Прямое налогообложение расходов физических лиц на потребление (162021)

Посмотреть архив целиком

Введение


В работе исследовано развитие идеи прямого налогообложения расходов граждан на потребление, которое рассмотрено в трудах ведущих зарубежных экономистов. Затронут вопрос о возможности использования прямого налога на расходы относительно монополий, а также заведений, которые предоставляют платные услуги населению (гостиниц, ресторанов и тому подобное). Рассматривается вопрос, что в условиях финансового кризиса имеется смысл освободить от налогообложения ту часть дохода граждан, «которая направлена на банковские депозиты и инвестируется в государственные ценные бумаги.




Прямое налогообложение расходов физических лиц на потребление


В теории налогообложения есть много вопросов, на которые наука сегодня еще не может дать однозначный исчерпывающий ответ. В первую очередь ожидают своего решения те вопросы, которые встают перед теоретиками, исследующими уравнение экономики «доходы – расходы». Суть его, как поясняет английский экономист Джек Харвей, заключается в том, что «в каждый данный момент расходы равны доходам», а поскольку «расходы одного человека становятся доходами другого, дохода не бывает без расходов». При анализе этого уравнения с точки зрения налогообложения ученые сталкиваются с необходимостью рассмотреть несколько принципиальных моментов: что именно должно облагаться налогом, с чего легче всего взимать налог, есть ли основания для налогообложения обеих взаимосвязанных частей названной пары?

Существуют доводы «за» и «против» в отношении взимания прямых налогов с доходов или же альтернативного налогообложения расходов. Впервые эту дилемму сформулировал и изучил последователь Д. Рикардо, главный идеолог либерального реформизма, считающийся последним представителем классической школы, Джон Стюарт Милль. Рассматривая соответствие налога на доходы граждан принципам налогообложения, он отметил, что «по сравнению с другими видами налогов подоходный налог, если бы он был добросовестно рассчитан на основе изложенных принципов, вызвал бы наименьшие нарекания с точки зрения справедливости. Возражение против введения такого налога заключается в том, что при существующем низком уровне общественной морали невозможно выявить размеры доходов, подлежащих налогообложению», и потому, как писал Дж. Милль, этот налог оказывается несправедливым в самом худшем значении этого слова, когда становится тяжелейшим бременем для самых сознательных плательщиков. Недобросовестным людям удается избежать уплаты большей части надлежащих сумм. Но несмотря на эти обстоятельства, практика пошла по пути прямого налогообложения именно доходов. Предваряя дальнейшее изложение, скажем, что прямое налогообложение расходов после нескольких неудачных попыток ныне существует, скорее, как форма теоретических разработок ученых, нежели реальный опыт.

В англоязычной экономической литературе используются термины «an expenditure tax» (налог на расходы) и «spending tax» (налог на издержки) в качестве синонимов. По этому поводу американский экономист Георг Брейк писал: «Базой налога на расходы является денежная оценка потребления лица. Потребление в этом контексте имеет то же значение, которое уже обсуждалось в связи с налогом на доход; оно касается расходов на жизнь налогоплательщика и его семьи. Хотя термин «расходы», они же «издержки», означает, что базой налога должна быть общая сумма денег, израсходованных на потребление, налог, как это обычно предлагается, исключает определенные классы расходов и включает элементы, отнюдь не являющиеся расходами. Базу налога пытаются, насколько это возможно, приблизить к денежной оценке потребления, осуществленного лицом в течение данного периода…».

Для украинской экономической мысли понятие «налог на расходы» – относительно новое и малоизученное. В отечественной литературе последних лет мы не встречали публикаций, посвященных его характеристике. Поэтому целью настоящей статьи является исследование экономической сущности прямого налога на расходы и освещение теоретических и практических аспектов его применения.

Исследуя практику налогообложения, большинство экономистов направляют свои усилия на поиск оптимальной формы прямого налога на доход, а также совершенствование косвенного налогообложения потребления (НДС, акцизный сбор, ввозная и вывозная пошлина и пр.). В этой связи следует упомянуть теоретические наработки зарубежных экономистов Дж.М. Бьюкенена, Дж.М. Кейнса, Н. Калдора, Дж.Б. Кларка, А. Маршалла, Дж.Э. Мида, Л. Ми-зеса, Ф. X. Найта, А.С. Пигу, Дж. Робинсон, Г. Саймонса. Дж. Харвея, Р.М. Хей-га, Дж.Р. Хикса, Г. Шанца, Й. Шумпетера и др. Труды украинских экономистов менее известны международной научной общественности, поскольку у нас эти вопросы начали изучаться относительно недавно. Значительные успехи в данном направлении связаны с именами Б. Губского, А. Даниленко, О. Василика, В. Вишневского, Т. Ефименко, И. Луниной, В. Пинзеника, А. Поддерегина, А. Соколовской, В. Суторминой, Ю. Тимошенко, В. Федосова, Л. Шаблистой и др. Однако до сих пор целостную теоретическую модель оптимальной формы налогообложения дохода украинские экономисты еще не выработали, потому что «познание налогов еще не приблизилось к пониманию их сущности, оставаясь на уровне описания формы проявления, которая в условиях незрелой демократии маскирует их глубинную природу».

