика России и стран СНГ".24-28 апреля 2007 г. Новосибирск, Изд-во Новосибирского государственного университета, 2007.

  20. Кургузкина Е.Б. Теоретические основы учения о личности преступника // Борьба с преступностью. М., Современный Гуманитарный Университет. 2002.

  21. Насилие в современном мире. Материалы текущих исследований // Конференция "Насилие в современном мире". СПб., 2007.

  22. Омигов В.И. Характеристика личности корыстно-насильственного преступника // Российский следователь. 2008. № 1.

  23. Петин И.А. Основное условие формирования преступной направленности поведения человека // Юридическая психология. 2007. № 3.

  24. Писаревская Е.А. Криминологическая характеристика личности насильственного преступника: на примере г. Новокузнецка Кемеровской области // Актуальные проблемы государства и права. Новокузнецк, 2005.

  25. Полянская В.А. Деформация направленности личности преступника как криминогенная предпосылка его преступного поведения // Сибирский юридический вестник. 2005. № 4.

  26. Пушкарев М.А. Субъект преступления и личность преступника // Юридическая наука и практика. Курган, Изд-во Курганского государственного университета, 2005.

  27. Рычкалова Л.А. Криминалистическое изучение личности преступника - новая отрасль науки криминалистики // Человек как источник криминалистически значимой информации. Часть 2. Саратов, Изд-во СЮИ. 2003.

  28. Рычкалова Л.А. Личность преступника как объект криминалистической экспертизы // Человек как источник криминалистически значимой информации. Часть вторая. Саратов, Изд-во СЮИ. 2008.

  29. Смирнов А.В. К вопросу о новых подходах в анализе личности преступника // Вестник молодых ученых Томского государственного университета. 2006. № 4.

  30. Учебная и учебно-методическая литература

  31. Аванесов Г.А. Криминология. М., Юристъ. 2006.

  32. Андрюшин Г.Д. Основы криминальной и следственной психологии: Учеб. пособие. Орел., Орловский ЮИ МВД России. 2005.

  33. Антонян Ю.М. Насилие. Человек. Общество. М., ВНИИ МВД РФ, 2001.

  34. Антонян Ю.М. Убийства ради убийства. М., Норма. 2008.

  35. Антонян Ю.М., Голубев В.П., Кудряков Ю.Н. Личность корыстного преступника. Томск, Изд-во Томского ун-та. 2000.

  36. Бабаев М.М., Крутер М.С. Молодежная преступность. М., Юрайт-М. 2008.

  37. Барденштейн Л.М., Можгинский Ю.Б. Патологическая агрессия подростков. М., 2005.

  38. Белкин А.Р. Теория доказывания в уголовном судопроизводстве. М., Норма, 2005.

  39. Виноградов И.В., Томилин В.В. Судебная медицина. Учебник. М., Юрид. лит., 1999.

  40. Горьковая И.А. Основы судебно-психологической экспертизы: Учеб. пособие. СПб., Питер. 2003.

  41. Гуревич П.С. Этика. М., ЮНИТИ-ДАНА, 2006.

  42. Дмитриева Т.Б., Шостакович Б.В. Агрессия и психическое здоровье. СПб., Юридический центр Пресс. 2002.

  43. Долгова А.И. Криминология. М., Норма. 2003.

  44. Землянухина Л.М. Личность вооруженного преступника как объект криминологического изучения. Монография. Ростов-на-Дону, Феникс, 2002.

  45. История философии и права. СПб., Изд-во Санкт-Петербургского университета МВД России, 2000.

  46. Каннабих Ю.В. История психиатрии. М., АСТ. 2002.

  47. Кириллов В.И., Попов С.И., Чумаков А.Н. История философии: учебное пособие для вузов. М., Юристъ, 2004.

  48. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. Чекалина А.А., Томина В.Т., Сверчкова В.В.М., Юрайт-Издат. 2006.

