Философские основы вальдорфской педагогики (114642)

Посмотреть архив целиком


План


План 1

Краткая биография Р. Штайнера 2

"Воспитание ребёнка с точки зрения духовной науки" 9

"Общая наука о человеке как основа педагогики" 13

Эвритмия 15

Литература 22



Краткая биография Р. Штайнера


В XX веке во многих европейских странах появились штайнеровские или вальдорфские школы. В них используются принципы штайнеровской педагогики, основанной на учении о человеке, предложенном Рудольфом Штайнером (1861 - 1925).

Первая вальдорфская школа была основана в 1919 году в Штутгарте в Германии для детей рабочих табачной фабрики “Вальдорф-Астория”. Именно поэтому в одних странах штайнеровскую педагогику называют по имени ее основателя Р. Штайнера, в других - вальдорфской - по месту нахождения первой школы.

Рудольф Штайнер - редактор и издатель естественнонаучных трудов Гете, автор трудов в области философии и теории науки. Как основатель антропософии он сделал попытку создать методы исследования духовной стороны мира и человека. Однако наибольшую известность его имя получило в связи с распространением педагогических учреждений, работающих на основе созданной им педагогики.

Штайнер родился в 1861 году в Австро-Венгрии в семье железнодорожного служащего. В своей автобиографии Штайнер описывает, как уже в возрасте около семи лет он переживает в себе пробуждение способностей "духовного зрения". Он видит некую "другую сторону мира, скрытую от чувственного взгляда": "Я различал предметы и существа, которые "видят", и которые "не видят". Я хотел найти основания сказать себе, что переживание мира духовного настолько же мало есть иллюзия, как и переживание мира чувственного. Эта мысль позволяла говорить о духовном мире так же, как и о чувственном... ". В последствии он изложил этот опыт в своих трудах, прежде всего "Как достигнуть познания высших миров".

Осенью 1879 года Штайнер поступает в Высшую Техническую школу в Вене. Главные предметы изучения - математика, естественная история, химия.

В 1890 г. Штайнер переехал в Веймар изучать творчество Гёте. Его комментарии и вводные очерки к научным творениям Гете получают высокую оценку специалистов. В свои венские и веймарские годы, наряду с педагогической деятельностью и исследованиями наследия Гете, Штайнер много работает над разработкой собственной научно-философской позиции. Он пишет "Теорию познания мировоззрения Гете", защищает докторскую диссертацию, изданную затем небольшой книжкой под названием “Истина и наука" и создает свой основной философский труд – "Философия свободы".

В 1897 году Штайнер переселяется в Берлин, где становится редактором "Литературного журнала". Правление школы для рабочих приглашает его преподавать рабочим историю и ораторское искусство. Штайнер берется за эту задачу, приобретая педагогический опыт.

В середине сентября 1900 года Штайнера пригласили выступить с докладом о Ницше в Теософской библиотеке графини и графа Брокдорф. Это событие можно считать поворотной точкой его жизни. Штайнер заметил, что среди слушателей были люди, серьезно относящиеся к его мировоззрению. Последовало вторичное приглашение. На этот раз Штайнер говорит об эзотерической основе творчества Гете, о символике его "Сказки о Зеленой Змее и Прекрасной Лилии". Затем Штайнер читает там целый лекционный курс о христианских мистиках и о христианстве. Одна из важнейших философских работ в этом направлении – "Христианство как мистический факт и мистерии древности" (1902). Вскоре его просят стать секретарем немецкого отделения Теософского Общества, взяв на себя руководство им. Важнейший труд – "Теософия, введение в сверхчувственное познание мира и назначение человека" (1904 г) В рамках Теософского общества Штайнер начинает развивать свою "науку о духе". В этом духовном познании он видит выход из того тупика в развитии западной цивилизации, к которому, по его мнению, должно привести "засилье" материалистического естествознания. Штайнер, закладывая основы своей "духовной науки", пишет ряд основополагающих статей и книг. "Как достигнуть познания высших миров", "Очерк тайноведения" (1909) – основные работы в этом направлении. Его деятельность постепенно распространяется на многие города Германии, где он выступает с лекциями.

