Третьеиюньская монархия и ее сущность (59835)

Посмотреть архив целиком

















Контрольная работа

по истории

тема: «Третьеиюньская монархия и ее сущность»













































Челябинск, 2003.



План:

Введение

  1. Третьеиюньский государственный переворот

  2. Третьеиюньская политическая система: цели и сущность, причины ее кризиса

  3. Позиция и тактика политических партий России в 1907-1914 годах по основным вопросам общественного развития России.

Заключение

Список литературы





Введение

Начало XX века было сложным временем для России – множество смен политического курса, буржуазные и социалистические революции, раскол в обществе. События Третьеиюньской монархии – не исключение.

Третьеиюньский переворот (разгон II Думы) означал торжество царизма над революцией. Главной причиной этого явилась недостаточная организация рабочего класса и отсутствие прочного союза пролетариата с крестьянством. Крестьяне действоавали стихийно, жгли и разоряли усадьбы помещиков, а потом безропотно покорялись властям. Многие из них надеялись на доброту "царя-батюшки", на Государственную Думу. Основная часть армии не присоединилась к революции. Не было единства в рядах РСДРП-наиболее активной партии в революции. Либеральная буржуазия в ходе революции пошла на соглашение с монархией.

Подробнее о сущности третьеиюньской монархии – далее в работе.






1.Третьеиюньский государственный переворот

Избирательный закон от 3 июня 1907 г., может, и казался окружению царя удачной находкой, вот только сформированная в соответствии с ним Государственная Дума так однобоко отражала расстановку сил в стране, что не смогла даже адекватно очертить круг тех проблем, решение которых могло бы предотвратить сползание страны к катастрофе. В результате, заменяя первую Думу второй, царское правительство хотело как лучше, а получилось как всегда. Первая Дума была Думой надежд на мирный эволюционный процесс в стране, уставшей от революции. Вторая Дума оказалась Думой острейшей борьбы депутатов между собой (вплоть до драк) и непримиримой борьбы, в том числе в оскорбительной форме, левой части депутатов с властью.

Опыт первых двух законодательных собраний был оценен царем и его окружением как неудачный. В этой ситуации и был издан третьеиюньский манифест, в котором неудовлетворенность от работы думы списывалась на несовершенство выборного законодательства:

Все эти изменения в порядке выборов не могут быть проведены обычным законодательным путем через ту Государственную Думу, состав коей признан Нами неудовлетворительным, вследствие несовершенства самого способа избирания ее Членов. Только Власти, даровавшей первый избирательный закон, исторической Власти Русского Царя, довлеет право отменить оный и заменить его новым.1

Имея опыт разгона предыдущей Думы, наиболее подготовленная к парламентской деятельности, наиболее интеллектуальная фракция кадетов пыталась ввести хоть в какие-то рамки приличия и правых, и левых партий. Но самоценность ростков парламентаризма в самодержавной России мало интересовала правых, а левым было вообще наплевать на эволюционное развитие демократии в России. В ночь на 3 июня 1907 г. последовал арест членов социал-демократической фракции. Одновременно правительство объявило о роспуске Думы. Был издан новый, несравненно более жесткий ограничительный избирательный закон. Тем самым царизм глубоко нарушил одно из главных положений манифеста 17 октября 1905 г.: никакой закон не может быть принят без одобрения Думы.

Дальнейшее течение политической жизни с ужасающей отчетливостью продемонстрировало ошибочность и неэффективность силовых паллиативов в решении кардинальных проблем взаимоотношений различных ветвей власти. Но до того, как за свои и чужие ошибки заплатили кровью Николай II с семьей и миллионы невинных людей, попавших в жернова революции и гражданской войны, были третья и четвертая Думы.

В результате третьеиюньского 1907 г. черносотенного государственного переворота избирательный закон от 11 декабря 1905 г. был заменен новым, который в кадетско-либеральной среде именовался не иначе как "бесстыжий": столь откровенно и грубо он обеспечивал усиление в третьей Думе крайне правого монархическо-националистического крыла.





2.Третьеиюньская политическая система: цели и сущность, причины ее кризиса.



