Общественный и церковный деятель Симеон Полоцкий и его вклад в распространение "новой" культуры (58365)

Посмотреть архив целиком

ПЛАН


  1. Ведение

  2. Богословие и педагогика

  3. Борьба со старообрядчеством

  4. Творчество Симеона Полоцкого

  5. Заключение

  6. Список литературы


ВВЕДЕНИЕ


Одним из замечательной плеяды выдающихся деятелей не только белорусской и русской, но шире – славянской культуры был Симеон Полоцкий. По мнению белорусского учёного Миколы Прашковича, Симеон Полоцкий был «найбольш значим культурным дзеячам усходнiх славян XVII стагоддзя».

Можно без всяких преувеличений утверждать, что Симеон Полоцкий по разносторонности своих интересов был близок деятелям эпохи Возрождения.

Творчество и деятельность его были неординарным, выдающимся культурным явлением. Он вошёл в историю культуры как педагог и воспитатель, поэт и писатель, драматург и проповедник, глубоко изучал философию, природоведение, интересовался вопросами медицины и искусства, астрологией и др. В Россию «Симеон привёз с собой плоды европейской учёности – прекрасное знание языков: латинского, польского, белорусского и украинского, а также схоластических наук (грамматики, риторики, поэтики, диалектики и др.)…». Таким образом, Симеон Полоцкий был европейски образованным человеком, обладающим энциклопедическими знаниями.


БОГОСЛОВИЕ И ПЕДАГОГИКА


Самуил Емельянович (по более поздним источникам – Гаврилович) Петровский-Ситнянович (по более поздним источникам Ситнякович) родился в городе Полоцке в 1629 году. Учился в Киево-Могилянской коллегии, по окончании которой отправился для завершения образования в одну из наиболее знаменитых в то время польских иезуитских коллегий – Виленскую. Затем он переезжает в Полоцк, где в 1656 году принимает монашество в Полоцком Богоявленском монастыре под именем Симеона.

В 1660 году Симеон Полоцкий приехал на несколько месяцев в Москву вместе с учениками полоцкой братской школы, в которой он был учителем (дидаскалом).

На полоцкой земле он начал свою педагогическую и воспитательную деятельность. Усилиями Симеона Полоцкого в Полоцкой братской школе была значительно расширена программа обучения: в дополнение к белорусскому языку включались для изучения русский и польский, большее внимание уделялось грамматике, осваивались риторика и поэзия.

В 1661 году Симеон Полоцкий навсегда переселился в Москву, где деятельность и поэтический талант выходца из Беларуси могли получить плодотворное применение. И действительно, в Москве он сразу получил место учителя латинского языка в школе Спасского монастыря. Успешная деятельность Симеона Полоцкого в качестве дидаскала вскоре стала известна царю Алексею Михайловичу, который в 1667 году пригласил его в наставники к своим детям. Среди его воспитанников были царевич Алексей и Фёдор, царевна Софья. Симеону Полоцкому было поручено подготовить учителя для будущего царя Петра I. Им стал Никита Зотов.

Будучи по своим взглядам просветителем, Симеон Полоцкий всегда придавал большое значение развитию образования в России. Когда в 1680 году в Москве возник план организации первого высшего учебного заведения, Симеон принял деятельное участие в становлении «Привилегии на Академию», доработанную после смерти Полоцкого его учеником Сильвестром Медведевым. «Привилегия» предусматривала изучение учащимися Академии «гражданских и духовных» наук, начиная от грамматики и кончая философией и богословием, а также «учение правосудия духовного и мирского», то есть юридических наук. По проекту Симеона Полоцкого в Академии должны были изучаться четыре языка: славянский, греческий, латинский и польский. В 1687 году, уже спустя 7 лет после смерти Полоцкого, первое высшее учебное заведение в России было открыто в Москве под названием «Славяно-греко-латинской Академии».

В Москве Симеон Полоцкий прожил шестнадцать лет. За все эти годы главной для него была литературная деятельность. В своей келье он собрал одну из лучших библиотек своего времени.

Симеон Полоцкий, много читая, основное время отдавал творческой писательской работе. По свидетельству его ученика Сильвестра Медведева, Симеон Полоцкий «на всякий же день име залог писати в полдесть по полу тетради, а писание его бе зело и уписисто». Огромное число своих поэтических произведений сам автор незадолго перед смертью объединил в два больших стихотворных сборника: «Вертоград многоцветный» и «Рифмологион».

Симеон Полоцкий все свои силы и талант отдал делу развития русской культуры и просвещения.

В 1678 году ему удалось организовать превосходную типографию в Кремле, которая с разрешения царя Фёдора Алексеевича была отдана в полное распоряжение Симеона Полоцкого. В ней он успел напечатать свой «рифмованный» перевод «Псалтири царя и пророка Давида», получившей широкую популярность у русских читателей не только в XVII, но и в XVIII веке. По словам М. Ломоносова, «Рифмотворная псалтирь» Симеона Полоцкого, наряду с «Арифметикой» выходца из Беларуси Леонтия Магницкого и «Грамматикой» Мелетия Смотрицкого, по которым он учился, была его «вратами учёности».

