Анализ картины "Озеро горных духов" Г.И. Гуркина (69767)

Посмотреть архив целиком

Содержание


Введение

1. Творчество Г.И.Гуркина

2. Анализ картины

3. Живописная манера художника

Заключение

Список литературы

Приложение



Введение


Москва, 1926 год. В одном из выставочных залов торжественно и празднично. Здесь экспонируются работы художников молодого в те годы объединения с названием АХРР (Ассоциация художников революционной России). На выставке присутствует нарком просвещения Анатолий Васильевич Луначарский. Много здесь и гостей. На стенах картины хорошо знакомых столичной публике мастеров. Но, оказывается, есть здесь и неожиданности. Об одном из таких открытий А. В. Луначарский писал в предисловии к каталогу 8-й выставки АХРР: "Отмечу еще замечательные по тонкости живописи, прямо-таки драгоценные по краскам пейзажи Чороса-Гуркина, ойротского художника с Алтая. Как забралась на Алтай такая утонченная техника, я уж не знаю".

Так алтайский художник, известный до сих пор только в Сибири, получил свое второе рождение.

В 1926 году в жизни художника происходят знаменательные события: он участвует в двух московских выставках. Кроме отзыва А. В. Луначарского, о выставке алтайского художника было много статей в столичных газетах и журналах. Критика единодушно отмечала, что наиболее ярко и полно Сибирь была представлена в произведениях Г. И. Гуркина. В газете "Известия" по этому поводу сообщалось:

"Наиболее полно задачи выставки выполняет известный изобразитель Сибири Г. И. Гуркин... Гуркин Г. И. представляет собой редкий образец художника-общественника, посвятившего всю свою деятельность родному краю. Изъездив все сибирские окраины, вплоть до Монголии, в обстановке почти первобытных условий существования и передвижения, Г. И. Гуркин создал почти исчерпывающую галерею многообразнейшего сибирского ландшафта и быта..."

Цель данной работы – сделать анализ картины Г.И.Гуркина.



1. Творчество Г.И.Гуркина


Путь в искусство у Григория Ивановича Гуркина, алтайца из рода чорос, был не совсем обычным. Только в 27 лет попал он в специальное учебное заведение - Петербургскую Академию художеств. По тем временам это было исключением, так как учеников в Академию зачисляли с определенным общеобразовательным уровнем, которого Г. И. Гуркин не имел.

Период с 1905 по 1907 год можно по праву назвать временем зрелости и признания.

За десятилетие (1905-1915) Гуркиным были созданы такие значительные произведения, как Катунь весной (1903), Озеро в Лаже (1907), Хан-Алтай (1907), Река Ядыгем (1909), Каракол (1909), Ледоход (1909), Алтай. Горная долина (1909), Корона Катуни (1910), Озеро горных духов (1910) и другие.

Начав свой творческий путь как ученик И. И. Шишкина и А. А. Киселева, алтайский художник от изображения конкретной натуры в ранних работах переходит к созданию большой композиционной картины с передачей характера алтайского пейзажа. В лучших своих работах он стремится к созданию собирательного образа величавой природы Алтая.

К другой, стержневой в его эволюции картине Озер горных духов Гуркин шел через длинный ряд работ, связанных общим мотивом. Мотив этот - реки и озера, сбросившие оковы льда. Одной из первых по времени исполнения в этом ряду стоит картина Озеро Лаже с ее ясной умиротворенностью и величавостью Низко нависшие облака и свинцовые, доходящие местами до черноты воды другого озера создают образ сурового, безлюдного края (Горное озеро, Каракольское озеро).

Параллельно с пейзажными художник работает и в других жанрах.

Последний период жизни и творчества Гуркина (1917-1937) связан с бурными событиями революции, гражданской войны и установления Советской власти в Сибири.

В 1926 году в жизни художника происходят знаменательные события: он участвует в двух московских выставках.

Творческий путь художника в 20-30-е годы тесно связан с социалистической новью Алтая.