20 февраля 1907 г. начала работу II Государственная дума. Она оказалась левее первой. Хотя главенствующее поло­жение в Думе продолжали занимать кадеты, они потеряли 80 депутатских мест. Представительство кадетов сократилось с 43 до 19%. Октябристам удалось провести 42 своих депутата. Социал-демократы, отказавшиеся от тактики бойкота, полу­чили 65 мест, а всего левые партии завоевали 222 мандата (43%). В Думу были избраны также черносотенцы — 30 депутатов.

В начале марта в Думе выступил председатель Совета мини­стров Столыпин с правительственной декларацией о прове­дении либеральных реформ. В декларации говорилось, что правительство рассмотрело законопроекты о неприкосновен­ности личности, ненаказуемости участников экономических стачек, реформах в народном образовании и т. д. Как и рань­ше, центральным был аграрный вопрос. Правительственный проект не получил поддержки Думы. Левые требовали ради­кального решения: полной и безвозмездной конфискации помещичьей земли и превращения всего земельного фонда страны в общенародную собственность. В высших сферах было принято решение распустить Думу и изменить избиратель­ный закон. Черносотенцы организовали массовую кампанию, по приказу их Главного совета местные отделы начали присы­лать тысячи телеграмм с требованием роспуска Думы. Так со­здавалась видимость "народного гласа". В качестве предлога для роспуска Думы была использована политическая прово­кация. 55 депутатов социал-демократов были обвинены в под­готовке государственного переворота. Правительство потре­бовало отстранить их от заседания. Власти не захотели дожидаться ответа на свой ультиматум.

3 июня 1907 г. II Госу­дарственная дума была досрочно распушена, а некоторые чле­ны социал-демократической фракции арестованы. В тот же день был издан новый закон, изменивший порядок выборов.

Изменение избирательного закона в Думу было про­ведено, несомненно, с нарушением манифеста 17-го ок­тября, и потому акт 3-го июня был воспринят как "государственный переворот". Новым избирательным законом было сильно урезано представительство в Думе от окраин государства: Польша должна была вместо 36 посылать 14 депутатов (в том числе 2 от русского населения), Кав­каз вместо 29 — десять. Средняя Азия была вовсе лишена думского представительства. В европейской России при избрании выборщиков в губернские избирательные собра­ния курии землевладельцев было предоставлено преобла­дание над другими куриями: в 34 губерниях из 52-х съезды землевладельцев выбирали в губернские избирательные собрания абсолютное большинство выборщиков; в общей сложности курия землевладельцев избрала 50,5% выбор­щиков (вместо 31%), крестьянская курия — 22,5% (вме­сто 42%); городская курия избирала по-прежнему 27% выборщиков, но теперь городские избиратели были раз­делены на две курии, причем первой (“цензовой”) было предоставлено большинство выборщиков.2

Рабочая курия сохранилась лишь в 6-ти наиболее про­мышленных губерниях. От каждой курии губернские из­бирательные собрания непременно должны были избрать в Думу по одному представителю, остальные депутаты могли быть избраны из любой курии.

Одновременно с роспуском II Государственной думы было принято новое Положение о выборах. Общее количество из­бирателей сохранялось, однако крестьянское представитель­ство сокращалось вдвое, значительно уменьшилось число де­путатов от национальных окраин, а некоторые регионы были вообще лишены представительства.

Выборы в 3-ю Думу происходили осенью 1907 года в обстановке тер­рора и разгула реакции. Правительство су­мело на этот раз обеспечить по­слушный состав Думы. Большинство о ней имели помещики и буржуазия. Од­нако абсолютного большинства не имела ни одна партия, и дали сле­дующий состав: правых 50, “умеренно-правых” 71, националистов 26 (всего правых 147), октябристов (центр.) 154; налево от октябристов: прогресси­стов 28, к.-д. 54, трудовиков 13, с.-д. 20, поляков и литовцев 18, мусульман 8 (всего 141). Главную роль в третьей Думе играла фракция октябристов; из их среды были и председатели Думы, сначала Н. А. Хомяков, потом Д. И. Гучков. “Столыпинское” большинство в Думе со­ставляли октябристы, на­ционалисты и умеренно-пра­вые. Бюджетные права Думы давали ей боль­шое вли­яние на государственный аппарат, ибо на всякое новое ассигнование государственных средств министры должны были получать согласие Думы, и поэтому правительство стремилось действовать в согласии с Думой. 3-я Дума приняла аграрные законы Столыпина, поддерживала ре­организацию армии и флота, значительно увеличила ассигнования средств на народное образование. В то же время она поддерживала националистический курс, ус­военный с 1909 г. министерством Столыпина. Она при­няла законы об огра­ничении законодательных прав финляндского сейма, о введении в западных губерниях земства, с преобладанием русского элемента, о выде­лении Холм­ской области в особую губернию (иронически названное “четвертым разде­лом Польши”).3

