Стиль жизни по А. Адлеру (102512)

Посмотреть архив целиком


Содержание


Введение

1. Понимание стиля жизни по А.Адлеру

2. Коррекция стиля жизни по А.Адлеру

3. Мировой опыт моделирования потребительского поведения по А.Адлеру

Заключение

Список литературы



Введение


Анализ новейшей отечественной литературы показывает, что в настоящее время экономистами продолжается фундаментальное изучение теоретико-методологических основ поведения потребителей, и фокусирование внимания на данной проблеме будет осуществляться и в перспективе развития человеческой цивилизации. «Сколько существует человечество, столько существуют и его потребности. По мере развития человечества происходит увеличение набора и качества его потребностей, что, в свою очередь, в не малой, если не решающей, степени предопределяет и требования к товарам и услугам, которые имеют место или необходимы обществу и каждому индивиду». Причем Л.П. Кураков обращает внимание на неразрешимое противоречие в развитии человеческой деятельности и человеческих потребностей, «когда развитие потребностей вызывает к жизни новые виды человеческой деятельности, а последние, в свою очередь, обуславливают появление новых потребностей и т.д. до бесконечности»1.

Цель работы – рассмотреть важнейшие жизненные стили человека по А.Адлеру и их значение в анализе потребительского поведения.

Задачи работы – изучить понимание стиля жизни по А.Адлеру, рассмотреть пути изменения стиля жизни по А.Адлеру, проанализировать мировой опыт формирования потребительского поведения по А.Адлеру.



1. Понимание стиля жизни по А.Адлеру


Продемонстрируем то, как мы определяем нормальный стиль жизни, и что это дает нам для понимания ошибок и некоторых особенностей. Но прежде стоит упомянуть, что в подобного рода исследованиях мы не принимаем в расчет типы. Наш подход отличается, так как у каждого человека свой индивидуальный стиль жизни. Так же, как невозможно найти на дереве два абсолютно одинаковых листа, невозможно отыскать двух одинаковых людей. Природа столь богата, а возможности разнообразия стимулов, инстинктов и ошибок столь велики, что совершенно невозможно, чтобы два человека были а точности идентичны. Следовательно, когда мы говорим о типах, это всего лишь интеллектуальный прием, чтобы сделать более понятными некоторые сходства в людях. Когда мы постулируем интеллектуальную классификацию, такую как типы, и изучаем характерные черты, их составляющие, наши рассуждения становятся яснее. Однако этим мы еще не принимаем на себя обязательства использовать одну и ту же классификацию все время, а только прибегаем к наиболее подходящей для каждого конкретного случая. Люди, которые серьезно относятся к различного рода типам и классификациям, однажды наклеив на человека ярлык, уже не могут себе представить, что этот человек может быть отнесен к какому-то типу другой классификации.

Чтобы пролить свет на эту проблему, приведем пример. Скажем, если мы говорим о типе человека, который не адаптирован социально, мы имеем в виду того, кто ведет бессодержательную жизнь и не вовлечен в социальные проблемы. Это один из способов классифицировать индивидов, возможно, по наиболее важному признаку. Но возьмем, к примеру, индивида, чей интерес, каким бы ограниченным мы его не считали, заключается прежде всего в том, чтобы видеть. Такой человек сильно отличается от другого, которого влечет другой интерес - слышать. Тем не менее, оба они могут быть социально не адаптированы и испытывать трудности в установлении контакта с окружающими. В таком случае, если мы не понимаем, что типы - это всего лишь удобные абстракции, классификация по типам может стать источником путаницы.

А сейчас давайте возвратимся к нормальному человеку, которого мы избрали в качестве стандарта для исследования отклонений. Нормальный человек - это человек, который живет в обществе и в своем образе жизни столь хорошо адаптирован, что, хочет он того или нет, общество извлекает определенную выгоду из его деятельности. Кроме того, с точки зрения психологической, у него достаточно энергии и смелости, чтобы открыто встречать проблемы и трудности, которые случаются в его жизни. У людей же с психопатологическими отклонениями отсутствуют оба эти качества и социальная адаптация, и способность справляться с повседневными трудностями жизни.

