Социология молодежи (142458)

Посмотреть архив целиком

3



Содержание


Введение 2

Глава 1. О предмете социологии молодежи 4

Глава 2. Социальное развитие молодежи 9

Глава 3. Современная молодежная политика 11

Заключение 16

Список использованной литературы 17




Введение


Одна из актуальных отраслей современной социологии - социология молодежи. Эта тема очень сложна и включает в себя целый ряд аспектов: это и возрастные психологические особенности, и социологические проблемы воспитания и образования, влияние семьи и коллектива и целый ряд других. Особенно остро проблема молодежи и ее роли в общественной жизни стоит в постперестроечной России. Системный кризис, затронувший социальную структуру общества с началом перестройки и усугубившийся в связи с распадом СССР и переходом к рыночной экономике, закономерно привел к смене социальных ориентиров, переоценке традиционных ценностей. Конкуренция на уровне массового сознания советских, национальных и так называемых «западных» ценностей не могла не привести население в состояние растерянности, непосредственным образом повлиявшее на ценностный мир молодежи, крайне противоречивый и хаотичный. [2, c. 48-56]

Жизненные ценности сегодняшней молодёжи определяют образ нашего “завтра”, поэтому актуальность темы не ставится под сомнение. Выяснить, каковы же эти ценности и под влиянием чего они формируются, - вот задача данной работы. Целью исследования является изучение темы с точки зрения отечественных исследований по сходной проблематике.

Работа имеет традиционную структуру и включает в себя введение, основную часть, состоящую из 2 глав, заключение и библиографический список. Во введении обоснована актуальность выбора темы, поставлены цель и задачи исследования, охарактеризованы методы исследования и источники информации. Глава первая раскрывает суть предмета социологии молодежи.

Во второй главе, социальное развитие молодежи, рассматривается как объективный и вместе с тем регулируемый процесс взаимодействия количественных и качественных изменений, претерпеваемых молодым поколением по мере становления субъектом общественного производства и общественной жизни, отражающий основные цели социального прогресса. В третьей главе рассмотрены общие подходы к выработке новых критериев. Они представляются как некие предварительные условия для достижения своеобразного консенсуса между обществом и молодежью по поводу ее развития и в самом общем виде определяются перспективами модернизации России.

В основном материал, изложенный в учебной литературе, носит общий характер, а в многочисленных монографиях по данной тематике рассмотрены более узкие вопросы «Социология молодежи». Однако требуется учет современных условий при исследовании проблематики обозначенной темы.



Глава 1. О предмете социологии молодежи


Социология молодежи очень тесно связана с отраслевыми социологиями, это и военная социология, социология воспитания, города, искусства, культуры, личности, права, религии, свободного времени, труда и т.д.

Поэтому проблемы молодежи исследуются как в контексте всего общества, его основных характеристик, структурных сдвигов и изменений, так и дифференцировано - как особой социальной группы, с присущими ей признаками и свойствами. Следует заметить, что проблемы молодежи России во многом связаны и с теми объективными процессами, которые протекают в современном мире: урбанизацией, повышением удельного веса в обществе пенсионеров, лиц преклонного возраста, сокращением рождаемости и т. д. Но вместе с тем молодежные проблемы в России имеют и свою специфику, опосредованы российской действительностью во всей полноте, той политикой, которая проводилась по отношению к молодежи.

