Акционерное общество как правовой институт (26483)

Посмотреть архив целиком

Оглавление



Введение

Глава 1. Правовое регулирование АО

1.1. Источники правового регулирования

1.2. Понятие и сущность акционерного общества

1.3. Правовая природа акционерного общества

Глава 2. Система органов управления акционерного общества

2.1. Общее собрание акционеров

2.2. Совет директоров (наблюдательный совет)

2.3 Исполнительный орган

Глава 3. Особенности сделок Акционерного общества

3.1. Сделки с участием аффилированных лиц

3.2. Сделки, в совершении которых есть заинтересованность

3.3. Крупные сделки

3.4. Выкуп и приобретение акций у акционеров

Выводы

Заключение

Литература


Введение

Актуальность темы исследования. Экономический рост нуждается в инвестициях. Одним из наиболее эффективных способов концентрации свободных ресурсов и превращения их в инвестиции выступают акционерные общества. С возвращением России в русло нормального экономического развития возникла потребность в правовом регулировании данных предпринимательских образований. Невзирая на то, что с начала 90-х годов XX века наблюдалось несколько волн законодательной активности в этой сфере, система нормативных актов в области акционерного права и рынка ценных бумаг далека от совершенства. Противоречия между ними, а в ряде случаев несоответствие легальных предписаний реальным условиям экономической деятельности породило множество корпоративных конфликтов, что, в конечном итоге, замедлило экономический рост.

Серьезного переосмысления требует сложившаяся к середине XX века в СССР доктрина юридического лица. Применительно к акционерным обществам многие из сформировавшихся в указанный период теорий, прежде всего посвященных государственным предприятиям, оказались непригодны. Акционерные общества либо вообще не изучались, либо исследовались при анализе зарубежных правовых институтов. Отсутствие разработанной теории акционерного общества повлекло невозможность законным способом разрешить многие противоречия, возникавшие в рамках «внутренней» деятельности данных организаций. Череда «акционерных войн», захлестнувшая Россию с середины 90-х годов XX века, стала тому наглядным подтверждением. Теоретическое осмысление акционерного общества как правового института позволит улучшить текущее законодательство, а также даст ориентиры судам при рассмотрении конкретных споров.

Таким образом, целью настоящей работы выступает исследование акционерного общества как правового института.

Предметом работы являются:

исследование оснований возникновения акционерного общества и его сущности как субъекта гражданского права;

изучение учредительных документов акционерного общества;

изучение структуры органов управления и контроля акционерного общества, их компетенции, определение характера и содержания правовых отношений, возникающих между обществом и лицами, выполняющими функции его органов;

выявление путей совершенствования правовых механизмов, обеспечивающих проведение общего собрания акционеров и достоверность его итогов;

определение путей предотвращения противоречий и эффективного разрешения конфликтов между лицами, участвующими в управлении делами акционерного общества-

Методологической основой исследования выступает диалектическая логика как ведущий общенаучный метод, а также частные методы научного познания: исторический, формально-логический, сравнительно-правовой, системного анализа.

Теоретическую основу исследования составляют труды советских и российских ученых-правоведов: М.М. Агаркова, С.И.. Брагинского, С Л. Братуся, А.В. Витрянского, В.Б. Ельяшевича, О.С. Иоффе, А.И. Каминки, М.И. Кулагина, Д.В. Ломакина, А.А. Маковской, Е.Л. Невзгодиной, Л.И. Петражицкого, В.К. Райхера, В А. Рахмиловича, Н.С. Суворова, ЕА. Суханова, И.Т. Тарасова, Б.Б. Черепахина, Г.Ф. Шершеневича, Л.Р. Юлдашбаевой и др.

При работе над дипломной использовались экономические исследования Р.Г. Коуза, И.В. Розмаинского, А. Е. Шаститко, О. Уильямсона и др.

Исследование выполнено на основе действующего законодательства Российской Федерации с учетом опубликованной судебной и судебно-арбитражной практики.

Научная новизна исследования заключается в том, что в работе произведен анализ отношений, образующих организационно-правовую форму акционерного общества как правового явления.

Практическая значимость исследования заключается в том, что сформулированные в работе выводы могут быть использованы при совершенствовании судебной практики.

Работа состоит из введения, трех глав, списка использованной литературы.



Глава 1. Правовое регулирование АО

1.1. Источники правового регулирования

Акционерные общества исторически получили наибольшее освещение в законодательстве и доктринальной литературе, а также большое распространение на прак­тике. По статистическим данным в Едином государст­венном реестре на акционерные общества (далее - АО) приходится свыше 16,63%.

АО предоставляет такие преимущества, как:

разделение функций собственности и управления;

повышение эффективности капиталов путем их объединения;

привлечение инвестиций посредством размещения акций на фондовом рынке;

свобода отчуждения акций;

ограниченная ответственность;

сочетание интересов общества, коллектива, отдель­ных лиц, собственников, управляющих, наемных работ­ников;

стабильность организационно-правовой формы.

Для России АО - традиционная организационно-правовая форма, но в силу исторического разрыва в правовом регулировании, неоднозначного воздействия экономических, социальных, политических процессов, происходящих в нашей стране, а также несинхронного развития различных отраслей права и законодательст­ва, существуют проблемы в определении правового ста­туса и внутренней организационной структуры АО, ха­рактеристике их создания, функционирования и пре­кращения деятельности.

Кроме Гражданского ко­декса, в настоящее время в России действуют два отве­чающие его нормам и принятые в соответствии с ним (п. 2 ст. 3 ГК) закона об АО - Федеральный закон от 26 декабря 1995 г. № 208-ФЗ в редакции от 6 апреля 2004 г. «Об акционерных обществах» (далее - Закон об АО) и Федеральный закон от 19 июля 1998 г. № 115-ФЗ «Об особенностях правового положения акционерных обществ работников (народных предприятий)».

Особенности правового положения АО, созданных путем приватизации государственных и муниципаль­ных предприятий, определяются законами о привати­зации, а также иными правовыми актами о приватиза­ции, содержащими нормы гражданского права. Эта норма детализирована в п. 5 ст. 1 Закона об АО с одно­временной легализацией периода, когда АО, созданные в процессе приватизации, подчиняются уже не нормам об унитарных предприятиях, но еще и не нормам об АО, а специальным нормам о приватизации. Закон об АО допускает с определенными ограничениями примене­ние и иных федеральных законов: в отношении опреде­ления особенностей создания, прекращения деятельно­сти и правового положения АО в банковской, инвести­ционной и страховой сферах; а также АО, созданных в процессе приватизационного акционирования, в сель­ском хозяйстве (агропромышленном комплексе)[5,c.5].

В соответствии с п. 6 ст. 9 Закона об АО особеннос­ти учреждения АО с участием иностранных инвесторов могут быть предусмотрены иными федеральными зако­нами. Федеральным законом «Об инвестиционных фон­дах» установлены особенности создания, ликвидации и правового положения акционерных инвестиционных фондов. Примечательно, что в ст. 96 ГК Федеральным законом от 8 июля 1999 г. № 138-ФЗ внесено дополне­ние, согласно которому к вопросам, регулируемым спе­циальным законодательством, наряду с указанными в п. 3 ст. 1 Закона об АО, отнесены особенности прав и обязанностей участников кредитных организаций, созданных в форме АО.

Иные вопросы акционерного права специальному регулированию не подлежат (ст. 1 Закона об АО, п.п. 1 -4 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 18 ноября 2003 г. № 19 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об акционерных обществах). Но, используя нормы ст. 53 ГК о том, что порядок создания органов юридического лица опреде­ляется законом и учредительными документами, а по­рядок их деятельности - также и иными правовыми ак­тами, законодатель, Президент РФ, Правительство РФ и федеральные органы исполнительной власти сущест­венно расширили краткие положения ГК (например, Положение о дополнительных требованиях к порядку подготовки, созыва и проведения общего собрания ак­ционеров, утвержденное постановлением ФКЦБ РФ от 31 мая 2002 г. № 17/пс).

Неоднозначно положение Кодекса (Свода правил) корпоративного поведения (ККП), одобренного на за­седании Правительства РФ от 28 ноября 2001 г. (прото­кол № 49) и рекомендованного к применению распоря­жением ФКЦБ РФ от 4 апреля 2002 г. № 421/р, в системе источников права. Представляется, что он не противоречит п. 4 ст. 103 ГК, так как в отличие от зарубежных ко­дексов корпоративного управления касается не столько вопросов компетенции органов управления АО, сколько их внутренней струк­туры, системы контроля за финансово-хозяйственной деятельностью АО, системы раскрытия информации.

Будучи рекомендательным, российский ККП не име­ет обязательной юридической силы. Но если его поло­жения вводятся во внутренние документы конкретного юридического лица или организация использует их для разработки собственного кодекса, то такие нормы ста­новятся обязательными для юридического лица (орга­низации).

В последнее время в число источников гражданско­го и акционерного права стали включать и локальное нормотворчсство юридических лиц[8,c.55]. Для него харак­терны: нормативность (регулирует не отдельный слу­чай или конкретное общественное отношение, а повто­ряющиеся, типичные ситуации и группы отношений на предприятии, в организации, состоит из правил поведе­ния общего характера); системность (можно выделить как минимум гражданско-правовые, финансово-право­вые, трудовые и административно-правовые нормы); обязательность для участников и (или) членов трудово­го коллектива юридического лица; письменная форма; в случае нарушения обеспечение исполнения принуж­дением.

Его специфика состоит в субъектном составе, сфере действия, волевом содержании, способе форми­рования, характеристике санкций. Корпоративные (ло­кальные) акты условно можно разделить на 2 группы: внутренние акты и санкционированные государством уставы и положения юридических лиц. Это выражается в государственной регистрации, утверждении и в сов­местном принятии акта.

К другой группе источников права относится учреди­тельный договор АО. Он имеет значение не только для лиц, заключивших его, но и для самого юридического лица (например, по вопросам распределения его прибы­ли и убытков, управления его деятельностью - ст. 52 ГК), для органов, осуществляющих его государственную ре­гистрацию, для любых третьих лиц (п. 3 ст. 52 ГК, нормы АПК и ГПК РФ)\ Однако некоторые цивилисты не нахо­дят таким договорам места в системе источников права.

Потребности правового регулирования граждан­ского оборота обусловливают необходимость четкой индивидуализации его субъектов и определение их ста­туса.



1.2. Понятие и сущность акционерного общества

1. Экономические предпосылки возникновения акционерного общества как правового института

Влиятельное направление экономической мысли - новая институциональная экономическая теория, и, в частности, такая ее ветвь, как теория трансакционных издержек, рассматривает фирму не как производственную функцию, а как совокупность экономических контрактов участвующих в ее деятельности лиц. Тем самым предоставляется возможность раскрыть «черный ящик» того, что в рамках неоклассической теории принималось как данность. Данный подход позволяет объяснить эффективность существования компании как результат специфической организации участвующих в ее деятельности лиц, поскольку гармонизация контрактного взаимодействия сама по себе выступает источником экономической ценности. Современная корпорация понимается «... как продукт серии организационных инноваций, целью и результатом которых была минимизация трансакционных издержек».[7,22]

Под трансакцонными издержками в рамках данной концепции подразумеваются затраты на управление экономической системы. Их необходимо отличать от производственных издержек, составляющих суть расходного компонента хозяйственной деятельности. Теория трансакционных издержек постулирует, что экономически активным индивидам свойственна ограниченная рациональность в том смысле, что они ведут себя преднамеренно рационально, но в действительности обладают этой способностью лишь в ограниченной степени, и что они подвержены оппортунизму, заключающемуся в преследовании ими личных интересов с использованием коварства.[ 29, 54]

Наиболее важным параметром при сравнительной оценке трансакций выступает степень специфичности активов, необходимых для их реализации: стороны контракта, поддерживаемого значительными инвестициями в трансакционно-специфические активы, могут эффективно осуществлять двустороннюю торговлю без дополнительных гарантий.[49,28]

Поскольку инвестиции в уставный капитал акционерного общества, как правило, производятся ликвидным имуществом, они не являются специфическими и не могут быть застрахованы от оппортунизма менеджмента и членов совета директоров «сами собой». Поэтому решающим средством их защиты, а соответственно, и экономической эффективности общества, служит выбор его правовой модели, позволяющей сбалансировать интересы между всеми связанными с компанией лицами: акционерами, членами совета директоров, менеджерами, работниками, поставщиками и покупателями. Одним из главных элементов данной модели является система раскрытия информации.

К наиболее важным функциям акционерного общества относятся: 1) объединение капитала; 2) упрощенная смена участников; 3) устранение ответственности акционеров; 4) защита инвестиций акционеров от злонамеренных действий менеджеров и крупных акционеров; 5) защита интересов кредиторов от невыполнения обществом своих обязательств; 6) получение прибыли. Данные функции должны учитываться при разработке нормативных правовых актов, регулирующих отношения в рассматриваемой сфере.

Изложенный подход во многом нашел свое отражение в ФЗ «Об акционерных обществах», предусматривающем так называемую «самодостаточную модель» акционерной компании. Самодостаточная модель характеризуется незначительной ролью государства при обеспечении исполнения «контрактов» и, соответственно, созданием специальных внутренних регулятивных механизмов, что особо важно при слабости официальной власти. Отмечается, что «в целом, закон об акционерных обществах, предписывающий нормы политеса, которые участники воспринимают как разумные, может быть отчасти эффективным даже без обеспечения исполнения со стороны государства».[2,66]

Баланс сил в обществе устанавливается путем распределения полномочий между органами управления и контроля таким образом, чтобы ни один орган не смог бы принять решение без учета интересов других заинтересованных лиц. Самодостаточная модель призвана обеспечить реализацию возможностей по управлению делами компании крупными, но все же составляющими меньшинство, внешними акционерами - аутсайдерами.[5,75] Это вызвано тем, что такие акционеры, во-первых, произвели достаточные вложения, поэтому имеют существенный интерес в развитии компании, а во-вторых, представляют собой организованную силу. В то же время, именно данным акционерам могут быть причинены наибольшие убытки в результате злонамеренных действий менеджмента компании и обладателей контрольного пакета акций.

Однако самодостаточная модель не должна означать полного устранения государства от предвосхищения будущих и улаживания уже возникших корпоративных конфликтов. Современное акционерное общество является продуктом развитого капитализма и не может быть использовано в условиях первобытной дикости. Эффективность данного предпринимательского образования зависит не только от его «внутреннего» устройства, но и от «внешней» среды. Акционерные общества не могут с полной отдачей функционировать вне денежной экономики, вне рынка ценных бумаг, вне единого информационного пространства.[36,56] Вряд ли возможно рассчитывать на достижение экономического прорыва при помощи акционерных компаний без нормально действующей судебной власти и при низком уровне правосознания.

Едва ли не каждое экономическое действие в современном мире облекается в ту или иную правовую форму. Экономические потребности заставляют выработать правовые институты, при помощи которых данные потребности удовлетворяются. Экономика воздействует на право, а право - на экономику. Следовательно, конструирование эффективной экономической модели акционерного общества немыслимо без построения системы правоотношений по поводу управления делами компании, распределения ее прибыли, реорганизации и ликвидации. В свою очередь, правильное понимание экономических отношений, возникающих в связи с созданием и деятельностью акционерных обществ, позволяет строить эффективные правовые модели,[43,81] Выявление указанной системы правоотношений, анализ ее элементов и означает, по нашему мнению, раскрытие сущности акционерного общества как правового явления.

Акционерное общество как организационно-правовая форма юридического лица: общая характеристика

Понятием юридического лица может быть обозначен не только субъект права, но я правовое явление (способ, посредством которого идеальный субъект проявляется, обнаруживается в гражданском обороте). В этом случае к компонентам такого явления, помимо самого юридического лица (субъекта), относятся также лица, участвующие в управлении его делами. Посредством реализации содержания отношений между юридическим лицом (субъектом) и участниками управления юридическое лицо (субъект) выступает в гражданском обороте.

Система правовых связей между участниками управления делами юридического лица и юридическим лицом, а в ряде случаев еще и между самими участниками, образует организационно-правовую форму юридического лица как правового явления. Разграничение понятий юридического лица как субъекта права и как правового явления в значительной степени позволяет примирить фикционные и реалистические теории, не делая при этом логически недопустимых выводов о возможности правовых отношений между частью и целым, а также устраняя иные недостатки, свойственные реалистическим концепциям.

Отличие одного вида юридического лица (правового явления) от других видов и заключается главным образом в специфике связей между юридическим лицом (субъектом) и лицами, принимающими участие в управлении его делами, а также между последними непосредственно. Содержание прав и обязанностей участников управления по отношению как к юридическому лицу и его имуществу, так и друг к другу, позволяют идентифицировать организацию как вид юридического лица. В данных правовых связях отражаются цели создания и деятельности юридического лица, в том числе извлечение прибыли либо достижение иного социально-полезного эффекта, а также проявляются иные характеристики организации, такие как наличие или отсутствие уставного капитала, его минимальный размер, резервирование части имущества и т.п.[14,109]

Отметим, что в термин «участник управления» в данном контексте мы вкладываем более широкое значение, чем в традиционное понятие «участник», ибо включаем в него всех лиц, наделенных в силу закона и учредительных документов правом принимать участие в управлении делами юридического лица. К участникам управления обществом мы причисляем также членов счетной и ревизионной комиссии (ревизора), действующих в рамках реализации своих полномочий от имени общества.

Акционерное общество как организационно-правовая форма юридического лица (правового явления) может быть описано через следующую систему правовых связей: 1) акционер и акционерное общество; 2) член совета директоров и акционерное общество; 3) лицо, выполняющее функции исполнительного органа и акционерное общество; 4) член счетной комиссии и акционерное общество; 5) член ревизионной комиссии (ревизор) и акционерное общество. Следует различать понятия организационно-правовой формы в объективном смысле (установленная законодателем типовая модель) и в субъективном смысле (конкретные правоотношения).

Вышеуказанные отношения являются гражданско-правовыми, поскольку возникают между самостоятельными и равноправными субъектами. Их специфика обусловлена социально-экономическими функциями общества, рассмотренными ранее, и тесно связана с иными его характеристиками. Так, требование закона о формировании минимального уставного капитала призвано сгладить для кредиторов общества отсутствие ответственности самих акционеров по его долгам, а право продажи акций без согласия других акционеров в числе прочего обусловлено невозможностью (за рядом предусмотренных законом изъятий) требовать их выкупа у общества, что, в свою очередь, вызвано потребностью финансовой стабильности АО. Субъекты, объекты, содержание, а также основания возникновения вышеназванных отношений рассмотрены в дальнейшем.

Исходя из особенностей вышеуказанных связей, выделяют два типа общества: открытое и закрытое. Отличительными признаками последнего выступает то, что: 1) акции распределяются только среди учредителей или иного заранее определенного круга лиц. Закрытое общество не вправе проводить открытую подписку на выпускаемые им акции либо иным образом предлагать их для приобретения неопределенному кругу лиц. 2) Акционеры имеют преимущественное право приобретения акций, продаваемых другими акционерами этого общества. 3) Число акционеров не должно превышать пятидесяти.

В сваю очередь, открытые общества подразделяются на два вида: 1) общества, эмиссия и (или) обращение акций которых требует утверждения проспекта ценных бумаг. Проспект ценных бумаг необходим для: а) проведения открытой подписки; б) осуществления закрытой подписки среди круга лип, превышающих 500; в) публичного обращения эмиссионных ценных бумаг; 2) общества, эмиссия и (или) обращение акций которых не требует утверждения проспекта.

Наличие проспекта влечет необходимость раскрывать информацию в форме ежеквартальных отчетов и сообщений о существенных фактах.

Поскольку в отсутствие зарегистрированного проспекта эмиссионные ценные бумаги открытого общества не могут размещаться по открытой подписке и публично обращаться, точнее назвать такое общество «полуоткрытым». Существование данных компаний противоречит экономическим функциям открытых обществ и часто объясняется лишь желанием обойти правила о праве преимущественной покупки акций в ЗАО. С другой стороны, без эффективного механизма реализации преимущественного права приобретения акций другими участниками закрытое общество является скорее «полузакрытым».

