Философское мировоззрение А.И. Герцена (159709)

Посмотреть архив целиком

План


Введение

1. Антимещанская концепция Герцена

2. Истинный путь развития России Герцена

3. Славянофильство в трудах Герцена

Заключение

Литература


Введение


Фундаментом народничества Герцена было его антимещанство, с которым неразрывно был связан индивидуализм. Народничество Герцена (впоследствии мы увидим, что это относится и в народничеству вообще) было первым обширным и гармоничным построением русской мысли, опирающимся главным образом на антимещанство; кроме того, народничество было единственным мировоззрением, соединяющим в себе величайшую общественность с безусловным индивидуализмом, а следовательно, пытающуюся решить, сообразно с положением России середины 19 века, проблему индивидуализма. Фактически народничество решало эту проблему отождествлением понятий «личности» и «мужика», и решение это проходит красной нитью от Герцена до Михайловского. Михайловский впоследствии объяснил это решение самим характером русской жизни шестидесятых годов. Когда крестьянская реформа оставляла в тени все остальные; Герцен еще в своем письме к Миле («Русский народ и социализм», 1851 г) заявил, что «человек будущего России – мужик». Отсюда возникла вера в мужика, вера в не буржуазность и в антимещанство «крестьянского тулупа», противопоставляемая убеждению невозможности дальнейшего нормального развития западноевропейских. Мещанских обществ.

Целью нашей контрольной работы является рассмотрение положений «крестьянского социализма», имеющего место в работах А.И. Герцена.


1. Антимещанская концепция Герцена


Нельзя сказать, что Герцен полностью разделял взгляды социалистотв-утопистов. Мнение о грядущей быстрой гибели всех европейских государственных форм трудно ставить в пассив мировоззрению Герцена, ибо он в этом случае разделял ошибку со всеми социалистами той эпохи: не говоря о социалистах-утопистах вроде Фурье, уверенного, что в четыре года весь земной шар будет покрыт фаланстерами, достаточно указать на Маркса, предсказывавшего уже в семидесятых годах. Что обобществление орудий производства (а значит и гибель всех современных государственных форм Европы) совершится еще в Х1Х веке. Герцен допускал подобную победу западноевропейского социализма, но был до того глубоко убежден в мещанстве, как основе всего еврейского уклада, что высказал еретическую. мысль о том, что социализм. Оставшись победителем на поле битвы, неизбежно сам выродится в мещанство: «социализм разовьется во всех фазах своих до крайних последствий, до нелепостей. Тогда снова вырвется из титанической груди революционного меньшинства крик отрицания и снова начнется смертная борьба, в которой социализм займет место нынешнего консерватизма»(«С того берега», гл. 4)1. Эту мысль о потенциальном мещанстве социализма уразумело только поколение русской интеллигенции начала ХХ века, так что в этом случае Герцен на 50 лет опередил свое время. Если же социализм не победит, то по мысли Герцена вся Европа «кристаллизуется», успокоится в мещанстве - и это будет своего рода концом европейской истории.

Но Герцен не остановился на таком пессимизме, он перешагнул через него, для чего и начал с вер в Россию. «Социология должна начать с некоторой утопии», сказал однажды Михайловский; задолго до него эту мысль высказал Герцен: «Общие места, планы, теории утопии должны предшествовать работе исполнения, общественной перестройке». («Колокол», 15 января 1859 года)2 Мы знаем, что Герцен начал с утопии – с веры в возможность особого пути развития России, с веры в антимещанство и в не буржуазность «крестьянского тулупа», всего русского народа; буржуазию, которую он так ненавидел, он не считал жизнеспособной в среде этого народа характерно антимещанского, хотя и предвидел ее возможность в пореформенной России: последнее типично не только для Герцена, но и для народничества вообще.

Однако, несмотря на это, Герцен не впал в основную ошибку славянофильства, не смешал народ с «нацией». А наоборот впервые сделал попытку разграничить их; вслед за Марксом, но вполне независимо от него Герцен указывает, что прогрессивное увеличение «национального богатства» Англии приводит английский народ к все большему и большему голоду («Роберт Оуэн»): следовательно, Герцен уже сознавал не только не тождественность, что часто и взаимную противоположность интересов нации и народа. Впоследствии Чернышевский и Михайловский подробно развили и обосновали этот основное положение народничества, описанное еще у Радищева и у декабристов; у Герцена оно было только мимолетным выражением убеждения возможности особого пути развития России. Этот путь развития должен быть таков, чтобы ариадниной нитью его служили интересы народа, а не нации; более конкретно это выражалось в мировоззрении Герцена требованием примата социальных реформ над политическими – это краеугольный камень всего русского народничества.

