Тибет и Восточный Туркестан в Новое время (61120)

Посмотреть архив целиком

Размещено на http://www.allbest.ru/













Тибет и Восточный Туркестан в Новое время




1. Тибет


Самую южную часть Центральной Азии занимал в Новое время Тибет. К началу XVI в. на территории Тибета существовало государство, власть в котором делили между собой светские и религиозные деятели, представлявшие ламаистскую ветвь буддизма.

Название «ламаизм» является производным от слова «лама» (монах, жрец). Это направление возникло в результате синтеза в период VIIXIV вв. течений в буддизме и добуддистских верований (шаманистского толка) населения гималайского региона.

Ламаизм сохранил основные положения классического буддизма относительно иллюзорности материального мира, являющегося, как представлялось его апологетам, источником страданий человека. Их можно преодолеть лишь встав на путь спасения, на котором необходимо соблюдать определенные нормы поведения, постепенно избавляясь от жажды жизни и приближаясь к состоянию нирваны. Приблизившиеся к этому состоянию «святые души» вселяются в телесную оболочку, становясь хубилганами (перерожденцами).

В отличие от раннего (классического) буддизма, возникшего на территории Индии, в ламаизме большее значение придается внешней обрядности и ритуалам, очень похожим на магические. Ламаисты также считают, что достичь высшего состояния – нирваны, возможно путем озарения под руководством наставника в течение одной жизни человека, даже в одно мгновение, а не только в результате длительной цепи переходов души из одной оболочки в другую, как считали представители раннего буддизма.

Центрами духовной жизни ламаистов стали монастыри, в которых проживало иерархически организованное ламство.

В среде ламского духовенства не было единства и существовало два основных лагеря – так называемые «красношапочники» (община Кармапа), утвердившиеся в Тибете еще в XIII в. и «желтошапочники» (община Гэлукпа), оформившиеся в качестве самостоятельной силы позднее, в XV в. Соседний минский Китай поддерживал лишь эпизодические торговые связи с отдельными тибетскими территориями и религиозными центрами. Гораздо более тесные связи у тибетцев сложились в тот период с монголами.

В начале XVI в. во главе Тибета находилась светская династия Ринпун (Ринпунга, до 1565 г.), а затем ее сменила династия Цзанба («цари Цанга»), находившаяся у власти вплоть до 1642 г. Обе они опирались на поддержку «крас-ношапочной» общины. Однако после того как глава «жел-тошапочных», настоятель монастыря Дрэпунг Содном-Чжамцо обратил в ламаистскую веру в 1578 г. монгольского Алтан-хана, в свою очередь наделившего его титулом Далай-лама (великий лама), перевес во внутритибетской политической борьбе перешел именно к ним. В семье Алтан-хана затем был «найден» преемник Содном-Чжамцо – Йонтэн-Чжамцо (1589–1616). Это был первый и последний случай, когда на тибетском престоле оказался выходец из Монголии.

Центр Гэлукпы находился в г. Лхаса, и ее представители, опираясь на помощь «новообращенных» монголов, сумели добиться перехода под их контроль не только духовной, но и светской власти, которую Далай-лама осуществлял через особого сановника – дэба. Далай-лама разделил власть со вторым по важности чином в иерархии «желтошапочных» – Панчен-ламой, столицей которого стал г. Шигадзе.

Значительная помощь со стороны монголов была оказана Далай-ламе Аванг Лобсанг-Чжамцо (1617–1682). По его просьбе войска Гуши-хана, правителя Амдо, в 1642 г. вошли в Тибет и разгромили армию «царей Цанга», главных его политических противников. Военная власть в Тибете с того времени перешла в руки Гуши-хана и его преемников, которым был присвоен титул «цари Тибета». Таким образом, в середине XVII в. было воссоздано единое тибетское государство, просуществовавшее совсем недолго. С того времени Тибет оказался в эпицентре борьбы маньчжуров и ойратов за контроль над Монголией. В свою очередь, соперничавшие между собой группировки тибетской элиты стремились в своем противоборстве заручиться поддержкой Цинов.

