Анализ информационной политики Российского государства (26524)

Посмотреть архив целиком

Введение


Доминирующая особенность современного состояния мирового сообщества в целом и отдельных национальных государств выражается в активном и динамичном развитии информационного пространства. Это является отражением глобальной тенденции, которой отмечен период второй половины ХХ – начала XXI веков, а именно тенденции перехода от традиционных моделей социального устройства к информационному обществу.

Эта тенденция оказывает возрастающее влияние на все стороны жизнедеятельности современного российского общества и становится одним из важнейших факторов, определяющих изменения не только в экономической, политической, культурной сферах. Характер и особенности межличностных, общественных, внутригосударственных и межгосударственных отношений также претерпевают изменения под воздействием новых информационных реалий.

Развитие информационного пространства и интенсификация информационных потоков не могут не влиять на социальную среду. Социальная среда, свою очередь, оказывает активное воздействие на сознание и поведение человека. Соответственно претерпевают изменения процесс его социализации и образ жизни. Изменения происходят и на уровне информационно-коммуникативного взаимодействия различных социальных групп и, как следствие, отражаются на социальной динамике российского общества в целом. Активнейшим субъектом и одновременно объектом этих процессов выступают средства массовой информации, которые являются важным фактором социального управления.

Среди ведущих зарубежных специалистов, определяющих социальные перспективы развития нового информационного общества, рассмотрены труды Дж. Несбитта, Э. Тоффлера, С. Хантингтона, Дж. Гэлбрейта, Л. Туроу, М. Кастельса, Э. Люттвака, И. Валлерстайна, А. Этциони, П. Дракера, Ф. Фукуямы, Э. Гидденса, У. Штанке и др.

Определенный вклад в развитие представлений об информационной стадии общественного развития внесли отечественные ученые, среди которых наиболее значимых результатов достигли В.Г. Афанасьев, А.П. Ершов, А.Д. Урсул, Н.Н. Моисеев, А.И. Ракитов, Ю.А. Нисневич, В.Н. Цыгичко, Г.Л. Смолян, Д.С. Черешкин, И.И. Юзвишин, Г.Г. Почепцов и другие исследователи. Их работы посвящены проблемам становления и развития информационного общества и информационной цивилизации.

Среди современных отечественных авторов наиболее обстоятельно информационно-политическую проблематику и полито-коммуникационные аспекты власти в современном обществе исследовали М.С. Вершинин, Э.Д. Дагбаев, Е.Г. Дьякова, Е.В. Карасева, В.И. Кравченко, Г.С. Мельник, И.В. Мелюхин, Ю.А. Твирова, О.В. Титоренко, А.В. Шевченко и ряд других.

Целью настоящей дипломной работы является анализ особенностей и тенденций развития информационной политики Российского государства. Для достижения поставленной цели в работе решен комплекс взаимосвязанных задач:

  1. определена сущность, необходимость и содержание государственной информационной политики;

  2. охарактеризованы тенденции развития государственной информационной политики Российской Федерации и выявлены проблемы государственной информационной политики на современном этапе;

  3. разработан комплекс мероприятий по повышению эффективности государственной информационной политики Российской Федерации.

Таким образом, объектом данного исследования является информационное пространство Российской Федерации, предметом – государственная информационная политика Российской Федерации.

Поставленные цель и задачи обусловили структуру и логику дипломного исследования, включающего в себя введение, три главы, заключение и список использованной литературы.




1. Теоретические аспекты анализа государственной информационной политики Российской Федерации


1.1 Понятие и сущность государственной информационной политики


Политика информатизации – это деятельность по производству и повсеместному использованию информации как общественного ресурса, предполагающая массовое внедрение методов и средств сбора, обработки, передачи и хранения информации, обусловливающая глубокие изменения прогрессивного характера экономических, политических и социокультурных структур и существенно влияющая на уровень и качество жизни населения. Сущность ее заключается в переходе общества на информационную технологию функционирования.

Как и всякая политика, информационная политика представляет собой деятельность по достижению социально значимые целей. Сразу подчеркнем, однако, что устоявшейся точки зрения на ее сущность нет. Более того, попытки вывести ее определение в значительной степени ориентированы на содержание политики информатизации общества, нежели на раскрытие сущности информационной политики. В этом отношении характерным является определение, данное В.Ф. Халиповым. «Информационная политика, – пишет он, – есть система мероприятий, направленных на развитие принципов преобразования, хранения, передачи и использования всех видов информации, эффективное решение проблем создания и внедрение средств компьютерной и информационной техники, средств связи и технических носителей записи, а также компетентного использования информационных систем в управленческом деятельности1».

Думается, что такая трактовка (кстати, ограниченная почему-то только рамками управленческой деятельности) весьма приблизительно отражает суть информационной политики. Если учесть предшествующее определение политики информатизации, то можно увидеть, насколько они близки друг к другу. Безусловно, те процессы, о которых пишет В.Ф. Халипов, связаны с информационной политикой, но отражают в ней лишь ее «технологическую» грань. Существо же информационной политики, по глубокому убеждению автора, должно состоять в целенаправленной деятельности по оптимизации информационных отношений и информационных взаимосвязей в обществе, в которую, вполне очевидно, должно входить и обеспечение информационной безопасности. В таком случае информационную политику можно представить как составную часть общей политики государства, партий, других институтов гражданского общества, направленную на создание благоприятных условий для осуществления информатизации всех сфер общественной жизни, информационное обеспечение безопасности государства, общества и личности, контроля за использованием национальных информационных ресурсов, а также формирование цивилизованного информационного рынка и правовое регулирование информационных отношений в обществе и государстве.

1. Первый подход условно назван «зауженным» («информационным»), в рамках которого некоторые исследователи под информационной политикой понимают совокупность целей и методов для достижения устойчивого развития информационной сферы жизнедеятельности общества и государства или национальных интересов в информационной сфере.

2. Второй подход условно определен как «государственнический» (ряд ученых определяют информационную политику исключительно как прерогативу государства). В такой трактовке государство является основным субъектом информационной политики, и в процессе ее осуществления реализуются в первую очередь не столько национальные интересы, а интересы государственной власти.

3. Третий подход условно назван «социальным» или расширительным. В его рамках авторы определяют информационную политику как деятельность не только государства и иных субъектов политики, но и социальных субъектов. Данный подход учитывает мнение обширного круга субъектов информационной политики. Он наиболее полно реализуется в современных демократичных обществах в партнерских отношениях между властью и обществом, где власть не подавляет общество, а активно сотрудничает с ним и использует его позитивный потенциал.

4. Четвертый подход условно определен как «технико-коммуникационный». Прерогатива отдается развитию технических средств коммуникации (сетям связи, коммуникационным каналам передачи данных, локально-вычислительным сетям и т.д.).

5. Пятый подход назван «технократическим». Ряд ученых в приоритетном порядке рассматривает информационные технологии как основу развития любого вида человеческой деятельности. При этом преобладает ориентация на технические решения.

Разброс мнений в выявлении сущности государственной информационной политики велик. Выделено то общее, что отмечают большинство исследователей, анализирующих информационную политику (рис. 1.2):

1. Возрастающую роль информационной политики в общественной жизни.

2. Приоритетные сферы приложения информационной политики: общественная и / или государственная.

3. Основные области реализации информационной политики: технико-технологическая, информационная и социальная.

4. Субъекты информационной политики. Отмечена ключевая роль государства и все заметнее влияние иных политических и даже социальных субъектов как национального, так и наднационального уровней.

Сделан вывод о том, что информационная политика имеет двустороннюю природу: с одной стороны, она включает технико-технологические задачи, связанные с информатизацией страны, с другой стороны, – имеет гуманитарную составляющую. Природа информационной политики двойственна, поскольку эта политика проявляется в двух сферах – социальной и информационной и в определенной степени их регулирует.

Таким образом, государственная информационная политика – совокупность целенаправленных мер органов государственной власти, осуществляемых в сотрудничестве с другими институтами политической системы (в том числе международного уровня), элементами гражданского общества и иными социальными субъектами в целях развития и регулирования социума посредством информационных средств, а также развития и регулирования информационной сферы жизнедеятельности общества и государства2.


1.2 Особенности формирования и реализации государственной информационной политики в современных условиях


В настоящее время, когда прошло более пятнадцати лет с времени объявления о демократических целях развития российского государства, стало ясно, что для России переходный период превращается в отдельную социально-экономическую систему длительной перспективы. К такому выводу побуждают обстоятельства, уникальность которых характерна именно для России. Во-первых, Россия – новое геополитическое образование, национальные интересы которого еще предстоит вписать в сложившиеся международные и региональные геополитические центры силы, соперничества и влияния. Во-вторых, у России слишком много так называемых линий перехода, основными из которых являются: переход к новой государственности; переход к новому политическому режиму; становление гражданского общества в его классическом понимании; смена ценностных ориентиров группового и индивидуального поведения и другие. При этом, один факт перехода к новым идеологическим основаниям означает для страны и ее населения, по сути дела, смену сложившихся принципов социальной ориентации. Иными словами, россиянину предложено сменить всю систему идентификации – с внешним миром, с собственным государством, с политическим режимом, с формами собственности и новыми способами ее управления и т.п.

Такие переходные обстоятельства в сочетании со сложившимися в масштабе не менее трех поколений традициями, привычками и стереотипами являются слишком радикальными для того, чтобы их преодоление стало непосредственным содержанием политической практики тех, кто взялся за реформирование общества, государства и переплавку самой личности. Этот факт все еще не стал достоянием сознания большинства государственных мужей.

Исходя из указанных особенностей переходного периода российской государственности определим, что принципиально важно учитывать сегодня при разработке адекватных мер обеспечения информационной безопасности?

Первое. Прежде всего необходимо изначально определить, что в сфере информационной безопасности, как ни в какой другой области, менее всего нужно ориентироваться на партнерские отношения с передовыми индустриально развитыми государствами, уже входящими в группу информационных обществ. В каждом конкретном случае у руководства этих государств имеется своя иерархия приоритетов, связанных с собственной концепцией национальной безопасности, в соответствии с которой выбираются и тактические приемы «партнерских» отношений. Например, в период развала СССР наличие общих целевых установок и определенного выбора способов их реализации заставило США и западноевропейских союзников по НАТО вычленить «конфликтную политику» как самостоятельное направление внешнеполитического курса по отношению к СССР3.

Анализ материалов западной периодической печати позволяет констатировать высокую степень осведомленности зарубежных исследователей о социально-политических и экономических процессах в России. Как видно из этих исследований, современное информационное обеспечение дает возможность политологам отражать ситуацию в нашей стране, прогнозировать развитие событий, ближайшие и отдаленные последствия политических процессов, возможность возникновения кризисов и конфликтов в различных сферах общественной жизни и в соответствии с этим предлагать своему политическому руководству политические, экономические и иные меры для ведения активной политики в России.

Можно предположить, что именно новый уровень информированности позволил администрации США изменить военно-политическую стратегию в отношении бывшего СССР, а затем России, внести коррективы на концептуальном уровне – от стратегии «массированного возмездия» 50-х гг. до «доктрины неоглобализма», СОИ, последних нововведений, отраженных в программе «Партнерство во имя мира» и продвижения НАТО на восток. Отсюда можно заключить, что в политических кругах США делается ставка на увеличение значимости более гибких методов – главным образом, политических и экономических. Такое перемещение акцентов может быть обусловлено приданием территории бывшего СССР и нынешней России статуса «конфликтной зоны» с разработкой концепции «контролирования конфликтов» и стремлением перейти к политике «управления кризисом» в нашей стране – разумеется, с учетом национальных и глобальных интересов США4.

Иными словами, на повестку дня с особой остротой встает вопрос об информационной угрозе российскому государству со стороны западных «партнеров», а также порождающих ее дестабилизирующих факторов. К основным видам наиболее важных для нас внтуригосударственных дестабилизирующих факторов следует отнести (рис. 1.3).

Второе. Специфическими принципами обеспечения информационной безопасности должны быть:

превентивный характер проведения ее мероприятий по отношению к мероприятиям других видов безопасности. Превентивный характер обусловлен присущей человеку последовательности выполнения операций, составляющих любое элементарное действие. Все начинается с приема (добывания) информации, а заканчивается активным действием – реакцией на полученную информацию. Поскольку это справедливо в отношении любой области деятельности, то можно утверждать, что рассматриваемый принцип является всеобщим, и его действие распространяется на все сферы безопасности личности, общества и государства;

адекватная информированность объектов безопасности, в том числе и международных. Активная информированность объектов означает, что все они имеют неотъемлемое право обладать информацией об интересующих их явлениях и процессах, ограничиваемое только законодательно в целях охраны личной, семейной, профессиональной, коммерческой, государственной и военной тайны, а также нравственности.

Права и свободы граждан в вопросах поиска, обладания и распространения информации должны регулироваться законодательными актами, издаваемыми применительно к специфике деятельности общественных объединений и организаций или содержанию информации. Например, адекватная информированность общества о его материальных ценностях достигается в сфере нормотворчества и правоприменения законодательства о защите коммерческой тайны. Права и свободы общества в духовной сфере должны защищать законодательные акты, определяющие порядок образования и функционирования образовательных, просветительных, религиозных организаций, а также средств массовой информации.

В основе прав и свобод государства в сфере его информированности по вопросам мировой политики, экономики, науки, ресурсов, экологии, обороны и другим лежат действующие нормы и принципы международного права. Главным здесь следует считать принцип равной безопасности. Применительно к информационной сфере можно говорить о его трансформации в принцип адекватной информированности государств мирового сообщества, предполагающий право каждого государства на информационную безопасность и ее обеспечение для всех членов сообщества в равной степени, учет интересов всех сторон без какой-либо дискриминации, исключение односторонних преимуществ, отказ от действий, наносящих ущерб другому государству5.

Законодательная база, определяющая перечень сведений, отнесенных к государственной тайне, а также механизм и порядок ее защиты должны разрабатываться исходя из рассмотренного принципа и многосторонних соглашений государств, входящих в международную систему информационной безопасности. Формирование последней, видимо, будет делом далекой перспективы, знаменующей собой высший уровень проявления доверия, заинтересованности государств мирового сообщества в обеспечении выполнения на практике принципа адекватной информированности.

