Тайный процесс (34054)

Посмотреть архив целиком

СОДЕРЖАНИЕ


Введение

1. Эволюция и виды судебных процессов средневековья

2. Инквизиционный процесс

3. Тайный судебный процесс в России

Заключение

Список литературы


Введение


Для России, с ее чрезвычайно богатой, удивительно интересной и трагической историей, проблема свободы личности всегда была стержнем общественного развития. Действующая Конституция Российской Федерации впервые за многолетнюю историю признает высшей ценностью права и свободы человека. Это - единственная высшая ценность, все остальные общественные ценности по отношению к ней занимают иной уровень, и не могут ей противоречить.

К сожалению, существует традиция неразрывно связывать права человека с западным обществом и образом жизни. Считается, что они явления того же порядка, что и рыночная экономика, частная собственность и частное предпринимательство, соответствующие им модели демократии и парламентаризма. При таком подходе конституирование и стремление обеспечить права человека в нашей стране выглядят лишь как идущие в одном ряду с другими реформами (прежде всего экономическими) по переходу на демократический путь развития. Поэтому они иногда воспринимаются как попытка привить нашему общественному организму нечто «чуждое», «не наше» и в национальном, и в социально-экономическом плане. «Обществу социальной справедливости» противопоставляется «общество свободы», одним из слагаемых которого являются права человека. Между тем во всем цивилизованном мире речь идет об абсолютной ценности прав человека, подчинении государства и общества интересам граждан.

Формирование в нашей стране полноценного правового государства с развитой рыночной экономикой невозможно без предоставления его гражданам и юридическим лицам широких прав и свобод, основанных на нормах Конституции. Поэтому в Конституции Российской Федерации 1993 года, впервые за многовековую историю России, сказано, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью, что основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения.

Конституционное закрепление обязанности Российского государства признавать, соблюдать и защищать права и свободы человека есть выражение сущности нового конституционного строя России, строя, в котором учредительная власть принадлежит народу.

Декларирование прав человека направлено, таким образом, на то, чтобы именно они стали главной целью функционирования власти и существования общества. Однако предоставление прав и свобод человека и гражданина еще не является гарантией соблюдения оных.

Среди юридических мер обеспечения прав и свобод, защита прав и свобод человека и гражданина занимает доминирующее место. К их числу, в первую очередь, относятся: конституционно-судебные механизмы (деятельность Конституционного Суда Российской Федерации ч. 4 ст. 125 Конституции Российской Федерации); судебная защита (деятельность судов общей юрисдикции по защите прав и свобод человека ст. 46 Конституции Российской Федерации); действия органов исполнительной власти по защите прав человека (ст. ст. 2 и 18 Конституции); законодательная деятельность представительных органов власти Российской Федерации и ее субъектов (ст. ст. 71 и 72 Конституции Российской Федерации); юрисдикционная роль института Президента в России, как конституционного гаранта прав и свобод человека и гражданина (ст. 80 Конституции РФ). Однако именно суды, судебная власть, могут и должны обеспечивать (и обеспечивают) максимальную защиту прав и свобод человека и гражданина в этот сложный период перехода всего нашего общества от авторитарного общества к демократическому, который, к тому же, сопровождается резким сломом старых командно-административных экономических отношений и восстановлением рыночных.

Одним из важнейших достижений демократического правосудия стал открытый судебный процесс - в противовес тайному процессу тоталитаризма.


1 Эволюция и виды судебных процессов средневековья


Средние века - период спада в истории политических и правовых учений по сравнению с Античным миром. Перемещение центра тяжести в общественном сознании от государства к церкви, устремленность значительной части этого сознания к потусторонним, внеземным идеалам, господство догматического мышления, строго ориентированного на тексты св. писания и каноны церкви, - все это резко сужало тематику и содержание политико-правовых доктрин. Но и в период средневековья политико-правовая идеология была далека от застоя. Выведение на первый план проблемы соотношения церкви и государства неизбежно порождало споры о сущности, целях и задачах государства, о его отличии от церкви. Логически это вело к постановке и решению проблем государственного суверенитета. Споры о соотношении церкви и государства сопровождались также выявлением различий между собственно правом как сферой государственной деятельности и законами совести, веры, морали, обращенными во внутренний мир человека. В наиболее радикальных теориях той эпохи уже провозглашались свобода совести и невмешательство церкви в государственные дела.

