Социальная экспертиза (142211)

Посмотреть архив целиком

СОДЕРЖАНИЕ


1 СОЦИАЛЬНАЯ ЭКСПЕРТИЗА: ЗАДАЧИ, ФУНКЦИИ, СПЕЦИФИКА ПРОВЕДЕНИЯ 3

2 ОСНОВНЫЕ ФОРМЫ И МЕТОДЫ ПРОВЕДЕНИЯ СОЦИАЛЬНОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ И ВЫРАБОТКА ЭКСПЕРТНЫХ ОЦЕНОК 13

3 МОНИТОРИНГ В ПРАКТИКЕ СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЫ 23

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 25


1 СОЦИАЛЬНАЯ ЭКСПЕРТИЗА: ЗАДАЧИ, ФУНКЦИИ, СПЕЦИФИКА ПРОВЕДЕНИЯ


Под экспертизой принято понимать исследование какого-либо вопроса, требующего специальных знаний, с представлением мотивированного заключения. Общим для множества специальных видов экспертиз является то, что они представляют собой исследование, а в некоторых случаях (врачебно-трудовая, судебно-психиатрическая и некоторые другие экспертизы) — освидетельствование; предполагают указание на специальный, порой закрепленный в ведомственных актах или даже в законах порядок их назначения и проведения; в основном применяются при диагностике, проектировании и составлении прогнозов. В ряде экспертиз точно фиксируется характер окончательного вывода: судебно-психиатрическая экспертиза решает вопросы вменяемости и невменяемости; судебно-почерковедческая экспертиза устанавливает исполнителя текстов и т.д. Но главная специфическая черта экспертизы состоит в том, что она представляет собой исследование задачи, плохо поддающейся количественному анализу и трудно формализуемой, которое осуществляется путем формирования мнения (составления заключения) специалиста, способного восполнить недостаток информации по исследуемому вопросу, опираясь на свои знания, интуицию, опыт решения сходных задач и «здравый смысл», и систематизировать эту информацию.

В социальной сфере насчитывается великое множество задач, которые с трудом поддаются точным расчетам (т.е. трудно формализуемых задач), поэтому экспертные оценки здесь находят широкое применение. Чаще всего они имеют вид заключения по тому или иному нормативному документу или его проекту (закон и законопроект, программа социально-экономического развития, социальный проект, присылаемый на конкурс, и т.д.), а иногда это итоговый протокол совещания специалистов. В совокупности различные виды оценивания решений или проектов решений в социальной сфере представляют собой социальную экспертизу.

Итак, социальная экспертиза является исследованием, проводимым специалистами (экспертами), включающим диагностику состояния социального объекта, установление достоверности информации о нем и окружающей его среде, прогнозирование его последующих изменений и влияния на другие социальные объекты, а также выработку рекомендаций для принятия управленческих решений и социального проектирования в условиях, когда исследовательская задача трудно формализуема. Это определение соответствует четырем функциям социальной экспертизы:

диагностическая функция — освидетельствование состояния социального объекта в момент исследования;

информационно-контрольная функция — исследование информации о социальном объекте и его окружении с целью установить ее достоверность и внести соответствующие коррективы, если информация содержит искажения;

прогностическая функция — выявление возможных состояний социального объекта в кратко-, средне- и долгосрочной перспективе и возможных сценариев достижения объектом этих состояний;

проектировочная функция — выработка рекомендаций по тематике экспертирования социального объекта для социального проектирования и принятия управленческих решений.

Под социальными объектами мы имеем в виду людей, социальные общности, социальные институты и процессы, организации, социальные ценности, идеи, концепции, нормативные акты и т.п., прямо или косвенно предусматривающие социальные изменения. Перечень социальных объектов не может быть четко определен, поскольку социальная реальность многообразна и несводима к небольшому числу характеристик. В то же время практические задачи социальной экспертизы заставляют если не исключать какие-то социальные объекты из сферы проведения экспертного исследования, то по крайней мере придавать разным объектам разное значение.

Недопустимо возлагать на социальную экспертизу не свойственные ей функции, особенно те, которые обладают нормативным содержанием.