Третье. Важнейшее требование к обоснованию способов, форм и механизмов их реализации заключается в абсолютном верховенстве права в информационной деятельности. В свою очередь, каждый субъект информационного процесса должен обладать соответствующим правосознанием, быть законопослушным, хорошо представлять последствия своих действий и меру ответственности в случае нарушения интересов государства. И это принципиально, так как применение тех или иных способов зависит от того, являются ли информационные угрозы следствием неумышленных или умышленных действий субъектов информационного процесса. В первом случае обеспечение информационной безопасности осуществляется, как правило, в формах информационного патроната и информационной кооперации, во втором – в форме информационного противоборства.

Информационный патронат – основная форма обеспечения информационной безопасности физических и юридических лиц со стороны государства. Он подразумевает обеспечение органов управления государственной политики информационной безопасности сведениями о дестабилизирующих факторах и угрозах состоянию информированности физических и юридических лиц (информационное обеспечение) и собственно защиту интересов этих лиц от информационных угроз (информационную защиту). При этом информационное обеспечение включает сбор (добывание) сведений о дестабилизирующих факторах и информационных угрозах, их обработку, обмен информацией между органами государственного управления и силами и средствами системы информационной безопасности. Информационная защита достигается путем внесения в форме законодательной инициативы законопроектов, подпадающих под юрисдикцию органов информационной безопасности, а также осуществления судебной защиты.

Информационная кооперация – это форма обеспечения информационной безопасности между равными субъектами информационного процесса (физическими, юридическими, международными) и включает совокупность их взаимосогласованных действий по получению сведений о дестабилизирующих факторах и информационных угрозах и защите от них законными способами и средствами. Для конкретного субъекта информационного процесса такими способами и средствами могут быть (рис. 1.4).

Конечно, на сегодняшний день более развиты способы и средства защиты государственной тайны – тот арсенал, с применением которого должна обеспечиваться информационная безопасность государства как института политической системы. Основными способами ее обеспечения в рамках международного информационного сообщества, видимо, должны стать юридическая защита интересов государства в области информации со стороны Международного суда ООН и защита этих интересов в рамках системы коллективной безопасности ООН.

Четвертое. Внутригосударственные процессы перехода России к новым социально-экономическим отношениям в политической жизни ставят специфические проблемы обеспечения информационной безопасности государства. Сегодня для иностранных информационных служб особую значимость приобретает выявление и использование наибольшего числа каналов информации (наряду с активным использованием имеющихся и складывающихся).

Публикуемая в настоящее время информация зарубежных исследовательских организаций отличается от прежних документов более высоким уровнем обобщения и аналитичности, достижение которого возможно только при наличии обширной базы фактологических и социологических данных. Эта особенность позволяет сделать вывод, что, помимо собственных возможностей и отработанных методик социально-экономических и политических процессов, в подготовке докладов все чаще начинают использоваться экспертные и аналитические работы «местных» исследователей. Осуществляется переход от самостоятельной аналитической обработки первичных материалов (взглядов отдельных политиков, программных документов политических партий и общественных движений) к использованию аналитико-синтетических материалов альтернативных исследовательских структур.

Можно говорить о формировании качественно нового по своим параметрам информационного канала для зарубежных политических исследовательских организаций: у них циркулирует информация, подготовленная квалифицированными специалистами России, хорошо знающими социально-политическую ситуацию в стране. В условиях отсутствия общественных регуляторов использования такой информации, неконтролируемость и юридическая неопределенность функционирования последней может нанести значительный ущерб информационной и национальной безопасности государства.

Качество информации и, естественно, ее ценность для политических кругов Запада (куда в конечном итоге она попадает) определяется следующими факторами (рис. 1.5):

1) профессиональной специализацией новых информационных структур, в которых на каждом направлении информационной деятельности используются ведущие специалисты-аналитики по данному кругу проблем;

2) переходом от принципа информационной избыточности к принципу информационной достаточности, который реализуется с помощью поисковых экспертных систем и позволяет фиксировать лишь значимую для данного круга проблем информацию, многократно снижать так называемые «информационные помехи»;

3) использованием региональных респондентских сетей, которые позволяют оперативно проводить необходимые социологические опросы и исследования, постепенным переходом к формированию региональных и межрегиональных систем социально-политического мониторинга;

4) созданием специализированных прогностических экспертных систем, позволяющих осуществлять альтернативное моделирование поведения «политического субъекта» и давать количественные оценки вероятности действий;

5) активным использованием компьютерных систем анализа и обработки информации с применением новейших аппаратно-программных комплексов.

В отличие от традиционных информационных источников – анализа печатных изданий, опросы граждан и т.п. – уровень и качество информации нового информационного канала может оказать решающее воздействие на выработку активной политики западных государств по отношению к России6. Особо следует отметить, что этот канал имеет определенную тенденцию к расширению и повышению своей информационной ценности.

Пятое. Отставание отечественных информационных технологий вынуждает федеральные органы государственной власти, органы государственной власти субъектов Российской Федерации и органы местного самоуправления при создании информационных систем идти по пути закупок импортной техники и привлечения иностранных фирм, из-за чего повышается вероятность несанкционированного доступа к обрабатываемой информации и возрастает зависимость российского государства от иностранных производителей компьютерной и телекоммуникационной техники, а также программного обеспечения. Так, только в 1999 году в России было зарегистрировано 852 компьютерных преступления, что в 12 раз больше, чем в 1998 году7. Пожалуй, это самый динамично растущий вид преступности. Однако бороться с ним, как и надлежит любому цивилизованному государству, необходимо исключительно правовыми методами. В УК РФ существуют соответствующие статьи: 272, 273, 274, которые регламентируют меры пресечения неправомерного доступа к компьютерной информации, создания, использования и распространения вредоносных программ (вирусов) для ЭВМ, нарушение правил эксплуатации ЭВМ, систем ЭВМ и их сетей. Кроме того, росту числа компьютерных преступлений зачастую способствуют сами пользователи информационных систем, которые из-за сиюминутной выгоды предпочитают использовать более дешевые, но не сертифицированные государством средства защиты информации.

Одновременно необходимо отметить повышенный интерес к имеющимся и разрабатываемым в нашей стране информационным технологиям. Происходит расширение каналов «электронной почты» и подключение внутренних информационных массивов к единым массивам международных корпораций. Причем информационные контакты по поводу «высоких технологий» осуществляются на уровне руководителей республик и крупнейших промышленных регионов. В этом отношении интересно замечание прессы о том, что часть, например, российских организаций, прежде занимавшихся продажей компьютерной техники, в настоящее время переключилась на продажу на Запад интеллектуальных продуктов и инновационных проектов.

Активным поставщиком социально-экономической информации аналитического характера могут стать и уже становятся ассоциативные структуры новой экономики, создавшие свои базы данных по коммерческой, деловой, статистической, финансово-банковской информации. Своеобразным отражением действенности этого канала доступа к социально-экономической информации является создание и привлечение структур аудиторских компаний и сети их филиалов на территории России.

Немаловажной в этом отношении является и проблема доступа к экономической информации (платежи, электронные магазины и т.д.) через коммерческие структуры с использованием электронных сетей передачи данных. Этот вид коммерции оказывает масштабное влияние на маркетинг, продажи и стимулирование сбыта, финансирование и страхование, коммерческие операции (заказ, доставка, оплата), послепродажное обслуживание, совместные разработки и другие взаимодействия субъектов рынка. Наиболее важным вопросом здесь является то, что электронная торговля товарами может создавать совершенно новые рынки и вызвать переворот в некоторых отраслях промышленности, поскольку она сильно влияет на конкурентоспособность и создает дополнительные рабочие места. Как отмечают специалисты, в сугубо практическом смысле электронная коммерция ведет к улучшению информированности о состоянии рынка, равному доступу к новым и старым рынкам для малых и крупных предприятий и, следовательно, изменению экономического стратегического планирования8.

Достаточно определенно складывается и новый поток социально-экономической информации – специализированные журналы и другие издания. Вероятно, уровень информации (которая включает в себя материалы по биржевой и банковской деятельности, экспертные оценки ситуации на рынке товаров и капитала, полную текущую информацию о событиях в экономики страны – от высших структур власти до информации отдельных фирм) может служить основой для анализа ситуации в стране и к использованию выводных результатов в политической практике иностранных государств. Отдельные издания, вероятно, могут самостоятельно представлять особую ценность для получения социально-экономической информации о России.

Седьмое. Важнейшим принципом государственной политики в сфере информационной безопасности является сужение возможностей для информационно-разведывательной деятельности иностранных государств на территории Российской Федерации, усиление контроля за использованием информации на предприятиях военно-промышленного комплекса, совместных и иного рода сопряженных с иностранными фирмами и структурами предприятий.

Это связано в первую очередь с тем, что изменение геостратегической обстановки, реализация международных соглашений о контроле над вооружениями, активное включение российских предприятий оборонной промышленности во внешнеэкономическую деятельность и ряд других факторов позволяют иностранным государствам сформировать качественно новую разведывательную ситуацию. В частности, если раньше техническая разведка велась в основном из-за пределов Советского Союза (за исключением мест постоянного пребывания иностранных представителей), то в настоящее время потенциальный противник имеет возможность вести разведку в России зачастую вблизи или непосредственно на объектах военно-промышленного комплекса и Вооруженных Сил российской Федерации, что наносит огромный ущерб общей и военной безопасности страны.

Процессы реформирования всех сфер общественной жизни в России обусловили новые формы организационной деятельности иностранных разведок: для добывания необходимой информации, создания «зон влияния» в интересах США и других западных и восточных государств все шире используются действующие в России многочисленные совместные предприятия и различного рода научные центры. Как известно, внешняя военная политика государств всегда базируется на том, что страна, имеющая превосходства в силах и средствах информационной борьбы, в том числе разведки, может рассчитывать на лидерство и в экономической, политической, идеологической и военной областях, иметь стратегическое и тактическое преимущество, более гибко реагировать на развитие вооружений и военной техники, поддерживать преимущество по ряду передовых военных технологий. Указанные новые рыночные коммерческие и иные структуры, которые растут в нашей стране как грибы после дождя, вольно или невольно оказывают потенциальному противнику значительное содействие.

В виду того, что значительная часть новых видов вооружений и военной техники после распада СССР остались за пределами России, информация о них стала неподконтрольной руководству Вооруженных Сил РФ, и существует реальная угроза ее утечки. Конкретные факты такого положения дел уже имеют место (например, продажа Беларусью американской стороне зенитно-ракетного комплекса С-300). Ряд проблем аналогичного характера возникает в связи с окончанием сроков обучения в высших военно-учебных заведениях Министерства обороны РФ представителями дружественных стран СНГ. Все они пользуются одинаковыми со слушателями и курсантами-гражданами России правами, все допущены к секретным, а часть и к совершенно секретным документам, инструкциям по эксплуатации грифованной техники, вооружения, ядерных энергетических установок и т.д. Так, только в высшие военно-морские учебные заведения до 2000 года должны были закончить более 1000 человек, родители которых постоянно проживают в Латвии, Литве, Эстонии, Беларуси, Украине, Казахстане и других ныне суверенных государствах. Таким образом, на сегодняшний день в информационном столкновении сторон существуют и развиваются с разной степенью интенсивности механизмы, обусловленные как их сотрудничеством, так и их противоборством.

Восьмое. В современных условиях для России исключительно важным является формирование негативного глобального общественного мнения о военных приготовлениях, открытых и тайных (специальных) агрессивных акциях США и НАТО. Здесь нет необходимости заниматься фальсификацией или искажением фактов действительности: объективно внешняя политика США и НАТО направлена на реализацию национальных интересов США в мире и достижение глобальных интересов НАТО на международной арене, установление одного центра силы (экономической, политической, военной) в общей системе международных отношений. В то же время здесь есть насущная необходимость вести данную работу систематически, а не эпизодически (в период кризисных ситуаций, связанных с провокациями, военными конфликтами, локальными войнами и т.п.), с привлечением всех политических средств, особый упор делая на дипломатию и средства массовой информации и коммуникации. Отдельные попытки такой работы проводились руководством МИД

РФ в период югославского кризиса, когда особая позиция России в вопросе использования военной силы НАТО против боснийских сербов реально раскрыла несоответствие между «миротворческими» устремлениями США и их союзников и их действиями против мирного населения Боснии. Миротворчество с целью разрешения конфликта или «умиротворение» сербов с помощью военной дубинки – вот действительные вопросы, на которых можно было с высокой эффективностью показать истинную суть «американско-НАТОвского» миротворчества.

Девятое. В условиях скрытой информационной войны особую роль в информационном обеспечении военной безопасности российского государства играет целенаправленное информационное воздействие на союзников США по НАТО с целью изменения дружественного характера их отношений с Вашингтоном.

Политическая борьба не терпит сослагательного наклонения: используя компромиссы, она остается бескомпромиссной по своей сути. Сегодня в ней трудно переоценить роль информационного противоборства, направленного на разобщение усилий как отдельных государств, так и их коалиций. Для этого необходимо грамотно и умело использовать противоречия как внутри отдельных государств, так и их коалиций. Есть такие противоречия и в Атлантическом военном союзе. К примеру, единое атлантическое пространство, сформированное под эгидой США, выполняет важные оборонно-стратегические функции, но цена гарантий для европейских государств при этом достаточно велика: континентальной Европе угрожает растворение в англо-американской системе с утратой национального многообразия и самобытности западноевропейских государств, поскольку американизация Европы – это не только геополитическая зависимость, но и культурный униформизм, растворение в обезличенной духовной индустрии, скроенной по меркам примитивного массового общества. Двуосность Европы (континентальная – океаническая, романская – германская, католическая – протестантская) уже имеет тенденцию может превратиться в американизированную одномерность.

Или другой пример, связанный с продвижением НАТО на Восток. В перспективе оно не менее опасно для Европы, чем для России. Расширение НАТО, по сути, является процессом закрепления американизации Европы. В долгосрочной перспективе это не только не усиливает, но и ослабляет статус Европы в мире, поскольку уменьшает гибкость и разнообразие ее стратегий. В этом отношении продуманная информационная политика России, направленная на реконструкцию Центральной Европы и дающая шанс восстановить внутреннее многообразие Запада, отстоять самобытность Европы, по сути своей представляла бы характер альтернативы американизму, способствуя изменению характера отношений европейских государств и США9.