Роль воспитания и образования в развитии человечества, по мнению Штайнера, нельзя понять, если не рассматривать их в социальных связях. В существовании общества и отдельного человека он выделял три сферы жизни, в которых фокусируются специфические закономерности, свойственные данному обществу и человеку: духовно-культурную, экономическую и политико-правовую. Эти три сферы в европейских государствах в значительной степени управляются из центра, что приводит к различным проблемам и опасностям. Штайнер был убеждён в том, что в современной ему ситуации требуется децентрализация: эти общественные функции должны управляться параллельно и независимо друг от друга. Человеческие фундаментальные устремления можно удовлетворить только с помощью трёхчленного общественного устройства, беря за основу идеал "свобода, равенство, братство". Это трёхчленное устройство общества можно представить в виде формулы: духовная свобода в культурной жизни, демократическое равенство в правовом аспекте и социальное братство в экономической деятельности. В 1919 году он пишет "Воззвание к немецкому народу и культурному миру", где впервые публично формулирует свой план переустройства общества. Свобода – основное условие для творческой духовной жизни. Однако планирование промышленности всё глубже вторгается в структуру образования и научных исследований, а тем самым и во всю культурную жизнь. Учебные планы, структура преподавания, цели экзаменов, программы и методы исследований служат потребностям промышленности, государства и даже военной машины. Но ведь будущее человечества заключается в детях. Шансы человека развить свои внутренние задатки зависят от работы воспитателей и учителей. Ведь всё новое в мире, всё творческое выражается индивидуальными достижениями, проявляясь прогрессом для всего общества. Важнейшая задача воспитателя – раскрыть индивидуальные дарования и сделать их социально плодотворными. Значит, человек должен воспитываться в свободе от требований государственной власти и хозяйственной деятельности до тех пор, пока он сам не сможет активно работать в этих областях жизни общества. Поэтому свободные школы призваны, как считал Штайнер, реализовать права подрастающего поколения на свободное образование, что позволит наиболее полно раскрыться их задаткам и преобразовать затем будущее общества.

После Первой мировой войны Штайнер сделал попытку реализовать свою идею трёхчленности, но она встретила решительное сопротивление со стороны политиков. Из всех начинаний удалось реализовать только одно – открыть первую вальдорфскую школу. В своей работе "Свободная школа и трёхчленность" Штайнер обрисовал школу нового типа, как непременную составную часть свободной духовной жизни общества, без которой никакие внешние социальные реформы не будут плодотворными, там же он изложил основные принципы построения образовательной системы в такой школе: эта школа должна строиться на глубоком (антропософском) знании человека; общеобразовательные дисциплины: история, география, естественные науки "…должны быть направлены на человека, чтобы ученик изучал человека как представителя всего мироздания" и т.п.

Рабочие фабрики Вальдорф-Астория обратились к директору Э. Мольту с просьбой помочь создать такую школу, о которой говорил Штайнер. Мольт обратился к Штайнеру с предложением взять на себя педагогическое руководство будущей школой.7-го сентября 1919 г. школа была уже открыта сразу с восемью классами и 256 учениками.

Вот основные инновации, которые Штайнер выдвинул, как требования к современной школе, и осуществил в первой школе вальдорфского движения:

возрастная ориентация учебного плана и методов обучения: содержание образования ориентируется на духовные потребности каждой возрастной ступени и служит духовно-душевному развитию ученика;

принцип классного учителя, который ведет свой класс с первого по восьмой год обучения; классный учитель выстраивает весь учебный процесс и обладает значительной степенью педагогической свободы; для ребенка младшей и средней школы учитель важней предмета;

совместное обучение мальчиков и девочек, а также отсутствие разделения по социально-материальному признаку; школа - есть школа для всех;

отмена цифровой оценки (отметок); отмена второгодничества; школа, таким образом, перестает быть местом раздачи социальных шансов и селекции - сортировки учеников на хороших и плохих; каждый может свободно и беспрепятственно развиваться в соответствии со своими индивидуальными особенностями;

ориентация на ритм дня, недели, года; предметы преподаются "эпохами" - в течение 3-4 недель один предмет на первом сдвоенном уроке, это ведет к концентрации учебного материала;

преподавание двух иностранных языков с первого класса по особым методам;

еженедельные конференции учителей с целью постоянного углубления познания человека и профессионального развития учителя.

Все эти инновации Штайнер, а также практически осуществил их в первой вальдорфской школе.

Вплоть до своей смерти, последовавшей в марте 1925 года, Штайнер интенсивно участвует в жизни школы, регулярно проводит конференции, участвует в обсуждении трудных учеников.

У каждого педагога существует свое представление о человеке, которое осознанно и неосознанно влияет на формирование его педагогических взглядов. Каждая педагогическая теория так или иначе основывается на определенных представлениях о человеке. Штайнер свою педагогику также обосновывал учением о человеке. Он говорил: "Благодаря практике обучения, которое мне приходилось применять, мне открылось понимание связи между духовно-душевным и телесным в человеке. Я понял, что воспитание и преподавание должны стать искусством, основанным на подлинном познании человека". На каких же представлениях о человеке базируется эта педагогика?