Выделение "социологии молодежи" в отдельную отрасль социологии относится ко времени "молодежной революции" 60-х гг., приведшей к росту внимания к молодежным проблемам, конфликту поколений и роли молодежи в социальных изменениях. Основной причиной утверждения социологии молодежи является увеличение переходного периода от детства к взрослости, что, в свою очередь, связано с усложнением разделения труда и производственных процессов. Другим важным фактором появления молодежи оказалось разделение дома и работы. Таким образом, в рассматриваемый период времени образовательные функции переходят от семьи - как традиционного носителя к школе. Это говорит о том, что исторически и социологически молодежь как социальная группа оказывается продуктом изменения взаимоотношений между семьей, школой и работой. [8, c.23-28]

По поводу определения молодежи, критериев выделения в самостоятельную социальную категорию, возрастных групп ведется давняя полемика между учеными. Существуют разные подходы к предмету изучения - с позиции социологов, психологов, физиологов, демографов, а также классификационные традиции, сформировавшиеся в тех или иных научных школах. Известную роль играют идеологические факторы, так как молодежь всегда была на острие политической борьбы. Важнейшими группообразующими признаками тут большинство авторов признает возрастные характеристики и связанные с ними общественный статус, а также проистекающие из того и другого социально-психологические свойства.

Социология молодежи как отрасль социологической науки исследует свой предмет во всей его целостности, с точки зрения положения в социальной структуре, форм проявления и механизмов действия закономерностей функционального развития. Социология молодежи как наука выстраивается на трех взаимосвязанных уровнях:

1) общеметодологическом, основанном на подходе к познанию молодежи как общественного феномена;

2) специально-теоретическом, раскрывающем специфику, структуру молодежи как социально-демографической группы, особенности ее сознания и поведения, возрастную и социально-психологическую специфику образа жизни, динамику ценностных ориентации;

3) эмпирическом, анализирующем на основе социологических исследований конкретные факты в различных сферах жизни. [11, c. 12-17]

Будучи относительно самостоятельной социально-демографической группой, молодежь обладает спецификой, требующей разработки в рамках социологии специальных концепций и теорий среднего уровня. Подчеркивая относительность самостоятельности, социологи преследуют две цели. Во-первых, избежать определенного отрыва молодежи от общества, частью которого оно является. Во-вторых, акцентировать внимание исследователей на том, что совокупность возрастных, социально-психологических и физиологических особенностей, специфических интересов и запросов молодой поросли социально обусловлена и может быть конкретно интерпретирована лишь в более широком общественном контексте. Вот почему молодежная проблематика в качестве предмета социологического анализа, подразделяется на два вида, что нашло отражение в социологической литературе, первому относится все специфическое: определение сущности молодежи как общественной группы, ее роли и места в воспроизводстве общества; установление критериев возрастных границ; выявление потребностей и способов деятельности; исследование процесса социализации молодых людей, их социально-профессиональной ориентации и адаптации в коллективе, социальных аспектов функционирования неформальных объединений и движений. Другую важную область составляют такие проблемы, которые представляются общесоциологическими и в то же время либо преимущественно затрагивают молодежь (образование, семья, брак), либо находят своеобразное преломление в молодежной среде (особенности воспитания, эффективность его форм, средств и методов, развитие социальной и политической активности и т.д.). [9, c.5-7]

Отмеченная специфика предмета социологии молодежи наложила свой отпечаток на методы конкретного исследования. Понимая условность всякой классификации, можно все-таки выделить некоторые подходы.

Психоаналитическая ориентация. В ее основе лежит выводимая из психоанализа концепция жизненного пути личности. Она базируется на идеях ортодоксальных доктрин Э.Фрейда, развитых его учениками и последователями неофрейдизма (Р.Бенедикт, Л.Фойер, Л.Шелефф, Э.Эриксон). В частности их усилиями получила дальнейшую разработку теория "эдипова комплекса", в соответствии с которой объясняются природа межпоколенных конфликтов, причины агрессивности выступлений молодежи против существующего порядка и прочие формы сублимации свойственной ей энергии. Эпигенетический принцип Э.Эриксона позволил представить развитие индивида, как последовательное прохождение им ряда этапов, каждый из которых означает успешное преодоление предыдущего. Р.Бенедикт показала, что на любом этапе индивид испытывает целенаправленное общественное воздействие, формирующее у него определенный тип социально-психологической зрелости, т.е. "социальный характер", соответствующий конкретному обществу.

