Лекция П. Бурдье о социальном пространстве и символической власти (143116)

Посмотреть архив целиком

Институт экономики и управления в медицине и социальной сфере







Контрольная работа 1

Наименование дисциплины:

Социально-историческая антропология

Специальность:

Социальная работа

Вариант 8





Зуй Елена Владимировна

Рецензент: Рожков А.Ю.



Содержание


Введение

1. Краткое изложение лекции П. Бурдье о социальном пространстве и символической власти

1.1 Биография французского социолога П. Бурдье

1.2 Пьер Бурдье о социальной реальности и социальном пространстве

1.3 Государство как обладатель символической власти

2. Понятие нарративного анализа

3. Определение термина «интеракция»

Заключение

Список использованных источников



Введение


Целью контрольной работы является изучение и анализ лекции Пьера Бурдье (1930 — 2002) — известного французского социолога и политолога, прочитанной в Университете Сан Диего в марте 1986 года. Речь идет о социальном пространстве и символической власти, а также теоретических принципах, лежащих в основе исследования, результаты которого изложены в работе «Различение. Социальная критика суждений» (1979). А также целью контрольной работы является раскрытие понятия «нарративный анализ», и определение термина «интеракция».

Достижение поставленной цели предусматривает постановку и решение следующих задач:

- изложить краткую биографическую характеристику Пьера Бурдье;

- выявить, что такое социальная реальность, установить каким образом она связана с социальным пространством, и какое место занимает в нём;

- выяснить, каким образом П. Бурдье определяет символическую власть, как государство представлено монопольным обладателем символической власти;

- раскрыть понятие нарративного анализа, дать характеристику его моделям;

- дать определение термину «интеракция».


1. Краткое изложение лекции П. Бурдье о социальном пространстве и символической власти.


1.1 Биография французского социолога П. Бурдье


Пьер Бурдьё (1930 г. р.) — один из крупнейших французских социологов. Его профессиональная биография складывалась как постепенное восхождение к вершинам социологического Олимпа, к широкому его признанию научной общественностью и формированию отдельного социологического течения, называемого «школой Бурдьё».

Закончив в 1955 г. Высшую педагогическую школу (Ecole normale supérieure) по специальности «философия» (учителями Бурдьё были Альтюссер и Фуко), он начал преподавать философию в лицее небольшого города Мулен, но в 1958 г. уехал в Алжир, где продолжил преподавательскую работу и начал исследования как социолог. Именно Алжиру, алжирским трудящимся и мелким предпринимателям посвящены его первые опубликованные социологические труды: «Социология Алжира» (1961), «Труд и трудящиеся в Алжире» (1964). Затем последовал переезд вначале в Лилль, а потом в Париж, где в 1964 г. Бурдьё стал директором-исследователем в Высшей практической исследовательской школе (Ecole pratique des hautes études). В 1975 г. он основал и возглавил Центр европейской социологии, имеющий обширные международные научные контакты и программы, а также журнал «Ученые труды в социальных науках» («Actes de la recherche en sciences sociales»), который в настоящее время является, наряду с «Французским социологическим журналом» («Revue française de sociologie»), одним из ведущих социологических журналов Франции [1].



1.2 Пьер Бурдье о социальной реальности и социальном пространстве


В начале своей лекции Бурдье говорит о социальной реальности, которая представляет собой «сеть невидимых связей, образующих пространство, складывающееся из внешних по отношению друг к другу позиций, характеризующихся соотношением друг с другом, - близостью, соседством или удаленностью, - а также взаимным расположением в пространстве относительно друг друга - выше или нижестоящим, промежуточным или срединным». А также автор выносит противопоставление, и считает его предопределение постоянной и важнейшей задачей своей работы. С одной стороны встают объективные структуры, которые воссоздают социологи, работающие в русле объективизма и потому равнодушные к субъективным представлениям действующих индивидов, составляют основу субъективных представлений и образуют структурные рамки, влияющие на взаимодействие субъектов; с другой стороны, субъективные представления также следует иметь в виду при исследовании повседневных индивидуальных и коллективных действий, направленных на трансформацию или сохранение указанных структур. Это означает, что объективизм и субъективизм находятся в диалектической взаимосвязи и что субъективизм, вопреки его внешней близости к интеракционизму или этнометодологическому анализу, качественно отличается от них: представления рассматриваются как таковые и связываются с позициями соответствующих субъектов в структуре.

