Тема природы в романе И.В. фон Гете "Страдания юного Вертера" (73710)

Посмотреть архив целиком

Саратовский Государственный Университет им. Н.Г. Чернышевского

Кафедра зарубежной литературы и журналистики













Контрольная работа по теме:

Тема природы в романе И.В. фон Гете «Страдания юного Вертера»




Работа студента группы

225б, романо-германского отделения

Сергеева Андрея


Научному руководителю, доценту

Козонковой Ольге Валентиновне




Саратов

2007


Настоящая работа посвящена теме природы в романе Иоганна Вольфганга фон Гете «Страдания юного Вертера» и будет рассматривать это произведение только под этим углом зрения. Первым пунктом нашей работы послужат некоторые критические исследования касающиеся заданной темы. В нашу задачу также входит обзор основных понятий и положений культурных, философских ценностей в период написания исследуемого романа, нужный нам для правильного прочтения восприятия природы в «эпоху разума». Мы попытаемся дать детальный анализ романа Гете; определить и выявить первородность образа природы в заданном произведении.

При ознакомлении с обширной литературой в русскоязычных изданиях о Гете становится очевидным, что проблема поэтики природы Гете мало акцентировалась. Поэтому мы можем говорить о том, что эта проблема мало изучена и освещена еще далеко недостаточно полно. Литература о Гете была по преимуществу посвящена философской, направленческой, идеологической проблематике его творчества. Имеется довольно обширный пласт работ, посвященный природе в ее натурфилософском понимании. Мы же будем понимать под природой «места вне городов» и рассматривать произведения критики, использующие вышеназванную семантику слова.

Для начала ознакомимся с монографией А. Аникста. Она представляет собой обобщающий труд о творчестве великого немецкого писателя. В книге анализируются литературно-эстетические и общественно-политические взгляды Гете, разбираются все наиболее значительные его произведения. В статье «Страдания юного Вертера» автор пишет: «Раскованность его [Вертера] чувств, их сила, любовь к природе – все это выдавало в нем человека нового склада, поклонника Руссо, революционизировавшего все мышление современного ему мира»2. «Несчастливая любовь усугубляет его склонность к крайностям, резкие переходы из одного душевного состояния в противоположное, изменяет его восприятие окружающего». И еще очень важная для нас цитата, которую мы рассмотрим позже: «У Вертера мирообъемлющая душа. Он глубоко ощущает свою связь со вселенной. Ему равно близки небеса с их могучими стихиями, и муравей, ползущий в траве, и даже камень, валяющийся на дороге. Таково коренящееся в самых глубинах души его мироощущение».

У Аникста имеется очень важное замечание по поводу хронотопа в романе. Время коллапсирует: два года от встречи Вертера с природой до свершения суицида структурированы у Гете в следующем порядке:


Весна

Встреча Вертера с богиней-Природой и Лоттой

Лето

Счастливая пора; Вертер активно поддерживает платоническую связь с Лоттой

Осень

Обострение кризиса

Зима

Предсмертное письмо Вертера, написанное им утром в понедельник, 21 декабря


Как мы видим из таблицы, природа в романе не статична. Она изменяется вместе с Вертером, логично идя к концу произведения.

Природа в романе Гете - это вся история мира от ее сотворения до момента ее созерцания Вертером. Природа, пронизанная циклом метаморфоз, принуждена вечно проигрывать свою смерть, и та невидимая связь между ней и Вертером передала ему роковой для человека ритм. Теперь Вертеру ничего не остается, как только банально сорваться последним осенним листком и стать перегноем под шапкой холодного снега пришедшей зимы.

Так, Вертер принес в Мировую литературу своеобразную «пентаграмму страдания». Если кто из доверчивых читателей «примерял» сей «амулет», то его обладателя охватывала «вертеровская лихорадка», т.е. подражание страданиям юного персонажа, его идеям, вкусам. Читателям был известен состав напитка Вертера, этот своеобразный глоток социального нигилизма, сделанный им сидя на веранде харчевни пред решающим боем с Альбертом. Первое поколение читателей романа, было хорошо знакомо с во многом похожим романом Ж..Ж. Руссо «Эмиль, или Новая Элоиза», который был опубликован в 1761 году. Руссо пытался доказать, что рука об руку с прогрессом культуры идет падение нравственности, что заблуждения и предрассудки, облаченные в философско-научную форму, заглушают голос природы и разума. За лозунгом женевского мыслителя «Назад к природе!» стоит призыв к правде в человеке, к правде в его культуре и морали. Но природа слишком правдива своей бурей, холодом, жарой, градом, - пред коими человек бессилен, бессилен он и перед правдой Вертера.

Сферой, противоположной природе, является дух во всех формах его проявления, в частности в форме культуры или цивилизации. Таким образом, диалог между природой и цивилизацией нарушен. И человеку предстоит свершить выбор, - кто он, - дитя полей, цветов, дождя или дитя полиса, запертое в оболочку декорума. Вертер - истинный сын природы.