В качестве иллюстрации я могу привести пример одного тридцатилетнего мужчины, который всякий раз, пытаясь решать свои проблемы, в самый последний момент отступал. В дружбе он был чрезвычайно подозрителен, в результате чего его дружеские отношения никогда не были глубокими. Невозможно, чтобы дружба крепла в условиях подозрительности, так как второй партнер неизбежно почувствует напряженность. Без труда можно было понять, что в действительности у этого человека не было настоящих друзей, несмотря на то, что он общался с большим числом людей. Иметь друзей ему мешали недостаток заинтересованности и отсутствие социальной адаптации. Он сторонился общества и в компаниях хранил молчание, объясняя это тем, что там у него не возникало никаких мыслей, и следовательно, ему нечего было сказать2.

Более тоге, человек, о котором мы говорим, был застенчив. Во время разговора его лицо то и дело заливала краска. Когда же ему удавалось преодолеть свою застенчивость, он говорил достаточно хорошо. В чем он действительно нуждался, так это в такого рода помощи, не обремененной критикой. Разумеется, когда он был в обычном состоянии, общаться с ним было не слишком приятно, и у окружающих он не вызывал симпатии. Он это чувствовал, что лишь усугубляло его нелюбовь к беседам. Стиль его жизни можно описать так, что он обращал на себя внимание при попытке войти в какую-то компанию.

Следующим после жизни в обществе и искусства ладить с людьми является вопрос деятельности. Наш пациент постоянно пребывал в страхе, что в своей деятельности он потерпит поражение, провалится, и поэтому занимался ею денно и нощно. Он перерабатывал и перенапрягался, из-за чего практически самоустранился от решения реальных проблем, возникающих в его деятельности.

Если мы сравним то, каким образом наш пациент действовал в двух важнейших сферах своей жизни, то увидим, что его поведение всегда было слишком напряженным. Это признак сильного чувства неполноценности. Он недооценивал себя и видел в других людях и новых жизненных ситуациях опасность для себя. Он жил и действовал так, как будто находился среди врагов.

Теперь у нас достаточно данных, чтобы описать стиль жизни этого человека. Мы видим, что он желает действовать, но страх поражения парализует его. Он словно бы стоит перед пропастью, разрываемый желанием и невозможностью сдвинуться с места. Его преуспевание относительно, и он предпочитает оставаться в одиночестве и не вступать во взаимодействия с другими людьми.

Третья проблема, ставшая на пути этого человека - проблема, к решению которой не готово большинство людей, - это проблема любви. Он не смел приблизиться к противоположному полу. Он желал любить и жениться, но сильное чувство неполноценности сковывало его действия. Он не смог осуществить желаемое; все его поведение и жизненные установки укладываются в слова. «Да... но!» Он был влюблен в одну девушку, затем - в другую, что довольно часто случается у невротических личностей, так как, в сущности, две девушки - это меньше, чем одна. Подчас эта истина объясняет склонность к полигамии.

Теперь давайте рассмотрим причины, обусловившие такой стиль жизни у этого человека. Во время его формирования, то есть в первые четыре-пять лет жизни, случилась трагедия, имевшая значительные последствия и которую поэтому необходимо рассмотреть подробно. Как мы понимаем, нечто убило в этом человеке нормальный интерес к другим, и дало повод решить, что жизнь - это сплошные трудности и что лучше не двигаться вперед вообще, чем все время противостоять ее тяготам. Таким образом, он стал осторожным, нерешительным, склонным к всегдашнему отступлению.

Нужно также упомянуть тот факт, что он был первым ребенком. Мы уже говорили о большом значении и влиянии на личность последовательности появления детей в семье, указав, что основные проблемы первенца возникают потому, что годами он является центром внимания, что бы в конце концов быть свергнутым, когда его место займет другой любимец. В большинстве случаев причину застенчивости и робости человека можно найти в том, что ему предпочитают кого-то другого. Так что в данном случае исток проблемы было отыскать несложно.

Во многих случаях стоит просто задать пациенту вопрос: Вы первый, второй или третий ребенок в семье? - и у нас появляется все необходимое для исследования. Однако можно использовать и другой метод: спросить о ранних воспоминаниях. Его мы будем довольно подробно рассматривать в следующей главе, но уже сейчас можно отметить, что этот метод стоит внимания психологов, так как первые воспоминания иди первые рисунки позволят восстановить ранний стиль жизни, который мы называем прототипом Ранние воспоминания клиента позволяют увидеть ту часть прототипа, которая действует в сегодняшней его жизни Как. правило, всем запоминается что-то очень важное, даже если это просто осталось в памяти, и ему не придают особого значения.