Знать свой край и народ, показать природу и жизнь алтайцев было основной задачей Г. И. Гуркина. Все это сближает его с другими выходцами из среды малых народов.

Появление таких личностей, как К. Хетагуров, Ч. Валиханов, Г. Гуркин, было явлением закономерным в момент приобщения национальных окраин к великой русской культуре. Стремление талантливых представителей далекой провинции к овладению научным познанием и законами в самых различных сферах культуры стало особенно характерным для XIX века.

Имя Гуркина мы можем назвать вслед за Васнецовым, Переплетчиковым, Дмитриевым-Уральским, Вучичевичем-Сибирским - художниками, расширившими содержание русского реалистического пейзажа освоением тем Урала и Сибири.

Творческий метод Г. И. Гуркина эволюционировал. Начав путь как ученик И. И. Шишкина, уже к 1907 году он находит свои темы, свой стиль в искусстве. С течением времени его все более захватывает уверенность в гармоничности мироздания. В его полотнах нет, бурных, рассчитанных на эффектность сцен, необычных коллизий. Художник изображает постоянные и характерные состояния алтайской природы. В своих лучших работах (Озеро горных духов, Ледоход, Каракол, Корона Катуни, Кочевье в горах, Хан-Алтай) Гуркин создал классически ясный образ высокогорного Алтая, стал в искусстве Сибири зачинателем эпического пейзажа.


2. Анализ картины


К другой известной и широко почитаемой в Сибири еще в дореволюционное время картине "Озеро горных духов" Гуркин шел через длинный ряд работ. Один из первых по времени создания в этом ряду - пейзаж "Озеро в Лаже" (1907) с его ясной умиротворенностью. Затем можно назвать серию полотен, изображающих одно и то же озеро Каракол, но с разными названиями: "Ледоход" (1909) из Томского музея - большое, решенное в традициях академической живописи полотно; "Озеро Каракол" (1915) -- меньшего формата из Барнаула. Интересен в этом ряду образ величавого и всегда несколько сурового Телецкого озера, воспетого художником. Завершением серии, творческим взлетом Гуркина явилось его полотно "Озеро горных духов".

Картина "Озеро горных духов" (алтайское название "Дены-дер") стала еще при жизни художника широко известной. Смысловое толкование народного понятия "Озера горных духов" дал в каталоге выставки 1910 года сам автор словами:

"Любимое место горных духов, куда редко может проникнуть человек, а потому оно чистое, неоскверненное: по верованию алтайцев, таковыми могут быть только алтайские озера, окруженные высокими скалами с вечным спутником - снегом, льдом и туманами".

Мысль о первозданности высокогорной алтайской природы высказывал и барнаульский поэт И. И. Тачалов:

"Там природа удивляет своей опрятностью. Тут все чисто и непорочно. Перед таким пейзажем останавливаешься с благоговением, точно перед иконой, и наслаждаешься равновесием, которое устанавливается в душе".

Подтверждение мысли об особом впечатлении, вызываемом картиной "Озеро горных духов", находим мы и в словах Г. Н. Потанина, который считает чувство, вызываемое картиной, близким к "душевному равновесию". И тут же в статье, развивая мысль об обожествлении и одухотворении природы у многих восточных народов, ученый дает истолкование самому понятию "дены-дер", которые помогают проникнуть в замысел художника:

"Алтайцы различают дены-дер и алыс-дер. Алые - мифическое место, где вечно царит мучительный полумрак, где никогда не бывает солнца; там обитают злые духи, там любимое место злого Эрлика. В противоположность алысу местность дены представляется чистою, неоскверненною. Журналист А. В. Адрианов писал, что в этой картине художник ближе всего подошел к своему желанию "представить голубой Алтай в том виде, как он и как его понимают алтайцы. Ведь они его представляют живым, говорящим и смотрящим".

Ныне существует другая трактовка картины "Дены-дер". Она исходит из мнения, что художник отобразил в своем полотне местность, связанную у алтайцев с обитанием злых духов. Эта версия подсказала рассказом И. А. Ефремова "Озеро горных духов".