В дальнейшем, говоря уже непосредственно о социальном пространстве П. Бурдье отмечает схожесть социального пространства с географическим, разделённым на регионы. Но в социальном пространстве можно обнаружить следующую закономерность: чем ближе позиции субъектов, групп или институтов, тем больше у них общего, и наоборот.

Теоретически степень удаленности в пространстве совпадает с социальными дистанциями. В действительности это не совсем так. Верно, что практически повсеместно наблюдается тенденция к обособлению: субъекты, занимающие близкие позиции в социальном пространстве, стремятся сблизиться — по собственному желанию или по необходимости — ив физическом пространстве. Вместе с тем субъекты, занимающие в социальном пространстве удаленные друг от друга позиции, также могут взаимодействовать в физическом пространстве, хотя бы кратковременно и непостоянно.

Автор делает акцент на том, что в социальном пространстве существуют субъекты, которые занимают определённые позиции, причём, субъекты, занимающие более высокие позиции в объективной иерархии социального пространства, символически отрицают существование социальных дистанций, от чего последние, конечно, не исчезают. Чисто символически отрицая существование дистанций, эти субъекты завоевывают одобрение окружающих. «Субъекты могут извлекать преимущества как из признания объективно существующих дистанций, так и из их условного преодоления. Во втором случае они признают ее, используя прием чисто символического отрицания». Далее автор поясняет, какую именно роль играют позиции в социальном пространстве: «позиции, подобно козырям в карточной игре, имеют или могут приобрести активный и эффективный характер в состязании за присвоение ограниченных благ, которыми располагает социальный универсум. Как показали мои эмпирические исследования, существуют следующие основные типы социальной власти: экономический капитал в различных его формах, культурный капитал и символический капитал, в роли которого могут выступать все признанные легитимными виды капитала. Субъекты располагаются в социальном пространстве в соответствии, во-первых, с суммарным объемом принадлежащих им различных видов капитала, а во-вторых, сообразно с его структурой, то есть соотношением различных видов капитала (экономического и культурного) в общем его объеме».

П. Бурдье опасается неверных толкований своих рассуждений, поскольку гипотетические классы воспринимаются как реальные социальные группы. Такой реалистический подход объективно обусловлен самим устройством социального пространства, где у субъектов, занимающих сходные или близкие позиции, обнаруживается совпадение условий жизни, взглядов, интересов, установок, что обусловливает единообразие их практической деятельности.

Исходя из этого, автор предлагает решить политическую задачу формирования социальных классов как «корпоративных групп», то есть устойчивых общностей, обладающих постоянными органами представительства, собственными названиями и так далее, можно наиболее успешно, если объединять и группировать людей, занимающих близкие позиции в социальном пространстве (и тем самым относящихся к одному гипотетическому классу). Понятие социального пространства позволяет преодолеть альтернативу номинализма и реализма при анализе социальных классов.

Автор учитывает, что социальное пространство сконструировано; он понимает, что любая точка зрения, как показывает само это словосочетание, — это взгляд с определенной точки, то есть с определенной позиции, в рамках социального пространства.

Опираясь на факты, приведённые ранее, П. Бурдье формулирует представление социального пространства: «это систематизированное пересечение связей, объединяющих субъектов, обладающих общими признаками. Например, люди, привыкшие пить шампанское, противостоят тем, кто пьет виски, а последние, хотя и в другом смысле, противостоят тем, кто пьет красное вино; но те, кто пьет шампанское, чаще, чем пьющие виски, и еще чаще, чем пьющие красное вино, будут отличаться тем, что они имеют антикварную мебель, играют в гольф, занимаются верховой ездой и ходят в театры на легкие комедии. В реальной жизни эти характерные признаки, когда они осознаются субъектами, мыслящими в категориях восприятия, выполняют роль символов, положительных или отрицательных отличительных черт, и это происходит непроизвольно и непреднамеренно, независимо от стремления к демонстративному потреблению. Иными словами, социальный мир, в котором существует дифференциация характерных признаков, объективно является организованной по законам дифференциации символической системой. Социальное пространство обладает способностью функционировать как символическое пространство жизненных стилей и статусных групп, характеризующихся различным стилем жизни» [2].


Случайные файлы

Файл
85402.rtf
98577.doc
referat_nic1.doc
93439.rtf
18957-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.