Балканские народы друг о друге: явные пристрастия и тайные чувства в конце ХХ века (56647)

Посмотреть архив целиком

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

ГОУВПО Пермский государственный университет

Кафедра новейшей истории стран Запада













Контрольная работа по курсу

«История южных и западных славян, ч.2»

А.А.Улунян. Балканские народы друг о друге: явные пристрастия и тайные чувства в конце ХХ века


Выполнила:

студентка 6 курса

заочного отделения

группы ИСТ-1,2-2004

МИТРАКОВА Е.М.

Проверил: БУЛАХТИН М.А.



Пермь 2009



Я выбрала статью доктора исторических наук Улуняна Артёма Акоповича по причине того, что в теме явно заявлена проблема конфликта, который меня очень интересовал. Мне было непонятно ещё при изучении истории Росси в ХIХ веке почему Балканский полуостров называли «пороховой бочкой» Европы, почему эти, казалось бы, родственные друг другу славянские народы с похожей историей (их постоянно захватывали и подчиняли) не могут найти общего языка и объединиться для защиты своих национальных интересов.

Автор данной статьи рассматривает проблему развала социалистического лагеря во главе с СССР и усугубившимся межэтническим конфликтам на Балканах. Для характеристики отношения Улуняна А.А. к ней подошла бы цитата из доклада «Международной комиссии по расследованию причин и ведения Балканских войн» 1913 года, приведённая самим автором: «Многие люди в западных странах, являвшиеся восторженными сторонниками идеи мира, быстро забыли, что враждебные действия, с которых началась первая Балканская война балканских славян, представляли нарушение как международного права, так и некоторых существовавших договоров….Более чем через 80 лет после того, как члены Комиссии Карнеги посетили этот район, у автора настоящего предисловия нет каких-либо доказательств, что способность балканских народов относиться к друг другу мирно сейчас больше, чем раньше».

«Социально-политические и идеологические изменения конца 1980-х годов, затронувшие СССР, Восточную и Юго-Восточную Европу» стали причиной исчезновения целой системы, альтернативной капитализму и демократии. Особенно это проявилось, по мнению автора, в межэтнической конфликтности, которая привела к дезинтеграции стран и образованию новых этноцентристских государств. При этом складывание новых славянских государств происходило очень болезненно, сопровождалось гражданскими войнами, которые лишь обострили взаимное восприятие народов.

В статье можно выделить несколько ключевых моментов, которые затрагивает Улунян: 1) линии конфликтных соприкосновений балканских славян. К началу 1990-х годов наметилось несколько линий борьбы славян друг с другом: греко-турецкие территориальные противоречия, греко-албанские этнотерриториальные противоречия, конфессиональный конфликт на территории бывшей Югославии, румыно-венгерский территориальный спор, этнотерриториальный конфликт между Афинами и Скопле.

Второй момент, который рассматривает автор орудия борьбы славянских народов друг с другом. Во-первых, формирование внутреннего отношения к соседям с помощью школьных учебников, литературных произведений, средств массовой информации и переделка истории развития государства, народа и культуры. Причём балканские славяне характеризуют друг друга только с негативной точки зрения. Улунян объясняет это тем, что является продолжением этноцентристских традиций восприятия мира балканских народов.

Самая интересная часть данной статьи это «этнические образы» балканских народов, то есть, какими представляют своих славянских собратьев жители полуострова. Для Греции на протяжении длительного времени актуален образ «славянской угрозы». В Болгарии, н7аоборот, проводится мысль враждебности Греции по отношению к Болгарии. Также В Болгарии Албанию представляют как отсталое государство: «мы (болгары) тащимся уже за Албанией, находившейся некогда позади Болгарии». В Албании в ответ используют подобное выражение против Болгарии: плохую работу «называют её не цыганской, а болгарской». Вообще Албанию на Балканском полуострове считают «пороховым погребом»: «Албания – это потенциальная бомба на Балканах… Две этнические группы, несколько конфессиональных групп, компактная масса (албанцев), живущими за пределами границ». Образ Турции и турок в этническом сознании болгар включает большой набор тревожно-подозрительных черт: потенциальная угроза этнической экспансии, исламского экстремизма и «управление» Болгарии с помощью турецкого национального меньшинства. Хотя и в отношении самой Болгарии некоторые балканские государства испытывают подобные фобии. Например, Сербия – здесь в обществе чётко сформировалось «оборонное сознание» по отношению к соседям. Самые большие проблемы по определению этнического образа связаны с македонцами. Македония – историческая часть Греции, поэтому греки длительное время после развала Югославии не признавали Республику Македонию. Вообще порой жителей современной Македонии не определяют как отдельную нацию. Македонский языку определяется как славянский (сербизированный болгарский или болгаризированный сербский). При этом для греков македонцы близки к болгарам. Греки определяют македонцев «нищие», «необразованные», «контрабандисты героина», «шовинисты-эллинофобы». В ответ македонцы наделяют греков и болгар конфликтными чертами, они для македонцев выступают шовинистами и захватчиками чужой территории. Хотя в отношении сербов и албанцев жители Македонии тоже испытывают чувство тревожности и недоверия. Сербию и население этой страны балканские соседи воспринимают с точки зрения этнополитических конфликтов Боснии и Герцеговины и в Косово. Для Греции это угроза: «скопелевский гегемонизм», «тюрко-исламский шовинизм», «экспансионистский католицизм» и «расширяющееся «албанство». Исторический образ турков для греков также нелицеприятный: «грубые», «безжалостные», «неотёсанные», «фанатик-шовинист».

Отдельно автор выделят момент, связанный с вопросом национальных меньшинств. Так, если затрагиваются претензии болгар и македонцев, заявляющих о родственных населении в Греции, то Греция в ответ направляет свой негативный потенциал против Скопле и Софии. В вопросах тюркского меньшинства несколько иная позиция, говорят о «турецкой пятой колонне». Вообще этноним «турки» заменяют на «туркофонов» и «мусульман» или «туркомусульман».

Очень интересно турки воспринимают греков и отдельно их государство: «Греки – хорошие, а государство или правительство – параноидальное и плохое». Совершенно по другому турки воспринимают сербов: боснийцы-мусульмане, являющиеся в подавляющем большинстве исламизированными сербами, резко противопоставляются сербам, которых в Турции характеризуют как «убийц». Большое значение для формирования общественного сознания Турции играет концепция «тюркизма», её связи с Европой.

Как итог статьи Улунян определяет политическую тенденцию, объединяющую все народы, проживающие на Балканском полуострове: стремление их всех в Европу. Балканские народы хотят стать частью «европейского поля». Но объединяющее стремление может быть уничтожено этническими, конфессиональными, политическими и территориальными конфликтами, происходящими на полуострове на протяжении многих веков. Всеобщая подозрительность и «нетолерантность» славянских народов на даёт им возможности стать полноценными европейскими государствами.



Литература


1. Общественные науки и современность, 1999, №4



Случайные файлы

Файл
94448.rtf
153369.rtf
100320.rtf
180477.rtf
911-~1.DOC




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.