История и современное состояния адвокатуры и нотариата в России (36296)

Посмотреть архив целиком

СОДЕРЖАНИЕ


1. Обязанности адвоката

2. Нотариат в СССР

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ



1. Обязанности адвоката


Деятельность адвокатуры посвящена отстаиванию интересов граждан и организаций, а не государственных интересов в первую очередь, как это зачастую было раньше. Соответственно на первое место в обязанностях адвоката выдвигается честное, разумное и добросовестное отстаивание прав и законных интересов доверителя всеми не запрещенными законодательством средствами (назовем такие обязанности «внешними»). В то же время анализ обязанностей адвокатов после вступления в силу Закона от 31 мая 2002 года № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» показывает, что они отражают более значимую роль каждого адвоката в деятельности адвокатского сообщества. Ведь адвокат, состоящий в адвокатской палате, имеющий адвокатский кабинет или работающий в адвокатском бюро, коллегии, должен иметь обязанности и по отношению к этим структурам (назовем эти обязанности «внутренними»).

В статье 7 данного Закона «внутренним» обязанностям адвоката уделено несколько больше внимания, чем «внешним», что продиктовано стремлением законодателя защитить также и внутренние интересы адвокатских образований.

Адвокатам следует обратить внимание также на обязанности, изложенные в Основных положениях о роли адвокатов (1990 год). Так, в соответствии со ст. ст. 12 – 15 Основных положений адвокаты должны постоянно поддерживать честь и достоинство своей профессии как важные участники отправления правосудия. Обязанности адвоката по отношению к клиенту включают:

а) консультации клиента о его правах и обязанностях с разъяснением принципов работы правовой системы, поскольку они относятся к правам и обязанностям клиента;

б) оказание помощи клиенту любым законным способом и совершение правовых действий для защиты его интересов;

в) оказание клиенту помощи в судах, трибуналах и административных органах.

Адвокаты, оказывая помощь своим клиентам при осуществлении правосудия, обязаны добиваться соблюдения прав человека и основных свобод, признаваемых национальным и международным правом, и должны всегда действовать свободно и настойчиво в соответствии с законом и признанными профессиональными стандартами и этическими нормами. Адвокат должен всегда быть лояльным к интересам своего клиента.

Законодатель отказался также от ранее существовавших требований к адвокату, изложенных в Положении об адвокатуре: быть образцом безукоризненного поведения, повышать свой идейно-политический уровень, активно участвовать в пропаганде права, поскольку такие положения несли в себе совершенно политический и крайне идеологизированный характер. Более того, под понятие «небезукоризненное поведение» можно было подвести любое отступление адвоката от предложенной ему руководством «линии поведения», слишком вольное высказывание в адрес государства на судебном процессе или любое иное действие, которое по каким-либо мотивам не нравилось властям. И тогда адвоката можно было наказать, исключить из коллегии или применить к нему иные меры воздействия, в том числе под страхом будущего наказания заставить замолчать, быть лояльным к власти и т.д.

Законодатель специально выделил как одну из основных обязанностей адвоката обязательное участие в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению, а также предусмотренное Законом оказание юридической помощи гражданам бесплатно (ст. ст. 26 и 44 указанного Закона).

Запрос об оказании юридической помощи по назначению должен направляться не конкретному адвокату, а в адвокатское образование, которое выделяет адвоката в порядке очередности и при незанятости в делах по соглашению. При этом отказ адвоката участвовать по назначению в распределенном ему адвокатским образованием деле является серьезным проступком и влечет дисциплинарную ответственность вплоть до прекращения статуса (см., например, решение Совета Адвокатской палаты г. Москвы № 8 от 25 марта 2004 года «Об определении порядка оказания юридической помощи адвокатами, участвующими в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению»).

Также следует учесть, что в соответствии со ст. 25 Закона труд адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия, прокурора или суда, оплачивается за счет средств федерального бюджета. Размер и порядок указанного вознаграждения адвоката устанавливаются Правительством РФ, а порядок компенсации расходов адвокату, оказывающему юридическую помощь гражданам бесплатно, определяется законами и иными нормативными правовыми актами субъектов РФ.

Адвокат в соответствии с п. 7 ст. 15 Кодекса профессиональной этики адвоката обязан участвовать в делах по назначению лично или материально в порядке, определяемом адвокатской палатой субъекта РФ. Например, третья ежегодная конференция адвокатов г. Москвы сохранила ранее установленный учредительной конференцией адвокатов г. Москвы 22 ноября 2002 года размер отчислений в 700 руб. для адвокатов, избравших материальную форму участия в защите по назначению. После согласия Совета Адвокатской палаты на материальную форму участия конкретного адвоката в защите по назначению указанные отчисления становятся для него обязательными. В случае, если адвокат в последующем решил изменить форму участия в защите по назначению с материальной на личную, он обязан сообщить об этом в Совет Адвокатской палаты.