  49. Криминология: Учебник для Вузов / Под ред. Бурлакова В.Н., Кропачева Н.М. СПб., Питер. 2003.

  50. Кудрявцев В.Н. Генезис преступления. Опыт криминалистического моделирования: Учеб. пособие. М., ФОРУМ-ИНФРА-М. 2008.

  51. Кудрявцев С. Бытовые насильственные преступления. Рязань, 2008.

  52. Курганов С.И. Криминология. М., Юрист. 2009.

  53. Курс уголовного права. Том 1. Общая часть. Учение о преступлении / Под ред. Кузнецовой Н.Ф., Тяжковой И.М. М., ИКД "Зерцало-М". 2008.

  54. Лебедев С.Я. Обычаи и преступность. М., 2005.

  55. Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть: Курс лекций. М., 2007.

  56. Оганян Р.Э. Криминологическая теория и практика предупреждения преступлений, связанных с похищением людей. Автореф. дис... докт. юрид. наук. М., 2002.

  57. Пастушеня А.Н. Криминогенная сущность личности преступника: методология познания и психологическая концепция. Минск, Академия МВД Республики Беларусь. 2000.

  58. Полудняков В.И., Бурлаков В.Н. Уголовное право и личность преступника (в гармоничном синтезе теории и практики - перспективное решение актуальной проблемы). СПб., Изд-во юридического факультета СПбГУ. 2006.

  59. Поляков Н.Л. Социальный конфликт: современные исследования: реферативный сборник. М., 2009.

  60. Прикладная юридическая психология: Учеб. пособие для ВУЗов / Под ред. проф. Столяренко С.М. М., Юрайт. 2001.

  61. Сафуанов Ф.С. Психология криминальной агрессии. М., Юристъ 2003.

  62. Сердюк Л.В. Насилие: криминологическое и уголовно-правовое исследование.М., ООО Изд-во "Юрлитинформ", 2002.

  63. Ситковская О.Д. Психология уголовной ответственности. М., Инфра-норма. 2004.

  64. Ситникова А.Е., Ермолин А.В. Представленность в сознании мотива как предмет судебно-психологической экспертизы. СПб., Питер. 2002.

  65. Уткина Е.В. Преступность приезжих в Москве и ее предупреждение. М., Приор. 2008.

  66. Чистова Э.Е. Криминальная агрессия и ее предупреждение. Дис... канд. юрид. наук. СПб., 2005.

  67. Шестаков Д.А. Криминология. Краткий курс. СПб., Питер. 2008.

  68. Справочная литература и статистические источники:

  69. Ананич В.А., Колчегонова О.П. Словарь-справочник по криминологии и юридической психологии. Минск, Амалфея, 2003.

  70. Большой юридический словарь / Под ред. А.Я. Сухарева, В.Е. Крутских. М., ИНФРА-М, 2002.

  71. Преступность и правонарушения (2003-2008). Статистический сборник.М., 2009.

  72. Практические источники:

  73. Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 21 ноября 2005 г. № 44-005-90 // Справочно-правовая система "КонсультантПлюс". База данных "Судебная практика". Версия от 24.10 2007 г.

  74. Определение Судебной Коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 3 февраля 2005 г. № 67-Д04-18 // Справочно-правовая система "КонсультантПлюс". База данных "Судебная практика". Версия от 24.10 2007 г.


1 Оганян Р.Э. Криминологическая теория и практика предупреждения преступлений, связанных с похищением людей. Автореф. дис...докт. юрид. наук. М., 2002. С. 3

2 Преступность и правонарушения (2004-2008): Статистический сборник. М., 2009. С. 5-6

3 Насилие в современном мире. Материалы текущих исследований // Конференция «Насилие в современном мире». СПб., 2007. С. 57

4 Преступность и правонарушения (2004-2008): Статистический сборник. М., 2009. С. 7

5 Дмитриева Т.Б., Шостакович Б.В. Агрессия и психическое здоровье. СПб., Юридический центр Пресс. 2002. С. 75-76

6 Каннабих Ю.В. История психиатрии. М., АСТ. 2002. С. 21

7 Там же. С. 22

8 Там же. С. 24

9 История философии и права. СПб., Изд-во Санкт-Петербургского университета МВД России, 2000. С. 73

10 Виноградов И.В., Томилин В.В. Судебная медицина. Учебник. М., Юрид. лит., 1999. С. 5

11 Бакин А.А. История вопроса оценки личности обвиняемого с психическими аномалиями // История государства и права. 2008. № 8. С. 36.

