Возникновение и развитие неопозитивизма (158174)

Посмотреть архив целиком

План


1. Дедуктивно-аксиоматическое построение логики (Б. Рассел)

2. Критерии научности: критерий верифицируемости, критерий фальсифицируемости

3. Соотношение знания и языка науки в работах Л. Витгенштейна

4. Проблема разделения науки и не-науки (Карл Поппер)

Список использованной литературы


1. Дедуктивно-аксиоматическое построение логики (Б. Рассел)


Именно Б. Рассел был одним из ученых, разработавших ту логическую технику, которой воспользовались неопозитивисты, к Расселу восходит и идея сведения философии к логическому анализу. А пришел он к ней в результате исследований логических оснований математики и математической логики. Объявив, что «подлинно философские» проблемы «все сводятся к проблемам логики», в 10-е гг. он сосредоточил свои усилия на анализе логической структуры языка. Задача философии, по Расселу, заключается не в том, чтобы открывать факты или строить обобщения о фактах, а в том, чтобы подвергнуть логическому анализу высказывания науки; тем самым обеспечивая прояснение знания. Повседневный язык не годится для науки и философии, так как в нем много неясностей и двусмысленностей. Поэтому нужно обратиться к искусственному языку, который следует организовать на основе логики.

Рассел видит задачу философии в логическом анализе научного знания.

Содержанием нашего знания, согласно Расселу, являются факты текущего опыта, свидетельства других лиц и принципы науки. Эта «масса» обычного знания должна быть подвергнута философскому, логическому анализу, чтобы выявить структуру науки, компонентами которой являются простые (атомарные) факты, зафиксированные в элементарных (атомарных) предложениях. Элементарные предложения фиксируют чувственные данные; именно чувственные данные становятся логическими «атомами» для построения картины мира. Элементарные предложения взаимонезависимы. Математика и логика, используемые в организации научного знания, трактуются как априорные науки, не зависящие от структуры мира.



2. Критерии научности: критерий верифицируемости, критерий фальсифицируемости


Верификация – это проверка предложений науки с точки зрения их осмысленности. В 1929 г. Венский кружок принял тезис о том, что значением предложения является метод его верификации. В результате верификации устанавливается осмысленность, истинность или ложность предложений.

Проведение этого принципа оказалось чреватыми непреодолимыми трудностями.

Во-первых, непонятная природа самого принципа верификации. Этот принцип, конечно. Не тавтология, но в то же время и не высказывание о фактах. Априорным он быть не может, так как нет синтетических суждений априори. Но тогда это значит, согласно самой логике неопозитивизма. Он должен быть бессмысленным. Логические позитивисты долго бились над этой трудностью, пытаясь найти сколько-нибудь удовлетворительный ответ. В частности, они предложили считать принцип верификации не предложением в обычном смысле слова. Но предписанием, правилом поведения, рецептом. Но позитивистская схема научного знания не предусматривает таких рецептов, в ней нет для них места.

Пытаясь ответить на этот вопрос, логические позитивисты не могли избежать фактического признания того, что принцип верификации имеет конвенциальный характер, т.е. принимается просто на основе условного соглашения. Сами они пришли к нему, по-видимому, совершенно интуитивно, но когда потребовалось представить более строгое обоснование, его не удалось найти.

Во-вторых, оказалось, что если мы примем принцип верификации, то мы должны признать бессмысленными не только метафизические предложения, но и многие предложения науки и здравого смысла.

Потом Карл Поппер попытался заменить принцип верификации принципом фальсификации. Этот принцип позже лег в основу критического рационализма Поппера, его концепции развития научного знания. Идея состояла в том, что научное предложение. А далее и научная теория, всегда утверждают нечто вполне определенное, а не что угодно. Они утверждают некоторые факты и исключают какие-то другие. Они утверждают, что одни факты могут иметь место, а другие не могут. Ни отдельное утверждение науки, ни научная теория не могут принимать все факты. А раз так, то всегда имеется принципиальная возможность того, что какие-то факты будут несовместимы с данным утверждением или данной теорией, т.е. их опровергнут, или фальсифицируют. Это значит, что можно представить себе такое положение дел, при котором научная теория окажется неверной. Это не значит, что такая ситуация действительно будет иметь место, но лишь то, что в принципе она возможна, что можно поставить соответствующий мысленный эксперимент


3. Соотношение знания и языка в работах Л. Витгенштейна


Второй основной формой неопозитивизма был так называемый лингвистический позитивизм. Если логические позитивисты занимались анализом языка науки, обращая особое внимание на формализованные языки, но лингвистические философы обратились к обыденному, естественному языку, делая упор на прагматический аспект языка.

