Язычество и христианство германских племён (60219)

Посмотреть архив целиком

Содержание


Введение

1. Язычество германских племён

2. Христианское миссионерство в VII-VIII веках

3. Принятие христианства германскими племенами

4. Христианизация при Каролингах

Заключение

Список использованных источников и литературы



Введение


Средневековье – большой и необычайно интересный период в истории западноевропейской цивилизации, насыщенный многообразными событиями. Ознаменованный возникновением и развитием новых форм экономической и общественно-политической жизни, значительным прогрессом в развитии материальной и духовной культуры по сравнению предыдущими историческими эпохами, этот период человеческого развития отличается противоречивыми достижениями. Наряду с проявлением феодального насилия, невежества, господством догматического мировоззрения и жестоким преследованием инакомыслия, голодом и опустошительными эпидемиями, достижениями средневековья являются ранние проявления свободомыслия, выдающиеся произведения писателей, поэтов и мастеров архитектуры и искусства, памятники народного творчества. К концу эпохи относится переворот в развитии естествознания, расцвет гуманистической мысли, появление шедевров Ренессанса.

Одним из самых главных моментов в развитии Средневековья стало торжество христианства, распространившееся в сравнительно короткий срок почти по всей территории Европы. Как мировая религия оно окончательно оформилось в феодальном обществе. Внедрение новой религии было процессом сложным, медленным и несинхронным, язычество отступало не сразу. Христианство стало политической доктриной, идеологическим и этическим регулятором жизни средневекового общества, формой его сознания и самосознания, основой культурной общности Европы. В становлении европейских государств основным звеном являлся процесс христианизации германских народов, так как именно христианство способствовало организации германского мира, а затем стало духовным стержнем средневековой цивилизации.

При написании работы были использованы Гракова Б. Н. («Гай Юлий Цезарь. Записки о Галльской войне», «Практикум по истории средних веков»), Гергей Е. («История папства») и других авторов.


1. Язычество германских племён


Мир германцев языческой эпохи – это реальный мир, мир человеческой практики и окружающей природы, мир в котором нет ничего потустороннего. На стадии родового строя религиозные представления древнегерманского человека были неотъемлемо связаны с природой.

Юлий Цезарь, столкнувшийся с германцами во время завоевания Галлии в 50-е годы I века до н.э., в «Записках о галльской войне» отмечает, что «в качестве богов они почитают лишь солнце, огонь и луну, то есть только те силы природы, которые они видят собственными глазами и в благоприятном влиянии которых имеют возможность воочию убедиться; об остальных богах они даже не слышали»1. Обряды богослужения у них не отличались сложностью и пышностью, «у них нет друидов (жрецов) и они не особенно усердствуют в жертвоприношениях»2. В вопросах особой важности большую роль играли, по всей видимости, гадания различного рода. Цезарь описывает следующий: «матери семейств на основании гаданий по жеребьёвым палочкам и прорицаний провозглашают, целесообразно ли вступать в битву или нет»3.

По мере развития германского общества изменялось и его религиозное представление. Германцы верили, что в сражениях с врагами боги помогают им, и они брали с собой в битвы изображения богов как боевые знамена. Вместе с боевыми песнями у них существовал особый напев без слов, так называемый «бардит», который исполнялся в виде сильного непрерывного гула для устрашения врагов.

Не отделяя себя в своем сознании от природы, германцы не сооружали культовых зданий, потому что «…считают не соответствующим величию божественных существ заключать их в стены храмов, а также изображать их в каком-либо человеческом виде; они посвящают им рощи и дубравы и именами богов называют то сокровенное, что созерцают только с благоговением»4. В тех же рощах и дубравах они отправляли религиозные культы.

Древний германский человек свое земное существование своеобразно проецировал на область духовных представлений. В его сознании мир земной и мир божественный не были оторваны друг от друга, одно являлось отражением другого. Бытие, согласно данным «Старшей Эдды», – это примитивное человеческое общество, дикое племя, которое воюет с соседним племенем, применяя силу или хитрость, совершает походы, берет пленников или заложников, похищает у соседнего племени имущество, но, прежде всего, борется со злыми силами, со всем тем, что угрожает его жизни и жизненным ценностям. Злые силы в мифологических песнях – это великаны (ётуны, турсы) и великанши – «могучие девы из Ётунхейма»5. Причем великаны существовали задолго до возникновения мироздания: «великанов я помню, рожденных до века, и древо предела, еще не проросшее»6.