Перед законодателем стоит задача по устранению указанных промежуточных форм. Решающими критериями дифференциации правового положения частных (закрытых) и публичных (открытых) обществ должны служить: а) основной критерий - возможность публичного размещения и обращения акций; б) дополнительный критерий - количество акционеров.



1.3. Правовая природа акционерного общества

Несмотря на ряд интересных публикаций, вышедших в последние годы, учреждение акционерного общества не стало пока предметом пристального изучения.[2,42] Между тем, данная проблема имеет несомненный теоретический и практический интерес и заслуживает тщательного исследования.

Акционерное общество как субъект права возникает на основе сложного юридического состава. К числу юридических фактов, необходимых для его образования, относятся: 1) договор между учредителями, если количество учредителей более одного; 2) решение учредительного собрания (учредителя) о создании общества; 3) государственная регистрация общества регистрирующим органом.

А) Договор о создании акционерного общества заключают учредители. В соответствии с ним они обязуются выполнить действия по созданию общества и выкупить акции созданного ими общества после его государственной регистрации. Данный договор в части, определяющей обязательства учредителей по выкупу акций, является договором в пользу третьего лица — акционерного общества.[3,9]

Заключая договор о создании, учредитель обязуется приобрести и оплатить распределенные ему акции после государственной регистрации общества. При этом не менее 50% от суммы уставного капитала должна быть оплачена учредителями не позднее 3-х месяцев после государственной регистрации общества. Оставшаяся часть должна быть уплачена не позднее одного года со дня регистрации общества, если более короткий срок не предусмотрен договором.

С момента заключения договора и до государственной регистрации общества в части обязанностей по приобретению и оплате акций учредители находятся друг с другом в юридических отношениях и не вправе слагать с себя принятые обязательства в одностороннем порядке без установленных законом или договором оснований. Договор может предусматривать обязанности учредителей в целях оплаты акций зарезервировать определенное имущество, например, открыв для этого специальный банковский счет. При невыполнении данных обязанностей сторона по договору вправе возложить на неисправного учредителя понести предусмотренные законом и договором меры ответственности.[40,43]

Кредитором в отношении по оплате акций с момента государственной регистрации становится общество. За несвоевременную оплату акций с учредителя может быть взыскана неустойка (штраф, пеня), предусмотренная договором о создании общества. Неоплаченные в срок акции изымаются в пользу общества. Таким образом, перечисленные признаки укладываются в правила ст. 430 ГК. При этом ГК не содержит запрета заключить договор в пользу еще несуществующего лица и по поводу еще несуществующего имущества.

Учредитель в части требований по приобретению и оплате распределенных в его пользу акций выступает должником других учредителей, а с момента государственной регистрации общества - акционерной компании. Общество же является третьим лицом, в пользу которого должен совершиться платеж.

С другой стороны, по договору о создании АО с момента государственной регистрации у общества возникает обязанность по передаче акций учредителям. То есть данным договором учредители создают обязанности у лица, которое еще не выступает стороной договора на момент его заключения, что является исключением из правила п. 3 ст. 308 ГК.

Таким образом, с момента государственной регистрации общества сторонами в обязательстве по возмездному приобретению акций выступают не учредители друг с другом, а каждый учредитель в отдельности и общество. При этом никаких иных договоров, в том числе договоров по возмездному приобретению акций, между учредителями и обществом не заключается. Юридическим фактом, лежащим в основании приобретения ш оплаты акций, остается договор о создании общества.[37, 97]

Потребность в описанной конструкции обусловлена идеальной природой акционерной компании как субъекта права и необходимостью вследствие этого различать действия учредителей и действия самого общества, осознавая в то же время, что учреждение общества возможно только при активной роли учредителей. Следовательно, необходимо состыковать между собой отношения между учредителями по созданию общества, а также отношения между учредителями и обществом по приобретению акций общества после его регистрации. При этом обязательства учредителей друг перед другом по выкупу акций в целях устойчивости оборота должны возникнуть еще до создания общества.

Указанная схема создания общества представляется оптимальной. Напротив, трактовка договора о создании общества исключительно как договора о совместной деятельности или договора особого типа, близкого договору простого товарищества, не объясняет, каким образом по договору между учредителями в конечном итоге возникают отношения между учредителями и обществом.

Нет никакой необходимости помимо договора о создании общества отдельно заключать договоры подписки на акции первого выпуска. Как указывалось ранее» обязательство по приобретению и оплате акций связывает первоначально учредителей друг с другом, и лишь после государственной регистрации общества соответствующее право требования появляется у общества. Чтобы выполнить данные обязанности, учредители сначала должны совершить действия, необходимые для государственной регистрации общества.

Таким образом, выполнение первой группы обязанностей прямо зависит от выполнения второй. Поэтому данные отношения вполне могут быть основаны на едином юридическом факте — договоре о создании, который можно квалифицировать как смешанный договор. Такая трактовка отвечает интересам как учредителей, так и гражданского оборота в целом и стала результатом проб и ошибок акционерного дела.[8,101]

Возникают сомнения в правильности квалификации отношений по приобретению акций учредителями у общества как договора купли-продажи. До размещения акций никаких удостоверенных ими имущественных прав не существует. Строго говоря, эмитент не передает, а наделяет приобретателя имущественными правами в отношении самого себя и своего имущества.[56, 142] Однако если проанализировать содержание данных отношений, обнаружатся черты, свойственные обычной купле-продаже: возмездность и бесповоротность приобретения.

Вследствие этого встает дилемма: либо конструировать для данных отношений какую-то особую, новую модель, либо, с известными оговорками, подводить их под традиционные институты. Законодатель пошел по второму пути, допустив применять правила ГК о купле-продаже к купле-продаже ценных бумаг, если законом не установлены специальные правила их купли-продажи, а также к продаже имущественных прав, если иное не вытекает из содержания или характера этих прав (ст. 454 ГК).

Вне зависимости от того, считаем ли мы акцию фикцией материальной бумаги, абстрактным документом либо совокупностью имущественных прав, в настоящее время акция признается законодателем в качестве самостоятельного объекта, отчуждаемого эмитентом в собственность приобретателя.[16,74]

Данная трактовка уязвима для критики, но нельзя забывать, что в деловой практике, а также во многих нормативных актах приобретение акций у эмитента их первыми владельцами уже давно и прочно рассматривается как купля-продажа. Такое решение, по-видимому, связано и с тем, что акция долгое время обладала вещественной формой. С ее дематериализацией ситуация усложнилась, однако и на бездокументарную акцию продолжает распространяться вещно-правовой режим за теми изъятиями, которые обусловлены свойствами самой «вещи».[16, 65]

Не вызывает сомнений, что в остальной части договор о создании акционерного общества обладает всеми признаками договора о совместной деятельности.

Противники отнесения данного договора к договору простого товарищества обычно отмечают, что спецификой первого является особая цель: создание юридического лица. Как пишет Д.И. Степанов, «легальная дефиниция договора простого товарищества (договора о совместной деятельности), содержащаяся в п. 1 ст. 1041 ГК, указывает на один из существенных признаков этого договора, а именно: стороны действуют без образования юридического лица. Несмотря на то, что учредители АО, заключившие договор, также совершают действия без образования юридического лица, строго целевая направленность данного договора на создание юридического лица очевидна, а потому смешение договоров этих видов недопустимо».[41,45]

Как видно из приведенной цитаты, Д.И. Степанов, по сути, сам опроверг свой исходный тезис: коль скоро учредители общества по заключенному ими договору действуют без образования юридического лица (от собственного имени), то нет и противоречия с легальным определением договора простого товарищества. Более того, ПС не содержит каких-либо запретов по установлению в рамках договора простого товарищества данной цели.

Следовательно, договор о создании общества в части совместной деятельности учредителей надлежит рассматривать как одну из разновидностей договора простого товарищества, хотя и обладающего спецификой. Данный вывод прослеживается также из буквального толкования п. 5 ст. 9 ФЗ «Об акционерных обществах», где говорится, что договор о создании определяет порядок осуществления учредителями совместной деятельности по учреждению общества.

Ряд цивилистов полагает, что договор о создании имеет ярко выраженный организационный характер.[14, 67] Между тем, как неоднократно подчеркивалось в литературе, любым правоотношениям свойственно организующее начало. Договор о создании регулирует перемещение имущественных благ, вследствие чего его содержание вполне может быть раскрыто с использованием традиционных институтов обязательственного права.

Договор о создании является консенсуальным, взаимным (в части обязанностей по передаче и оплате акций), возмездным. При заключении данного договора учредители преследуют общую цель - учреждение акционерного общества. Договор о создании может быть двух или многосторонней сделкой.

Данный договор некоторые авторы относят к числу фидуциарных сделок, считая, что отношения по нему носят лично-доверительный характер, личности участников имеют существенное значение.[39, 46] По-видимому, изложенная позиция основывается на широкой трактовке фидуциарных сделок, не сводящей такие сделки лишь к тем, по которым внутренние отношения сторон не соответствуют их внешнему выражению, как это происходит по договору негласного товарищества или комиссии. Нельзя забывать также, что признание договора о создании акционерного общества фидуциарной сделкой влечет невозможность заключения данного договора по доверенности, что едва ли способствует гражданскому обороту и не отвечает сложившейся деловой практике.

Названный договор не является предпринимательским, поскольку его участники в рамках данного договора не ставят своей целью получение прибыли.

Договор о создании не относится к учредительным документам общества. В то же время по смыслу п. 5 ст. 9 ФЗ «Об акционерных обществах» договор о создании акционерного общества, наряду с решением учредительного собрания, является юридическим фактом, лежащим в основании возникновения общества в качестве субъекта права.

Таким образом, договор учредителей о создании акционерного общества надлежит охарактеризовать как смешанный, сочетающий в себе элементы договора простого товарищества и договора по возмездному приобретению акций учредителями в собственность (договора купли-продажи или мены — если оплата акций происходит неденежными средствами). С момента государственной регистрации общества к нему переходят права требования оплаты размещенных акций, а также возникают обязанности по передаче акций учредителям (фиксации в реестре акционеров перехода к учредителям права собственности на акции).

Форма договора о создании и порядок его заключения. Договор о создании согласно п. 5 ст. 9 ФЗ «Об акционерных обществах» должен быть заключен в письменной форме. По желанию учредителей он может быть нотариально удостоверен.

Договор должен быть составлен в виде единого документа и подписан всеми учредителями.[46,58] В предусмотренных законом случаях данный договор подлежит государственной регистрации.[4, 75]

Стороны договора о создании. Сторонами договора о создании могут являться физические и юридические лица. Однако от имени недееспособных граждан данный договор заключен быть не может (абзац 2 п.1 ст. 1050 ГК). В отношении отдельных юридических лиц участие в акционерном обществе сопряжено с рядом ограничений.[38,55] Государственные органы и органы местного самоуправления не могут выступать учредителями общества, если иное не установлено федеральным законом.[3,21]

Существенными условиями договора о создании являются: условие о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение (п. 1 ст. 432 ПС).

Пункт 5 ст. 9 ФЗ «Об акционерных обществах» содержит перечень условий, необходимых для договора данного вида, который, по мнению некоторых авторов, имеет исчерпывающий характер.115 Данный вывод неточен. Федеральными законами и иными правовыми актами перечень существенных условий договора о создании может быть дополнен.

Условие о предмете договора о создании. Предмет договора простого товарищества обычно определяют как совместное ведение деятельности, направленной к достижению общей для всех участников цели. Видимо, исходя из данной посылки, п. 5 ст. 9 ФЗ «Об акционерных обществах» относит к числу существенных условие «о порядке осуществления учредителями совместной деятельности по учреждению акционерного общества».

Такое определение предмета договора о создании, по меньшей мере, спорно. Предметом договора не может быть сама деятельность участников, поскольку она является реализацией содержания правоотношения. Предметом данного договора, как и иных правоотношений, выступают те материальные и нематериальные блага, по поводу которых участники вступают в правоотношение.[40, 46] Следовательно, в точном значении данного термина к предмету договора о создании акционерного общества относятся условия, об объединяемых учредителями вкладах, о размере уставного капитала акционерного общества, категориях, типах и количестве акций, подлежащих размещению между учредителями.

Условие о размере уставного капитала позволяет определить характеристики размещаемых акций (их номинальную стоимость и количество).[50, 19] При учреждении могут размещаться акции любой категории и типа, размещение которых допускается законодательством РФ. Категория, тип, количество размещаемых акций определяются в договоре о создании общества. В договоре о создании также должны быть указаны категория, тип и количество размещаемых акций, приобретаемых каждым учредителем. При этом все размещаемые акции должны быть распределены между учредителями.

Поскольку в настоящее время разрешается размещение акций только в бездокументарной форме, условие о форме ценных бумаг является обычным.

Цена размещаемых при учреждении акций (размер оплаты) должна быть определена договором о создании и не может быть меньше номинальной стоимости приобретаемых акций. В свою. очередь, номинальная стоимость всех размещаемых при учреждении акций не может быть меньше установленного законом минимального размера уставного капитала. Условие о цене размещаемых акций является существенным условием договора о создании.

Форма оплаты акций должна определяться в договоре о создании.[42,31] Данное условие является существенным. Допускается производить оплату деньгами, ценными бумагами, другими вещами или имущественными правами, имеющими денежную оценку. Устав общества может содержать ограничения на виды имущества, которым могут быть оплачены акции общества. При этом если оплата будет производиться не деньгами, то договор должен определить перечень имущества, которым могут оплачиваться ценные бумаги.

Денежная оценка имущества, вносимого в оплату акций, производится по соглашению между учредителями. При оплате акций неденежными средствами для определения рыночной стоимости такого имущества должен привлекаться независимый оценщик. Величина денежной оценки имущества, произведенной учредителями общества, не может быть выше величины оценки, произведенной независимым оценщиком.

Условие о сроке оплаты размещаемых акций является обычным, поэтому его отсутствие в договоре о создании не служит основанием считать данный договор незаключенным.1 Учредители вправе установить в договоре меньший срок оплаты приобретаемых ими акций по сравнению со сроком, предусмотренным в законе.

Условие о порядке оплаты приобретаемых акций отнесено п. 5 ст. 9 ФЗ «Об акционерных обществах» к существенным условиям договора о создании. Под порядком оплаты следует понимать последовательность внесения платежа за приобретаемые акции (единовременно либо этапами).

Условие о сроке договора о создании не отнесено законом к числу существенных условий данного договора. Договор о создании обычно заключается до исполнения цели: государственной регистрации акционерного общества. Однако само по себе достижение цели договора не означает его автоматическое прекращение, поскольку у учредителей могут оставаться друг перед другом невыполненные обязанности. Кроме того, в связи с достижением цели договора не прекращаются обязательства учредителей по оплате распределенных им акций. Не исключен вариант заключения договора о создании на срок до определенного момента во времени.

Условие о правах и обязанностях сторон отнесено п. 5 ст. 9 ФЗ «Об акционерных обществах» к числу существенных условий.

Как полагает Д.И. Степанов, данная норма закона неудачна с точки зрения юридической техники, поскольку условия о правах и обязанностях его участников составляют содержание любого договора. «Для понимания данного положения Закона, - пишет Д.И. Степанов, - корректнее говорить о совокупности правомочий или правопритязаний, которыми наделяются учредители в связи с участием в процессе учреждения АО, обязанности же учредителей закрепляются во всех иных условиях договора. Вероятно, подобное условие включено в содержание договора исходя из разграничения прав и обязанностей учредителей обязательственного характера и общих прав и обязанностей, предоставляемых (налагаемых) всем учредителям вне зависимости от исполнения конкретного единичного обязательства, вытекающего из договора, а лишь по факту участия в процессе учреждения».[40,52]

Попытка именно так истолковать данное правило Закона не вполне удачна, ибо договор о создании общества и есть факт, устанавливающий права и обязанности учредителей по участию в процессе учреждения общества. Приведенная норма не заключает в себе какого-то особого смысла, а ее появление вызвано очевидной неточностью законодателя, на что обоснованно и обращает внимание сам Д. И. Степанов. Так, если считать указанное условие существенным, то неясно, в отношении каких именно прав и обязанностей учредители должны прийти к соглашению, чтобы договор считался заключенным. Следовательно, вышеназванная норма должна быть исключена из Закона либо подвергнута серьезной корректировке.

Основными обязанностями учредителей являются: 1) внесение вкладов в общее дело для покрытия расходов по созданию общества; 2) ведение совместно с другими участниками предусмотренной договором деятельности; 3) оплата распределенных в пользу участника договора акций общества.

К числу основных прав учредителей относятся: 1) право на участие в управлении и ведении общих дел участников договора; 2) право на информацию; 3) права в отношении общего имущества; 4) право на выкуп распределенных в пользу участника акций общества.

Кроме того, после государственной регистрации у общества возникает право требовать оплаты учредителем размещаемых в его пользу акций, а также обязанность по передаче учредителю распределенных ему акций (фиксации перехода прав на акции в реестре).

Правовой режим общего имущества учредителей подчиняется требованиям п. 1 ст. 1043 ГК. Объединенное учредителями имущество используется ими в целях создания общества, прежде всего для покрытия произведенных в процессе учреждения общества затрат. Расходы учредителей, понесенные ими в указанных целях, распределяются между ними в соответствии с их соглашением.

От общего имущества учредителей необходимо отличать то имущество, которое вносится учредителями в счет оплаты акций, поскольку каждый учредитель после регистрации общества вступает с ним в юридические отношения по поводу приобретения и оплаты акций. Указанное имущество передается в собственность акционерного общества, в результате чего образуется уставный капитал последнего.[3,43] Данное обстоятельство не служит препятствием временно передать такое имущество кому-либо из участников договора либо произвести аккумулирование средств на отдельном банковском счете от имени одного из участников. В этом случае такой участник исполняет обязанность по оплате акций другого участника — должника общества.

Ответственность учредителей по обязательствам, связанным с созданием акционерного общества и возникшим до государственной регистрации данного общества, в силу п. 3 ст. 10 ФЗ «Об акционерных обществах» является солидарной. Общество несет ответственность по обязательствам учредителей, связанным с его созданием, только в случае последующего одобрения их действий общим собранием акционеров.

Прекращение договора о создании происходит по основаниям, предусмотренным законом, иными правовыми актами или договором.

А) Договор о создании в части отношений простого товарищества прекращается достижением цели договора: государственной регистрации общества. Однако, как указывалось выше, само по себе наступление момента государственной регистрации общества не означает автоматического прекращения обязательств учредителей, если они не были исполнены. Кроме того, с государственной регистрацией общества не прекращаются обязательства по оплате учредителями акций общества, сторонами по которому после государственной регистрации становятся учредители и общество.

Б) Договор прекращается истечением срока, если он был заключен на определенный срок, и в этот срок цель не была достигнута.

В) Договор прекращается вследствие смерти (ликвидации, реорганизации) одного из учредителей до государственной регистрации общества, если договором или последующим соглашением не предусмотрено замещение умершего (реорганизованного) учредителя его наследниками (правопреемниками). Сохранение договора в отношении других учредителей в данном случае возможно, если это предусмотрено договором либо последующим соглашением при условии, что все акции будут распределены между учредителями.

Г) Договор прекращается вследствие объявления кого-либо из учредителей недееспособным, ограниченно дееспособным или безвестно отсутствующим до государственной регистрации общества. Сохранение договора в отношении остальных учредителей возможно лишь при соблюдении названных в предыдущем пункте условий.

Д) Договор прекращается до государственной регистрации общества вследствие объявления кого-либо из учредителей несостоятельным (абз. 3 Д. 1 ст. 1050 ПС) или выдела его доли в общем имуществе по требованию кредитора (ст. 1049 ГК). Сохранение договора в силе в отношении других учредителей в данном случае возможно лишь при соблюдении приведенных в пункте «В» условий.