В нем повествуется о художнике по фамилии Чоросов и упоминается о картине "Озеро горных духов". Историю создания картины писатель связывает с таинственными событиями, якобы происходившими у этого озера. И объясняет их далее воздействием ртутных паров на путешественников, проникавших в эту местность. И. А. Ефремов познакомился с Гуркиным в 1930-е годы во время своего путешествия по Алтаю.

От картины Гуркина он также вынес впечатление, совпадающее с мнением И. И. Тачалова и Г. Н. Потанина. Ефремов пишет, что от всей картины веяло отрешенностью и холодной сверкающей чистотой. Художнику удалось создать здесь сказочно прекрасный, таинственный в своей неизведанности, но не фантастический, а реальный образ высокогорного Алтая. Гуркин показывает своим полотном, что величавая природа Алтая способна внушать благоговение и достойна почитания, с которым издавна относились к ней алтайцы.

Художнику удалось создать здесь величавый, таинственный и в то же время реальный образ природы высокогорного Алтая.

Остановимся на одном из лучших, на наш взгляд, вариантов картины, находящемся ныне в Алтайском музее (Барнаул).

Живописец мастерски передал весеннее состояние природы высоко в горах с ее чистотой, ясностью и умиротворенностью.

Линия горизонта проходит ниже средней линии картины, что придает изображенному монументальность и устойчивость. Лежащее на переднем плане справа дерево, выступающие из воды слева камни и кедры уравновешивают композицию. Композиция решена удивительно удачно, в ней нет ничего лишнего.

Колористическая гамма картины выдержана в благородных серовато-голубых и жемчужных тонах, что особенно подчеркивает строгость природы Горного Алтая. Даже иные по своей природе желто-коричневые, охристые цвета первого плана приглушены настолько, что приобретают серый холодный отлив. Богатые оттенки холодного серого цвета создают впечатление цельности, лирической сдержанности и величавого покоя. Характерна для Гуркина и живописная техника этого произведения - легкие, мелкие мазки с тонкими переходами из одного в другой, с применением лессировок, удачно передающих прозрачность воздуха, весенней глади озера. Прозрачность живописного слоя создает впечатление скорее акварельной, а не масляной живописи. Тонких тональных переходов достиг художник благодаря тщательно подобранной палитре. Вся картина подчинена единой цветовой доминанте.

Художник не меняет локальный цвет, но пользуется очень умело различием тонов. Богатые оттенки холодного серого цвета создают цельное впечатление ясности, лирической сдержанности и величавого покоя.

Одной из реплик на эту же тему стала картина "Горное озеро" (г. Томск). Обе работы близки по выбору мотива и по убедительно переданному состоянию тишины, своеобразного чувства предстояния.

Имеется несколько вариантов и реплик картины "Озеро горных духов", хранящихся в Барнауле, Красноярске, Иркутске, Томске, Новосибирске. А одна имеется в Москве, в санатории Академии наук "Узкое".


3. Живописная манера художника


К середине 90-х годов складывается характерная для художника живописная техника: широкая первая пропись и по ней легкие, мелкие мазки, дающие тонкие переходы от одного цвета к другому, гладкая обработка живописного слоя, лессировки. Так возникает та прозрачность письма, которую отметил А. В. Луначарский словами, "...замечательные по тонкости живописи, прямо-таки драгоценные по краскам пейзажи".

В построении живописного полотна все (панорамность, композиции, соблюдение последовательности планов, мастерство линейной композиции, светотеневое решение) говорит о том, что художник идет от традиции русской классической школы пейзажа.

Как уроженец этого горного края, Г. И. Гуркин верно чувствовал большую прозрачность алтайских далей, светоносность пейзажа голубого Алтая. Он сумел это передать в своих полотнах.

В то же время уже к концу 10-х годов сказалось национальное своеобразие в творчестве Г. И. Гуркина. Это, прежде всего национальное художественное мышление. Более ярко эта особенность проявилась в восприятии природы глазами алтайца, в его восхищении величавостью мироздания, сливающемся с преклонением перед суровостью края.