Витгенштейн приходит к выводу о том, что невозможно найти действительно элементарные предложения. Простое всегда относительно. Невозможен и «идеальный» язык, где были бы однозначные слова; различные слова означают различные объекты, а предложения описывают факты или положение дел. Витгенштейн предлагает заняться анализом обычного разговорного языка. При этом Витгенштейн и его последователи считали, что функционирование естественного языка нельзя описать с помощью какой-то единой теории.

Центральное понятие философской концепции Витгенштейна – языковая игра и ее правила, принятые данным обществом.

Слова естественного языка рассматриваются как инструменты для целей общения. Каждое словоупотребление имеет свои правила. Витгенштейн сравнивает использование языка с играми, которые приходят по определенным правилам. Существует много игр, и можно изобрести все новые и новые игры. Подобно этому естественные языки допускают возможность бесконечно большого множества языковых игр. Эти языковые игры (употребление языка) возникают естественно; их правила устанавливаются и изменяются в соответствии с требованиями жизни людей. Чем разнообразнее жизнь, тем разнообразнее средства общения и, следовательно, употребления языка.

Витгенштей говорил, что «значение слова есть его употребление в языке». Выяснить способ употребления слова – значит выяснить значение слова. Но существует много способов употребления слова.

Витгенштей считает, что в речи, особенно когда употребляются абстрактные понятия, мы часто ошибаемся, ложно истолковываем сказанное собеседником, полагая, что он играет в ту же языковую игру, что и мы, тогда как его «игра» иная. Таким образом, нельзя смешивать различные употребления слов, различные «лингвистические игры».

Философские затруднения возникают именно на этой основе. Философы не понимают, что язык имеет множество различных употреблений, и смешивают их, что приводит к философским проблемам. Отсюда вытекает понимание задач философии. Поскольку философские проблемы возникают вследствие неправильного использования языка, нужно прояснить и детально описать способы употребления слов и выражений, изучить «языковые игры».

Кроме того, лингвистические позитивисты отмечают, что причиной заблуждения может быть сама структура языка, которая допускает парадоксальные предложения. Философия должна выявить эти ситуации, предостерегать от «выражений, систематически вводящих в заблуждение». Задачей философа является прояснение употреблений слов и выражений, описание тех инструментальных функций, которые они выполняют в данном контексте. При этом, по мнению лингвистических позитивистов, не существует каких-то четко фиксированных методов и процедур анализа.

Традиционная философия с точки зрения лингвистической философии есть нечто, напоминающее патологию языка: философские проблемы возникают из-за непонимания другими людьми того, что они участвуют в различных языковых «играх». Вся традиционная философия – непрерывный ряд словесных ошибок. И в тот счастливый момент, когда лингвистические философы начинают исследовать фактическое употребление языка, решением философских проблем оказывается их исчезновение.

Хотя лингвистическая философия на словах отказывается от разработки теорий, однако в ее рамках предлагаются различные концепции роли языка, реформы языка и т.п.

Приобрела известность концепция языка как определяющего фактора общественной жизни и образа наших мыслей. В рамках этой концепции утверждается, что можно по-разному воспринимать и структурировать мир, и язык, который мы усваиваем с детства, определяет особый способ видения и структурирования мира. Отсюда следует, что люди, говорящие на разных языках, с разной грамматической структурой. По-разному постигают и воспринимают мир (гипотеза лингвистической относительности), а также положение о том, что различия в результатах познавательных процессов определяются языком (лингвистический детерминизм).

При анализе так называемой семантической проблемы (проблемы значения слова) лингвистические философы тяготеют к тому, чтобы понимать под значением слов не объекты с их свойствами и отношениями, а ощущения человека. В этой связи развивалась номиналистическая концепция неправомерности использования в языке абстракций; утверждалось, что всякое общее имя следует низвести до обозначения им индивидуальных «объектов опыта».


Случайные файлы

Файл
124574.rtf
83215.rtf
34554.rtf
60697.rtf
161699.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.