ПЛАН


1. Введение

2. Историки античности о скифах

3. Хозяйство и быт скифов

4. Религия и верования скифов

5. Куль-Оба

6. Заключение

7. Литература


1. ВВЕДЕНИЕ


Скифы, обитавшие на юге Восточной Европы в I тыс. до н.э., относятся к числу тех народов, имя которых не только прочно вошло в историю человечества, но и практически всегда «на слуху» самых разных и возрасту, профессии и образованию людей. В немалой степени такой популярностью скифы обязаны целой цепи блестящих открытий курганов их владык, что протянулась с конца XVIII в. вплоть до наших дней. Найденные в них сокровища, среди которых есть подлинные шедевры ювелирного искусства, не только будоражат воображение, но и порождают зачастую различные догадки и домыслы относительно облика скифов, а также их языка, образа жизни и пр.

Скифский язык, судя по немногим, дошедшим до нас в иноязычной передаче словам, относился к североиранским языкам иранской группы индоевропейской языковой семьи. Антропологически скифы принадлежали к европеоидной расе.

Проблему происхождения скифов старалось решить несколько поколений исследователей. Несмотря на то, что по этому поводу высказались десятки авторов, желаемой ясности достигнуть не удалось. Если попытаться классифицировать различные мнения, неизбежно огрубляя их при этом, выясняется следующее. Многие исследователи полагали, что скифы - это потомки племен, населявших Северное Причерноморье еще в эпоху бронзы. По мнению других ученых, скифы вторглись в Северное Причерноморье с востока, принеся с собой сложившуюся в глубинах Азии культуру, которую мы привыкли называть скифской. Впрочем, приверженцы "автохтонной" теории обычно допускали участие в формировании скифского этноса мигрантов из Заволжья, а сторонники «азиатской» гипотезы не отрицали вклад населения Северного Причерноморья в складывание скифской культуры. В последние годы усилия некоторых авторов были направлены на создание «компромиссных» теорий. М.П.Грязнов полагал, что участие в формировании скифской культуры принимали различные кочевые племена Евразийских степей, быстро заимствовавшие друг у друга достижения в области военного дела, конского снаряжения и прикладного искусства племен и северо-причерномоских киммерийцев.

В восточных районах евразийских степей берут свои истоки и древнейшие элементы скифской культуры, которая затем была привнесена своими создателями в степи Восточной Европы. Продвинувшиеся сюда племена скифов покорили своих предшественников – киммерийцев, родственных им по языку и образу жизни. Со временем победители и побеждённые слились в единый и многочисленный народ, получивший имя завоевателей.

Скифы вели кочевой образ жизни, продвигаясь со своими стадами и отарами по определённым сезонным маршрутам в границах своих земель. Для нас – потомков оседлых землепашцев, само слово «кочевник» звучит несколько угрожающе. И это вполне понятно, ведь предки восточных славян в целом и украинцев в частности, жившие на порубежье Степи и Лесостепи, долгие столетия были вынуждены противостоять кочевой угрозе с юга.

Но периоды войн сменялись миром, а длительная жизнь славян бок о бок с различными кочевыми народами не могла не повлечь взаимопроникновения культур и традиций, возникновения определённой общности исторических судеб. Так, например, именно в недрах Скифии зарождалась славянская государственность и связанные с ней институты – недаром слово «царь» имеет иранские корни. Немаловажно и то, что освоившие степной «океан» кочевники были тем звеном, что соединяло между собой «острова» и «материки» оседлых цивилизаций – вспомним хотя бы Великий шёлковый путь, который шёл некогда от границ Китая до современной Италии.

Иными словами, хотя современное население Украины не является прямыми потомками скифов ни в биологическом ни в языковом отношении, скифская история есть яркая страница нашей истории, а скифская культура является частью нашего культурного наследия.


2. ИСТОРИКИ ДРЕВНОСТИ О СКИФАХ


Наиболее ранние упоминания скифов, датируемые 70-ми годами VII в. до н.э., зафиксированы в ассирийских клинописных источниках. Асархаддону, занимавшему в это время (680-669 гг. до н.э.) ассирийский престол, приходилось, как и всем его предшественникам, вести напряжённую дипломатическую и военную борьбу за сохранение ассирийского господства в Передней Азии, осуществлять изнурительные походы в Египет. Естественно, что появление на северных границах Ассирии нового потенциального противника, каким были скифские отряды, состоявшие из прирождённых лучников и непревзойдённых наездников, не могли не вызвать обеспокоенность у ассирийских властителей. Согласно данным ассирийских документов, скифы вначале проникли на территорию расположенного в районе озера Урмия Манейского царства, и, под предводительством Ишпакая, поддержали последнее в борьбе с Ассирией. Обеспокоенные сложившимися обстоятельствами, ассирийцы постарались привлечь скифов на свою сторону. Сохранился запрос Асархаддона к оракулу бога Шамаша, будет ли верен своему слову Партатуа – «царь страны Ишкуза», если он получит в жёны ассирийскую принцессу.