Е) Договор прекращается до государственной регистрации общества вследствие его расторжения, в том числе при расторжении договора одним из учредителей. Как и в предыдущих случаях, сохранение договора в силе в отношении других учредителей в таком случае возможно лишь при соблюдении вышеназванных условий. При этом если иное не предусмотрено законом и договором, расторжение договора одним из учредителей без уважительных причин не допускается, а отказ от исполнения договора в таком случае повлечет гражданско-правовую ответственность.

Б) Решение учредителя об учреждении общества при наличии одного учредителя является односторонней сделкой, направленной на возникновение обязанности учредителя перед обществом выкупить акции последнего после государственной регистрации общества. Данное решение также создает обязанность общества передать учредителю акции общества на условиях, определенных этим решением. Так, решение должно определять размер уставного капитала общества, категории (типы) акций, размер и порядок их оплаты. В данном случае все акции общества приобретаются единственным учредителем.

В) Решение учредительного собрания. Проведение учредительного собрания до государственной регистрации общества представляет собой юридико-технический прием, необходимый для упрощения учреждения общества. Решение учредительного собрания должно отвечать требованиям п. 2 ст. 9 ФЗ «Об акционерных обществах». Так, решением учредительного собрания утверждается устав общества, а если в счет оплаты акций вносятся не денежные средства, а иное имущество, утверждается денежная оценка такого имущества, избираются совет директоров и исполнительный орган общества. Решение учредительного собрания является самостоятельным актом и его нельзя смешивать с договором о создании акционерного общества.

Г) Государственная регистрация акционерного общества осуществляется в порядке, установленном ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц». Согласно ст. 2 Закона регистрация производится федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным в порядке, установленном Конституцией РФ и Федеральным конституционным законом «О Правительстве Российской Федерации». Решение о государственной регистрации, принятое регистрирующим органом, является основанием внесения соответствующей записи в государственный реестр. Моментом государственной регистрации признается внесение регистрирующим органом соответствующей записи в государственный реестр.


Глава 2. Система органов управления акционерного общества

2.1. Общее собрание акционеров

Хотя общее собрание акционеров определяется ГК и ФЗ «Об акционерных обществах» как высший орган управления обществом, его компетенция ограничена. Согласно п. 3 ст. 48 Закона общее собрание не вправе рассматривать и принимать решения по вопросам, не отнесенным к его компетенции Законом.[18,101] Кроме того, п. 6 ст. 49 Закона предусмотрено, что собрание не вправе принимать решения по вопросам, не включенным в повестку дня, а также изменять повестку дня. Другое важное правило закреплено п. 3 ст. 49 Закона, в соответствии с которым решения по вопросам, указанным в пп. 2, 6, 14-19 п. 1 ст. 48 Закона, принимаются общим собранием только по предложению совета директоров, если иное не установлено уставом общества.

Сравнивая компетенцию общего собрания и совета директоров, отметим, что именно к компетенции собрания отнесено решение вопросов, затрагивающих наиболее важные аспекты правового положения и деятельности общества, прав и интересов акционеров.

На протяжении ряда лет дискуссионным был вопрос, можно ли передать часть компетенции общего собрания акционеров совету директоров. Сомнения возникли вследствие прежней, не до конца удачной редакции ст. 48 ФЗ «Об акционерных обществах», использовавшей, с одной стороны, термин «исключительная компетенция общего собрания акционеров», а с другой — допускавшей возможность передачи ряда вопросов, относящихся к исключительной компетенции собрания, на решение совету директоров.266 В настоящее время от понятия «исключительная компетенция» Закон отказался и ст. 48 Закона перестала страдать внутренними противоречиями.

Собрание акционеров можно классифицировать по нескольким основаниям.

По сроку, порядку созыва и проведения различают: а) учредительное собрание, проводимое при учреждении общества; б) годовое собрание, проводимое в сроки, установленные уставом общества, но не ранее чем через два месяца и не позднее чем через шесть месяцев после окончания финансового года; в) внеочередное собрание - любое другое собрание, проводимое помимо годового.

Исходя из круга участников собрания выделяются: а) собрание акционеров - владельцев акций определенной категории. Российским законодательством такие собрания предусмотрены для акционеров - владельцев обыкновенных акций. Кроме того, в ряде случаев Закон требует раздельного принятия решений владельцами обыкновенных и привилегированных акций, б) Смешанные собрания с участием владельцев как обыкновенных, так и привилегированных акций, когда у последних в соответствии с Законом появляется право голоса.

В зависимости от формы проведения собрания бывают: а) проводимые путем совместного присутствия акционеров и принятия решений по вопросам, поставленным на голосование. При этом предусмотренное п. 3 ст. 60 п.48 ФЗ «Об акционерных обществах» в редакции ФЗ от 26.12А5 » 208-ФЗ.

проголосовать досрочно и передать бюллетень обществу не превращает такого рода собрания в заочные.

б) Заочное собрание. Согласно п. 1 ст. 50 Закона решение общего собрания акционеров может быть принято без проведения собрания (т.е. без совместного присутствия акционеров для обсуждения вопросов повестки дня и принятия решений по вопросам, поставленным на голосование) путем проведения заочного голосования.[27, 186]

Теоретически и практически важно определить юридическую сущность решений общего собрания акционеров. Исходя из содержания ст. 48 ФЗ «Об акционерных обществах» следует, что общее собрание выступает не только волеобразующим, но и волеизъявляющим органом общества, поскольку его решения обладают самостоятельной юридической силой и не требуют дополнительного изъявления выраженной собранием воли «вовне» другими органами. К примеру, решения собрания о размещении дополнительных акций, дроблении и консолидации акций, одобрении крупных сделок и сделок, в которых имеется заинтересованность, и т.д., вступают в силу с момента их принятия, если иное не установлено самими решениями. Для вступления решений собрания в силу не требуется совершения каких-либо действий советом директоров или исполнительным органом.[1,46]

Для уяснения юридической сущности решения общего собрания акционеров его нужно рассматривать не как сумму действий участников, а как действие самого общества. Хотя собрание формируется из самостоятельных субъектов гражданского права и, голосуя, они изъявляют свою волю, но как только их воля выражена в установленном порядке, она признается волей общества, что обусловлено идеальной природой последнего как субъекта права. Вследствие этого согласно решению общего собрания гражданские права и обязанности возникают непосредственно у общества. Анализ же волеизъявления отдельных акционеров важен для установления того, было ли решение принято как таковое или нет.

В зависимости от того, направлено ли решение общего собрания акционеров на создание, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей или нет, решения собрания делятся на: а) решения - сделки и б) решения не-сделки. К первым причислим решения об увеличении (уменьшении) уставного капитала, дроблении и консолидации акций, избрании членов совета директоров и досрочном прекращении их полномочий, образовании исполнительного органа. В качестве примера вторых назовем такие действия, как утверждение годовых отчетов и годовой бухгалтерской отчетности. Исходя из проводимой в цивилистике классификации юридических фактов, последние следует отнести к поступкам, что не исключает их иной квалификации в рамках других отраслей права (финансового права, в частности).

В большинстве случаев решения характеризуются как односторонние сделки (решения об изменении устава, увеличении или уменьшении уставного капитала и т.п.). Однако решение общего собрания может быть и одобрением (разрешением) совершения исполнительным органом сделки от имени общества, как это бывает при одобрении крупных сделок и сделок, в которых имеется заинтересованность. В таких случаях классифицировать решения общего собрания сложнее.

По сути, одобрение крупной сделки или сделки, в которой имеется заинтересованность, есть предоставление права исполнительному органу совершить одобренную собранием сделку. Здесь можно провести параллель с наделением полномочиями представителя. Однако последствия отсутствия полномочий у исполнительного органа и поверенного различны. При заключении сделки неуполномоченным лицом сделка с представляемым не считается совершенной, если только представляемый впоследствии прямо ее не одобрит (ст. 183 ГК). Иное правило предусмотрено для крупных сделок и сделок, в которых имеется заинтересованность. В отношении них действует презумпция действительности. Само по себе отсутствие решения собрания не влечет недействительности совершенной исполнительным органом сделки, для признания ее недействительной требуется предъявление соответствующего иска и удовлетворение его судом. Указанные различия продиктованы интересами устойчивости гражданского оборота. Однако в любом случае рассматриваемые решения общего собрания являются односторонними сделками общества.

Своеобразной точки зрения на сей счет придерживается О.В. Гутников. По его мнению, «... крупные сделки и сделки с заинтересованностью, при всем внешнем сходстве, имеют принципиальное внутреннее отличие от сделок, совершаемых без согласия третьих лиц: согласие внутреннего волеобразующего органа юридического лица на совершение сделки не является согласием третьего лица, не участвующего в совершении сделки. Наоборот, имеет место нарушение порядка волеобразования участника сделки - юридического лица, чей внутренний орган не дал согласия на совершение сделки своему волеизъявляющему органу».[10,205]

Данное обстоятельство, по мысли О.В. Гутникова, говорит о том, что «...волеизъявление соответствующих органов по таким сделкам входит в состав этих сделок и отсутствие этого волеизъявления означает порок воли юридического лица - стороны сделки при ее совершении. Поэтому, - считает О.В. Гутников, -крупные сделки и сделки с заинтересованностью по своей внутренней сущности близко стоят к сделкам с пороками воли (к сделкам без полномочий), хотя внешне сильно напоминают сделки, совершаемые без согласия третьих лиц».[10,207]

В позиции О.В. Гутникова все же содержится протииворечие. Сделка без полномочий вряд ли может быть отнесена к сделкам с пороком воли. Совершенная без полномочий сделка характеризуется не тем, что воля представляемого сформировалась неправильно (волеизъявление не соответствует воле), а тем, что воли вообще не было, волеизъявление выражено лицом, не обладающим на то правом. Кроме того, как указывалось ранее, общее собрание акционеров является не только волеобразующим, но и волеизъявляющим органом, вследствие чего термин «внутренний» едва ли к нему вообще применим. В этом смысле общее собрание такой же «внешний» орган, как совет директоров или генеральный директор.

Признание указанных решений собрания акционеров сделками общества имеет важное практическое значение, открывая широкие возможности для защиты прав и законных интересов акционеров и иных заинтересованных лиц в судебном порядке. Иная квалификация решений общего собрания, напротив, приводит к их непознаваемости, выведению их из сферы гражданско-правового регулирования. В настоящее время судебные инстанции часто уклоняются от выяснения юридической природы решений общего собрания, говоря о них как об актах органа управления обществом, хотя в некоторых случаях данные акты все же причисляются к сделкам. Однако не ставится под сомнение то, что спор о признании недействительным решения общего собрания вытекает из гражданско-правовых отношении и носит исковой характер.

Можно выделить несколько видов оснований недействительности решений общего собрания. К первому относятся основания, указанные в п. 7 ст. 49 ФЗ «Об акционерных обществах». Их наличие дает возможность акционеру, не принимавшему участие в собрании или голосовавшему против принятого решения, оспорить его в судебном порядке. При этом суд вправе с учетом всех обстоятельств дела оставить в силе обжалуемое решение, если голосование данного акционера не могло повлиять на результаты голосования, допущенные нарушения не являются существенными и решение не повлекло причинения акционеру убытков. Таким образом, по смыслу п. 7 ст. 49 Закона в данном случае речь идет об относительно незначительных процедурных нарушениях, нуждающихся в доказывании истцом в рамках искового производства.

К числу бесспорных оснований недействительности решений общего собрания относятся принятие решения с нарушением компетенции собрания (п. 3 ст. 48 Закона), отсутствие кворума для проведения собрания или принятия решения (п.п. 2, 4 ст. 49 и п. 1-3 ст. 58 Закона) либо принятие решения по вопросам, не включенным в повестку дня собрания (п. 6. ст. 49 Закона). Как указал Пленум ВАС РФ, установив хотя бы одно из данных обстоятельств, суд должен независимо от того, было ли такое решение оспорено кем-либо из акционеров или нет, оценить данное решение как не имеющее юридической силы и разрешить спор, руководствуясь нормами закона. Значение приведенного разъяснения ВАС РФ трудно переоценить, поскольку такой подход позволит без затяжных судебных процедур отсечь явно незаконные решения, часто «легинимированные» наспех состряпанными поддельными протоколами.

Другим основанием недействительности решения общего собрания выступает несоответствие содержания принятого решения требованиям закона и иных правовых актов. В этом случае решение общего собрания также является ничтожным вне зависимости от его признания таковым судом (ст. ст. 166,168 ПС).

Специального исследования требуют такие основания недействительности решений общего собрания, как несоответствие волеизъявления акционера при голосовании его воле, голосование на собрании с превышением полномочий, голосование на собрании недееспособным лицом.

2. Созыв и проведение общего собрания акционеров и обеспечение достоверности его результатов

Одной из главных проблем современного акционерного права является эффективное урегулирование порядка созыва и проведения общего собрания акционеров и удостоверения его результатов. На первое место выходят задачи по обеспечению прав и законных интересов акционеров при голосовании, а также обеспечению достоверности итогов собрания. Череда корпоративных конфликтов, порой приобретавших черты военных операций, во многом стала следствием несовершенства акционерного законодательства в данной части.

Ранее по данному вопросу высказался Верховный Суд РФ, указав в постановлении «О вопросе, возникшем при применении Федерального закона «Об акционерных обществах» от 10.10.2001 № 12, что «при рассмотрении дел об обжаловании решений органов управления акционерного общества судья или суд не вправе запретить проведение собрания акционеров., поскольку это противоречит ст, 31 Конституции Российской Федерации, гарантирующей гражданам Российской Федерации право собираться мирно, без оружия, проводить собрания и демонстрации, шествия и пикетирования, а также нарушает право акционеров, не обжалующих решений органов управления акционерного общества, на участие в общем собрании акционеров, предоставленное им Федеральным законом «Об акционерных обществ» (ст. ст. 31,32)».

Таким образом, судебные органы не вправе запретить созывать и проводить общее собрание акционеров, что служит, по мнению высших судебных инстанций, дополнительной гарантией, обеспечивающей соблюдение прав и законных интересов как общества в целом, так и его отдельных акционеров. Тем более не могут чинить препятствия в созыве и проведении общих собраний административные органы, организации и граждане.

В то же время, ограничения в принятии мер по обеспечению иска могут быть на руку тем акционерам, кто проводит собрание, злоупотребляя правом, предоставленным п. 8 ст. 55 ФЗ «Об акционерных обществах». Созыв и проведение «альтернативного» собрания часто сопровождается грубыми нарушениями Закона, в связи с чем целесообразно пресечь проблему в зародыше, нежели пожинать плоды в виде появления сфальсифицированных протоколов и лжедиректоров. Следовательно, либо в Закон необходимо внести специальные заградительные

процедуры, либо судебная практика должна пойти по пути принятия обеспечительных мер по запрету проведения таких собраний, если их созыв осуществлялся с нарушением Закона.

Правовое регулирование созыва и проведения годового и внеочередного общего собрания обладает значительным сходством.

А) Право акционеров на участие в общем собрании, проведение общего собрания и обеспечение достоверности результатов голосования

Список лиц, имеющих право на участие в собрании, составляется на основании данных реестра акционеров на дату, устанавливаемую советом директоров в соответствии с требованиями Закона. Однако ФЗ «Об акционерных обществах» в данной части страдает противоречиями и не в полной мере отвечает интересам акционеров.

Так, некорректна норма п. 2 ст. 57 Закона, согласно которой в случае передачи акции после даты составления списка и до даты проведения общего собрания акционеров лицо, включенное в список акционеров, имеющих право на участие в общем собрании, обязано выдать приобретателю доверенность на голосование или голосовать на общем собрании в соответствии с указаниями приобретателя акций и что указанное правило применяется также к каждому последующему случаю передачи акций.

Приведенная норма противоречит ст. 155, п.1 ст. 142, ст. ст. 182 - 189 ПС. С передачей ценной бумаги переходят все удостоверяемые ей права в совокупности (п.1 ст. 142 ГК). Таким образом, с передачей акции к приобретателю переходят все права акционера, а прежний владелец их утрачивает. Следовательно, прежний владелец не может ни выдать доверенность на право голосования, ни голосовать лично, поскольку реализовать уже несуществующее право невозможно. Нельзя также понудить прежнего владельца акций к выдаче и сохранению юридической силы за доверенностью (п. 2 ст. 188 ГК). Исходя из п. 2 ст. 3 ГК в данном случае должна действовать норма ГК, а не Закона об АО.[56,123]

Таким образом, лицо, приобретшее акции после составления списка акционеров, имеющих право участвовать в собрании, лишено возможности реализовать свое право по участию в собрании и голосованию на нем, что недопустимо. В Закон должны быть внесены изменения, предоставляющие возможность участия такого акционера в собрании и голосовании на нем. Функции по включению такого акционера в список могут быть возложены на счетную комиссию (регистратора), а основанием для его включения должна служить запись в реестре акционеров.

Проблема также возникнет, если в собрании желают принять участие не один, а несколько представителей акционера, причем каждый из них обладает доверенностью на голосование одним и тем же пакетом акций. Закон не указывает, кто из них должен быть зарегистрирован в качестве участника собрания. Лишь по косвенным признакам можно прийти к выводу, что таким: правом обладает то лицо, которому доверенность выдана позже.

Так, на данный вопрос частично отвечает и. 4.12 «Положения о дополнительных требованиях к порядку подготовки, созыва и проведения общего собрания акционеров», согласно которому лицо, имеющее право на участие в общем собрании (в том числе новый представитель, действующий на основании доверенности на голосование), подлежит регистрации для участия в общем собрании, и ему должны быть выданы бюллетени для голосования в случае, если извещение о замене (отзыве) представителя получено обществом ион регистратором, выполняющим функции счетной комиссии, до регистрации представителя, полномочия которого прекращаются.

Однако ситуация может осложниться, если представителям выданы доверенности на голосование разными пакетами акций, размер которых частично перекрывает друг друга. Кроме того, как быть, если доверенности на голосование выданы в один день? Данная проблема также требует скорейшего нормативного урегулирования.

Согласно п. 5 ст. 49 Закона порядок принятия общим собранием акционеров решения по порядку ведения общего собрания акционеров устанавливается уставом общества или его внутренними документами, утвержденными решением общего собрания акционеров.

Из пункта 7 ст. 49 Закона следует, что само по себе нарушение порядка общего собрания не может служить основанием к признанию недействительным принятого собранием решения, если при проведении собрания не были нарушены нормы закона, иных правовых актов и устава общества.

В практике возник вопрос, какие санкции можно применить к акционеру или его представителю за нарушение порядка ведения собрания. Например, группа акционеров в целях срыва собрания блокирует здание, шумит в зале заседания, захватывает трибуну для выступлений и т.д. Очевидно, что в таких случаях помимо гражданской ответственности, виновные должны, при наличии к тому оснований, привлекаться к административной или уголовной ответственности. При этом принудительное удаление таких акционеров не должно расцениваться судом как основание признания решения собрания недействительным, ибо нарушитель при проведении собрания, как минимум, злоупотребил своим правом (ст. 10 ГК).

Голосование на общем собрании осуществляется по принципу «одна голосующая акция общества - один голос», за исключением случаев кумулятивного голосования по выборам членов совета директоров, которое призвано обеспечить интересы мелких акционеров, позволив провести им в совет директоров хотя бы одну поддерживаемую ими кандидатуру.

Проблематична реализация п. 3 ст. 57 Закона, согласно которому, если акция общества находится в общей долевой собственности нескольких лиц, правомочия по голосованию на общем собрании акционеров осуществляются по их усмотрению одним из участников долевой собственности либо их общим представителем. Согласно ст. 246 ГК распоряжение имуществом, находящимся в долевой собственности, осуществляется по соглашению всех его участников. Такой же режим должен быть распространен и на права, удостоверяемые акцией. Следовательно, если соглашения о порядке голосования между собственниками акции не достигнуто, то такая акция не может участвовать в голосовании. Проблемы возникают и при голосовании дробными акциями при выборах членов совета директоров, избираемых кумулятивным голосованием.

