Социальная экономика в концепции эволюции социально-экономических систем (179112)

Посмотреть архив целиком

Содержание


Введение

Социальная экономика в концепции эволюции социально-экономических систем

Выводы

Список использованных источников



Введение


Проблему социально-экономических систем, как и их многочисленных модификаций, нельзя отнести к новейшим. Но и до сегодняшнего дня она остается нерешенной. На протяжении сотен и тысяч лет гении и таланты (философы, экономисты, социологи, политологи, психологи и другие специалисты) пытаются отыскать лучшую, самую справедливую и самую оптимальную социально-экономическую систему (модель) для рода человеческого. Во все времена не стихала борьба идей, учений и воззрений выдающихся умов человечества на изобретение лучшей социально-экономической системы.

Выяснение предмета нашего обсуждения не возможно без категориального аппарата.

Сравнительному анализу конкретных социально-экономических систем, которые действовали в разных странах и регионах на протяжении длительного эволюционного цивилизационного процесса, посвящены тысячи томов. В работе приводятся методологии анализа существующих социально-экономических систем и на основе "компаративистики" рассмотрим "социальную экономику" как новейшую социально-экономическую "ступеньку" в исторической "лестнице" цивилизации.


Социальная экономика в концепции эволюции социально-экономических систем


В работе известных немецких авторов находим: "Совокупность культурных, социальных, политических и экономических отношений в обществе называют социальной системой". И далее - "... задача экономической системы в качестве важной составной части системы социальной состоит в том, чтобы организовать использование людских ресурсов и машин, а также распределение благ таким образом, чтобы по возможности уменьшить недостаточность в обеспечении этими благами".

С такими утверждениями трудно не согласиться, особенно с точки зрения выделения социальной и экономической подсистем в системе, которую, на наш взгляд, целесообразно именовать как общественную и которая является системой высшей степени сложности. Характеристики этой сложности и взаимосвязь ее элементов являются интерактивными, каждый из ее элементов является частью целого и не существует вне системы. Ю. Ольсевич выделяет шесть взаимопереплетенных сфер жизнедеятельности общественной системы: производительные силы, экология человека, экономическая, социальная, политическая и идеологическая сферы. По мнению ученого, деформации одной из них вызывают деформации остальных при сохранении определенного "деформированного равновесия". Ю. Ольсевич полагает, что основным принципом жизнестойкости общественной (социально-экономической) системы является ее соответствие этно-психологическим традициям конкретного социума: человек не может быть органично включен в систему, противоречащую его природе и его морали (они отвергают друг друга). Кстати, именно это произошло на "постсоветском пространстве" во время нашей "пресловутой перестройки".

Концепция социально-экономических систем в ее широком смысле охватывает многообразные саморегулируемые или зависящие от культурных традиций процессы стремления к полезности через рынки, правительства и обязательства. Эти процессы связаны с потреблением товаров и услуг в мире с ограниченными ресурсами, что означает разные способы достижения целей и потребность в "экономизации" нашего поведения. В более узком значении концепция социально-экономической системы сосредоточивает внимание на понятии "производство" ("труд"). Хотя "труд" и "отдых" органично связаны со стремлением к полезности, все же существует четкая дихотомия "труд - отдых", обусловленная временем, которое люди отдают производству для того, чтобы остаток времени отдать потреблению и досугу. В обществах, где материальные аспекты доминируют, "труд" отодвигает "досуг" на второй план. В обществах, где предпочтение отдают духовным ценностям, труд нужен лишь для получения предметов первой необходимости. Экономическую деятельность чаще рассматривают как средство заработать на жизнь, а не как элемент всеобщего стремления к полезности, включающей и "досуг". С этой точки зрения, понятие "валового внутреннего продукта" (ВВП) является сугубо экономическим показателем. Но, сравнивая разные социально-экономические системы, а тем более - благосостояние граждан в широком понимании, мы будем придерживаться и более широкой концепции общественной (социально-экономической) системы.

Сравнительному анализу конкретных социально-экономических систем, действовавших в разных странах и регионах на протяжении длительного эволюционного цивилизационного процесса, посвящены сотни и тысячи томов. Но все это многообразие можно представить в виде двух основных типов - саморегулируемые и культурно-регулируемые системы (С. Роузфидд, М. Шнитцер).