Главным архитектором “третьеиюньской” политической си­стемы яв­лялся П. А. Столыпин, представитель старинного дворянского рода. Энер­гичный саратовский губернатор был замечен в апреле 1906 г. и получил портфель министра внут­ренних дел, а после разгона I Государственной думы в июле того же года стал председателем Совета министров.

Отсутствие в Думе какого-либо однопартийного боль­шинства заранее предопределялось новым избиратель­ным законом и отражало интересы царизма. “В III Думе с самого начала были два большинства” (Ленин В. И. Полное собр. соч., т. 20, с- 374) — черносотенно-октябристское и октябристско-кадетское. Лавирование между ними для сохранения основ самодержавия и подавления рево­люции вылилось в политику бонапартизма. “Бонапар­тизм есть лавирование монархии, потерявшей свою Ста­рую, патриархальную или феодальную... опору,писал В. И, Ленин,монархии, которая принуждена эквилибрировать, чтобы не упасть,заигрывать, чтобы управлять... Бонапартизм есть объективно неизбежная, прослежен­ная Марксом и Энгельсом... эволюция монархии во вся­кой буржуазной стране” (Полн. собр. соч., т. 17, с. 273—274). После революции 1905 г. царизм понял, что рассчитывать на крестьянство нельзя, а дворянство не могло быть достаточно прочной социальной опорой. Поэтому самодержавие установило союз с буржуазией, которая и сама стремилась в лагерь реакции из страха перед революционным народом. Важнейшим проявле­нием бонапартизма, таким образом, было заигрывание с буржуазией. Одновременно важная черта этой полити­кижестокая расправа с революционным народом.

Реакционная, черносотенная Дума охотно поддержи­вала правительство в его борьбе с революцией. Вся стра­на управлялась на основе “Положения об усиленной и чрезвычайной охране”. Полицейские репрессии обруши­лись на демократическую печать, профсоюзы, культурно-просветительные общества рабочих. Особым преследо­ваниям подверглась партия пролетариата. В.И. Ленин, вернувшийся в Россию в ноябре 1905 г., вынужден был в декабре 1907 г. уехать во вторую эмиграцию. Многих большевиков казнили, отправили в ссылку или на каторгу. Всюду действовали военно-полевые суды. Цель правительства состояла в том, чтобы задушить револю­цию физически и идейно. Для этого использовали не только правительственный террор, но и идеологические диверсии. Самодержавию в этом активно помогала бур­жуазия. Она принялась оплевывать революционные традиции, чернить революционеров; началась активная проповедь поповщины и идеализма. усилилась критика марксизма. Упадочничество и реакция в области идеоло­гии свидетельствовали об окончательном переходе либеральной буржуазии в лагерь черносотенцев и самодер­жавия. Правительство охраняло буржуазию и власть капитала с помощью штыков. Буржуазия поддерживала финансовую, национальную и аграрную политику са­модержавия. Таков был идейно-политический итог раз­вития российского либерализма.

Третья Государственная дума стала первой, проработав­шей весь положенный ей пятилетний срок. Она была созвана 1 ноября 1907 г., и ее состав оказался несравненно более консервативным, чем у предшественников. Численность де­путатского корпуса была законодательно сокращена. Из 442 мест 146 получили правые, 155—октябристы и близкие им группы, 108 — кадеты и сочувствующие, 13 — трудо­вики и 20 — социал-демократы. Думским центром оказа­лась партия “Союз 17 октября”, а председателем был из­бран октябрист Н.А. Хомяков. В марте 1910 г его сменил лидер партии А.И. Гучков, а через год главой парламента был избран октябрист М.В. Родзянко, ставший затем пред­седателем и Четвертой думы (1912—1917).