Древо предела – ясень Иггдрасиль – это символический образ мироздания, Вселенной. На ярусах этого ясеня расположены владения богов и людей. В самой середине обитают люди и все, что их непосредственно окружает и доступно их восприятию. Главные боги – асы – обитают на самом верху, в самом же низу помещается мир духов тьмы и зла – ад. Вокруг мира людей были миры разных сил: на юге – мир огня, на севере – мир холода и туманов, на востоке – мир великанов, на западе – мир ванов. Возникшие из этого дерева богини судьбы – норны, занимались тем, что «судьбы судили, жизнь выбирали детям людей, жребий готовят»7.

В древнегерманских верованиях существовало странное и внушительное представление об окончательной гибели богов, о разрушении всего существующего мира, который должен поглотиться громадным пожаром, описываемое в строках «Старшей Эдды»: «Солнце померкло, земля тонет в море, пламя бушует, жар нестерпимый до неба доходит»8; и вновь возродиться в измененном и уже неразрушимом виде.

Реальнее это можно выразить следующим образом: их религиозные представления, насколько они известны, были лишены той устойчивости и твердости, которые придавала греко-римскому миру богов мифология, украшенная фантастическими и поэтическими вымыслами, а также искусство своими чудными образами, в позднейшее время и философия со своей символикой, не говоря уже о влиятельном жреческом сословии. Верование в бога небес Тиу принесли в Европу со своей прародины первые германские переселенцы; не особенно обширный круг божеств возник впоследствии на основе этого главного верования и существовал наряду с ним. Так, например, таким же, как Тиу, божеством, но под другим наименованием и при несколько ином воззрении, был Водан, бог облачного неба и солнца, которое не слишком часто проглядывало из-за облаков в пасмурной стране германцев. У воинственного народа понятие о подобном божестве легко связывалось с различными представлениями военного быта, точно так же, как атрибуты воинственности были приписаны и многим другим божествам. Этому богу войны были посвящены волк, ворон и коршун, как животные, питающиеся на поле битв; оружием ему служил меткий, разящий издали дротик; за ним толпой несутся души павших героев, и зычные клики этого Воданова войска слышатся ночью в завываниях вихря. Военнопленные приносятся в жертву в честь Водана. Другим видным божеством был Донар, бог грозы: молния, сверкающая в небе – его молот, который он мечет в своих врагов.

Но не все боги представлялись германцам в таких ужасающих и страшных образах. Были у них и женские, благодатные божества, являвшиеся под именами Фригги и Нертус. Наряду с богами довольно значительную роль в народном мифе играли созданные фантазией народа богоподобные существа в виде великанов и карликов. Лесную глушь, ущелья гор и их голые вершины, по представлению народа, населяли чудовищные великаны; в недрах земли и в расселинах скал жили карлики, в бесчисленном множестве распространявшиеся по земле, всюду внося свою таинственную силу (по их желанию то зловредную, то благодетельную), и проникавшие даже в жилища людей, вступая в близкие отношения с ними и с домашними животными.

Таким образом, духовный мир древних германцев характеризовался простотой представлений, своеобразной «приземленностью», но в то же время яркостью образов и насыщенностью действий.


2. Христианское миссионерство в VII-VIII веках


Еще в конце IV века после эдиктов Константина I и Феодосия I большинство населения Римской империи хотя бы формально стало христианским. Многочисленные контакты германских племен с галло-римским населением, а также знакомство с их порядками и культурой приводили к изменениям во многих сферах жизни и самих германцев. Тогда же среди них стало распространяться и христианство, и первое племя, которое приняло его, были готы. Иордан в книге «О происхождении и деяниях готов» указывая на движение на запад гуннских племен, пишет: «…напуганные страхом, колебались, на что им решиться в отношении гуннов; они долго размышляли и, наконец, направили послов к императору Валенту с тем, чтобы подчиниться его законам… Кроме того, чтобы больше было им веры, они обещают стать христианами»9. От готов христианство стало мало-помалу переходить к другим германским племенам, которые в большинстве случаев, подобно готам, принимали его по арианскому обряду. Это обстоятельство имело большое значение для эпохи поселения германских племен в пределах Западной Европы и основания там германских государств.

Пребывая в условиях постоянных нападений со стороны германцев, «церковь и папство пришли к пониманию, что могут сохраниться лишь в том случае, если приспособятся к складывающемуся феодальному миру. Поэтому обращение германцев-язычников и ариан в католичество стало позже основным стремлением римских епископов»10.