В этом плане плодотворно потрудились наши ученые: К.Абульханова-Славская, Г.Андреева, Л.Архангельский, В.Бочарова, Л.Буева, С.Голод, С.Иконникова, И.Кон, Б.Лисин, В.Лисовский, В.Ольшанский, А.Петровский, Д.Фельдштейн, Е.Шорохова, В.Щердаков, Д.Эльконин.

В рамках данного метода был сформулирован системный взгляд на проблему развития личности, особенно в переходный период от детства к зрелости. Преодолев известный биологизм З.Фрейда, но следуя традиции психоанализа, исследователи сумели осмыслить этот процесс в непосредственном взаимодействии с социумом. Рассмотрение молодежи как социологической категории, определяемой не только возрастными границами, но и специфическим социальным статусом, особенностями человеческого сознания и поведения продуцировало более глубокое понимание молодежных проблем, научное обоснование дифференцированной воспитательной работы. Это в решающей степени привело к выделению в молодежной политике целого направления, связанного с гармоничным совершенствованием подрастающего поколения. И хотя сама идея по существу была достаточно утопична, все же попытки ее реализации, как в исследовательской, так и в практической формах, безусловно, имели важные результаты. [4, c.45-52]

Предметом анализа здесь явились тенденции формирования молодых пополнений рабочего класса, колхозного крестьянства, интеллигенции, их социальное положение, трудовая и общественная активность, а также несоответствие профессионального статуса и квалификационной подготовки, уровня образования и материального обеспечения, формальной включенности в структуры управления и реального участия в принятии решения - словом, фундаментальные противоречия, определяющие характер отношений молодежи и общества. С введением лонгитюдной стратегии исследований был не только глубоко проанализирован процесс включения молодых людей в общественную жизнь, но и прослежено меняющееся поведение когорты, вариантность этого процесса во времени.

Культурологический подход. Для данного подхода характерно рассмотрение социальных явлений, в том числе и специфически молодежных, под углом зрения феноменологической социологии. Разделяющие идеи ее основоположников А.Щюца, П.Бергера, Т.Лукмана исследователи стремятся осмыслить мир молодежи в его сугубо человеческом бытии, в соотнесении с конкретными представлениями, целями и поведенческими мотивами реально действующих индивидов. Перечисленные субъективные проявления фиксируются и концептуализируются как последствия объективных социальных процессов, отражающихся в определенных типах культуры, понимаемой и как степень усвоения общественных норм, и как сумма духовных богатств, накопленных человечеством, и как способ человеческой деятельности.

Благодаря использованию культурологической традиции социология получила возможность системного анализа молодежных проблем во взаимосвязи с реальными процессами, происходящими в обществе. Классический образец - работы немецкого социолога К.Маннгейма. Исследуя феномен поколенческого единства, он раскрыл механизм социального наследования: насущная потребность передачи и усвоения материального и духовного опыта постоянно сталкивает все новые волны людского массива с феноменом культуры человечества; сей непрерывающий контакт молодых поколений с достижениями цивилизации имеет огромное значение для общества, потому что открывает пути переоценки обретенного культурного багажа, переориентировки движения в новом направлении. По Маннгейму это своего рода компенсация ограниченной и частичной природы человеческого сознания. В соответствии со способом передачи культур от одного поколения к другому, американский антрополог М.Мид делит их на три вида: постфигуративную, кофигуративную и префигуративную. Культурологическому подходу обязано своим появлениям множество теорий среднего уровня в западной социологии - нарциссизма (Э.Ноэль-Нойманн, Кмиесяко), гедонизма (Цис), постиндустриального мышления (Д.Белл, Р.Инглхарт, Х.Вильямс), ювентизации (П.Митев, Ф.Малер).