Десятое. Особое внимание с точки зрения защиты от иностранных технических разведок должно быть уделено информационным комплексам вооружения и военной технике, позволяющим сохранить и обеспечить паритет общей безопасности в военном противостоянии. Следует отметить, что наиболее уязвимыми элементами в структуре Вооруженных Сил в вопросах информационного противоборства являются автоматизированные системы военного назначения, относящиеся к так называемым «критическим системам», то есть все вычислительные системы, а также системы управления, которые обеспечивают применение оружия, средств связи, атомных, химических и экологически опасных производств и транспорта, поэтому на них должно быть обращено внимание в первую очередь.

Видимо, назрела необходимость окончательного отказа от тотального сокрытия абсолютно всех сведений об оборонном потенциале нашей страны, как практически неосуществимой, и перехода к реализации принципиально новой методологии информационной безопасности, связанной с интеллектуальным процессом введения противника в заблуждение относительно боевой готовности войск и сил флота, наиболее слабых и уязвимых звеньях системы боевого управления, боевых возможностей перспективных комплексов и систем вооружения. (Разумеется, такая постановка вопроса не бесспорна, но она имеет под собой достаточную основу).

Несмотря на приоритетность информационного обеспечения военной безопасности во всех индустриально развитых государствах, среди военно-политического руководства России до сих пор нет адекватного понимания роста значимости информационно-технической борьбы в ходе и исходе боевых действий. В Вооруженных Силах практически свернута подготовка квалифицированных специалистов по компьютерной борьбе, а это – одна из главных перспектив в развитии информационно-технического противоборства.

Неоправданно медленно внедряются современные средства поддержки научного и инженерного труда. Общий низкий уровень этого обеспечения не позволяет производить исследования и разработки на передовых рубежах науки и техники, что является одной из причин «утечки мозгов» за рубеж.

Одиннадцатое. Крайне важным направлением информационного обеспечения военной безопасности российского государства является информатизация в области средств вооруженной борьбы, обусловленная рядом объективных факторов, характеризующих развитие сил и средств ведения военных действий и условий их осуществления. К наиболее важным из них следует отнести:

резкое возрастание боевых возможностей войск в связи с появлением информационного и высокоточного оружия;

принципиальное изменение роли времени в управлении войсками и боевыми средствами;

лавинообразное нарастание объема и важности информации о боевой обстановке и другие. Целью информатизации средств вооруженной борьбы является повышение эффективности применения вооруженных сил, сокращение сроков и повышение качества принимаемых решений, гибкое реагирование на изменение военно-политической обстановки и прогнозирование ее развития. В связи с этим наиболее важными направлениями информатизации в области средств вооруженной борьбы являются:

а) обеспечение единства процессов управления войсками и оружием на основе автоматизированных средств управления и сопрягаемых с ними комплексов управления оружием на базе технических и программных средств новых поколений. Так, в начале 90-х гг. на вооружение американских войск поступила система PLRS. Две тысячи пользователей с помощью станций PLRS могут автоматически получать информацию о своем точном местоположении на площади 300 кв. км. Системы обработки данных играют ключевую роль, поскольку они имеют и много других применений: от небольшой системы «Такфайр» для артиллерии до крупных SAKRA (Франция), HEROS (Германия), Wavell (Великобритания), MCS (США). Эти крупные системы к концу века планируется интегрировать в систему сбора и обработки данных на поле боя BICES, которая даст возможность получения информации со всего европейского театра войны10. В этом отношении военное руководство России должно принимать адекватные меры, позволяющие либо создавать и развивать аналогичные комплексы в Российских Вооруженных Силах, либо идти по неординарному пути, позволяющему максимально снизить эффективность боевого использования этих систем;

б) создание информационных систем вооруженных сил в интересах обеспечения процессов (в том числе интеллектуальных) вооруженной борьбы. Принципиальная разница между автоматизированными (АСУ) и интеллектуальными (ИСУ) системами управления состоит в том, что АСУ реализует только простые операции управления (сбор, обработку информации, ее представление, проведение вспомогательных оперативных расчетов), а ИСУ выполняет за человека и его основную функцию – принимает решение в сложившейся обстановке. Создание таких ИСУ в Вооруженных Силах – насущная задача;

в) внедрение роботов и робототехнических систем, позволяющих реализовать потенциальную эффективность средств вычислительной техники на основе рационального распределения функций по обработке информации и управлению между ЭВМ с элементами искусственного интеллекта и человеком-оператором при одновременном выводе последнего из зоны непосредственного ведения боя (основополагающим направлением роботизации должен стать переход от разработок отдельных боевых и обеспечивающих средств к комплексной роботизации подразделений и частей);

г) использование современных информационных технологий для исследований и внедрения качественно новых средств вооруженной борьбы и форм их применения и другие. Быстрое развитие работ в этих направлениях является крайне необходимым в условиях уменьшения затрат и ассигнований на оборону и может способствовать развитию новых высокоэффективных информационных средств и технологий обеспечения военной безопасности российской Федерации11.


1.3 Основные направления и содержание государственной информационной политики


Структура информационной политики исследована через субъект–объектные отношения. Субъекты информационной политики условно разделены на два вида.

К первому виду отнесены субъекты, непосредственно участвующие в политической жизни общества. Этот вид включает три подвида, разделяемые по степени их влияния на процессы выработки и реализации информационной политики.

Ко второму виду субъектов отнесены субъекты, принимающие опосредованное участие в политике.

Первый вид субъектов информационной политики (рис. 1.6):

государство и его органы, политические партии, общественно-политические организации и движения. Это постоянно действующие субъекты политики, претворяющие ее в жизнь и уполномоченные на то структуры от имени государства, коалиции государств, международных организаций.

оппозиция, лоббистские структуры, средства массовой информации, транснациональные корпорации.

незаконные (неформальные) организации, которые не являются легальными субъектами политики, но могут оказывать на нее влияние (террористические и экстремистские организации, бандформирования).

Второй вид субъектов информационной политики – крупные социальные группы и общности, различные группы интересов.

В качестве субъектов информационной политики рассмотрены любые политические и социальные органы, институты, лидеры, которые активно участвуют в социально-политической жизни и при этом также активно используют информационные средства. Не все социальные субъекты одинаково активны и полномочны в информационной и политической сферах. Скорее, наоборот, равенства между ними не может быть ни в политической, ни в информационной сферах. Например, деятельность появляющихся в последнее время других активных участников информационных процессов (печатных и электронных СМИ, транснациональных корпораций, лоббистских групп, незаконных организаций и т.д.) нуждается в постоянном внимании и регулировании со стороны уполномоченных государственных структур, которые в свою очередь должны реализовывать информационную политику в согласии с общественно-значимыми интересами граждан, общественных объединений, органов местного самоуправления и т.п.

Основная тенденция развития современного общества заключается в том, что политика, в том числе и информационная, не может быть лишь исключительно прерогативой государства. Все более активными ее участниками становятся общественно-политические объединения, политические партии, институты гражданского общества, структуры масс-медиа (и те, кто за ними стоит), некоммерческие организации, национальные и наднациональные органы.

К объектам информационной политики отнесен весь социум с социальными группами и общностями, элементами гражданского общества, национальными и наднациональными структурами, государствами и их коалициями / союзами с их связями и взаимоотношениями.

Ядром государственной информационной политики является политика информатизации, а ее внешней оболочкой – политика информационной безопасности. Под государственной системой информационной безопасности в этом случае понимается организационное объединение государственных органов, сил и средств информационной безопасности, осуществляющих свои функции на основе закона и под контролем и защитой судебной власти12.

Содержание этих принципов достаточно подробно раскрыто в самой Доктрине, они носят общий для информационной безопасности характер, поскольку ее субъектами являются здесь как институты государства, так и организации гражданского общества. Автор же предпочитает остановиться на принципах информационной политики, свойственных именно государственному характеру и статусу этой политики. Содержание этих принципов отражает фактическую способность государства обеспечить информационную безопасность, исходя из текущих и перспективных возможностей с учетом обстоятельств, связанных с особенностями той переходной стадии, которая характерна именно для российского государства. Последнее исключительно важно для создания механизмов обеспечения информационной безопасности государства.

Государственная информационная политика – совокупность целенаправленных мер органов государственной власти, осуществляемых в сотрудничестве с другими институтами политической системы (в том числе международного уровня), элементами гражданского общества и иными социальными субъектами в целях развития и регулирования социума посредством информационных средств, а также развития и регулирования информационной сферы жизнедеятельности общества и государства.

Содержание принципов государственной информационной политики отражает фактическую способность государства обеспечить информационную безопасность, исходя из текущих и перспективных возможностей с учетом обстоятельств, связанных с особенностями той переходной стадии, которая характерна именно для российского государства. Последнее исключительно важно для создания механизмов обеспечения информационной безопасности государства.




2. Государственная информационная политика Российской Федерации и тенденции ее изменения


2.1 Государственная информационная политика Российской Федерации в дореформенный период


Политика информатизации, принципы и положения которой в России начали формулироваться и развиваться с начала 90-х годов, сводилась «с небольшими вариациями к обеспечению научно-технических, производственно-технологических и организационно-экономических условий создания и применения информационных технологий, информационной инфраструктуры и системы формирования информационных ресурсов. При этом политика информатизации была отделена от политики, проводимой государством в области СМИ, связи и телекоммуникаций13«.

Такой вывод делается авторами Концепции государственной информационной политики, одобренной Комитетом Государственной Думы по информационной политике и связи (15 октября 1998 г.) и Постоянной палатой по государственной информационной политике Политического консультативного совета при Президенте Российской Федерации (21 декабря 1998 г.).

«На протяжении многих лет государственная информационная политика охватывала, главным образом, проблемы, связанные с деятельностью средств массовой информации», – говорится в упомянутой Концепции. Только «в последние 2–3 года содержание ГИП было несколько расширено, и в него попали отдельные элементы защиты прав граждан и организаций на общедоступную информацию, гарантированных Конституцией страны».

Концепция государственной информационной политики так определяет предмет своего исследования: «государственная информационная политика представляет собой совокупность целей, отражающих национальные интересы России в информационной сфере, стратегических направлений их достижения (задач) и систему мер, их реализующих». Долгосрочной стратегической целью ГИП провозглашается построение демократического информационного общества и вхождение страны в мировое информационное сообщество. Она будет эффективна, если ее основой станут: системность и открытость. Одна из главных целей ГИП – согласование интересов граждан, общества и государства, налаживание диалога между ними.

В Концепции государственной информационной политики ее основные задачи сформулированы следующим образом:

модернизация информационно-телекоммуникационной инфраструктуры;

развитие информационных, телекоммуникационных технологий;

эффективное формирование и использование национальных информационных ресурсов (ИР), обеспечение широкого, свободного доступа к ним;

обеспечение граждан общественно значимой информацией и развитие независимых средств массовой информации;

подготовка человека к жизни и работе в грядущем информационном веке;

создание необходимой нормативной правовой базы построения информационного общества.

Концепция государственной информационной политики охватывает практически все наиболее значимые положения и принципы, составляющие основу ГИП (рис. 2.1).

1. Принцип открытости политики – все основные мероприятия информационной политики открыто обсуждаются обществом и государство учитывает общественное мнение.

2. Принцип равенства интересов – политика в равной степени учитывает интересы всех участников информационной деятельности вне зависимости от их положения в обществе, формы собственности и государственной принадлежности (единые для всех «правила игры»).

3. Принцип системности – при реализации принятых решений по изменению состояния одного из объектов регулирования должны учитываться его последствия для состояния других и всех в совокупности.

4. Принцип приоритетности отечественного производителя – при равных условиях приоритет отдается конкурентоспособному отечественному производителю информационно-коммуникационных средств, продуктов и услуг.

5. Принцип социальной ориентации – основные мероприятия ГИП должны быть направлены на обеспечение социальных интересов граждан России.

6. Принцип государственной поддержки – мероприятия информационной политики, направленные на информационное развитие социальной сферы финансируются преимущественно государством.

7. Принцип приоритетности права – развитие и применение правовых и экономических методов имеет приоритет перед любыми формами административных решений проблем информационной сферы.

Авторы Концепции уверены в необходимости перехода России к информационному обществу со всеми из этого вытекающими последствиями. Так, рассматривая ГИП в отношении СМИ, приходишь к выводу, что в силу большой значимости для общества информации и, как следствие, средств массовой информации, необходимо вмешательство государства в регулирование деятельности печати, радио и телевидения через реализацию ГИП.

Данные положения верны, и они отражают основные позиции ГИП. Но на сколько они выполнялись в реальности?

Претворение в жизнь остальных направлений ГИП в сфере СМИ также оставляет желать лучшего по нескольким причинам: во-первых, «чиновники по-прежнему управляют большей частью информационных процессов на местном уровне»; во-вторых, «имеющееся законодательство не получило должного развития по целому ряду важнейших вопросов, как-то: отношения «владелец – учредитель – редакция»; статус издателя, вещателя и собственника; антимонопольное регулирование в сфере СМИ, участие иностранных инвесторов в деятельности СМИ. Не приняты основополагающие законы о теле- и радиовещании и оправе на информацию»; в-третьих, «государство не обеспечивает единого информационного пространства14«.

Таким образом, положения, отраженные в Концепции, безусловно, должны составлять основу ГИП, но, в тоже время, государство должно взять на себя ответственность за ее формирование и реализацию.


2.2 Государственная информационная политика Российской Федерации в современной обстановке


Конец XX и начало XXI в. характеризуются новым этапом научно-технической революции – внедрением во все сферы жизни инфокоммуникационных технологий (ИКТ) – необходимой базы для перехода к информационному обществу, оказывающих огромное влияние на все аспекты нашей жизни. Как отмечается в Декларации принципов построения информационного общества (Декларации тысячелетия)15, такие технологии открывают совершенно новые перспективы достижения более высоких уровней развития.

В настоящее время в Российской Федерации сформировались необходимые условия для перехода к информационному обществу. Это отмечается и в Стратегии развития информационного общества в России, одобренной на заседании Совета Безопасности Российской Федерации 25 июля 2007 г. (далее – Стратегия).