Третьедумский период время поисков модели сосуще­ствования, изыскания компромисса между традиционными методами управления и новыми реалиями политической жиз­ни, между правительством и депутатским корпусом. Боль­шинство избранников уже не смотрело на Совет министров как на “шайку преступников”, не воспринимало существую­щую государственную систему как “темное царство”, кото­рое надлежало разрушить до основания. Поиск взаимодей­ствия, изыскания форм конструктивного сотрудничества не были простыми и легкими. Немало за это пятилетие было острых моментов, взаимного непонимания, отражавшего ста­рые предубеждения. Свой взгляд на работу законодательного органа сформулировал царь. Принимая 6 января 1908 г. в Большом Царскосельском дворце 300 депутатов (группы пра­вых и центра), он сказал: “Помните, что вы созваны Мною для разработки нужных России законов и для содействия Мне в деле укрепления у нас порядка и правды. Из всех законопроектов, внесенных по Моим указаниям в Думу, Я считаю наиболее важным законопроект об улучшении зе­мельного устройства крестьян и напоминаю о Своих неодно­кратных указаниях, что нарушение чьих-либо прав собствен­ности никогда не получит Моего одобрения; права собствен­ности должны быть священны н прочно обеспечены зако­ном".

Правительство подготовило целую серию законопроек­тов, которые и стали предметом обсуждения. Они касались широкого круга вопросов, охватывавших в той или иной сте­пени все стороны жизни страны и нацеленных на постепен­ное реформирование традиционных экономических укладов и социальных структур. Центральным среди них был острей­ший вопрос аграрный. В этот чрезвычайный момент на авансцене русской истории появилась мощная фигура Петра Аркадьевича Столыпина, ставшая ярким символом прави­тельственной власти в последнее десятилетие существова­ния монархии.

В сентябре 1911 г. Столыпин был убит в Киеве анар­хистом (который в то же время был агентом охранного отделения). Премьером был назначен министр, финансов В. Н. Коковцов.





3. Позиция и тактика политических партий России в 1907-1914 годах по основным вопросам общественного развития России.

Резкий спад общественного движения после революции, неослабевающие полицейские репрессии поставили в кри­зисное положение все партии социалистической ориентации, Вновь отправились в эмиграцию партийные вожди и их бли­жайшие помощники. Рвались связи между центральными ор­ганами и местными организациями, многие из которых пере­стали существовать. Некоторые их члены оказались в тюрь­мах и ссылках, другие отшатнулись от революции, ушли в частную жизнь. Самая многочисленная из социалистических партий, РСДРП, уменьшилась примерно в семь раз-Правда, несмотря на изменения, внесенные в избиратель­ный закон 3 июня 1907 г., социал-демократам удалось про­вести в Третью думу 19 депутатов. Руководящую роль в социал-демократической фракции играли меньшевики Н.С. Чхеидзе и Е.П. Гегечкори. Н.Г. Полетаев, возглавлявший большевистское крыло, поддерживал связь с В.И. Лениным. Социал-демократы видели свою задачу в использовании дум­ской трибуны только для критики правительства, поэтому голосовали подряд против всех законов.

Среди большевиков не утихали споры по поводу работы социал-демократической фракции в Третьей думе. Некото­рые наиболее горячие головы считали, что социал-демократы роняют свое достоинство, участвуя в таком “реакционном” парламенте, как Третья дума. Они требовали отозвать фрак­цию из Думы, покинуть все легальные организации и сосре­доточиться на подпольной работе. К “отзовистам” примыка­ли “ультиматисты”. Считая тактику думской фракции слиш­ком “оппортунистической” (недостаточно революционной), они требовали предъявить ей “ультиматум”, а в случае не­выполнения его отозвать фракцию. Среди "ультимати­стов" оказались такие видные большевики, как А.А. Богда­нов, М.Н. Лядов, А.В. Луначарский.