Не без пользы применяют и развивают эту методологию российские социологи: В.Бакшутов, В.Боровик, С.Григорьев, В.Добреньков, В.Журавлев, С.Иконникова, И.Ильинский, Л.Коган, В.Криворученко, С.Кугель, В.Левичева, В.Лисовский, В.Луков, В.Немировский, Ю.Ожегов, Е.Слуцкий, В.Харчева, В.Чурбанов, А.Шендрик. [7, c.78-83]

Молодежный стиль жизни отличает субкультуру молодых людей как особую форму организации социально-демографической группы. В современной науке доминирует традиция исследования этой субкультуры, коррелирующего ее с ценностной и мировоззренческой диференциацией в молодежной среде с различиями поведения, внешней атрибутики, с особенностями реализации досуга неформальных молодежных объединений, не только имело практический смысл, но и существенно расширяло представление о типологии молодежного сознания.

Сегодня становится очевидным, что процесс демократизации, с таким трудом пробивающий у нас дорогу, будет иметь успех лишь в условиях всестороннего обогащения каналов связи между обществом и формирующейся личностью. Ибо именно молодежь в состоянии оказывать решающее влияние на общество и вызывать социальные изменения, определяющие содержание всей его жизнедеятельности. [10, c.5-7]


Глава 2. Социальное развитие молодежи


Следует учитывать, что не всякое изменение характеризует развитие молодежи, а лишь осуществляемое в единстве таких свойств, как необратимость и направленность. Если первое свидетельствует о его устойчивости, то второе придает внутреннюю взаимосвязь. В современных обществах сознательно развиваемые общественные отношения составляют фундамент научно обоснованного регулирования этого процесса. Отмечая данную особенность, имеется в ввиду не манипулирование молодыми людьми, не волюнтаристическое воздействие на их судьбы, а создание необходимых условий социализации, использование всей совокупности регулируемых мер, характеризующих воспитательную практику.

Длительное время к социальному развитию наше обществоведение обращалось главным образом через анализ закономерных изменений в нем. К тому же при установлении закономерности того или иного явления "с классовых позиций" нередко вступало в конфликт с реальными фактами. В поисках причинно-следственных связей забывалось о спонтанных, стихийных тенденциях, раскрытие которых позволяет повысить эффективность воспитательных средств, лучше использовать инновационный потенциал молодого поколения. [15, c.1]

Надо сказать, что противоречия, охватывающие социализацию молодежи, выражают диалектику объект-субъектных отношений, возникающих в ходе ее общественного возмужания, и лежит в основе целого комплекса проблем. Конкретные же условия бытия определяют особенности молодежного сознания, сложное переплетение структурных элементов которого и образуют побудительно-мотивационные сущностные силы. Внутри этого единства обнаруживает себя многообразие противоречивых детерминаций, определяющих специфику отношения к окружающей действительности и мотивацию социальных поступков. Эти проявления социального качества переходят одно в другое, взаимодополняют друг друга как внешнее и внутреннее, обусловливая социальную сущность молодого поколения, которая реализуется посредством активной деятельности.

Результаты социологических исследований последних лет вынуждают сделать вывод, что реформирование базисных структур практически не учитывает особые, отличные от других общественных групп социальную роль и позицию молодежи. Односторонняя направленность экономических реформ больно ударяет по ее жизненным интересам, отбрасывает на обочину жизни, влечет за собой разрушение присущего ей инновационного потенциала, тормозящее прогрессивное развитие общества. Выпадая из воспроизводственного процесса, молодое поколение не может занять подобающего места в социальной структуре, поскольку лишено возможности на равных конкурировать с более обеспеченными слоями населения, а завтра уже фактически окажется маргинальным слоем. Утрата надежных социальных ориентиров, распад традиционных институтов социализации (хотя во многом и не отвечающих современным требованиям, тем не менее обладавших довольно отлаженным механизмом формирования устойчивых представлений об идеалах, ценностях, нормах, принципах), с одной стороны, повысило его личную ответственность за свою судьбу, поставив перед необходимостью выбора (увы, последний все чаще зависит не от способностей и интересов, но от случайных обстоятельств), а с другой - выявило неготовность большинства включиться в новые общественные отношения. Наметилось перераспределение молодой рабочей силы между производственными и коммерческими структурами. Резко обозначилась тенденция роста бездуховности, снижения нравственных критериев общественного поведения, ухудшения физического здоровья молодежи.