Совет Адвокатской палаты г. Москвы предусмотрел, в частности, что если запрос из суда или правоохранительных органов поступает в адвокатское образование, все члены которого освобождены от личного участия в оказании юридической помощи по назначению в связи с соответствующими отчислениями в специальный фонд адвокатской палаты, то руководитель адвокатского образования должен немедленно поставить об этом в известность Совет Адвокатской палаты для перераспределения запроса.

Адвокату, участвующему в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия, прокурора или суда, будет также выплачиваться дополнительное вознаграждение за счет средств адвокатской палаты. Размер и порядок выплаты этого вознаграждения должен устанавливаться ежегодно советом адвокатской палаты (п. 10 ст. 25 Закона).

Адвокаты обязаны соблюдать Кодекс профессиональной этики и исполнять решения органов адвокатского самоуправления – адвокатской палаты субъекта Российской Федерации, обязательными членами которой они являются, а также Федеральной палаты адвокатов. Кодекс профессиональной этики адвоката принимает Всероссийский съезд адвокатов.

Данные нормы обеспечивают властные полномочия органов адвокатского самоуправления и служат правовой основой для привлечения к ответственности адвокатов, не исполняющих их решения. Тем самым заложен юридический фундамент для координации и единообразия в деятельности адвокатских образований.

Исполнению адвокатами подлежат только те решения органов адвокатских палат, которые приняты в пределах их компетенции. Данное положение подп. 4 п. 1 ст. 7 Закона об адвокатуре корреспондирует с нормами п. 9 ст. 29 и п. 7 ст. 35, предусматривающими, что решения органов адвокатской палаты субъекта РФ и Федеральной палаты адвокатов, принятые в пределах их компетенции, обязательны соответственно для всех членов адвокатской палаты и для всех адвокатских палат и адвокатов. Установленные в Законе ограничения дают возможность обжаловать решения указанных органов, принятые с нарушением компетенции.

Основные полномочия органов адвокатской палаты субъекта РФ предусмотрены в ст. 30 (собрание (конференция) адвокатов) и ст. 31 (совет адвокатской палаты), а органов Федеральной палаты адвокатов – в ст. 36 (Всероссийский съезд адвокатов) и ст. 37 (совет Федеральной палаты адвокатов).

В Законе ясно определена обязанность адвоката осуществлять отчисления из своего вознаграждения на общие нужды адвокатской палаты и на содержание адвокатского образования, в котором он осуществляет свою деятельность. Закон не оговаривает конкретный размер и порядок отчислений на содержание адвокатских организаций и образований. Очевидно, что адвокат или адвокаты обязаны обеспечить финансирование своих адвокатских структур в размере, необходимом для их нормального функционирования и выполнения всех обязанностей в соответствии с действующим законодательством. Порядок и размер указанных отчислений определяются собранием (конференцией) адвокатов или непосредственно самими адвокатскими образованиями. Закон содержит только одно уточнение: отчисления на общие нужды адвокатской палаты должны осуществляться адвокатом ежемесячно. Данное положение не запрещает адвокату производить отчисления вперед, то есть сразу за несколько месяцев или год. Порядок исчисления, удержания у адвокатов и перечисления обязательных отчислений на общие нужды Адвокатской палаты г. Москвы адвокатскими образованиями уточнен решениями Совета Адвокатской палаты г. Москвы № 2 от 16 декабря 2002 г. и № 27 от 22 июля 2004 года. Последним решением установлено, в частности, что неуплата адвокатом обязательных отчислений в течение трех месяцев подряд образует состав дисциплинарного проступка и влечет возбуждение дисциплинарного производства. В подпункте 6 п. 1 статьи 7 Закона на адвоката возложена обязанность по страхованию риска своей профессиональной имущественной ответственности. Содержание данной обязанности специально раскрыто в ст. 19 Закона, которая уточняет, что адвокат осуществляет в соответствии с федеральным законом страхование риска своей профессиональной имущественной ответственности за нарушение условий заключенного с доверителем соглашения об оказании юридической помощи.