Штайнеровская педагогика исходит из отличного от общепринятого понимания человеческого существа. Основой её является "антропософская духовная наука". "Антропософия есть путь познания, который духовное в человеческом существе должен привести к духовному во Вселенной" (4); "Поставь себя в середине между Богом и Природой, предоставь говорить человеку в тебе (о том, что под тобой, а также о том, что над тобой), тогда ты будешь иметь Антропософию, то есть мудрость, которую говорит человек" (2).

Предмет антропософии – человек. Человек, согласно мировоззрению Штайнера, прошёл долгий путь развития в контексте существования мироздания: "То, что сегодня выступает перед нами как сложное физическое тело, является продуктом весьма длительного развития. Его способности в зародышевой форме были впервые заложены еще на древнем Сатурне, затем оно развивалось на древнем Солнце, древней Луне и на Земле. На Солнце к нему присоединилось эфирное тело, на Луне - тело астральное" (2). "Вглядываясь в человеческое существо … можно понять эфирное, астральное тела и т.д., душу ощущающую, душу рассудочную, душу сознательную, как они выступают в современном человеке. Это - Антропософия" (2).

Познания антропософии приобретаются своеобразным "духовным" путём, когда взор исследователя погружён в самого себя, а все органы чувств перестают воспринимать окружающий мир: "Так он совершает божественное почитание каждое утро, в течение которого он бросает в благоговении взгляд на величественных Духов. Благодарность за данное его душе наполняет его. Без вступления на такой путь благоговения никто не достигает его в чистоте... Только если это произошло, он воистину уполномочен говорить об истинах мистицизма, истинах антропософии и духовной науки. Таким образом действует духовный исследователь и так должен начинать каждый, то есть в наипростейшей, элементарной манере, пока он не придет к постижению этих учений" (1). "Действительность этого астрального тела обнаруживается, когда с помощью медитации переходят от мышления, возбуждаемого внешними чувствами, к некоему внутреннему созерцанию". (4)

Для подобного познания необходимо условие: "Для того чтобы пробудиться в душевном мире, личность должна иметь органы восприятия для душевного мира. Как тело, которое обладает глазами и ушами, так душа и дух должны обладать органами, чтобы воспринимать излучения душевной области и окружения астрального мира. Когда человек предпримет оккультное обучение, его аура становится существенно более определенной. Определенные органы возникают в ауре, которые называются чакрами в эзотерическом языке. Они являются органами восприятия души" (1).

В своей работе "Ход жизни человека" (Очерк тайноведения) Штайнер подробно описывает свои представления о "строении" человека:

"Жизнь человека, как она проявляется в последовательности состояний между рождением и смертью, можно вполне понять, только приняв во внимание не одно лишь чувственно-физическое тело, но и те изменения, которые происходят со сверхчувственными членами человеческой природы. Эти изменения можно рассматривать следующим образом. Физическое рождение представляет собой высвобождение человека из физической материнской оболочки. … В дальнейшей жизни происходят затем для сверхчувственного наблюдения сверхчувственные события, аналогичные тем чувственным, которые имели место при физическом рождении. Приблизительно до смены зубов (на 6-м или 7-м году) эфирное тело человека окружено эфирной оболочкой. В этот период жизни она отпадает. Происходит "рождение" эфирного тела. Но человек остается все еще окруженным астральной оболочкой, которая отпадает в возрасте между 12-м и 16-м годами (в период половой зрелости). Тогда происходит "рождение" астрального тела. И еще позднее рождается в собственном смысле "Я". (Плодотворные указания, вытекающие из этих сверхчувственных фактов для воспитания, изложены в моей книжке: "Воспитание ребенка с точки зрения духовной науки"). После рождения "Я" человек живет включенным в условия мировой жизни и принимает активное участие в этих условиях в меру деятельности, сообщаемой "Я" его членам: душе ощущающей, душе рассудочной и душе сознательной". (6)


"Воспитание ребёнка с точки зрения духовной науки"


Последователь Штайнера, вальдорфский учитель Ф. Карлгрен подчёркивал, что для подхода к сложным задачам воспитания вальдорфская педагогика обращается к своей духовно-научной основе - к антропософскому познанию человека. Доклад, с которым Штайнер выступал в различных населённых пунктах Германии в 1907 году "Воспитание ребёнка с точки зрения духовной науки" (7) и опубликованный как книга, Карлгрен выделяет как исток вальдорфской педагогики. (5) В этой работе Штайнер впервые излагает свои взгляды на развитие ребенка с точки зрения антропософии, и соответственные этому развитию методы воздействия на него педагога. Он говорил, в частности, что: "Помимо физического тела человека, объектом познания для духовной науки является еще и другой член его существа: жизненное или эфирное тело".