Пятый Далай-лама, находившийся в это время у власти, пошел на контакты с ними. Первый его приезд в Мукден, тогда столицу Маньчжурии, состоялся еще в 1642 г. В ответ те признали его полноправным правителем, таким же легитимным, как и они сами. В 1652 г., вскоре после установления маньчжурского владычества над Китаем, Далай-лама посетил Пекин, где ему были оказаны подобающие почести. Цины признали за ним права на особые отношения с Халхой и Джунгарией. Против контактов Далай-ламы с Цинами выступали «цари Тибета».

Власть над Тибетом в конце XVII – начале XVHI вв. находилась у регента Санджай-дзамцо, который сочувственно относился к антицинским выступлениям на юге Китая, не поддержал Цинов в их борьбе с Джунгарией в 1689 г., что, в конечном итоге, привело к его убийству в результате заговора (1705 г.). Власть в Тибете захватил Лхасанг-хан, который объявил Шестого Далай-ламу «ненастоящим», а «истинным» назвал монаха Йешэ-Чжамцо (1707–1717). Это вызвало недовольство у части монастырей, которые обратились за помощью к джунгарскому хану Цэван-Рабдану, войска которого в 1717 г. вошли в Лхасу, отстранили от власти лояльного Цинам седьмого («нового Шестого») Далай-ламу и правившую Тибетом династию монгольских ханов.

В ответ Цины предприняли военные походы в Тибет, проходившие вплоть до 1720 г. После ряда неудач им все же удалось отвоевать у ойратов Лхасу. Во главе местной администрации был поставлен маньчжурский военачальник Яньсинь. На трон был возведен Калсанг-Чжамцо, ставший «новым Седьмым» (или «Восьмым») Далай-ламой, кандидатура которого была утверждена в Пекине. После этого Цины вывели основные военные силы из Тибета, оставив там лишь небольшой гарнизон в Лхасе и на дороге из Сычуани в Тибет.

В 1724 г. маньчжуры отторгли от восточной части Тибета территории, впоследствии ставшие китайской провинцией Цинхай. Спустя три года была проведена административная граница между двумя государствами и в результате еще одна часть Тибета вошла в состав империи Цинов, став частью провинций Сычуань и Юньнань. Контроль над территорией Тибета теперь осуществлял китайский наместник провинции

Сычуань. После этого Тибет вновь стали раздирать противоречия между сторонниками и противниками ориентации на Китай, на первых порах завершившиеся победой желавших быть связанными с Китаем. Этому способствовали карательные экспедиции Цинов в 1727–1728 гг. В стране появился новый институт китайского контроля – должность амбаня (резидента), при котором тем не менее гражданские власти Тибета сохранили свои полномочия.

В 1750 г. на территории Тибета вновь вспыхнуло восстание, участники которого рассчитывали на поддержку Джунгарии. Но те сами в тот момент испытывали внутренние противоречия и были вскоре разбиты Цинами. Эта победа еще больше укрепила влияние Китая на Тибет. Были упразднены все титулы светских руководителей, а Далай-лама Обладал теперь лишь духовной властью. Реальные же властные полномочия осуществлял китайский амбань.

В 1788 г. на Тибет напали войска соседнего Непала, заставившие тибетцев платить им дань. Спустя лишь три года на помощь Тибету пришли китайские войска, сумевшие вытеснить непальцев.

С 1793 г. амбани, которых было два и они менялись каждые три года, делили светскую власть с Далай-ламой и Панчен-ламой. Внутренняя политика осуществлялась целиком тибетцами, не платившими в Пекин налогов, имевших собственные вооруженные силы и денежную систему. Китайских переселенцев в тот период там фактически не было. В середине XIX в. контроль Цинов над Тибетом еще более ослаб. В 60-е гг. XIX в. Тибету удалось восстановить свою юрисдикцию над несколькими княжествами Восточного Тибета, до того момента подчинявшихся наместнику в Сычуани.

Попытки Цинов восстановить прежний контроль над Тибетом военным путем начались в самом конце XIX в., но к этому времени он уже вызывал интерес у англичан, начавших здесь борьбу с Китаем за влияние. Такая ситуация была характерна вплоть до Синьхайской революции 1911–1913 гг. в Китае.