Страхование профессиональной ответственности является вообще довольно специфической отраслью страхования, сопряженной с особыми рисками. Этот вид страхования по действующему в настоящее время законодательству относится к страхованию внедоговорной, или деликтной, ответственности. За неисполнение либо ненадлежащее исполнение своих профессиональных обязанностей адвокат несет ответственность, предусмотренную Законом. Так, в соответствии с подп. 1 п. 2 ст. 17 Закона об адвокатуре за неисполнение либо ненадлежащее исполнение адвокатом своих профессиональных обязанностей перед доверителем предусмотрено прекращение статуса адвоката. Согласно ст. 31 Совет Адвокатской палаты рассматривает жалобы на действия или бездействие адвоката с учетом заключения квалификационной комиссии. Одной из задач последней является рассмотрение указанных жалоб и дача заключений о наличии или об отсутствии в действиях (бездействии) адвоката нарушения норм Кодекса профессиональной этики адвоката, о неисполнении или ненадлежащем исполнении им своих обязанностей (ст. 33). Однако, к сожалению, указанные нормы содержат весьма общие положения об ответственности адвоката и совершенно ничего не говорят о конкретных мерах ответственности адвоката. Остается неурегулированным и вопрос о процедуре признания адвоката не исполнившим или ненадлежаще исполнившим свои обязанности. Закон предполагает, что более конкретные положения об ответственности адвоката будут разработаны на уровне исполнительных органов адвокатских объединений (палат). Однако подобное нормативное регламентирование мер ответственности адвоката в таком случае войдет в противоречие с требованием статьи 7 Закона об адвокатуре о том, что ответственность адвоката должна быть предусмотрена федеральным законом.

2. Нотариат в СССР


Согласно нормативным актам, принятым в 20-е гг. XX века (прежде всего по Постановлению ЦИК СССР от 14 мая 1926 года «Об общих принципах организации государственного нотариата»), нотариат подчинялся судебным органам союзных республик. В Положении от 20 июня 1930 года «О государственном нотариате РСФСР» и в Нотариальном положении УССР от 25 июля 1928 года эта норма осталась без изменений. С 1929 года возобладала установка на ликвидацию нотариата в рамках компании «упрощения и улучшения» деятельности органов юстиции. В РСФСР этим непосредственно занималось организационно-инструкторское управление НКЮ РСФСР (п. «а» ст. 10 Положения о НКЮ 1929 года). Согласно Положению о государственном нотариате РСФСР 1930 года нотариальные конторы и рай/горисполкомы были поставлены в равные условия при производстве нотариальных действий. Были приняты соответствующие инструкции. Например, НКЮ УССР утвердил специальную инструкцию для сельских и поселковых Советов. Хотя формально нотариатом должны были руководить областные/краевые/главные суды (далее – областные суды), в реальности им никто не управлял. В областных судах не предусматривалась даже должность инструктора по надзору.

Сокращалась сфера деятельности нотариата из-за отмены ряда нотариальных удостоверений и из-за общего сокращения гражданского оборота. Большинство нотариальных контор было закрыто. К 1 января 1937 года в СССР осталось всего лишь 122 конторы, в том числе в РСФСР – 74 (в 1924 году было 414, в 1935 году – 59). Нотариальные положения фактически не применялись.

С 1935 года стали появляться тревожные сообщения о развале нотариальной системы. В обширной статье «Что есть нотариус» (Советская юстиция. 1935. № 30) Свердлов обращал внимание юристов на очередной (51-й) Пленум Верховного Суда СССР (далее – ВС СССР). Отмечалось, что в большинстве контор обследования не проводились уже четыре года. Люди стремились заверить подписи у нотариуса, а не в Советах. В итоге конторы были перегружены. Например, в единственной Московской нотариальной конторе число ежедневных посетителей достигало 800 человек! Многие нотариусы незаконно заверяли подписи и документы, в том числе руководствуясь незаконными рекомендациями областных судов. Хуже дело обстояло в нотариальных столах исполкомов Советов. В большинстве из них нотариальные действия нигде не отмечались. Выборочная проверка подтвердила, что 90% нотариальных надписей было совершено с нарушением законов. Свердлов призвал немедленно восстановить нотариат и возложить часть функций на народных судей. В конце 1934 года под руководством Винокурова было разработано первое Положение о нотариате СССР (возможно, его автором был Васильев-Южин). Проект был одобрен 49-м Пленумом ВС СССР и передан в комиссию Енукидзе. Сам текст Положения в архивах не обнаружен. Однако дальнейшего хода проект не имел. В январе 1935 года председатель ВС СССР Винокуров заявил, что «вопрос о сохранении госнотариата решен в положительном смысле». Планировалось возродить нотариальные конторы в районах, областях, республиках. Руководство должно было быть возложено на старших нотариусов или, в крайнем случае, на народных судей. Назначение и увольнение нотариусов должны были производить областные и верховные суды. Общее руководство осуществляет ВС СССР и союзных республик.

В 1935 году во время возрождения гражданских коллегий в областных судах нотариальные конторы были подчинены председателям этих коллегий (п. 1.д Постановления Президиума ВС РСФСР от 10 мая 1935 года). По Постановлению Президиума ВС РСФСР от 8 июля 1936 года оперативное руководство нотариатом было возложено на председателя Гражданской коллегии ВС РСФСР и осуществлялось группой по нотариату при Гражданской коллегии. В реальности руководство по-прежнему отсутствовало.