Надо сказать, что на этот счет существуют разные точки зрения. В частности, некоторые авторы высказываются за создание государственной социальной экспертизы, имеющей обязательный характер и применяющей санкции к нарушителям. Это значило бы перейти от экспертных задач к задачам инспекционным и правоохранительным. Такой путь был бы оп­равдан, если бы однозначно строилась система социальных эталонов, по сравнению с которыми оцениваются та или иная ситуация, то или иное решение. Но в социальной области такая однозначность недостижима. Поэтому более реалистичен и полезен путь развития социальной экспертизы как оценочно-консультационной деятельности. Организационно это должно обеспечиваться невмешательством эксперта в принятие управленческого решения.

Что же составляет специфику социальной экспертизы и определяет границы ее применения?

Реальности человеческой жизни — это как бы два мира: мир людей и вещей и мир ценностей и норм. Социальное пространство есть одновременно символическое пространство, в котором преобразуются естественные человеческие потребности. То, что человек живет в символизированном мире, воспринимает реальность посредством ценностно-нормативной системы, а точнее — ценностно-нормативных систем, как общепринятых, так и сложившихся в сообществах, где проходит его жизнь или на которые он ориен­тируется (референтные группы), определяет очень малую возможность использования в экспертных оценках эталонов и нормативов. При всех недостатках, обусловленных сложностями оценки социальной сферы, социальная экспертиза все же может предоставить важные результаты для принятия управленческих решений. Потребность в проведении социальной экспертизы возникает каждый раз, когда решение нормативного характера (принятое или подготовленное к принятию) может положительно или отрицательно сказаться на жизнедеятельности людей; при этом у принимающего решения органа:

1) нет ясности:

относительно возможных масштабов влияния принимаемого решения на жизнедеятельность людей;

в том, насколько будут различными последствия реализации решения для разных социальных групп, разных территорий, в разных социокультурных условиях;

в том, какое ресурсное обеспечение необходимо; такая ясность не может возникнуть по причинам:

отсутствия общего мнения в принимающем решения органе;

недостатка аргументов «за» и «против» подготовленного решения;

невозможности получить аргументы иным, кроме экспертного, путем;

2) есть намерение:

прогнозировать последствия своих решений и социально-проектной деятельности;

аргументированно противостоять внешнему давлению (решениям или проектам решений органов более высокого уровня, подведомственных органов, иных участников демократического управления обществом), добиваясь признания этих аргументов и внесения соответствующих изменений в названные решения или действия;

использовать в своих действиях авторитет специалистов;

3) есть несколько противоречащих друг другу решений (проектов), требующих наличия внешнего арбитра, чтобы выбрать наилучший вариант.

Цель социальной экспертизы — установление соответствия деятельности органов государственной власти и других социальных институтов социальным интересам граждан и задачам социальной политики, а также формирование предложений относительно достижения этого соответствия.

Цели и задачи социальной экспертизы не могут быть безграничными, иначе ее проведение потеряет практический смысл. Установление соответствия деятельности органов государственной власти и других социальных институтов социальным интересам граждан и задачам социальной политики должно быть социальным итогом экспертизы. Если бы эксперты рассматривали все возможные ситуации, в которых затрагиваются социальные интересы людей, то огромный объем деятельности и ее неопределенность поставили бы их в крайне затруднительное положение. Поэтому необходимо уточнить цель социальной экспертизы, сформулировав конкретные задачи, которые она призвана решать:

дать аргументированное заключение о соответствии нормативных правовых актов и деятельности органов государственной власти, решений и деятельности органов местного само­управления и т.д. положениям социальной политики;

выявить положения документов или факты деятельности, которые могут иметь негативные социальные последствия, и оценить возможные масштабы таких последствий;

оценить на предмет соответствия законным интересам граждан проекты нормативных правовых актов, социальные проекты и программы и представить вывод о целесообразности и допустимости их реализации;

внести предложения по решению возникшей социальной проблемы.

Итак, социальная экспертиза проводится, прежде всего, в том случае, когда нужно оценить позитивные или негативные последствия принятия нормативных правовых актов и других управленческих решений, а также когда предстоит принимать такие акты и решения по подготовленным проектам.

Тех, кто формирует такие оценки, можно назвать субъектами экспертных оценок. Проще было бы назвать их экспертами. Но в социальной экспертизе участвует большое количество субъектов экспертных оценок, которые в организационном отношении на­ходятся как бы на двух ступенях лестницы.

На первой ступени субъектом является орган государственной власти, формирующий заказ на экспертизу, или негосударственная структура. Такая негосударственная структура, как органы местного самоуправления, действует в этом случае в объеме полномочий, установленных законодательством: общественные объединения также могут быть организаторами экспертизы — чаще всего в альтернативном порядке. Всех субъектов первой ступени объединяет то, что они принимают решения нормативного характера, способные влиять на жизнедеятельность людей, на общественные отношения. Поэтому мы называем их общим термином — «принимающие решения органы».