Согласно ст. 60 Закона, голосование на общем собрании акционеров до вопросам повестки дня может осуществляться бюллетенями для голосования, а в обществе с числом акционеров-владельцев голосующих акций общества более ста должно осуществляться только бюллетенями для голосования. Данная мера половинчата. Устное голосование (как путем опроса, так и поднятием рук) не обеспечивает достоверность итогов общего собрания, защиту прав и интересов акционеров.

Так, согласно п. 7 ст. 49 Закона акционер вправе обжаловать в суд решение общего собрания при условии, если он не принимал участия в собрании или голосовал против обжалуемого решения. В отсутствие письменной формы голосования акционеру затруднительно доказать, та» он голосовал против принятого решения, а не воздержался либо вообще не голосовал, хотя бы и принял участие в собрании (зарегистрировался). Следовательно, законом должна быть предусмотрена обязательная письменная форма голосования во всех случаях.[53,101]

Форму и текст бюллетеня определяет совет директоров. Законом предусмотрены обязательные требования к содержанию бюллетеня, в том числе и то, что бюллетень должен быть подписан акционером. В ТО же время Закон не разъясняет, можно ли проводить голосование с использованием средств факсимильной или компьютерной связи. С развитием информационных технологий голосование посредством средств электронной связи вполне уместно.

В целях обеспечения прав и интересов акционеров желательно, чтобы бюллетень был именным, чтобы в нем указывалось количество голосов, которыми акционер вправе распоряжаться.[5,3] Во избежание подделок целесообразно также предусмотреть, чтобы бюллетень был подписан лицом, которое выполняет функции по созыву и проведению собрания акционеров, а если собрание проводится по решению совета директоров, то подпись нужно скреплять печатью или штампом общества.

В Законе не урегулирован вопрос, может ли быть выдан дубликат бюллетеня для голосования при утере оригинала. Данный пробел частично восполнен п. 4.13. «Положения о дополнительных требованиях ...» применительно к случаю, когда голосование на общем собрании, проводимом в форме совместного присутствия, может осуществляться путем направления в общество заполненных бюллетеней для голосования. В этом случае бюллетени для голосования с отметкой об их повторной выдаче могут быть выданы по требованию лип, регистрирующихся дам участия в общем собрании, если их бюллетени не были получены обществом или были получены обществом позднее, чем за два дня до проведения собрания.

Решение общего собрания вступает в силу, если иное не предусмотрено в самом решении, непосредственно после окончания голосования, а не с момента подписания протокола об итогах голосования или с момента подписания протокола общего собрания акционеров или в какой-либо иной период времени. Подписание протокола общего собрания лишь фиксирует результат волеизъявления акционеров. Несоставление или дефектность протокола сами по себе не влекут отсутствие выраженной общим собранием акционеров воли. Вышеуказанные недостатки могут быть устранены в судебном порядке.

Б) Особенности созыва и проведения годового собрания Общество обязано ежегодно проводить годовое общее собрание акционеров в сроки, устанавливаемые уставом общества, но не ранее чем через два месяца и не позднее чем через шесть месяцев после окончания финансового года. Можно ли проводить годовое общее собрание по истечении сроков, установленных для его проведения? Путем систематического толкования Закона надлежит прийти к выводу, что это допустимо, поскольку в противном случае общество не сможет принять решения по указанным в Законе вопросам, включая избрание нового состава совета директоров, в результате чего деятельность общества может быть парализована. Данная позиция нашла подтверждение в судебной практике.[53,39]

В связи с этим возможно предъявление акционером иска к обществу о понуждении провести годовое собрание, если оно не проведено в установленные Законом сроки. В этом случае количество принадлежащих истцу акций не имеет значения, поскольку проведение годового собрания - обязанность акционерного общества, которая должна быть выполнена вне зависимости от предъявления

В) Особенности созыва и проведения внеочередного собрания

Вправе ли внеочередное собрание решать вопросы, отнесенные к компетенции годового собрания акционеров? Путем буквального толкования п. 1 ст. 47 Закона можно сделать вывод об отсутствии у него такого права. Однако данное толкование было бы поспешным и противоречило бы смыслу Закона. Так, п.1 ст. 47 Закона к компетенции годового собрания отнесен вопрос об избрании совета директоров. В то же время п.1 ст. 66 Закона предусмотрено, что по решению собрания полномочия любого члена (всех членов) совета директоров могут быть прекращены досрочно. Нелогично допустить, что, проголосовав о досрочном прекращении полномочий членов совета директоров, внеочередное собрание не вправе избрать его новый состав.

Закон определяет, что внеочередное общее собрание акционеров проводится по решению совета директоров на основании: а) его собственной инициативы; б) требования ревизионной комиссии (ревизора); в) требования аудитора общества; г) требования акционера (акционеров), являющегося владельцем не менее чем 10 процентов голосующих акций общества на дату предъявления требования. Перечень оснований, по которым допускается отказ в удовлетворении требований о проведении собрания, является исчерпывающим.

Решение совета директоров об отказе от созыва внеочередного общего собрания может быть обжаловано в суд (абз. 2 п. 7 ст. 55 Закона). Некоторые авторы полагают, что на решение об отказе «... жалоба может быть подана любым акционером, членом ревизионной комиссии, аудитором акционерного общества. Жалоба подается в порядке неискового производства».[17,300]

Одним из способов обеспечения интересов акционеров является право самостоятельного созыва внеочередного общего собрания акционеров. Согласно п.8 ст. 55 Закона в случае, когда в течение установленного Законом срока советом директоров общества не принято решение о созыве внеочередного общего собрания акционеров или принято решение об отказе от его созыва, внеочередное общее собрание может быть созвано лицами, требующими его созыва. В этом случае расходы но подготовке и проведению общего собрания акционеров могут быть возмещены по решению общего собрания акционеров за счет средств общества.

Право созыва внеочередного общего акционеров без предварительного судебного обжалования решения совета директоров об отказе в проведении такого собрания в условиях российской действительности породило большие проблемы. Его наличие вызвало огромное количество конфликтов, вплоть до силового захвата имущества общества и «выноса» его законного руководства из административных зданий. Проведение «альтернативного» собрания акционеров затрудняет обеспечение достоверности его результатов. Практике известны случаи одновременного появления нескольких сфальсифицированных протоколов. Кроме того, были случаи, когда акционеры злоупотребляли своими правами, практически ежедневно требуя созыва нового собрания.

В обеспечении достоверности результатов общего собрания, проводимого группой акционеров, ключевую роль должна играть счетная комиссия. При этом недопустимо, чтобы новая счетная комиссия формировалась на самом «альтернативном» собрании и сама подсчитывала голоса, поданные за себя. Подведение итогов голосования об избрании новой счетной комиссии должно производиться старой счетной комиссией либо в установленных случаях регистратором общества.

Неясно все же, кто должен ставить подпись на итоговом протоколе, если на собрании был избран новый председатель. Исходя из смысла закона, в таком случае подписывать протокол должен как прежний председатель собрания (в той части, в какой вопросы, отраженные в протоколе, рассматривались с его участием), так и новый председатель. Закон не указывает, как необходимо поступать, когда председательствующий на собрании отказывается подписать итоговый протокол, и будут ли в таком случае результаты собрания действительными. Полагаем, что юридическая сила результатов собрания не должна ставиться в зависимость от воли на то председательствующего. Действительность результатов общего собрания (волеизъявления акционеров) может быть установлена в судебном порядке.

Кроме того, в Закон должны быть внесены коррективы, связанные с установлением дополнительных барьеров для недобросовестных акционеров. В их числе могут быть следующие меры.

Во-первых, самостоятельный созыв внеочередного общего собрания должен быть разрешен акционеру (акционерам), обладающему не менее чем 10% голосующих акций общества, только при условии предварительного обжалования в судебном порядке решения совета директоров об отказе в удовлетворении требования о созыве внеочередного общего собрания акционеров либо бездействия совета директоров, выразившегося в нерассмотрении предъявленного требования в установленные законом сроки, и удовлетворения судом заявленных требований. Данная мера является ключевой и позволит избежать многих конфликтов. О правильности такого подхода свидетельствует даже нынешняя редакция ФЗ «Об акционерных обществах». Иначе непонятен смысл абз. 2 п. 7 ст. 55 Закона, предусматривающего право акционера обжаловать в суд решение совета директоров (наблюдательного совета) об отказе в созыве внеочередного собрания, поскольку акционер и так может созвать собрание самостоятельно, руководствуясь п. 8 ст. 55 Закона.

Во-вторых, на инициаторов проведения внеочередного общего собрания должны возлагаться расходы по его созыву и проведению пропорционально не принятым общим собранием решениям по сформированной ими повестке дня. К примеру, если собрание приняло положительное решение по одному вопросу и не приняло положительные решения по двум другим, то 2/3 расходов должны понести инициаторы собрания, а 1/3 общество. Данная мера будет стимулировать инициаторов проведения собрания более тщательно относиться к вопросам, выносимым на голосование.

Другим вариантом решения проблемы злоупотребления правом при созыве внеочередных собраний акционеров может стать ограничение оснований для такого требования. К таким основаниям, в частности, можно отнести выявление ревизором или аудитором общества злоупотреблений должностных лиц общества, уменьшение активов ниже определенной величины, необходимость приведения устава в соответствие с требованиями действующего законодательства.


2.2. Совет директоров (наблюдательный совет)

I. Совет директоров (наблюдательный совет) в системе органов акционерного общества

Совет директоров осуществляет общее руководство деятельностью общества, за исключением решения вопросов, отнесенных ФЗ «Об акционерных обществах» к компетенции собрания акционеров. Вопросы, входящие в компетенцию совета директоров, не могут быть переданы на решение исполнительному органу общества. В обществе с числом акционеров - владельцев голосующих акций менее пятидесяти устав может предусматривать, что функции совета директоров осуществляет общее собрание акционеров. Это связано с отсутствием необходимости существования в такой ситуации данного органа, потребностью снизить управленческие затраты. В этом случае устав должен содержать указание об определенном лице или органе общества, к компетенции которого относится решение вопроса о проведении общего собрания акционеров и об утверждении его повестки дня.

Российское законодательство не проводит различий в правовом положении совета директоров и наблюдательного совета. Однако отождествление данных терминов едва ли оправдано. Мировой практике известны, как минимум, две основные модели управления акционерным обществом: с использованием совета директоров (США, Англия) и наблюдательного совета (ФРГ). Разница между ними в том, что наблюдательный совет не может вмешиваться в хозяйственную деятельность общества, решение вопросов которой возложено на правление (менеджмент), в то время как совет директоров в значительной степени таким правом обладает либо вообще заменяет собой исполнительный орган.

При использовании англосаксонской модели к компетенции совета директоров, как правило, относится решение любых вопросов, не относящихся к ведению собрания акционеров. При этом многие члены совета директоров являются одновременно исполнительными директорами. Хотя помимо совета директоров может создаваться и правление, данную модель обычно называют монистической, поскольку роль последнего в таком случае имеет второстепенный, технический Характер. Совет директоров, в состав которого входят исполнительные директора, выступает органом, решающим не только стратегические, но и текущие вопросы деятельности компании. При радикальном варианте данной модели, как указывалось выше, правление вообще может не создаваться.

Положение об акционерных обществах и обществах с ограниченной ответственностью, утвержденное постановлением Совета министров СССР от 19.06.1990 № 590, тяготело к германской модели. Согласно п. 54 Положения в акционерном обществе должен был быть образован совет акционерного общества (наблюдательный совет), осуществляющий контроль за деятельностью исполнительного органа. Уставом или по решению общего собрания акционеров на совет акционерного общества (наблюдательный совет) могло быть возложено выполнение отдельных функций общего собрания. Допускалось введение в состав наблюдательного совета представителей трудового коллектива, профсоюзных и других общественных организаций. Члены совета акционерного общества не могли являться членами исполнительного органа.

Иное было предусмотрено Положением об акционерных обществах, утвержденным постановлением Совета Министров РСФСР от 25.12.1990 № 601, действовавшим до введения в действие ФЗ «Об акционерных обществах». В отличие от союзного аналога, российское Положение придерживалось англосаксонской схемы управления. Так, согласно п. 116 данного нормативного акта в полномочия совета директоров входило решение всех вопросов деятельности общества, не отнесенных к исключительной компетенции общего собрания акционеров. Состав правления утверждался советом директоров по представлению генерального (исполнительного) директора (президента) общества (п. 125), который в свою очередь назначался собранием акционеров из числа директоров (п. 124). Запретов на совмещение функций Положение не содержало.

Подобная концепция управления была заложена и в Типовом уставе акционерного общества открытого типа, учреждаемого Государственным комитетом РФ по управлению государственным имуществом, комитетом по управлению государственным имуществом республики в составе Российской Федерации, края, области, автономной области, автономного округа, районов (кроме районов в городах) и городов (кроме городов районного подчинения), утвержденном Указом Президента РФ «Об организационных мерах по преобразованию государственных предприятий, добровольных объединений государственных предприятий в акционерные общества» от 01.07.1992 № 721.

Согласно п. 9.1. Типового устава, совет директоров имел право принимать решения по всем вопросам деятельности общества и его внутренним делам, за исключением вопросов, отнесенных к исключительной компетенции собрания акционеров. Генеральный директор общества назначался общим собранием акционеров (пп. 13 п. 6.3.) и по должности являлся председателем совета директоров (п. 7.1.). На заседаниях совета директоров генеральный директор представлял точку зрения правления (п. 10.3.) и имел два голоса (п. 8.1.). Типовой устав не предусматривал ограничений на совмещение функций членами правления и совета директоров.

Практика первой половины 90-х годов показала неэффективность англосаксонской модели в ее российской интерпретации, тем более, что данная модель не была уравновешена другими нормами российского права, обеспечивающими права и законные интересы акционеров. Вследствие этого современный российский законодатель пошел по пути создания своеобразного гибрида. При этом, как указывалось ранее, термины «совет директоров» и «наблюдательный совет» употребляются как равнозначные понятия. [54,63]

С одной стороны, ФЗ «Об акционерных обществах» ввел ограничения на совмещение должностей: члены коллегиального исполнительного органа не могут составлять более одной четвертой состава совета директоров,290 а лицо, осуществляющее функции единоличного исполнительного органа, не может быть одновременно председателем совета директоров общества.

С другой стороны, перечень вопросов, входящих, согласно ст. 64 Закона, в компетенцию совета директоров, не является исчерпывающим. Уставом к компетенции совета директоров могут быть отнесены иные вопросы (пп. 18 п. 1 ст. 65 Закона), что не исключает вмешательства совета директоров в текущую деятельность общества. Данная проблема особо актуальна, когда исполнительный орган утверждается не советом директоров, а избирается общим собранием акционеров. В такой ситуации конфликт между исполнительным органом общества и советом директоров трудно разрешим. Кроме того, неоправданное расширение компетенции совета директоров в уставе в силу п. 2 ст. 65 Закона может вообще парализовать деятельность общества.

Несмотря на определение в ст. 65 ФЗ «Об акционерных обществах» компетенции совета директоров, правовое регулирование его деятельности остается рамочным. Детализировать его попытались разработчики Кодекса корпоративного поведения. В частности, к функциям совета директоров Кодекс относит:

1) Определение стратегии деятельности общества. В этих целях совету директоров рекомендуется ежегодно утверждать по представлению исполнительных органов финансово-хозяйственный план, в котором определять планируемые расходы и доходы по каждому из направлений деятельности общества.

2) Обеспечение эффективного контроля за деятельностью общества, что предполагает: а) создание и управление контрольно-ревизионной службой, назначение на должность и освобождение от должности ее руководителя, (ревизора), определение размера его вознаграждения.

Данная рекомендация противоречит ст. 85 ФЗ «Об акционерных обществах». Во избежание нарушений Закона для ее выполнения потребуется создать орган, дублирующий функции ревизионной комиссии (ревизора), эффективность работы которого сомнительна. Предпочтительнее наделять ревизионными (контрольными) полномочиями внешних и независимых директоров и (или) сформированный из них комитет совета директоров по внутреннему аудиту.

б) Создание системы управления рисками: утверждение внутренних процедур общества по управлению рисками, обеспечение их соблюдения, анализ эффективности и совершенствование таких процедур.

3) Обеспечение реализации прав акционеров и содействие разрешению корпоративных конфликтов. В этих целях рекомендуется отнести к компетенции совета директоров назначение специального должностного лица - секретаря общества. Также из числа независимых директоров рекомендуется создать специальный комитет.

4) Обеспечение эффективной деятельности исполнительных органов, для чего предусмотреть в уставе право совета директоров: а) приостанавливать полномочия генерального директора; б) определять политику вознаграждения генерального директора, членов правления и руководителей основных структурных подразделений; в) утверждать условия договоров с генеральным директором и членами правления, включая условия об их вознаграждении.

Регламентация деятельности совета директоров должна преследовать, как минимум, две основные цели. С одной стороны, процедурные моменты желательно урегулировать так, чтобы не ущемить интересы миноритарных акционеров, выдвинувших в совет своих представителей. С другой стороны, нельзя впасть в тотальное нормирование, в результате которого значительно возрастут управленческие затраты либо работа данного органа будет вообще парализована. Изложенный подход предполагает сочетание прямых законодательных норм с возможностью компаний устанавливать в определенных пределах собственные правила. Именно он и нашел отражение в ФЗ «Об акционерных обществах».

Совет директоров выступает не только волеобразующим, но и волеизъявляющим органом, поскольку его решения обладают самостоятельной юридической силой и не требуют дополнительного изъявления выраженной им воли «вовне» другими органами.

По своей юридической природе акты совета директоров, также как и решения общего собрания акционеров, можно разделить на сделки и не-сделки. К сделкам относятся решения совета, направленные на возникновение, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей общества. Как правило; это односторонние сделки.

Принимаемые советом директоров решения должны облекаться в письменную форму и соответствовать требованиям п. 4 ст. 68 ФЗ «Об акционерных обществах».

2. Структура совета директоров (наблюдательного совета)

Большое внимание в литературе в последнее время уделялось структуре совета директоров. По структурированности данного органа судят о развитости корпоративных отношений.

Исходя из анализа действующего законодательства и деловой практики России, можно выделить следующие компоненты совета директоров: а) председатель совета директоров; б) комитеты совета директоров; в) внешние и внутренние директора; г) независимые директора. Также можно выделить секретаря общества, выступающего в качестве технического органа совета директоров.

А) Председатель совета директоров (наблюдательного совета)

Совет директоров возглавляется председателем, который организует его работу, созывает заседания совета и председательствует на них, организует на заседаниях ведение протокола, председательствует на общем собрании акционеров, если иное не предусмотрено уставом общества.

Нормы ФЗ «Об акционерных обществах», определяющие порядок избрания и отстранения от должности председателя совета директоров, сформулированы неудачно. Так, ограничительного толкования требует п.1 ст. 67 Закона. Вряд ли устав может предусматривать избрание председателя меньшинством голосов. Кроме того, невозможно избрание председателя совета общим собранием акционеров, поскольку ст. 48 Закона решение указанного вопроса не отнесено к компетенции данного органа. Также нельзя избрать председателя совета не из числа его членов. Едва ли в уставе может быть предусмотрен и иной порядок прекращения полномочий председателя совета директоров, чем тот, который предусмотрен Законом. Невозможность смещения председателя совета простым большинством голосов членов совета может привести к злоупотреблению председателем своими полномочиями. Б) Комитеты директоров ФЗ «Об акционерных обществах» не предусматривает создание комитетов директоров.

В 2001г. ФКЦБ РФ, Институт фондового рынка и управления и Проект Тасис ИНВАС провели совместное исследование деятельности советов директоров путем выборочного анкетирования более 60 российских открытых акционерных обществ, относящихся к категории крупных и крупнейших. По его итогам был сделан вывод, что российская практика далеко отстает от западных рекомендаций. Только в одной из обследованных компаний (ОАО «Красный октябрь») в составе совета директоров действовал постоянный комитет по вопросам стратегического развития.

Отсутствие комитетов в подавляющем большинстве компаний, по мнению авторов отчета, свидетельствует о слабой структурированности советов директоров и нечетком разграничении функций и обязанностей между их членами. С данным выводом согласиться трудно. Комитеты совета директоров - явление, присущее скорее англосаксонскому праву, что обусловлено использованием монистической схемы управления компанией. Только в рамках данной системы комитеты являются не бутафорными, а реально действующими органами корпорации.

