Борьба Хрущёва за единоличную власть (56739)

Посмотреть архив целиком















БОРЬБА Н.С. ХРУЩЕВА ЗА ЕДИНОЛИЧНУЮ ВЛАСТЬ



Смерть И.В. Сталина поставила вопрос о руководстве партией и страной после вождя, обладавшего безраздельной властью до последней минуты жизни.

Три десятилетия назад, умирая, В.И. Ленин дал такие характеристики своим наиболее близким соратникам, претендовавшим на лидерство, которые, по мысли Ленина, должны были вывести их из борьбы за власть. Аналогичная ситуация сложилась и в марте 1953 г. Сталин мог предполагать, что после его смерти на пост лидера будут претендовать его старые соратники, наиболее авторитетные после него лица в стране и в партии, — В.М. Молотов и А.И. Микоян. Однако незадолго до смерти на пленуме ЦК КПСС после XIX съезда партии Сталин дал уничтожающие характеристики и тому, и другому, что снимало вопрос об их лидерстве. К этому следует добавить, что и против Л.П. Берии, одного из ближайших к Сталину лиц, был собран компрометирующий материал, вполне достаточный по тем критериям и понятиям, которые существовали в партии, для того, чтобы его арестовать и уничтожить. Другого старого члена политбюро,

К.Е. Ворошилова, Сталин подозревал в шпионаже в пользу Англии, говорил об этом и на закрытых заседаниях, и открыто в присутствии других членов партийного руководства.

Замещение умершего лидера партии вновь, 30 лет спустя, оказалось сложной и болезненной проблемой. Она решалась через острейшую борьбу внутри руководящего ядра партии.

Данная статья, посвященная исследованию политической борьбы в руководящем ядре КПСС после 1953 г., написана на основе анализа комплекса документов, хранящихся в Архиве Президента РФ, Центре хранения современной документации (ЦХСД) и Центральном архиве ФСБ. Многие из них впервые попали в руки исследователей и, безусловно, требуют дальнейшего, более углубленного изучения.

Объективную и реальную картину происходившего в руководстве КПСС в середине 50-х годов дает анализ документов как единого комплекса. На наш взгляд, документы лишь одного архива, каким бы важным он ни был, страдают односторонностью, приводят к ошибочным выводам.

Первой составной частью единого комплекса являются документы центральных органов партии, хранящиеся в Архиве Президента и ЦХСД. Это прежде всего протоколы, стенограммы и некоторые подготовительные документы заседаний пленумов ЦК КПСС, президиума и секретариата ЦК, хранящиеся в ЦХСД.

Их дополняют другие источники, остающиеся на хранении в Архиве Президента. Речь в данном случае идет о докладных записках секретарей ЦК, заведующих отделами ЦК, материалах специальных комиссий, созданных президиумом ЦК накануне XX съезда. Большой и очень важный материал содержат записки в ЦК об итогах обсуждения XX съезда в партийных организациях.

Документы Центрального архива ФСБ, отражающие положение в стране, настроения представителей отдельных социальных групп общества, дают представление о мерах, принятых высшим руководством партии и страны, направленных на то, чтобы сдержать вал критики ЦК, его руководителей, вызванной признаниями, сделанными Н.С. Хрущевым на XX съезде КПСС.

Особую ценность представляют уникальные документы, сохранившиеся в архиве, - записи отдельных заседаний президиума ЦК, сделанные заведующим Общим отделом ЦК КПСС В.Н. Малиным. Сохранились записи наиболее важных политических дискуссий, которые велись в президиуме ЦК в 1954-1956 гг.

В целом комплексный анализ документов центральных партийных и ведомственных архивов позволит приблизиться к пониманию действительных исторических реалий в борьбе против сталинщины и сталинизма.



БОРЬБА ВНУТРИ ПАРТИЙНОГО РУКОВОДСТВА ПОСЛЕ СМЕРТИ СТАЛИНА


Вопрос о новом лидере стал главной заботой преемников Сталина. Именно этому был посвящен форум членов высших партийных и советских органов власти, состоявшийся 5 марта 1953 г., за несколько часов до кончины Сталина. В принятом на нем документе отмечалась необходимость сплоченности, которая являлась условием "для обеспечения бесперебойного и правильного руководства страной и партией".

Послесталинское руководство хотело внести некоторые коррективы во внутреннюю и внешнюю политику. В понимании необходимости изменений оно созрело еще при Сталине, так как видело возможность укрепления своей власти в некотором смягчении диктаторского режима, недовольство которым все отчетливее проявлялось в обществе. Новому руководству надо было также чем-то заявить о себе, о своей способности осуществлять руководство партией и страной.