Развитию идей церковного, религиозного универсализма способствовало монашество. Возникшее в Египте, оно до VI века считалось чисто восточным явлением. Европейская форма монашества возникла как протест против сделки церкви с господствующим классом, против обмирщения ее. Первый монастырь был создан Бенедиктом Нурсийским в 529 году в Монте-Кассино. В Италии, ставшей на путь феодализма, монашество объединилось в орден, по форме напоминавший объединения военизированных крестьян, находившихся на самообеспечении. Составленный Бенедиктом для монастыря устав предусматривал принятие обетов: самообеспечение, проживание в одном месте, совместная работа в монастыре, а также совместная молитва, безбрачие, отказ от имущества и повиновение. Бенедиктинцы также включили в свой жизненный распорядок умственную работу; они создавали в монастырях школы, библиотеки, мастерские-скриптории, в которых переписывались книги. Эта форма монашества прочно внедрилась в церковную жизнь, поставив перед ним новую цель – обращение язычников в христианство. Отцы церкви, используя институт монашества для реализации верховной власти папства, превратили его в передовой отряд формирующейся феодальной государственной и общественной организации. «Бенедиктинский устав и культурный быт монашества недолго удерживали границы Альп. Уже с VI века они перекочевывают в Трансальпийскую Европу, неся за собою духовные представления не только на барские поместья, но и на культуру деревень»11. Распространение устава св. Бенедикта в Европе заняло несколько столетий.


3. Принятие христианства германскими племенами. Принятие христианства франками в эпоху Меровингов


В 486 году в результате франкского завоевания в Северной Галлии возникло Франкское государство, во главе которого стоял вождь салических франков Хлодвиг из рода Меровея, который был истинным основателем франкского королевства. Из трех германских королевств (бургундского, вестготского и франкского), самым сильным оказалось королевство франков. К середине VI века франкские короли завершили завоевание Аквитании и Бургундии и овладели почти всей Галлией – от низовьев Рейна до Гаронны, Севенн и Прованса.

Прочность власти обосновавшихся в Галлии германских племен зависела от того, насколько удастся им, не растворяясь полностью в массе прежнего римского населения, объединиться с их новыми подданными, с тем, чтобы образовать общее культурно-этническое единство. Успешно эту задачу решили франки, вестготы и бургунды потерпели неудачу. Причиной тому была не только разница в устойчивости и действенности их общинного уклада, но и в различии религиозной политики их королей. Расселяясь на римских землях, германцы принимали христианство, что приобщало их к наследию античной цивилизации. Но в христианстве того времени царил раскол: большинство староримского населения исповедовало католическую веру, признанную ортодоксальной вселенскими соборами, меньшинство – арианскую веру, официально осужденную как ересь. Вестготы и бургунды приняли христианство раньше, но в форме арианства. Франки в лице короля Хлодвига и его дружины, явившись в Галлию позднее, приняли христианство в форме католичества, что обеспечило им поддержку римской церкви против бургундов и готов за власть над Галлией.

Крещение франков не было процессом простым и быстрым. Хлодвиг долго не соглашался отречься от богов своих предков и его обращение в новую веру ярко показывает истинные мотивы, которыми руководствовались правители варваров, становясь христианами. Григорий Турский в «Истории франков» пишет, что «королева же непрестанно увещевала Хлодвига признать истинного бога и отказаться от языческих идолов. Но ничто не смогло склонить его к этой вере до тех пор, пока наконец однажды, во время войны с алеманнами, он не вынужден был признать то, что прежде охотно отвергал»12. За свое обращение Хлодвиг потребовал от Христа и его служителей немедленной победы в битве: Главным образом практические соображения и политические мотивы, а не какие-либо высокие духовные устремления побуждали варварских королей принимать крещение. В отличие от своих конкурентов вестготов, придерживавшихся арианства, Хлодвиг мог рассчитывать на поддержку местного римского населения, ранее подчиненного вестготами.

Понимая выгоды от союза с церковью, Хлодвиг жаловал католическому духовенству из владений фиска земли для основания монастырей. Эту практику поддерживали его сыновья. Во время завоеваний Хлодвиг распоряжался, чтобы имущество и рабы, захваченные у церкви и клириков во время военных конфликтов, были им возвращены. В ответ духовенство освящало власть королей, утверждая представление о короле как о законодателе и суверене, стоящем над подданными. Но король в глазах подданных должен быть их защитником.