10 марта 1936 года на президиуме Свердловского областного суда обсуждалась работа Свердловской нотариальной конторы. В области за пять лет не было ни одного совещания нотариусов, не слушался ни один доклад нотариуса, не проводилось ни одно обследование. С 1930 года из 22 контор 20 было ликвидировано. Остались конторы в Свердловске и Перми. Все нотариальное руководство было свалено на старшего нотариуса г. Свердловска Петухова, который разрывался на части.

10 июня 1936 года по Постановлению ВЦИК и СНК РСФСР все нотариальные действия изымались из ведения рай/горсоветов и передавались нотариальным конторам и нотариальным столам при народных судах. Аналогичные положения были приняты в других союзных республиках. Планировалось увеличить число нотариальных работников в СССР с 601 до 4981! Например, в Свердловской области планировалось подобрать 14 нотариусов и 59 заведующих нотариальными столами. В Ленинградской области собирались организовать 22 конторы и 60 столов.

Задача восстановления системы нотариата возлагалась на отделы нотариата НКЮ СССР и союзных республик. Группы по нотариату при гражданских коллегиях верховных судов перешли в отделы нотариата. Отдел нотариата НКЮ СССР должен был состоять из восьми оперативных работников во главе с Якубовским. В октябре – ноябре 1936 года отдел разработал проект Положения о государственном нотариате СССР. В отличие от Положения об адвокатуре обсуждение проекта Положения о нотариате проходило в узком бюрократическом кругу. Проект рассматривался в Наркомате земледелия, Наркомфине и в СНК СССР. Главный спор возник по вопросу о том, кому будут подчиняться нотариусы НКЮ, областным судам или советам? 30 декабря 1936 года начальник отдела отчитался о проделанной работе. Далее проект полтора года пролежал в СНК СССР без движения.

Статья 9 Положения о НКЮ СССР, принятого 8 декабря 1936 года, возлагала на отдел нотариата «общее руководство и надзор за работой нотариальных органов». Эти полномочия были конкретизированы в Положении об отделе нотариата НКЮ СССР от 14 января 1937 года. Отдел должен был разработать общие указания для отделов НКЮ союзных республик (п. 1 Положения), наблюдать за нотариальными органами, проводить ревизии и обследования нотариальных органов СССР (п. 3), разрабатывать законодательство о нотариате (п. 5), созывать совещания нотариусов (п. 7), разрабатывать штаты нотариальных органов (п. 9) и прочее. Характерно, что в этих актах ничего не говорилось о кадровых и дисциплинарных полномочиях отдела. Этот вопрос не был решен.

Руководство НКЮ СССР в целом безразлично относилось к развитию нотариата. Начальники отделов пытались активизировать работу нотариата. Глава отдела НКЮ СССР так сформулировал задачи своего отдела: установить структуру нотариата, создать систему управления, подобрать кадры и разработать нормативно-правовые акты. По его мнению, к началу 1938 года «работа по восстановлению нотариата в СССР была в основном завершена». В 1937 году в СССР число нотариальных контор достигло 432, нотариальных столов – 1537 (в том числе в РСФСР – 344 и 1504, в остальных республиках – 88 и 33). Рост нотариальных органов в РСФСР был 15-кратным! Например, в Удмуртии Ижевская городская нотариальная контора была преобразована в республиканскую, также были созданы Можгинская, Глазовская, Воткинская, Сарапульская конторы и 20 нотариальных столов. В 1938 году к ним присоединилось еще шесть новых контор. Подбор кадров был неудовлетворительным. Были назначены люди без высшего образования, больные, нетрудоспособные, судимые. Нарком юстиции РСФСР Булат разрешил совместительство должностей судебного секретаря и нотариуса. В ряде районов обязанности нотариуса исполняли народные судьи или по-прежнему отделы райисполкомов.

Еще до введения в действие общесоюзных актов по нотариату НКЮ СССР принимало приказы по совершению отдельных действий. В 1937 году нарком юстиции СССР подписал 13 приказов по нотариату и 1 секретный приказ. Нарком юстиции РСФСР подписал 2 приказа и 5 директивных писем. В 1938 году НКЮ СССР выпустил 11 приказов и 2 секретных приказа, НКЮ РСФСР – 4 приказа.