В.И. Ленин понимал, что время работы в глухом подполье далеко позади, а потому настаивал на сочетании легальных и нелегальных форм борьбы. Причем легальные организации (профсоюзы, кассы взаимопомощи и пр.) большевики стара­лись предельно политизировать и превратить в “крышу” для подпольной работы. В конце концов Ленину удалось изоли­ровать “отзовистов” и “ультиматистов”, объединившихся в группу “Вперед”. В 1912—1913 гг. эта группа фактически распалась.

Одновременно, играя на противоречиях, возникших в меньшевистской среде, Ленин попытался отсечь от социал-демократии одну из меньшевистских фракций и растворить в большевизме другую. Такую цель преследовала партийная конференция в Праге в январе 1912 г. Правда, на нее явились далеко не все приглашенные. Зато она прошла столь же дружно и под диктовку Ленина, как и III съезд РСДРП. Меньшевики-“ликвидаторы” (сторонники свертывания нелегаль­ной партийной работы) были исключены из партии, однако с этим не согласились меньшевики-“партийцы” во главе с Плехановым недавние противники “ликвидаторов”. Поэ­тому в общем-то ленинский план не удался. Но с этого вре­мени большевики и меньшевики окончательно разъедини­лись.

К 1912 г. большевики уже оправились от послереволю­ционного потрясения, и ветер удачи вновь стал наполнять их паруса. В стране начался промышленный подъем, В горо­да хлынула новая волна выходцев из деревни. Неустроенные, плохо знакомые с городской жизнью, они составляли самый беспокойный элемент и легко откликались на большевист­скую пропаганду. В массе пришельцев тонули интеллигент­ные рабочие, являвшиеся социальной опорой меньшевизма. Большевистская газета “Правда”, издававшаяся с 1912 г., и в Петербурге и в Москве доминировала над меньшевистским “Лучом”. Чувствуя усиление своих позиций, большевист­ские лидеры рвали все организационные связи с меньшеви­ками. В 1912 г. в Четвертую думу было избрано 7 меньше­виков и 6 большевиков, которые первоначально образовали единую фракцию. На следующий год большевистская “шес­терка” выделилась в отдельную фракцию.

Ликвидаторское” течение в социал-демократии оформи­лось сразу же после окончания революции, а затем широко распространилось среди меньшевиков. “Ликвидаторы” счи­тали. что третьеиюньский переворот не упразднил всех за­воеваний революции и не вернул страну к старым порядкам, Более или менее свободно выходила оппозиционная пресса, действовала Дума, существовали профсоюзы, фактическую легализацию получили забастовки. В таких условиях, по мнению “ликвидаторов”, партия должна выходить из под­полья, отказываться от нелегальной работы, идти в профсо­юзы, кооперативы. Думу, отстаивать в них интересы рабоче­го класса, учиться действовать в рамках законности и учить этому рабочих. Идейными центрами “ликвидаторско­го” течения были московский журнал "Возрождение" и пе­тербургский "Наша заря". Меньшевистско-“ликвидаторскую” окраску приобрели два больших журнала “Образова­ние” и “Современный мир”, игравших заметную роль в литературной жизни тех лет. В числе “ликвидаторов” оказались видные меньшевистские лидерыП.Б. Аксельрод, А.Н. Потресов, Ф.И. Дан, В.О. и С.О. Цедербаумы (братья Ю.О. Мартова).

Сравнительно малочисленные меньшевики-“партийцы” группировались вокруг Г.В. Плеханова, который в эти годы резко разошелся с некоторыми былыми соратниками. Сто­ронники Плеханова настаивали на сохранении нелегальных организаций и революционного подполья. Мартов старался примирить обе спорящие стороны и преодолеть возникшее разделение. Считая, что государственные преобразования в России зашли не очень далеко и фактически остановились, он говорил о неизбежности новой буржуазно-демократиче­ской революции. В связи с этим он полагал преждевремен­ным полный отказ от нелегальных организаций и революци­онных форм борьбы, но призывал полностью отказаться от экспроприации и других подобных действий.

Таким образом, в послереволюционные годы в меньшеви­стском руководстве произошли перестановки. Плеханов, наиболее авторитетный лидер, обособился с небольшой груп­пой своих приверженцев. Мартов же, второй по влиятельно­сти руководитель, занял центральное положение, С большим трудом он сумел удержать меньшевиков, хотя бы формально, в рамках одной партии. Не удалось, однако, исполнить свою мечту создать в России на основе меньшевистского тече­ния широкую, демократически организованную рабочую пар­тию по западноевропейскому образцу. Кризис в партии мень­шевиков продолжался и в годы нового революционного подъ­ема на фоне усиления большевиков.