Стратегия является политическим документом и направлена на реализацию положений Окинавской хартии глобального информационного общества16 и итоговых документов Всемирной встречи на высшем уровне по вопросам информационного общества (Женева, 2003 г., Тунис, 2005 г.). В ней определены цели и принципы развития информационного общества в России, роль государства в данном процессе, предусмотрены основные мероприятия по достижению целей развития информационного общества в России.

Как отметил Президент РФ В.В. Путин во время обсуждения проекта Стратегии, этот документ должен послужить основой подготовки конкретных программ как в центре, так и на местах.

Все используемые информационные технологии, включая электронную коммерцию, электронное правительство, информатизацию науки и образования, здравоохранения и т.д., рассматриваются сегодня как интегрированная, взаимосвязанная совокупность всей информационно-телекоммуникационной сферы и образуют фундамент для перехода к информационному обществу.

При этом особое внимание необходимо уделить вопросам информационной безопасности в самом широком смысле этого слова. Ведь глобализация открывает для нас не только новые возможности, но и создает определенные риски, и мы должны быть готовыми адекватно парировать такие потенциальные угрозы, как, например, кибертерроризм17.

В Российской Федерации есть необходимые условия для интенсификации развития информационного общества. Это не только быстрые темпы развития рынка телекоммуникаций, инфокоммуникационных технологий, информационных продуктов и услуг, совершенствование информационной инфраструктуры и использование информационных технологий во всех сферах жизни общества, но и развитие системы нормативно-правового регулирования отношений в области создания и использования инфокоммуникационных технологий.

Правовые проблемы регулирования информационных отношений при построении информационного общества в России в настоящее время нуждаются в тщательном исследовании, поскольку резко ускоряющиеся информационно-коммуникативные процессы глобализации эволюционируют в качественно новое состояние – режим реального времени. Возникающие в связи с этим новые общественные отношения нуждаются в адекватном правовом регулировании.

Одним из необходимых условий развития информационного общества является развитие системы нормативного правового регулирования отношений в области создания и использования информационно-телекоммуникационных технологий. В то же время будет справедливым признать, что именно общественные отношения в информационной сфере, пронизывающей сегодня практически все области жизнедеятельности человека, общества и государства, являются импульсом, влияющим на развитие информационного законодательства.

Наряду с возрастанием роли информации в жизни общества происходит изменение и переосмысление связанных с ней отношений и понятий, что получает отражение в правовом регулировании и, соответственно, в нормотворческой деятельности.

В настоящее время продолжается правовая реформа, активные законотворческие процессы идут практически во всех отраслях законодательства. Не является исключением и информационное законодательство, а особенно такая его подотрасль, как законодательство в области обеспечения информационной безопасности.

Сегодня новые тенденции в развитии информационного права и информационного законодательства в Российской Федерации в первую очередь связывают с принятием в июле 2006 г. новых основополагающих Федеральных законов «Об информации, информационных технологиях и о защите информации18« и «О персональных данных19«.

Дискуссии в оценках нового, так называемого трехглавого Закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» неизбежны, поскольку среди специалистов в этой области существуют зачастую полярные позиции как в отношении правовой природы информации – ключевого понятия в информационной сфере, так и необходимости правового закрепления целого ряда понятий и терминов, широко применяемых в информационной сфере (например, таких, как информационные ресурсы, информатизация и других).

При этом нельзя не согласиться с тем, что в указанном Федеральном законе есть определенные преимущества по сравнению с предыдущим Законом 1995 г. «Об информации, информатизации и защите информации20«, который, конечно, за истекшее десятилетие нуждался в совершенствовании. Изменены были не только название закона, но и структура, исключена преамбула, появились новые нормы и уточнены цели и сфера действия закона, внесены изменения в терминологический аппарат законопроекта (были уточнены определения понятий «информационные технологии», «обладатель информации», «доступ к информации» и др.). Иначе, но отнюдь не бесспорно сформулированы положения об информации как объекте правового регулирования, а также определены права и обязанности обладателя информации.

Не меньшее значение в развитии информационного законодательства имеют ратификация Российской Федерацией Европейской конвенции о защите физических лиц в отношении автоматизированной обработки данных личного характера и принятие Федерального закона «О персональных данных».

Следует признать, что формирование правовых основ единого информационно-телекоммуникационного пространства России тесно связано с международным и зарубежным опытом и должно осуществляться на основе принципа системности и сбалансированности правовых норм с учетом общепризнанных принципов и норм международного права.

Эта тенденция в развитии информационного законодательства в России особенно очевидна в связи с необходимостью правового урегулирования целого ряда вопросов, касающихся использования Интернета в противоправных целях, особенно в террористических и экстремистских целях, что является проблемой международного масштаба21.

В этой связи следует отметить, что Российская Федерация в период с 2000 по 2006 г. является участницей большинства международных договоров по борьбе с терроризмом, содержащих общепризнанные принципы и нормы международного права в сфере пресечения пропаганды терроризма и насильственного экстремизма, связанных с использованием глобальных информационных систем.

В законодательство Российской Федерации необходимо имплементировать прежде всего правовые нормы, устанавливающие ограничения вредного содержания информации, коммуникационных и информационных услуг в Интернете в соответствии с определенным набором признаков. Имеется положительный зарубежный опыт по законодательному регулированию функционирования системы жалоб на содержание информации, использования инструментов условного доступа с помощью кодов, шифров и паролей, а также функционирования системы сотрудничества саморегулируемых организаций провайдеров и пользователей с правоохранительными органами. Несомненный интерес представляют предложения о создании международного органа при ООН, координирующего управление в Интернете (так называемой международной паутине) с учетом ее трансграничного характера.

Хотя ст. 10 Федерального закона «Об информации, информационных технологиях и защите информации» предусмотрена обязательная идентификация обладателя информации или ее распространителя и запрещено распространение информации, за которую установлена административная и уголовная ответственность, однако правовой механизм реализации этой правовой нормы не разработан.

Очевидно, что информационное законодательство Российской Федерации не охватывает всего сложившегося многообразия отношений, связанных с пресечением деятельности противоправных интернет-сайтов.

Представляется, что в федеральном законодательстве должен быть определен правовой механизм признания вредного содержания информации в сети Интернет, установлены обязанности провайдеров по удалению информации экстремистского и террористического толка.

Кроме того, не определены основания для прекращения права пользования доменными именами и отмены их регистрации, а также не предусмотрены меры по идентификации пользователей информационно-телекоммуникационных систем и созданию национального электронного пространства доверия, поскольку пока еще должным образом не реализуется Федеральный закон «Об электронной цифровой подписи22«. Важное значение уделяется вопросам пространства доверия, подтверждения подлинности электронных документов, создания федерального центра по обмену информацией.

В развитии информационного законодательства в России, несомненно, важной является разработка законопроектов по вопросам доступа к информации, особенно к информации о деятельности государственных органов, так называемой публичной информации. Решение этой проблемы необходимо в целях обеспечения прозрачности деятельности органов государственной власти, что является обязательным требованием по международным обязательствам, вытекающим из конвенций ООН и Совета Европы по борьбе с коррупцией. Однако рассмотренный в первом чтении Государственной Думой Федерального Собрания РФ проект Федерального закона «О доступе к информации о деятельности органов государственной власти и местного самоуправления» еще весной 2007 г. до настоящего времени не принят.

Осуществление правосудия сегодня также нуждается в применении информационных технологий, подтверждении подлинности электронных судебных документов, и уже появилось правовое понятие «электронное обеспечение правосудия23«. Разработана Государственная автоматизированная система «Правосудие», и ведется работа по подготовке соответствующих процессуальных норм.

Во вступительном слове на заседании Совета Безопасности по вопросу развития информационного общества в России Президент России В.В. Путин отметил, что использование информационных технологий должно служить обязательным критерием эффективности работы ведомств, властей регионов и органов местного самоуправления. Для этого уже сейчас надо выработать объективные оценочные показатели развития и внедрения этих технологий24.

Следует отметить, что в рамках административной реформы продолжается активная разработка административных регламентов, которые направлены как на повышение эффективности государственного управления, так и в значительной степени на совершенствование оказания гражданам публичных услуг.

Нельзя переоценить и значение для развития информационного законодательства принятой в 2006 г. части четвертой Гражданского кодекса РФ, направленной на защиту интеллектуальной собственности, которая вступает в силу с начала 2008 г.

Информационные технологии настолько пронизывают нашу жизнь, а информационная сфера так многогранна, что правовое обеспечение информационной безопасности при построении информационного общества, представляющее собой состояние защищенности сбалансированных интересов личности, общества и государства в информационной сфере от внутренних и внешних угроз, приобретает практически первостепенное значение. Однако законодательство в этой сфере должно стать взаимосогласованной и эффективной системой на основе общепризнанных норм и принципов международного права, поэтому так важен системный подход при его дальнейшей разработке.

Учитывая отмеченные современные тенденции в развитии правового регулирования в области обеспечения информационной безопасности, большой массив не всегда согласованных правовых актов, касающихся информационной сферы, и комплексный характер информационного законодательства в целом, а также необходимость имплементации международных правовых норм, представляется целесообразной разработка Основ законодательства Российской Федерации об обеспечении информационной безопасности. Принятие такого правового акта необходимо для развития и совершенствования соответствующего правового регулирования в субъектах РФ. На федеральном уровне также требуется разработка сводного кодифицированного законодательного акта, регулирующего правоотношения в информационной сфере и направленного на совершенствование законодательства в информационной сфере, законодательное закрепление единых основ правового регулирования отношений, возникающих при реализации различными субъектами права на поиск, получение, передачу, производство и распространение информации, осуществление деятельности по формированию, хранению и использованию информационных ресурсов и систем, необходимых органам государственной власти и местного самоуправления в целях реализации их задач и функций.

В связи с этим одно из важнейших требований – сочетание текущей правотворческой деятельности и систематизации законодательства. Этот вопрос имеет не только важное теоретическое, но и практическое значение как для нормотворческой, так и правоприменительной деятельности.

Как показывает анализ нормотворческой деятельности в информационно-телекоммуникационной сфере, разработчикам законопроектов достаточно сложно учитывать все законодательство по вопросам, составляющим содержание проекта нового закона. Выполнить такую задачу нелегко в связи с тем, что действующие нормы права, касающиеся информационной сферы, разбросаны по правовым актам различных отраслей законодательства. Поручения о приведении нормативных правовых актов в соответствие в связи с принятием новых актов хотя и содержатся почти в каждом федеральном законе, но не всегда в полной мере реализуются. Так, значительное количество отсылочных норм, предусматривающих принятие нормативных правовых актов различного уровня, содержалось, как уже отмечалось, в Федеральном законе «Об информации, информатизации и защите информации». Однако за десять лет его действия они так и не были приняты. Аналогичные проблемы связаны с реализацией Федерального закона «Об электронной цифровой подписи».

Это позволяет констатировать, что современный этап развития федерального законодательства в информационной сфере характеризуется дальнейшим разрастанием нескоординированных правовых актов, дублирующих или нередко содержащих противоречивые нормы. В быстро развивающейся информационно-телекоммуникационной сфере правовое регулирование требует также должной динамики и взвешенного подхода к качеству таких законопроектов. При этом периодическое обновление содержания всего объема законодательства по мере изменения отдельных его норм приводит к выводу о необходимости принятия нового акта, имеющего кодифицированный характер.

При формировании информационного законодательства как взаимосогласованной и эффективной системы важны не только планирование законопроектных работ, но и систематизация.

Цели систематизации законодательства в информационно-телекоммуникационной сфере вытекают из теории права и представляют собой необходимость упорядочения действующих законов, всех нормативных актов, приведения юридических норм в упорядоченную, согласованную систему25. Формирование информационного законодательства направлено на создание стройной системы нормативных правовых актов, регулирующих правоотношения, связанные с этой сферой, обладающей качествами полноты, доступности и удобства пользования нормативными правовыми актами; на устранение устаревших и неэффективных норм права; разрешение юридических коллизий; ликвидацию «пробелов» и обновление законодательства.

Правовой основой для систематизации информационного законодательства является также наличие правовых норм, касающихся информационной сферы (более 40), в Конституции РФ.

В юридической науке и практике принято выделять такие формы систематизации законодательства, как учет нормативных правовых актов, инкорпорация, консолидация и кодификация. Рассмотрим две последние из них.

Еще несколько лет назад представлялось, что консолидация нормативных правовых актов как деятельность, направленная на сведение множества нормативных актов в один укрупненный, позволит решить задачу систематизации информационного законодательства. Новый укрупненный акт полностью заменяет вошедшие в него нормативные акты, поскольку заново принимается компетентным правотворческим органом и имеет собственные официальные реквизиты. Однако недостаток консолидации в том, что содержание правового регулирования общественных отношений не меняется, все нормативные установления ранее принятых актов объединяются в новом акте без изменений. Это представляется неприемлемым для информационно-телекоммуникационной сферы, в которой динамика правоотношений, нуждающихся в правовом регулировании, не сравнима ни с какой другой. В связи с этим требования сегодняшнего дня и активное нормотворчество позволяют назвать в качестве наиболее эффективной формы систематизации информационного законодательства кодификацию.

Существуют мнения, что кодификация информационного законодательства как форма его систематизации неактуальна. Однако представляется, что именно в информационной сфере, с учетом ее многоаспектности, глобальности, есть основания рассматривать этот вопрос, основываясь на анализе информационного законодательства и нормотворческой деятельности в сфере информационно-коммуникационных технологий.

Развитие информационного законодательства и необходимость его систематизации непосредственно связаны со многими отраслями законодательства. Представляется уместным отметить ряд тенденций в области кодификации федерального законодательства.

В настоящее время в Российской Федерации действует более 20 кодексов, при этом сферы действия значительной части из них не совпадают с классическим делением права на отрасли. В последние годы приняты Жилищный кодекс РФ, Градостроительный кодекс РФ, Таможенный кодекс РФ. Также действуют Налоговый кодекс РФ, Бюджетный кодекс РФ, Лесной кодекс РФ, Воздушный кодекс РФ, Кодекс торгового мореплавания РФ, Кодекс внутреннего водного транспорта РФ, Водный кодекс РФ, принятый в 2006 г., и ряд других.

