Философия как тип мировоззрения (159035)

Посмотреть архив целиком

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ


СЫКТЫВКАРСКИЙ ЛЕСНОЙ ИНСТИТУТ (ФИЛИАЛ)

САНКТ – ПЕТЕРБУРГСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ

ЛЕСОТЕХНИЧЕСКОЙ АКАДЕМИИ им. С.М.КИРОВА

ФАКУЛЬТЕТ ЗАОЧНОГО ОБУЧЕНИЯ





КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА

По дисциплине: Философия

На тему: Философия как тип мировоззрения




Выполнила:

Артеева Майя Ивановна,

студентка ФЗО МО (бюджет),

4 курс.

Шифр:060481

Проверил:

Сычёв Л.А.







Сыктывкар 2009


Содержание


Введение

1. Предмет и природа философского знания

2. Что есть философия?

Заключение

Список использованной литературы



Введение


Философия, как и религия, есть форма общественного сознания. Подобно религии, она представляет собой мировоззрение, т. е. имеет в центре своего проблемного поля вопрос об отношении человека и мира. Она есть система взглядов на мир в целом и на отношение человека к этому миру. Различаются они содержательно – в трактовке мира в целом, его основы, первоначала, а также в средствах постижения своего объекта. Если в религии на первом плане находится вера, то в философии, несмотря на многообразие ее средств постижения реальности, ведущим средством являются методы рационального познания. В. И. Вернадский отмечал: "Философия всегда основана на разуме"; "Размышление и углубленное проникновение в аппарат размышления – разум неизбежно входит в философскую работу. Для философии разум есть верховный судья; законы разума определяют ее суждения". Одно из определений философии таково: философия – это наиболее систематизированное, максимально рационализированное мировоззрение своей эпохи. В данном определении выражено ведущее начало философского знания под углом зрения средств освоения действительности.

В данной контрольной работе рассматривается предмет и природа философского знания, а также раскрывается ответ на вопрос – что есть философия?


1. Предмет и природа философского знания


Система «человек — мир» является объектом когнитивной рефлексии самых различных форм мировоззрения: специализированных (мифология, религия, философия, искусство и др.) и неспециализированных (обыденное познание). При этом необходимо с самого начала подчеркнуть, что понятия «человек» и «мир» включены в эмпирический, обыденный язык, а сама мировоззренческая связка «человек, мир, отношение человека к миру» обладает такими уникальными свойствами, как универсальность (эмпирическая всеобщность) и абсолютная полнота. Вместе с тем очевидно и то, что каждая из упомянутых форм мировоззрения рассматривает эту связку под особым углом зрения, абстрагируя, выделяя в ней (конструируя в конечном счете) свой специфический предмет. Последний, как известно, всегда есть не что иное, как результат применения к объекту вполне определенных средств его познания. Содержание предмета в равной степени зависит как от объекта (О), так и от средств его анализа (А), поэтому является всегда функцией от двух аргументов: П (О, А). Изменение средств анализа, познавательного горизонта исследования неизбежно сказывается и на изменении содержания предмета. Вот почему вопрос о выборе методов, средств познания того или иного объекта — это не только чисто гносеологический, но и в существенной степени онтологический вопрос.

Необходимо иметь в виду не только различие предметов основных форм мировоззрения по отношению к единому для них тотальному объекту «человек — мир», но и их различие в предметном видении каждого компонента этой системы: 1) «человек», 2) «мир», 3) «отношение человека к миру». Любая из этих ком­понент также представляет собой по своим возможным и действительным свойствам сверхсложную систему и является объектом конструирования не только различных форм мировоззрения, но и огромного количества других направлений, дисциплин, теорий научного и вненаучного характера. И совсем нетривиальными представляются проблемы предметной специфики и демаркации именно философского понимания «мира», «человека», «отношения человека к миру» в отличие от соответствующего «видения» этих объектов, с одной стороны, в различных науках, с другой — в различных нефилософских формах мировоззрения, т.е. имеет место существенно разное понимание «мира» не только в философии, но и в мифологии, и в частных науках. «Мир» физика (физическая реальность) отличен и от «мира» химика (химическая реальность), и от «мира» философа (философская онтология), равно как и «человек» биолога (биологическая антропология) отличается от «человека» психолога (психическая реальность) и философа (философская антропология), не говоря уже об отличии их всех от «мира» и «человека» в мифологии, религии и искусстве. Итак, экстенсивно, по тотальности объекта исследования, философия, как и любая другая форма мировоззрения, является знанием о всеобщем. Философская же всеобщность означает полагание, конструирование сознанием (мышлением) универсальных свойств, отношений уже в самой системе «человек — мир» в целом и отдельно в каждом из трех ее компонентов в частности. Эту задачу философия стала сознательно ставить перед собой с самого начала своего возникновения, сохранив эту познавательную интенцию на всем протяжении своего длительного исторического существования и развития. Именно поиск этого «интенсивного» всеобщего и формулирование различных его когнитивных моделей и был терминологически закреплен в позитивном понимании философии как «метафизики». «Метафизика» была и остается сущностью и ядром философии. Можно сказать еще более определенно: без философии как «метафизики» нет и не может быть философии вообще.