Третьеиюньский государственный переворот партия эсе­ров восприняла как полный возврат к старому строю. В связи с этим было решено бойкотировать выборы в Третью думу и усилить боевую работу, однако эсеров вскоре постигла ката­строфа,

В конце 1908 г. был разоблачен провокатор Е.Ф. Азеф, один из основателей партии и руководитель ее “Боевой ор­ганизации”.

ЦК партии долго отказывался признать, что Азеф про­вокатор. Убедил его только сам Азеф, скрывшийся неизве­стно куда. Самым непонятным было то, что отнюдь не все покушения, организованные Азефом, кончались провалом. Достаточно вспомнить убийства Плеве и великого князя Сергея Александровича. Существует версия, что оба были убиты по сговору Азефа с начальником заграничной агенту­ры П.И. Рачковским.

И в последующие годы охранка продолжала засылать своих агентов в революционные партии. Особым вниманием стали пользоваться большевики. Агенты полиции были в чис­ле социал-демократических депутатов Третьей и Четвертой думы, в редакции “Правды”. Один из провокаторов, Р.В. Ма­линовский, стал членом большевистского ЦК.

После провала Азефа эсеры попытались возродить свою “Боевую организацию”, но безуспешно. Фактически партия прекратила индивидуальный террор. Аграрный террор пре­кратился сам собой вместе с резким спадом крестьянского движений и началом столыпинской аграрной реформы. Пар­тия оказалась в жесточайшем кризисе. Постепенно, однако, в ней стало зарождаться более реалистическое направление, связанное с деятельностью таких видных эсеров, как Н.Д. Ав­ксентьев, И.И. Бунаков, С.Н. Слётов. Они высказывали со­мнения в целесообразности террора и предлагали сосредото­читься на легальной деятельности в профсоюзах, в бурно развивавшейся в эти годы крестьянской кооперации.

После окончания революции происходил процесс быстрого распада и разложения анархистских групп и организаций. В стране орудовали шайки грабителей (“Кровавая рука, “Лига красного шнура”, “Черные вороны”, “Мстители” и др.), выда­вавшие себя за “идейных” анархистов. С другой стороны, настоящие анархистские организации быстро исчезали. Если в 1908 г. действовало 108 групп анархистов в 83 населен­ных пунктах, то в 1909 г. их насчитывалось уже 57 в 44 городах, в 1910г.—34 группы, в 1911 г.—21. в 1912 г. ~ 12, в 1913 г. — 9 и в 1914 г. — 7 групп. Накануне войны группы анархистов сохранились в Москве, Петербурге, Киеве, Одес­се, Харбине и других городах. Активно действовала анархи­стская эмиграция. В конце 1913 г. в Лондоне прошла конфе­ренция анархистов-коммунистов. Таким образом, анархист­ское движение в России полностью не сошло на нет и сохраняло шансы возродиться в условиях нового обострения внутриполитической обстановки.

В первую мировую войну Россия вступила с грузом не­решенных проблем, с назревающим революционным кризи­сом. Однако в первые месяцы войны наблюдалась небывалая консолидация русского общества. Почти совершенно прекра­тились забастовки. В столицах и других городах прошли патриотические манифестации. Крестьянские общества при­нимали решения собрать урожай для тех семейств, из кото­рых все работники ушли в армию.

Выборы в IV Государственную думу (1912—1917) практически не изменили расстановку фракций в Думе. Председателем был октябрист М. В. Родзянко. Правые (черносотенцы) имели 184 голоса, октябристы (правые центристы) — 99 голосов, левые центристы образовали блок, куда входили кадеты (58 голосов), националисты (21 голос) и прогрессисты (47 го­лосов).

С 1913 г. большинство Думы (кадеты, прогрессисты, радикалы) стали в оппозицию царизму. Николай II неоднок­ратно ставил вопрос об уголовной ответственности депутатов за их критические и разобла­чительные речи с думской трибуны.