В начале 1938 года в юридической печати вышло несколько статей, подводящих итог первого года работы возрожденного нотариата. Хотя авторы в целом положительно оценивали переход к профессиональному нотариату, все же отмечалось бесчисленное множество примеров противозаконных действий. Некоторые из этих действий были продиктованы незаконными приказами НКЮ СССР. Отдел нотариата (далее – ОН) готовил проекты приказов для Крыленко, при этом сотрудники имели очень туманное представление о действующем законодательстве. Например, Крыленко подписал противозаконный Приказ № 66 за 1937 год, Булат – Приказ от 7 мая 1937 года и другие. Противоправная деятельность нотариусов широко освещалась в печати. Так, в Ленинградской области в 1937 году было помещено 63 статьи в районных газетах с подобным содержанием. Оказалось, что было создано множество ненужных контор. Так, в Кировской области на 1 районную нотариальную контору приходилось 7 нотариальных действий в день. После ареста Крыленко все недостатки в системе нотариата были объявлены вредительством.

Управление в целом было неудовлетворительным. Согласно Приказу НКЮ РСФСР от 14 марта 1937 года № 10 «О порядке производства ревизий нотариальных органов» ревизии и обследования должны были проводиться старшими нотариусами, их заместителями, консультантами нотариальных контор, членами областных и верховных судов, «знающими нотариальное дело», инструкторами НКЮ и областных судов и нотариусами районных нотариальных контор. Копии актов направляли в ОН НКЮ РСФСР. На практике обследования, как правило, проводили только старшие нотариусы. В Грузии, Украине и Армении руководство осуществляли старшие нотариусы, в ряде других республик – председатели областных судов.

В 1937 году ОН НКЮ СССР обследовал все ОН НКЮ республик и 27 контор. НКЮ РСФСР обследовал всего лишь 13 контор. В 1938 году НКЮ СССР обследовал 20 контор и все отделы нотариата.

Во многих наркоматах сотрудники недоукомплектованных ОН использовались не по назначению. Народные судьи заставляли заведующих столами выполнять технические работы, выписывать повестки, переписывать приговоры и т.д. В Белоруссии весь ОН на 3,5 месяца был мобилизован для заготовок сельхозматериалов. Ревизоры ОН ревизовали народных судей. В НКЮ УзбССР сменилось 5 начальников ОН, в КазССР – 3 начальника. В РСФСР в первом полугодии 1938 года НКЮ провел всего лишь 5 ревизий и вызвал 21 старшего нотариуса. В Киргизии провели 3 ревизии. В Казахстане, Таджикистане, Армении и Азербайджане не проводили совещания нотариусов.

Во второй половине 1938 года активность работы ОН вырастает. В том году в НКЮ УССР было проведено 85 обследований и 333 ревизии, 6 областных совещаний, республиканское совещание старших нотариусов, проинструктировано 3307 сельсоветов. В РСФСР прошло 531 обследование, 36 областных совещаний, проинструктировано 1016 сельсоветов. В БССР – 6 ревизий, 59 обследований и 2 совещания. Всего в СССР было проведено 1212 обследований. В Ленинградской области облсуд и старшие нотариусы энергично проводили работу по развитию нотариата. Было проведено 84 доклада для граждан, сделано 48 инструктивно-разъяснительных докладов, обследован 201 сельсовет. Обревизовано 18 контор и 21 стол.

В апреле 1938 года в Узбекистане прошло совещание нотариусов. 27 августа НКЮ УзбССР выпустил Приказ. В 54 районах, где отсутствовали нотариальные конторы, обязанности нотариусов возлагались на народных судей. Всего в СССР функции нотариусов выполняли народные судьи 426 районов. В 290 районах нотариальные действия никто не совершал.

После смены руководства НКЮ СССР обновленный ОН вновь приступил к разработке Положения о госнотариате СССР. В апреле была сформулирована природа нотариата. Управление возлагалось на старших нотариусов. Нотариусов должны были назначать облисполкомы и НКЮ республик. Этот проект вновь подвергся переработке. ОН также разработал инструкцию по учету единой госпошлины и депозитных сумм, формы книг нотариальных органов и т.д.

Продолжалось расширение нотариальных органов. В 1938 году в РСФСР число контор достигло 373, столов – 1652, в УССР – 56 и 280, в других республиках – 124 и 207. Всего в СССР было 553 конторы и 2139 столов. Из 2761 нотариусов только 71 имел высшее юридическое образование. Подавляющее большинство нотариусов имели небольшой стаж работы в органах юстиции. В 1938 году среднестатистический нотариус выглядел в образе мужчины в возрасте около 30 – 40 лет, член ВЛКСМ или беспартийный, образование низшее, стаж работы в юстиции до пяти лет, изгнан из других органов юстиции по разным основаниям.

