Верования культов, друидов и славян (138558)

Посмотреть архив целиком

Факелоносцы древнего мира


Так назвал кельтов известный исследователь А. Юбер. Этот ученый, рассуждая о роли, которую сыграли кельты в древней истории, пришел к выводу, что это была не столько политическая роль, так как их государственные образования были несовершенны, в отличие от тех же римлян, а роль разносчиков цивилизации и культуры. Вначале они принесли в Центральную Европу греческую цивилизацию. Затем, основательно впитав римскую, распространили ее по всей Галлии. И этому во многом способствовали жрецы кельтов — друиды, члены таинственного мистического ордена, пользовавшегося в кельтской среде непререкаемым авторитетом, для которых короли, не более чем пешки в умелых руках для решения только одним им ведомых космических и земных задач. Не зря современник Плиния Дион Хризостом сообщал о друидах следующее: «Повелевают они, а цари на золотых престолах, обитающие в пышных дворцах — всего лишь их слуги и исполнители их мыслей». Подобного теократического правления человеческая цивилизация не знала со времен египетских фараонов. Отношения светской и духовной власти у этого изумительного народа имели столь огромный перевес в сторону духовной, что рациональные римляне видели в этом лишь стремление жрецов привить кельтам отсутствие страха смерти, чтобы превратить их в самых смелых солдат. Но этот перевес рано или поздно должен был стать роковым для самих друидов.

Кельтским королям когда-нибудь должно было надоесть то, что их могли подвергнуть ритуальному умерщвлению на очередном празднике Самайн, который отмечался 1 ноября, и сначала утопить в бочке с вином, в качестве жреческой бескровной жертвы, а потом сжечь в собственном дворце. Влияние Римской империи с ее рациональной жесткой государственностью не могло не помочь разрушению устоявшихся отношений друид — король в кельтской среде, где духовность стояла на первом месте, а власть — на втором, несмотря на достаточно длинную историю подобных отношений, которые во многом поспособствовали тому, что кельты так и не построили своей государственности в ее традиционном смысле.

Друиды, будучи во многом проповедниками римской культуры, по крайней мере, в Галлии, не заметили, как сами себе вырыли могилу. Божественность светской власти в Риме, культ силы и политики не могли не повлиять на ущемленное друидами воинское сословие. Да и самим римлянам не нужны были конкуренты. По свидетельству Плиния: «Во времена Тиберия друиды были его властью истреблены вместе с другими, такими же, как они, врачевателями, пророками и колдунами. Я упомяну лишь, что это искусство, пересекшее широкий океан и достигшее суши у самых дальних пределов земли, за которой нет ничего, кроме бескрайней шири воздуха и воды, и по сей день весьма почитается в Британии, где люди... всецело ему преданы...»Такое отношение римлян к друидам неудивительно, несмотря на то, что римляне всегда с удовольствием воспринимали чужую языческую религию завоеванных стран и даже строили в Вечном городе храмы, посвященные самым экзотическим богам Европы и Азии. Им пришлось обосновать свое жестокое отношение к друидам, обвинив их в каннибализме, что нашло отражение все у того же Плиния: «Взгляните же, как это искусство... распространилось по всей земле!.. И неоценимое благо принесла свету забота наших римлян, положивших конец этим чудовищным и гнусным искусствам, которые под личиной религии убивали людей, как жертвы, угодные богам, и под видом лекарства предписывали есть их плоть, как самое полезное мясо».

Подобным гонениям, впоследствии, подвергались только христиане. Видимо страх «кельтизации» Рима был сильнее...

М.Б. Щукин высказал предположение, что в начале своего исторического пути, в V в. до н. э. кельты стояли приблизительно на той же ступени социально-экономического развития, что и римляне, и у них даже были общие источники культурного влияния — этруски и греки. Но затем пути развития этих цивилизаций разошлись — римляне развивали свою социально-военную организацию, модернизировав под себя греческие и этрусские религиозные представления, в то время, как кельты совершенствовали область религиозно-мистических представлений. С этим можно согласиться лишь отчасти. Скорее всего, кельты были носителями более архаичных знаний индоевропейцев и продолжали их развивать внутри своеобразного ордена друидов, не пуская эти знания дальше узкого круга посвященных. Это не мешало, впрочем, движению кельтской цивилизации во все стороны света. Мир мог бы быть другим, если бы Рубикон не был бы перейден.

Друиды были уничтожены римлянами не только из-за страха перед их огромным влиянием на кельтское общество, которое после завоевания Галлии стремительно романизировалось, но и потому, что идеология друидизма ставила духовное знание выше принципов государственности. А уж этого римляне не прощали никому!

В начале нашего исследования показано насколько давними и тесными были славяно-кельтские связи, имевшие более чем тысячелетнюю историю. Эти постоянные взаимодействия не могли не оказать и религиозного влияния на родственные славянские племена, тем более, как было видно из вышесказанного, для кельтов не так важна была этническая принадлежность, как вера, имевшая к тому же общие древнейшие индоевропейские корни. Друиды, подвергшиеся гонениям и уничтожению римлянами в языческий период, не менее жестоко изгонялись и уничтожались христианами за исключением той части этого мощного, когда-то ордена, которая приняла веру Христову. Так что славяне-язычники были их естественными союзниками, как в военном, так и духовном плане, а друиды, как носители высшего знания, высшей мудрости могли дать основу для развития у славян собственной жреческой касты, у которой появлялась база для влияния на воинское сословие.