На второй ступени в роли субъекта выступает исполнитель заказа на социальную экспертизу. В зависимости от характера заказа исполнителем могут быть:

исследователь, исследовательский коллектив. Собственно, эта группа и должна рассматриваться как экспертная по определению, поскольку она состоит из специалистов, компетентных в вынесении ожидаемого заключения. Исследователи социальных отношений — социологи, психологи, юристы, экономисты и др. — составляют ядро этой группы. Но было бы ошибкой не рассматривать как специалистов тех, кого принято называть носителями социальных услуг — семейных врачей, социальных педагогов, социальных работников, которых в ряде стран считают наиболее профессионально подготовленными в вопросах стратегии социальной политики и практическом ее воплощении. Значительный потенциал в качестве экспертов семейных проблем имеют школьные учителя и психологи. Их включенность в семейные конфликты особенно наглядно проявляется в ситуациях, когда стресс, возникающий у ребенка под давлением таких конфликтов, становится предметом психотерапевтической деятельности учителя и школьного психолога;

практические работники из системы «заказчика». Должностные лица, занимающиеся соответствующей работой, обладают значительным объемом информации и опытом подготовки решений, которые важны для составления экспертного заключения. Однако ведомственная заинтересованность таких лиц не позволяет непосредственно привлекать их к работе экспертов. В то же время, находясь в составе экспертной группы, они способны реализовать свои знания и возможности, которые не поощряются при исполнении ими должностных обязанностей;

авторитетная референтная группа. Вряд ли правомерным было бы требование научной обоснованности оценочных суждений авторитетной референтной группы. Она сама становится объектом изучения, а ее мнения и поведенческие реакции исследуются как возможные прообразы массовых реакций на то или иное решение государственных органов. В рамках этой категории экспертов могут быть рассмотрены типичные представители обследуемой совокупности. Например, если изучаются проблемы многодетной семьи, то в качестве экспертов могут привлекаться активисты общественных объединений, созданных в поддержку многодетных семей, и т.д.

Очевидно, что организационно возможно объединение этих субъектов, обеспечение их взаимодействия при сохранении специфики получаемой от каждого субъекта экспертной оценки.

Принятие решения о проведении экспертизы — это типичный управленческий акт с присущими ему характеристиками. Применительно к рассматриваемой деятельности центральными становятся вопросы компетенции и компетентности, от которых зависят целеполагание и достижимость результатов социальной экспертизы.

Под компетенцией понимается объем полномочий принимающего решения органа — заказчика экспертизы. Заказ экспертизы на основе компетенции означает его строгую ориентацию на тот круг проблемных областей, в отношении которых объем полномочий принимающего решения органа позволяет достигать планируемого результата.

Это не исключает для органов, заказывающих экспертизу, возможность организовывать ее по вопросам, на которые их компетенция не распространяется или в которых она недостаточна. Но в этих случаях надо корректировать целеполагание экспертных работ: информационные, ориентационные, прогнозные, иным образом видоизмененные по цели и ожидаемым результатам (например, предусматривающие инициативную разработку вопроса либо составляющие часть работ, проводимых другими организациями, обладающими должной компетенцией, и т.д.).

Что касается компетентности, то ею признается достаточная готовность принимающего решения органа — заказчика социальной экспертизы — сформулировать задание на такую экспертизу. Заказчик при принятии решения о проведении социальной экспертизы должен:

определить социальную проблему, подлежащую экспертизе, в том числе ее масштаб, носителей, стадии развития и проч., что не входит в задание, но непременно предваряет выработку исходных формулировок;

указать цели экспертного исследования;

определить формы представления результата экспертизы.

Это означает, что на орган, принимающий решения, ни в какой мере не возлагается специальная часть экспертной работы, а к экспертам предъявляются требования дать заключение в форме, понятной неспециалистам. Для выполнения этой задачи нужно, чтобы участников социальной экспертизы было не двое (заказчик — исполнитель), а трое (заказчик — организатор — исполнитель).