В последующем министерства юстиции принимали различные акты, расширявшие и уточнявшие функции нотариата. Например, Приказ от 15 марта 1946 года № 9 по наложению запрещений на строения или Директива Д-2 от 11 февраля 1947 года «О порядке удостоверения договоров об отчуждении автомашин и мотоциклов иностранного производства». Серия директив в 1946 – 1948 гг. запрещала нотариальным конторам удостоверять отдельные виды договоров, свидетельствовать копии с документов, выданных польскими, прибалтийскими, чехословацкими, румынскими, финскими властями в довоенный период.

В первые послевоенные годы органы юстиции осуществляли управление нотариатом в минимальной степени. Фактически все управление сводилось к кадровым вопросам. По Положению 1939 года и по номенклатуре (1947 год) МЮ союзной республики назначали старших нотариусов (в республиках без областного деления всех нотариусов). Начальники УМЮ в РСФСР и УССР назначали нотариусов.

МЮ СССР редко интересовалось состоянием нотариата. Вопросы на коллегии по нотариальной деятельности не обсуждались. В 1946 году по нотариату вышел 1 приказ, в 1947 г. – 3. В отделе нотариата (далее – ОН) МЮ СССР (начальник Н.С. Буднев, а с 1947 года – К.П. Хотьян) в 1946 – 1948 гг. работали 4 человека. За 1946 – 1947 гг. отдел провел всего 9 ревизий. Практика работы нотариальных контор не обобщалась. В 1947 году ОН МЮ СССР обобщил практику по 3 категориям дел. После смены руководства в 1948 году ОН МЮ СССР проверил работу нотариальных органов Туркмении, Таджикистана, БССР, Литвы. Обследовал московские конторы. Было составлено 3 директивных письма, несколько инструкций, в том числе Инструкция о порядке учета нотариусами депозитных сумм. Проведено 3 обобщения практики: о совершении депозитных операций, о засвидетельствовании подлинности подписей на документах, об отчуждении строений. Проведено 7 совещаний. Штат ОН МЮ СССР на 1949 год составлял 7 единиц, фактически – 5. В 1948 году ОН разработал проект постановления СМ СССР о переводе контор на самоокупаемость. Но проект побоялись направить. Был разработан паспорт на нотариальную контору.

МЮ республик занимались вопросами нотариата чуть больше, чем МЮ СССР. ОН были только в 8 МЮ республик, в 4 был один ревизор по нотариату (в Азербайджане, Эстонии и др.), а в 4 они являлись одновременно и ревизорами по адвокатуре (в Карелии, Таджикистане, Армении, Туркмении). В 1945 году в БССР был восстановлен ОН. Он открыл заново все 83 конторы, в 1945 году обследовал 9 УМЮ и 9 контор. В первом полугодии 1946 года ОН НКЮ РСФСР провел 7 ревизий УМЮ и 16 контор. При ОН России было организовано прохождение нотариальной практики. Обобщена практика работы контор по выдаче свидетельств о праве наследования. В первом полугодии 1947 года ОН МЮ республик обследовали всего 20 управлений юстиции, в Таджикистане и Казахстане – ни одного. В 1947 году МЮ РСФСР обревизовало 20 нотариальных органов, 28 контор. Было проведено 18 совещаний, 18 семинаров.

В Армении в 1948 году из 17 контор обревизовано 7, в Киргизии – 9 из 18, в Эстонии – 22 из 26, в Молдавии – 23 из 28. В Армении обобщена практика контор по удостоверению доверенностей. В Молдавии обобщена практика по 4 видам деятельности (договоры имущественного найма, отчуждения строений, права застройки, свидетельствование подписей), в Киргизии – по удостоверению завещаний, в Эстонии – по выдаче свидетельств о признании лица безвестно отсутствующим. Приказов по нотариату в РСФСР в 1946 году было принято 9, в 1947 году – 8, в 1948 году – 6, в 1949 году – 5, в 1950 году – 3, в 1951 году – ни одного. Управление буквально «затухало».

Так же поверхностно управляли нотариатом УМЮ республик. Ревизовали единицы контор. Приказы по нотариату составляли буквально единицы. В Башкирии в 1946 году приказы по нотариату не читались. Ревизии нотариусов проходили «наскоком» по 1 – 2 дня. На запросы нотариусов не отвечали. Практика нотариусов проходила за 7 – 10 дней, а не за 20 – 25. Московское УМЮ проверило в 1946 году 11 контор. Была обобщена практика по 5 категориям дел. Проведено 10 семинаров. Начальники УМЮ использовали нотариусов на другой работе.