По мнению Ричарда Гуди, «вера в то, что индивидуальный налог на доход является самым рациональным из всех налогов, возникла из убеждения, что он наилучшим образом гармонирует с возможностью уплаты. Чистый доход – такова мера способности лица управлять экономическими ресурсами, и, как интуитивно представляется, он должен быть хорошим индикатором возможности финансово помочь правительству. Налог на доход получил также одобрение благодаря тому, что он является прямым в том смысле, что, по ожиданиям законодателей, плательщик не сможет переложить эту обязанность на кого-то другого, к тому же приспособленным к дифференцированным ставкам. Прямой налог может учитывать семейные обстоятельства… и другие индивидуальные условия, что, можно сказать, невозможно по отношению к налогу с продажи или иному косвенному налогу, который взимается с производителей либо оптовых торговцев в ожидании, что они будут перекладывать его на покупателей». Анализируя последствия налогообложения дохода для экономики, Р. Гуди отметил, что такой налог преследует цель «изъять ресурсы из частного потребления и инвестиций для общественного использования. Налогообложение вызовет непреднамеренный эффект сокращения совокупного выпуска, если это сокращает инвестиции и препятствует труду». С этим выводом следует согласиться. Аналитики также признают, что, несмотря на название, ни «налог с дохода лица», ни «налог с корпоративного дохода» не являются в точности «налогами с дохода». Отклонения искажают налогообложение, нарушая справедливость и создавая препятствия для практики.

Трудности, связанные с введением справедливого налога на доход, по логике Дж. Милля, «вызвали к жизни идею о взимании твердой процентной ставки от затрат, а не от доходов». Автором этой идеи Дж. Милль называет Джона Ривенса, который в своей брошюре (Revans John. A Percentage Tax on Domestic Expenditure to supply the whole of the Public Revenue. Hatchard, 1847) утверждал, что «данные, сообщаемые о личных расходах, более достоверны, чем данные о доходах, ибо затраты по своей сути носят более явный характер по сравнению с доходами, и попытки ввести в заблуждение легко развенчиваются». По мнению Дж. Милля, Ривенс не мог достаточно точно выяснить, каким именно образом удается со стороны, по внешним признакам, с удовлетворительной достоверностью оценить размеры отдельных видов годовых расходов большей части семей. Единственная гарантия достоверности – все та же правдивость самих плательщиков, и нет никаких оснований полагать, что их декларации о расходах будут более достоверными, чем декларации о доходах. Поскольку затраты большинства людей складываются из намного большего числа статей, чем доходы, появится даже больше возможностей для утаивания и замалчивания подробностей расходов, чем это имеет место в отношении доходов.

Вместе с тем Дж. Милль соглашался с мнением, что, если бы можно было положиться на сознательность налогоплательщиков или принять достаточно действенные дополнительные меры к обеспечению достоверности налоговых деклараций, то самый подходящий способ исчисления подоходного налога – это учет той части доходов, которая тратится, и освобождение от налога средств, составляющих сбережения. Ведь сбереженные и инвестированные средства (а сбережения, как правило, инвестируются) будут со временем обложены налогом на сумму дохода, поступающего в виде процентов или прибыли, несмотря на то что они уже облагались налогом как часть основной суммы. При этом Дж. Милль подчеркивал, что, если сбережения не освобождаются от налогообложения, граждане вынуждены платить дважды налог на доход из накопленных средств и всего один раз – из суммы непосредственных расходов. Таким образом, Дж. Милль пришел к выводу, что налог должен быть пропорциональным не собственности, имеющейся у людей, а величине средств, которые они могут позволить себе израсходовать. Тот факт, что данный принцип не может последовательно осуществляться во всех случаях, не является основанием для его опровержения.

У Милля было немало единомышленников. Идею прямого налогообложения расходов физического лица на потребление разделяли А. Маршалл, А.С. Пигу, Н. Калдор, И. Фишер и др. Так, развивая подходы Дж. Милля касательно теории стоимости, основоположник Кембриджской школы А. Маршалл в своем труде «Справедливое распределение налогообложения» (1917) писал, что этот налог, должным образом дифференцированный, – лучше других форм налогообложения, прямого или косвенного; ученый отметил, что «путь к совершенствованию идеи нелегок, но яснее очерчен, нежели то, что касается… утопических целей».


Случайные файлы

Файл
165948.rtf
13349-1.rtf
27898-1.rtf
referat.doc
37851.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.