12 Кириллов В.И., Попов С.И., Чумаков А.Н. История философии: учебное пособие для вузов. М., Юристъ, 2004. С. 84

13 Гуревич П.С. Этика. М., ЮНИТИ-ДАНА, 2006. С. 328 - 329.

14 Сердюк Л.В. Насилие: криминологическое и уголовно-правовое исследование. М., ООО Изд-во «Юрлитинформ», 2002. С. 12

15 Большой юридический словарь / Под ред. А.Я. Сухарева, В.Е. Крутских. М., ИНФРА-М, 2002. С. 354

16 Барденштейн Л.М., Можгинский Ю.Б. Патологическая агрессия подростков. М., 2005. С. 9

17 Там же. С. 12

18 Чистова Э.Е. Криминальная агрессия и ее предупреждение. Дис. ... канд. юрид. наук. СПб., 2005. С. 10

19 Пушкарев М.А. Субъект преступления и личность преступника // Юридическая наука и практика. Курган, Изд-во Курганского государственного университета, 2005. С. 171-172.

20 Козакова Ю. К вопросу о личности преступника, совершающего корыстно-насильственные преступления при оказании услуг по перевозке пассажиров // Российский следователь. 2007. № 7. С. 28.

21 Кулешов О.А. Этапы формирования преступной личности // Материалы конференции «Уголовно-правовая политика России и стран СНГ». 24-28 апреля 2007 г. Новосибирск, Изд-во Новосибирского государственного университета, 2007. С. 82.

22 Борисова С.Е. Психологические особенности личности преступника // Юридическая психология. 2007. № 3. С.19.

23 Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть: Курс лекций. М., 2007. С. 6

24 Писаревская Е.А. Криминологическая характеристика личности насильственного преступника: на примере г. Новокузнецка Кемеровской области // Актуальные проблемы государства и права. Новокузнецк, 2005. С. 153.

25 Кургузкина Е.Б. Теоретические основы учения о личности преступника // Борьба с преступностью. М., Современный Гуманитарный Университет. 2002. С. 159-160

26 Кондрашов Д. В. Социально-демографические и нравственно-культурные особенности личности современного насильственного преступника // Материалы конференции «Уголовно-правовая политика России и стран СНГ». 24-28 апреля 2007 г. Новосибирск, Издательство Новосибирского государственного университета, 2007. С. 95.

27 Там же. С. 96.

28 Антонян Ю.М. Насилие. Человек. Общество. М., ВНИИ МВД РФ, 2001. С. 46

29 Пастушеня А.Н. Криминогенная сущность личности преступника: методология познания и психологическая концепция. Минск, Академия МВД Республики Беларусь. 2000. С. 22.

30 Андрюшин Г.Д. Основы криминальной и следственной психологии: Учеб. пособие. Орел, Орловский ЮИ МВД России. 2005. С. 27.

31 Крамар С.Д. Соотношение социального и биологического в личности преступника // Публично- и частноправовое регулирование в России. Барнаул, Изд-во Алтайского университета. 2003. С. 290-291.

32 Кудрявцев В.Н., Лунеев В.В. О криминологической классификации преступлений // Государство и право. 2005. № 6. С. 56-57.

33 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. Чекалина А.А., Томина В.Т., Сверчкова В.В. М., Юрайт-Издат. 2006. С. 198.

34 Благов Е.В. Классификация покушения на преступление // Журнал российского права. 2005. № 8. С. 16.