Существуют школы психологии, которые исходят из противоположного предположения - они считают, что самые важные моменты прошлого человек забывает; в действительности же большой разницы между этими двумя концепциями нет. Бывает, что человек может рассказать нам оставшиеся в его памяти воспоминания, не понимая, однако, что они значат. Он не видит связи между ними и его нынешними действиями. Результат, таким образом, тот же, подчеркиваем ли мы скрытое или забытое значение того, что помним, или важность того, что забыли.

Небольшие рассказы о ранних воспоминаниях могут быть чрезвычайно показательными. Так, человек может вспомнить, что когда он был маленький, мать взяла его и младшего брата на базар. Этого достаточно для того, чтобы раскрыть его стиль жизни. Он рассказывает о себе и младшем брате, значит для него было важно иметь младшего брата. Попросите его продолжать, и он припомнит, что в тот день начался дождь. Мать взяла его на руки, но увидев младшего брата, поставила обратно на землю, чтобы нести малыша. Таким образом, о его стиле жизни можно сказать следующее: в этом человеке постоянно жило ожидание, что ему предпочтут другого. Зная это, можно понять, что ему мешает свободно общаться: он все время настороже - кого ему предпочтут. То же самое и с дружбой. В результате у него никогда не было настоящего друга, ибо в своей подозрительности он без устали выискивал мелочи, разрушающие дружбу.

Мы также можем проследить, как трагедия, которую он пережил, стала препятствовать развитию его чувства общности. Он вспомнил, как мать взяла на руки его младшего брата, и мы видим, что он чувствует, что этому младенцу мать уделяет больше внимания, чем ему. Он чувствует, что младшего брата любят больше и постоянно ищет подтверждения этой мысли. Здесь он всецело убежден в своей правоте, и отсюда - его постоянное напряжение, ибо он постоянно пытается совершить нечто, видя, что ему предпочитают кого-то другого3.

Таким образом, единственным выходом для этой подозрительной личности является полная изоляция, ситуация, в которой он абсолютно ни с кем не должен вступать ни в какие соревнования, оставаясь, так сказать, единственным на всей земле. И действительно, иногда в своих фантазиях ребенок такого типа переживает крушение всего мира, после чего он остается единственным человеком на земле, и следовательно, никому более не может быть отдано предпочтение перед ним. Мы видим, как он использует все возможности, чтобы спастись, но только не следует логике здравого смысла или реальности, а является пленником своих подозрений. Он живет в ограниченном мире, и у него свое особое представление о бегстве. Связей с другими и интереса к ним он полностью лишен. Но мы не должны обвинять его в этом, так как знаем, что не можем отнести его к числу нормальных людей4.


2. Коррекция стиля жизни по А.Адлеру


В данном случае задачей является пробудить в человеке его чувство общности, приблизив его таким образом к требованиям жизни в обществе. Как это должно быть сделано? Большая трудность в работе с людьми, привыкшими к подобному образу жизни, заключается в том, что они постоянно находятся в напряжении и ищут подтверждения своим навязчивым идеям. Следовательно, изменить эти их идеи невозможно, пока мы каким-то способом не проникнем в их внутренний мир, с тем, чтобы рассеять их предубеждения. Чтобы сделать это, необходимо определенное искусство и такт. Лучше, если консультант не связан близко с пациентом или заинтересован в нем лично, так как в противном случае окажется, что он действует в собственных интересах, а не в интересах пациента. Последний обязательно заметит это и станет подозрительным.

Еще один важный момент - уменьшить чувство неполноценности клиента. Оно не может исчезнуть сразу, и кроме того, мы не хотим искоренять его, потому что чувство неполноценности может служить хорошим фундаментом конструктивной работы. Что действительно необходимо сделать - это изменить цель. Мы видим, что целью нашего клиента было бегство, поскольку кому-то другому отдавали перед ним предпочтение. Именно с этим комплексом идей необходимо работать. Мы можем уменьшить его чувство неполноценности, показав, что в действительности он сам недооценивает себя. Мы можем также показать ему непоследовательность его действий и объяснить ему источник его постоянного напряжения, его ощущения, как будто он постоянно находится на краю пропасти или живет среди врагов. Мы можем показать ему, как страх того, что предпочтение будет отдано другому, стоит на пути реализации его лучших начинаний и не позволяет ему вести себя естественно, что произвело бы хорошее впечатление на окружающих.