"Духовная наука описывает, каким образом открывается тот мир, в котором высшие члены существа человека оказываются доступными созерцанию. Для того, кто развил в себе высшие органы восприятия, эфирное тело является объектом наблюдения, а не предметом рассуждений и умозаключений".

Итак, согласно антропософии, человек состоит из нескольких составляющих: физического (видимого) тела, эфирного и астрального "духовных" тел, также "К существу человека принадлежит еще один, четвертый, член - такого члена нет у других живущих на земле существ. Это - носитель человеческого "Я"…. "В период от рождения до смены зубов - т.е. приблизительно до семилетнего возраста - он окружен эфирной и астральной оболочками. Лишь с наступлением смены зубов эфирное тело отделяется от эфирной оболочки. Астральная оболочка сохраняется вплоть до наступления возраста половой зрелости, когда астральное тело рождается…"; "эфирное тело… становится носителем привычек, устойчивых склонностей, темперамента и памяти".

Вальдорфскому педагогу нужно всё это знать потому, что он: "…работает над этими четырьмя членами существа человека и, если он желает стоять на уровне своей задачи, должен изучать их природу". "Знание соответствующих законов должно быть положено в основу искусства воспитания и обучения"; "Те, кто при этом не будут руководствоваться данными духовной науки, скорей всего, сделают обратное тому, что нужно; ведь материалистический здравый смысл зачастую склонен выбирать противоположное истинному". "В искусстве воспитания речь идет о конкретных знаниях в отношении членов существа человека и закономерностей их развития. Необходимо знать, в каком возрасте и каким образом следует воздействовать на тот или иной член организации человека". Так, например, "С того времени, как у ребенка стали меняться зубы, и произошло отделение внешней эфирной оболочки, воспитатель получает возможность извне воздействовать на эфирное тело"; "…переработанное посредством собственных сил "Я" астральное тело называется Самодухом (Geistselbst) - или, согласно восточной терминологии, Манасом. Такое преобразование происходит, в основном, благодаря обучению, обогащению внутреннего мира возвышенными идеями и представлениями". "…мышление, (внутреннее) чувство и воля. Способствуя их формированию, педагог устанавливает как бы обратную связь с эфирным телом, которое в период между сменой зубов и наступлением половой зрелости можно совершенствовать, воздействуя на него извне". "Нельзя упускать из виду того, что говорилось об окружающей астральное тело защитной оболочке. Одно дело - заботиться еще до наступления возраста половой зрелости о заключенном в астральном теле зародыше развития, другое дело - подвергать ставшее после наступления этого возраста самостоятельным астральное тело извне тому, что оно может переработать без защитной оболочки. Это, конечно, тонкое различие; но для того, кто его не проводит, непонятой остается и сущность воспитания".

Духовная наука, утверждает Штайнер, обеспечивает взаимосвязь между физическим и духовным аспектами воспитания: "…благодаря телесным упражнениям эфирное тело должно чувствовать свой собственный рост, воспринимать свою постоянно возрастающую силу. … Проводить занятия гимнастикой и телесными упражнениями подобным образом возможно только с помощью духовной науки".

Особые требования предъявлял Штайнер к педагогам своей школы: "…чрезвычайно важно, чтобы те, кто их воспитывает, были личностями, обладающими духовно-образным видением". "Конечно, для того, чтобы так воспитывать и преподавать, необходимо обладать большим тактом, и обрести его можно именно благодаря духовно-научному миросозерцанию".

Вальдорфские учителя, являющиеся носителями штайнеровского миросозерцания, служат примерами и авторитетами для своих учеников: "Естественный, не принудительно насаждаемый авторитет служит проводником того непосредственного духовно-образного видения, под воздействием которого в ребенке должно происходить формирование совести, привычек, склонностей, под воздействием которого уравновешивается темперамент; это призма, через которую он смотрит на явления окружающего мира". "Вера таинственным потоком струится от него (педагога) к воспитанникам, она убеждает их; и между ним и воспитанниками вершит сама непосредственная жизнь. Жизнь, которая возможна лишь благодаря тому, что воспитатель черпает из источника духовной науки, и каждое его слово, все, что от него исходит, заключает в себе ощущение, тепло и эмоциональную окраску подлинного духовно-научного миросозерцания. Поэтому духовная наука должна служить живой основой искусства воспитания.