Это именно то этическое значение "культа горы", которое отмечали современники художника уже при знакомстве с первым вариантом Хан-Алтая. Национальный характер восприятия отразился также в истинно народном понимании красоты и мощи родной природы.

Облагораживающее и очищающее душу человека чувство преклонения перед природой ярко выражено в другой значительнейшей картине Г. И. Гуркина -- Озеро горных духов (по-алтайски "Дены-Дер", 1910). Но если "Хан-Алтай" поражал своей суровостью, не лишенной драматизма, то "Озеро горных духов" при всей панорамности композиции отличается лиризмом и гармоничностью всех компонентов полотна.

Творческий путь художника в 20-30-е годы тесно связан с социалистической новью Алтая. Это отразилось и в новизне художественных образов и в тематике его работ. Наряду с пейзажем он начинает работать над портретом, тематической и исторической картинами.

К середине 20-х годов им были подготовлены эскизы к ряду жанровых работ, сюжеты которых диктовались новой действительностью. Это эскизы Собрание колхозников, Слушают газету, Будущее Алтая. Создан ряд портретов о новых людях Алтая - Делегатка, Пионерка. Смелые и открытые лица, чувство достоинства отражены в них. Живописные портреты молодых алтайцев дополняют галерею современников художника.

Г. И. Гуркин, как и А. О. Никулин, одним из первых художников на Алтае обращается к исторической картине. Главное место в этом жанре заняла тема партизанского движения.

Уже во время его пребывания в Туве и Монголии были сделаны зарисовки эпизодов гражданской войны, портреты партизан. Вначале были лишь карандашные наброски, потом живописные этюды и, наконец, эскизы. Это "Объединение", показывающее слияние регулярных частей Красной Армии и партизанских отрядов Горного Алтая, Алтайские партизаны.

Эскизами, посвященными этой теме, заполнен альбом Г. И. Гуркина (1937). Здесь много работ, рассказывающих о партизанском движении на Алтае. Но решение их значительно отличается от предыдущих. Эскизы лишаются жанрового характера, пейзаж уже не превалирует над изображением людей, все компоненты подчиняются главной идее. События тех лет стали мыслиться автором как эпопея народная, как явление, вовлекшее в свою сферу людей разной национальности, разных судеб и характеров. К решению этой мысли он подходит в эскизах Спускаются с гор, Засада, Партизаны, За власть Советов. Приходится только сожалеть, что замысел художника не был доведен до конца.

В те же годы художник создает ряд пейзажей родного Алтая, которые по-прежнему говорят о раздумьях автора, о величии и вечности природы, о народ - ном понимании ее. Одни из этих работ панорамны, другие камерны.

Камерны пейзажи Горное озеро. Вечер (1926), Маральник цветет, На перевале. Этюд Горное озеро. Вечер в живописном отношении очень красив по созвучиям золотисто-оливковых и золотисто-розовых оттенков, которые местами переходят в нежно-фиолетовые. Тонко передано автором и состояние предзакатной поры, когда тишина точно разлита во всем окружающем. Насыщенностью цвета и тонкостью в подборе красок привлекает холст Маральник цветет с его бледно-зелеными, жемчужно-пепельными и лиловатыми тонами. На перевале - вещь пленерная, вся пронизанная светом и воздухом.

Заметно меняется техника письма Гуркина: мазок становится более дробным, цвет наносится раскладкой. От лессировок он в этих вещах отказывается. В этих работах Гуркин ближе к живописной манере Никулина.

К панорамным пейзажам относятся Поздняя осень (Бом Эзгер-Саяр), Курайские белки, Горное озеро и некоторые другие.

В числе последних работ Г. И. Гуркина были и большие по размерам полотна. Одними из лучших считаются Белуха с северной стороны, ледник Ак-Кем и последний вариант "Хан-Алтая".