Порядок заказа социальной экспертизы предполагает следующую последовательность действий органа, принимающего решения:

1) определение контуров проблемы. В этом случае орган (его должностные лица) выступает или как эксперт, или как исполнитель решения органа, имеющего более высокий уровень ком­петенции. Масштабы и суть проблемы заказчик уточняет в соответствии с собственным уровнем компетенции;

2) установление способов исследования проблемы и определение необходимости экспертизы (еще раз следует подчеркнуть, что экспертиза имеет особый круг решаемых задач и не во всех случаях она уместна или способна привести к наилучшим результатам);

3) формирование частей заказа, которые соответствуют ком­петентности органа. Иначе говоря, он определяет подлежащую разрешению проблему, целеполагание и форму экспертного исследования, игнорируя организационные детали. На этой стадии решение об экспертизе еще не принято. Заказчик передает эстафету дальнейших действий организатору;

4) выбор модели экспертного исследования в зависимости от характера задачи. Организатор (исполнительный орган, должностное лицо, ведомственное учреждение, фирма, оказыва­ющая соответствующие услуги, и т.д.) предлагает кандидатуру эксперта (состав экспертной группы), составляет бизнес-план. При представлении планируемых мероприятий заказчику организатор обосновывает не только свои расчеты, но и основания подбора данных экспертов. Ни при каких случаях эксперт не должен представлять доказательства своей компетентности заказчику;

5) если заказчик не удовлетворен предложениями организатора, он ведет диалог с ним до достижения согласия, меняет организатора или отказывается от проведения экспертизы (возможно, по финансовым соображениям);

6) после согласования организационных вопросов заказчик оформляет свое решение о проведении экспертизы, устанавливая ответственность организатора, но не экспертов, ответственность которых возникает лишь в порядке заключенных с организатором трудовых договоров или ином договорном порядке. Таким образом, эксперт (группа экспертов) выступает в качестве исполнителя только по отношению к организатору, но не к заказчику.

Отбор экспертов-специалистов может проводиться на основе самооценок и взаимных оценок экспертов, с учетом опыта участия специалиста в экспертизах (отношение числа успешных заключений к общему числу выполненных экспертных оценок). Применяются и другие методы, в частности метод «снежного кома».

Процедура отбора экспертов в этом случае сводится к следующей последовательности действий:

1) на основе публикаций выявляют специалиста в данной области;

2) просят его рекомендовать 10 специалистов в данной области;

3) обращаются к 10 названным специалистам с той же просьбой;

4) из полученного списка исключают первые 10 фамилий и вновь рассылают просьбы специалистам, указанным коллегами;

5) действуют так, пока не исчерпается перечень называемых коллегами фамилий, т.е. пока не стабилизируется сеть экспертов — она-то и составляет генеральную совокупность специалистов в данной области.

Далее возможно произвести выборку по обычным правилам. Если в качестве экспертов привлекаются носители социальных услуг и референтные группы (включая и типичных представителей потребителей социальных услуг), их отбор ведется по принятым в социологии моделям выборки. При этом важно учитывать, что потребители социальных услуг — эксперты только самих услуг (их качества, необходимости, порядка предоставления и т.д.). Недопустимо рассматривать их как экспертов в областях, требующих специальных знаний.

Даже самый тщательный отбор экспертов не гарантирует объективность их оценок. Недостоверность оценок может быть объяснена различиями жизненного опыта, тезауруса, политических установок и другими обстоятельствами, а также давлением заказчика, которому не все эксперты способны противостоять. Нередко это малозаметные отступления от правил в силу вариативной природы социальных явлений и процессов, но все же необходимо снижать роль таких привносимых обстоятельств и принимать следующие меры:

всегда, если имеется возможность, следует дублировать экспертизу, формируя не одну, а две экспертные группы и более;

по возможности работать с разными типами экспертов;

если имеются неэкспертные материалы (данные исследований и т.д.), их следует принимать во внимание;

при наличии экспертных заключений, подготовленных оппозицией или другими независимыми (не обязательно противодействующими) субъектами общественной жизни, необходимо включить их в число изучаемых материалов.


2 ОСНОВНЫЕ ФОРМЫ И МЕТОДЫ ПРОВЕДЕНИЯ СОЦИАЛЬНОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ И ВЫРАБОТКА ЭКСПЕРТНЫХ ОЦЕНОК


В силу характера социальной экспертизы одним из гарантов ее объективности является совместная работа экспертов, а также избираемый тип организационной модели экспертирования. Организатор может выбрать одну из изложенных ниже организационных моделей экспертной работы.