Попытка регламентировать создание и деятельность комитетов предпринята разработчиками Кодекса корпоративного поведения. Согласно п. 4.7. главы 3 Кодекса в совете директоров рекомендуется создавать комитеты для предварительного рассмотрения наиболее важных вопросов, относящихся к компетенции совета директоров.

С учетом основных функций совета директоров Кодекс рекомендует создавать комитеты по стратегическому планированию, по кадрам и вознаграждениям, по урегулированию корпоративных конфликтов, а при необходимости и другие комитеты. При этом два последних комитета предлагается формировать из числа независимых директоров, а если это по объективным причинам невозможно, то комплектовать его из директоров, не являющихся должностными лицами общества. Возглавлять их должны независимые директора. Такой же принцип образования должен применяться и в отношении комитета по аудиту.

Если комитет создается лишь для предварительного изучения какой-либо проблемы, его решение не может иметь для других органов общества обязательного характера. В то же время вопрос о том, допустимо ли создавать комитеты для решения вопросов, отнесенных к компетенции совета директоров, не столь очевиден. В частности, п. 2 ст. 65 Закона запрещает передачу полномочий совета директоров лишь исполнительному органу.

Однако по смыслу ст. 65 ФЗ «Об акционерных обществах» на поставленный выше вопрос все же придется дать отрицательный ответ. Закон предусматривает кворум для принятия советом директоров решений по вопросам, отнесенным к его компетенции, а также право любого члена совета участвовать в его заседаниях. Следовательно, группа директоров не может подменять собой весь орган. Иное нарушило бы баланс сил в обществе и, в том числе обесценило принцип

кумулятивного голосования.

В) Внешние директора и внутренние директора

ФЗ «Об акционерных обществах» не употребляет термины «внешний» и «внутренний» директор, хотя их статус урегулирован во многих зарубежных правовых системах. Так, внешним директором (аутсайдером) признается директор, не являющийся работником общества. Внутренним директором (инсайдером) обычно считается директор, который состоит с обществом в трудовых отношениях. Необходимость в проведении данного деления вызвана тем, что работник общества, одновременно являющийся членом совета директоров, -подконтролен исполнительному органу, а значит, не. может быть свободен, участвуя в деятельности совета. Разделение функций внешних и внутренних директоров, а следовательно, и разграничение их правового положения - дело будущего.

Г) Независимые директора

В последние годы наряду с проблемой инсайдеров — аутсайдеров значительное внимание уделяется статусу независимых директоров. Если внешние директора призваны защищать интересы акционеров от злоупотреблений менеджмента, то функции независимых директоров - иные. На них возлагается защита интересов миноригарных акционеров не только от менеджмента, но также от зависимых директоров и крупных акционеров. Данная проблема особо актуальна для современной России, где злоупотребления администрации, зависимых директоров и крупных акционеров приобрели угрожающий характер для экономики страны.

Согласно проведенным исследованиям российское деловое сообщество в целом разделяет общепризнанное в мире мнение о том, что основным критерием независимости директора является факт выдвижения его кандидатуры в совет директоров миноритарными акционерами.

По мнению респондентов, член совета директоров может считаться независимым, если он: 1) не находится в финансовой либо иной зависимости от акционера, владеющего более 25% голосующих акций; 2) не находится в финансовой либо иной зависимости от исполнительного руководства компании; 3) не находится в финансовой либо иной зависимости от крупных контрагентов компании; 4) не является представителем государства, даже если государство является миноритарным акционером; 5) не находится в финансовой либо иной зависимости от аудиторов, оценщиков либо консультантов компании; 6) в своей деятельности не преследует личных политических целей.

Как полагают авторы отчета, в российских условиях такое определение недостаточно, поскольку директор, выдвинутый миноритарными акционерами, не обязательно действует в интересах всего общества и может быть зависим от узкой группы «своих» акционеров. Поэтому реально независимым авторы предлагают считать лишь такого директора, «который не зависит ни от кого (включая миноритарных акционеров) и сводит интересы различных групп воедино, помогая им найти баланс и выполняя роль профессионального арбитра».

По мнению авторов отчета, независимым может считаться член совета директоров, который:

1) Работает на профессиональной основе, то есть работа в качестве члена совета (советов) директоров является преимущественным видом его деятельности.

Однако работа на постоянной основе не служит сама по себе гарантией независимости. Кроме того, постоянная работа требует выплаты вознаграждения, что ставит такого члена совета директоров в зависимое положение от общества.

2) Действует в интересах всего акционерного общества в целом, а не только какого-либо акционера (группы акционеров) независимо от размера доли такого акционера.

Данный критерий также неудачен, ибо все директора, а не только независимый, должны действовать в интересах общества.[1,12]

3) Является членом профессионального объединения директоров (института независимых директоров), которое гарантировало бы его профессионализм и объективность (пп. 1 и 2) путем выработки стандартов профессиональной этики и мониторинга их соблюдения.

Между тем, членство в саморегулируемой профессиональной организации отнюдь не означает реальной независимости такого директора. «Независимым ни от кого» в принципе быть невозможно. С другой стороны, данное требование лишает миноритарных акционеров возможности выдвинуть в совет директоров тех лип, которым они действительно доверяют.

Таким образом, ни один из приведенных критериев независимости не выдерживает критики и не может быть положен в основу легального определения.

Законом «Об акционерных обществах» независимые директора выделяются в отдельную группу применительно к порядку одобрения сделок общества, в которых имеется заинтересованность (ст. 81). Однако в деловой практике роль независимых директоров может быть шире, что предполагает как нормативное урегулирование их функций, так и закрепление их статуса во внутренних документах общества.

Согласно п. 3 ст. 83 Закона независимым признается член совета директоров общества, ие являющийся и не являвшийся в течение одного года, предшествовавшего принятию решения:

а) лицом, осуществляющим функции единоличного исполнительного органа общества, в том числе его управляющим, членом коллегиального исполнительного органа, лицом, занимающим должности в органах управления управляющей организации;

б) лицом, супруг, родители, дети, полнородные и неполнородные братья и сестры, усыновители и усыновленные которого являются лицами, занимающими должности в указанных органах управления общества, управляющей организации общества либо являющимися управляющим общества;

в) аффилированным лицом общества, за исключением члена совета директоров общества.

Понятие аффилированного лица раскрывается в антимонопольном законодательстве. Под такими лицами ФЗ «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» понимает физических и юридических лиц, способных оказывать влияние на деятельность юридических и (или) физических лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность. Аффилированными лицами юридического лица являются:

- член его совета директоров (наблюдательного совета) или иного коллегиального органа управления, член его коллегиального исполнительного органа, а также лицо, осуществляющее полномочия его единоличного исполнительного органа;

- лица, принадлежащие к той группе лип, к которой принадлежит данное юридическое лицо;

- лица, которые имеют право распоряжаться более чем 20 процентами общего количества голосов, приходящихся на акции (вклады, доли), составляющие уставный (складочный) капитал данного юридического лица;

- юридическое лицо, в котором данное юридическое лицо имеет право распоряжаться более чем 20 процентами общего количества голосов, приходящихся на акции (вклады, доли), составляющие уставный (складочный) капитал данного юридического лица; если юридическое лицо является участником финансово-промышленной группы, к его аффилированным лицам .также относятся члены советов директоров (наблюдательных советов) или иных коллегиальных органов управления, коллегиальных исполнительных органов участников финансово промышленной группы, а также лица, осуществляющие полномочия единоличных исполнительных органов участников финансово-промышленной группы.[3.15]

Независимым директором не должен считаться также работник общества, поскольку, как указывалось ранее, он подконтролен исполнительному обществу к может быть несвободен при принятии решений. В норму п. 3 ст. 83 Закона должны быть внесены соответствующие дополнения.

Г) Секретарь общества

ФЗ «Об акционерных обществах» не упоминает о секретаре общества. Рекомендация назначения (избрания) такого должностного лица содержится в Кодексе корпоративного поведения.[16,14] Вывод о необходимости данной фигуры стал реакцией на многочисленные скандалы при проведении собраний акционеров и заседаний совета директоров. Наличие указанной должности в структуре органов управления компании известно деловой практике зарубежных государств. Приживется ли данная должность на российской почве - покажет будущее.

Секретарь общества определяется Кодексом корпоративного поведения как специальное должностное лицо, единственной задачей которого является обеспечение соблюдения органами и должностными лицами общества процедурных требований, гарантирующих реализацию прав и интересов акционеров. К функциям секретаря предлагается отнести:

1) Обеспечение подготовки и проведение общего собрания акционеров в соответствии с требованиями законодательства, устава и внутренних документов общества на основании решения о проведении общего собрания акционеров.

2) Обеспечение подготовки и проведения заседаний совета директоров в соответствии с требованиями законодательства, устава и внутренних документов" общества.

3) Оказание содействия членам совета директоров при осуществлении ими своих функций.

4) Обеспечение раскрытия (предоставление) информации об обществе и хранение документов общества.

5) Обеспечение надлежащего рассмотрения обществом обращений акционеров и разрещение конфликтов, связанных с нарушением прав акционеров.

Назначение лица на должность секретаря общества и прекращение его полномочий, а также контроль за его деятельностью целесообразно отнести к компетенции совета директоров. Требования к кандидатуре секретаря общества могут быть установлены внутренними документами общества.

Состав совета директоров (наблюдательного совета)

Членом совета директоров может быть только физическое лицо. Данное правило теперь прямо сформулировано в Законе, однако и раньше такая позиция господствовала в правоприменительной практике. Очевидно также, что такое лицо должно быть полностью дееспособным.

Отдельные категории граждан не могут быть членами совета директоров. Так, не могут быть членами данного органа государственные служащие, если иное не предусмотрено федеральным законом или если в порядке, установленном федеральным законом и законами субъектов Российской Федерации, им не поручено участвовать в управлении этой организацией.

Не могут быть членами совета директоров члены Совета Федерации Федерального Собрания и депутаты Государственной Думы Российской Федерации, судьи. Не могут быть членами совета директоров также лица, которым решением (приговором) суда запрещено заниматься данной деятельностью.

Член совета может и не быть акционером общества. В отличие от предыдущей, действующая редакция Закона не содержит норму о том, что требования, предъявляемые к лицам, избираемым в состав совета, могут устанавливаться уставом общества или внутренним документом, утвержденным собранием акционеров. Прежняя формулировка это допускала, позволяя крупным акционерам провести в совет только «нужных» кандидатов.[54,74]

Члены коллегиального исполнительного органа общества не могут составлять более одной четвертой состава совета директоров, а лицо, осуществляющее функции единоличного исполнительного органа, не может одновременно быль его председателем. Данные ограничения связаны с разделением функций между советом директоров и исполнительным органом, направленным на построение в обществе системы «сдержек и противовесов».

В то же время Законом не предусмотрена реализация вышеназванного правила. Неясно, какие юридические последствия наступают, когда количество кандидатур — членов коллегиального органа - для избрания в совет директоров превышает установленный абз. 2 п. 2 ст. 66 Закона лимит. По-видимому, отказ во внесении данных кандидатов в бюллетень для голосования по данным основаниям незаконен. Правовые последствия могут возникнуть только после избрания их в совет директоров. При этом непонятно, кто именно из избранных членов совета должен быть уволен с занимаемой должности в исполнительном органе или, напротив, прекратить свое членство в совете директоров.

На отсутствие в Законе процедур, обеспечивающих соблюдение вышеуказанных ограничений при избрании членов совета директоров, а также' включение в состав совета директоров достаточного количества независимых директоров, указывается в п. 2.3.3 главы 3 Кодекса корпоративного поведения. При этом Кодекс рекомендует предпринимать превентивные информационные меры:

предоставлять подробную информацию о выдвинутых кандидатах, рекомендации по голосованию, а не соответствующим вышеуказанным нормам кандидатам -заявлять самоотвод. Очевидно, что данные меры недостаточны, а проблема требует скорейшего нормативного урегулирования, что может быть осуществлено федеральным органом исполнительной власти по рынку ценных бумаг в порядке реализации п. 2 ст. 47 ФЗ «Об акционерных обществах» профессиональной компетенции, опыта работы, образования, возрастного ценза, поскольку в силу п.З ст. 11 Закона устав общества может содержать помимо предусмотренных в самом Законе, также другие положения, не противоречащие этому в иным федеральным законам.

Члены совета директоров избираются общим собранием акционеров в порядке, предусмотренном ФЗ «Об акционерных обществах» и уставом общества, на срок до следующего годового общего собрания акционеров. Если годовое общее собрание акционеров не проведено в сроки, установленные п.1 ст. 47 Закона, полномочия совета прекращаются, за исключением полномочий по подготовке, созыву и проведению годового общего собрания акционеров. Последнее правило достаточно важно, поскольку полное прекращение полномочий членов совета директоров может привести к стопору в деятельности компании.

По решению общего собрания акционеров полномочия могут быть досрочно прекращены только у всех членов совета директоров одновременно, что вытекает из существа кумулятивного голосования.

4. Права и обязанности членов совета директоров (наблюдательного совета)

Члены совета директоров и общество находятся в гражданско-правовых отношениях. Они наделяются полномочиями выступать от имени и в интересах общества, приобретать для него гражданские права и создавать гражданские обязанности.

Реализация предоставленных членам совета директоров полномочий происходит в порядке, установленном законом, уставом и иными внутренними документами общества. Специфика их осуществления заключается в том, что требуется волеизъявление не одного директора, а определенного числа членов совета, которое достаточно для наступления соответствующих юридических последствий. При этом выраженная членами совета в установленном порядке воля признается волей общества.

Членов совета директоров и общество не связывают трудовые отношения по выполнению ими данных функций.[54,78] Членство в совете директоров не является штатной должностью организации, директора не выполняют трудовые обязанности по определенной должности (профессии), на них не распространяются правила

внутреннего трудового распорядка. Наличие трудовых отношений по исполнению функций члена совета противоречило бы природе совета директоров как органа акционерного общества, ибо ставило бы директоров в подчиненное исполнительному органу (генеральному директору) положение.

Права членов совета директоров обусловлены их функциональным положением. Члены совета директоров вправе: 1) участвовать в заседании совета с правом голоса; 2) требовать созыва заседания совета; 3) получать информацию о деятельности общества; 4) осуществлять иные права, предусмотренные законом, иными правовыми актами, уставом общества и иными внутренними документами общества.

Вопрос об объеме получаемой директорами от общества информации не решен ни в законе, ни в доктрине. В литературе диапазон мнений варьируется от рекомендации предоставления права получать любую информацию о деятельности общества, до сужения ее круга определенными границами. Дискуссионным остается вопрос о круге работников общества, от которых членами совета директоров такая информация может быть получена. Вопрос об объеме предоставляемой информации должен решаться в тесной связи с комплексом мер, связанных с защитой коммерческой тайны и иной конфиденциальной информации, поскольку раскрытие такой информации может повлечь убытки общества.

Согласно п. 2. ст. 64 ФЗ «Об акционерных обществах» по решению общего собрания акционеров членам совета директоров общества в период исполнения ими своих обязанностей могут выплачиваться вознаграждение и (или) компенсироваться расходы, связанные с исполнением ими функций членов совета директоров. Размеры вознаграждений и компенсаций устанавливаются решением общего собрания акционеров.

Обязанности членов совета директоров ФЗ «Об акционерных обществах» детально не регламентированы.

Как вытекает из п. 1 ст. 71 Закона, в содержание обязанности члена совета директоров входит осуществление действий в интересах общества. Данная обязанность реализуется одновременно с осуществлением принадлежащего члену совета директоров права действовать от имени и в интересах общества.

Закон устанавливает, что члены совета директоров должны действовать добросовестно и разумно. Добросовестность и разумность в данном случае - мера должного поведения (то есть обязанность), содержание которой хотя и определено законом и иными правовыми актами, но сформулировано в общем виде[13,102]

Обязанность члена совета директоров действовать добросовестно и разумно означает проявлять при осуществлении своих прав и исполнении обязанностей заботливость и осмотрительность, которые следует ожидать от хорошего руководителя.318 Добросовестность включает в себя соблюдение требований лояльности, то есть отсутствие злоупотреблений служебным положением в личных целях. Кроме того, действия директоров не должны выходить за пределы их ПОЛНОМОЧИЙ.

Между понятиями разумности и добросовестности существует тесная связь, поскольку разумность является результатом соблюдения необходимых мер предосторожности, что в свою очередь, характеризует и добросовестность. Неразумное решение не может быть добросовестным.

Нельзя забывать о сложившейся и широко используемой на Западе практике «права делового суждения». В условиях неопределенности будущего даже хороший руководитель не может предусмотреть всех последствий принятых решений и точно оценить степень риска. С другой стороны, уникальность ситуации может требовать от руководителя принятия неординарных мер. Поэтому устанавливать жесткие правила, которые должен выполнять руководитель, не только нецелесообразно, но и невозможно. Анализ разумности и добросовестности должен исходить из конкретной ситуации с учетом того, принято ли решение с соблюдением той степени заботливости и осмотрительности, какая требовалась от хорошего руководителя в типичной ситуации.[13,105] Таким образом, добросовестность и разумность - в значительной степени оценочные понятия.

В то же время в любом случае, чтобы действия признавались добросовестными и разумными, директора должны:

А) Не разглашать конфиденциальную (служебную) информацию третьим лицам и не использовать ее в личных целях. В условиях асимметрии информации -это одно из ключевых требований. Однако российское законодательство находится в данном вопросе еще в стадии становления. Требуют скорейшего нормативного урегулирования механизмы контроля в данной сфере.

Б) Не принимать подарки от лиц, заинтересованных в принятии решений, связанных с исполнением им своих обязанностей.

Незаконное получение членом совета директоров денег, ценных бумаг, иного имущества, а равно незаконное пользование услугами имущественного характера за совершение действий (бездействия) в интересах дающего в связи с занимаемым служебным положением запрещено и расценивается как коммерческий подкуп. Необходимо также учитывать п. 2 ст. 690 ГК, согласно которому коммерческая организация не вправе передавать имущество в безвозмездное пользование лицу, являющемуся ее учредителем, участником, руководителем, членом ее органов управления и контроля.

В) Воздерживаться от действий, которые приведут к возникновению конфликта между их интересами и интересами общества, а в случае возникновения такого конфликта - незамедлительно сообщить об этом обществу. В первую очередь это относится к участию директоров в той или иной форме в деятельности других хозяйствующих субъектов, конкурирующих с обществом.

Г) Участвовать в заседаниях совета директоров. Основаниями неучастия могут быть только уважительные причины.

Д) Соблюдать иные требования закона, правовых актов, устава и других внутренних документов общества.


2.3 Исполнительный орган

1. Исполнительный орган в системе органов акционерного общества

Пожалуй, ключевая роль в системе органов акционерной компании отводится исполнительному органу, поскольку в основном через его действия общество участвует в коммерческом обороте, приобретает гражданские права и создает гражданские обязанности. В руках менеджмента сосредоточивается реальная власть над корпорацией, включая управление ее финансовыми, потоками, определение ценовой политики, выбор поставщиков и покупателей.

Вместе с тем, именно с деятельностью администрации связаны наибольшие злоупотребления, вследствие чего важно установить такие правила ее функционирования, чтобы минимизировать трансакционные издержки. В принципе, ради достижения данной цели выстроена вся система управления и контроля акционерной компании, что не исключает, однако, необходимости специальных норм, регламентирующих работу исполнительного органа. В то же время данные нормы должны быть таковы, чтобы компании могли самостоятельно выстраивать такие схемы управления текущей деятельностью, которые соответствуют задачам компании. Они также не должны препятствовать осуществлению нормальной хозяйственной деятельности.