35 Полудняков В.И., Бурлаков В.Н. Уголовное право и личность преступника (в гармоничном синтезе теории и практики – перспективное решение актуальной проблемы). СПб., Изд-во юридического факультета СПбГУ. 2006. С. 76.

36 Сафуанов Ф.С. Психология криминальной агрессии. М., Юристъ. 2003. С. 170.

37 Рычкалова Л.А. Криминалистическое изучение личности преступника - новая отрасль науки криминалистики // Человек как источник криминалистически значимой информации. Часть 2. Саратов, Изд-во СЮИ. 2003. С. 145-148.

38 Антонян Ю.М., Голубев В.П., Кудряков Ю.Н. Личность корыстного преступника. Томск, Изд-во Томского ун-та. 2000. С. 65.

39 Курс уголовного права. Том 1. Общая часть. Учение о преступлении / Под ред. Кузнецовой Н.Ф., Тяжковой И.М. М., ИКД «Зерцало-М». 2008. С. 116.

40 Смирнов А.В. К вопросу о новых подходах в анализе личности преступника // Вестник молодых ученых Томского государственного университета. 2006. № 4. С. 70.

41 Айнетдинова Н.Х. Типичная информация о личности преступника и жертвы // Следователь. 2004. № 10. С. 18.

42 Смирнов А.В. К вопросу о новых подходах в анализе личности преступника // Вестник молодых ученых Томского государственного университета. 2006. № 4. С. 72.

43 Белкин А.Р. Теория доказывания в уголовном судопроизводстве. М., Норма, 2005. С. 103.

44 Горьковая И.А. Юридическая психология: Конспект лекций. СПб., Сова. 2005. С. 38; Платонова Л.В. Психология личности налогоплательщика, ее поведенческие особенности // Юридическая психология. 2006. № 1. С.19.

45 Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 21 ноября 2005 г. № 44-005-90 // Справочно-правовая система «КонсультантПлюс». База данных «Судебная практика». Версия от 24.10.2007 г.

46 Криминология. Учебник / Под общ. ред. проф. Долговой А.И. М., Норма. 2005. – С. 82.

47 Сотникова Ю.Н. Влияние на наказание личности преступника, совершившего преступление впервые // Мировой судья. 2008. № 1. С. 13.

48 Джаянбаев К.И. Виктимологические аспекты предупреждения тяжких преступлений против личности // Государство и право. 2005. № 11. С. 14.

49 Ананич В.А., Колчегонова О.П. Словарь-справочник по криминологии и юридической психологии. Минск, Амалфея, 2003. С. 102.

50 Сотникова Ю.Н. Влияние на наказание личности преступника, совершившего преступление впервые // Мировой судья. 2008. № 1. С. 13.

51 Севрюков А.П. Личность преступника, осужденного за разбой // Российский следователь. 2008. № 1. С. 23.

52 Сотникова Ю.Н. Влияние на наказание личности преступника, совершившего преступление впервые // Мировой судья. 2008. № 1. С. 13.

53 Определение Судебной Коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 3 февраля 2005 г. № 67-Д04-18 // Справочно-правовая система «КонсультантПлюс». База данных «Судебная практика». Версия от 24.10.2007 г.

54 Полянская В.А. Деформация направленности личности преступника как криминогенная предпосылка его преступного поведения // Сибирский юридический вестник. 2005. № 4. С. 45.

55 Ситковская О.Д. Психология уголовной ответственности. М., Инфра-норма. 2004. С. 268.

56 Прикладная юридическая психология: Учеб. пособие для ВУЗов / Под ред. проф. Столяренко С.М. М., Юрайт. 2001. С. 67.

57 Есаков Г.А., Рагулина А.В., Юрченко И.А. Осознание как компонент интеллектуального элемента умысла: дискуссионные вопросы // Государство и право. 2008. № 2. С. 31.

58 Полянская В.А. Деформация направленности личности преступника как криминогенная предпосылка его преступного поведения // Сибирский юридический вестник. 2005. № 4. С. 47.