Если бы такой человек мог действовать подобно хорошему хозяину вечеринки. - следя за тем, чтобы друзья весело проводили время, заботливо с ними обращаясь и думая об их интересах, - такая установка могла бы очень помочь продвинуться а нашей работе. Но мы видим, что в реальной ситуации он не может развлекаться самостоятельно, теряется, не в состоянии ничего выдумать, и в конце концов говорит: «Глупцы! В них нет ничего интересного!»

Вся беда в том, что он совершенно не в состоянии адекватно понять ситуацию из-за своей частной логики, частного понимания и отсутствия здравого смысла. Как мы уже говорили, это можно сравнить с жизнью в вечной осаде, с образом жизни одинокого волка. Но для человека это - трагическая аномалия.

Теперь мы рассмотрим случай депрессии, которая, являясь довольно распространенным расстройством, может тем не менее быть излечена. Люди с депрессивными симптомами могут быть выявлены в очень раннем возрасте. В самом деле, можно обратить внимание, как много детей проявляют определенные признаки депрессии в своем подходе к новой ситуации. У человека, случай которого мы рассматриваем, было около десяти приступов депрессии. Это случалось всякий раз, когда он занимал очередной новый пост. Пока он находился на своем старом посту, его недуг никак не проявлялся. Он неохотно бывал в обществе и любил управлять другими. В результате у него не было друзей и в свои пятьдесят он оставался холостяком.

Чтобы понять его стиль жизни, обратимся к его детству. Он был чрезвычайно раздражительным и неуживчивым ребенком, и с помощью своих слабостей и обид управлял своими старшими братьями и сестрами. Однажды, когда они играли на кушетке, он столкнул их всех вниз, и в ответ на упреки своей тетушки обиженно сказал: «Ну вот, теперь вся моя жизнь разрушена из-за того, что ты меня поругала!» Ему тогда было около четырех или пяти лет.

Таков был стиль его жизни: постоянное желание управлять другими, постоянные жалобы на свои слабости и страдания. В дальнейшей жизни все это привело его к депрессивности, которая сама по себе является ни чем иным, как воплощением его слабости. Все пациенты, страдающие депрессией, употребляют практически одни и те же слова: «Вся моя жизнь разрушена. Я все потерял». Обычно это человек, которого сильно баловали, но затем перестали, и это повлияло на его стиль жизни. Реакции людей нередко очень похожи на различные виды животных. На одну и ту же ситуацию заяц реагирует не так, как волк или тигр, и то же самое с людьми. Однажды проводился следующий эксперимент - мальчиков трех разных типов привели к клетке со львом, чтобы наблюдать за их поведением при виде этого страшного зверя. Первый мальчик повернулся и сказал: «Пошли домой». Второй дрожащим от страха голосом произнес: «Вот это да!» Ему хотелось казаться храбрым, но голос выдавал его трусость. Третий мальчик спросил: «Можно, я на него плюну?» Таким образом, мы видим три различных реакции, три отличающихся друг от друга переживания одной и той же ситуации. Мы видим также, что в большинстве своем люди имеют склонность испытывать страх.