Саморегулируемые системы предоставляют всем равные права и возможности вести себя и действовать по собственным убеждениям при условии соблюдения таких основополагающих правил, как стремление к экономической полезности, и "золотого правила" ("относись к другим так, как ты желал бы их отношения к тебе", Дж. Локк (1632-1679). Определяющими чертами человеческого поведения в такой системе являются саморегулирование, индивидуалистическое стремление к полезности, чему не препятствует вмешательство государства или общества, а само поведение воплощает приобретенные культурные ценности. В саморегулируемых системах допускается регулирование со стороны государства или общества для того, чтобы предотвратить т.н. "провалы рынка", либо с целью перераспределения доходов. Но такое вмешательство должно быть вполне нейтральным. Широкая концепция саморегулирования включает конкурентные рынки и демократические правительства, которые применяют разнообразные средства (включая также оптимальное планирование) для социального перераспределения дохода. В названных системах "совершенная конкуренция" и "эффективное планирование" не рассматриваются как антиподы лишь потому, что они используют разные механизмы (они являются разными способами достижения одной цели).

Приведенный тип социально-экономических систем (со всеми его вариативными моделями) принципиально отличается от типа социально-экономических устройств, именуемых "культурно-регулируемые системы" (С. Роузфилд), "командно-административные системы" (Я. Корнай), "централизованно-планируемые экономические системы" и т.п.

Централизованно-регулируемые системы, имея даже схожие по названиям социально-экономические и культурологические институции, имеют принципиально иную природу и преследуют другие цели. Их рынки, государственное управление и институциональные механизмы предоставляют возможность определенным людям, группам людей (партиям), обществу или государству постоянно вмешиваться в процессы индивидуального стремления к полезности, ограничивая таким образом экономическую и нравственную свободу одних ради других. Олигополистическое, коммуналистское, коллективистское или диктаторское стремления к полезности ограничивают устремления других индивидов, свободных в иных отношениях. Такие системы не только игнорируют "золотое правило", но и создают искусственные и нравственные препятствия, искажающие и дестабилизирующие оптимизацию и равновесие. Конкуренция и беспристрастное государственное управление, которые взаимодополняют друг друга в саморегулируемых системах, уступают место в пользу других факторов в централизованно-регулируемых системах.

Совершенная конкуренция и совершенное демократическое двухуровневое планирование - это признаки саморегулируемых систем; несовершенная конкуренция и авторитаризм - признаки централизованно-регулируемых режимов.

Поскольку длительную историческую драму соревнования двух ведущих типов социально-экономических систем на сегодня можно считать завершенной, особое внимание в нашем рассмотрении уделим первому типу, то есть "саморегулируемым системам".

Всемирно известному японскому ученому Ф. Фукуяме принадлежат работы, из которых выделим лишь две - "Конец истории и последний человек" и "Великий крах (человеческая природа и восстановление социального порядка)". Под "концом истории" ученый подразумевает, что с поражением коммунизма (по нашей типологии, командно-административной системы) утвердилась идеальная социально-экономическая и политическая система, и дальше двигаться некуда. Он придерживается мнения, что свободная рыночная система оказалась наиболее эффективной системой производства и распределения благ (товаров и услуг). Запад и западные идеалы победили, и всемирная идеологическая революция завершилась. По Ф. Фукуяме, человечество сегодня имеет общую судьбу, которая началась от Французской революции с ее идеалами свободы, равенства и братства, а закончилась победой либерально-демократического строя. Ученый допускает, что на протяжении определенного времени будут существовать некоторые проблемы типа религиозного фундаментализма, этничзских и националистических обострений, но со временем и они исчезнут.

Даже поверхностный обзор фундаментальных трудов конца XX - начала XXI вв. убеждает, что похожие взгляды высказывает подавляющее большинство чрезвычайно авторитетных ученых. Р. Рейч в книге "Задача народов: приготовиться к капитализму XXI столетия"4 также рассматривает коммунизм как дело прошлого и уверяет, что в XXI в. будет господствовать капиталистическая система.

Отдавая дань уважения ведущим ученым современности за блестящий анализ прошлого и пророческое видение будущего, позволим себе лишь некоторые замечания.

Во-первых, при всей афористичности выражений "конец истории" или "великий крах", изменение конкретной социально-экономической модели в конкретной стране и даже завершение эпохи великого социально-экономического эксперимента (типа "советского социализма") нельзя считать "концом истории" или "великим крахом", а для народов, которые это преодолели, является скорее катарсисом, то есть очищением.

Во-вторых, с позиций сегодняшнего дня, крайне неприемлемыми для научного категориального аппарата представляются термины "капитализм", "социализм", "коммунизм" как таковые, которые не несут обычной смысловой нагрузки. Бессмысленным анахронизмом звучит выражение "американский капитализм" (в чрезвычайно сложной общественно-политической и социально-экономической системе этой страны очень трудно отыскать что-то подобное пониманию Дж. Локка или А. Смита), и еще более несуразным является выражение "коммунистический Китай" (где "коммунизма" ни в Марксовом, ни в Маодзедуновом понимании так и не построили).


Случайные файлы

Файл
76482.rtf
60919.rtf
43294.rtf
661.doc
25630-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.