26 июля 1914 г. состоялась чрезвычайная сессия Четвер­той думы. Обсуждая военный бюджет, депутаты и министры продемонстрировали редкое единодушие. От имени “Трудо­вой группы” с призывом отстоять русскую землю и культуру от германского нашествия выступил А.Ф. Керенский. Только две социал-демократические фракции заняли иную позицию, В совместном заявлении большевиков и меньшевиков гово­рилось, что ответственность за войну “несут правящие круги всех воюющих стран”. В декларации содержался призыв к “международной солидарности трудящихся всего мира”. В момент голосования за военные кредиты социал-демократы вышли из зала.

В.И. Ленин одобрил этот демарш, но декларацию счел недостаточно четкой и последовательной. Он пришел к вы­воду, что война с обеих сторон носит империалистический, захватнический характер. Поэтому, утверждал Ленин, надо бороться за превращение империалистической войны в граж­данскую, за то, чтобы солдаты повернули штыки в другую сторону и пошли против собственной буржуазии. Тогда же Ленин выдвинул очень рискованный лозунг поражения сво­его правительства,

Попытки Ленина вынести свои идеи на арену междуна­родного социалистического движения большого успеха не имели. Ему удалось найти общий язык лишь с некоторыми крайне левыми социалистическими группировками в нейт­ральных странах. Но в большевистской партии ленинские идеи господствовали безраздельно.

2 ноября 1914 г. в Озерках, близ Петрограда, состоялось совещание большевиков, в котором участвовали пятеро чле­нов Четвертой думы (А.Е. Бадаев, М.К. Муранов, Г.И. Пет­ровский, Ф.Н. Самойлов и Н.Р. Шагов), а также представи­тель ЦК Л.Б. Каменев (Розенфельд). Нагрянула полиция и захватила документы. В условиях войны депутатский имму­нитет не помог. 10—13 февраля 1915 г. состоялся суд. Пя­теро депутатов держались мужественно, а Каменев, опасаясь смертного приговора, начал открещиваться от лозунгов своей партии. Все подсудимые были приговорены к ссылке в Сибирь.

Совершенно иную позицию по вопросу о войне занял Г.В. Плеханов. Считая Германию зачинщицей и главной ви­новницей войны, он призывал рабочий класс “всеми силами, всем сердцем и всем помышлением” поддержать вооружен­ную борьбу с прусским юнкерством. Военное поражение, писал он, превратит Россию в германскую колонию. Такие же мысли высказывал вождь анархистов П.А. Кропоткнн. Некоторые меньшевики заняли более осторожную позицию. А.Н. Потресов выдвинул иную, более нейтральную формулу “непротиводействие войне”. С правительством нам не по пути, говорили меньшевики, но мешать ему вести войну мы не будем.

На позициях, близких к ленинским, в ту пору оказался лидер эсеров В.М. Чернов, хотя далеко не вся партия разде­ляла его воззрения. Например, С.Н. Слётов поступил добро­вольцем во французскую армию и пал на полях сражений.

Внутри страны в эти годы большевики и эсеры находи­лись в глубоком подполье, а меньшевики старались продол­жать свою деятельность в оставшихся еще профсоюзах, кас­сах взаимопомощи, в легальной печати. В отличие от боль­шевиков и эсеров, меньшевики не отказались от выборов в “рабочие группы” военно-промышленных комитетов. К фев­ралю 1917 г, такие группы были созданы в 58 городах и рабочих поселках. В некоторых городах (Харькове, Баку, Нижнем Новгороде, Саратове) рабочие под влиянием боль­шевистской агитации отказались участвовать в выборах.

Председателем “рабочей группы” при Центральном воен­но-промышленном комитете стал рабочий телефонного заво­да, меньшевик К.А. Гвоздев, “Рабочие группы” вели значи­тельную работу на фабриках и заводах, стараясь улаживать трудовые конфликты и в меру сил защищая интересы трудо­вого народа. Слишком часто они, однако, наталкивались на непонимание и противодействие со стороны властей, пред­принимателей и большевистски настроенных рабочих. Фев­ральскую революцию 1917 г. Гвоздев и его товарищи встре­тили в Петропавловской крепости.