3. Стили жизни по А.Адлеру


Взгляды А. Адлера по-разному трактуются в психологической литературе. В.С. Мерлин, на наш взгляд, не совсем корректно излагает то, как А. Адлер понимал «стиль жизни» (как «индивидуальную систему промежуточных целей»). Сам А. Адлер не использует термин «промежуточные цели», который в советской психологии понимается как осознанный образ предвосхищаемого результата, в то время как стиль не обязательно является осознанным. Наконец, подобное определение отождествляет стиль со структурами мотивационной сферы, А. Адлер же прямо называет его манерой, способом. Я. Бундулс определяет адлеровские взгляды на стиль как на «некоторое неповторимое единство, характеризующее устойчивые тенденции в поведении человека». Это определение сводит стиль жизни человека только к его поведению. Между тем А. Адлер писал о том, что стиль характеризует также тенденции внутреннего развития индивида, особенности его восприятия окружающего мира; что, являясь следствием динамики развития чувств общности и неполноценности, он сам, сформировавшись, определяет их развитие. Наиболее корректно, на наш взгляд, определяет адлеровский стиль жизни Б.В. Зейгарник — как «виды компенсации». Согласно А. Адлеру, для достижения конечной «цели успеха» необходимо преодолеть чувство неполноценности. Это преодоление получило название компенсации. Стиль жизни выступает как «закон движения» человека, определяющий как его поведение, так и внутреннее развитие. Он тесно связан с направленностью личности индивида (характером конечной цели), его мотивацией. Как вид компенсации чувства неполноценности стиль жизни может различаться по успешности адаптации человека к требованиям общества. По этому критерию выделяются три основных стиля.

1. Удачная компенсация. Стремление к успеху и конечная цель подчинены социальному чувству. Человек успешно адаптируется к жизни в обществе.

2. Неудачная компенсация. Человек преодолевает чувство неполноценности способами, не одобряемыми обществом (алкоголизм, преступность), либо уходит в болезнь, служащую оправданием его неадаптированного поведения. Чувство неполноценности переходит в комплекс неполноценности, который часто скрыт за комплексом превосходства. В качестве причин возникновения данного стиля А. Адлер выделяет как наличие органических недостатков, так и неправильное воспитание.

3. Сверхкомпенсация. Стремление к успеху переходит в стремление добиться превосходства над остальными людьми. А. Адлер считал сверхкомпенсацию механизмом творчества.

Таким образом, кроме стилей, осуществляющих позитивную функцию адаптации к требованиям общества, выделяется негативный тип стиля. Изменить стиль жизни крайне трудно, ибо человек стремится сохранить его любым путем, даже если сам страдает от него. Кроме того, стиль обладает инертностью, и это приводит к тому, что, выполняя положительную функцию адаптации в одних условиях, он может оказаться непригодным в других.

По мнению А. Адлера, стиль является продуктом воспитания, однако он формируется преимущественно в годы раннего детства. Поэтому в качестве основного метода изучения стиля предлагается использовать психологический анализ ранних воспоминаний, получаемых от испытуемого в процессе клинической беседы.

В адлеровской концепции стиля общество представлено абстрактно, как объединение людей вне зависимости от конкретных исторических условий: вся человеческая цивилизация служит обеспечению безопасности, выживанию в биологической борьбе за существование. Каждый человек должен «пособствовать движению этого объединения людей, компенсирующего слабость отдельного человека, по пути прогресса. Поэтому эффективность стиля жизни индивида А. Адлер оценивает по его адаптированности к требованиям общества. Арену формирования стиля он целиком переносит внутрь индивида и ставит в зависимость от динамики двух, имманентно присущих всем людям чувств: общности и неполноценности. Спорным представляется положение, общее для всех психоаналитических теорий, об определяющем значении в формировании стиля периода раннего детства. Эта ограниченность теории А. Адлера во многом объясняется тем, что с самого начала индивидуальная психология предназначалась для «коррекционной работы с трудновоспитуемыми, педагогически запущенными детьми и лечения неврозов», но впоследствии была распространена на всех людей.

Вместе с тем в концепции А. Адлера есть ряд интересных моментов, значимых для дальнейших исследований индивидуального стиля. Прежде всего следует отметить, что стиль жизни А. Адлер считал проявлением личности в целом и непосредственно связывал с мотивационной сферой. Следует отметить качественную характеристику выделяемых им стилей. В советской психологии наибольшее распространение получила концепция индивидуального стиля деятельности В.С. Мерлина, Е.А. Климова и их сотрудников, где стиль понимается как «обусловленная типологическими особенностями устойчивая система способов, которая складывается у человека, стремящегося к наилучшему осуществлению данной деятельности». Полученные в рамках данной концепции результаты имеют большое теоретическое и практическое значение. Правда, в последнее время положение о том, что «стиль деятельности не может быть ошибочным», подвергается сомнению. Практическую значимость имеет положение А. Адлера о возможности прогнозирования поведения человека по особенностям его стиля жизни. В частности, это открывает перспективы использования полученных знаний о стиле учащихся в профориентационной работе с ними, как предлагает Б.Б. Косов.