Воспитанники также должны проникнуться "духовно-научными" идеями о мироздании и человеке: "Нельзя довольствоваться чувственно-наглядным рассмотрением растения, семени или цветка. Все наглядное должно становиться иносказательным выражением духовного. Семя не только то, чем оно является глазу. В нем сокрыто от внешнего зрения будущее растение. И ребенок должен живо ощутить, воспринять эмоционально, пережить в воображении, что оно заключает в себе значительно больше того, что доступно органам чувств. Нужно, чтобы он почувствовал веяние тайны бытия. Ибо полная действительность всякой вещи заключает в себе дух и материю, по-настоящему практическое искусство воспитания не может вырасти из материалистического образа мыслей. Многое еще предстоит преодолеть, прежде чем станет возможным построить искусство воспитания полностью на основе принципов духовной науки".

В этом труде Штайнер подчёркивал необходимость религии в процессе воспитания: "Самые же сильные импульсы эфирному телу сообщают такие впечатления и представления, посредством которых человек чувствует и переживает свою связь с вечной основой мира: это религиозные переживания. Воля человека, а вместе с ней и его характер не будут развиваться здоровым образом, если в данном возрасте он не испытает воздействия глубоких религиозных импульсов". "Если он (ребёнок) не почувствует прочной связи с божественно-духовным, его воля и характер будут оставаться нерешительными, нецельными, нездоровыми".

В этом и многих других трудах Штайнер проводит идею реинкарнации как не подлежащую сомнению: "…благодаря перевоплощениям он восходит на все более высокие ступени развития".

Своё учение Штайнер принял от неких "высших существ", которые и в дальнейшем "руководили" его деятельностью, об этом он говорил на семинарах, организованных для учителей вальдорфской школы: "Вначале нам следует поразмыслить о том, как мы можем быть связаны с духовными силами, по заданию которых должны работать. Поэтому я прошу вас рассматривать данное вступительное слово как своего рода молитву, обращенную к тем силам, которым надлежит … помогать нам, когда мы беремся за исполнение нашей задачи: Давайте мыслить таким образом, чтобы сознавать: За каждым из нас стоит ангел, нежно возлагая руки на голову; он дает необходимую нам силу. Над нами парит хоровод архангелов, несущих от каждого из нас то, что мы можем дать другим. Они связуют ваши души… Свет мудрости даруется нам вышними существами архаев. Архаи не замыкаются в круг, они несут свое откровение из пра-времен и исчезают в далях веков... ". (3)

Основание вальдорфской школы Штайнер считал "торжественным событием в мироздании", получившем возможность реализации благодаря всё тем же "добрым духам": "Прежде всего, мне хотелось бы выразить глубочайшую благодарность - во имя того доброго духа, который должен вывести человечество из нужды и бедствия, во имя того доброго духа, который должен вести человечество к высшим ступеням развития в обучении и воспитании, - выразить глубочайшую благодарность тем добрым духам, которые подвигли нашего дорогого господина Мольта к благой мысли - … основать вальдорфскую школу". (3)


"Общая наука о человеке как основа педагогики"


Все вальдорфские учителя перед началом работы в школе должны были пройти курс лекций "Общая наука о человеке как основа педагогики" (3) о связи важнейших душевных функций человека с физиологическими процессами. "Эту книгу можно назвать сборником упражнений, научным текстом для медитации…" (последователь Штайнера, вальдорфский учитель Ф. Карлгрен (5).

В этом труде Штайнер продолжает развивать своё учение о реинкарнации и "высших существах". Эти знания необходимы вальдорфским педагогам для того, чтобы правильно осуществлять процесс воспитания: "Мы должны направлять взор на … рождение. Мы должны осознать, что человек долгое время развивается в период между смертью и новым рождением. Мы должны сознавать, что физическое бытие является продолжением духовного, что посредством воспитания мы продолжаем то, что делалось без нашего участия духовными существами. Наши воспитание и обучение получат правильную ориентацию только тогда, когда мы осознаем, что с детьми мы продолжаем делать то, что до их рождения делали высшие существа". И далее, объясняя мыслительные процессы с точки зрения антропософии: "Представление - это, прежде всего, образ того, что пережито нами до рождения. Вы не достигнете действительного понимания сути представления, если не уясните себе, что прожили жизнь до рождения. Для действительного познания уже само представление, думание является доказательством бытия до рождения, поскольку оно - образ этого бытия".

Представляя себе подобным образом строение человека, педагог должен соответствующим образом воздействовать на ребёнка: "Мы должны понимать, что человеческое существо действительно состоит из двух частей, и здесь внизу, на Земле, духо-душа соединяется с телесностью, с плотью". "Знание этого обстоятельства позволяет нам более тонко подойти к воспитанию. Нам нужно вначале понять данное человеческое существо антропологическо-антропософски". "Задача воспитания, в духовном смысле, заключается в том, чтобы правильным образом связать, согласовать между собой духо-душу с телом. Они должны находиться в гармонии, должны быть друг с другом согласованы, ибо вначале, когда ребенок рождается в физическом мире, они еще не подходят друг к другу". "Давая ребенку тот или иной учебный материал, мы должны понимать, что, действуя в одном направлении, мы более способствуем внедрению духо-души в физическое тело, а действуя иначе - внедрению телесности в область духо-души".