Модель I: «Рецензия». Рецензирование в организационном отношении — наиболее традиционная форма экспертной оценки, включающая:

заказ на рецензию лицу (организации), выступающему в качестве эксперта;

предоставление эксперту материалов, подлежащих рецензированию;

принятие итогового документа — рецензии и соответствующие действия: одобрение и последующее завершение отношений с рецензентом (оплата рецензии, предоставление слова при обсуждении документа, решение авторско-правовых вопросов и т.д.); отправка рецензии эксперту на пе­реработку или доработку; перезаказ рецензии другому эксперту.

Рецензия — простое и наименее затратное экспертирование документа, но оно не содержит всех преимуществ экспертной работы и может ввести орган, принимающий решения, в заблуждение относительно истинного положения дел или перспектив доработки документа.

В рамках данной модели может быть предусмотрен компенсирующий эти недостатки вариант:

рецензия заказывается нескольким не связанным между собой экспертам, причем заказ содержит перечень требований, включая формулировку вопросов, на которые эксперты должны ответить обязательно и однозначно;

рецензии принимаются без каких-либо ограничений относительно качества, кроме пунктов, оговоренных в техническом задании;

тексты рецензий обрабатываются социологическими методами, принятыми при обработке документальных источников, специально привлеченными специалистами, перед которыми не ставятся собственно экспертные задачи;

итоги вторичной обработки экспертных оценок составляют акт экспертизы, рассматриваемый органом, заказавшим экспертное исследование.

В рамках данной модели может рассматриваться и консультирование — фактически это рецензирование без представления текста экспертного заключения.

Модель 2: «Мониторинг». Эта модель применяется, если производство социальной экспертизы приобретает регулярный характер и осуществляется на долговременной основе.

В данном случае может быть использована следующая последовательность действий:

принимающий решения орган заключает договор об экспертизе в порядке мониторинга, в соответствии с которым он становится (на оговоренный срок) клиентом подрядившегося эксперта (или используется более правильная в организационном отношении схема: заказчик — организатор — исполнитель, — о чем будет сказано позже);

эксперт разрабатывает стандартную схему мониторинга, которую автоматически применяет в том или ином временном режиме (например, при появлении каждого проекта соответствующего правового акта или каждого социального проекта, представленного на рассмотрение принимающего решения органа, либо ежеквартально вне зависимости от того, появляется ли новый повод для проведения социальной экспертизы);

эксперт представляет органу, принимающему решения, итоги исследования, проведенного в порядке мониторинга, по стандартной форме, предполагающей в том числе сравнение данных результатов с более ранними результатами, полученными в том же порядке.

Применение модели «Мониторинг» может быть эффективным, если экспертом является научное учреждение или подразделение, квалификация сотрудников или партнеров которого позволяет рассчитывать на высокое качество экспертной оценки однородного, но довольно обширного материала. В рамках мониторинга экспертная оценка используется наряду с другими исследовательскими технологиями.

Применение мониторинга малоэффективно, если характер решаемых задач различен и не сводится к модели общества, ограниченной лишь некоторыми параметрами. Другая особенность мониторинга — выявление его эффективности лишь после накопления достаточного материала для сравнения изучаемых явлений или процессов.

Модель 3: «Проект». Эта модель экспертного исследования используется при решении группы смежных задач, в которой экспертная оценка приобретает инструментальное значение как основа проектирования желаемых общественных состояний и тенденций.

В наиболее общей форме модель «Проект» предусматривает следующие этапы:

осознание заказчиком наличия проблемы и желание ее разрешить;

постановка заказчиком задачи проведения социальной экспертизы перед организатором;

осмысление организатором задачи и выбор адекватной организационной схемы решения, составление предложений заказчику, включая бизнес-план;

проработка предложений организатора с заказчиком, принятие заказчиком решения относительно проведения экспертизы, включая порядок и гарантии финансового, материально-технического, информационного обеспечения, а также условия одобрения экспертного заключения (уровень минималь­ных требований);

привлечение организатором эксперта, постановка задачи, договор относительно условий труда эксперта и вознаграждения по итогам работы (включая вопросы авторского права), под­писание договора организатором и экспертом;

работа организатора по переструктурированию эксперта в смысле раскрытия его резервов для решения творческих задач, работа эксперта в творческом режиме;

оформление результатов творческой работы без унификации понятийной среды и ориентации на требования к интерфейсу (интерфейсом принято называть средства, обеспечивающие передачу информации пользователю в доступной ему форме. Требования интерфейса состоят в обеспечении адекватного понимания пользователем информации, предназначенной для него, без условия дополнительного освоения новых языковых средств);

переработка итогов экспертом (уплотнение информации и сис­тематизация выводов);

обработка организатором полученного от эксперта результата в соответствии с приемлемым интерфейсом (в том числе путем привлечения к работе специалиста по преобразованиям текстов в соответствии с принятым у заказчика интерфей­сом);

представление итогов экспертизы заказчику, оформление акта приемки продукции, завершение отношений заказчика с организатором и организатора с экспертом.