Более 10 лет назад известным ученым, специалистом в области информационного права В.А. Копыловым и рядом других ученых высказывались предложения о подготовке Информационного кодекса. Однако многие считали это преждевременным, ссылаясь на печально известный опыт подготовки Хозяйственного кодекса. В то же время уже предприняты попытки создать Модельный информационный кодекс в рамках СНГ, в соответствии с решениями Межпарламентской Ассамблеи. Несомненно, заслуживают внимания предложения И.Л. Бачило о выделении блоков информационного законодательства и В.А. Копылова о структуре Информационного кодекса.

Кодификация информационного законодательства предполагает такое упорядочение законодательного материала, которое направлено на его переработку путем исключения противоречий, восполнения пробелов, преобразования материала. Это обеспечивает внутреннюю согласованность и системность правового регулирования правоотношений в информационно-телекоммуникационной сфере, которые сегодня необходимы для развития информационного законодательства. Кодификация – очень сложный законотворческий процесс, упорядочивающий и значительную часть действующего законодательства.

Как указывает Ю.А. Тихомиров, возможно принятие федеральных законов в форме основ законодательства и кодексов26. При этом основы законодательства РФ – это федеральный закон, содержащий принципы и основные положения законодательного регулирования определенной сферы общественных отношений, подлежащие развитию и конкретизации в нормативных правовых актах Российской Федерации и субъектов Федерации. Основы законодательства принимаются по предметам совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов и обеспечивают единообразное правовое регулирование определенной сферы общественных отношений. В свою очередь, кодекс Российской Федерации – федеральный закон, принимаемый по предметам ведения Российской Федерации, а также по предметам совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов, содержащий в систематизированном виде всю или основную массу правовых норм, регулирующих определенную сферу общественных отношений.

С возникновением новых общественных отношений, связанных с использованием информационных технологий, особую значимость приобретает правовое регулирование, обеспечивающее устойчивое и динамичное развитие данного направления. При этом возникают правовые отношения, связанные с необходимостью более точного определения специфики создаваемых информационных объектов комплексного характера (информационные базы, регистры, кадастры, реестры, классификаторы, интернет-ресурсы, сетевые интерактивные услуги, телекоммуникации) и организации их надлежащего учета.

В гражданском обороте в настоящее время находятся большие объемы разнообразных информационных продуктов. Их производители и пользователи заинтересованы в законодательной защите своих прав на эти продукты.

Современное информационное законодательство требует глубокого научного системного анализа для выявления пробелов и противоречий, определения как теоретических, так и практических связей с другими отраслями законодательства.

Следует особо выделить социальную значимость урегулирования процессов электронной коммерции, обеспечения защиты прав собственности на продукты информационного производства, персональных данных и другой информации конфиденциального характера включая государственную, служебную, коммерческую и иные виды тайн, предоставления различных услуг путем применения дистанционных технологий (образовательные, медицинские, юридические, издательские, библиотечные, музейные и прочие услуги) и т.д.

Представляется, что теоретические и методологические основы государственного регулирования в информационной сфере целесообразно сосредоточить в едином документе концептуального характера, определяющем также вектор развития соответствующего законодательства и позволяющем максимально учесть его состояние. При этом должны отражаться новеллы, включая новые правоотношения с учетом Стратегии развития информационного общества в России, разработанных концепций развития законодательства, Доктрины информационной безопасности РФ, Концепции использования информационных технологий в деятельности федеральных органов государственной власти до 2010 г., Федеральных целевых программ «Электронная Россия (2002–2010 годы)», «Развитие единой образовательной информационной среды (2001–2005 годы)» и ряда других правовых документов, касающихся развития информационного законодательства.

Задача формирования нормативной правовой базы в информационной сфере должна обеспечивать каждому возможности иметь доступ к информации, идеям и знаниям, вносить в эти области свой вклад при построении открытого информационного общества27.

Государственная политика обеспечения информационной безопасности Российской Федерации определяет основные направления деятельности федеральных органов государственной власти и органов государственной власти субъектов Российской Федерации в этой области, порядок закрепления их обязанностей по защите интересов Российской Федерации в информационной сфере в рамках направлений их деятельности и базируется на соблюдении баланса интересов личности, общества и государства в информационной сфере.


2.3 Проблемы, тенденции и перспективы развития государственной информационной политики


В России еще не сформулирована единая концепция государственной информационной политики, а российское информационное законодательство находится в начальной стадии формирования. Поэтому первоочередное внимание государственной власти, политических объединений и научной общественности должно быть обращено на проблемы разработки концептуальных основ государственной информационной политики и формирование информационного законодательства России с учетом главных особенностей современного этапа развития российской государственности.

Во-первых, в настоящее время в России осуществляются глубокие социально-экономические и политические преобразования с целью перехода от тоталитарного государства с административно-плановым управлением экономикой к правовому демократическому государству с рыночной экономикой, что не может быть успешно реализовано без одновременного качественного изменения информационной среды, перехода к информационно открытому обществу и информационно прозрачной государственной власти.

Во-вторых, кардинальное реформирование конституционных, политических и социально-экономических основ российской государственности без социальных, национальных и религиозных конфликтов, способных породить реальные угрозы территориальной целостности страны, возможно только при условии постоянного тесного взаимодействия власти и общества на основе взаимопонимания, взаимоуважения и делового партнерства. Для обеспечения такого взаимодействия, прежде всего, необходимо постоянное информационное взаимодействие между властью и обществом, создание открытого информационного пространства, без которого невозможно формирование демократического гражданского общества.

В-третьих, идут сложные процессы формирования отношений в федеративном государстве на новых для посттоталитарной России демократических принципах равноправия субъектов Федерации, разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и ее субъектов, равноправия и самоопределения народов, разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную, разнообразия форм государственной власти на региональном уровне, отделения местного самоуправления от государственной власти. В этих условияхсохранение государственной и территориальной целостности России, ее государственности в решающей степени обусловлено устойчивостью информационного взаимодействия между центром и регионами, между всеми ветвями и уровнями федеральной и региональной власти, исключением любых проявлений «информационного сепаратизма», любых попыток разрушить единое информационное пространство страны, общегосударственную информационно-коммуникационную инфраструктуру и систему национальных информационных ресурсов.

В-четвертых, реально формирующиеся в процессе реформ новые социально-экономические условия и федеративные отношения обуславливают необходимость адекватного изменения методов, форм и технологии государственного управления, в целом всей системы государственного управления. Принципиально новым для России методологическим подходом к реформированию системы государственного управления и решению проблемы взаимодействия (в первую очередь информационного) между гражданским обществом и властью должно стать определение стратегической цели такой реформы: формирование власти демократического типа, ориентированной на общество как потребителя ее услуг28.

Государственная политика обеспечения информационной безопасности Российской Федерации определяет основные направления деятельности федеральных органов государственной власти и органов государственной власти субъектов Российской Федерации в этой области, порядок закрепления их обязанностей по защите интересов Российской Федерации в информационной сфере в рамках направлений их деятельности и базируется на соблюдении баланса интересов личности, общества и государства в информационной сфере.

Основные проблемы государственной информационной политики в России заключаются в следующем:

  1. В настоящее время в России осуществляются глубокие социально-экономические и политические преобразования.

  2. Кардинальное реформирование конституционных, политических и социально-экономических основ российской государственности.

  3. Идут сложные процессы формирования отношений в федеративном государстве на новых для посттоталитарной России демократических принципах.

  4. Реально формирующиеся в процессе реформ новые социально-экономические условия и федеративные отношения обуславливают необходимость адекватного изменения методов, форм и технологии государственного управления.



3. Пути решения проблем в области информационной политики РФ


3.1 Общественное регулирование общих направлений государственной политики в области СМИ


Концепция государственной информационной политики России для ее практической реализации должна носить нормативный характер и, в частности, необходимо рассмотреть возможность ее документального оформления в виде нормативного правового акта федерального уровня. При этом концепция не должна стать «мертвой буквой закона», она должна постоянно развиваться, отражая необходимую по мере развития российского общества и государства смену приоритетных целей и задач в информационной сфере.

Долгосрочная стратегическая цель государственной информационной политики России – формирование открытого информационного общества на основе развития единого информационного пространства как пространства целостного федеративного государства, его интеграция в мировое информационное пространство с учетом национальных особенностей и интересов при обеспечении информационной безопасности на внутригосударственном и международном уровнях.

Для достижения указанной цели в процессе коренного реформирования основ российской государственности на первый план в информационной сфере выходят следующие задачи:

  • укрепление единства информационного пространства и устранение информационных угроз целостности государства;

  • создание информационных условий для интенсивного формирования гражданского общества;

  • обеспечение информационной среды для постоянного открытого взаимодействия между государственной властью и формирующимся гражданским обществом;

  • определение всего комплекса условий, включая права собственности, владения и распоряжения, эксплуатации накопленных информационных ресурсов и существующих информационно-коммуникационных сетей и систем, необходимых для формирования информационного общества;

  • создание правовых, экономических и организационных условий для объединения государственных и негосударственных информационных ресурсов, информационно-коммуникационных сетей и систем в единую общегосударственную информационно-коммуникационную инфраструктуру и систему национальных информационных ресурсов;

  • определение правил и условий функционирования национального рынка информационной продукции и услуг в новых экономических условиях, способствующих его интенсивному и равномерному развитию по всей территории страны и интеграции в мировой информационный рынок.

Практическая реализация государственной информационной политики во всех ее функциональных и временных аспектах требует развития информационного законодательства как системы взаимоувязанных правовых норм, базирующейся на конституционных принципах федеративного устройства российского государства (Конституция РФ, статьи 1, 5), разделения властей (там же, статьи 10, 11, 12), разграничения предметов ведения и полномочий (там же, статьи 71, 72, 73) и построения единой системы российского законодательства (там же, статья 76).

Информационное законодательство, включающее нормативные правовые акты, целиком посвященные вопросам правового регулирования в информационной сфере, и отдельные нормы по данному предмету в других нормативных правовых актах, является одновременно основным инструментом реализации и одной из основных областей формирования государственной информационной политики. В настоящее время уже принят и действует ряд базовых информационных законов – «О средствах массовой информации», «Об информации, информатизации и защите информации», «О связи», и других. Однако в последнее время процесс формирования информационного законодательства существенно замедлился, хотя достаточноширокий круг правовых отношений в информационной сфере так и остается не урегулированным. Прежде всего, это касается права граждан на свободу получения информации, ответственности за непредоставление и сокрытие информации, за распространение недостоверной информации и диффамацию, порядка и условий использования информации ограниченного доступа, включая персональные данные, коммерческую, служебную и другие виды тайн, проблем информационного обеспечения формирования гражданского общества и деятельности органов государственной власти и местного самоуправления, развития средств массовой информации, массовой коммуникации и связи в условиях рыночной экономики, регулирования рынка информационной продукции и услуг и т.д.

Поэтому одной из первоочередных задач является разработка комплексной программы развития информационного законодательства, определяющей его состав и структуру, последовательность и временной график разработки и принятия специальных законодательных актов и отдельных правовых норм, регулирующих весь комплекс информационных отношений. Приоритеты данной программы должны видоизменяться по мере объективных изменений текущих приоритетов государственной информационной политики. В качестве перспективной задачи может быть поставлена задача создания единого Информационного кодекса Российской Федерации.

Задача реализации государственной информационной политики в соответствии с утвержденной концепцией и на основе действующего законодательства является задачей государственного управления, для практического решения которой необходимо выполнение ряда условий.

Во-первых, в системе органов государственной власти должна быть сформирована единая структура, функцией которой является проведение государственной информационной политики. Эта структура должна охватывать все ветви и уровни государственной власти и включать как специализированные органы власти, обеспечивающие регулирование информационной сферы, так и подразделения в иных органах власти, ответственные за информационные аспекты деятельности в сфере их компетенции.

Во-вторых, государственное управление информационной сферой должно быть планомерно обеспечено финансовыми и материальными ресурсами за счет бюджетного финансирования – естественно, исходя из реальных возможностей государства по статье расходов на государственное управление.

В-третьих, проведение государственной информационной политики должно координироваться из единого центра на уровне высшего руководства страны при персональной ответственности одного из высших должностных лиц государства за решение этой задачи.

К сожалению, в настоящее время не только ни одно из перечисленных выше условий в полном объеме не выполняется, но и на уровне высшего российского руководства проведение целенаправленной информационной политики не рассматривается в ряду первоочередных задач государственного управления. Подобное неадекватное отношение к информационной политике приводит к негативным последствиям, существенно отражающимся на всем ходе реформ в России.

Такое отношение государственной власти к информационной политике нуждается в скорейшем изменении. При этом следует учитывать прямую связь регулирования информационной сферы с комплексной проблемой реформирования системы государственного управления.

Настоятельная необходимость в реформе системы государственного управления России определяется тем, что существующая система оказывается неспособной реализовывать и жестко контролировать исполнение законодательных и нормативных актов, принимаемых высшими органами государственной власти, а также эффективно осуществлять оперативное управление теми областями социально-экономической жизни общества, которые частично или полностью находятся в сфере государственного регулирования. Существенную роль играет несоответствие методов и технологий государственного управления новым политическим и социально-экономическим условиям, опережающим по отношению к изменениям системы государственного управления процесс реформ.

Реформа системы государственного управления должна осуществляться на основе законодательного определения функций и задач всех элементов системы, приведения структуры государственного аппарата в полное соответствие этим функциям и задачам, законодательного закрепления прав и обязанностей государственных служащих и внедрения новых технологий государственного управления, основанных на современных информационно-коммуникационных технологиях.

Задачи формирования структуры органов государственной власти, ответственной за проведение государственной информационной политики, и внедрения современных информационно-коммуникационных технологий во все сферы государственного управления (информатизации государственного управления), хотя по сути и являются организационно-технологическими, должны решаться как первоочередные задачи государственной информационной политики и реформы системы государственного управления. В современных условиях организационно-технологическое обеспечение не только определяет эффективность решения любой задачи государственного управления, но и в целом принципиальную возможность ее решения, особенно в информационной сфере.