В этой работе Штайнер подчёркивает важность установления взаимосвязи между учителем и учениками: "Мы должны входить в классную комнату сознавая: здесь устанавливается духовная связь, здесь действуют не только слова, которыми я наставляю детей, и не просто умелое преподавание. Это лишь внешняя сторона дела, за которой, конечно, нужно тщательно следить, но и формальные действия мы будем выполнять неправильно, если не поставим во главу угла связь между наполняющими нас мыслями и теми процессами, что должны происходить в душе и теле ребенка во время занятий". Поэтому для штайнеровской педагогики так важно, что представляет собой педагог, и в каком душевном состоянии он входит в класс.


Эвритмия


Во многих вальдорфских школах дети занимаются эвритмией. Эвритмия – "зримая речь" (Карлгрен (5) – искусство, которое было изобретено Штейнером. В её основе – исполнение стихов или музыки, сопровождающееся определёнными движениями. О её значении Штайнер писал: "Когда люди занимаются эвритмией, это способствует в жизни и эвритмистам, и зрителям; и те, и другие получают при этом нечто весьма существенное. У тех, кто сам является эвритмистом, благодаря эвритмическим движениям физический организм становится надлежащим приемным органом для духовного мира, поскольку движения хотят низойти из духовного мира. В известной мере эвритмисты становятся приемными органами для процессов духовного мира, подготавливая для этого свои тела. Для зрителей эвритмии то, что живет в движениях в отношении их астрального тела и Я ­ благодаря эвритмическим движениям в определенной степени интенсифицируется. Если бы вы смогли после эвритмического представления вдруг проснуться ночью, вы бы увидели, что в вас присутствует нечто в значительно большей степени, чем после сонаты, когда вы прослушали вечерний концерт... Это укрепляет душу, позволяя душе живым образом вживаться в сверхчувственное (8).

В очень многих работах Штайнер противопоставляет свою духовную науку, не пользующуюся, однако, никакими научными методами исследования и базирующуюся целиком на его "ясновидении", общепринятому естествознанию, считая как раз его несостоятельным, например: "Тот, кто сегодня возьмет в руки книгу, имеющую хоть какое-нибудь отношение к психологии, обнаружит, что в подобных сочинениях уже нет реального содержания… Создается впечатление, что психологи просто играют понятиями" (3). Или: "Вся абстрактная болтовня, которую мы встречаем сегодня в психологических книгах и в психологических объяснениях, исходящих от сегодняшней науки, … ­ не более чем документ о невежестве наших философов, ничего не знающих о действительной взаимосвязи душевного с телесным"(8). И т.п.

В своих трудах Штайнер многократно подчёркивает, что только его представления о человеке и мироздании единственно верны: "…Наука с неизбежностью впадает в заблуждения, если не будет следовать руководству оккультной науки, которая всегда укажет ей правильный путь к тому, что может быть открыто с помощью физического исследования" (2); "Все обучение в будущем должно быть построено на реальной психологии, почерпнутой из антропософского миропознания"; "Внешней науке нечего сказать об этом; ответ может дать только антропософски ориентированная наука" (3).

У вальдорфской педагогики, как у любой идеи, есть не только сторонники, но и критики. Вот что писал о Штайнере русский философ Н. Бердяев: “Редко кто производил на меня впечатление столь безблагодатного человека, как Штайнер. Ни одного луча, падающего сверху. Все он хотел добыть снизу, страстным усилием прорваться к духовному миру... Некоторые антропософы производили на меня впечатление людей одержимых, находящихся в маниакальном состоянии. Когда они произносили “доктор (Штайнер) сказал”, то менялось выражение глаз, лицо делалось иным и продолжать разговор было нельзя. Верующие антропософы гораздо более догматики, гораздо более авторитарны, чем самые ортодоксальные православные и католики... ” (9).

Семен Франк: “В двух формах происходит, в области учений о душе, устранение научного знания: в форме наивной фальсификации науки через безотчетное, сумбурное ее смешение с религией и мистикой и в форме сознательного отрицания науки. Первое мы имеем в столь популярных ныне оккультических и теософских учениях о душе, которые сами именуют себя сокровенной наукой (“Geheimwissenschaft” Штейнера!)... За всем тем остается несомненным, что так, как по большей части ведутся исследования этого типа, они представляют невыносимую смесь объективных наблюдений с субъективной фантастикой и, главное, основаны на грубейшем смешении науки с мистикой, одинаково искажающем ту и другую и ведущем к каком-то противоестественному супранатуралистическому реализму”(10).