Трудоемкость такой модели экспертирования является ее достоинством: итог экспертизы приобретает мультипликационный эффект, а значит, экспертное заключение можно многократно использовать в различных контекстах управленческой деятельности.

Одновременно решается и нерутинная задача по формированию творчески активного эксперта, который из исполнителя конкретного заказа превращается в инициатора выдвижения определенных социально значимых идей и решений. Обычно такие группы сохраняются в течение нескольких лет.

Моделями «Рецензия», «Мониторинг», «Проект» не исчерпывается перечень возможных организационных форм социальной экспертизы. Различие задач, которые приходится решать в каждом конкретном случае, как и различие ресурсов (кадровых, финансовых, материально-технических), а также различие привычных для данной ситуации организационно-деятельностных схем определяет выбор формы экспертного исследования. Возможна и комбинация различных форм экспертизы.

При проведении социальной экспертизы необходимо ясно представлять, на какие критерии, показатели, нормы будет ориентироваться эксперт. Критерии социальной экспертизы, социальные показатели и нормы должны:

иметь относительный характер (т.е. выявлять свое значение только при сопоставлении явлений, ситуаций, тенденций и т.д.);

обладать мерой (т.е. поддаваться измерению в тех или иных условных единицах);

предполагать изменение под действием управляемых обществом факторов.

Этапы работы экспертов при использовании разных моделей экспертирования имеют разное содержание.

При реализации модели 1 этапность трехчастна (заказ — работа — приемка работы), при этом организатор обязан, по существу, лишь предоставить документы, подлежащие экспертизе, и, если это необходимо, некоторые сопутствующие материалы и дополнительную информацию.

При использовании модели 2 этапность та же. Организатор и здесь выполняет почти исключительно функцию поставщика экспортируемого материала, вся остальная работа организуется подрядившимся научным коллективом.

Специальные задачи возникают перед организатором, если экспертиза осуществляется по модели 3:

1-й этап: организатор, заключив договор с заказчиком, формирует план экспертного исследования, ведет поиск эксперта, переговоры с ним, заключает договор;

2-й этап: организатор определяет место проведения коллективной работы, соответствующее особенностям избираемых методов, оборудует его необходимыми средствами, согласует с экспертом график коллективной работы;

3-й этап: организатор проводит первые коллективные проработки вопроса, приглашая методологов — специалистов по организационно-деятельностным играм или иных специалистов по организации коллективной творческой деятельности (или ведет эту работу сам);

4-й этап: организатор в определенный планом момент прекращает творческий поиск эксперта и организует этап подготовки первичного экспертного материала (неформатированного и без соблюдения требований относительно интерфейса);

5-й этап: организатор форматирует материал и перерабатывает его в соответствии с требованием интерфейса, привлекая специалистов (включая отдельных членов экспертной группы) или самостоятельно;

6-й этап: организатор представляет переработанный материал эксперту и согласовывает с ним текст, направляемый как итог экспертизы заказчику;

7-й этап: организатор вносит материал на рассмотрение заказчика.

Этапы могут совмещаться или, напротив, детализироваться путем выделения подэтапов. Содержание этапов может изменяться.

Работа над экспертным заключением ведется различными способами, каждый из которых имеет свою специфику и определенную технологию. Если используется организационная модель «Рецензия», то технические приемы такой работы достаточно просты и общеизвестны. В этом случае дополнительным средством может быть памятка эксперту, в которой указывается, какие пункты должен содержать текст заключения и на какие вопросы следует ответить в обязательном порядке.

Модель «Мониторинг» и особенно модель «Проект» требуют более сложной работы с экспертами, активизации их креативных (творческих) способностей, если речь идет о специалистах. Существуют и особенности работы с экспертами — носителями и потребителями социальных услуг. Здесь в основном приходится использовать разработанные в социологии вариации метода опроса.