2. Восточный Туркестан


Территории Джунгарии и Восточного Туркестана ныне составляют Синьцзян-Уйгурский автономный район КНР. В период же Нового времени здесь существовало несколько независимых государственных образований, оставивший заметный след в истории Центрально-азиатского региона.

В XV в. на Восточный Туркестан распространялась власть династии Великих Моголов, соперничавшей здесь с узбекскими и казахскими племенами. Под натиском последних, часть Моголов в начале XVI в. вынуждена была покинуть этот район, уйдя в соседние Индию и Афганистан. Другие же остались, образовав Могольское ханство (Могулистан, Кашга-рия), на территории которого завершился к тому моменту процесс исламизации.

После смерти в начале XVI в. могольского хана Ахмада, Восточный Туркестан был разделен его сыновьями на два самостоятельных владения. Сайду отошла западная часть со столицей в г. Яркенд, а восточную возглавил Мансур. В результате образовались две ветви Моголов – яркеядская и туфанская, находившиеся между собой в постоянном соперничестве.

Мансур вел успешные войны с ойратами и сумел подчинить своей власти Комул, являвшийся в течение всего XV в. объектом борьбы между различными монгольскими ханствами.

Несмотря на активную внешнюю политику, включая и военные походы против соседей, ни Мансуру, на Сайду не удалось вернуть утраченную ранее часть Моголистана, которую, помимо ойратов, контролировали казахи и киргизы.

Преемнику умершего в 1533 г. Саида Абд-ар-Рашиду удалось осуществить ряд успешных походов на земли казахов и киргизов в Моголистане, но включить их в состав Кашгарии он также не сумел. После смерти в 1560 г. Абд-ар-Рашида его сын Абд-аль-Керим отказался от планов возвращения этих земель. В тот период Кашгарию сотрясали внутренние усобицы, в результате которых к началу XVII в. там развиваются кризисные явления и усиливается влияние вождей исламского ордена суфиев хариджан, пришедших сюда из Средней Азии. Разделившись на две враждующих группировки, они начали борьбу за влияние в Кашгарии, превратившись, по существу, в представителей местной элиты.

В 1591 г., после смерти Абд-аль-Керима, на престоле оказался его сын Мухаммед, что вновь привело к внутренним усобицам, продолжавшимся несколько десятилетий. В этих условиях усиливается влияние вождей ордена суфиев.

К началу 40 гг. XVII в. власть на всей территории Кашгарии перешла в руки турфанской ветви Моголов, а яркендская была изгнана из страны. Следующие три десятилетия у власти в Кашгарии находился Абдаллах-хан, лавировавший между, враждебными друг другу представителями местной элиты.

После образования в 1635 г. Джунгарии, Абдаллах ведет войны с ойратами, но в результате дворцовых интриг он был свергнут и отправлен в 1667 г. в Индию. С этого момента начинается упадок Кашгарии, и в 1683 г. Могольское ханство распалось на Три части, оказавшись в подчинении у Джунгарии. Часть казахских племен, опасаясь набегов ойратов, перешла в российское подданство, а некоторые киргизские и тувинские племена стали платить дань как русским, так и монголам. Параллельно в этом районе идет укрепление позиций цинского Китая, что приводит в 1697 г. к переходу под его сюзеренитет Комула.

Таким образом, Восточный Туркестан еще больше ослаб и был вынужден подчиниться своим более сильным соседям.


3. Восточный Туркестан в составе империи Цин

тибет ламаизм туркестан цинн

В период 1755–1759 гг. Китай сумел преодолеть сопротивление уйгуров, борьбу которых поддержали Кашгар, Яркенд и другие города региона и полностью подчинить своей власти Восточный Туркестан. Затем Цины попытались продолжить свое наступление на Среднюю Азию, но встретив там ожесточенное сопротивление узбеков, киргизов, таджиков и казахов, вынуждены были отступить на ранее завоеванные позиции.

В 1760 г. Цины объединили пустовавшие земли Джунгарии и Восточного Туркестана в единое Синьцзянское наместничество, ставшее затем их важным стратегическим плацдармом в Центральной Азии. Оно подчинялось императорскому наместнику Северо-Западного Китая и имело свое административное деление. Территория Джунгарии была разделена на пять округов, а Восточный Туркестан – на шесть и в каждом из них Цины стали создавать свои укрепленные пункты и караулы. Только в одной Джунгарии ими был размещен сорокатысячный военный гарнизон.