В первом полугодии 1947 года в СССР было обревизовано 687 контор (36%). Наихудшая ситуация сложилась в Прибалтике и в Средней Азии. Большинство УМЮ в Средней Азии вообще не ревизовали. В ряде областей не проведено ни одной ревизии. УМЮ РСФСР провели в 1947 году 700 ревизий нотариальных контор, обобщили нотариальную практику по 88 категориям дел. 419 нотариусов провели практику. В 1948 году в Курганской области из 12 контор обревизовано 8. Итоги 5 ревизий обсуждались на оперативных совещаниях. В феврале прошло совещание нотариусов. УМЮ в 1948 – 1949 гг. проводили семинары с нотариусами, организовывали практику, учебу, ревизовали (но редко), заслушивали нотариусов на совещаниях, обсуждали практику (редко). В Горьковской области была обобщена нотариальная практика по 9 категориям дел, в Тамбовской – по 5. Приказ МЮ РСФСР от 27 декабря 1949 года № 81 о результатах проверки деятельности УМЮ по Челябинской области по руководству нотариатом указал, что ежегодная ревизия нотариата не проводится. Весь 1952 год МЮ ревизовали органы нотариата. Например, весной 1952 года прошла ревизия органов нотариата Мурманской области. Нотариусы выступали в судах вместо адвокатов, удостоверяли документы без необходимых справок. Не вели книги учета наследственных дел. Множество грубых нарушений допускалось в Армении. МЮ Армении слабо контролировало нотариусов. Ревизии поверхностные, они редко обсуждались на заседаниях коллегии. Практика работы нотариальных контор не обобщалась. Постановление коллегии МЮ СССР обязало МЮ АрмССР исправить недостатки.

В сентябре 1952 года в МЮ СССР состоялось совещание начальников отделов нотариата и ревизоров по нотариату министерств юстиции республик и УМЮ, а также нотариусов. В первом полугодии 1952 года в СССР было обревизовано 38% контор, в РСФСР – 31%. МЮ РСФСР не ревизовало работу нотариальных органов Красноярского края и Новосибирской области с 1942 года, Чкаловской – с 1945 года и т.д. Плохо обстояло дело с ревизиями в Грузии, Казахстане, Узбекистане, Литве. Активизировали работу ОН МЮ УССР, Латвии, Молдавии. Качество ревизий оставалось на низком уровне.

МЮ СССР провело в IV квартале 1952 года ряд мероприятий: УМЮ и МЮ республик провели аттестацию нотариусов; совместно с ВИЮН были подготовлены: пособие для нотариусов; брошюра для сельсоветов; курсы для нотариусов. ОН МЮ СССР сам редко ревизовал ОН МЮ республик, редко обобщал практику. На совещании вновь призывали проводить ревизии не реже раза в год. Изучать, развивать и улучшать. Ревизоры критиковали ОН МЮ СССР. Например, ревизор УМЮ по Ивановской области Елкин напомнил о совещании по нотариату 1950 года. Обсуждались те же вопросы, но ничего не было сделано. Нотариальная практика проходила редко.

Объемы работы нотариата постепенно возрастали. В 1945 году нотариусы в СССР совершили 6565000 нотариальных действий, в 1947 году – более 10000000 (больше, чем до войны). На первом месте оставалось засвидетельствование копий (65%), далее – совершение исполнительных надписей на документах (10%) и т.д. Нотариат приносил государству значительные суммы: 61,3 млн. руб. в 1944 году и 150 млн. руб. в 1947 году. При этом на нужды нотариата расходовалось 18 – 25% от этой суммы. Количество нотариальных действий в 1947 году выросло по отношению к 1944 году в 2 раза. Значительное количество удостоверений совершалось для действий за границей. В 1950 – 1951 гг. нотариусы совершили уже 30100000 нотариальных действий. Нотариусы выполняли много общественной работы. В РСФСР в первом полугодии 1947 года нотариусы провели 488 бесед и докладов, проинструктировали 874 сельсовета и провели 22 семинара, в Эстонии – 22 беседы и т.д. В Киргизии, Узбекистане, Туркмении этим занимались единицы нотариусов.

Увеличение объема нотариальных действий отставало от роста числа контор и числа нотариусов. Соответственно нагрузка на нотариусов возрастала. В Курганской области в 1946 году было 12 контор. Средний возраст нотариуса составлял 35 лет, большинство – со средним образованием, беспартийные, с маленьким стажем. Конторы работали в помещениях судов или юрконсультаций. На 1 января 1948 года в СССР было 1897 нотариальных контор (73% к довоенному количеству). В 1946 – 1947 гг. количество контор увеличилось на 827. В 1948 году в Узбекистане было 40 нотариальных контор. В Челябинской области на 1 января 1947 года было 23 конторы и 24 нотариуса (19 женщин). Штат большинства контор состоял из одного нотариуса без технических работников. В 1945 году в РСФСР штат нотариальных работников составлял 1739 единиц, в 1946 году – 1870, в 1947 году – 1806, в 1948 году – 1893 нотариальных работника, в том числе 139 старших нотариусов и 1148 нотариусов.