Переход к христианству совершался в основном в городах, процесс охватывал все более широкие слои населения. В период правления Хлодвига, епископы появились почти во всех главных городах, а если их не было, то причиной тому был упадок города, вынуждавший его слиться с соседним. Епископы, обосновавшиеся в центрах провинций, требовали, чтобы метрополия отдавала им предпочтение перед прочими коллегами. Таким образом, установилась поддерживаемая императорской властью церковная иерархия, копировавшая порядки иерархии гражданской. Связи между той и другой устанавливаются самые тесные: обычно епископы подбирались из членов семей сенаторов и только в исключительных случаях были выходцами из курий. Следовательно, власть епископов во многих случаях заменяла слабеющую светскую, и некоторое время спустя церковь оказалась в положении силы поддержавшей легитимность светской власти.

Таким образом, городское население под духовным водительством священнослужителей, возглавляемых епископом, стало в эту эпоху воспринимать основные положения христианских догматов. Что касается сельского населения, то и здесь епископы стремились распространить новую веру за пределы родного города.

Но даже после обращения Хлодвига и его приближенных христианизация сельского населения шла медленнее. В течение всего VI века абсолютное большинство крестьянства оставалось языческим. Положение изменяется лишь в VII-VIII веках. Постоянная поддержка, оказывавшаяся франкскими королями христианской церкви, позволила ей постепенно укрепить свои позиции. Меровинги раздают им щедрые пожалования. Представители знатных родов создают в своих владениях новые церкви, содействуя проникновению христианства в отдаленные уголки страны. Увеличивается влияние епископов, назначавшихся королями. Облеченные также политической властью, они усердно насаждали новую религию, либо запрещая, либо христианизируя языческие обряды и обычаи. Кроме того, особенности социального и этнического развития наложили отпечаток и на характер распространения новой религии – число приверженцев христианства росло на юге значительно быстрее, чем на севере.

Ярким отражением изменяющегося мира в сознании людей эпохи франкского господства явилось искусство. По своему характеру оно сильно отличается от искусства периода господства на этой территории Рима. Почти полностью исчезла скульптура. Неузнаваемо изменилась живопись. Главная тема – человек – была забыта. Под влиянием церковной идеологии всячески подчеркивалось превосходство духа над плотью. Но не меньшее значение имела и специфика «варварского» видения мира. Лишь в VII веке начинается возрождение антропоморфного искусства. Изображение человекоподобного божества и библейских сюжетов стало доминирующими темами искусства.


4. Христианизация при Каролингах


Представители дома Каролингов правили Франкским государством с конца VII века до середины IX века. Этот период называют каролингским. В правление Каролингов во франкском обществе сложились основы феодального строя, шло социальное расслоение общины, дальнейшее расширение государства путем захвата новых территорий, представители династии активно содействовали распространению христианства и увеличению владений церкви на покоренных территориях.

При Карле Мартелле отношения с церковью осложнились проведением секуляризации ее земель, что способствовало укреплению центральной власти. Но Пипин Короткий урегулировал взаимоотношения с церковью путем признания розданных в бенефиции церковных земель собственностью последней. Со времени этого компромисса Каролинги находились всегда в тесном союзе с католической церковью и ее главой – римским папой. Превращаясь в крупного земельного собственника, церковь шла рука об руку с государством. Здесь нужно отметить, что каролингские правители наряду с прагматическими целями, по всей вероятности, верили в то, что действительно исполняли «волю небесную», приводя окружающий мир в соответствии с «замыслом Божьим».

Теснимый лангобардами папа все свои надежды возлагал на помощь франков, поэтому он санкционировал присвоение Пипином королевского титула. В 751 году на собрании франкской знати и своих вассалов в Суассоне Пипин был официально провозглашен королем франков. Последний меровингский король Хильдерик III был заключен в монастырь. В свою очередь по призыву папы Стефана II Пипин силой оружия принудил лангобардского короля отдать папе захваченные им ранее города римской области и земли Равеннского экзархата. На этих землях в Средней Италии в 756 г возникло Папское государство.