Еще один русский философ и педагог, блестящий знаток европейской философии Василий Зеньковский замечает, что: “Штейнер всецело во власти сумбурного подсознания, его сознательная мысль архаична и инфантильна, для научно-философского и мистического эзотеризма он вечно остается непосвященным. Штейнер грезит и видит сны; но бывают “вещие сны” и бывает бред. Примером такого бреда может служить христология Штейнера”(11).

Николай Лосский: “Все это учение переполнено сведениями о природе Солнца и различных планет, о различных духах, населяющих их, о влиянии на душу умершего человека, сведениями явно фантастическими, выходящими за пределы доступного человеку опыта и обнаруживающими свою несостоятельность, поскольку некоторые из них противоречат общим достоверно известным принципам строения мира. Например, Штейнер утверждает, что горящие газы находятся только на периферии Солнца, а внутри его нет ничего материального, даже пространства (R. Steiner. La vie apres la mort. p.42). Трудно понять, как мыслит человек, способный говорить о шаре, у которого периферия пространственна, а внутренность не то чтобы пуста, а совсем не пространственна! ”(12).

Отношение Ивана Ильина к антропософии высказано в его письмах: “Уничтожающее дружное противодействие нас всех системе Штейнера, [которая] через насилие над душами своих адептов чинит насилие над добрым именем и честью всех мыслящих свободно - есть наш общий безусловный долг и акт самосохранения!... [Нужно организовать] дружное противодействие против лже-идейного первоисточника, т.е. против организованной анти-культуры штейнерианства, ибо иначе последуют без числа и меры новые факты попрания личностей и идей... Выдвигаемая Штейнером “Антропософия” - учение враждебное и настоящей философии, и подлинному искусству”(13).

В одном из писем Блоку А. Белый пишет, что в 1904 году Булгаков сказал ему: “Теософия это еще ничего. Сейчас нас ожидает уже настоящая тьма - Штейнер! ” (14).

Т. о. духовность и "высшие миры" Штайнера чужды русскому менталитету, вот уже тысячу лет воспитывающемуся на христианских идеалах. К тому же у нас есть немало своих замечательных педагогов, таких как Пирогов, Одоевский, Ушинский, Тихеева, Водовозова Макаренко, Сухомлинский, Амонашвили и др., идеи и методы воспитания которых не мешало бы почаще вспоминать и претворять в жизнь.

Конечно, для тех, кто придерживается мировоззрения Штайнера, вальдорфская педагогика имеет право на существование.

Утверждая, что антропософские взгляды не прививаются ученикам, Карлгрен (повторяя Штайнера) много говорит о свойственной детям подражательности окружающим их взрослым: "Разве так уж неестественно, что влияние некоторых учителей на детей … простирается вплоть до области мировоззрения. … Конечно, вальдорфские учителя… не в силах противостоять тому, чтобы их ученики бездумно перенимали у них … весь строй мыслей, ведь любое воспитание – это в определённой мере влияние". Это при том, что все учителя должны быть убеждёнными антропософами (прим. автора). "Главное, чтобы педагоги, неизбежно влияя на учеников, … всё же способствовали развитию, совпадающему с их собственными личностными пристрастиями" (Карлгрен).

"Когда говорят о вальдорфской педагогике, то речь идет об образе жизни. Специфической особенностью вальдорфских школ является то, что все члены корпорации видят одну и ту же духовную цель. Стало правилом, что учителя не могут исполнять своих обязанностей без тщательного изучения человековедения Р. Штейнера и без внутренних усилий, которых требует антропософский путь развития" (Карлгрен, с.257).

Итак, и дети, и учителя должны приобрести не просто знания о религии или антропософии - но пережить соответствующий религиозный опыт: "Надо дать детям приобрести религиозный опыт" (там же, с.106). "Один раз в неделю для детей устраивается религиозное действо, которое ввел Рудольф Штейнер" (с.107).

Учителю изучение оккультной доктрины Штейнера должно помочь, в частности, тем, что он должен научиться распознавать в детях опыт их прошлых инкарнаций (с.109). В самих "вальдорфских школах принято свободное христианское религиозное обучение" (там же). "С первого по четвертый класс преподавание строится на основе рассказов, пробуждающих почитать Господа Бога, Божественное в природе" (там же).

Итак, к силам, оказывающим формирующее воздействие на физические органы, принадлежит та радость, которую ребенку дарит его окружение: ласковые лица воспитателей и, прежде всего, искренняя, непритворная любовь. Любовь, своим теплом согревающая физическое окружение, в подлинном смысле слова - как наседка яйца - высиживает формы физических органов (7).