Влияние адлеровской концепции стиля жизни прослеживается у ряда современных исследователей. Так, Г. Шихи характеризует стиль жизни как способ решения жизненных проблем. Она рассматривает кризисные периоды у взрослого человека, обусловленные, по ее мнению, наличием двух противоположных стремлений: к уюту, согласию с другими людьми и к поискам своей индивидуальности. В первом стремлении большую роль играют усвоенные в детстве внутренние запреты и нормы. Они становятся внутренним стражем, охраняющим безопасность человека, но ограничивающим его свободу. В отличие от А. Адлера, Г. Шихи считает неизбежными конфликты между двумя стремлениями, что и обусловливает наличие кризисных периодов. Стиль жизни выступает как способ разрешения конфликта, преодоления кризисов. Всего автор на основании наблюдения выделяет семь стилей. Так, стиль «вечный ребенок» характеризует человека, который не смог преодолеть заложенное в детстве стремление к уюту, самостоятельную жизнь ему заменила забота родителей. Конфликт может быть преодолен и по-другому. Человек со стилем «скрытый парень» по-своему преодолел стремление к уюту и ведет беспокойную жизнь, но копирует ее с человека, который ему хорошо известен, избегая самостоятельных решений, «скрывается» за чужой судьбой. Представитель иного стиля — «временный жилец» - успешно вырвался из дома. Ему присуща самостоятельность, которая, однако, абсолютизируется настолько, что он нигде не может обосноваться, найти себе место, везде живет как в гостинице. Эти и другие выделенные стили имеют чисто описательный характер. На наш взгляд, в концепции Г. Шихи представляет интерес постановка проблемы связи возрастных кризисов и стиля как способа их преодоления.

Иной аспект изучения стиля характерен для работ Г. Оллпорта, что связано со своеобразием его подхода к личности. Личность Г. Оллпорт определяет как «существующую в пределах индивида динамическую организацию таких психологических систем, которые определяют уникальность его приспособления к окружению». В качестве единицы личности выделяется ее черта. Черты личности могут быть мотивационными или стилевыми. Мотивационные черты имеют направляющее значение, стилевые — инструментальное. Особенностью концепции Г. Оллпорта является то, что понятие «стиль» в ней появляется дважды. Сначала под стилем понимаются «манеры поведения», соответствующие отдельным стилевым чертам личности: вежливая, энергичная и т.д. Именно это понимание, по-видимому, имел в виду В. С. Мерлин, утверждая, что в концепции Г. Оллпорта стиль определяется как совокупность инструментальных черт личности. Сам Г. Оллпорт не сводит стили как манеры поведения к чертам личности. В поведении он выделяет два тесно связанных аспекта: адаптивный и экспрессивный. Первый аспект отражает направленность поведения, второй — форму, в которой оно осуществляется. Адаптивный аспект поведения обусловлен направленностью на решение задачи, стоящей перед человеком, соответствующими умениями и промежуточными целями. Экспрессивный аспект обусловлен национальными и расовыми особенностями, темпераменте и личностными чертами, как мотивационными, так и стилевым. Здесь Г. Оллпорт вводит собственно понятие стиля как «специфической индивидуализированной манеры выполнения любой высоко интегрированной произвольной деятельности». Он пишет, что «стиль представляет собой наиболее сложную и полную форму экспрессивного поведения»; это проявление не отдельной стилевой черты, а всей совокупности черт личности, как стилевых, так и мотивационных. В первую очередь в стиле проявляются именно центральные, наиболее устойчивые черты личности. Однако проявляется стиль в рамках деятельности, которая понимается здесь не как психологическая структура, а как область занятий индивида, в частности его профессия. Г. Оллпорт выделяет стиль художественной деятельности — проявление личности художника, композитора, музыканта, поэта, писателя в его творчестве; стиль экономической деятельности, под которым понимается характер ведения финансовых дел и в который включаются специфические ошибки, заблуждения, проистекающие от таких черт личности, как поверхность, торопливость, избыток воображения, предубежденность; стиль выбора работы — удачный, когда намерения человека соответствуют его способностям, и неудачный; собственно профессиональный стиль как процессуальная форма выполнения индивидом своей привычной работы; упоминаются также стиль общения и стиль социальных отношений.