При сыне Пипина Короткого Карле, прозванном Великим, Каролингское государство пережило наивысший расцвет. Карл Великий, опираясь на союз с папой и используя христианство как средство идеологической консолидации упрочения центральной власти, значительно расширил границы Франкского государства и укрепил его. Духовенство в руках Карла стало, наряду с мечом, оружием против языческого мира. В 800 г Карл был провозглашен императором Священной римской империи, и папа Лев III возложил на него в соборе св. Петра в Риме императорскую корону, тем самым подчеркнув, что светская власть, сколь бы могущественной она ни была, обретает законность лишь с благословения папы. Император мыслился как продолжатель дела Римской империи, защитник церкви и всех христиан, а его власть представлялась священной.

Продолжая завоевательную политику своих предшественников, Карл в 774 г совершил поход в Италию и присоединил к Франкскому государству Лангобардское королевство. Но наиболее длительные, кровопролитные и тяжелые для франков войны Карл вел в Саксонии. Саксонские племена находились еще на стадии военной демократии, классы еще не сложились, не было королевской власти, господствовало язычество. Саксы отличались свободолюбием, особой приверженностью своим богам, что не могло сказаться в дальнейшем на их судьбе. По мнению А.П. Левандовского, франкский монарх в начальный период своих завоеваний, скорее всего, не имел определенного плана насчет Саксонии. «Видимо, план стал зарождаться, когда завоевания в основном завершились, и когда сын короля Пипина почувствовал себя вдруг хозяином огромной державы»13. В результате «…началась война против саксов, которая велась непрерывно в течение 33-х лет с великим ожесточением с обеих сторон, но с большими потерями для саксов, нежели для франков».

Саксы, особенно их основная масса – фрилинги, отчаянно сопротивлялись франкам, которые несли им потерю земли и свободы, насильственную христианизацию. Там, где саксы отбивали нападения франков, они восстанавливали язычество как символ независимости. Упорное сопротивление саксов Карл пытался сломить крайне жестокими мерами. Подобные меры способствовали уничтожению этнической общности саксонских племен, делали невозможным в дальнейшем их сопротивление. После победы над ними на Везере в 782 г. он приказал казнить 4500 саксонских заложников. Тогда же он издал «Капитулярий по делам Саксонии», угрожавшей смертной казнью всем, кто будет выступать против церкви и короля, и предписывавший саксам платить десятину церкви. Вскоре сложил оружие и принял христианство Видукинд, один из немногих эделингов, возглавлявших саксонское сопротивление после 777 года. За это он получил богатые дары и земельные пожалования. Время обращения Видукинда многие историки считают концом войны. Но саксы до конца не смирились. Несколько лет спустя вспыхнуло восстание более значительное и кровавое, чем взрыв 782 года. Взрыв 793 года охватил не только Саксонию.

После смерти Карла Великого западный мир в целом был уже христианским. Распространение своих идеалов и концепций церковь (а вместе с ней и королевская власть) проводила через все сферы общественной жизни. Не последнюю роль в этой борьбе за души и умы людей играло развитие письменности. Главное, чтобы это затрагивало, прежде всего, личность короля.

В период варварских нашествий и дальнейшего кризиса муниципальной системы епископ превращается фактически в правителя города. Центром города постепенно делается собор, развиваются культы местных святых — покровителей города. Кроме того, во вновь образованных варварских королевствах епископат стал своего рода представительством галло-римской аристократии, сосредоточенной в городах. Сотрудничество королей с епископатом являлось затем одним из факторов упрочения германской государственности, расширения ее базы. Еще императоры предоставляли церкви налоговый иммунитет. Во франкском королевстве всем епископам жаловался также судебный иммунитет (т. е. епископ на своих землях мог отныне сам собирать налоги в пользу государства и вершить суд).

С образованием варварских королевств, происходил разрыв прежних церковных связей в рамках римских провинций, падала роль митрополитов, а также провинциальных синодов. Возникли так называемые королевские церкви, объединявшие епископат каждого королевства. За королем, как некогда за императором, закреплялось право созыва церковных соборов и законодательного утверждения их решений. Но важнейшей прерогативой короля явилось участие в выборах епископов. С первой половины VII в. Меровинги все более рассматривают епископов как своих уполномоченных на местах.

Создание королевских церквей нарушало и, начавшие было складываться, контакты римского папы с епископствами Запада. С конца V до начала VIII в. власть не ограничивалась лишь непосредственно римской церковной провинцией в Средней и Южной Италии. Вне всякой связи с Римом фиксировались местные традиции в литургии и церковном праве. Папство же сначала, с 493 г., оказалось под властью ариан-остготов, затем с середины VI в. – Византии. Выборы папы были поставлены под жесткий контроль императора, а неугодных пап в лучшем случае ожидало лишение сана. Поддержка часто далекой от ортодоксии церковной политики василевса углубляла отчуждение папства от других церквей даже в Италии. Положение римской кафедры особенно ухудшилось с появлением на полуострове лангобардов-ариан, постоянно угрожавших самому Риму.