На 1 июля 1945 года в СССР было 1636 нотариусов (в РСФСР – 888). На 1 января 1946 года – 1815 нотариусов (в РСФСР – 1007). На 1 января 1947 года в СССР по штату 2216 нотариусов, на 1 января 1948 года – 2104. Фактически 2129 и 2042. В первом полугодии 1946 года ушли 195 нотариусов. На январь 1946 года 57,4% советских нотариусов не имели юридического образования. Высшее юридическое образование имели 3,5%, среднее юридическое – 14,8%. После войны доля нотариусов с высшим образованием была даже ниже, чем до войны, – 4% против 4,9%. Зато возросла доля лиц со средним юридическим образованием: с 11,1 до 17,5%. К 1 января 1948 года доля лиц с высшим образованием в СССР достигла 7%, со средним – 23,1%. Из 2042 нотариусов 144 имели высшее юридическое образование, 472 – среднее юридическое, с курсовой подготовкой – 544, без какого-либо образования – 882. Выросло число заочно обучающихся нотариусов с 467 до 729. В РСФСР из имеющихся 1154 нотариусов только 7,4% имели высшее юридическое образование, 26,9% – среднее. В 1947 году 137 выпускников вузов и 177 выпускников школ были направлены на работу нотариусами. Несмотря на это, доля лиц с юридическим образованием росла очень медленно. Зачастую в нотариат принимали лиц, изгнанных из других органов юстиции.

На январь 1946 года мужчины составляли 26%, члены партии – 20,5%. На 1 января 1948 года среди нотариусов было уже 33,9% мужчин и 66,1% женщин. Членов партии – 31,7%. Стаж работы до 3 лет имели 45,5% нотариусов. В первые послевоенные годы увеличилось число членов партии. В ряде национальных республик (Туркмении, Киргизии, Узбекистане, Молдавии, Карелии) нотариусы коренной национальности составляли единицы. Советский нотариус в послевоенное время – это женщина 35 лет с начальным образованием, беспартийная, стаж работы – 3 года. В Челябинской области на 1 января 1947 года из 24 нотариусов (19 женщин) было 3 члена партии, с высшим юридическим образованием – 2. Стаж до 1 года имели 3 нотариуса; от 1 до 3 – 7; от 3 до 10 лет – 13. Большинство составляли женщины 25 – 30 лет.

В послевоенный период нотариусы допускали огромное количество нарушений. Можно выделить следующие причины этих нарушений. Во-первых, низкая квалификация нотариусов. Так, при удостоверении документов нотариусы, как правило, не допускали нарушений, связанных с регистрацией простых документов, и часто ошибались при регистрации сложных. Во-вторых, нередко нарушения допускались сознательно с целью извлечения личной прибыли. В-третьих, многие конторы были парализованы наплывом дел при отсутствии помещений и технических работников.

В первые послевоенные годы нотариат, как и остальные органы юстиции, оставался дискриминированным правоохранительным органом. Не хватало квалифицированных кадров, помещений, инвентаря. Органы юстиции так и не смогли наладить эффективное управление. Из-за низкой оплаты труда сохранялась высокая текучесть кадров, и совершались многочисленные правонарушения. Тем не менее, в это время были приняты важные НПА, которые зафиксировали изменившийся статус нотариусов. С 1948 года предпринимались усилия по повышению образовательного уровня нотариусов, а с 1952 года – по улучшению их работы.

Закон от 19 июля 1973 года содержал нормы о задачах и организации государственного нотариата, принципах его деятельности, компетенции, общих правилах совершения нотариальных действий и применении законодательства о нотариате к иностранцам и лицам без гражданства. В соответствии с ним был принят и действовал до последнего времени Закон РСФСР от 2 августа 1974 года «О государственном нотариате».

В связи с переходом к рыночным экономическим отношениям, многообразию форм собственности, развитием предпринимательства, выходом в экономические пространства возникла необходимость реформирования нотариата.

11 февраля 1993 года принят новый закон о нотариате – Основы законодательства РФ о нотариате.


СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ


  1. Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации: Федеральный закон от 31 мая 2002 года № 63-Ф3 // Российская газета. – 2002. – 3 июня.

  2. Вайпан В.А. Настольная книга адвоката: постатейный комментарий к Федеральному закону об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации. – М., ЗАО Юстицинформ, 2006. – 786 с.

  3. Кодинцев А.Я. Советский нотариат в послевоенный период // Бюллетень нотариальной практики. – 2008. – № 1. – С. 45-55.

  4. Кодинцев А.Я. Разрушение и восстановление системы советского нотариата в середине 30-х годов ХХ века // Нотариус. – 2006. – № 3, 4.


5




Случайные файлы

Файл
97407.rtf
164370.rtf
ZENBUMPR.DOC
75369.rtf
76371-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.