Можно представить себе живописные достоинства большой картины Белуха с северной стороны, если посмотреть на великолепный этюд Ак-Кем Алтайского музея. Кроме выразительности его нежно-зеленых, голубых и пепельно-светлых красок, в нем хочется отметить стройность всего композиционного решения.

В 1936 году Гуркин создает второй вариант картины Хан-Алтай (Барнаул). Вариант значительно отличается от живописной композиции 1907 года. Здесь больше классической ясности и строгости. В первом варианте художник еще допускал элементы случайности в построении (цепь треугольных вершин гор беспорядочно разбивалась светлыми пятнами снега), прибегал он и к некоторым развлекательным подробностям и приемам литературного рассказа (орел на одном из валунов, одинокое облачко в ущелье как указание высоты этих гор). Композиция производила впечатление некоторой дробности. В варианте 1936 года автор сумел избавиться от этих недостатков. Вся композиция воспринимается как нечто цельное, величественное и даже торжественное. Этим задачам служат и архитектоника пейзажа и строгий ее колорит. Когда-то эпиграфом к каталогу своей выставки Гуркин поставил строки из народной алтайской поэзии:


Треуголен ты, Хан-Алтай,

Когда взглянешь на тебя с высоты.

Со стороны поглядишь на тебя –

Ты блестишь, как девятигранный алмаз!

Когда же со ската горы окинешь взором тебя,

То, как плеть расплетенная, тянутся хребты твои!


Полностью выразил он это алмазное сверкание величавых вершин именно в полотне 1936 года.Удалось избавиться здесь автору от пестроты цвета, в результате чего горы стали восприниматься более цельно. Умело передана воздушная перспектива за счет общего высветления палитры художника, что создает впечатление, будто весь пейзаж напоен прозрачным и холодным высокогорным воздухом. Художник по-прежнему широкими мазками жидко прописывает поверхность холста, прибегает к лессировкам. Но живопись становится по сравнению с первым вариантом (1907) более светоносной и сгармонированной в цвете.

В картине Хан-Алтай (1936) художник достиг той простоты и ясности, которые составляют качества произведений истинно народных.


Заключение


Ранние годы художника связаны с далекой алтайской деревушкой Улалой (ныне город Горно-Алтайск), где впервые основы изобразительной грамоты он получил в иконописной мастерской. Тайком от отца мальчик наблюдал, как работают старшие. Руководитель мастерской, заметив смышленого мальчика, стал разрешать ему рисовать анатомические элементы: нос, глаза, руки. Дома Григорий, тайком от всех, увлеченно рисует людей, виды родного села. Об этом говорят его первые карандашные пробы, датированные 1880 годом (ранние рисунки хранятся в Алтайском музее - Л. С.).

Несколько позже он попадает в Бийск, где в то время процветало иконописное дело, крепко поставленное руководителями духовной миссии. Гуркин поступает в иконописную мастерскую Содотова и работает самостоятельно. К этому времени относится одна из его первых картин - Камлание (1895).

Возможно, что так и остался бы Гуркин дилетантом, если бы не встреча с А. В. Анохиным, в то время студентом Петербургской певческой капеллы, гостившим в Бийске во время каникул. Будущий композитор, этнограф Алтая, Анохин уговорил Гуркина ехать учиться в далекий Петербург. Около года длились сборы. И вот осенью 1897 года они на перекладных отправляются в Барнаул, затем в Томск - в то время столицу Алтайского округа - и далее в Петербург.



Список литературы


  1. Григорий Иванович Гуркин. // Изобразительное искусство Алтая. – М., 2003.

  2. Культура и искусство. – 1999. - №2.

  3. Раннее творчество Г.И.Гуркина. – М., 1976.

  4. Снитко Л.И. Творчество художников Алтая и Сибири. – М., 2000.



Приложение


Озеро горных духов, 1910


Озеро горных духов, 1916



Случайные файлы

Файл
spurs.doc
21899-1.rtf
ECO_REF.DOC
30941.rtf
240-2427.DOC




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.