В виде общего правила ФЗ «Об акционерных обществах» предусматривает образование единоличного исполнительного органа (директора, генерального директора). Наряду с ним, если это закреплено уставом, может быть создан коллегиальный исполнительный орган (правление, дирекция), что бывает необходимо в крупных компаниях. Закон детально не разграничивает компетенцию единоличного и коллегиального органов, предписывая произвести это в уставе общества. При этом, однако, остается неясным, может ли правление (дирекция) осуществлять все или часть полномочий генерального директора (директора), указанных в абз. 3 п. 2 ст. 69 Закона, хотя бы такая возможность и была предусмотрена уставом общества.

Действующее законодательство детально не определяет структуру коллегиального органа, поскольку его формирование должно происходить с учетом особенностей каждой компании. Закон может зафиксировать лишь общие принципы организации и деятельности дирекции (правления), предоставив обществу возможность самостоятельно устанавливать конкретную модель управления. По сути, единственным требованием Закона является то, что коллегиальный орган должен возглавляться единоличным органом.

Коллегиальный исполнительный орган действует на основании устава общества, а также утверждаемого общим собранием акционеров внутреннего документа (положения, регламента или иного документа), в котором устанавливаются сроки и порядок созыва и проведения его заседаний, а также порядок принятия решений.

Единоличным органом и членом коллегиального органа может быть только дееспособное физическое лицо. По общему правилу, закон не запрещает, чтобы таким лицом был иностранный гражданин или лицо без гражданства. Конкретные требования к членам правления (дирекции) и генеральному директору (директору) допустимо устанавливать внутренними документами общества. По смыслу пп. 19 П. 1 ст. 48 Закона такие документы могут быть приняты исключительно общим собранием акционеров.

Совмещение лицом, осуществляющим функции единоличного исполнительного органа, и членами коллегиального исполнительного органа должностей в органах управления других организаций допускается только с согласия совета директоров. Однако ФЗ «Об акционерных обществах» не содержит механизма реализации данного правила. По-видимому, несоблюдение этой нормы должно служить основанием для прекращения полномочий нарушителя.

По решению общего собрания акционеров полномочия исполнительного органа могут быть переданы по договору коммерческой организации (управляющей организации) или индивидуальному предпринимателю (управляющему). В этом случае между обществом я управляющей организацией (управляющим) заключается договор, близкий по своей юридической природе к агентскому договору.[41,68]

К компетенции исполнительного органа относятся все вопросы руководства текущей деятельностью, за исключением тех, которые входят в компетенцию общего собрания акционеров или совета директоров. Исполнительный орган организует выполнение решений общего собрания акционеров и совета директоров и подотчетен им.

Разграничение компетенции исполнительного органа и совета директоров, а также общего собрания акционеров, — один из наиболее актуальных и сложных вопросов акционерного права.

Данная проблема особенно остра применительно к совершению крупных сделок, которые требуют одобрения соответственно совета директоров или собрания акционеров.

Чтобы сделка считалась крупной, необходимо наличие нескольких условий.

1) Сделка (несколько взаимосвязанных сделок) должна быть связана с приобретением, отчуждением или возможностью отчуждения обществом прямо или косвенно имущества общества.

В данном контексте под имуществом понимаются не только вещи, но и имущественные права. В частности, как крупные сделки рассматриваются не только договоры по передаче вещей, но и договоры, влекущие переход прав (требований) от акционерного общества или к акционерному обществу.

Тем не менее, долгое время не затихали споры о том, подпадают ли под категорию крупных сделок договоры по передаче имущества в пользование, где стороной, передающей имущество, выступает акционерное общество.

Казалось бы, из п.1 ст. 78 Закона явствует очевидный отрицательный ответ. Так, по мнению ДЛ. Ломакина, «отчуждением является лишь передача имущества, в результате которой у общества прекращается на него право собственности либо если оно осуществляет уступку прав согласно нормам главы 24 ГК РФ, когда в виде имущества выступают имущественные права». [20, 48] Аналогичной точки зрения придерживается О.В. Гутников, полагая, что «...независимо от стоимости передаваемого в пользование имущества сделка не может рассматриваться как крупная ... под отчуждением всегда понимается окончательный, бесповоротный переход прав к другому лицу».[10,407]

Сомнения в правильности изложенной позиции посеял п. 40 Информационного письма Президиума ВАС РФ «Обзор практики разрешения споров, связанных с арендой» от 11.01.2002 № 66, где указано, что арбитражный суд «... с учетом срока аренды и стоимости передаваемого имущества признал договор аренды крупной сделкой для арендодателя, поскольку в результате ее исполнения фактически была прекращена его производственная деятельность». Полагаем, что в данном случае арбитражный суд вышел за пределы нормы п.1 ст. 78 Закона, к чему не было никаких оснований.

Точку в дискуссии поставило постановление Пленума ВАС РФ «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об акционерных обществах» от 18.11.2003 № 19, которое не отнесло договор аренды без права выкупа к крупным сделкам. Как указано в п. 30 Постановления, уставом общества могут быть предусмотрены иные случаи, когда на совершаемые обществом сделки (например, на договоры аренды без права выкупа арендованного имущества) распространяется порядок одобрения крупных сделок, установленный Законом, При рассмотрении споров о признании таких сделок недействительными следует руководствоваться ст. 174ГК.

Отсутствует единство и в интерпретации термина «приобретение», под которым иногда понимают «...не только покупку имущества, но и получение иной возможности пользоваться им (аренда, доверительное управление, совместная деятельность, поручение, доверенность и др.).[17,373] Напротив, АА. Маковская считает, что в Законе «... термины «отчуждение» и «приобретение» имущества использованы как зеркальные, отражающие содержание гражданско-правовой сделки с позиций обеих ее сторон, для одной из которых сделка является сделкой по отчуждению, а для другой - по приобретению имущества».[24,49] Отметим также, что в настоящее время Закон различает сделки, создающие непосредственную возможность отчуждения (приобретения) имущества, и сделки, которые только косвенно создают такую возможность. К числу первых можно отнести любые консенсуальные договоры общества, непосредственно направленные на передачу имущества, так как до момента их исполнения отчуждения еще не произошло и факт их заключения открывает лишь потенциальную возможность такового.

Относительно возможности косвенного отчуждения (приобретения) имущества согласимся с О.В. Гутниковым: под ним следует понимать «...совершение сделок, которые только могут повлечь за собой переход имущества (имущественных прав) и возникновение имущественных обязанностей лишь при наступлении каких-либо дополнительных условий или обстоятельств».[10,413] К таким сделкам относят договоры залога, поручительства, которые прямо указаны в п. 1 ст. 78 Закона. О.В. Гутников причисляет к таким сделкам также договор купли-продажи с отлагательным условием.

Серьезные проблемы вызывает и толкование взаимосвязанных сделок, образующих в совокупности «крупную сделку». Так, по мысли Д.В. Ломакина, в качестве взаимосвязанных можно признать даже те сделки, которые совершены с разными лицами, не являющимися аффилированными друг с другом, если при этом совпадают основания сделок, а их предметом выступает однородное имущество.[21 ,18]

С данной позицией согласиться трудно. Контрагент общества по сделке в таком случае будет поставлен в крайне неблагоприятное положение, поскольку при ее совершении у него не будет никакой возможности проверить ее действительность. Кроме того, у общества всегда есть «резервные» способы защиты своих прав и интересов при помощи п. 2 ст. 170 ГК, если будет доказано, что контрагенты были «подставными», а также путем предъявления к исполнительному органу требований о компенсации убытков, что не скажешь о контрагентах.

По мнению А.А. Маковской, взаимосвязанность сделок может выражаться как «в обусловленности заключения обществом одной сделки заключением им ранее или одновременно другой сделки», так и «в наличии у акционерного общества, заключающего сделки, одной общей цели, достичь которой оно стремится посредством таких сделок. О наличии общей цели может

свидетельствовать заключение сделок, пусть и с разным имуществом, но с одним и тем же лицом или с аффилированными лицами; заключение сделок с одним и тем же имуществом с разными лицами в течение короткого времени».[24,51]

Если с первым приводимым А.А. Маковской критерием можно согласиться, то второй вызывает возражения. Вряд ли в данном случае можно говорить об общей цели сделок, заключаемых акционерным обществом с разными контрагентами, поскольку под целью сделки понимается правовой результат, на который она направлена. Цели сделок могут быть типичными, но не общими. В данном контексте речь идет скорее об общем мотиве, но не об общих целях сделок. Кроме того, остаются в силе и ранее выдвинутые аргументы относительно незащищенности в данном случае добросовестных контрагентов общества.

Таким образом, присоединимся к позиции О. Ломидзе, Э. Ломидзе: «правила о крупных сделках должны применяться к нескольким взаимосвязанным сделкам лишь в том случае, если эти сделки заключены обществом с одним лицом или лицами, которые являются по отношению друг к другу аффилированными».[23,70]

Заслуживает внимания мысль О.В. Гутникова о том, что в законе желательно установить срок, ограничивающий поиск взаимозависимых сделок конкретными временными рамками, поскольку «иначе поиски «взаимной связи» могут распространяться на однородные сделки, совершаемые обществом в течение нескольких лет, что не будет способствовать стабильности оборота».[10,415] Заметим, однако, что и сейчас такие изыскания не могут уходить в глубь веков, а должны ограничиваться сроком исковой давности.

Не являются крупными сделки, связанные с размещением посредством подписки (реализацией) обыкновенных акций общества, и сделки, связанные с размещением эмиссионных ценных бумаг конвертируемых в обыкновенные акции общества. В отношении совершения таких сделок установлен особый порядок, рассмотренный ранее.

2) Стоимость имущества, составляющего предмет крупной сделки (сделок) должна составлять 25 и более процентов балансовой стоимости активов общества, определенной по данным его бухгалтерской отчетности на последнюю отчетную дату.

В отличие от прежней редакции, действующая редакция ст. 78 Закона проясняет многие критерии определения стоимости отчуждаемого имущества. Теперь уже не вызывает сомнений, что для выявления того, является ли сделка крупной, во внимание должна приниматься стоимость отчуждаемого имущества, определенная по данным его бухгалтерского учета, а в случае приобретения имущества - цена его приобретения.

3) Сделка не должна совершаться в процессе обычной хозяйственной деятельности.

Обычная хозяйственная деятельность - синоним текущей деятельности. Однако закон не раскрывает содержание данных терминов. Деятельность общества, как и любых других лиц, складывается из отдельных действий в определенной последовательности. Поскольку действия общества как коммерческой организации предполагают их осмысленность, направленность на достижение юридических последствий, то решающее значение для характеристики деятельности общества имеют сделки, совершаемые им в заданный промежуток времени.

В литературе нет единства в определении сделок, осуществляемых в рамках обычной хозяйственной деятельности.

Так, Д.В. Ломакин подразделяет все сделки, осуществляемые в процессе обычной хозяйственной деятельности на две группы: а) сделки, являющиеся неотъемлемым элементом содержания такой деятельности; б) иные сделки, им сопутствующие.[21,21]

Против такого подхода возражает О.В. Гутников, отмечая, что «никакие иные сделки, связанные с обычной хозяйственной деятельностью, сопутствующие этой деятельности или направленные на обеспечение этой деятельности, не могут рассматриваться в качестве сделок, совершаемых непосредственно в процессе осуществления деятельности ... иначе будут нарушаться принципы, на которых основано регулирование крупных сделок: поставить под особый контроль все крупные расходы, не связанные с непосредственным осуществлением основной деятельности».[10, 21]

В качестве сделок, относящихся к обычной хозяйственной деятельности, Постановление Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ «О некоторых вопросах применения ФЗ «Об акционерных обществах» от 02.04.1997 № 4/8 называло сделки, связанные с приобретением сырья, материалов, реализацией готовой продукции и т.п. (п. 14). Примерный перечень таких сделок позволил Президиуму ВАС РФ квалифицировать как обычную хозяйственную деятельность получение кредита для пополнения оборотных средств в рамках открытой в этих целях кредитной линии. Аналогичный подход нашел отражение в постановлении Пленума ВАС РФ «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об акционерных обществах» от 18.11.2003 № 19. Помимо сделок по приобретению сырья и материалов, необходимых для осуществления производственно-хозяйственной деятельности, реализации готовой продукции, в качестве совершаемых в процессе обычной хозяйственной деятельности названы сделки по привлечению кредитов для оплаты текущих операций (например, на приобретение оптовых партий товаров для последующей реализации их путем розничной продажи). Перечень таких сделок по-прежнему остался незамкнутым.

Вопросы квалификации сделок, как совершенных в процессе обычной хозяйственной деятельности, вставали перед окружными арбитражными судами.

Таким образом, единообразная судебная практика сформировалась в отношении сделок, связанных с приобретением сырья, материалов, реализацией готовой продукции, которые квалифицируются как сделки, осуществляемые в рамках обычной хозяйственной деятельности. Как правило, не относят к обычной хозяйственной деятельности, сделки по распоряжению недвижимостью. В остальных случаях позиция судов противоречива.

Анализируя характер совершенной сделки, суды часто ссылаются на закрепленные уставами акционерных обществ виды деятельности, что представляется неоправданным в силу общей правоспособности данных организаций. Правильнее учитывать реально осуществляемую деятельность общества за определенный промежуток времени, предшествующий дате совершения сделки. Необходимость выделения временного критерия связана с тем, что на протяжении существования общества его деятельность может быть различной. В связи с этим, в качестве такого временного отрезка целесообразно взять предыдущий финансовый год.

Таким образом, заложенный в ФЗ «Об акционерных обществах» принцип отграничения крупных сделок от сделок, осуществляемых в рамках обычной хозяйственной деятельности, вызывает большие сомнения. Отсутствие четких критериев создает условия для широкого судебного усмотрения, что и демонстрирует практика. Ограничительное толкование обычной хозяйственной деятельности делает возможным оспорить значительное количество сделок, что не способствует стабильности оборота. Напротив, расширительное толкование позволяет недобросовестным руководителям путем нехитрых операций выводить активы.

Без использования стоимостного критерия определить границы текущей деятельности затруднительно. Например, дифференциацию можно было бы провести, базируясь на критериях основных и оборотных средств. Однако затруднения возникнут при заключении договоров по приобретению сырья или реализации готовой продукции на суммы, превышающие установленные в законе ограничения, тем более, если это долгосрочный контракт. Более того, встает вопрос, насколько в принципе хозяйственная деятельность является обычной, если отчуждается или создается возможность отчуждения имущества в размере двадцати пяти и более процентов балансовой стоимости активов.

Единственно правильным решением данной проблемы было бы изъятие из п. 1 ст. 78 ФЗ «Об акционерных обществах» упоминания об обычной хозяйственной деятельности. В таком случае сделка, или несколько взаимосвязанных сделок, превышающих вышеназванные стоимостные ограничения, будут являться крупными, за изъятиями, установленными п. 1 ст. 78 Закона.

2. Юридическая природа отношений между обществом и лицом, исполняющим функции исполнительного органа

Советская правовая доктрина, рассматривая орган в качестве составной части юридического лица, не признавала субъекта, выполняющего функции органа юридического лица, в качестве представителя последнего.[6,113] Юридические отношения между таким субъектом и организацией детально не исследовались. С развитием экономических отношений в России в 90-х годах XX века реалистические теории стали препятствием для разрешения многих корпоративных конфликтов, поскольку не содержат механизмов для их разрешения. В настоящее время от многих постулатов данных теории лучше отказаться. Надлежит признать, что общество в лицо, исполняющее функции его исполнительного органа, находятся в гражданско-правовых отношениях по поводу наделения полномочиями действовать в интересах общества.

В правовом положении добровольного представителя (поверенного) и лица, выполняющего функции исполнительного органа (директора), можно выявить следующие общие черты: 1) как директор, так и поверенный действуют от имени и в интересах представляемого; 2) правовые последствия осуществления полномочий возникают непосредственного у представляемого; 3) полномочия возникают вследствие волеизъявления представляемого (выдача доверенности доверителем, определение обществом круга полномочий исполнительного органа в уставе и избрание директора); 4) и доверитель, и общество могут прекратить полномочия (отозвать доверенность, отстранить директора от занимаемой должности) в любое время; 5) как поверенный, так и директор должны действовать добросовестно и разумно.

Основания возникновения полномочий представителя, указанные в ст. 182 ГК: доверенность, закон, акт уполномоченного государственного органа или органа местного самоуправления, - не относятся к существенным признакам представительства, поскольку определяют лишь возможные случаи его возникновения. Смешивать же сущность отношений с юридическими фактами, лежащими в их основе, нельзя.

Статья 182 ГК, если толковать ее буквально, не относит действия субъекта, выполняющего функции директора, к представительству. Однако в п. 3 ст. 53 ГК говорится: «Лицо, которое в силу закона или учредительных документов юридического лица выступает от его имени, должно действовать в интересах представляемого им юридического лица добросовестно и разумно», - т.е. прямо указывает на действия такого лица как на представление интересов. Аналогичная норма содержится в п. 2 ст. 69 ФЗ «Об акционерных обществах», согласно которой директор (генеральный директор) без доверенности действует от имени общества, в том числе представляет его интересы и совершает сделки от имени общества.

Существует мнение, что понятие «представление интересов» шире понятия «представительство» и последнее - всегда выражение чужой воли. Это неверно. Так, опекуны являются представителями подопечных в силу закона и совершают от их имени и в их интересах все необходимые сделки. Основанием для признания граждан недееспособными является отсутствие у них собственной воли: у малолетних - в силу возраста, у остальных граждан - в связи с психическим расстройством. Опекун не может выражать чужую волю и всегда действует собственной волей. Следовательно, представление чужой воли не является отличительной чертой всего института представительства и относится лишь к некоторым его составляющим. Более того, по мнению А.П. Сергеева, представитель, как правило, вообще действует именно своей волей, что и отличает его от посланца.[9,324]

Представительство, таким образом, является, скорее, представлением чужих интересов, нежели чужой воли. Интерес есть объективная потребность, в то время как воля - способность лица осознать и удовлетворить эту потребность. Удовлетворение такой потребности может осуществляться как путем собственных действий, так и посредством указаний по осуществлению таких действий другими лицами. Последнее и имеет место в случае договора поручения, когда поверенный обязан действовать не только в пределах предоставленных ему полномочий, но и в соответствии с указаниями доверителя (п. 1 ст. 973 ГК).

Таким образом, и при выдаче доверенности, и при избрании лица на должность директора возникают отношения по наделению полномочиями. Директор не является и не может являться частью общества, поскольку протгюостогап обществу в правоотношении по наделению полномочиями действовать от имени и в интересах АО. Следовательно, лицо, выполняющее функции директора, допустимо считать особым представителем общества (представитель в широком смысле).

Мнение о том, что органы юридического липа по своей сути являются его представителями, разделял Г.Ф. Шершеневич. Он, в частности, указывал: «Обладая имущественной правоспособностью, юридическое лицо, как фиктивное, не имеющее возможности самостоятельно вступать в отношения с третьими лицами, совершать сделки, облекать их в форму, - нуждается, очевидно, в особых представителях, чьи действия могли бы считаться действиями юридического лица. Через посредство этих органов юридическое лицо приобретает права и принимает на себя обязанности».[51,124]

Неверно рассматривать отношения между лицом, исполняющим функции директора, и юридическим лицом только как трудовые. Если директором является физическое лицо, то такие отношения присутствуют. Однако нормы трудового права не регулируют предоставление полномочий. Возникновение полномочий исполнительного органа допускается у лиц, которые в принципе не могут состоять с обществом в трудовых отношениях, — коммерческой организации или индивидуального предпринимателя. Следовательно, трудовые отношения могут возникать или нет, однако в любом случае имеются гражданско-правовые отношения по наделению полномочиями.

Права и обязанности лиц, выполняющих функции исполнительного органа

Права лица, выполняющего функции единоличного исполнительного органа, обусловлены компетенцией данного органа и определены ст. 9 ФЗ «Об акционерных обществах». Так, директор (генеральный директор) наделяется полномочиями без доверенности действовать от имени общества, в том числе представлять его интересы, совершать сделки от имени общества, утверждать штаты, издавать приказы и давать указания, обязательные для исполнения всеми работниками общества.