Несмотря на некоторую абстрактность и умозрительность теоретических построений Г. Оллпорта, а также чрезмерный акцент на адаптивной функции личности, ряд моментов в его концепции представляет интерес для дальнейших исследований. Это, во-первых, разведение стиля поведения как проявления отдельных стилевых черт личности и стиля личности как проявления целостной личности. Оллпорт не отрицает наличия связи стиля с темпераментом: «Хотя корни стиля, без сомнения, уходят в природный темперамент, непосредственным его источником является взаимодействие наиболее развитых черт личности и их совместное влияние на творческую и адаптивную деятельность». Во-вторых, так же как и А. Адлер, Г. Оллпорт включает в понятие стиля наряду с позитивными негативные характеристики (ошибочные способы выполнения деятельности). В отличие от концепции А. Адлера, где выделение стилей осуществляется по качественным критериям, работы Г. Оллпорта доложили начало количественному измерению отдельных характеристик стиля в соответствии с выраженностью личностных черт.

Попыткой объединить концепции стиля жизни и стиля личности является исследование Н. Адлера, посвященное проблеме роста употребления наркотиков. Эту проблему он связывает с определенным пониманием личности, выделяя два противоположных типа: «противоречивую» и «авторитарную» личность. Критерием их различения является индивидуальная устойчивость внутренней системы ценностей. По мнению автора, в годы социальных кризисов и перемен всегда возникают специфические формы поведения, характеризующиеся противоречивостью. Разрушается система ценностей, которую Н. Адлер считает основой личности, обесцениваются общепринятые нормы поведения. Для «противоречивой» личности возможны два жизненных стиля: гиперактивность или пассивность. Распространение наркомании, алкоголизма и т.п. связывается именно со вторым жизненным стилем «противоречивой» личности. «Авторитарная» личность обладает устойчивой, непоколебимой системой ценностей, убеждений, не знает противоречий.

Рассматривая абстрактное общество независимо от социального строя, Н. Адлер сводит факторы, определяющие распространение негативных форм поведения, к индивидуальным особенностям личности. Устойчивость системы ценностей личности связывается автором с косностью убеждений, отгороженностью от реальной действительности. Несмотря на это, интерес представляет сама постановка проблемы влияния социальных факторов, в частности общественных кризисов, на формирование личности и соответствующего жизненного стиля; расширение понятия стиля жизни и его негативных форм, куда автор включает привычные формы употребления наркотиков; рассмотрение связи между наркоманией, алкоголизмом и особенностями личности.

Таким образом, рассмотренные концепции стиля связывают последний с различными аспектами изучения личности: мотивационной сферой (А. Адлер, Г. Шихи), чертами личности (Г. Оллпорт), системой ценностей (Н. Адлер). Вместе с тем обращает на себя внимание ряд общих положений, значимых для дальнейшей разработки проблемы: рассмотрение стиля как проявления целостной личности, признание определенной роли социальных условий в формировании индивидуального стиля, характеристика как позитивных, так и негативных его форм.

Остановимся теперь на исследованиях индивидуальных особенностей познавательных процессов. В конце 40-х гг. американские психологи впервые обратили внимание на индивидуальные различия в процессе восприятия. Понятие когнитивного стиля получило распространение позже — в начале 50-х гг. Таким образом, термин «когнитивный стиль» употреблялся по отношению к уже открытым и изучавшимся ранее феноменам. Следствием этого явилась некоторая путаница в определении явлений одного порядка: устойчивые индивидуальные различия в познавательной деятельности, не влияющие на ее эффективность и не связанные с ее содержательной стороной, могли быть отнесены к понятию когнитивного стиля или не включаться в него. Кроме того, данный термин может употребляться в разных значениях. Одни психологи понимают под стилем устойчивые индивидуальные различия по одной, независимой от других характеристике, и количество «когнитивных стилей» равно числу этих характеристик (поленезависимость - полезависимость X. Уиткина, импульсивность — рефлексивность Дж. Кагана). Другие исследователи (в основном представители меннинджеровской группы; Ф. Хольцман, Дж. Кляйн, X. Шлезингер, Р. Гарднер и другие) каждую отдельную характеристику именуют «принципом когнитивной регуляции», оставляя термин «стиль» для системы характеристик. Так, Р. Гарднер называет стилем «сверхординарную структуру «я», которую составляет система индивидуальных регуляций».