При жизни Сталин умело стравливал своих соратников. Годами накапливались неприязнь, взаимные обиды, ненависть, предубежденность друг к другу. Этой разобщенностью, раздорами Сталин держал в повиновении свое окружение: разъединяя, противопоставляя, не давал возможности сплотиться. Хорошие личные отношения руководителей вызывали подозрение у Сталина, что они "сговариваются". Шла непрерывная борьба за близость к вождю, за его расположение, что часто оборачивалось не только заботой о карьере, о месте в руководящем ядре, но борьбой за жизнь — свою и своих близких.

В новых условиях это противостояние в среде руководящего ядра партии приняло иной характер. Теперь ставкой в борьбе было не выживание, а лидерство, единоличная и абсолютная власть. Но для достижения вожделенной цели надо было устранить "друзей" и "соратников". Битва началась, когда Сталин еще доживал последние часы.

На пленуме 5 марта Г.М. Маленков и Л.П. Берия, два наиболее влиятельных члена руководящей группы, по существу, продиктовали высшему партийному и советскому руководству решение о распределении ключевых постов в партии и государстве и о новой структуре органов высшего эшелона власти. Без всяких замечаний и обсуждений оно было единогласно принято пленумом Центрального Комитета. Фактически отстраненные Сталиным от власти представители "старой гвардии" Молотов, Ворошилов, Микоян получили высокие государственные посты, вернулись в узкий состав президиума ЦК КПСС.

Один из главных вопросов, который был поставлен ведущими фигурами нового руководства, касался изменений структуры власти, сложившейся при Сталине. Берия и активно поддерживавший его Маленков выступали за то, чтобы центр тяжести власти перенести из президиума ЦК в Совет Министров. Партия должна была заниматься только агитацией, пропагандой и организационной работой внутри партии. Все политические и хозяйственные вопросы должны были решать правительство и соответствующие ведомства.

Определенным шагом на пути осуществления этих замыслов было выдвижение большей части членов президиума ЦК на работу в правительство. Маленков, Берия, Молотов, наиболее влиятельные фигуры в то время, возглавили Совет Министров СССР. Пять членов президиума ЦК составили Президиум Совета Министров. Еще три члена президиума ЦК стали министрами, но не входящими в состав президиума Совета Министров. Член президиума ЦК Ворошилов был назначен председателем Президиума Верховного Совета, и лишь один член президиума ЦК, Н.С. Хрущев, вошел в состав секретариата ЦК с указанием на то, что он должен сосредоточиться только на этой работе.

Авторитет Хрущева в партии в то время был несравним с высоким авторитетом Маленкова, Берии, Молотова. По своим данным он, казалось, не мог претендовать на первые роли. Это была компромиссная фигура, одинаково приемлемая и для Маленкова, и для Берии.

Возвышение Хрущева было неожиданно быстрым. В решении пленума 5 марта 1953 г. была дана такая последовательность в перечислении членов президиума ЦК: Маленков, Берия, Молотов, Ворошилов и — пятым — Хрущев. Эта последовательность определялась политическим весом каждого члена президиума, его местом в иерархии власти и соответственно значением тех постов, которые они занимали. Решением пленума Хрущев должен был сосредоточиться на работе в ЦК партии; каких-то иных определений, выделявших Хрущева из общего числа секретарей ЦК, не было,

Полная передача аппарата ЦК в руки Хрущева, после некоторого колебания со стороны Маленкова, произошла только на пленуме ЦК

14 марта 1953 г., где Маленков был освобожден от должности секретаря ЦК. Маленков и Берия, выдвигая Хрущева, надеялись на доверительные отношения с ним. Они были, убеждены, что он не вступит в борьбу за лидерство. Угрозу в этом отношении Берия и Маленков видели в первую очередь со стороны Молотова, который, по их мнению, претендовал на роль преемника Сталина, имея огромный авторитет в партии, в ее высшем эшелоне.

Предложения Маленкова и Берии относительно места секретариата ЦК в системе власти лишь как внутрипартийного органа были расценены партийным аппаратом как попытка "умалить" роль партии и потому были решительно отвергнуты. Честолюбивые намерения Берии пугали членов президиума ЦК. Это была зловещая фигура. Он был страшен при Сталине, теперь же, бесконтрольно владея органами безопасности в качестве министра внутренних дел (МВД сливался с МГБ), он делал непредсказуемой не только судьбу отдельного человека, но и всего президиума в целом. За Берией стояла мощная организация. Если раньше единоличный контроль за ее деятельностью осуществлял Сталин, то теперь столь же единоличное руководство оказалось в руках Берии, претендовавшего на высшую власть в стране.

Действуя согласованно, летом 1953 г. все члены президиума ЦК договорились об аресте Берии. Молотов как наиболее влиятельная фигура в президиуме ЦК оказал здесь большое, может быть, решающее влияние на других его членов.


Случайные файлы

Файл
74905-1.rtf
132226.rtf
smog.doc
86338.rtf
17379-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.