В этой обстановке уповать на саморегулирование рынка, который рано или поздно якобы все приведет в необходимое соответствие, - значит окончательно потерять молодое поколение. Чтобы этого не произошло, нужно последовательная и гибкая молодежная политика. [3, c. 33-37]


Глава 3. Современная молодежная политика


Чтобы правильно оценить происходящие изменения в молодежной среде и наметить четкие ориентиры ее социального развития, нужны новые критерии, выработать которые можно объединенными усилиями всех, кто причастен к изучению или практическому решению молодежных проблем, кто сумеет соединить теорию с позитивным опытом.

Оценивая изменения, происходящие в социальном положении и в мотивационной сфере молодежи, видимо можно судить о направленности социального развития молодого поколения и всего общества. [5, c.61-65]

При нынешних темпах приватизации общественный строй по своему главному критерию практически не изменился, оставаясь важным фактором развития молодого поколения. Процесс его социализации пока происходит в условиях сохраняющегося преимущественно общественного характера собственности. Однако модернизация общества скорее всего пойдет по пути многоукладной экономики. Поэтому важным критерием социального развития молодежи становятся возможности свободного выбора того или иного уклада.

Усилиями предшествующего поколения в России было создано индустриальное общество. Поэтому переходный период характеризуется не процессом индустриализации, а модернизации индустриального общества. Значит и критерием развития молодежи может выступать уровень постиндустриального сознания, отраженный в ее мотивационной структуре.

Отвергая тоталитаризм, большинство молодежи выразило свое отношение к социализму. Однако поколения, для которых право на труд, бесплатное образование, медицинское обслуживание, другие формы социальной защищенности были реальностью, вряд ли безоговорочно примут любую модель общества, лишающего их этих гарантий. И современное молодое поколение несет в себе своеобразный "генетический код", обеспечивающий преемственность мотивационной сферы сознания. Эти общецивилизационные гарантии стали критерием современного общества и по отношению к ним молодежи можно судить о ее социальном развитии.

Необходимость перехода России к современному обществу объясняется не только неудовлетворенностью россиян тоталитарным режимом, но и общекультурными, общецивилизационными процессами, происходящими в мире. Они нашли свое. Согласно этой концепции, современное общество должно соответствовать общечеловеческим критериям рациональности, эффективности и производительности. Принцип рациональности, пронизывающий все существующие модели модернизации, основывается, по М.Веберу, на наличии связи между религиозными идеями и профессионализмом. Благодаря этой связи развивается особая трудовая этика и формируется дух рыночно-индустриальной культуры, лежащий в основе социально-экономических отношений современного общества.

Насколько же критерии современного общества применимы к оценке социального развития российской молодежи? Очевидно, что однозначно ответить на этот вопрос невозможно. Да, соответствуют, если мы хотим жить в таком обществе. Нет, не соответствуют, если реально оценить, насколько мы не просто не такие, а другие. [14, c.20-27]

Сегодня мы оказались также далеки от цивилизованного капитализма, как и от коммунизма. Значит правы те, кто говорит о необходимости для России своего пути к современному обществу, если только к этому добавить - и своего представления о современности.

Образ современного общества, к которому стремится наша молодежь, должен строиться с учетом ее собственных представлений о таком обществе. Выраженные в ценностных ориентациях молодых людей эти представления в совокупности образуют некую ценностную модель современности, отражающую уровень развития молодого поколения на данном этапе.