Трудности при анализе конкретной проблемы связи когнитивного стиля со способностями вызваны также существующим в зарубежной психологии противопоставлением стиля и способностей. Как это ни парадоксально, оно вызвано требованиями валидности исследований, согласно которым каждая отдельная характеристика должна быть четко отнесена либо к способностям, либо к стилю. Способности связываются с успешностью деятельности (результативные характеристики), стиль же определяется как способ движения к цели (процессуальные характеристики). В отличие от способностей, которые характеризуются униполярностью (наличию способности противопоставляется ее отсутствие) и ценностной нагруженностью (от наличия способности зависит эффективность деятельности), стиль операционально предстает непрерывным континуумом, биполярным по отношению к уровню выраженности индивидуальной особенности и нейтральным по отношению к ценности. Такое противопоставление стилевых характеристик и способностей вызвано присущим западной психологии акцентом на количественный подход к способностям. Между тем еще Б.М. Теплов писал: «Основной вопрос должен заключаться не в том, насколько одарен или способен данный человек, а в том, какова одаренность и каковы способности данного человека». Таким образом, качественное своеобразие способностей должно проявляться и в качественном своеобразии способов выполнения деятельности, т. е. в стиле. С другой стороны, исследования стиля на личностном уровне показывают, что характеристики стиля могут влиять и на результат выполнения деятельности. Примером тому могут быть понятия неудачной компенсации А. Адлера, ошибочного стиля Г. Оллпорта. В советской психологии в последнее время проводились специальные исследования, направленные на установление связи когнитивного стиля и способностей на уровне психофизиологических характеристик (соотношение сигнальных систем)5.



Заключение


Сформулируем лаконичный ответ на вопрос практиков: «Чего же ждут сегодня потребители?»:

Потребители хотят спокойствия и безопасности. Буквально во всем.

Потребители очень благодарны тому, кто может позаботиться об их жизненных проблемах, с которыми им самим трудно справиться.

Многие компании растут и преуспевают благодаря тому, что являются более удобными для своих потребителей.

Потребители хотят персонального внимания и общения.

Потребители хотят качества. И это естественно.

Иногда потребители хотят быть вашими партнерами.

Потребители хотят иметь возможность вернуть вещи, которые их не вполне устраивают.

Потребители хотят и ожидают, что им будет всегда предоставлен прямой доступ на предприятие, с которым они имеют дело, и к продуктам этого предприятия без посредников.

Потребители хотят, чтобы им доставили радость и удовольствие.

Потребители хотят жить в атмосфере предсказуемости в отношении вашей фирмы.



Список литературы


  1. Абросимова Т.М. Менеджмент организации. М.: ИНФРА-М, 2004.

  2. Ильин В.И. http://www.marheting.spb.ru/read/m7/8.htm

  3. Кураков Л.П. Экономическая теория: Учеб. пособие. - 2-е изд., доп. и перераб. - М.: ГелиосАРВ, 1999.

  4. ЭнджелД.Ф., Блэкуэлл Р.Д., Миниард П.У. Поведение потребителей. — СПб.: Питер Ком, 1999.

  5. Яновая А.Д. Сфера услуг. М.: Виза АРТ, 2003.


1 Кураков Л.П. Экономическая теория: Учеб. пособие. - 2-е изд., доп. и перераб. - М.: ГелиосАРВ, 1999. С. 126.

2 Кураков Л.П. Экономическая теория: Учеб. пособие. - 2-е изд., доп. и перераб. - М.: ГелиосАРВ, 1999. С.155.

3 Кураков Л.П. Экономическая теория: Учеб. пособие. - 2-е изд., доп. и перераб. - М.: ГелиосАРВ, 1999. С. 154.

4 Кураков Л.П. Экономическая теория: Учеб. пособие. - 2-е изд., доп. и перераб. - М.: ГелиосАРВ, 1999. С. 152.

5 Яновая А.Д. Сфера услуг. М.: Виза АРТ, 2003. С. 156.



Случайные файлы

Файл
46632.rtf
240-2032.DOC
НПБ 239-97.doc
110518.rtf
56950.rtf