59 Петин И.А. Основное условие формирования преступной направленности поведения человека // Юридическая психология. 2007. № 3. С. 21.

60 Алгазин И.И. К проблеме изучения личности преступника-наркомана как элемента криминалистической характеристики краж, совершенных в сельской местности // XXI век и наркотики. Выпуск 3. Омск, 2004. С. 61-63.

61 Землянухина Л.М. Личность вооруженного преступника как объект криминологического изучения. Монография. Ростов-на-Дону, Феникс, 2002. С. 39

62 Поляков Н.Л. Социальный конфликт: современные исследования: реферативный сборник. М., 2009. С. 40.

63 Антонян Ю.М. Личность преступника как объект научного изучения // Актуальные проблемы юридической науки и их отражение в учебном процессе. М., Норма, 2003. С. 13.

64 Кирюшатова Е.В. Характеристика личности экономического преступника // Вестник Московского университета МВД России. 2007. № 2. С. 89-90.

65 Кудрявцев В.Н. Генезис преступления. Опыт криминалистического моделирования: Учеб. пособие. М., ФОРУМ-ИНФРА-М. 2008. С. 79.

66 Рычкалова Л.А. Личность преступника как объект криминалистической экспертизы // Человек как источник криминалистически значимой информации. Часть вторая. Саратов, Изд-во СЮИ. 2008. С. 141-142.

67 Ситникова А.Е., Ермолин А.В. Представленность в сознании мотива как предмет судебно-психологической экспертизы. СПб., Питер. 2002. С. 24.

68 Криминология: Учебник для Вузов / Под ред. Бурлакова В.Н., Кропачева Н.М. СПб., Питер. 2003. С. 326.

69 Горьковая И.А. Основы судебно-психологической экспертизы: Учеб. пособие. СПб., Питер. 2003. С. 49.

70 Сафуанов Ф.С. Психология криминальной агрессии. М., Юристъ 2003. С. 169-170.

71 Курганов С.И. Криминология. М., Юрист. 2009. С. 48

72 Аванесов Г.А. Криминология. М., 2006. С. 195

73 Долгова А.И. Криминология. М., Норма,2003. С. 120-121

74 Там же. С. 125

75 Лебедев С.Я. Обычаи и преступность. М., 2005. С. 58-59

76 Шестаков Д.А. Криминология. Краткий курс. СПб., Питер. 2008. С. 105

77 Там же. С. 107

78 Кудрявцев С. Бытовые насильственные преступления. Рязань, 2008. С. 84

79 Омигов В.И. Характеристика личности корыстно-насильственного преступника // Российский следователь. 2008. № 1. С. 16.

80 Бабаев М.М., Крутер М.С. Молодежная преступность. М., Юрайт-М. 2008. С. 108-109.

81 Преступность и правонарушения( 2004-2008). Статистический сборник. М., 2009. С. 10

82 Бабаев М.М., Крутер М.С. Молодежная преступность. М., Юрайт-М. 2008. С. 112

83 Уткина Е.В. Преступность приезжих в Москве и ее предупреждение. М., Приор. 2008. С. 64.

84 Антонян Ю.М. Убийства ради убийства. М., Норма. 2008. С. 135-136.

85 Омигов В.И. Характеристика личности корыстно-насильственного преступника // Российский следователь. 2008. № 1. С. 18

86 Аванесов Г.А. Криминология. М., Юристъ. 2006. С. 360-361.

87 Гришин Б.П. Характеристика личности преступников, совершающих захват заложников // Российский следователь. 2007. № 6. С. 12.

88 Арсанукаев И.С. Личность преступника, совершающего преступления, сопряженные с другими преступлениями // Российский следователь. 2007. № 19. С. 24.

89 Аванесов Г.А. Криминология. М., Юристъ. 2006. С. 363



Случайные файлы

Файл
72482.doc
159587.rtf
103957.rtf
124227.rtf
124499.rtf