Террористический акт как преступление, представляющее повышенную опасность (34167)

Посмотреть архив целиком

В частности, анализ уголовного законодательства, принятого в государствах, образовавшихся на постсоветском пространстве, показывает, что содержащиеся в уголовных кодексах составы терроризма существенно различаются по своим признакам, а порою вообще несопоставимы. Так, в Уголовном законе Латвии при отсутствии состава диверсии ч. 1 ст. 88 (терроризм) сформулирована таким образом, что практически те же признаки характеризуют состав диверсии в Уголовных кодексах России (ст. 281), Украины (ст. 113), Беларуси (ст. 360), Туркменистана (ст. 173), Узбекистана (ст. 161).

В то же время согласно ч. 1 ст. 155 УК Республики Узбекистан, предусматривающей ответственность за терроризм, под это понятие наряду со многими другими деяниями подпадают и нападения на лиц и учреждения, пользующиеся международной защитой, тогда как в УК РФ (ст. 360), УК Украины (ст. 444), УК Белоруси (ст. 125), УК Туркменистана (ст. 170) эти деяния предусмотрены в самостоятельном порядке отдельно от составов терроризма.

Обращает на себя внимание и то обстоятельство, что одни и те же деяния в ст. 205 УК РФ в первоначальной редакции и ст. ст. 289, 290 УК Беларуси называются терроризмом, а в ст. 258 УК Украины - террористическим актом. Кроме того, если в уголовном законодательстве России и Беларуси существуют составы, предусматривающие ответственность отдельно за терроризм и террористический акт, то согласно ч. 2 ст. 88 Уголовного кодекса Латвии и ч. 2 ст. 155 УК Узбекистана понятием «терроризм» охватываются и те деяния, которые в России и Беларуси расцениваются как террористический акт.

Мало того, и в национальных законодательствах рассматриваемые понятия нередко употребляются далеко не однозначно. Так в УК Республики Беларусь за терроризм (ст. ст. 289, 290) и террористический акт (ст. ст. 124, 359) в раздельном порядке предусмотрена ответственность лишь для случаев совершения этих деяний на территории данного государства. В случае совершения тех же действий на территории иностранного государства квалификация их будет осуществляться по ст. 126 УК РБ, которая предусматривает ответственность за международный терроризм и не устанавливает различий между собственно терроризмом и террористическим актом.

Такая же ситуация складывалась в Российской Федерации и на Украине. Если в УК РФ была предусмотрена уголовная ответственность отдельно за терроризм (ст. 205) и посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля, совершенное в целях прекращения его государственной или иной политической деятельности либо из мести за такую деятельность (террористический акт) (ст. 277), а в Федеральном законе от 25 июля 1998 г. «О борьбе с терроризмом» в раздельном порядке речь идет о терроризме и преступлениях террористического характера, то в других важнейших документах эти категории представляются как взаимозаменяемые слова - синонимы. В частности, в Указе Президента РФ от 22 января 2001 г. «О мерах по борьбе с терроризмом на территории Северо-Кавказского региона Российской Федерации» не различаются «терроризм» и «террористические акции», а в Федеральном законе от 3 апреля 1995 г. «Об органах федеральной службы безопасности» сказано, что органы ФСБ осуществляют оперативно - розыскные мероприятия по выявлению, пресечению и раскрытию «террористической деятельности» (ст. 10), а п. «д» ст. 12 обязывает органы ФСБ выявлять, предупреждать и пресекать «акты терроризма».

Вступивший в силу 10 марта 2006 г. Федеральный закон от 6 марта 2006 г. «О противодействии терроризму» дает определение некоторых понятий, которые используются и в Уголовном кодексе РФ.

Ни в правовой доктрине, ни в следственной и судебной практике ни у кого не вызывает сомнений, что термины, одинаково используемые в отечественном законодательстве, должны иметь одинаковое содержание во всех отраслях права.

Вместе с тем в названном Федеральном законе содержание некоторых понятий отличается от содержания аналогичных, используемых в УК РФ. Так, в соответствии с п. 1 ст. 3 Закона «О противодействии терроризму» терроризм определяется как идеология насилия и практика воздействия на принятие решения органами государственной власти, органами местного самоуправления или международными организациями, связанные с устрашением населения и (или) иными формами противоправных насильственных действий. А согласно ст. 205 УК терроризм - это совершение взрыва, поджога или иных действий, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, если эти деяния совершены в целях нарушения общественной безопасности, устрашения населения либо оказания воздействия на принятие решений органами власти, а также угроза совершения указанных действий в тех же целях, что, по существу, соответствует понятию террористического акта, признаки которого раскрываются в п. 3 ст. 3 ФЗ от 6 марта 2006 г. (террористический акт - совершение взрыва, поджога или иных действий, связанных с устрашением населения и создающих опасность гибели человека, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления экологической катастрофы или иных особо тяжких последствий, в целях противоправного воздействия на принятие решения органами государственной власти, органами местного самоуправления или международными организациями, а также угроза совершения указанных действий в тех же целях).

Вместе с тем террористический акт в ст. 277 УК определяется лишь как посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля, совершенное в целях прекращения его государственной или иной политической деятельности либо из мести за такую деятельность.

Редакция ст. 205 УК существенно изменена Федеральным законом от 27.07.2006 № 153-ФЗ. В соответствии с положениями ст. 3 Федерального закона «О противодействии терроризму» статья получила новое название «Террористический акт». Такое решение законодателя, на наш взгляд, является обоснованным с точки зрения точности определения содержания конкретного деяния. Как справедливо отмечалось в научной литературе, терроризм - это термин, который более уместно использовать для обозначения социального феномена в целом, а не отдельного преступления.

Террористический акт является преступлением против общественной безопасности и выражается в действиях, которые предназначены посеять страх среди населения, запугать как рядовых граждан, так и власть, чтобы добиться тех или иных целей. Именно поэтому основным объектом данного преступления закон рассматривает не жизнь граждан, которые погибают от рук террористов, и не собственность, которая повреждается или приходит в негодность в результате действий виновных, а общественную безопасность, т.е. нормальное состояние общественных отношений, чувство защищенности у граждан. Вместе с тем от рассматриваемого преступления страдают и дополнительные объекты - жизнь, здоровье, собственность, нормальная деятельность органов власти, государственных, общественных учреждений, иных социальных институтов. Также изменилось содержание объективной стороны состава преступления.


Случайные файлы

Файл
105326.rtf
referat_Fran.doc
42531.rtf
ref-17087.doc
49630.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.