В первом томе «Истории немецкой литературы», охватывающий период от истоков немецкой словесности, ее первых памятников до последнего десятилетия восемнадцатого века, - большой раздел посвящен эпохе просвещения. В частности, имеются статья «Молодой Гете» и статья «Вертер», в которой мы находим следующую любопытную мысль: «Вертер по своей способности чувствовать – истинный «самобытный гений», вырвался из «пут», сковывавших его «сердце» и державших в плену мечтательного созерцания судьбы. Бежав в деревню, он надеялся найти удовлетворение потребностям собственной личности. (Подчеркнуто мной – А.С.). Он находит радость в общении с природой в пору ее весеннего цветения, в общении с простыми, «незначительными» людьми, жизнь которых представляется ему гармонией патриархального существования»1. Как мы здесь видим, Вертер «бежал» к природе, чтобы пережить своеобразный катарсис от наслаждения ею. В буколической радости начинается первое и последующие письма, адресованные Вильгельму, его Альтер-эго. Вертер опьянен своим одиночеством, но это не одиночество замкнутое, застенное или по выражению Р. Рильке «как косточка в плоде», - нет. Одиночество персонажа Гете это сосредоточение. Именно сейчас за столиком открытого кафе отвлекшись от божественного Гомера, под веселые вскрики детей увлеченных в свою игру, он сосредотачивается в некой точке раскрытого пред ним пейзажа, тем самым, перемещая себя в возможность постижения истины, которая заложена не иначе как в точке пейзажа. «Denn dies Herrliche hat sie [die Wahrheit], wo sie auch erscheine, dass sie uns Blick und Brust öffnet und uns ermutigt, auch in dem Felde, wo wir zu wirken haben, auf gleiche Weise umher zu schauen und zu erneutem Glauben frischen Atem zu schöpfen». Истина как никогда нужна Вертеру и именно природа своим непобедимым величием дает ему все условия к ее постижению.

Мы поставим знак равенства между деревней и природой. Исходя из этого, Вертер бежал к Природе. Можно провести параллель между Вертером и Ахиллом Гомера, который после ссоры с Агамемноном «прослезяся,


Бросил друзей <…>, и далеко от всех, одинокий,

Сел у пучины седой, и, взирая на понт темноводный,

Руки в слезах простирал, умоляя любезную матерь:

«Матерь! Когда ты меня породила на свет кратковечным,

Славы не должен ли был присудить мне высокогремящий

Зевс Эгиох? Но меня никакой не сподобил он чести!<…>»

Так он в слезах вопиял; и услышала вопль его матерь,

Быстро из пенного моря, как легкое облако, вышла,

Села близ милого сына, струящего горькие слезы;

Нежно ласкала рукой, называла и так говорила:

«Что ты, о сын мой, рыдаешь? Какая печаль посетила

Сердце твое? Не скрывайся, поведай, да оба мы знаем».

Илиада I, 348-363


Ахилл обращается к матери-богине Фетиде. Боги у язычников всегда были ни что иное, как некая одушевленная эманация природы. Мать-Природа, - это персонаж с которым Вертер встретился сразу же после своего отъезда из города, с ней он остается в своем одиночестве и с ней отдается мыслительству. У Аникста читаем: «[Вертер] человек чувства, у него есть своя религия <…>. Его бог – это незримая, но постоянно ощущаемая им душа мира». Другими словами Вертер как и Ахилл обращается = молится Матери-Природе. Приведенная в начале нашей работы формула, - «у Вертера мирообъемлющая душа», - заключает в себе понятие пантеистической святости, которая и приближает Вертера к Матери-богине Природе.

Однако Вертер не находит того, что было прежде: перед ним открывается жизнь людей, несущих на себе проблемы цивилизации; осень обнаруживает разрушительную сторону природы; Лота, к которой тянется Вертер, собирается замуж за скромного, деятельного человека, который в состоянии обеспечить ее будущее. Вертер кончает самоубийством в один из Рождественских дней. Праздничный день Рождества, рождение того, кто принял на себя все страдания мира, становится днем смерти человека, который остается верен земному предназначению и должен сам нести свои страдания.

Понимая природу как Природу-Мать Вертера, вполне логично будет, развивая нашу мысль заключить, что Природа-Мать есть первородный элемент естества описываемого мира в романе. Исходя из выведенного нами понимания природы, можно сделать вывод, что наиглавнейшим метамеханизмом текста (приводящим в нужное движение другие метамеханизмы, которые в сумме своей работы вызывают у читателя нужные для Гете эмоции), - является только Природа в ее гетевском понимании.


Случайные файлы

Файл
125324.rtf
CBRR4478.DOC
3641.rtf
84874.rtf
120564.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.