Так как в настоящее время именно государственная власть является наиболее обеспеченным материальными и организационными ресурсами потребителем и источником информации, то организационно-технологическое совершенствование информационного обеспечения деятельности системы органов государственной власти является необходимым условием и первым важнейшим шагом к формированию общегосударственной информационно-коммуникационной инфраструктуры и единой системы национальных информационных ресурсов на основе современных информационно-коммуникационных технологий и технических средств, а также эффективным стимулом к ускорению развития рынка информационной продукции и услуг. При этом необходимо учитывать тот факт, что по мере либерализации политических, экономических и социальных условий жизнедеятельности общества и государства информационное обеспечение системы органов государственной власти должно усложняться, а не упрощаться.


3.2 Необходимость информационной безопасности в условиях политического и идеологического плюрализма


В настоящее время ярко выражено отсутствие должного внимания к вопросу информационной безопасности в законопроектной работе. Проанализируем основные сложившиеся в теории и законодательстве подходы к решению вопроса информационной безопасности в России. Исследуя юридическую литературу и нормативные источники, мы установили, что в отношении информационной безопасности используется несколько ключевых понятий, на содержании которых необходимо остановиться. Прежде всего это термины «информационная безопасность», «безопасность информации», «защита информации». Все три термина несут самостоятельную смысловую нагрузку, употребляются в нормативных правовых актах, но не все получили юридическое определение. Этимологическая связь понятий безопасности и защиты очевидна. Это нашло отражение и в доктрине, и в законодательстве. Статья 1 Закона РФ от 05.03.1992 №2446–1 (ред. от 02.03.2007) «О безопасности» определяет безопасность как состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз. Закрепленное в период его действия в Федеральном законе от 04.07.1996 №85-ФЗ «Об участии в международном информационном обмене» определение информационной безопасности раскрывается как состояние защищенности информационной среды общества, обеспечивающее ее формирование, использование и развитие в интересах граждан (ст. 2 Закона). Оба определения фактически предполагают наличие систем защиты, которые и гарантируют безопасность. Но определение информационной безопасности имеет два существенных недостатка. Во-первых, оно не отсылает нас к понятию «угроза», хотя эффективная защита требует обязательного соотнесения с существующими и предполагаемыми угрозами. Во-вторых, объектом защиты называется информационная сфера, то есть некая область отношений, тогда как, очевидно, защищаться должны права и интересы субъектов отношений в той или иной сфере.

Более адекватно понятие информационной безопасности раскрыто в Доктрине информационной безопасности РФ. Здесь это состояние защищенности национальных интересов РФ в информационной сфере, определяющихся совокупностью сбалансированных интересов личности, общества, государства. Доктрина определяет, что относится к интересам личности, общества и государства. Кроме того, в этом документе названы все виды основных информационных угроз и их источники. Таким образом, внимание акцентируется не на защите данных, сведений, информации, а законных правах и интересах субъектов. При этом состояние защищенности предполагает выработку оптимального режима регулирования для сохранения баланса частных и публичных интересов.

Исходя из сказанного, защита информации, очевидно, может рассматриваться только как один из способов защиты прав и интересов субъектов в информационной сфере. Уместным будет применение двух относительно самостоятельных категорий: «охрана» и «защита». Охрана информации – это установление ее общего правового режима, а защита – те меры, которые предпринимаются в случаях, когда субъективные права на информацию нарушены. Очевидно, все эти меры применимы только тогда, когда речь идет о закрытой информации. Но в законодательстве, что легко установить, термин «защита информации» употребляется в ином смысле, а именно как предотвращение утечки информации техническими и иными законными средствами. Это происходит не случайно, а в силу закрепления такого значения в ГОСТе 50922–96. «Защита информации». Соответственно, это деятельность, направленная на предотвращение неконтролируемого распространения защищаемой информации в результате ее разглашения, несанкционированного доступа к информации и получение защищаемой информации разведками, а также несанкционированных и непреднамеренных воздействий на защищаемую информацию.

В литературе, как и в законодательстве, употребляется не только термин «защита информации», но и «безопасность информации». Нельзя трактовать «безопасность информации» только как ее защищенность (защиту). Необходимо понимать этот термин как защищенные условия существования данных на всех этапах их жизненного цикла. Безопасность информации шире, чем защита, и связана с установлением определенных общих правил относительно информации как предмета общественных отношений.

Между тем этот термин имеет легальное определение. Под безопасностью информации (в данном случае речь идет об информации в государственной автоматической системе «Выборы») понимается состояние защищенности информации, находящейся в системе, от несанкционированного доступа к ней, а также от нарушения функционирования программно-технических средств сбора, обработки, накопления, хранения, поиска и передачи информации или от вывода указанных средств из строя, обеспеченное совокупностью мер и средств защиты информации (п. 3 ст. 2 Федерального закона от 10.01.2003 №20-ФЗ «О государственной автоматизированной системе Российской Федерации «Выборы»). В результате мы должны заключить, что безопасность – это состояние информации в системе, а защита – деятельность, обеспечивающая данное состояние (защищенности). При осуществлении информационной деятельности защищенность информации, особенно в публично-правовых отношениях, является ключевым моментом. В значительной мере от степени защищенности зависит функциональность любой информационной системы, качество формируемого ресурса и даже вероятность фиксирования информации. Ведь блокировать движение информации можно еще на стадии документирования, когда определенные сведения намеренно не фиксируются, следовательно, не включаются в информационный ресурс. Не фиксируя сведения, субъект исключает определенную информацию из легального обращения. В результате снижается степень достоверности информации в системе в целом, поскольку любые данные ложатся в основу создания многих видов производной информации.

Одним из аспектов обеспечения информационной безопасности как составной части безопасности в целом является защита интересов человека от вредного и непредсказуемого влияния со стороны им же созданной технико-технологической субстанции. Это вызывает необходимость рассматривать интересы личности, общества и государства с комплексных позиций защиты от побочных (диссонансных) факторов влияния технологических и организационных систем. Информационная безопасность как одна из систем ограничения диссонансных процессов в обществе призвана не только сдерживать их отрицательное влияние на человека, но и поддерживать в стабильном состоянии общество и государство. В свою очередь государство и его общественные институты призваны обеспечить это сдерживание.

Информационная ситуация в стране в настоящее время является неблагоприятной и даже катастрофической. При этом необходимо отметить, что коммуникативная среда обитания, предназначенная для межличностного общения нормативно не обеспечена. Таким образом, видна необходимость нормативного закрепления права на защиту от информации, в частности и прежде всего от информации, травмирующей психику, и информации на «языке вражды».

Информационный аспект управления системой имеет чрезвычайное значение с точки зрения изучения действительного, а не мнимого состояния системы. Осведомительный вид информации о состоянии системы и среды должен быть в определенных форматах, индексах, в которых сфокусированы количественные показатели о работе структурных элементов. В этом случае точность измерения состояния системы будет наибольшей, а возможность манипулирования (в значении злоупотребления) информацией сведена к минимуму. Это особенно актуально для социальных систем, где дезинформация о работе систем может выглядеть правдоподобно, однако искривленное отражение нередко только углубляет кризисные явления. В практике борьбы с преступностью существовали целые исторические периоды, когда показатели не отражали истинную картину о действительном состоянии правонарушений. Как правило, такие периоды завершались очередными структурными переменами в правоохранительной сфере. Одним словом, обобщенные, наиболее индексированные показатели о состоянии системы дают наилучшую картину ее состояния. Это обстоятельство необходимо учитывать при организации управленческих процессов правового обеспечения информационной безопасности. Когда система только формируется, сделать процесс информирования более адекватным значительно легче, чем тогда, когда система управления уже будет создана.

С другой стороны, правовое регулирование информационной безопасности предполагает создание мощных аналитических структур. Дезинформирование, как и другие способы уменьшения информационной проницаемости среды, должно своевременно анализироваться. Уменьшение проницаемости среды может быть результатом воздействия на нее, сопротивления среды. На наш взгляд, исходя из уровня современной аналитики, информационные системы, в том числе автоматические, должны включать в себя индикаторы достоверности информации. Учитывая риск утраты обратной связи в системе или ее дефективности, анализ реакции среды должен позволять быстро устранять неконструктивные способы и средства воздействия. Сложность состоит в том, что в рассматриваемом случае реакцией среды является увеличение информационной непроницаемости, при этом среда может имитировать достоверность информации. Индикатором достоверности, таким образом, должен выступать информационно-аналитический механизм, действующий в точках сбора информации. Такими точками сбора, например, являются моменты представления информации для фиксирования (документирования) и включения ее в тот или иной информационный ресурс.

Информационная безопасность обязательно связана с обеспечением, во-первых, доступности информации, а во-вторых, ее приватности. В сфере законодательного регулирования работы с информацией и информационными ресурсами ограниченного доступа, как считают специалисты, только интересы государства в определенной степени защищены Законом РФ «О государственной тайне». Интересы личности и институциональных структур общества лишь обозначены в отдельных нормативных актах, тогда как необходимо реализовать закрепление механизмов их защиты в специальных нормативных актах.

В этом плане показательным является подход, отраженный в Классификаторе правовых актов (далее – Классификатор), утвержденном Указом Президента РФ от 15.03.2000 №511 (ред. от 28.06.2005), где информационная безопасность выделена в отрасли информации и информатизации (120.070.000) и в отрасли безопасности и охраны правопорядка (160.040.030). На основании этого можно сделать вывод о том, что законодательство в области обеспечения информационной безопасности в силу своей специфики отнесено как к законодательству о безопасности, так и к законодательству об информации и информатизации и может объединять нормы, содержащиеся в нормативных актах других отраслей законодательства, в том числе относящиеся к конституционному строю – защита прав и свобод человека и гражданина (010.060.000), в гражданском праве – служебная и коммерческая тайна (030.130.060) и др.

В то же время в новом Классификаторе, на наш взгляд, сохранен ряд ошибок прежнего, утратившего силу, Общеправового классификатора отраслей законодательства (утвержденного Указом Президента РФ от 16.12.1993 №2171) и допущены новые серьезные неточности. Так, если в первом варианте Классификатора (120.070.000) информационная безопасность упоминается в одном ряду с персональными данными и информационными ресурсами в разделе «информация по категории доступа», то во втором случае (160.040.030) она отнесена только к безопасности общества, тогда как к безопасности государства отнесена государственная тайна, являющаяся объектом защиты в системе информационной безопасности, а безопасность личности по данному Классификатору вообще оказалась за рамками информационной безопасности, что не соответствует Концепции национальной безопасности и Доктрине информационной безопасности РФ.

Подводя итоги сказанному, считаем необходимым отметить, что институт информационной безопасности в России нуждается прежде всего в решении концептуальных проблем создания системы защиты прав и интересов государства, общества, личности. Отсутствие действенной концепции вызвало остановку развития законодательства, должного урегулировать комплекс соответствующих проблем, на уровне недопустимо низком. Вопреки системным свойствам информационная безопасность в России регулируется фрагментарно.

И здесь мы обращаемся к аспекту регулирования информационной деятельности. На наш взгляд, ключевым элементом в системе информационной безопасности является информационный ресурс. Функционирование системы национальных информационных ресурсов становится одной из основ государственной безопасности России. Национальные информационные ресурсы являются продуктом информационной деятельности. Поскольку деятельность – это процесс, направленный на результат, ее эффективность измерима. Правда, только в том случае, если законодательство закрепляет адекватное определение информационного ресурса. Стандартизация информационных ресурсов требует выявления всех их разновидностей. Каждый конкретный вид ресурса определяет требования к документированию и инфраструктуре ресурса, т.е. условиям хранения и передачи. Создание инфраструктуры отчасти является деятельностью по формированию ресурса, но отчасти это деятельность по созданию каналов циркуляции информации. Информационные каналы имеют субъективное и объективное выражение, поскольку каналом может быть и субъект деятельности, и ее объект, например канал связи. Создание каналов передачи информации, таким образом, – результат и технической деятельности, и нормирования, регламентации.

При формировании информационного ресурса мы имеем три поддающихся измерению и стандартизации составляющих: документ, информационный ресурс, канал связи ресурса с другими ресурсами в пределах системы. При этом совместимость систем или подсистем является одним из необходимых параметров информационной безопасности. Поскольку совместимость систем изначально исследовалась в рамках компьютерно-информационной сферы, в основном принято говорить о технической совместимости. Под технической совместимостью систем обычно понимается совместимость средств и методов, включающих аппаратуру, информацию (приложения, данные), операционные среды. Но помимо технической совместимости необходима предметная (семантическая) и правовая совместимость. Совместимость подсистем в системе национальных информационных ресурсов обеспечивает реализацию принципа доступности информации в той степени, в которой она создает условия проходимости и проницаемости среды.

Функциональная система информационных ресурсов является необходимым для управленческой деятельности ресурсом. Это справедливо и в отношении правового регулирования. Эффективность управления и правового регулирования определяется такими параметрами, как:

– доступность информации (возможность использовать всю необходимую информацию);

– полнота, достоверность, актуальность ресурсной информации.

Эти параметры определяют качество принимаемых управленческих и правовых решений. Качество информационного ресурса, определяемое как качеством информации, так и качеством инфраструктуры ресурса, предотвращает информационную угрозу оказаться вне международного информационного обмена. Включение в трансграничный обмен связано, с одной стороны, с наличием представляющей обменную ценность информации, но с другой стороны, с гарантией защищенности передаваемой в российскую ресурсную систему информации. Предотвращение угрозы оказаться на периферии мирового информационного сообщества напрямую связано с наличием в стране нормативной базы, регулирующей все аспекты информационной безопасности.

Безопасность – это продукт власти. Как продукт информационная безопасность имеет качества, поддающиеся измерению и управлению.

Так, на наш взгляд, наиболее точным способом измерения информационной безопасности является жестко регламентированная информационная деятельность публично-правового характера. К такой деятельности мы относим документирование и формирование информационного ресурса. Главным результатом информационной деятельности публично-правового характера является функциональная система национальных информационных ресурсов. Свойства этой системы обеспечивают информационную безопасность страны. К таким ключевым для безопасности свойствам мы отнесли:

– техническую, предметную и правовую совместимость информационных ресурсов в ресурсной системе;

– техническую и юридическую доступность информации в системе;

– полноту, достоверность, актуальность ресурсной информации;

– защищенность информации.