Для реализации своих полномочий он вправе получать всю информацию о деятельности общества, за исключением сведений, составляющих государственную тайну, а также иной конфиденциальной информации, охраняемой в силу закона. В случае создания коллегиального исполнительного органа директор (генеральный директор) возглавляет коллегиальный исполнительный орган и обладает всеми правами его члена.

Член коллегиального исполнительного органа вправе: 1) участвовать в заседании правления (дирекции); 2) голосовать на заседании правления (дирекции) в предусмотренном уставом и иными внутренними документами общества порядке; 3) получать информацию о деятельности общества в объеме и порядке, предусмотренными правовыми актами, уставом общества и иными внутренними документами общества; 4) выполнять иные действия в объеме и порядке, предусмотренными уставом и иными внутренними документами общества.

Полномочия лица, выполняющего функции единоличного исполнительного органа, равно как и полномочия члена коллегиального исполнительного органа, будучи относительным правом, имеют черты и абсолютного права, поскольку реализуются прежде всего путем активных действий самого управомоченного.

Согласно п. 1 ст. 71 Закона единоличный исполнительный орган общества, временный единоличный исполнительный орган, члены коллегиального исполнительного органа общества, а равно управляющая организация или управляющий при осуществлении своих прав и исполнении обязанностей должны действовать в интересах общества, осуществлять свои права и исполнять обязанности в отношении общества добросовестно и разумно.

С учетом того, что лицо, выполняющее функции единоличного исполнительного органа, временного единоличного исполнительного органа, а также члены коллегиального исполнительного органа общества состоят с представлять его интересы, совершать сделки от имени общества, утверждать штаты, издавать приказы и давать указания, обязательные для исполнения всеми работниками общества.

Для реализации своих полномочий он вправе получать всю информацию о деятельности общества, за исключением сведений, составляющих государственную тайну, а также иной конфиденциальной информации, охраняемой в силу закона. В случае создания коллегиального исполнительного органа директор (генеральный директор) возглавляет коллегиальный исполнительный орган и обладает всеми правами его члена.

Член коллегиального исполнительного органа вправе: 1) участвовать в заседании правления (дирекции); 2) голосовать на заседании правления (дирекции) в предусмотренном уставом и иными внутренними документами общества порядке; 3) получать информацию о деятельности общества в объеме и порядке, предусмотренными правовыми актами, уставом общества и иными внутренними документами общества; 4) выполнять иные действия в объеме и порядке, предусмотренными уставом и иными внутренними документами общества.

Полномочия лица, выполняющего функции единоличного исполнительного органа, равно как и полномочия члена коллегиального исполнительного органа, будучи относительным правом, имеют черты и абсолютного права, поскольку реализуются прежде всего путем активных действий самого управомоченного.

Согласно п. 1 ст. 71 Закона единоличный исполнительный орган общества, временный единоличный исполнительный орган, члены коллегиального исполнительного органа общества, а равно управляющая организация или управляющий при осуществлении своих прав и исполнении обязанностей должны действовать в интересах общества, осуществлять свои права и исполнять обязанности в отношении общества добросовестно и разумно.


Глава 3. Особенности сделок Акционерного общества

В настоящей главе будут рассмотрены 4 вида сделок: сделки с участи­ем аффилированных лиц, сделки, в совершении которых есть заинте­ресованность, крупные сделки и сделки по приобретению и выкупу обществом акций у акционеров.

3.1. Сделки с участием аффилированных лиц

Содержание юридического понятия "аффилированыс лица" за последние годы многократно изменялось. В соответствии с законодательством об ак­ционерных обществах (в антимонопольном законодательстве - группа лиц) аффилированными лицами признаются совокупность юридических или юридических и физических лиц применительно к которым выполняется одно или несколько условий:

1) лицо/несколько лиц совместно в результате соглашения (согласо­ванных действий) имеют право прямо или косвенно распоряжаться (в т.ч. на основании договоров купли-продажи, доверительного управления, по­ручения, простого товарищества е1с) более чем 50% от общего числа голо­сов, приходящихся на акции (доли. вклады), составляющие уставный (скла­дочный) капитал юридического лица;

2) между двумя и более лицами заключен договор, которым предостав­лено право определять условия предпринимательской деятельности одного или нескольких участников договора или иных лиц, либо осуществлять функции их исполнительного органа;

3) лицо имеет право назначения более 50% состава исполнительного ор­гана и/или совета директоров двух и более юридических лиц;

4) одни и те же физические лица составляют более 50% исполнительного органа и/или совета директоров двух и более юридических лиц.

Прямым контролем признается возможность юридического или физи­ческого лица определять решения, принимаемые юридическим лицом пе­речисленными выше способами, а косвенным контролем признается воз­можность юридического или физического лица определять решения, при­нимаемые юридическим лицом через третьих лиц, по отношению к кото­рым первое лицо осуществляет прямой контроль. Руководствуясь указан­ными соображениями, в качестве аффилированных лиц акционерного об­щества можно указать: основное (материнское) хозяйственное общество или товарищество, по отношению к которому данное юридическое лицо яв­ляется дочерним; юридическое лицо, по отношению к которому данное общество является зависимым; акционер (группа акционеров) имеющий право распоряжаться более 50% акций общества; исполнительный орган общества или управляющая организация; иные должностные лица общест­ва.

К аффилированным лицам предъявляются особые требования. Так они обязаны в письменной форме сообщить обществу о принадлежащих им акциях с указанием их количества и типов в срок до 10 дней с даты их при­обретения под угрозой возложения на них обязанности возместить убытки, вызванные непредоставлением или несвоевременным предоставлением указанной информации.

Для сделок аффилированных лиц с акциями и имуществом акционер­ного общества установлены уведомительный и разрешительный порядки их совершения. В ряде случаев необходимо получить предварительное согласие антимонопольного органа на совершение такой сделки (например, приобретение лицом (группой лиц) акций (долей) в уставном капитале хозяйственного общества, при котором такое лицо (группа лиц) получает право распоряжаться более, чем 20% указанных акций (долей), при условии, что сумма активов по балансу приобретателя и того лица, акции (доли) которого приобретаются превышает 100000 МРОТ). Несо­блюдение установленного порядка может привести к признанию сделки недействительной (т.е. в данном случае речь идет об оспоримой сделке, а не о ничтожной), а также повлечь наложение административного штра­фа в размере до 5000 МРОТ.

Общество обязано вести учет его аффилированных лиц и публиковать сведения о них в установленном порядке.

На практике положения Закона РФ "Об акционерных обществах" об аффилированных лицах практически не работают, т.к. посто­янно приходится сталкиваться, что одно и то же лицо руководит несколькими акционерными обществами, заключая сделки само с со­бой.



3.2. Сделки, в совершении которых есть заинтересованность

С понятием аффилированных лиц связано понятие заинтересованности в совершении акционерным обществом сделки. Лицами, заинтересо­ванными в совершении сделки акционерным обществом, признают­ся: член совета директоров общества; акционер, владеющий со своим аффилированным лицом 20 и более процентами голосующих акций об­щества; лица, занимающие должность в иных органах управления обще­ства, если указанные лица, их родители, супруги, дети, братья, сестры и все их аффилированные лица:

участвуют в сделке в качестве стороны, представителя, комиссионе­ра, агента, поверенного;

владеют 20 и более процентами голосующих акций (долей) юридиче­ского лица, которое является стороной такой сделки или выступают в ней в качестве стороны, представителя, комиссионера, агента, пове­ренного;

занимают должности в органах юридического лица, которое является стороной такой сделки или выступают в ней в качестве стороны, представителя, комиссионера, агента, поверенного. На указанных лиц возлагается обязанность сообщить обществу о своей заинтересованности в совершении такой сделки, но ответственности за не­предоставление указанной информации в законодательстве пока не уста­новлено.

Решение о заключении такой сделки принимается:

1) большинством голосов членов совета директоров, не заинтересован­ных в ее совершении, если число акционеров общества менее тысячи;

2) большинством голосов независимых директоров, не заинтересован­ных в ее совершении, если число акционеров общества составляет тысячу и более. Независимым признается член совета директоров общества, кото­рый не является единоличным исполнительным органом общества и чле­ном коллегиального исполнительного органа, если при этом его родители, супруги, дети, братья, сестры не занимают должности в органах управле­ния обществом.

Совет директоров, принимая решение о совершении такой сделки, обя­зан рассмотреть вопрос о стоимости приобретаемого или отчуждаемого имущества, чтобы избежать занижения или завышения стоимости соответ­ственно отчуждаемого или приобретаемого имущества, работ, услуг.

В нескольких случаях совершение рассматриваемой сделки нуждается в получении одобрения общего собрания акционеров (по предложению сове­та директоров, если иное не предусмотрено уставом), путем принятия ре­шения простым большинством голосов акционеров, не заинтересованных в ее совершении, если:

1) сумма оплаты по сделке или стоимость полученного имущества пре­вышает 2% стоимости активов общества;

2) сделка и/или несколько взаимосвязанных сделок являются размеще­нием голосующих акций общества или иных ценных бумаг, конвертируе­мых в голосующие акции общества, в количестве, превышающем 2% ранее размещенных обществом голосующих акций:

3) все члены совета директоров признаются лицами, заинтересованными в совершении сделки.

Рассмотренный порядок не применяется, если сделка представляет со­бой заем, предоставляемый заинтересованным лицом обществу, либо сдел­ка совершается в процессе ведения обществом обычной хозяйственной деятельности между обществом и другой стороной, имевшей место до мо­мента, с которого заинтересованное лицо признается таковым (решение не требуется до даты проведения следующего очередного общего собрания акционеров). Если на дату проведения общего собрания акционеров невоз­можно определить сделки, в совершении которых может возникнуть заин­тересованность в будущем, то такие сделки будут считаться одобренными при условии принятия общим собранием акционеров решения об установ­лении договорных отношений между обществом и третьими лицами с ука­занием характера сделок, которые могут быть совершены и их предельных сумм.

Нарушение порядка заключения сделок, в совершении которых есть за­интересованность влечет их оспоримость, а на заинтересованных лиц воз­лагается солидарная ответственность за убытки причиненные ими общест­ву.

Пункт 8 статьи 83 Закона РФ "Об акционерных обществах" устанавлива­ет право Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг вводить дополни­тельные требования к сделкам, в совершении которых имеется заинтересо­ванность. Представляется, что требования к порядку совершения сделок должны устанавливаться гражданским законодательством, а не ведомст­венным актом.


3.3. Крупные сделки

В соответствии со статьей 78 Закона РФ "Об акционерных обществах" крупными сделками признаются:

1. Сделка или несколько взаимосвязанных сделок, связанных с приоб­ретением или отчуждением (купля-продажа), либо возможностью приоб­ретения или отчуждения имущества (передача в залог, доверительное управление), стоимость которого составляет более 25% балансовой стои­мости активов общества на дату принятия решения о заключении таких сделок;

2. Сделка или несколько взаимосвязанных сделок, связанных с размеще­нием обыкновенных акций, либо привилегированных акций, конвертируе­мых в обыкновенные, составляющих более 25% ранее размещенных обще­ством обыкновенных акций.

К числу крупных не относятся сделки, заключаемые в процессе осуще­ствления обычной хозяйственной деятельности. Вопрос о том, что следу­ет понимать под термином "обычная хозяйственная деятельность" явля­ется предметом многочисленных споров. Верховный Суд РФ и Высший Арбитражный Суд РФ (Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда "О некоторых вопросах примене­ния Федерального закона "Об акционерных обществах" от 2 апреля 1997 года № 4/8) пояснили, что в данном случае необходимо иметь в виду сделки, связанные с приобретением сырья, материалов, реализацией го­товой продукции и т.п.

В судебной практике получило достаточное распространение при­знание недействительными кредитных договоров, заключенных ди­ректорами акционерных обществ при условии, что сумма кредита превышает 25% балансовой стоимости активов общества (если общество давно не проводило переоценку активов, то их стоимость может составлять смехотворную сумму). Однако, получение кре­дита, например, для пополнения оборотных средств часто исполь­зуется в обычной хозяйственной деятельности.

Стоимость имущества- предмета сделки определяется советом дирек­торов общества.

Решение о совершении такой сделки принимается единогласно всеми избранными и действующими членами совета директоров, а если единогла­сие не было достигнуто или стоимость имущества - предмета сделки пре­вышает 50% стоимости балансовых активов общества, то - решением об­щего собрания акционеров, принятым квалифицированным большинством голосов. В регулирование порядка совершения крупных сделок актив­но вмешивается и антимонопольное законодательство. Так, предваритель­ное согласие антимонопольного органа требуется, например, на получение в собственность или пользование одним лицом или группой лиц основных производственных средств или нематериальных активов (НМА) другого лица, если балансовая стоимость имущества, являющегося предметом сделки, превышает 10% стоимости основных производственных средств и НМА хозяйствующего субъекта, отчуждающего имущество, и если при этом суммарная балансовая стоимость активов указанных лиц превышает 100.000 МРОТ. установленного на дату совершения сделки, или один из участников сделки внесен в Реестр хозяйствующих субъектов, имеющих долю на рынке более 35%, или приобретателем по сделке является группа лиц, контролирующая деятельность хозяйственного субъекта, отчуждаю­щего имущество.

Применительно ко второй группе крупных сделок законодательство об­наруживает пробел: непонятно, применимы ли правила о порядке заклю­чения таковых к сделкам, связанным с одновременным размещением обыкновенных акций в количестве, не превышающем указанные 25%, и привилегированных акций, конвертируемых в обыкновенные, в количестве, не превышающем указанные 25%. при условии, что общее количество размещаемых акций превышает 25% ранее размещенных обыкновенных акций общества. Подробней описана ситуация с приобретением 30 и бо­лее процентов размещенных обыкновенных акций. Во-первых, лицо, имеющее намерение самостоятельно или со своими аффилированными лицами приобрести 30 и более процентов размещенных обыкновенных акций, должно не позднее, чем за 30 дней до даты приобретения напра­вить обществу письменное сообщение о таком намерении (интересно, что такому лицу надо делать, если оно скупает акции на рынке и заранее не знает удастся ли ему вообще купить 30 и более процентов, и как ему в этом случае определить дату приобретения этих 30 процентов?). Во-вторых, лицо, которое приобрело самостоятельно или со своими аффи­лированными лицами 30 и более процентов обыкновенных акций обще­ства, обязано предложить в письменной форме всем иным акционерам общества продать ему остальные акции по средневзвешенной цене при­обретения за последние 6 месяцев, предшествующих дате приобретения 30 и более процентов обыкновенных размещенных акций общества (уставом общества или решением общего собрания акционеров, приня­тым без учета голосов лица, которое приобрело или имеет намерение приобрести 30 и более процентов акций общества, может быть преду­смотрено освобождение от этой иногда весьма дорогостоящей обязанно­сти).

Предположим, что некое акционерное общество заинтересовало потенциального инвестора, в планы которого входит приобретение пакета акций указанного общества, превышающего 30%. За послед­ние 6 месяцев сделки с акциями общества вообще не совершались. Акции имеют весьма низкую номинальную стоимость, поскольку уставный капитал общества, сформированный в 1993 году, не увели­чивался путем увеличения номинальной стоимости акций. Друже­ственная инвестору структура неожиданно совершает сделку куп­ли-продажи акций по их номинальной стоимости (I рубль за акцию). Понятно, что в такой ситуации никто не будет продавать акции инвестору по заниженной стоимости, а последний "честно" выпол­нит свои обязанности, предложив всем желающим продать ему ак­ции по номиналу, норма закона, защищающая мелкого акционера, на практике работает лишь в ограниченном числе случаев.

В ряде случаев приобретатель обязан получить разрешение антимоно­польного органа на приобретение указанного пакета акций (о чем часто забывают на практике). Нарушение правил, установленных для приобрете­ния указанного пакета акций антимонопольным законодательством, влечет возможность признания сделки недействительной, а акционерное законо­дательство устанавливает санкцию в виде запрета нарушителю голосовать на общем собрании акционеров более, чем 30-тью процентами принадле­жащих ему акций.


3.4. Выкуп и приобретение акций у акционеров

Акции у акционеров могут быть приобретены или выкуплены. При приобретении общество покупает акции у акционеров по их рыночной стоимости при достижении между сторонами такой сделки согласия. Рыночной ценой следует считать такую цену, по которой продавец, имеющий полную информацию о стоимости имущества и не обязанный его продавать, был бы согласен его продать, при этом покупатель, имеющий полную информацию о стоимости имущества и не обязанный его покупать, был бы согласен его приобрести. Если акции котируются на фондовой бирже и цена покупки, цена спроса или цена предложения публикуется в периодической печати, то рыночной ценой следует признать соответст­вующую публикуемую цену. Для определения рыночной цены стоит при­нимать во внимание размер чистых активов общества, приходящихся на одну акцию.

Общество вправе приобретать акции у акционеров в следующих случа­ях:

1) в целях уменьшения уставного капитала (при этом приобретенные ак­ции погашаются);

2) в иных целях (например, для продажи инвестору) в пределах 10% от уставного капитала общества, которые должны быть или реализованы в течение года с момента их приобретения или погашены (при этом номи­нальная стоимость акций, находящихся в обращении не должна быть менее 90% от уставного капитала). Необходимо отметить, что закон не содержит иных ограничений на приобретение акций у акционеров, поэтому фор­мально ничто не мешает обществу в течение года несколько раз выкупать у своих акционеров по 10% акций.

Если уставом не предусмотрено иное, то приобретение акций осущест­вляется по решению совета директоров, который не может принять тако­го решения в случае, если в результате приобретения уставный капитал общества станет меньше минимального установленного законом размера. Каждый акционер вправе требовать приобретения его акций обществом, если такое решение было принято. Если число акций, принадлежащих желающим их продать, превышает количество акций, которые могут быть приобретены, то акции приобретаются пропорционально заявлен­ным требованиям. Общество, принявшее решение о приобретении акций, должно письменно уведомить об этом своих акционеров не позднее, чем за 30 дней до начала приобретения с указанием существенных условий приобретения.

Общество не может принимать решение о приобретении акций в сле­дующих случаях:

до полной оплаты уставного капитала;

если на момент приобретения общество отвечает признакам несо­стоятельности или таковые появятся у общества в результате приоб­ретения акций;

если на момент приобретения акций стоимость чистых активов об­щества меньше его уставного капитала, резервного фонда и превы­шения над номинальной стоимостью определенной уставом ликвида­ционной стоимости размешенных привилегированных акций либо станет меньше их размера в результате приобретения акций;

количество оставшихся в обороте привилегированных акций превы­сит 25% от общего числа размещенных акций общества;

до полного выкупа всех акций, в отношении которых предъявлены требования о выкупе, речь о котором пойдет ниже.

Нормы законодательства об акционерных обществах о выкупе общест­вом акций по требованию акционера направлены на обеспечение правовой защиты интересов мелких держателей акций. Требование о выкупе акций также может быть предъявлено в ограниченном числе случаев:

при реорганизации акционерного общества;

при совершении крупной сделки, решение о которой принималось общим собранием акционеров;

при внесении изменений и дополнений в устав общества или утвер­ждении устава в новой редакции, ограничивающей права акционе­ров - владельцев различных категорий акций при принятии решения о размещении посредством закрытой подписки акций и ценных бу­маг, конвертируемых в акции, кроме случаев размещения упомяну­тых ценных бумаг по закрытой подписке только среди акционеров, если они имеют возможность приобрести размещаемые акции и цен­ные бумаги, конвертируемые в акции, пропорционально количеству принадлежащих им акций'.