Подобный подход гарантирует нас по крайней мере от одной ошибки - допустить субъективизм в оценках "нормы" развития. В такой модели, отражающей совокупный индивидуальный опыт, как бы усредняется историческое своеобразие путей, проделанных разными поколениями в направлении к современности. Что же касается нормативной модели, с которой может осуществляться сравнение, то ее ядром должна стать свободная личность.

Поэтому самыми общими критериями социального развития выступают условия осуществления личной свободы и проявления собственной индивидуальности.

Как видно, модернизация российского общества предполагает более широкие процессы, чем переход к рыночным отношениям. Это объясняется не только тем, что современное общество однозначно понимается как капиталистическое, индустриальное, но и определенным социально-философским содержанием существующих теорий модернизации.

Процесс модернизации российского общества, рассматриваемый как фактор его возрождения, непосредственно связан с исторической традицией. В определении традиции современная наука не случайно выделяет процесс социального наследования, подчеркивая тем самым ее роль в воспроизводстве и развитии общества. Благодаря традиции, молодое поколение реализует свои важнейшие социальные функции (воспроизводственную, трансляционную, инновационную). Молодежь не просто воспринимает традицию в виде социального опыта, ценностей, норм поведения, идей, культуры, но и осуществляет выбор, отдавая предпочтение одним и оставляя без внимания других. Кроме того, каждое поколение привносит что-то свое в традиции, обновляя их, заимствуя из других культур. Тем самым осуществляется связь времен, без которой немыслим социальный прогресс. Однако забвение, тем более разрушение традиций всегда имеет пагубные последствия. [1, c.93-96]

Оставляя свой след в потребностях, интересах и ценностях молодежи, традиции формируют ее историческое сознание. Оно отражает осознание молодым поколением своего места в историческом процессе и выполняет важную социально-регулятивную функцию, благодаря связи с мотивационной сферой. Как в индивидуально-личностном, так и в общественном плане развитое историческое сознание помогает определить меру между прошлым и будущем, не допуская идеализации ни того, ни другого. Если мера между прошлым и будущем - необходимое условие возрождения российского общества, то степень зрелости исторического сознания молодого поколения - критерий развития и общества, и поколения.

Обеспечивая связь между поколениями, историческое сознание может быть иррациональным по отношению к настоящему. Оно не признает другой логики, кроме исторической, придавая ей легитимность в современном обществе на основании лишь самого факта ее существования в прошлом. Иррациональность возникает тогда, когда современные знания, как правило ограниченные, вступают в противоречие с историческим опытом, отраженным в самосознании людей. Знание не единственный компонент исторического сознания. Весомой его частью является самосознание, т.е. самоощущение причастности к истории своего народа, собственной субъективности в историческом процессе. Развитое историческое самосознание предполагает закрепление позитивного исторического опыта в потребностях людей, превращение его в повседневные нормы поведения, в критерий нравственной самооценки. Поэтому не считаться с ним нельзя. Его можно разрушить, как это пытались сделать еще совсем недавно, но за это оно безжалостно мстит. [13, c.1-3]

А если все пути закрыты, то остается для молодежи один выход - насилие. Есть целый ряд факторов, которые подталкивают молодежь к насилию. Однако, фиксируя их, социологи часто удивляются другому феномену: с начала перестройки, несмотря на все социальные эксперименты над народной жизнью, в России не было сколько-нибудь крупных, массовых вспышек насилия среди населения. Видимо, где-то в глубине общественного сознания россиян сильно предубеждение о том, к чему ведет анархия, чем чреват народный бунт, бессмысленный и беспощадный. В этом, может быть, одна из надежд на то, что наш народ обретет себя и достойное будущее. [6, c.35]


Заключение


В заключении хочется подчеркнуть, что как показывают исследования, молодежь больше, чем другие возрастные группы, поддерживала и поддерживает рыночные реформы. И зачастую, основываясь на подростковом сознании, имеет надежду на то, что рынок автоматически решит все проблемы.