Общепризнанным основным индоевропейским мифом, исходя из известной концепции В. В. Топорова и В. Н. Иванова, является постоянная борьба бога громовержца со змеем или, переводя на язык славянской мифологии — борьба Beлеса и Перуна. Интересный анализ взаимоотношения «военного» бога громовержца Перуна, покровителя князя и его дружины, коим всегда клялись киевляне в договорах с Византией, с «гражданским» скотьим богом Белесом, которым в тех же договорах клялись новгородцы, известные своим отношением к собственному князю, как к некому «генерал-губернатору», сделал С.Е. Эрлих. Он считает, что Белее находился в оппозиции к Перуну, воинскому богу, как носитель жреческих функций и достоинств. И более того, именно отражение древнего соперничества «воинов» и «колдунов», столь характерное и для кельтской цивилизации, составляет основной смысл «основного мифа». Это противостояние наиболее ярко выражено во взаимоотношениях друидов с воинским сословием, где победа была явно на стороне первых «...а цари на золотых престолах, обитающие в пышных дворцах, — всего лишь их слуги и исполнители их мыслей». Далее Эрлих пишет: «Вызывает возражение тезис о "трехтысячелетней" неизменности расположения соперников по основному мифу» «воины» — вверху, «колдуны» — снизу. История славян I тыс. н. э. представляет процесс этногенеза, сопряженный с постоянной «переменой мест» и сопровождавшийся бурными социальными и культурными трансформациями. У славян было несколько «родин», где им было «хорошо». На каждой из стоянок «загадочная славянская душа» рождалась как бы «заново». По представлениям этого ученого, с которым согласиться можно лишь отчасти, Перун — покровитель воинов и Велес — покровитель колдунов менялись местами в иерархии славянского пантеона, в зависимости от соотношения сил в противоборстве светской и «сакральной» ветвей власти. Господство военного бога приходилось на периоды военной активности и Велеса — наоборот.

Далее он приводит четырехэтапную схему, показывающую связь миграционных, этнических и социальных процессов с религиозными трансформациями. Остановимся подробно на втором периоде, который характеризуется частыми набегами славян на Византию. «Прорвав укрепленную границу империи — лимес, проходивший по правому берегу Дуная, огромные массы славян заселяют Балканы, вплоть до Пелопонесса, а так же плодородные земли окраин Среднедунайской низменности. Уход большинства населения с первой "родины" сопровождался его этнической консолидацией в новых местах обитания. С XII в. в источниках преобладает единое имя — славяне. Походы на Византию, несомненно, поднимали престиж "военного" бога — громовержца "создателя молний".

Параллельно происходило проникновение в жреческую корпорацию славян наследников могучей кельтской сакральной традиции ВОЛОХОВ\ВОЛХВОВ. Этому благоприятствовало, прежде всего, разочарование в военном боге — "создателе молний", неспособным оказать надежное покровительство на обильных, но вместе с тем опасных дунайских землях».

Вместе с тем, дело, как мне кажется, обстоит несколько сложнее. Как известно, многие племена имели, как правило, божественного прародителя. Если вспомнить «Слово о Полку Игореве», то если новгородцы себя считали «влесовыми» внуками, то киевляне — «дажьбожьими», то есть имели «солнечное» происхождение, в отличие от «подземного» новгородского, северного. Поэтому ни о какой простой рокировке богов и речи быть не может. Другое дело, что север славянского мира, что на западе, что на востоке, больше тяготел к божествам «подземного мира», и они легче воспринимали кельтскую сакральную традицию, поскольку сами кельты вели свою родословную от подобного бога. Скорее общность «божественного» происхождения могла стать доминирующим фактором для кельт-ско-славянского симбиоза, тем более что сами кельты вели свою родословную от Дита — бога «царства мертвых». Учитывая главенство сакральных традиций и верований в кельтском обществе, именно на севере славянского мира они встретили «родственников» по божественному происхождению, что было гораздо важнее этнического родства. Славяне были по духу больше «кельтами», чем другие европейские племена и, видимо, еще и поэтому после исчезновения с исторической арены самих кельтов, западных славян продолжали называть венетами. Возможна и другая версия — венеты это славяне, исторически вошедшие в кельтскую общность достаточно давно и которых другие народы стали воспринимать славянами только после завоевания кельтских территорий, когда они смогли выйти на мировую арену самостоятельно, тем более что находились на периферии кельтского мира. Точно так же после развала Советского Союза и образования новых государств, мир узнал такие народы, как казахи, узбеки, туркмены и т. д., поскольку до этого всех жителей СССР, как до этого Российской империи во всем мире называли «русские».


Случайные файлы

Файл
lit-ra.doc
74358.rtf
30018.rtf
zemnovod.doc
14998.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.