Для возникновения субъективного права требовать выкупа обществом принадлежащих акционеру акций необходимо также, чтобы такой акцио­нер голосовал против перечисленных выше решений общего собрания или вообще не принимал участия в голосовании. Акционерное общество обя­зано создать условия для реализации акционерами своего права. На осно­вании данных реестра владельцев ценных бумаг составляется список ак­ционеров, имеющих право требовать выкупа принадлежащих им акций. Указанный список составляется на день составления списка акционеров, имеющих право на участие в общем собрании, повестка дня которого включает вопросы, голосование по которым может повлечь возникнове­ние права требовать выкупа акций. Если акционер не имел права участия в общем собрании (он стал владельцем акций после составления списка лиц, имеющих право на участие в общем собрании), то общество обязано в семидневный срок с момента принятия общим собранием решения, по­влекшего возникновение права требовать выкупа акций, письменно известить такого акционера о возникшем у последнего праве с указанием цены выкупа. Цена выкупа представляет собой рыночную цену акций без учета ее изменений в результате принятия решений, повлекших возникновение права требовать выкупа акций (п. 3 ст. 75 Закона РФ "Об акционерных обществах). В вопросе о цене выкупа, однако, нет полной ясности: п. 5 ст. 76 Закона РФ "Об акционерных обществах" говорит о другой цене выкупа, а именно, об указанной в сообщении о проведении общего соб­рания акционеров. Представляется логичным выходом из такой неопре­деленной ситуации дополнение закона положением о включении в сообщение о проведении общего собрания акционеров именно рыночной цены акции.

Письменное требование акционеров о выкупе акций с указанием места жительства акционера и количества акций, выкупа которых он требует, направляется обществу в срок не позднее 45 дней с момента принятия об­щим собранием акционеров решения, повлекшего возникновение права требовать выкупа. По истечении указанного срока общество обязано в 30-дневный срок выкупить акции у акционеров, заявивших соответствующие требования. Общая сумма средств, направляемых обществом на выкуп, не должна превышать 10% стоимости чистых активов общества. Если общая стоимость акций, в отношении которых заявлено требование о выкупе, превышает установленный предел, то акции выкупаются пропорционально заявленным требованиям. Выкупленные при реорганизации акции погаша­ются. в остальных случаях - общество обязано реализовать выкупленные акции в течение года или уменьшить уставный капитал путем их погаше­ния.

Нормы статей 75. 76 Закона РФ "Об акционерных обществах" не содер­жат ограничений на выкуп акций, которые установлены законом для их приобретения. Между тем, может иметь место ситуация, когда в результате выкупа акций у общества появятся признаки несостоятельности. С одной стороны указанные нормы защищают интересы мелких акционеров, а с другой стороны их бездумное применение может привести к экономиче­ской "смерти" общества. Приобретая акции, покупатель действует на свой страх и риск, он может потерять все или часть своих вложений в результате банкротства, резкого падения курсовой стоимости акции и т.п., именно поэтому автор предлагает применять к отношениям, регулирующим выкуп акционерным обществом своих акций, нормы п. 1 и п. 2 статьи 73 Закона РФ "Об акционерных обществах", устанавливающих запрет на выкуп при наличии определенных (перечисленных выше) условий. Такое решение представляется справедливым, т.к. незачем поощрять экономический ин­фантилизм акционеров.


Выводы

1) Акционерное общество является идеальным субъектом, не состоящим из материальных частей, и существует в правосознании. Соответственно, акционеры, члены совета директоров (наблюдательного совета), лицо (лица), выполняющее функции исполнительного органа, члены счетной комиссии, члены ревизионной комиссии (ревизор) не являются частями акционерного общества как субъекта права и находятся с ним в гражданско-правовых отношениях. Данные отношения образуют организационно-правовую форму акционерного общества как правового явления. Посредством реализации содержания указанных отношений акционерное общество выступает в гражданском обороте.

2) Договор учредителей о создании акционерного общества - смешанный, сочетающий в себе элементы договора о совместной деятельности и договора по возмездному приобретению акций учредителями в собственность (договора купли-продажи или мены). В части обязанностей учредителей оплатить распределенные в их пользу акции данный договор является договором в пользу третьего лица -акционерного общества.

3) Устав акционерного общества имеет сложную правовую природу и относится к числу юридических актов особого рода (учредительных актов). Устав лежит в основании возникновения акционерного общества и определяет его дальнейшее существование. Кроме того, устав обладает качествами односторонней сделки акционерного общества.

4) Акционерное правоотношение (правоотношение по акции) - это относительное имущественное гражданское правоотношение между акционером 6

(кредитор) и акционерным обществом (должник), в котором акционеру принадлежат только права, а обществу - только обязанности. Следует различать полное акционерное правоотношение и неполное акционерное правоотношение. В полном акционерном отношении акционеру принадлежит весь объем правомочий, предусмотренный законодательством и решением о выпуске ценных бумаг. В неполном акционерном отношении у приобретателя акций появляется ограниченный набор прав, возникающих ранее, чем будет закончена эмиссия акций.

5) Эмиссия акций - это совокупность действий, совершаемых акционерным обществом - эмитентом, уполномоченными административными органами и приобретателями акций, а в предусмотренных законом случаях и иными указанными в законе лицами, в установленных законом форме и последовательности, необходимых и достаточных для возникновения полных акционерных правоотношений.

6) Общее собрание акционеров и совет директоров (наблюдательный совет) акционерного общества являются как волеобразующими, так и волеизъявляющими органами акционерного общества. Их решения, направленные на возникновение, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей, являются гражданско-правовыми сделками.

7) Лицо, выполняющее функции исполнительного органа акционерного общества, является представителем акционерного общества (представитель в широком смысле) и наделяется полномочиями действовать от имени и в интересах общества.

8) На основании анализа понятия крупной сделки, содержащегося в статье 78 ФЗ «Об акционерных обществах», сделан вывод о том, что отграничение крупных сделок от иных сделок общества должно производиться без критерия «обычная хозяйственная деятельность», а в закон должны быть внесены соответствующие изменения.


Заключение

Подводя общие итоги выполненного исследования, можно со всей определенностью сказать, что оно еще раз убедило нас в правильности и важности выбранной темы, в ее особой актуальности, новизне и пока еще слабой научной разработанности.

Тот материал, что удалось собрать, продумать и проанализировать, те процессы, что удалось выявить и отследить, те факты, которые удалось обобщить, те идеи и соображения, что возникли в этой связи, несомненно, интересны и полезны для юриспруденции, для нынешней отечественной правовой практики создания и организации деятельности акционерных обществ, для правового обеспечения их деятельности и повышения экономической эффективности этой деятельности, для признания реалий новой социально-экономической практики как самими акционерами, так и населением, гражданами России.

Вместе с тем, конкретизируя результаты исследования, хочется отметить следующее.

1. Приватизация и акционирование стали новым феноменом социально-экономической практики реформирования России. Они предельно четко потребовали совершенно нового правового подхода к осмыслению роли и места этих процессов и их правового регулирования.

Это, в свою очередь, дало мощные импульсы для создания и развития обширного круга правовых (нормативных) актов и использования в этих целях как большого потенциала современной российской правовой науки, так и обширного наследия ХVII – начала XX вв., а также богатого опыта правового регулирования процессов акционирования в зарубежных странах.

2. Акционирование, базирующееся на идее частной собственности и правоспособности и законности соответствующих интересов, потребностей и мотиваций граждан, оказалось посильным и понятным для граждан России, в свою очередь, ставших правомочными участниками крупных социальных, экономических и правовых инноваций последних лет.

Переход к созданию и функционированию акционерных обществ на базе разгосударствления собственности и экономики, на основе массовой приватизации открыл для России в целом и всех ее 89 субъектов возможность организовать жизнь (и прежде всего производство, торговлю, банковскую систему) в новых правовых условиях.

Масштабный и столь значимый для страны процесс происходил и продолжается не без трудностей, сложностей разного рода, в том числе и правовых, но он создает предпосылки и гарантии необратимости происходящих преобразований и обеспечения выхода нашей страны на общепризнанный цивилизованный рыночный путь развития.

3. Создание и деятельность современных акционерных обществ не только открыли фактически новую правовую нишу в отечественной действительности, но они потребовали еще раз внимательно вдуматься в позиции, достижения правовой и экономической мысли в императорской России, а сегодня с их учетом более основательно вести дело обновления экономики и права, науки и практики, их реструктуризацию, перевод на уровень, соответствующий достигнутому в развитых зарубежных странах, нашими партнерами и конкурентами.

4. Высокой оценки заслуживает в целом деятельность отечественных законодателей и правоведов, оказавшихся в состоянии в короткие исторические сроки (5-8 лет) своевременно подвести фундаментальную правовую базу под процесс приватизации, акционирования и в целом становления современного российского предпринимательства.

В условиях становления в России нового конституционного права практически оказалось возможным обеспечить становление в корне обновленного гражданского права, а также важных для новой экономики существенно обновленных административного, административного процессуального, уголовного, уголовного процессуального права, финансового права, и фактически создаваемых заново акционерного, вещного, наследственного, а также информационного, лицензионного права и права интеллектуальной собственности.

При этом само акционерное право делает в России лишь свои первые шаги, но делает их уверенно и в правильном направлении. Поэтому применительно к нему и в целом к коренным образом обновленной правовой науке крайне важно не тормозить законодательную деятельность, выявлять резервы, незанятые ниши, назревшие потребности российского права, продуктивно вести его реструктуризацию, завершая его системное устроение.

5. Приходится считаться с тем, что акционирование, как и вообще предпринимательство, и их правовое регулирование все еще развиты недостаточно, поэтому и связанные с ними социально-экономические и правовые проблемы не всегда видны наглядно.

Это обусловлено существующей недостаточной развитостью подлинно рыночной среды, рыночной экономики, наличием многих недостатков, противоречий и негативных черт, особенно обусловленных непрекращающимся спадом производства, свертыванием некоторых отраслей производства, наличием коррупции, финансовых махинаций, экономической преступности, что в свою очередь не встречает достаточно эффективного правового противодействия. Сказывается и слабая развитость собственно конкурентной среды, неспособность многих видов отечественной продукции противостоять зарубежной торговой экспансии, импортному давлению, тенденции к фактическому превращению экономики в топливно-сырьевой сектор (а частично даже и придаток) мировой экономики.

6. Акционерный комплекс России еще не всегда получает должную государственную поддержку, не всегда пользуется вниманием всех ветвей власти как в центре, так и в регионах, а также собственно в органах местного самоуправления.

Поворот внимания к дальнейшей эффективной эволюции и углублению процессов акционирования, деятельности акционерных обществ в полном объеме их предназначения, возможности перерастания ряда АО в концерны, холдинги, финансово-промышленные группы при содействии государственных органов, при соответствующем правовом и государственном регулировании этих процессов открывает перспективы для подъема основных отраслей отечественной экономики от электроэнергетики до агропромышленного комплекса.

7. Новой областью, требующей внимания правовой науки, организации и продуманного осуществления исследований, является приоритетная проблематика корпоративного управления, на долгие десятилетия остававшаяся вне поля зрения до начала 90-х гг.

Это перспективная проблематика XXI в. И российская наука должна более широко обращаться, более оперативно и качественно восходить к уровню понимания, интерпретации и применения проблематики данного рода учеными многих стран.

8. К аналитической работе в правовой науке, к обобщению опыта, да и к активному (в том числе спонсорскому) участию в разработке назревших научных проблем целесообразно привлекать самих предпринимателей, наиболее активных из них, тем более из сферы хорошо подготовленной, информированной, творчески мыслящей молодежи, оказавшихся на ключевых постах в сфере производства, банков, торговли, строительства, управления, помогать их правовому образованию и воспитанию, их участию в развитии правовой науки.

9. Все еще уязвимым участком в области акционирования, его правового регулирования, корпоративного управления остается использование растущих возможностей информатизации, компьютерной техники, технологий и сетей, особенно в области поиска необходимой информации, ее оперативной обработки, оценки, использования в интересах обогащения банков и баз данных, их охраны и защиты, прогнозирования рыночных ситуаций, обучения акционеров умению в согласии с нормами права воспользоваться выгодами такой ситуации.

10. Более основательной отработки требует налаживание делового сотрудничества, контактов, связей, взаимодействия с зарубежными партнерами и инвесторами, базирующегося на строгих нормах международного права, его различных отраслей и областей, особенно международного торгового и частного права, с учетом накопленного богатого опыта.

И вместе с тем, эти проблемы должны решаться с учетом задач упреждения экономической, торговой и правовой экспансии, защиты национальных интересов российской экономики и ее субъектов, обеспечения гарантий правовой и экономической безопасности отечественного производителя и потребителя, юридических и физических лиц.

11. Наконец, в целом, осуществление экономической реформы, переход к рыночным отношениям требуют дальнейшего совершенствования и серьезного обновления акционерного законодательства, все более адекватно регулирующего отношения в сфере предпринимательства, его приближения к уже признанным международным правовым стандартам.

Требуют восполнения существующих пробелов в законодательстве, обогащения и создания более совершенных (на уровне Федерального Собрания и властных органов субъектов Федерации) механизмов подготовки нормативных актов.

Проведенное исследование еще раз убеждает, что пришло время более строгого упорядочения, создания единообразного понятийного аппарата нормативных актов.

Наконец, нужны более действенные шаги в области организации обратной связи, отслеживания результативности действующих норм, организации соответствующего эффективного мониторинга, по крайней мере применительно к идущим процессам приватизации, акционирования и их правового регулирования,

Таким образом, несмотря на все сегодняшние трудности, позади уже лежит огромный опыт преобразования экономики и права гигантской страны – России.

Все более полный переход к цивилизованным условиям рынка, акционерной деятельности, ее правового регулирования открывают необходимые перспективы осуществления гигантского реформирования страны с подлинно демократических позиций и в интересах всех граждан, даже несмотря на то, что большинству россиян сегодня живется крайне тяжело и далеко не все из них могут воспользоваться результатами происходящих крупнейших социально-экономических и политико-правовых перемен.

Все более продуманная, устремленная в перспективу стратегия приватизации и акционирования, налаживание эффективной деятельности акционерных обществ и ее правового регулирования могут стать существеннейшим фактором активизации и повышения роли экономики и права России в жизни мирового сообщества.


Литература

  1. Архипов Б.П. Юридическая природа фактического состава, опосредующего реорганизацию акционерного общества // Законодательство. 2002. №' 3. С. 46.

  2. Б. Блэк, Р. Крэкман, А. Тарасова. Комментарий Федерального закона об Акционерных обществах. Под общ. ред. А.С. Тарасовой. М., 1999.

  3. Бакшинскас В. Создание акционерного общества: комплекс правоотношений //Право и экономика. 1997. № 21-22. С. 9.

  4. Белов В.А. Ценные бумаги в российском гражданском праве. М., 1996.

  5. Брагинский М.И., Вшрянский В.В. Договорное право. Общие положения. М., 1997.

  6. Братусь С.Н. Субъекты гражданского права. М., 1950.

  7. Вершинин А.П. Выбор способа защиты гражданских прав. СПб, 2000.

  8. Гражданское право. Т. 1. Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. Изд. 6. М., 2003.

  9. Гражданское право. Т. 2. Под ред. АЛ. Сергеева, Ю.К. Толстого. Изд. 4. М., 2003.

  10. Гутников О.В. Недействительные сделки в гражданском праве. Теория и практика оспаривания М., 2003.

  11. Егоров Н.Д. Гражданско-правовое регулирование общественных отношений:

  12. единство и дифференциация. Л., 1988.

  13. Емельянов В.И. Понятие «разумность» в гражданском праве России. Вестник ВАС РФ. 2002. №10. С. 102.

  14. Захаров В.А. Создание юридических лиц: правовые аспекты. М., 2002.

  15. Иоффе О.С. Избранные труды по гражданскому праву. М., 2000.

  16. Каминка А.И. Акционерные компании. Т.1 СПб, 1902.

  17. Комментарий к Федеральному закону «Об акционерных обществах».

  18. Кулагин М.И. Избранные труды. М., 1997.

  19. Ломакин Д.В. Акционерное правоотношение. М., 1997.

  20. Ломакин Д.В. Изменения в акционерном законе и вопросы охраны прав акционеров // Законодательство. 2002. № 11. С. 40.

  21. Ломакин Д.В. Крупные сделки в гражданском обороте // Законодательство. 2001. №3. С. 18.

  22. Ломакин Д.В. Правовой статус органов управления акционерного общества по законодательству России и зарубежных стран // Право и экономика. 1996. № 7. С. 14.

  23. Ломидзе О. Ломидзе Э. Крупные сделки хозяйственных обществ: проблемы правового регулирования // Хозяйство и право. 2003. № 1. С. 60.

  24. Маковская А. Крупные сделки и порядок их одобрения акционерным обществом» // Хозяйство

  25. и право. 2003. № 5. С. 46.

  26. Маковская А.А. Залог денег и ценных бумаг. М., 2000.

  27. Могилевский С.Д. Органы управления хозяйственными обществами. Правовой аспект. М., 2001.

  28. Невзгодина ЕЛ. Представительство по советскому гражданскому праву. Томск, 1980.

  29. Петражицкий Л.И. Акционерная компания. СПб, 1898.

  30. Петров Д.В. Управление имуществом. Актуальные вопросы арбитражной практики

  31. КУГИ Санкт-Петербурга. СПб, 2003.

  32. Р.Г. Коуз. Природа фирмы // Вехи экономической мысли. Т'2. Теория

  33. фирмы. Под общ. ред. В.М. Гальперина. СПб, 2000. С. 11.

  34. Радыгин А. Корпоративное управление в России: ограничения и перспективы //Вопросы экономики. 2002. № 1. С. 101.

  35. Решетина Е. Дробные акции: деление и сложение // Журнал для акционеров. 2003. №2. С. 35.

  36. Розмаинский И.В. Концепция делового цикла в посткейнсианстве. Автореферат на соискание ученой степени к.э.н. СПб, 1998.

  37. Синенко АЮ. Эмиссия корпоративных ценных бумаг: правовое регулирование, теория и практика. М., 2002.

  38. Степанов Д. Особенности договора учредителей о создании акционерного общества // Хозяйство и право. 2000. № 2. С. 42.

  39. Степанов Д. Правовая природа устава юридического лица // Хозяйство и право. 2000. №6. С. 41.

  40. Степанов Д. Формы реорганизации коммерческих организаций: вопросы законодательной реформы // Хозяйство и право. 2001. № 3. С.64; №4. С.43;

  41. Степанов ДЛ. Проблемы законодательства о юридических лицах // Журнал российского права. 2002. Ха 10. С. 40.

  42. Степанов П.В. Корпоративные отношения в гражданском праве // Законодательство. 2002. № 6. С. 35.

  43. Суворов Н.С. Об юридическом лице по римскому праву. М., 2000.

  44. Тарасов И.Т. Учение об акционерных компаниях. М., 2000.

  45. Толстой Ю.К. К разработке теории юридического лица на современном этапе // Проблемы современного гражданского права. Сборник статей памяти СЛ. Братуcя. М„ 2000. С. 81.

  46. Толстой Ю.К. К теории правоотношения. Л., 1959.

  47. Черепахин Б.Б. Органы и представители юридического лица // Ученые записки ВНИИСЗ. Вып. 14. М., 1968. С. 131.

  48. Черепахин Б.Б. Волеобразование и волеизъявление юридического лица // Правоведение. 1958. № 2. С. 43.

  49. Шаститко А. Предметно-методологические особенности новой институциональной экономической теории // Вопросы экономики. 2003. № 1. С. 24.

  50. Шаститко А.Е. Неоинститупиональная экономическая теория. Изд. 2< М., 1999.

  51. Шершеневич Г.Ф. Учебник торгового права. М., 1994.

  52. Шершеневич. Г.Ф. Курс торгового права. Т.1.1908.

  53. Шершеневич. Г.Ф. Учебник русского гражданского права. СПб, 1907.

  54. Шиткина И. Локальное правовое регулирование деятельности акционерного общества // Хозяйство и право. 1997. № 5. С. 97; № б. С. 112; №8. С. 122; № 9. С. 82; № 10. С. 96.

  55. Шиткина И. Правовое положение совета директоров в свете изменения Федерального закона «Об акционерных обществах» // Хозяйство и право, 2002. №1. С. 73.

  56. Юлдашбаева Л.Р. Правовое регулирование оборота эмиссионных ценных бумаг (акций, облигаций). М., 1999.

24




Случайные файлы

Файл
126394.rtf
32705.rtf
159786.rtf
8008-1.rtf
73888-1.rtf