В своей ненависти к мещанству Западной Европы Герцен считал устарелыми, типично мещанскими и обреченными на погибель все выработанные западноевропейской культурой политические формы. Прежде всего всякая государственность является построенной на отживших, окаменелых понятиях и нормах римского права. Что такое рожденное западом уголовное право? – Теория мести! Уголовный суд? – Фильтрованная инквизиция — Все это этически отжило, разрушилось и только искусственно поддерживается, как пролежавшая три тысячелетия в земле мумия: "Государство с римскими понятиями, основанными на поглощении личности обществом, на религии собственности... — такое государство не может ничего оставить потомству, кроме своего трупа" ("Старый мир и Россия", письмо первое). Армия, суд, полиция в середине, голод и невежество внизу, отвлеченная мысль социализма на вершине — "этот half and halр и есть мещанское государство", — подчеркивает Герцен в другом месте ("Письма к противнику", 1864). Примириться с этим государством нельзя, стремиться выйти из него — необходимо: "Знаем ли мы, как выйти из мещанского государства в государство народное или нет, — все же мы имеем право считать мещанское государство односторонним развитием, уродством" ("Концы и начала", письмо второе). Отсюда вывод один: западноевропейское государство неспособно к дальнейшему развитию и, как пережившая сама себя форма, подлежит упразднению. "Совместны ли вообще разумное сознание и нравственная независимость с государственным бытом?" — подчеркивает сам Герцен свой вопрос ("Роберт Оуэн", гл. II)3 и отвечает на него отрицательно. Этот вывод роднит по настроению народничество с анархизмом.


2. Истинный путь развития России Герцена


В философию истории Герцена уже тогда входили на равных три громадных материка, которые во многом должны определить характер будущего,— это Россия, Европа и Северная Америка. Последняя находилась накануне раскола на Южные и Северные штаты, но само развитие в ней подтверждало опасения, что Америка является всего лишь продолжением Европы.

Однако в своих прогнозах относительно юной и агрессивно распространяющейся на Запад, к Тихому океану, республики Герцен еще достаточно осторожен.

«Как Америка будет относиться к социальным стремлениям — трудно сказать; дух товарищества, ассоциаций, предприятий сообща чрезвычайно в ней развит; но ни одного общего владения, ни нашей артели, ни сельской общины нет; личность соединяется с другими только на известное дело, вне которого ревниво отстаивает полнейшую независимость »4.

И.С. Тургенев, к которому были обращены слова Герцена о неспособности Европы к новым формам жизни, принимал эти утверждения с явным недоверием. А убежденность его друга, что именно мужицкая Русь скажет миру новое слово, вызывала у него порой и раздражение. Много тонких, замечательных мыслей разбросано в статьях Герцена о западной цивилизации, сковывавшей европейского жителя, ставящей его в определенные рамки, которые ему трудно переступить. Тургеневу, называвшему себя европейцем по преимуществу, это близко и понятно. Согласен он и с тем, что Европа плохо знает Россию, однако той обетованной земли, которую чаял найти в ней Герцен, он что-то не видел. Каждый приезд в Россию после окончания Крымской войны убеждал его, что вся страна находится в брожении, растет нищета, голод или «недород», как осторожно выражается начальство, переходят из одной губернии в другую. Правда, весть о скором освобождении, о долгожданной «воле» вызывала иллюзии и какие-то смутные надежды на лучшее будущее. И он, возможно, с интересом вчитывался в герценовские «вариации на старые темы», которые обращены к нему, являясь отзвуком споров, происходивших между ними во время встречи в Лондоне.

«У нас нигде,— убеждал его Герцен,— нет этих наглухо заколоченных предрассудков, которые у западного человека как параличом отбивают половину органов. В основе народной жизни лежит сельская община — с разделением полей, с коммунистическим владением землею, с выборным управлением, с правомерностью каждого работника (тягла). Все это находится в состоянии подавленном, искаженном,— соглашается он на возражения Тургенева,— но все это живо и пережило худшую эпоху»5. Что это означает? Это означает только то, что разгадка будущего таится в серой и мякинной Руси, в тех полуразоренных селах, в которых уже сейчас появился новый хозяин — кулак, описанный еще в «Постоялом дворе», в тех деревнях, которые регулярно выгорают от пожара и жители которых бегут в поисках лучшей доли на южные или восточные окраины страны.


Случайные файлы

Файл
3270-1.rtf
101189.rtf
138106.rtf
83628.rtf
68896.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.