Во главе завоеванных областей были поставлены маньчжурские чиновники, одновременно исполнявшие как военные, так и гражданские функции. В отличие от Монголии и Тибета, здесь Цины установили более жесткую систему управления. Армия содержалась за счет средств местного населения. На опустошенных землях Джунгарии стали создаваться китайские, монгольские и маньчжурские поселения. Туда же переселялись оказывавшие сопротивление Цинам уйгуры, где их прикрепляли к земле на положении государственных крепостных крестьян. Уйгуры облагались налогами в несколько раз превышавшими налоги с других переселенцев и несли более тяжелые личные повинности.

В Восточном Туркестане была введена двойная система управления и основные властные полномочия сосредотачивались там в руках начальников округов. В городах сохранилась гражданская администрация, возглавлявшаяся местной уйгурской элитой (беками). Беки получали от Цинов земли вместе с крестьянами, которые ранее были в собственности ходжей.

В начале XIX в. в регионе сложилась тревожная для Цинов обстановка, вызванная, прежде всего, усилением эксплуатации местного населения как в сельской местности, так и в городах. Большими поборами облагались торговцы, уйгурская светская и духовная элита, несмотря на предоставленные Цинами льготы, полностью зависела от маньчжур, заставлявших с ними разговаривать не иначе, как стоя на коленях. Повсеместно попирались обычаи и религиозные чувства уйгуров и других национальностей, проживавших на территории Синьцзяна.

В результате в 1814 и 1816 гг. вспыхивали восстания уйгурского населения, во главе которых стояли потомки местных ходжей. Наиболее сильным оказалось восстание 1826–1827 гг. под руководством Джангир-ходжи в Восточном Туркестане. Повстанцы сумели захватить Кашгар, затем распространить свое влияние на Яркенд и ряд других населенных пунктов.

В феврале 1827 г. Цины начали подготовку к военной операции по захвату Кашгара и в марте того же года смогли овладеть этим городом. Джангир вынужден был отступить, и к лету восстание было полностью подавлено. Сам вождь восставших вскоре попал в плен и затем был казнен в Пекине.

На территории Синьцзяна в период тайпинского восстания и после его окончания на борьбу с Цинами поднялись уйгуры, выступавшие за создание собственного независимого государства. Они были поддержаны дунганами, также в тот период поднявшимися против Цинов. Власть Цинов здесь оказалась свергнутой и вначале образовалось пять ханств – Урумчинское (Дунганское) и Кульджийское на территории Джунгарии и Кашгарское, Хотанское и Кучарское в Восточном Туркестане. Спустя три года в Восточном Туркестане они объединились в одно мусульманское теократическое ханство – Йэтттишар (Семиградье) под руководством Бузук-хана, а затем одного из его военачальников – Якуб-бека.

В 1872 г. Якуб-беку удалось подчинить своей власти Дунганское ханство. Но отчетливо понимая свою слабость, он попытался обратиться за помощью к иностранным державам, в частности, к Великобритании.

Великобритания, в свою очередь, пыталась создать здесь буферное государство, которое противостояло бы расширению русского влияния в Средней Азии. В свою очередь, Россия, также имевшая здесь интересы, оккупировала в 1871 г. Кульджийский край.

В 1875 г. из Пекина сюда была направлена большая военная группировка, сумевшая к 1878 г., после гибели Якуб-бека, вновь восстановить свой контроль над Синьцзяном.

Кульджийскую область Россия вернула под юрисдикцию Китая лишь в 1881 г. (кроме небольших территорий на западе этой области, заселенных киргизами и казахами).

Таким образом, к концу XIX в. цинское правительство сумело восстановить свой контроль над Восточным Туркестаном и Джунгарией, однако разрешить противоречия, приведшие к волнениям национальных меньшинств, так и не смогло. И в XX столетии еще неоднократно будут возникать очаги напряженности в этом районе Азии.


Размещено на Allbest.ru



Случайные файлы

Файл
129021.rtf
CBRR4015.DOC
124579.rtf
33683.rtf
14433-1.rtf