БОРЬБА СО СТАРООБРЯДЧЕСТВОМ


Уже в первые годы пребывания в России Симеон Полоцкий принял самое активное участие в проведении церковной реформы и в борьбе со старообрядчеством. Его перу принадлежит несколько книг против старообрядцев. Так, после соборов 1666 – 67 он написал книгу «Жезл правления» с обличениями старообрядчества. Книга имела большое значение в полемике со старообрядчеством. Впрочем, Д. Ягодкин ещё в прошлом столетии отметил, что в ряде случаев аргументация Полоцкого, и каноническая, и историческая, достаточно слаба. Ему не хватало серьёзной исторической подготовки, а свои доказательства он часто строил только на авторитете западных историков или же на собственном филологическом анализе.

Интересна и ещё одна мысль Полоцкого, которую подметил Д. Ягодкин в «Жезле правления», когда, доказывая необходимость троеперстия. Симеон Полоцкий пишет о том, что троеперстное знамение употребляется всеми православными народами, за исключением небольшого числа великоруссов, и именно этот факт как нельзя лучше говорит в пользу апостольской древности троеперстия. В данном случае важно то, что Полоцкий искренне считает традиционные обычаи Русской церкви заблуждением, а правила Греческой православной церкви – истиной, ведь он был воспитан именно в этой традиции. Здесь очень четко проявляется само отношение Симеона Полоцкого к собственно русским традициям, которые были от него очень далеки и по большему счёту, малоценны. Такое же отношение было у него и к русской истории. В соё время Л.Н. Пушкарёв отметил, что в «Вертрограде духовном» Полоцкий не упоминает ни одного русского царя, кроме кн. Владимира, крестившего Русь. Видимо, собственно русская история Полоцкого просто не интересовала.

Религиозно – философские предпочтения Симеона Полоцкого определялись его образованием, полученном в прозападных учебных заведениях Киева и Вильно. Впрочем, сам Симеон Полоцкий не был, так сказать, профессиональным философом, скорее он был профессиональным литератором и поэтом. Уверенный в том, что Россия должна избавиться от своей самобытности, он всю свою деятельность посвятил тому, чтобы распространить здесь идеи западно-европейского гуманизма и рационализма. И прежде всего он пропагандировал светскую науку, столь отрицаемую ранее в древнерусской мысли.

Конечно, будучи монахом, Симеон Полоцкий признавал, что светская наука и, в первую очередь, философия, вторична по отношению к богословию. В «Ветрограде многоцветном» он написал:

Философия конец: тако людем жити,

Еже бы по-силному Богу точным быти.

Более того, немало трудов он посвятил тому, чтобы утвердить в российском религозно-философском сознании истинное, как ему казалось, православное вероучение. Однако сами подходы к толкованию православного вероучения Симеоном Полоцким значительно отличались и от традиционных для России, и даже от тех, что пришли с нововведениями, которые были привнесены в русскую жизнь церковной реформой. Поэтому совсем не случайно то идейное направление, которое поддерживал и развивал Симеон Полоцкий, и получило название «латинства».

Прежде всего, разделяя веру и рациональное, «разумное» знание, Симеон Полоцкий всё же всегда подчёркивал, что светское, рациональное знание – это обязательная составляющая всякого познания. Он вообще всегда подчёркивал значение «разумности», призывая и своих читателей шествовать путём «разумения».

А.С. Елеонская заметила, что именно в «безумности», т.е. в отсутствии разума, обличал он сторонников старообрядчества, что они просто необразованные, «безумные» люди. «Безумию их каждый посмеётся», - уверяет он в книге «Жезл правления». Кстати, и опровержения старообрядческих взглядов Симеон Полоцкий строил, прежде, всего, на том, что стремился показать не только отсутствие у них знания, но и элементарную неграмотность. Так, про известного старообрядческого полемиста Никиту Пустосвята он писал: «Чрез все житие вое в нощи невеждества слепствовав… Не весть он и алфа гречески чести». А другому старообрядческому писателю, Лазарю, говорил: «Или прежде научися грамматичествовати, также к вящшим хитростем учения».

Обвинения Симеона Полоцкого вовсе не означают, что идеологи старообрядчества и в самом деле были неграмотны и необразованны. Они не имели образования в понимании самого Симеона, т.е. не были образованны на западно-европейский лад. Более того, видимо, Симеон Полоцкий вполне искренне не понимал и не принимал той системы доказательств, который пользовались старообрядцы, слишком далеки от него были древнерусские традиции. В отличие от них, для Симеона Полоцкого было аксиомой – истинное познание Бога возможно только путём сочетания веры и разумного знания.


Случайные файлы

Файл
16963.rtf
36594.rtf
50442.rtf
97519.rtf
14640-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.