Ряд методов работы с экспертами предполагает очную форму, когда заключение (мнение) формируется в ходе непосредственного контакта экспертов между собой или с организатором. Другие методы (подготовка докладной записки, ответы по опросным листам, формализованный анкетный опрос и др.) предполагают заочное участие экспертов.

Из очных методов приведем технологическую схему метода ситуационного анализа:

1) для анализа представляется описание (в том числе и в диалоговой форме) реальной жизненной ситуации;

2) в ходе анализа выявляются проблема, ее симптомы, устанавливается ее типичность путем сопоставления с другими проблемами, исключаются из описания несущественные условия, предлагаются возможные способы выхода из ситуации и возможные последствия этого; на этом основании формулируется наиболее приемлемое решение;

3) полученные в результате анализа экспертные материалы далее анализируются в соответствии с общими правилами работы с экспертными заключениями.

Особое значение данного метода состоит в том, что эксперт, анализируя предложенную для рассмотрения ситуацию, самостоятельно формулирует исследовательскую задачу. Это означает, что при привлечении группы экспертов можно получить не только разные ответы на поставленные вопросы, но и разнообразить сами вопросы, определяющие квалификацию специалиста, его компетентность и эвристические возможности.

Недостатками метода можно считать упрощение задачи и редукцию множества причин, факторов, условий к минимальному набору параметров, ориентацию на сиюминутные зависимости и игнорирование долговременных и скрытых (латентных) факторов.

Примером заочного метода может быть технологическая схема метода Дельфи, цель которого — преодоление конформизма экспертов, искажающего качество экспертизы. Эта цель достигается, прежде всего, анонимностью экспертов и особенностями процедуры, предусматривающей следующий порядок действий:

1) каждый член группы экспертов дает числовую оценку какого-либо процесса, явления или объекта;

2) организатор опроса подсчитывает и сообщает всем экспертам среднюю оценку (медиану) и показатель разброса (интервал между крайними из них);

3) экспертов, которые дали крайние оценки, просят письменно обосновать свое суждение. Эти обоснования анонимно передаются остальным экспертам;

4) аналогично проводятся второй тур и последующие туры опроса, которые заканчиваются, когда интервал оценок экспертов окажется достаточно узким.

Варианты метода — запрос у экспертов не точной оценки, а интервала, в котором она должна находиться; ознакомление экспертов не с оценками, а с аргументацией других членов экспертной группы; представление на первых этапах работы лишь отдельных оценок, а не группового мнения и т.д.

Достоинство метода в том, что в отличие от коллективной работы экспертов при которой психологически неустранимо влияние на отдельных экспертов мнения некого большинства (не обязательно в числовом выражении — иногда речь может идти об авторитете опыта, должности, личности коллеги), в этом случае анонимность работы и письменная оценка создают иную ситуацию общения и снижают влияние на участников работы доминирующего мнения.

Как один из качественных методов экспертной оценки метод Дельфи позволяет достичь не только интересных результатов при анализе тех или иных государственных решений по социальным вопросам, но и в сложных вопросах социальной экспертизы выйти на конвенциальные соглашения по критериям, показателям, нормам. Метод эффективно применяется при выявлении важнейшей причины из ограниченного ряда причин какого-либо явления или важнейшего результата из набора результатов того или иного действия.

Недостатком метода Дельфи является то, что он все же не устраняет полностью стремление эксперта следовать мнению большинства. Тем не менее в последнее время этот метод с определенными поправками применяется все чаще. Его использование может оказаться эффективным при организации социальной экспертизы по модели «Мониторинг».

Применяя эти и другие методы (метод экспертных оценок, организационно-деятельностную игру, «мозговую атаку», метод сценариев и др.), эксперт создает конечную продукцию экспертизы — мнение, представленное в определенной форме. Чаще всего это экспертное заключение, но используются также формы экспертного наблюдения (итогового документа рекомендательного характера, в котором основное внимание эксперта сосредоточено на выработке конструктивных предложений, направленных на решение рассматриваемой проблемы) и проектной разработки.

Экспертное заключение может применяться при анализе нормативных актов, принятых (готовящихся к принятию) на федеральном, региональном или местном уровнях.

Экспертное наблюдение используется при формировании общего представления о состоянии проблемы и при выработке рекомендаций, в том числе при подготовке тех или иных решений (в ходе законопроектных работ и т.д.).