Немало сведений про Скифию и скифов оставили нам историки античности. С VII-VI столетий до н.э. начались регулярные отношения греков с Северным Причерноморьем, а с ними вместе повысился интерес ионийских переселенцев и купцов ко вновь осваиваемому краю. Отсюда родилась литература, сохранившая, к сожалению, только более или менее значительные или совсем малые отрывки.

Первые сведения о скифах, впрочем, не называя их имя, даёт Илиада. Она снабжает их эпитетами справедливых доителей кобылиц, питающихся молоком. И в Одиссее слышится отзвук знакомства с киммерийцами, отчасти современниками, отчасти предшественниками скифов в Крыму и в украинских степях, а учёная литература греков уже в самых ранних своих произведениях классического времени включает кое-где в смеси с современными им данными географические и этнографические сведения из эпоса аргонавтов и гомеровского эпоса. Изучение странствий Одиссея показывает, что сказания о них сначала имели в виду Эгейское море, затем частью перенеслись на Чёрное, а позднее к берегам Сицилии и Италии в зависимости от новых знаний, сообщавшихся мореходами грекам, в том числе и рапсодам. У писателя VII в. до н.э. Гесиода гомеровские доители кобылиц прямо названы скифами.

В конце VII и начале VI в. отдельные поэты сообщали о далёких берегах Чёрного моря и чудесных землях на север от него. Реальность этих сведений особенно заметна в том стихе лесбосского лирика Алкея, из которого видно знакомство с Белым островом владыки Скифии Ахилла. У Сапфо есть некоторые сведения об отдельных фактах относительно Скифии. Поэты этого времени, в частности Алкман, восприняли, по-видимому, немало из поэмы об аримаспах, «одноглазых», похищавших у грифонов то ли уральское, то ли алтайское золото, написанной, вероятно, в VII в. Аристеем из геллеспонтского города Проконнеса. У него, несомненно, были сведения о торговом пути на северо-восток, упоминались народы и их нравы, и, наконец, он сообщал о последнем вторжении скифов в земли киммерийцев и об изгнании их. Его сведения может быть легли в основу многого в трудах позднейших логографов (сочинителей в прозе) и историков, хотя в них, судя по различию с Аристеем, отразились другие не дошедшие до нас источники. Некоторый взрыв интересов к далёкой Скифии на рубеже этих двух столетий имеет прямое касательство к тому, что именно в это время основывались первые колонии на Северном берегу Понта и что тогда же происходили последние вторжения киммерийцев в Малую Азию, достигшие её ионийско-лидийского побережья.

Сношения со скифским севером никогда не прекращались в античное время, но они вспыхивали сильнее и больше отражались в те периоды средиземноморской истории, когда скифы играли или могли сыграть в ней какую-ту роль. Поэтому новая вспышка интересов к Скифии и скифам возникает в связи с греко-персидскими войнами, во время которых скифы рассматривались как возможные союзники, а шедший с берегов Скифии хлеб лишь спорадически перехватывался персами в проливах и играл видную роль в продовольствовании Эллады.

Среди писателей начала этой эпохи, т.е. рубежа VI-V вв. до н.э., прежде всего следует выделить Гекатея из Милета, известного в отрывках у более поздних авторов. Его большой труд «Землеописание» отражает интересы тогдашней Ионии к внешнему миру, а его отрывки, касающиеся Скифии, показывают большое внимание к разным местам заселённого греками побережья. Он знал много туземных племён. В его кругозор в противоположность Геродоту вошла не только собственно Скифия, но и Северный Кавказ, на котором он не знает и не называет скифских племён. Часть его сведений касается скифов ещё VII и VI вв. Он говорил и о последнем вторжении скифов в земли киммерийцев и, по-видимому, кое-что из рассказа о походе царя персов Дария I в Скифию взято Геродотом у него.

Геродот из Галикарнасса (около 484-425 гг. до н.э.), касаясь истории скифов, в разных местах своего труда о греко-персидских войнах, а особенно в IV книге детально освещает географию и границы Скифии, происхождение Скифов, их обычаи и религию, торговый путь на северо-восток и нравы более северных народов, живших близким к скифскому бытом, но иных по языку и не входивших в Скифское царство. Всё это изложено в связи с походом Дария в Скифию в 515/14 гг. до н.э. У Геродота отражены также события ранней истории скифов, их походов в Переднюю Азию и вплоть до границ Египта в конце VII и в начале VI в. до н.э.


Случайные файлы

Файл
61126.rtf
136421.rtf
112795.rtf
97343.rtf
184662.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.