Другим не менее важным предварительным условием четкого определения предмета философии является рассмотрение вопроса о том, в каком смысле философия может быть и является «теоретической» формой мировоззрения в отличие от его других форм. Дело в том, что понятие «теоретический» является весьма многозначным. Это связано с тем, что когнитивными антиподами «теоретического» выступают существенно различные понятия — такие, как «практический», «эмпирический», «чувственный», «нерефлексивный», «коммуникативный» и др., которые в свою очередь также отличаются большим семантическим разнообразием. Очевидно, что философствование — это прежде всего деятельность разума, а отнюдь не констатация, суммирование чувствен­ного, эмпирического, практического или мистического опыта. В этом отношении философия с самого начала своего существования (особенно у греков) противопоставила себя обыденному и практическому сознанию как имеющая своим источником мышление, оперирующее не чувственными образами, а общими понятиями и имеющее свою внутреннюю цель — постижение универсальной вневременной объективной истины о мире, принципиально выходящей за рамки конкретно-исторических, социальных и практических потребностей и интересов. У греков термин «теория» понимался именно как «созерцание», как «незаинтересованное», социально и практически неангажированное видение разумом объективной истины, как результат «умозрения», которое в отличие от чувственного познания и практической деятельности не сковано узами «здесь» и «теперь», единичного и особенного, способных быть источником лишь партикулярных, частных истин. Конечно, такая оценка возможностей мышления, положенная в основу оправдания философии как особого мировоззренческого проекта, не могла появиться раньше, чем само мышление в ходе антропогенеза достигло достаточно высокой степени зрелости. О высоком уровне развития мышления к VII в. до н.э., времени формирования философии, свидетельствовали большие достижения древней пранауки (особенно в лоне вавилоно-шумерской, египетской, индийской и китайской цивилизации). Теоретизирование как имманентный способ философствования означает не просто мыслительную, а рефлексивную мыслительную деятельность, т.е. способность мышления познавать и контролировать себя в качестве особого предмета, процесса и результата (знание). И наконец «теоретизирование» с самого начала (пусть не всегда в явной форме) означало такой тип мышления, которое было способно не только к понятийному абстрагированию, анализу и обобщению данных чувственного опыта, но и к конструктивному полаганию (творчеству) вводимых мышлением идеальных объектов, их свойств и отношений («чистых сущностей»). Последние, как хорошо осознавали уже древние философы (Парменид, Платон и др.), принципиально не могли быть даны в чувственном опыте самом по себе. О таком понимании «теоретизирования», его задач и возможностей убедительно свидетельствует сознательная, целенаправленная и успешно реализованная в течение 300 лет древнегреческими математиками и философами программа построения геометрии как теоретической науки. Последняя радикально отличалась по способу своего бытия от предшествовавшей ей (восточной) геометрии, бывшей одной из разновидностей когнитивного «техно» («искусством измерения»), а не доказательной системой знания о свойствах и отношениях идеальных геометрических форм, какой она предстала в «Началах» Евклида. Реализовавшиеся в геометрии поразительные творческие возможности теоретического доказательного мышления настолько укрепили веру древних античных философов в познавательную мощь мышления как средства достижения истины, что они окончательно сделали выбор в его пользу и для построения истинного мировоззрения, достижения высшей мудрости о мире, человеке и об истинном (а значит, и должном) отношении человека к миру. Не случайно девизом платоновской Академии стало изречение: «Не знающий геометрии да не входит сюда!». Казалось, что ставка на разум как на имманентный для философии и единственно эффективный для нее метод решения мировоззренческих проблем сделана окончательно и бесповоротно.


Случайные файлы

Файл
140851.doc
138103.rtf
29600-1.rtf
183466.rtf
ZAZ-968M.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.