В средние века человек был настолько подчинен церкви и государству, что только от дуализма духовной и светской властей что-то выигрывала его свобода: борьба церкви за политическую власть компрометировала идею неограниченности прав светских правителей, и, наоборот, отстаивание суверенности светских властей сеяло идеи хоть какого-то выхода из-под духовного диктата церкви.

В целом политико-правовая идеология средневековья мало сделала для развития идей свободы и равенства людей. Общества стран Западной Европы были организованы как монархическо-церковные сословные иерархии. Каждая ступень этой иерархии имела свой правовой статус, тесно привязывающий членов даже и высших ступеней феодальной пирамиды к своему месту в сословной структуре. Республиканский воздух городов делал свободным от крепостнического гнета, но не освобождал от гнета церкви, цеховой регламентации, сословных обязанностей и ограничений. Идеи свободы и равенства были перенесены более всего в сферу религиозных исканий, где мечты о преодолении чуждой народу власти церкви и государства принимали форму идей непосредственной власти бога.

Демократические тенденции раннего христианства нашли развитие в идеологии ряда еретических движений средних веков. Применяя к государству и праву тексты священного писания о равенстве верующих перед богом, радикальные ереси обосновывали равенство людей перед законом и их право участвовать в решении не только церковных, но и государственных дел.

С усилением государственной власти преступление стало рассматриваться уже не как "обида", нанесенная частному лишу, а как посягательство против всего общества, против установленного в государстве правопорядка. В процессе постепенно утверждается публичное начало, когда установление и наказание виновного принимает на себя государство. В этой форме процесса, который носил название розыскного или инквизиционного (от слова inquisitio - следствие, розыск) и который характерен для государств средневековья: в одном лице объединялись функции обвинителя и судьи; следствие и судебное разбирательство проводились письменно, негласно, тайно; обвиняемый был бесправен, широко применялась пытка; господствовала система формальных доказательств, при которой значение, сила каждого из них предопределялась заранее законодателем, лучшим доказательством считалось признание обвиняемого.

Многие историки, решившие писать о судебных процессах Средневековья, не расшифровывают сущность различных юридических систем (или процедур) того времени.

Необходимо сказать, что отнюдь не все суды того времени были инквизиционными. В католическом мире существовала судебная триада : были суды светские ( иначе - ленные, майоратные, находившиеся в подчинении крупного феодала - землевладельца ), епископальные ( находились в ведении крупного католического иерея - епископа) и инквизиционные ( подчинялись Генеральному инквизитору страны, а через него - Папе Римскому ). Все эти суды имели совершенно различные процессуальные процедуры и методы добывания и предъявления доказательств.

Важно подчеркнуть, что самую разумную организацию процесса демонстрировали именно инквизиционные суды. Можно отметить, что у многих людей выработалась твердая уверенность в том, что всякий суд, где нет "презумпции невиновности" - инквизиционный. И на этом основании современные люди a - priori полагают, что все суды Средневековья были инквизиционными.

Это совсем не так. Суд над Жанной д'Арк не был инквизиционным, точно также , как не был инквизиционным процесс над Жилем де Рэ. Хотя инквизитор Бретани Жан Блоэн и заседал в составе объединенного трибунала, процесс был организован по нормам суда майоратного, т. е. светского.

Традиция приводить к присяге на Библии лицо , дающее показания, восходит именно к майоратному судопроизводству. Инквизиторы никогда этого не делали; Святой Трибунал требовал от обвиняемого чтения молитв (обычно это были "Отче наш" , "Богородица Дева ...", "Символ веры"). Светские суды требовали формальной клятвы на Библии, которая сводилась к формуле "говорить правду , только правду и ничего кроме правды" ( т. н. латинская формула juramentum de calumnia ).

Следует также заметить, что инквизиторы не отказывали обвиняемому в адвокатской защите и зачастую даже прямо предлагали воспользоваться услугами адвоката. Епископальные суды, напротив, были противниками такой практики.


Случайные файлы

Файл
70924-1.rtf
72014-1.rtf
168386.rtf
179073.rtf
121304.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.