Возможно, приведенный нами перечень не отличается полнотой. Главная цель, которую мы преследовали, анализируя названные свойства, – это выявление жесткой зависимости качества системы информационной безопасности от качества системы национальных информационных ресурсов. Информационная безопасность страны останется на низком уровне до тех пор, пока не будет действовать система национальных ресурсов. Целое (система информационных ресурсов) предшествует совокупности элементов. Но информационная деятельность, мы полагаем, должна стать тем элементом, который необходим для того, чтобы совокупность элементов в информационной сфере приобрела свойства системы. Данный объект обладает интегративным свойством делать целостность определенной.


3.3 Повышение роли средств массовой информации на региональном уровне


Особое внимание в процессе информатизации государственного управления должно уделяться региональному аспекту этой задачи. В процессе формирования в России федеративных отношений на новых демократических принципах ни одна социально-экономическая или политическая проблема, ни одна задача государственного управления не может быть успешно решена без устойчивого информационного взаимодействия между центром и регионами.

Государственная политика в сфере информатизации государственного управления в региональном аспекте в первоочередном порядке должна обеспечить создание эффективной системы согласования интересов и действий в информационной сфере между федеральными и региональными органами власти и управления, формирование системы нормативного правового обеспечения процессов информатизации с учетом региональной специфики, оптимизацию решения государственных задач, включая минимизацию транзакционных затрат по информатизации государственного управления в масштабах регионов и страны в целом, постоянный мониторинг развития региональных составляющих национальной информационно-коммуникационной инфраструктуры и рынка информационной продукции и услуг.

Головными координационными, научно-методическими и организационно-технологическими центрами в реализации государственной политики в сфере региональной информатизации могут стать информационные центры межрегиональных информационных сообществ. На указанные центры может быть возложена обязанность координировать разработку, внедрение и эксплуатацию федеральных информационных систем, использующих территориально-распределенную информацию, и формирование системы депозитариев государственных информационных ресурсов на региональном уровне.

В формировании единой информационно-коммуникационной инфраструктуры и системы национальных информационных ресурсов, основой которых может быть централизованно-децентрализованная сеть информационных центров – депозитариев информации, связанных высокоскоростными коммуникационными каналами с большой пропускной способностью, определяющую роль наряду с государственной властью должны играть негосударственный сектор экономики и разнообразные институциональные структуры гражданского общества. Для привлечения ресурсов негосударственного сектора, а также, возможно, зарубежных ресурсов, необходимо в рамках проводимой информационной политики обеспечить комплекс соответствующих правовых и экономических условий.

Сегодня наиболее острой проблемой в России является отсутствие у подавляющего большинства граждан доверия к государственной власти, уверенности в том, что все ветви и структуры власти, все ее должностные лица работают в интересах общества, а не в интересах самой власти или своих личных. Поэтому острие государственной информационной политики должно быть, прежде всего, направлено на устранение «дефицита доверия к власти», препятствующего продвижению по пути реформ.

В этом смысле ключевой задачей является создание открытой информационной среды, включая обеспечение информационной прозрачности государственной власти, необходимой для формирования гражданского общества и достижения взаимодействия между обществом и властью на принципах доверия, взаимопонимания и делового партнерства.

Для решения этой задачи необходимо реализовать комплекс юридических, организационно-технологических и экономических мер.

Прежде всего необходимо запустить механизм практической реализации конституционного права на свободу получения информации. Правовой основой такого механизма должны стать законодательно закрепленные четкие правила, условия и порядок получения гражданами и институциональными структурами общества информации в органах государственной власти и местного самоуправления, от иных государственных и негосударственных юридических лиц, а также прямого доступа к государственным и негосударственным информационным ресурсам. Также в законодательстве о деятельности органов государственной власти и местного самоуправления должны быть закреплены обязанности и ответственность этих органов и их должностных лиц за информирование граждан и всех структур общества, за оказание им информационных услуг, за накопление, хранение и использование государственных информационных ресурсов в сферах ответственности этих органов. Это позволит информационно укрепить авторитет государственной и местной власти, правопорядок и существенно ограничить возможности коррупционных отношений во властных структурах.

При этом исключительно в рамках законодательства доступ к некоторым видам информации должен быть ограничен в целях защиты личных прав и свобод граждан, интересов экономических и иных структур общества, государства и национальной безопасности. Особо сбалансированный подход требуется к работе с персональными данными и шифрованию информации, так как именно в этих областях наиболее вероятно возникновение угроз неприкосновенности личной жизни и ущемления прав на личную, семейную и коммерческую тайну как при чрезмерном вмешательстве государства, так и от несанкционированной деятельности негосударственных структур.

На организационно-технологическом уровне законодательно определенная задача органов государственной власти и местного самоуправления по оказанию информационных услуг населению должна решаться исключительно в интересах потребителя таким образом, чтобы потребитель мог получать необходимую документированную информацию с гарантией ее достоверности в удобном для него месте, в удобное время и различных стандартных формах. Информация органов государственной власти и местного самоуправления должна быть широко доступна для всех социальных групп. Поэтому покрытие издержек на ее предоставление за счет потребителя может быть допустимо только на бесприбыльной основе, в ограниченных пределах и дифференцировано по видам и формам представления информации. Широкие возможности для такого требуемого решения задачи предоставляют современные информационно-коммуникационные технологии.

Предоставление информационных услуг негосударственным сектором в интересах массового пользователя может обеспечиваться только экономическими методами. Государственное регулирование рынка информационной продукции и услуг должно осуществляться на основе поощрения добросовестной конкуренции, борьбы с монополизмом отдельных производителей и сбалансированного подхода к объединению компаний и концентрации собственности и ресурсов.

Не только система органов государственной власти и местного самоуправления, но и само общество является мощным источником и потребителем информации. Но для того, чтобы этот информационный потенциал мог быть эффективно использован в интересах развития каждой личности, общества в целом и государства, необходимо институциональное структурирование общества, являющееся важным шагом на пути к формированию демократического гражданского общества.

Основой деятельности всех политических, общественных, профессиональных, корпоративных и иных структур общества является информация. Поэтому подобные структуры потенциально создают множество независимых источников информации и депозитариев негосударственных информационных ресурсов. Наличие множества структурированных и упорядоченных независимых источников информации расширяет для массового пользователя возможности получения достоверной информации в удобной для него форме, создает условия для повышения оперативности и достоверности информационного обеспечения принятия управленческих решений в органах власти, эффективности информационной поддержки публичной политической и общественной деятельности, а также формирования и воздействия общественного мнения как истинной «четвертой власти» в демократическом обществе.

Общественно-политическое структурирование общества – одна из первоочередных задач всех ветвей российской власти, суть которой заключается в скорейшем создании соответствующей правовой базы и обеспечении на ее основе благоприятных условий, включая возможную государственную поддержку, для деятельности различных политических, общественных, профессиональных и корпоративных структур, а также контроля за строгим соблюдением этими организациями Конституции и действующего законодательства. К сожалению, в сложившейся в России политической ситуации законодательство в сфере общественно-политического структурирования общества является зоной активного столкновения противоборствующих политических интересов, что существенно тормозит процесс формирования гражданского общества. Однако рано или поздно это проблема должна быть решена, должна быть обеспечена четкая правовая регламентация деятельности общественно-политических структур общества.

В рамках такой регламентации государственная информационная политика в переходный период должна быть направлена на создание равных для всех правовых и экономических условий, способствующих интенсивной информатизации деятельности общественно-политических структур, включая внедрение новейших информационно-коммуникационных технологий, и оптимального (с точки зрения доступности, оперативности и удобства пользования) включения общественно-политических структур и их информационных ресурсов в единую общегосударственную информационно-коммуникационную инфраструктуру и систему национальных информационных ресурсов.

Для устранения «дефицита доверия к власти» государственная информационная политики должна быть направлена не только на то, чтобы органы власти обеспечивали предоставление оптимальным для потребителя образом запрашиваемой информации, но и на стимулирование прямого диалога власти с общественностью, инициатором которого должна выступать сама государственная власть.

Широко и эффективно используемый в демократических государствах механизм взаимодействия с общественностью общепризнан неотъемлемой частью и важнейшей функцией государственного управления. Этот механизм в меньшей степени нуждается в нормативном правовом обеспечение, а в большей – в организационном. В структуре органов государственной власти должны быть созданы специализированные подразделения по связям с общественностью, обеспечивающие регулярное представление информации о результатах деятельности органов власти, планах и принимаемых решениях, а также реализующие воспитательно-информационную функцию, направленную на просвещение общественности в сфере ответственности этих органов. При этом необходима централизованная координации их деятельности для обеспечения единства проводимой информационной политики.

Существенную роль в укреплении взаимодействия с общественностью могут сыграть консультативные общественные советы и комиссии при органах власти, специализированные по укрупненным направлениям деятельности этих органов. Основная задача таких структур – выявление общественно-значимых проблем, отношения общественности к подходам власти по их разрешению, определение возможных компромиссов и наименее конфликтных решений при наличии противоречий. Накопленный опыт деятельности консультативных структур при различных органах российской власти показывает, что при некорректном подходе к формированию и организации работы таких структур существует серьезная опасность их вырождения из-за неспособности выполнять поставленные задачи.

В основе прямого взаимодействия органов власти с общественностью лежит предоставление должностными лицами этих органов определенной информации. Поэтому не только эффективность такого взаимодействия, но и, вообще, принципиальная возможность его реализации целиком и полностью зависит от осознания государственной властью необходимости обеспечивать информационную прозрачность своей деятельности и активно вести открытый диалог с обществом и его структурами.

Одна из базовых основ открытого гражданского общества – практически реализуемая свобода информации. Современные информационно-коммуникационные технологии, средства и системы вычислительной техники и связи, например, технологии Интернета, и перспективы их развития не только открывают принципиально новые, широчайшие возможности для свободного массового распространения информации, массового информационного обмена и массовых коммуникаций, но и позволяют говорить о происходящей в конце ХХ века информационной революции, результатом которой станет новый тип демократического общества – информационное общество.

Однако сегодня, даже в экономически развитых странах, доступность передовых информационно-коммуникационных технологий для массового пользователя, их внедрение в повседневную жизнь каждого человека остаются серьезной проблемой, в первую очередь, экономической. Поэтому, по-прежнему, огромную роль в обеспечении свободы информации, в массовом информировании играют традиционные средства массовой информации – периодические печатные издания, радио и, особенно, телевидение.

Роль и влияние традиционных СМИ на все процессы жизнедеятельности общества и государства, в особенности в период глубоких политических и социально-экономических преобразований, трудно переоценить. Происходящие в последнее время в России события показали, что средства массовой информации, провоцируемые ими «информационные войны», их использование как «информационного оружия» в узкокорпоративных интересах в борьбе за политическую и экономическую власть, оказывают существенное, далеко не положительное влияние, на ход реформ.

Российские СМИ на законодательном уровне получили свободу слова, свободу от цензуры, политическую и профессиональную независимость от государственной власти, однако не обрели устойчивой материальной базы для свободной самостоятельной деятельности. Это дало возможность нарождающимся финансово-промышленным группам, правильно оценив значение СМИ и складывающуюся правовую и экономическую ситуации в этой области, оперативно задействовать лоббистские и финансовые механизмы и эффективно использовать СМИ в своих интересах.

В условиях недостаточной развитости общественно-политических структур и отсутствия выраженной государственной политики в области массовой информации, «независимые» СМИ, пораженные недугом экономической несвободы, фактически вынуждены выражать не мнение общества, а частные или корпоративные интересы своих явных и неявных владельцев. При этом, не без их участия, внедряется миф о том, что именно СМИ являются «четвертой властью», которой в истинно демократическом государстве должно быть общественное мнение, формируемое самим обществом и его общественно-политическими структурами и выражаемое через средства массового информирования, включая традиционные СМИ.

В подобной реально сложившейся ситуации государственной власти, действительно стремящейся объективно информировать граждан и способствовать формированию гражданского общества, необходимо, при сохранении на определенный период времени государственных СМИ, стимулировать создание общественно-государственных СМИ и оказывать действенную, прежде всего, экономическую, поддержку негосударственным СМИ, обеспечивая равноправную свободную конкуренцию и интенсивное развитие рынка массовой информации.

На решение указанных проблем, существенно влияющих на весь ход преобразований в России, и должна быть направлена в первоочередном порядке государственная информационная политика в сфере средств массовой информации.

Государственная информационная политика, адекватно и динамично отражающая весь комплекс интересов и приоритетов общества в информационной сфере, изменяющихся в процессе его жизнедеятельности, – одна из основополагающих составляющих управления современным государством, во многом определяющая темпы и уровень его развития, а также право занимать достойное место в мировом сообществе.

В настоящее время государственная власть является наиболее обеспеченным материальными и организационными ресурсами потребителем и источником информации, следовательно, организационно-технологическое совершенствование информационного обеспечения деятельности системы органов государственной власти является необходимым условием и первым важнейшим шагом к формированию общегосударственной информационно-коммуникационной инфраструктуры и единой системы национальных информационных ресурсов на основе современных информационно-коммуникационных технологий и технических средств, а также эффективным стимулом к ускорению развития рынка информационной продукции и услуг. При этом необходимо учитывать тот факт, что по мере либерализации политических, экономических и социальных условий жизнедеятельности общества и государства информационное обеспечение системы органов государственной власти должно усложняться, а не упрощаться.

Наиболее точным способом измерения информационной безопасности является жестко регламентированная информационная деятельность публично-правового характера. К такой деятельности мы относим документирование и формирование информационного ресурса. Главным результатом информационной деятельности публично-правового характера является функциональная система национальных информационных ресурсов. Свойства этой системы обеспечивают информационную безопасность страны. К таким ключевым для безопасности свойствам мы отнесли:

– техническую, предметную и правовую совместимость информационных ресурсов в ресурсной системе;

– техническую и юридическую доступность информации в системе;

– полноту, достоверность, актуальность ресурсной информации;

– защищенность информации.

Государственная информационная политика, адекватно и динамично отражающая весь комплекс интересов и приоритетов общества в информационной сфере, изменяющихся в процессе его жизнедеятельности, – одна из основополагающих составляющих управления современным государством, во многом определяющая темпы и уровень его развития, а также право занимать достойное место в мировом сообществе.