Проектная разработка выходит за пределы задач социальной экспертизы и в этом смысле не может быть затребована как форма представления экспертной оценки. Инициатива представления экспертизы в виде проектной разработки может исходить только от самого эксперта (экспертной группы). Но, разумеется, такая инициатива может быть, в свою очередь, инициирована системой организации экспертной работы, если эта система опирается на творческие возможности экспертов и мобилизует их новаторский потенциал.

При подготовке конечной продукции экспертизы, в какой бы из трех названных форм она ни создавалась, предусматривается двойное оформление результатов экспертизы.

Первый этап экспертизы — финальный материал эксперта, выполненный в привычных для него формах, терминах и т.д. Это «неформатированный» материал: он еще не соответствует установленным в договоре требованиям относительно состава документов, их объема, структуры, других формальных признаков. Иначе говоря, это набросок заключения, его эскиз.

Второй этап экспертизы — заключение (наблюдение, проект), переработанное в соответствии с требованиями интерфейса. Поскольку язык, принятый в научных кругах, и язык, кото­рым пользуются в принимающих решения органах, различается, экспертная работа может оказаться непонятной. А поскольку смысл проведения экспертизы состоит в том, чтобы заказчик с ее помощью корректировал свои действия, именно на его язык должна быть переведена выполненная профессиональная работа.

Выполнение этих требований интерфейса входит в задачу организатора. Однако это не означает, что организатор непременно сам производит адаптацию и что эксперт не вправе или не в состоянии произвести такую работу в рамках своего договора с организатором. Технологически важно развести эти два этапа работы и не требовать на этапе первичной обработки результатов экспертизы того, что является специальной задачей другого этапа.


3 МОНИТОРИНГ В ПРАКТИКЕ СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЫ


Мониторинг социологический (от лат. monitoring - предостерегающий) - форма организации проведения социологических исследований, обеспечивающая постоянное получение социологической информации о состоянии определенного социального процесса или социальной ситуации.

В социологическую практику это понятие пришло из экологии, где термином "мониторинг" обозначается непрерывное слежение за состоянием окружающей среды с целью предупреждения о возможных нежелательных отклонениях по важнейшим параметрам. При организации социологических исследований по типу мониторинг социологический обычно определяется небольшое число наиболее существенных показателей, отражающих состояние социальной среды, затем методом повторных исследований регулярно проводятся социологические замеры, что позволяет накапливать и анализировать информацию в динамике, используя сравнение с базовыми или нормативными показателями.

Мониторинг социологический призван решать определенный круг научных задач, классифицировать которые можно как по предметному, так и по функциональному основаниям. При первом подходе следует выделить решаемые мониторингом социологическим содержательные проблемы, при втором - типы подлежащих решению задач. Предметные задачи мониторинга социологического вытекают из исходного представления авторов о сущности, закономерностях, направлениях и перспективах анализируемых процессов. Что же касается типов задач, то применительно к мониторингу социологическому, они подразделяются на методические, научные и информационные.

Методические задачи мониторинга социологического заключаются в разработке и экспериментальной проверке предметной структуры мониторинга социологического; научно-организационной структуры мониторинга социологического; методов построении и реализации выборки; методов и инструментов опроса; методов обработки и анализа данных.

Научные задачи мониторинга социологического можно разделить на две группы.

Первая состоит в использовании получаемых данных для отслеживания и анализа социальной динамики анализируемых процессов.

Вторая группа задач заключается в проверке справедливости (оценке вероятности реализации) гипотез, выдвигаемых в научно-исследовательском проекте. Сюда можно отнести оценку общей социальной направленности формирующегося рынка рабочей силы, а также эмпирическую проверку гипотез о направлениях и результатах социального процесса.

Информационные задачи мониторинга социологического состоят в обеспечении органов власти научной и политической общественности страны методически надежной и политически независимой информацией о воздействии отслеживаемых факторов на разные социальные субъекты и социальные процессы и о социальном самочувствии этих субъектов.


СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ


1. Горкин А.П. и др. Социальная энциклопедия. – М., 2000.

2. Луков В.А. Социальная экспертиза / Ин – т молодёжи. – М., 1996.

3. Литвак Б.Г. Экспертные оценки и принятие решений. – М., 1996.

4. Дятченко Л.Я., Иванов В.Н. и др. Социальные технологии. – М., 1995.

5. Осипов Г.В. и др. Энциклопедический социологический словарь. – М., 1995.

6. Тетерский С.В. Введение в социальную работу. – М., 2001 г.



Случайные файлы

Файл
32120.rtf
112375.rtf
95270.rtf
27661-1.rtf
59368.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.