И это различие заключается не только в том, что один учитель более умелый или применяет те или иные педагогические приемы; главное, что влияет на процесс обучения: какие мысли он в себе носит, с какими мыслями входит в класс. Учитель, занятый мыслями о становлении человека, влияет на учеников совсем иначе, чем учитель, который об этом никогда не думает.

Мы живем в эпоху, когда должны быть изжиты любые апелляции к эгоизму, - если только человечество не хочет и дальше следовать тем же путем упадка культуры, по которому оно движется сегодня.

мы должны иметь в виду, что работаем над чувством, представлением и волей следующего поколения. Мы должны привлечь это поколение для определенных задач человеческого будущего (8) В жизни имеет цену не готовое знание, но работа, которая подводит к готовому знанию; и в педагогическом искусстве эта работа обладает совершенно особой ценностью. (8)

Воспитание в детях чувства прекрасного и соответственно этому восприятие хороших поступков как прекрасных и дурных – как отвратительных.

Некоторые положительные моменты есть: воспитание чувства прекрасного, индивидуальный подход, любовь к детям. Но это неоднократно высказывали многие педагоги и до Штайнера, так что тут он Америку не открыл.

такой антропософский взгляд: "Человеческая индивидуальность ("Я") берёт начало из сверхчувственных миров (этот постулат вообще не научен – прим. автора) и … привносит с собой определённые наклонности, которые никоим образом не вытекают из наследственности, не берутся из окружающей среды…" прямо противоречит Современным знаниям психологии. Противоречит науке и является религиозным по сути признание идеи реинкарнации: "… в некоторых ситуациях получаешь непосредственное и сильное впечатление, что находишься перед проявлениями такой человеческой сущности, которая исходит из предшествующей земной жизни". Но для меня слово “наука” звучит вполне определенно. В науке принято демонстрировать все методы, с помощью которых ты пришел к своим результатам. Эти методы должны быть признаны и используемы другими учеными (причем независимо от их личных религиозных позиций). Любой результат в науке должен быть воспроизводим другими исследователями, и тем самым проверяем.


Литература


1. Рудольф Штайнер. Происхождение и цель человека. Основные понятия духовной науки. Внутреннее развитие человека. Берлин, 1904

2. Антропософия. Психософия. Пневматософия. 12 лекций в Берлине (по стенограмме, с предисловием Марии Штайнер)

http: // www. anthroposophy. ru/index. php? go=Files&in=view&id=10

3. Рудольф Штайнер. Общее учение о человеке как основа педагогики.

Учебный курс лекций для преподавателей Свободной вальдорфской школы, прочитанный 21. VIII-5. IX 1919 г. в Штутгарте. Перевод с немецкого Д.М. Виноградова. "Парсифаль". Москва-1996

4. Рудольф Штайнер. Антропософские руководящие положения. Путь познания антропософии. Мистерия Михаила. "Антропософия" Москва-1996

5 .Ф. Карлгрен. Воспитание к свободе. Педагогика Рудольфа Штейнера. Издательство Московского Центра вальдорфской педагогики. Москва-1993.

6. Печатается по изданию: Рудольф Штайнер. Очерк тайноведения. Пер. Т.Г. Трапезникова. Издательство "Духовное знание" Москва, 1916. Издательство "НОЙ" 1992 г.

7. Рудольф Штайнер. Воспитание ребёнка с точки зрения духовной науки.

R. Steiner Die Erziehung des Kindes, vom Gesichtspunkte der Geisteswissenschaft (Aufsatz 1907)

Перевод с немецкого Д. Виноградова

8. Рудольф Штейнер. Эзотерическая антропология.

9. Бердяев Н.А. Теософия и антропософия в России. // Типы религиозной мысли в России. Париж, 1989.

10. Франк С.Л. О понятиях и задачах философской психологии // Русская религиозная антропология. Антология. Составление, общ. ред. и предисловие Н.К. Гаврюшина. М., 1997, Т.2.

11. Вышеславцев Б.П. Этика преображенного эроса. М., 1994.

12. Лосский Н.О. Учение о перевоплощении. Интуитивизм. М., 1992.

13. Публикация: Гаврюшин Н.К. В спорах об антропософии. Иван Ильин против Андрея Белого. // Вопросы философии. 1995, №7.

14. Загвоздкин В. О вальдорфской педагогике и ее критиках // Человек. 1998, № 1.



Случайные файлы

Файл
15383-1.rtf
28606.rtf
144435.rtf
12152.rtf
187108.rtf