Заключение


Представленная работа является попыткой систематизировать и обобщить, пусть и не в полном объеме, существующие современные подходы к понятию ГИП. Рассмотрен вопрос о налаживании эффективных информационных взаимоотношений с другими странами.

В последние годы наблюдается процесс укрепления российской государственности, консолидация российского общества, определенная экономическая стабильность – все это создает реальные предпосылки для развития ГИП, как неотъемлемой части современного сильного, независимого и самобытного государства. В этот процесс должны быть вовлечены все институты и слои российского общества: политологи, журналисты, социологи, психологи, юристы и т.д., а также государство, СМИ и общество.

В своей работе помимо обобщения теоретических знаний и представлений я постаралась поставить и ответить на возникшие в процессе написания исследования вопросы, стараясь привнести некое творческое начало и собственное осмысление поднятых проблем.

В процессе работы я старалась остерегаться, а точнее освободиться от предубеждений, поскольку идеологизация истории России ведет к фальсификации и искаженному восприятию действительности и будущего. С данными явлениями мы уже встречались, когда большевизм представлял дореволюционную историю страны как «черное прошлое», а коммунизм как «светлое будущее». Напротив, либерализм 90-х гг. XX в. преуспел в «навешивании» негативных ярлыков на историю Советского Союза, противопоставляя этой «черноте» грядущую «белизну» капитализма.

Суммируя все вышесказанное, необходимо отметить, что противоречия современного мира между глобализацией и антиглобализацией, вестернизацией и девестернизацией, исламской, христианской и другими цивилизациями, терроризмом и антитерроризмом, взрывом идей интеграции у одних народов и стремлением к национальному самоопределению у других, централизацией и регионализацией власти выдвигают острую необходимость в разработке проблем обеспечения информационной безопасности России и каждого гражданина нашей страны. В этой связи информационная политика должна выполнять функцию духовного оздоровления и возрождения нашего общества.

Исследование информационной политики России, налаживания ее эффективного взаимодействие с другими странами, а также управления массовыми информационными процессами с учетом духовной ментальности российского народа является стратегически перспективным направлением и в науке, и в практике.

Подводя итог работы, можно сделать несколько выводов:

государство должно взять на себя ответственность за формирование и реализацию ГИП;

необходимо разработать научную базу, усовершенствовать законодательство в сфере информации и информатизации и создать специальный орган, ответственный за единую государственную информационную политику;

должны быть в полной мере привлечены СМИ – как один из важнейших источников и каналов передачи информации, и инструмент реализации ГИП.

необходимо ввести в законодательные рамки решение вопросов о взаимодействии органов государственной власти и СМИ, инициировать закон о свободе доступа граждан к информации органов государственной и местной власти с четко очерченными мерами ответственности чиновничьего аппарата;

для достижения информационной независимости и национальной самодостаточности нашему государству, прежде всего, требуется определиться с выработкой и закреплением четких национальных приоритетов. Это и будет являться базовым элементом государственной информационной политики при сохранении свободы слова, плюрализма мнений, но в рамках правового законодательства и законов этики и нравственности;

необходимо разработать комплексную стратегию для налаживания эффективных информационных взаимоотношений с другими странами.




Список использованной литературы


  1. Федеральный закон Российской Федерации от 27.07.2006 №149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» // Российская газета, №165, 29.07.2006.

  2. Федеральный закон от 27 июля 2006 г. №152-ФЗ «О персональных данных» // СЗ РФ. 2006. №31 (ч. 1). Ст. 3451.

  3. Федеральный закон от 10 января 2002 г. №1-ФЗ «Об электронной цифровой подписи» // СЗ РФ. 2002. №2. Ст. 127.

  4. Федеральный закон от 20 февраля 1995 г. №24-ФЗ «Об информации, информатизации и защите информации» // СЗ РФ. 1995. №8. Ст. 609 (утратил силу).

  5. Постановление Правительства РФ от 21 сентября 2006 г. №583 «О Федеральной целевой программе «Развитие судебной системы России на 2007–2011 годы» // СЗ РФ. 2006. №41. Ст. 4248.

  6. Декларация принципов «Построение информационного общества – глобальная задача в новом тысячелетии» от 12 декабря 2003 г. // Законодательство и практика масс-медиа. Вып. 1. Январь 2004 г.

  7. Концепция Государственной информационной политики Российской Федерации

  8. Окинавская хартия глобального информационного общества от 22 июля 2000 г. // Дипломатический вестник. 2000. №8. С. 51 – 56.

  9. Стратегия развития информационного общества в России // Информационное право. 2007. №3 (10). С. 35.

  10. Алексеев С.С. Государство и право. М., 1994. С. 125.

  11. Афанасьев В.Г. Социальная информация. – М.: Наука, 1994

  12. Бачило И.Л. Подходы к обеспечению защиты и безопасности информации // Информационное право: основы правовой информации. М., 2003. С. 253 – 272.

  13. Вершинин М.С. Политическая коммуникация в информационном обществе: Научное издание – СПб.: Изд-во Михайлова В.А., 2001

  14. Вопросы совершенствования законодательства в сфере обеспечения информационной безопасности. М.: Издание Государственной Думы, 2007. С. 31.

  15. Гришина В.В. Правовое обеспечение информационной безопасности // Административное и муниципальное право, 2008, №5.

  16. Дагбаев Э.Д. Трансформация российских средств массовой информации в политической коммуникации: Дис. … д-ра социол. наук – СПб., 2002

  17. Дьякова Е.Г. Массовая политическая коммуникация в теории установления повестки дня: от эффекта к процессу // Полит. исслед. – 2003. – №3

  18. Дьякова Е.Г. Роль гражданских институтов в построении информационного общества // Сети и системы связи. – 2006. – №8

  19. Ежков В. Электронная коммерция ведет к глобальным изменениям на рынках. // Финансовые известия. – 2007. – 30 января.

  20. Емельянов Г.В. Информационная безопасность: ключевые вопросы. – С. 11.

  21. Ершов А.Е. О предмете информатики // Вестник АН СССР. – 1984. – №2

  22. Забелин П.В. Информационная безопасность Российского государства: социально-политические и социокультурные проблемы. М., 2006.

  23. Забузов О.Н. Интернет как средство реализации военно-информационной политики Российского государства / Автореф. дисс. … канд. полит. наук. М, 2008.

  24. Засурский Я.Н., Вартанова Е.Л., Засурский И.И. Средства массовой информации постсоветской России // Учебное пособие. Аспект Пресс. М.:2002. с. 391–93.

  25. Информационные вызовы национальной и международной безопасности / Под общ. ред. А.В. Федорова, В.Н. Цыгичко. – М.: ПИР-Центр, 2001

  26. Карасева Е.В. Информационная политика органов исполнительной власти современного мегаполиса: особенности ее формирования и реализации (на примере деятельности г. Москвы): Дис. … канд. полит. наук. – М., 2004

  27. Китайчик М.М. Право на защиту от информации // Конституционное и муниципальное право. 2007. №3

  28. Конференции по проблемам информационного права // Информационное право. 2006. №1

  29. Кудрявцев В.Н. Уголовная юстиция как система // Правовая кибернетика. М., 1973. С. 7 – 21.

  30. Лопатин В.Н. Информационная безопасность России: Человек. Общество. Государство. СПб., 2000

  31. Лопатин В.Н. Теоретико-правовые проблемы защиты единого информационного пространства и их отражение в системах российского права и законодательства // http:/for-expert.ru/problemy_inform_prava/15.shtml.

  32. Лукацкий А. Осенний отзыв Госдумы: информационная безопасность никому не нужна // http://www.svobodainfo.org/info/page? tid=633200007&nd=458206511.

  33. Люксембург А.В., Симкин В.С. Эволюционная катастрофа в России, или возможное исчезновение вида хомо сапиенс // Юридическое образование и наука. 2007. №1.

  34. Мелюхин И.С. Информационное общество: истоки, проблемы, тенденции развития. – М., 1999

  35. Моисеев Н.Н. Информационное общество как этап новейшей истории // Свободная мысль. – 1996. – №1

  36. Национальная безопасность: информационная составляющая. – М. – 2005. – С. 156.

  37. Нестеров А.В. Закон принят. Проблемы остались // Информационное право. 2006. №4

  38. Нестеров А.В. Философия защиты информации // Научно-техническая информация. Серия 1. Организация и методика информационной работы. 2004. №3. С. 2.

  39. Нестеров А.В. Философия защиты информации // Научно-техническая информация. Серия 1. Организация и методика информационной работы. 2004. №3. С. 1 – 9.

  40. Нестеров А.В. Философия и принципы открытых систем // Научно-техническая информация. Серия 1. Организация и методика информационной работы. 2005. №8. С. 2.

  41. Нисневич Ю.А. Государственная информационная политика России сегодня и завтра. М., 2006.

  42. Нисневич Ю.А. Информационная политика России: проблемы и перспективы. – М., 1998

  43. Нисневич Ю.А. Информация как объект публичного права // Научно-техническая информация. Серия 1. Организация и методика информационной работы. 2000. №4. С. 14.

  44. Панарин А.С. Реванш истории: российская стратегическая инициатива в XXI веке. – М.: Изд-во корпорации «Логос». – 2008. – С. 370–371.

  45. Полякова Т.А. Совершенствование информационного законодательства в условиях перехода к информационному обществу // Журнал российского права, 2008, №1.

  46. Почепцов Г.Г. Паблик рилейшнз для профессионалов. – М.: Рефл-бук; Киев: Ваклер, 1999

  47. Ракитов А.И. Новый подход к взаимосвязи истории, информации и культуры: пример России // Вопросы философии. – 1994. – №4

  48. Семилетов С.И. Анализ действующего законодательства РФ, регулирующего отношения, связанные с использованием государственной автоматизированной системы РФ «Выборы» при реализации гражданами РФ конституционного права на участие в выборах и референдумах: основные противоречия, пробелы и проблемы // Право и политика. 2006. №2

  49. Тихомиров Ю.А. Закон о законах – координатор законопроектной деятельности в государстве // Юстиция. 2005. №1. С. 25 – 32.

  50. Тоффлер Э. Метаморфозы власти: Пер. с англ. / Э. Тоффлер. – М.: ООО «Издательство ACT», 2003.

  51. Халипов В.Ф Введение в науку власти. – М.: Технологическая школа бизнеса. -2005. – С. 318.

  52. Шевченко А.В. Информационная устойчивость политической системы постиндустриального общества: Дис…. д-ра полит. наук. – М., 2006.


1 Халипов В.Ф Введение в науку власти. - М.: Технологическая школа бизнеса. -2005. - С. 318.

2 Забузов О.Н. Интернет как средство реализации военно-информационной политики Российского государства / Автореф. дисс. … канд. полит. наук. М, 2008.

3 Brzezinski Z. America's Role in the Technotronic Era. - N.Y. - 2003. - P. 9.

4 Brzezinski Z. America's Role in the Technotronic Era. - P. 10.

5 Федеральный закон Российской Федерации от 27.07.2006 №149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» // Российская газета, №165, 29.07.2006.

6 Национальная безопасность: информационная составляющая. - С. 162.

7 Емельянов Г.В. Информационная безопасность: ключевые вопросы. - С. 11.

8 Ежков В. Электронная коммерция ведет к глобальным изменениям на рынках. // Финансовые известия. - 2007. - 30 января.

9 Панарин А.С. Реванш истории: российская стратегическая инициатива в XXI веке. - М.: Изд-во корпорации «Логос». - 2008. - С. 370-371.

10 Rodrigo J.P. Emerging technology and defence: Dan. spec. rep. /North Atlantic assembly: sci. a. techn. comm. - Brussels. - 2007. - P. 11.

11 Забелин П.В. Информационная безопасность Российского государства: социально-политические и социокультурные проблемы. М., 2006.

12 Национальная безопасность: информационная составляющая. - М. - 2005. - С. 156.

13 Концепция Государственной информационной политики Российской Федерации

14 Засурский Я.Н., Вартанова Е.Л., Засурский И.И. Средства массовой информации постсоветской России // Учебное пособие. Аспект Пресс. М.:2002. с. 397-98.

15 Декларация принципов "Построение информационного общества - глобальная задача в новом тысячелетии" от 12 декабря 2003 г. // Законодательство и практика масс-медиа. Вып. 1. Январь 2004 г.

16 Окинавская хартия глобального информационного общества от 22 июля 2000 г. // Дипломатический вестник. 2000. N 8. С. 51 - 56.

17 Стратегия развития информационного общества в России // Информационное право. 2007. N 3(10). С. 35.

18 Федеральный закон от 27 июля 2006 г. N 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" // СЗ РФ. 2006. N 31 (ч. 1). Ст. 3448.

19 Федеральный закон от 27 июля 2006 г. N 152-ФЗ "О персональных данных" // СЗ РФ. 2006. N 31 (ч. 1). Ст. 3451.

20 Федеральный закон от 20 февраля 1995 г. N 24-ФЗ "Об информации, информатизации и защите информации" // СЗ РФ. 1995. N 8. Ст. 609 (утратил силу).

21 Вопросы совершенствования законодательства в сфере обеспечения информационной безопасности. М.: Издание Государственной Думы, 2007. С. 31.

22 Федеральный закон от 10 января 2002 г. N 1-ФЗ "Об электронной цифровой подписи" // СЗ РФ. 2002. N 2. Ст. 127.

23 Постановление Правительства РФ от 21 сентября 2006 г. N 583 "О Федеральной целевой программе "Развитие судебной системы России на 2007 - 2011 годы" // СЗ РФ. 2006. N 41. Ст. 4248.

24 Стратегия развития информационного общества в России // Информационное право. 2007. N 3(10). С. 35.

25 Алексеев С.С. Государство и право. М., 1994. С. 125.

26 Тихомиров Ю.А. Закон о законах - координатор законопроектной деятельности в государстве // Юстиция. 2005. N 1. С. 25 - 32.

27 Полякова Т.А. Совершенствование информационного законодательства в условиях перехода к информационному обществу // Журнал российского права, 2008, №1.

28 Нисневич Ю.А. Государственная информационная политика России сегодня и завтра. М., 2006.


Случайные файлы

Файл
1.doc
11527-1.rtf
16395.rtf
117909.rtf
103516.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.