Партии социалистической ориентации были важной со­ставной частью спектра политических сил в России в начале XX в. Сужение или расширение этой части мало зависело от интенсивности полицейской деятельности, которая оста­валась более или менее постоянной величиной. Гораздо силь­нее действовали другие факторы. Общенациональный кри­зис, доведенный правительством до социального взрыва (как, например, в 1905 г.), вызывал резкое увеличение красной части спектра. Очередной виток индустриализации и урба­низации (в конце XIX в., перед мировой войной или во время ее) делал красный цвет более интенсивным. И наоборот, в период сравнительно спокойный, свободный от таких драма­тических перемен (как в первые послереволюционные годы), красная полоса суживалась и заметно желтела.







Заключение

Третьеиюньская монархия стала последней фазой эволюции российского самодержавия. Переворот 3 июня 1907 г. завершил процесс формирования своеобразной российской разновидности бонопартистской государственности, в принципе типичной для эпохи утверждения буржуазного строя, для эпохи перехода от абсолютизма к правовому государству. В третьеиюньской политической системе причудливо сочетались элементы нового и старого, черты парламентаризма и черты «классического» самодержавия. Преобразования, проведенные в период революции (создание Государственной думы и пр.), знаменовали собой движение к правовому государству. Вместе с тем в политической жизни страны огромную, во многом ведущую роль продолжали играть институты и нормы, унаследованные от прошлого. Известной двойственностью отличалась и социальная природа третьеиюньской монархии. Хотя дворянство сохраняло статус первого сословия империи, преобразования, осуществленные в 1905-1907 гг., открыли российской буржуазии более широкие возможности для воздействия на управление страной, чем это было раньше. Зримым воплощением третьеиюньской системы стала III Дума, собравшаяся осенью 1907 г. Благодаря новому закону о выборах в III Думе резко сократилось (по сравнению с первыми двумя) представительство левых партий (трудовики получили 13 мест, социал-демократы — 19). Самую крупную фракцию образовали октябристы, имевшие (вместе с примыкающими к ним) 154 мандата. Поддерживая курс П.А.Столыпина, они играли в Государственной думе роль правительственной партии. Кадеты смогли провести в Думу 54 депутата. Значительно укрепили свои позиции правые: группа из 51 депутата образовала фракцию крайних правых, а 96 мест имели умеренно правые и националисты, которые также стали опорой П.А.Столыпина.
            Период третьеиюньской монархии характеризовался попытками части правящих кругов решить наболевшие проблемы социально-экономического и политического развития страны путем реформ с тем, чтобы предотвратить новый революционный взрыв. Эти попытки были в первую очередь связаны с деятельностью П.А.Столыпина. Не отказываясь (и после разгрома революции) от широкого применения репрессий для окончательного «успокоения» страны, П.А.Столыпин вскоре после своего прихода к власти выдвинул обширную программу преобразований, реализация которой должна была, по его мнению, сделать невозможным новый революционный взрыв.































































Литература:



  1. Бородин А.П. Усиление позиции объединенного дворянства в Государственном Совете в 1907-1914 гг. / Вопросы истории, 1977, № 2.

  2. Демин В.А. Государственная Дума России: история и механизм функционирования. М.: РОССНЕП, 1996.

  3. Исаев И.А. История государства и права России. - М.: Юристъ, 1998.

  4. История отечественного государства и права. Учебное пособие. Ч. II. - М.: Изд-во "Юридический колледж МГУ", 1996.

  5. Кузнецов И.Н. История государства и права России (Курс лекций). Минск: Амалфея, 1999.

  6. Пушкарев С.Г. Обзор русской истории. Ставрополь, 1993.

  7. Чиркин В.Е. Разделение властей: социальные и исторические аспекты.// Советское государство и право, 1990, №8.













1 Кузнецов И.Н. История государства и права России (Курс лекций). Минск: Амалфея, 1999. С.238

2 Бородин А.П. Усиление позиции объединенного дворянства в Государственном Совете в 1907-1914 гг. / Вопросы истории, 1977, № 2.

3 Исаев И.А. История государства и права России. - М.: Юристъ, 1998. С.342


Случайные файлы

Файл
34777.rtf
23005-1.rtf
101879.rtf
89387.rtf
72076.doc