Наша сегодняшняя жизнь проходит под знаком глобальных перемен в обществе, общественном сознании, и от нашего сегодняшнего выбора путей развития зависит наше будущее. Несомненно, выбор современных выпускников школ закладывает основы их будущего положения, и этот выбор, жизненные ценности молодёжи формируются не без помощи старшего поколения - родителей, учителей. Но здесь возникает противоречие: нынешняя молодёжь будет жить в совершенно новых условиях, а что о них знает старшее поколение? Наши родители даже не могут себе это представить, и поэтому нет и не может быть готовых схем жизни в 21 веке. Очевидно, нужно предоставить молодым полную самостоятельность, без которой они не смогут выработать из себя настоящих людей. Противоречие между зарождающимся самосознанием личности и степенью готовности общества принять его и способствовать его дальнейшему саморазвитию - одно из наиболее фундаментальных противоречий общественной жизнедеятельности, сопряжённое со стремлением к сохранению стабильности и в то же время к постоянному самообновлению. Способность к такому обновлению зависит от того, насколько та или иная общественная организация учитывает реальные потребности и интересы молодёжи. От того, каковы ценности сегодняшней молодёжи, зависит её будущее и будущее общества в целом, поэтому важно прививать такие общественно-полезные ценности, которые являются вечными, которые существовали и в предшествующие времена. А недоверие к юности, её ценностям - это недоверие к своему будущему. [12, c.2]


Список использованной литературы


  1. Багиров В.Б., Ганин Л.В., Попов В.Г., Реданкин В.Н. Молодежь в условиях российских реформ: эволюция экономических, политических и духовных ориентаций. - Екатеринбург, 1993.

  2. Ковалева Т.В. Российское студенчество в условиях переходного периода// Социс. - 1995. - № 7.

  3. Кузнецов В. Н., Кузнецова В. Н., В.Н. Кузнецова, Кузнецов В.Н., ред., Под ред. В.Н. Кузнецова, Кузнецов В.Н. - ред.СОЦИОЛОГИЯ МОЛОДЕЖИ УчебникИздательство: АКАДЕМИКА (ЮРИСТЪ-ГАРДАРИКА), ГАРДАРИКИ, ИЗДАТЕЛЬСТВО, 2005г.

  4. Лукичев П.Н., Скорик А.П. Поведенческая типология студенческой группы// Социс. - 1995. - № 7. Молодежь Тульского региона: социологический аспект (сборник научно-методических материалов) // КДМ Администрации г.Тулы, ЦСППМ "Шанс". - Тула, 1995.

  5. Петрик В.Л. Некоторые проблемы ценностных ориентаций военной молодежи// Социс. - 1995. - № 12.

  6. Положение молодежи в Российской Федерации, 1995 (доклад Госкомитета РФ по делам молодежи правительству РФ). - М., 1995.

  7. Чупров В.И. Социология молодежи на рубеже своего тридцатилетия // Социс. - 1994. - № 6.

  8. Шубкин В.Н. Молодежь России: аспирации и реальность (методологические проблемы исследования)// Социс. - 1994. - № 3

  9. Бабинцев П.А, И.В.Бояринова, Е.В.Реутов. Лидерство и аутсайдерство в молодежной среде региона // Социологические исследования. 2008. № 2. С. 76-83.

  10. Дашкина А.Н. О проведении второго всероссийского съезда социальных работников и социальных педагогов // Журнал исследований социальной политики. 2007. Т. 5. № 1. С. 117-124.

  11. Сересова У.И Трансформации социальной работы как профессии: взгляд через призму мотивации молодых специалистов // Журнал исследований социальной политики. 2007. Т. 5. № 1.

  12. http://www.studentu.ru

  13. http://www.romic.ru/referats

  14. http://www.ucheba.ru/referats

  15. http://www.ecsocman.edu.ru



Случайные файлы

Файл
128806.rtf
22815.rtf
63156.rtf
25678-1.rtf
задача 34.doc