Заключение


С момента образования первых варварских государств, христианство становится орудием завоевания в руках франкских правителей. Отойдя от высоких духовных устремлений, церковь начинает руководствоваться практическими соображениями и политическими мотивами, оправдывая захватнические войны борьбой против врагов католичества. Государство, поддерживая церковь, превратило ее в иерархизированную социальную, политическую организацию.

Христианизация Европы была долговременным и сложным процессом, сочетавшим миссионерскую деятельность церкви с завоеванием и обращением в новую веру не только проповедью, но и силой оружия – саксам христианство было принесено на остриях копий воинов Карла Великого, а обращение прусов и балтийских племен носило характер истребительной войны. На плечи проповедников ложилась в этот смутный период нелегкая ноша: то здесь, то там снова возрождались старые верования, кое-где варвары добивались восстановления германских языческих культов или арианства — этого весьма распространенного среди них с начала IV века течения в христианстве. Попытки массового крещения нередко встречали более или менее явное сопротивление значительной части населения, остававшейся тайно верной прежним богам, не понимавшей новую религию. Протест мог обретать острые формы, убийство миссионеров (яркий пример – убийство св. Бонифация и его собратьев язычниками-фризами) и христианских священников, разрушение церкви и часовни.

Обращение варварских народов в новую веру в основном осуществлялась сверху, в сознании массы населения долгое время продолжали жить языческие представления и образы. Нередко и королей к крещению подталкивали чисто политические мотивы, либо же стремление приобрести покровительство более сильного бога, способного обеспечить удачу. Формирующийся господствующий класс обретал в новой религии мощное идеологическое средство влияния на массы и оправдания существующего порядка.


Список использованных источников и литературы


1. Гай Юлий Цезарь. Записки о Галльской войне. VI. 21 / Практикум по истории средних веков // Сост. Б.Н. Граков и др. – М., 1971.

2. Гергей Е. История папства. – М.: Родиола Плюс, 1996.

3. Глебов А.Г. Англия в раннее средневековье. – Воронеж: НПО «Модек», 2004.

4. Добиаш-Рождественская О.А. Культура западноевропейского средневековья. – М., 1987.

5. Иордан о происхождении и деяниях готов / Практикум по истории средних веков. Ч. I // Сост. Б.Н. Граков и др. – М., 1971.

6. Лебек С. Происхождение франков. IV-IX вв. – М.: Фолио, 2003.

7. Левандовский А.П. Карл Великий. Через Империю к Европе. – М.: Канон, 1995.

8. Лозинский С.Г. История папства. – Изд. 3-е, дораб. – М., 1986.

9. Практикум по истории средних веков. Ч. I / Сост. Б.Н. Граков и др. – М., 1971.

10. Старшая Эдда. Древнеисландские песни о богах и героях / Пер. А. И. Корсуна. – М., 1963.

11. Тейс Л. Наследие Каролингов. IX-X вв. – М.: Наука, 1993.

1 Гай Юлий Цезарь. Записки о Галльской войне. VI. 21 / Практикум по истории средних веков // Сост. Б. Н. Граков и др. – М., 1971.

2 Там же.

3 Там же.

4 Практикум по истории средних веков. Ч. I / Сост. Б. Н. Граков и др. М., 1971.

5 Старшая Эдда. Древнеисландские песни о богах и героях / Пер. А. И. Корсуна. – М., 1963.

6 Там же.

7 Там же.

8 Старшая Эдда. Древнеисландские песни о богах и героях / Пер. А. И. Корсуна. – М., 1963.

9 Иордан о происхождении и деяниях готов / Практикум по истории средних веков. Ч. I // Сост. Б. Н. Граков и др. – М., 1971.

10 Гергей Е. История папства. – М.: Родиола Плюс, 1996.

11 Добиаш-Рождественская О. А. Культура западноевропейского средневековья. – М., 1987.

12 Практикум по истории средних веков. Ч. I / Сост. Б. Н. Граков и др. М., 1971.

13 Левандовский А. П. Карл Великий. Через Империю к Европе. – М.: Канон, 1995.


Случайные файлы

Файл
154367.rtf
94615.rtf
46853.rtf
56519.rtf
165599.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.